Главная
Регистрация
Вход
Пятница
28.04.2017
18:56
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 279

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [522]
Суздаль [197]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [155]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [38]
Юрьев [75]
Судогда [23]
Москва [41]
Покров [38]
Гусь [41]
Вязники [110]
Камешково [34]
Ковров [118]
Гороховец [22]
Александров [56]
Переславль [69]
Кольчугино [18]
История [13]
Киржач [29]
Шуя [56]
Религия [1]
Иваново [19]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 10
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Пищуговская мужская пустынь

Николаевская Пищугова мужская пустынь

Ивановская обл., Комсомольский р-н, с. Писчугово

При озере Пищугове, в верстах 70 от города Шуи, находится ныне село Пищугова пустынь, расположенное на месте, где в старинное время стоял Николаевский Пищуговский мужской монастырь. «Означенное село расположено при озере Пищугове и находится от уезднаго города (Шуя) в 72 верстахъ, а от губернского (Владимир) во 100 верстах».
Николаевская Пищуговская пустынь основана в нач. XVII века. По словам одного из таких преданий, в смутное время, когда Литовцы, под предводительством Лисовского, всюду бродили и разоряли русские святыни, ими разгромлены были и окрестности Пищугова озера. Находившееся здесь селение Николы-Лекадомы, в котором хранилась местная чтимая чудотворная икона Святителя Николая, было сожжено вместе с храмом, но икона Святителя чудесным образом сохранилась и явилась невредимою на пустынном полуострове среди леса. Её переносили в село, но она вновь возвращалась в лес. Это и побудило окрестных жителей построить на этом месте деревянную церковь во имя Чудотворца Николая.
Первое исторически документальное известие о Пищуговой пустыне относится к 1655 году. Именно, в церкви села упраздненной Пищуговой пустыни на задней доске образа Иоанна Предтечи найдена была следующая надпись: «В лето 7163-е сентября в первый день поставил сей образ Иоанна Предтечи старец Савватей Катракеевич при строителе старце Изосиме». Из этой надписи видно, что в 1655 году Пищугова пустынь уже существовала и что во главе ее стоял строитель Изосима, который и является первым известным настоятелем этой обители.
К концу XVII и началу XVIII века Пищугова пустынь достигает некоторого благоустройства и обновляется, благодаря пожертвованиям и заботам стольника Феодора Владимировича Шилова. В 1696 году им пожертвовано было, напр., в пустынь серебряное вызолоченное блюдо с вырезанною на нем надписью: «Сей полумисок во святую обитель Чудотворца Николая в Пищуговский монастырь что в Суздальском уезде по обещанию своему для богомолия о себе и отпущение грехов а паче вечного поминовения во блаженном успении родителей своих приложил стольник и полковник Федор Владимирович Шилов 204 году а весу в нем фунт и 13 золотников». Кроме сего он снабжал обитель нужными церковно-богослужебными книгами, а в 1702 году построил каменный Преображенский храм.
Сделан он был из камня и увенчан тремя главами, одна из которых обита была жестью, а прочие крыты зеленой черепицей.
Важнейшую святыню Преображенского храма составлял образ Святителя и Чудотворца Николая в житии, в серебряной ризе, украшенной тремя большими и пятнадцатью малыми камнями.


Церковь Преображения Господня в Писчугово

Редкий для Ивановской области образец московского барокко с осевой композицией в духе украинского зодчества. Четверик храма увенчан тремя убывающими восьмериками, малые главки на двухъярусных барабанах поставлены над граненой апсидой и притвором.
Один из лучших в области памятников рубежа XVII-XVIII вв. в стиле нарышкинского барокко, отличающийся подчеркнуто вертикальной объемной композицией.

Трехчастный в плане ярусный храм относится к типу восьмерик на четверике, характерному для нарышкинского барокко. Крупный двусветный четверик на подклете несет два поставленных друг на друга широких световых восьмерика, уменьшающихся в размерах, и стройный цилиндрический барабан, завершенный большой луковичной главой с ажурным крестом. К четверику примыкают более низкие и узкие, также на подклетах, трапезная и алтарь одинаковых размеров, причем у последнего подклет имеет прямоугольную в плане форму, а в основной части восточная стена скруглена. Алтарь и трапезную венчают узкие и высокие глухие восьмерики с главами на цилиндрических барабанах. Перед западным входом в трапезную частично сохранилось двухмаршевое позднее (XIX в.) открытое крыльцо. Убранство фасадов выглядит несколько архаичным. Декор нижнего яруса выполнен в духе сер. - 2-й пол. XVII в.: на углах объемов широкие лопатки, в завершении простые карнизы с поребриком; свободно размещенные арочные окна обрамлены наличниками, имеющими полуколонки с дыньками или наборные балясины и килевидные фронтоны; перспективные порталы также украшены дыньками. Необычно расположенные небольшие окна подклета в прямоугольных рамках - лишь с южной и восточной сторон (на северной стороне они имеются только в трапезной). Верхние ярусы здания оформлены уже в нарышкинском стиле: полуколонки на углах, наложенные на лопатки, филенчатая трактовка граней и наличники с разорванными фронтонами.
Помещение храма с тромпами при переходе от четверика к нижнему восьмерику сильно развито по вертикали и завершено сомкнутым восьмилотковым сводом. В алтаре - коробовый свод с конхой, в трапезной - полулотковый. Узкая лестница в южной стене алтаря ведет в подклет. Его основную часть занимал теплый храм, своды которого опирались на квадратный столп в центре. Под трапезной была устроена изолированная ризница (вход в южной стороне подклета); она имеет узкие окна типа бойниц и коробовый свод. В подклете полы кирпичные, в храме поверх квадратных кирпичей положены чугунные плиты 1838 г. Сохранились оконные решетки с репьями и отдельные металлические ставни, а в западном портале - железные двери с коваными полосами, также украшенные репьями.
Масляная живопись на своде и стенах в духе позднего академизма типична для провинциальных росписей нач. XX в. В своде граненого барабана написан Саваоф, на лотках восьмерика - статичные изображения архангелов, в тромпах - евангелисты. Стены заняты евангельскими композициями, из них в наиболее хорошем состоянии - "Отрок Христос поучает во храме" (северная стена) - с характерным для академизма разреженным расположением фигур. Обрамляет сюжеты растительный орнамент.

До недавнего времени в храме сохранялась верхняя часть иконостаса нач. XVIII в. - интересный памятник в стиле нарышкинского барокко, по своей структуре восходящий к древнерусским иконостасам кон. XVII в. Первоначально пятиярусное сооружение в 11 осей, расчлененное простыми крепованными карнизами, было богато декорировано: во втором ярусе иконы были разделены массивными резными кронштейнами, в трех верхних - узкими витымн колонками на высоких постаментах. Центральные иконы фланкировались ажурными колонка-ми, украшенными пышной виртуозной резьбой, включавшей виноградные гроздья и листья. Фризы были расписаны стилизованным травным орнаментом в подражание тябловым иконостасам. На разорванном фронтоне в завершении возвышалось выразительное по форме "Распятие": на кресте написано изображение Христа, обрамленное нарядной барочной резьбой в виде завитков, покрытых бусинами, и цветов. Необычно были исполнены фигуры предстоящих, написанные на иконах у подножия креста. В настоящее время сохранился лишь фрагмент завершения иконостаса.
«В сей церкви находятся старинныя иконы, местно чтимые за чудотворныя: икона Иоанна Предтечи, пожертвованная, какъ показываетъ на ней надпись, въ монастырь въ 1655 году старцемъ Савватиемъ, при строителе Изосиме; икона Святителя и Чудотворца Николая съ частицами св. мощей сего Угодника и икона Смоленской Божией Матери. Здесь же хранятся некоторые изъ вкладовъ строителя церкви, стольника Шилова, какъ-то: два сребропозлащенные напрестольные креста, изъ коихъ одинъ съ частицами св. мощей разныхъ угодниковъ Божиимъ; сребропозлащенное антидорное блюдо; октоихъ и еженедельный акафистникъ киевской печати.

Потомки Феодора Шилова продолжали благотворительные заботы своего предка о Пищуговой пустыни, так что в половине XVIII века на том месте, где в старину стояла убогая деревянная церковь в честь Святителя Николая, высились уже четыре храма.
Вторая церковь — теплая каменная посвящена была в честь Святителя Николая. На ней была кровля деревянная, как и на первой, а глава каменная. На левой стороне иконостаса этого храма помещался ценный и почитаемый образ Пресвятой Богородицы Смоленская.
Третья церковь в честь Пророка и Предтечи Крестителя Иоанна.
Третья и четвертая во имя Владимирской иконы Божия Матери обставлены были более убого, чем первые две, хотя и построены тоже из камня. Престолов в этой церкви два: в нижнем этаже – теплый – в честь Владимирской иконы Божией Матери, а в верхнем этаже – холодном – в честь Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.
На деревянной колокольне Пищуговой пустыни висели шесть колоколов, в самом большем из которых значилось весу 31 пуд.
Из деревянных строений на монастырском дворе, кроме игуменских и братских келий, стояли три житницы, два сенных сарая, конюшенный двор и за монастырем скотный двор. Кругом монастыря шла деревянная ограда, в которой проделаны были двое ворот.
Средства для своего существования монастырь извлекал из небольшого количества пашенной и сенокосной земли (в д. Матвеевке), которая сдавалась монастырем в отдачу, оброчной мельницы и заповедной рощи (Седелка Липовец). Но средства эти были крайне недостаточны и мало обеспечивали монастырь. В 1745 году, напр., в монастырской приходо-расходной книге поступлений значится всего на 25 руб. 85 коп. Из них 4 р. 55 коп. выручено было от продажи монастырского лесу, 2 р. 70 коп. получено за сено, 2 р. 10 к. за проданную монастырскую рожь, 50 коп. за огурцы, 6 р. 40 коп. получено за проданный монастырский скот, 3 р. 30 коп. поступило оброчных денег с мельницы, столько же за отданную в кортому (в наем) монастырскую пашню и три рубля собрано по миру хлебом. В приходо-расходной за 1746 год показано на приходе несколько больше. Именно, сумма поступлений в этом году возросла до 46 руб. 85 коп. Но такое увеличение приходной суммы вызвано было ремонтом обветшавшей колокольни и сопровождалось усиленной распродажей деревьев из заповедной монастырской рощи.
При таком скудном количестве денежных поступлений монастырь с трудом сводил свой годовой баланс и не мог, конечно, и помышлять о каких-нибудь остатках и запасах. Когда в 1756 году Суздальская консистория запросила от Пищуговой пустыни присылки известия об остаточных в наличности казенных деньгах и о хлебе по родам, то настоятель обители игумен Лаврентий дал такой ответ, который можно считать вполне отвечающим действительному положению вещей в монастыре. «В оной пустыни, писал он, за неимением вкладчиков и знатных к богомолию съездов и за малым числом монастырского подданства, оставшихся в наличности денег и хлеба ничего не имеется».
При скудном материальном обеспечении Пищугова пустынь никогда не принадлежала к числу обителей, дававших приют большому количеству братий, а всегда слыла под именем малобратственной. К 1764 году, ко времени упразднения малобратственных монастырей, Пищугова пустынь имела только трех иноков: один из них состоял в сане игумена и был настоятелем обители, другой иеромонах исправлял должность казначея и третий не исправлял никакой начальнической должности, а только участвовал в богослужениях в звании иеродиакона.
Такова внешняя история Пищуговой пустыни.
Внутренняя жизнь Пищуговой пустыни за весь недолгий период ее существования слагалась по обычному типу малобратственных и малообеспеченных монастырей XVII — XVIII века. Как отдаленная от центров епархиальной жизни и служившая нередко для ссылки провинившихся духовных лиц, как черного, так и белого духовенства, Пищугова пустынь часто являлась местом судебных процессов и волокит, свидетельствовавших о крупных нравственных недочетах ее насельников. Этим объясняется и частая смена ее настоятелей, оставлявших игуменское место в Пищуговой пустыни не всегда по своей воле и далеко не всегда для повышения по иерархической служебной лестнице.
Из настоятелей XVII века нам известен только упомянутый выше строитель Изосим и игумен Гавриил, помеченный у Строева 1698-м годом. Сохранившиеся документы XVIII века дают нам возможность воспроизвести более подробные сведения о настоятелях Пищуговой пустыни в период времени, предшествовавший ее упразднению, хотя, к сожалению, сведения эти не говорят о внутреннем благоустройстве обители.
В начале XVIII века игуменскую должность в Пищуговой пустыни исправлял Филарет. В 1713 году, по вступлении на Суздальскую кафедру Игнатия, игумену Филарету велено было вместе с другими явиться к новому архиерею. Во время отсутствия Филарета иеромонах Герасим «учинил ложный собор в неподобное время» и «сбирал» против Филарета челобитную. По возвращении в монастырь, Филарет послал в Суздаль отписку с извещением о происшедшем, но на дороге посланного ограбили и отписку отняли. Это происшествие послужило основанием к возбуждению следствия, на котором выяснилось, что подведомые пустыни бобыли были недовольны игуменом за чинимые им «отягчения», зато, что он собирал с них за правежом деньги, заставлял исполнять всякие работы, чего раньше не бывало, как это доказывали бобыли, ссылаясь на старые переписные книги. Из дела не видно, чем закончилось начатое следствие, но наказание, вскоре постигшее Филарета, говорит за то, что для жалоб на него крестьян и для враждебных отношений к нему братии были некоторые основания. 15 декабря 1715 года приказному архиерейского дома Дудину было указано ехать в Пищугову пустынь, «взять игумена Филарета из оного монастыря со всею рухлядью и привезти в Суздаль в Спасо-Евфимиев монастырь, где приказано ему быть в братстве и священническая не действовати до указу». Такая кара постигла его, «понеже учинилось ведомо Преосвященному епископу, что он живет непостоянно и неистово». Кара, впрочем, была вскоре смягчена, и Филарет получил место настоятеля в Спасо-Кукоцком монастыре (около 1720 года), но лишь затем, чтобы через некоторое время подвергнуться новым прещениям, на этот раз более серьезным. На основании одного случайного доноса в 1721 году вскрылось уголовное дело, связанное с именем игумена Филарета в бытность его настоятелем Пищуговой пустыни, именно — убиение казака Никифора, уличенного в воровстве. По окончании Расследования игумен Филарет был снова отрешен от игуменства и предан светскому суду.
Ко времени окончания этого уголовного дела был отставлен от настоятельства в Пищуговой пустыни и преемник Филарета игумен Герасим, замешанный в том же судебном процессе о смертоубийстве. Его уход стоит, кажется, в связи с жалобой на его жестокости, поданной в 1719 году.
В правление Суздальского епископа Варлаама игуменом Пищуговой пустыни был поставлен Симон, преемник по игуменству Герасима, служивший около 20 лет раньше ризничим при митрополите Суздальском Иларионе и затем настоятелем Козмина монастыря. Но и этот игумен из Пищуговой пустыни очень скоро был взят для розыска в Преображенскую канцелярию по обвинению в оказывании чести инокине Елене, бывшей царице Евдокии, когда он служил еще в Козмине монастыре, и в держании у себя гадательных тетрадок и «странных» писем. Кроме сего по розыску игумен оказался виновным и в других преступлениях, которые делали его частную жизнь несоответствующею высокому идеалу иночества. Обсудив данные, добытые розыском, Тайная Канцелярия нашла, что «к тайным делам по оному всему», что было открыто, «важности не касается», и потому препроводила Симона вместе с следственным делом в Святейший Синод. Св. Синод 25 сентября 1721 года приговорил: «от священнодействия отлучить его и послать под начал в братство в Соловецкий монастырь, что во отоце окияна моря, и быть ему в том монастыре неисходно, и священнодействия не касаться до кончины жизни своей».
О настоятелях Пищуговой пустыни, управлявших обителью в ближайшие времена после Симона, сведений не сохранилось. У Строева под 1722 — 1724 годами упоминается Симеон. К концу 30-х годов Пищуговой пустынью управлял игумен Сосипатр, переведенный в начале 1740 года в Георгиевский монастырь Дубовыя Церкви и скончавшийся там в 1743 году. Место его в Пищуговой пустыни занял иеромонах Дионисий. До назначения в Пищугову пустынь Дионисий состоял строителем Петропавловской пустыни. В 1738 году по указу Св. Синода Петропавловская пустынь была упразднена, и братия этой пустыни переведена в Спасо-Евфимиев монастырь. Узнав о назначении Сосипатра настоятелем Георгиевского монастыря, Дионисий обратился к Преосвященному Симону и слезно просил его об определении во игумена Пищуговой пустыни. Дионисий не принадлежал к числу монахов, получивших образование даже в том небольшом объеме, какой обычно требовался в то время для управления монастырем. Прошение об определении его игуменом написано было для него сторожем Суздальского собора; он лишь приложил руку. Тем не менее искомое место было за ним предоставлено, и в мае месяце 1740 года он выехал к месту своего назначения. К кандидатам в настоятели Пищуговой пустыни, как видим, предъявлены были епархиальною властью не особенно высокие требования. При объяснении этого нужно иметь в виду, что в 1740 году число монашествующих в Пищуговой пустыни ограничивалось всего лишь двумя человеками. Однако, как оказалось, и двумя братьями игумен Дионисий не в состоянии был надлежаще править и в следующем году «за старостью и не исправлением своей должности» он был от Пищуговой пустыни отрешен и определен монахом в больницу Спасо-Евфимиева монастыря.
Временное исправление настоятельской должности после Дионисия поручили иеромонаху того же монастыря Владимиру, который вскоре — в июне месяце 1742 года — произведен в игумена. В 1747 году октября 6 дня игумен Владимир отрешен был от места за неслужение литургий в царские дни и за невоздержание в хмельном питии и определен в число братий Спасо-Евфимиева монастыря.
Преемник Владимира Лаврентий управлял монастырем до 1756 года. В этом году последовал на него один из обычных и распространенных в то время доносов о неслужении им в царские дни богослужений, и Лаврентий сослан был в Георгиевский монастырь Дубовые Церкви на месяц под начал. Для временного исправления настоятельской должности в Пищуговой пустыни прислан был из Георгиевского монастыря иеромонах Симон. Невзгоды, постигшие Лаврентия, подействовали на него до такой степени удручающим образом, что по окончании судебного процесса он просил епархиальное начальство «от той игуменской должности его уволить и определить на обещание в Спасо-Евфимиев монастырь».
Временно посланный для исправления настоятельской должности в Пищуговой пустыни иеромонах Симон стал, таким образом, наместником монастыря. К этому времени обитель, расширившаяся и устроенная в начале XVIII столетия, теперь — предоставленная самой себе, пришла в большое обветшание; а между тем материальные средства не позволяли ей выделить из монастырского бюджета сумму достаточную для необходимого ремонта. В 1757 году, напр., наместник вынужден был заняться заплатами старого престольного одеяния, так как для покупки нового не хватало денег. И это сделано было в главном Преображенском храме. В храме Николая Чудотворца богослужение не совершалось еще с начала 30-х годов «за ветхостью на алтаре крышки». Неудивительно, что при таких условиях наместник Симон в 1758 г. для возобновления ветхого иконостаса в Преображенском храме вынужден был обратиться с просьбой о выдаче ему книги для сбора по епархии доброхотных пожертвований. Собранных пожертвований оказалось достаточно не только для ремонта иконостаса, но и для устройства каменной церкви во имя Владимирской Пресвятой Богородицы. Всем иконным и прочим церковным благолепием эта церковь, по словам Симона, устроена была из денежных подаяний христолюбивых дателей.
Неизвестно почему, но только этот наместник, проявивший такую заботливость об изыскании материальных средств для благоустройства обители, не остался в ней и не получил сана игумена. В 1759 году повелено было быть на праздном игуменском месте в Пищуговой пустыни игумену Покровского монастыря Феоктисту, а Симон возвращен был обратно в Спасо-Евфимиев монастырь. Феоктиста сменил в 1762 г. Иоаким, а Иоакима — в год упразднения монастыря — казначей Архиерейского дома иеромонах Иероним. Это был последний игумен Пищуговой пустыни.

В июле месяце 1764 года последовало упразднение обители. Тогда же был командирован из соборной Суздальской церкви священник Стефан Феодоров для взятья в Суздальскую соборную ризницу из Пищуговой пустыни «самолучшей ризницы и книг». «Прочую незнатнейшую ризницу, такоже церкви святыя и в них образа и что касается до церквей Божиих всякую утварь и кельи» уполномоченный передал по описи священно-церковно-служителям с. Новоселок.
При передаче церквей и монастырского имущества причту с. Новоселок предполагалось, что он будет отправлять и богослужения в переданных ему храмах. Но с. Новоселки отстояло от Пищуговой пустыни верстах в четырех, пути сообщения были не вполне удобны, вследствие чего крестьяне подмонастырской слободы, привыкшие раньше удовлетворять свои религиозные потребности в храмах Пищуговой обители, теперь почувствовали большое стеснение. Следует ряд просьб к епархиальному начальству об учреждении при храме упраздненного монастыря особого прихода, и наконец 24 февраля 1769 года велено было «упраздненной Пищуговой пустыни быть приходскою церковью и при ней в приходе состоять находящейся при той пустыни слободке, в коей имеется 20 дворов».
Первым священником в новоучрежденный приход назначен был священник Юрьевского уезда Афанасий. В 1776 году, по просьбе тех же крестьян, исхлопотавших учреждение при упраздненном монастыре прихода, возвращены были в Пищугову пустынь взятые некогда «самолучшая ризница и книги».

«Церковные документы хранятся в целости: копии метрических книг с 1780 года и исповедных росписей с 1829 г. Опись церковного имущества имеется и хранится в церкви.
Земли при церкви: сенокосной 3 десятины и пахотной 30 десятин. План на землю хранится в церковной ризнице, а межевой книги – нет.
Причта при церкви назначено: священник и псаломщик. Годовой доход причта: 392 руб. казенного жалованья, процентов с церковного капитала 161 рубль 70 коп., от сбора хлебом 10 руб., от земли 94 руб. и за требоисправления 102 р., а всего 759 руб. Причт имеет церковные дома.
Приход состоит из одного села, в коем числится дворов 34, душ мужского пола 115 и женского пола 115 душ.
В 1891 году в доме священника открыта церковно-приходская школа» (Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. 1896 г.).

Храм Преображения Господня был закрыт в 1930-е гг. и до настоящего времени находится в запущенном состоянии.
Древне-славянские поселения вдоль р. Уводь
Знаменский женский монастырь (упразднен), с. Лежнево
Свято-Никольский монастырь (упразднен), с. Назарьево
Свято-Николаевская женская община (упразднена), с. Назарьево
Казанский женский монастырь (упразднен), с. Кохма
Шуйское княжество
МОНАСТЫРИ Владимирской губернии

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Jupiter (12.11.2015)
Просмотров: 378 | Теги: монастыри, шуя | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика