Главная
Регистрация
Вход
Среда
21.11.2018
13:22
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 540

Категории раздела
Святые [133]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [975]
Суздаль [315]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [315]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [72]
Гусь [101]
Вязники [185]
Камешково [54]
Ковров [278]
Гороховец [77]
Александров [160]
Переславль [91]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [40]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [37]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [29]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [55]
Учебные заведения [26]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Закладка и устройство нового здания для училища девиц духовного звания в 1867-69 гг.

Закладка построек в училище девиц духовного звания в 1867 г.

К концу 1865 года в училище поступила еще одна ученица, так что в 1866 году всего обучалось в училище 26 учениц. Для 26 воспитанниц и 8 лиц служащих училищное здание было достаточно поместительно. Но с 1866/7 учебного года должен был открыться при училище 2-й курс, а через 2 года после того и 3-й курс. Для полного трехклассного комплекта учениц училищного помещения было бы уже недостаточно. Поэтому необходимо было позаботиться о расширении училищного здания. Дело это начинается с 1866 года. Было предположено с обеих сторон главного училищного дома сделать сплошные каменные пристройки, в которых внутреннее расположение комнат вполне было бы приноровлено к учебным целям нашего духовного заведения, а вместительность вполне бы соответствовала числу как теперешних воспитанниц, так и имеющих еще поступить с открытием третьего курса. Сначало предположено воздвигнуть одну только правую сторону проектированных пристроек, к деревянному училищному зданию. К апрелю месяцу, с разрешения преосвященного Феофана, заготовлена была уже и значительная часть материала для предполагаемой постройки, а именно: 200 тысяч кирпича, из которых 100 т. по 7 р. и другие 100 т. по 6 р. 60 к. за тысячу, 5500 пуд. извести по 5 к. за пуд, 306 досок и 31 дерево, — всего на сумму 1934 р. 80 к. В то же время епархиальным архитектором Артлебеном Н.А. составлен быль план на предполагаемую каменную пристройку, рассчитанную на два этажа с третьим подвальным. Свободных денег на эту постройку управление училища имело не более 5000 руб. Хотя проект архитектора рассчитан был и на значительно большую сумму, но в виду того, что расширение училищного помещения было делом неотложной необходимости и часть материала для постройки была уже запасена, план был отправлен на утверждение строительного отделения Владимирского губернского правления. Поступая так решительно, училищное управление руководилось и тем соображением, что в крайнем случае ради экономической необходимости можно будет и уменьшить размеры постройки; а с другой стороны при строгой экономии оно не теряло надежды на остатки от содержания училища.


Здание женского епархиального училища.
В 1914 г. было частично перестроено архитектором Л.М. Шерером в духе неоклассицизма. До 1917 г. в этом здании размещалось женское епархиальное училище.

В мaе месяце произведены были уже и торги на все работы по постройке здания и заключены были условия с подрядившимися подрядчиками. Каменные работы на торгах оставлены были за крестьянином Владимирской губ. Дмитрием Мининым, объявившим низшую цену — 1 р. 90 к. с тысячи. План на постройку строительным отделением Губернского правления вскоре же был утвержден, и можно было приступать к самым работам. Но как раз в это время преосвященный Феофан готовился оставить Владимирскую кафедру, и дело приостановилось до прибытия его преемника преосвященного Антония, вступившего в управление Владимирской епархии 6 сентября 1866 года.
На докладе училищного управления о «предполагаемой постройке, новый преосвященный, смущенный недостаточностью на этот предмет училищных средств, положил следующую резолюцию: «Остановить дела сего не могу, хотя бы и желал. Бог благословит приступить к работам. Прошу заняться сим делом все управление и г. архитектора Артлебена». Выполнение постройки в тех размерах, какие предполагались планом, действительно значительно превышало имевшиеся на этот предмет денежные средства училища: по проекту новая постройка должна была обойтись никак не дешевле 8000 р. Поэтому решено было несколько уменьшить размеры ее — тем более, что предполагаемое сокращение не стесняло ближайших потребностей училища в смысле помещения. По проекту архитектора предполагаемое здание назначалось на 100 слишком кроватей. По штату училище открыто было на 40 воспитанниц казенных и возможное по помещению количество своекоштных. Если бы число последних даже возросло до числа казеннокоштных, то и тогда вновь расширенное по плану училищное здание было бы слишком просторно. Поэтому управление, в видах сокращения расходов, нашло вполне возможным уменьшить размеры предполагаемого здания, не отступая от плана и фасада, ограничив вместимость его вместо 100 кроватей 80-ю. Полагая, что за столом в один аршин могут поместиться с двух сторон его по две воспитанницы, причем такой стол вместе со скамьями будет занимать не более 2 ½ арш., и что в комнаты в 20 арш. длиной и 7 арш. шириной можно поставить по 26 кроватей с надлежащими между ними интервалами, если каждая кровать не более 2 ½ арш. длиной и 1 арш. шириной, управление нашло возможным сократить предполагаемое здание в его размерах на 2 сажени в длину и на 3 — в ширину. Преосвященный Антоний разрешил уменьшить размеры здания, но настолько, чтобы оно было поместительно для 90 учениц.
Между тем истекала уже 2-я половина сентября месяца и начинать постройку было поздно; поэтому работы отложены были до следующего года — тем более, что в данное время у училищного правления была неотложная нужда заняться поддержкой старого помещения. Уже много послуживший прежним своим хозяевам старый училищный дом нуждался в большом уходе за собой: он был и ветх и холоден. Осенью 1866 года начальница училища доносила управлению, что угловая комната, занимаемая ею, а также рекреационный зал зимой чрезвычайно холодны. Училищное управление той же осенью и занялось ремонтом этих комнат: черный накат, пол и переводы в них сделаны были вновь, наружный каменный фундамент был также разобран и сложен вновь, стены над ним проконопачены, обшиты новым лесом и заново оштукатурены.
Проектированное каменное здание предположено было пристроить к старому деревянному училищному дому с восточной стороны. Подготовительные работы начались с июня 1867 года. С восточной стороны училищного дома владения училища заканчивались деревянным на каменном фундаменте флигелем с воротами. Поэтому прежде, чем приступать к постройке здания, необходимо было снести флигель, разобрать фундамент и печь и выбрать из-под фундамента щебень. Так как, с удалением жилого помещения — флигеля, размещение учениц неизбежно должно было стесниться, то ученицы младшего курса перед самым же началом работ были распушены на летние каникулы, а через 2 недели после них были отпущены и ученицы II-го старшего класса. Доколе производились указанные работы, заготовлен был щебень из-под старой стройки для бута под новое здание, а также материал для подмостков при постройке — бревна и доски и железо для связей. Когда все предварительные работы, продолжавшиеся целых два месяца, были выполнены и материал необходимый при самом начале построек был заготовлен, приступлено было и к самой постройке.

3 августа 1867 г. в 12-м часу утра происходила закладка построек при училище девиц духовного звания.
Перед закладкой совершено было молебное пение с водосвятием соборне – о. протоиереем Ф.М. Надеждиным, о. А.М. Левитским и законоучителем училища М.И. Херасковым, в присутствии г-жи начальницы заведения, помощницы и не многих воспитанниц, оставшихся в училищном доме на каникулы. После обычных молитвословий, священнослужителями положено было несколько кирпичей в основание здания; потом по очереди приняли участие в закладке г-жа начальница А.И. Березовская, ее сестра помощница Л.И. Березовская и одна из воспитанниц О. Беляева – за всех своих присутствовавших и отсутствовавших подруг. Молебствие заключено было обычными в сих случаях многолетиями Государю Императору со всем Его Августейшим Домом и Святейшему Синоду. Потом провозглашено было многолетие Преосвященному Архиепископу Владимирскому и Суздальскому Антонию, за тем Преосвященному Феофану «сего благаго дела (устроения училища) начинателю», и наконец – начальствующим, учащим и учащимся. Рабочие присутствовавшие при молебствии, окроплены были освященной водой.
Итак, благодаря Бога, наше юное женское училище, хотя небольшими и незаметными шагами, а все-таки идет и подвигается вперед. Оно существует, можно сказать, единственно благотворительностью епархиального духовенства, и его ревностью о просвещении своих детей. И пока нет, слава Богу, основания думать, чтобы эта ревность от чего-нибудь могла ослабнуть и угаснуть. Родители и родственники наших воспитанниц, имевшие случай видеть и наблюдать вблизи устройство и ход воспитания в нашем заведении, никогда и ничего, сколько нам известно, кроме своего удовольствия не заявляли. Приходилось конечно слышать нечто в роде неудовольствия или жалобы, почему не всем, или по крайней мере гораздо большему числу духовных девиц, не открыта возможность обучаться в училище. Признак добрый и утешительный! Значит духовенство наше вполне понимает всю важность и цену женского духовного образования, и душевно к нему стремится. Но что же делать и на кого жаловаться, если для удовлетворения самых законных наших и достохвальных желаний не находится иногда средств? Будем ждать лучшей участи для нашего женского училища и более широкой деятельности его; но для этого нужны не бесполезные сетования с нашей стороны и не эгоистичные думы только о самих себя,- на таких основаниях никогда не созидалось и не стояло ни одно самое благое общественное дело. Нет, чем больше с нашей стороны будет бескорыстия и самопожертвования, тем прочнее будет стоять и укрепляться задуманное нами благое дело воспитания наших духовных девиц. Надо думать только о том, чтобы сделать все, что от нас зависит,- а там что Бог даст.
С. М. Х-в.
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть № 17 (1 сентября 1867 г.).

Начатые работы подвигались быстро, так что к половине октября 1867 года вчерне была окончена вся новая каменная пристройка: выведены были стены, уставлены последние балки в верхнем этаже, поставлены и обрешетени стропила и положена железная кровля. Вся произведенная постройка, включая сюда все предварительные работы, строительный материал и стоимость работ, стоила училищу 6893 р. 25 к. С лета 1868 года начались дальнейшие работы по устройству нового здания. Штукатурные работы отданы были мастеру крестьянину подгородного села Красного Федору Абрамову, печные — Ярославскому крестьянину Сергею Ильину, плотничьи — крестьянину Владимирской губернии Ивану Сусленкову. Алебастр для штукатурки лучшего качества обязался поставлять крестьянин Московской губ. Григорий Осипов по 14 к. за пуд с доставкой; он же взял на себя и поставку для духовых печей огжельских труб по 6 к. с вершка, белого кирпича трехфунтового лучшей доброты по 17 р. за тысячу и восьмифунтового — по 33 р. за тысячу и белой глины сухой по 15 к. за пуд. Ближайшее наблюдение за поставляемыми материалами поручено было члену управления священнику Алексию Виноградову. При наблюдении приходилось наталкиваться и на незаконные отступления подрядчиков от принятых ими условий поставки. Так в августе 1868 года священник Виноградов доносил управлению, что крестьянин Осипов, подрядившийся ставить материалы для духовых печей, вместо трехфунтового кирпича поставлял кирпич ОТ 2 3/8 ДО 2 5/8 ф., а белую глину вместо сухой доставлял сырую. По этому случаю членами управления составлен был акт и постановлено было крестьянину Осипову отказать в поставке указанных материалов и вместо него передать поставку Владимирскому купцу Петровскому, который обязался поставлять те же материалы согласно условию и по той же цене.
К 15 сентября 1868 г. оштукатурены были внутренние стены здания, окна и перегородки и наружный фасад — за условленную цену по 60 к. с сажени по дереву и по 30 к. по кирпичу, по 60 к. с погонной сажени по карнизу, по 55 к., с окна, по 1 р. с арки и по 1 р. 50 к. с колонны. Для нагревания нового здания и очищения в нем воздуха от сырости устроены были две духовые печи и кроме того в нижнем подвальном этаже две русские печи с плитой и топкой для котлов — за условную цену 350 р. В то же время в верхнем и среднем этажах нового дома устроены были деревянные полы по 80 к. с квадратной сажени, филенчатые двери по 4 р. с. каждой и две лестницы по 15 р. В начале октября в устроенных рамах вставлены были стекла и тогда же приступлено было к окончательному устройству нижнего подвального этажа. Из него удален был накопившийся во время постройки мусор, и затем настлан был кирпичный пол. С наступлением холодов вставлены были во всех этажах и зимние рамы. Наконец, к половине ноября месяца застроена была и внутренняя обстановка нового здания. Для двух классных помещений сделаны были 12 парт со скамьями в 3 арш. длиной — по 4 р., 2 стола для учителей по 2 р. 50 коп., 3 шкафа для книг и ученических принадлежностей по 5 р. и 4 гардероба для белья — два по 12 р. и другие два по 14 р. Все эти предметы, сделанные из сухого соснового леса, были окрашены масляной краской с разделкой «под дуб». Для спален куплены были новые железные на винтах кровати весом до 1 п. 15 ф. по 3 р. 75 к. с пуда и заготовлены были все постельные принадлежности. В кухне, застроенной в нижнем этаже здания, вместо прежних чугунов для приготовления пищи поставлен был медный луженый котел с крышкой вместимостью в 8 ведер, а для воды к чаю вместо служивших доселе, самоваров приобретен был медный куб такой же вместимости, весом тот и другой до 2 пуд., ценой по 18 р. с пуда. Все расходы в течение 1868 года па окончательное устройство нового помещения с обстановкой составили сумму в 2139 р. 83 к., а вся постройка его таким образом стоила училищу 9033 р. 8 к.
По внешнему виду своему она представляла из себя пристроенный к старому училищному зданию новый каменный дом в два этажа с третьим подвальным, длиной во двор 45 арш. и шириной по улице 18 арш.; подвальный этаж в вышину имел 3 арш., стены его сложены были в 3 кирпича; первый этаж вышиной был в 5 арш., толщиной — в 2 ½ кирпича; второй этаж вышиной — 4 ½ арш., толщиной — в 2 ½ кирпича.
Приступая к постройке, управление училища имело в своем распоряжении на этот предмет только 5000 р. Надежды на сокращение расходов по самой постройке не оправдались, и чтобы избежать дефицита, одну часть недостающей суммы управление позаимствовало из экономических остатков по содержанию училища, а другую большую — вынуждено было взять из запасного капитала.
Закончив постройку нового каменного дома, училищное управление с следующего же 1869 года занялось устройством нового более удобного и просторного помещения для церкви. Нужда в этом была большая, так как первоначальное помещение домовой училищной церкви в мезонине на антресолях было неудобное — низкое и тесное, и мысль об устройстве ее в более удобном и просторном месте сильно озабочивала и преосвященного Антония и училищное управление. С пристройкой к старому деревянному зданию нового каменного дома, представилась полная возможность выделить такое именно место для церкви. Для этой цели проектированное вначале назначение комнат в новом доме несколько было изменено, и задняя половина в среднем этаже его, назначавшаяся по плану под столовую, отведена была под рекреационный зал. С устройством рекреационной залы в новом доме, зал старого дома оказался свободным. Здесь-то, по указанию преосвященного Антония, и решено было устроить домовую церковь. В марте 1869 года составлена была приблизительная смета расходов на этот предмет и приведены были в известность все средства, какими могли быть покрыты эти расходы. По смете предполагались следующие расходы: устройство иконостаса по выработанному рисунку — 190 р., пополота и отделка его 300 р., письмо икон 135 р., переделка пола и окраска его вновь со всеми малярными работами 100 р., поправка на потолке штукатурки 10 р., оклейка стен зала обоями 30 р. и непредвидимые расходы 50 р., а всего 815 р. Средства, какие имел в виду училищный совет, были следующие: 400 р. пожертвованные на этот предмет преосвященным Антонием, 200 р. назначенные к отпуску из епархиального попечительства на ремонт церкви - по постановлению епархиального съезда, 300 р. — от продажи сочинений преосвященного Феофана, пожертвовавшего выручку от них в пользу училища. Кроме того совет училища полагал отнестись с приглашением принять участие в устроении церкви к известным ему благотворителям. Тогда-же заключено было условие с мастером Владимирским мещанином Михаилом Мартыновым на устройство и постановку иконостаса, а также престола и жертвенника за сметную сумму 190 р. Все эти работы по условию мастер обязывался окончить к июлю 1869 года. Для иконостаса затем заказаны были пользовавшемуся тогда известностью во Владимире живописцу Лапотникову четыре иконы по 15 р. за каждую и ему же отдан был заказ за 75 р. сделать живопись на потолке зала, назначенного для церкви. К указанному в условии сроку иконостас почти весь был собран и поставлен, недоставало к нему только четырех колонн к иконам Спасителя и Божией Матери, скрижалей завета вверху иконостаса и немногих резных поделок. Так как эти недоделки не могли препятствовать началу работ по окраске и позолоте иконостаса, то решено было, не теряя благоприятного для работ летнего каникулярного времени, не медля начать окраску и позолоту иконостаса. Исполнение этих работ взял мастер Владимирский мещанин Николай Ракитин за 300 р. Плотничьи работы отданы были крестьянину Сусленкову, известному по прежним работам в училищном доме. Пол был переделан, причем для алтаря и солеи сделано было возвышение на одну ступень. Вместе с этим переставлены были на другие более удобные места две двери, ведущие в церковь — одни из приемной, назначенной быть папертью, и другие - из внутренних комнат. Кроме того, в комнате смежной с церковью лестница на хоры для сокращения занимаемого ею места устроена была в стороне винтом, а вместо однопольной стеклянной двери, которая вела в теплые сени этой комнаты, поставлена была двупольная филенчатая дверь с прорезанными для света окнами. Переделанный пол, окна и двери окрашены были масляной краской, карниз покрыт был «под мрамор» клеевой краской, а все стены церкви оклеены были новыми обоями.
К ноябрю месяцу все работы по устройству церкви были окончены, а к концу этого месяца были на месте и все предметы церковной утвари и прочие принадлежности храма. Прежняя церковная утварь пополнилась теперь некоторыми пожертвованиями. Попечительница А.Д. Каретникова пожертвовала новое парчовое одеяние на престол и жертвенник, седмисвещник, 4 лампады и 2 подсвечника; от архиерейского домоуправления принесены в дар — напрестольный серебряный крест и посеребренное паникадило. Напрестольные предметы, служившие доселе в училищной церкви, теперь были подновлены: евангелие, два креста и священные сосуды были вызолочены; посеребрены были также прежние кадилам блюда. Богослужебные книги для новой церкви остались старые; из них только месячные минеи заменены были новыми, так как прежние по своей ветхости и неразборчивости печати весьма затрудняли отправление богослужения особенно для младших воспитанниц, участвовавших в богослужебном чтении и пении. Не доставало еще надлежащей иконы дванадесятых праздников: доселе, употреблявшаяся в церкви икона, по заявлению местного священника, не соответствовала своему назначению и по дурному качеству своей живописи была вовсе не свойственна храму Божию; поэтому она заменена была новой надлежаще написанной иконой, стоившей 50 р. К началу декабря окончены были и все приготовления к освящению церкви.

12 декабря 1869 года совершено было освящение училищного храма.
Все расходы по устройству церкви составили сумму в 1161 р. 01 к., а пожертвований на этот предмет поступило всего 1197 р. 75 к. Таким образом новая домовая церковь при училище создалась исключительно на добрые жертвы благотворителей.
На самых первых порах по открытии училища богослужение в домовой училищной церкви по очереди отправляли иеромонахи архиерейского дома. С 29 августа 1865 года священником училищной церкви состоял законоучитель училища Михаил Иванович Херасков. Труды по должности священника, как и по должности законоучителя, до 1867 г. Михаил Иванович нес безмездно. С 1867 года труд преподавателей и священника стал оплачиваться: по последней должности положено было жалованья 160 р. в год. В октябре 1870 г. М.И. Херасков, за назначением его законоучителем и священником Владимирской мужской гимназии, от должности училищного священника отказался. Преемником ему назначен был священник кафедрального собора и учитель мужского духовного училища Иоанн Мартынович Вишневецкий. За труды служения по церкви новому училищному священнику, по распоряжению преосвященного Антония, на первый раз положено было 120 р. в год, причем ему обещана была казенная при училище квартира. Но так как свободного помещения в училище не оказалось, то с 1874 года к назначенному вначале окладу в 120 р. прибавлено было 65 р. на наем квартиры. Оклад в 185 р. по должности священника оставался уже без изменения…
Первым причетником училищной церкви с штатным окладом в 80 р. в год был письмоводитель училища И.И. Звенцов, который проходил ту и другую должность в училище до сентября 1869 года. Невысок был определенный первоначальным штатом оклад по должности причетника. Но преосвящ. Антоний, в видах экономии ограниченных средств училища, высказывал желание уменьшить и этот незначительным штатный оклад: на экономическом отчете за 1867 год против статьи расхода: «на жалованье служащим лицам» он писал между прочим: «Причетнику Звенцову довольно было бы за должность дьячка 50 руб.: ведь служба не частая». Звенцов однако и после сего получал прежний причетнический оклад в 80 руб. Но последующие причетники училищной церкви получали уже уменьшенное против штата содержаниe. Обсуждая вопрос о замещении после Звенцова должности причетника, совет училища, чтобы сократить расходы, решил приглашать заштатных причетников по найму за уменьшенной против штатного назначения плату. Приняв эту меру, совет достигал своей цели — сокращал расход. Но зато с этого времени при училищной церкви служили причетниками большей частью ветхие денми и слабые телом старцы. Преемником Звенцову по должности причетника определен был с окладом в 48 р. в год заштатный престарелый дьячок Антип Лебедев, который прослужил в училище до мая 1873 года. В мае сего года начальница А.И. Любовская доносила совету, что причетник Лебедев по дряхлости своей становится неспособным к исправлению должности, и поэтому просила приискать на место его другого причетника. Лебедев был уволен, а его место занял пономарь Владимирской Борисоглебской церкви Дмитрий Дроздов, который по испытании, данном ему в училищной церкви, оказался способным к прохождению дьяческой должности; жалованья положено было ему 5 р. в месяц. После Дроздова, служившего при училищной церкви до августа 1878 года, несколько месяцев исправлял должность причетника дьячок Василий Померанцев, а с апреля 1879 года Иван Федоровский — с тем же годовым окладом в 60 р.

С перенесением домовой церкви в другое более удобное и просторное место, в помещении прежней церкви устроена была больница для воспитанниц. Чтобы приспособить это помещение к потребностям нового назначения его, сделано было немного: только поставлены были в двух местах тесовые перегородки — одна на месте иконостаса и другая при входе на правой стороне в роде ширмы. Что же касается обстановки, то вся она перенесена была из старого помещения больницы; только к прежним койкам прибавлено было 5 новых железных кроватей, да приобретено было 10 новых байковых одеял по 2 р. 25 к. каждое. Прежнее небольшое помещение больницы, находившееся в том же мезонине по соседству с новым, отведено было под аптечку и докторскую приемную, а в будущем здесь же проектировалось дать помещение и больничной надзирательнице.
Первым врачом при училище был доктор медицины д. с. с. Митрофан Иванович Алякринский (1794 - 1872), создавший себе во Владимирской епархии добрую и признательную память за свои щедрые жертвы на пользу сирот епархиального духовенства. Обязанности врача при женском училище он принял на себя безмездно, пожертвовав положенный по штату оклад 100 р. на содержание сирот — питомиц училища. Но при сложных сторонних занятиях Митрофан Иванович не мог долго нести труды врача при училище: отвлекаемый неотложными занятиями в других местах, он иногда не имел физической возможности являться в училище к отправлению врачебных обязанностей. В подобных случаях училищу приходилось приглашать стороннего врача. Так в продолжение 1867 года в разное время училищным управлением израсходовано было на вознаграждение сторонних врачей 60 р., в 1868 году — 28 р. 1867/8 учебным годом Митрофан Иванович уже закончил свою службу при училище. Преемником ему 3 октября 1868 года назначен был семинарский врач Ростислав Иванович Якубовский, изъявивший согласие принять на себя обязанности врача при училище за положенное по штату вознаграждение в 100 р., обещаясь при этом часть из оклада уделять на устройство училищной аптеки. При содействии этого вновь поступившего на училищную службу врача училище и снискало себе щедрую жертву со стороны содержателя аптеки И.М. Яман. Вот почему совет училища, свидетельствуя глубокую благодарность жертвователю, в то же время изъявлял признательность и Р.И. Якубовскому. В училищной службе Ростислава Ивановича случались перерывы и иногда довольно продолжительные, во время которых его заменяли сторонние врачи. Так с августа 1876 года до апреля 1878 года, за выбытием его из Владимира, больных воспитанниц училища пользовал врач Лука Викентьевич Федорович, заявивший себя за это время усердным тружеником в исполнении своих обязанностей по училищу. При нем весной 1877 года в училище появилась оспа, грозившая принять эпидемический характер. Но благодаря принятым врачом энергичным мерам — источники к распространению заразы по возможности были удалены, заболевшие воспитанницы быстро были изолированы, ученицам, у коих не было ясных следов оспопривития, вновь привита была оспа, — и болезнь кончилась сравнительно благополучно. С апреля 1878 года обязанности училищного врача при прежнем скромном годовом окладе в 100 р. исполнял опять Ростислав Иванович Якубовский; службу свою при училище он продолжал до самой смерти, последовавшей 24 ноября 1891 года.

Одновременно с устройством новой церкви и больницы администрации училища пришлось заняться благоустройством и некоторых других училищных помещений. В старом деревянном доме 4 комнаты оклеены были новыми обоями, 3 комнаты окрашены колерами, окна и 9 больших дверей белилами. В новом каменном помещении окна и двери также окрашены были белилами, потолки обелены вновь, оштукатуренные стены в спальнях и нижнем этаже покрыты были на клею мелом, а в других помещениях — колерами. В рекреационном зале нового дома стены окрашены были масляной краской «крым-шервейсом», а столбы в виде колонн окрашены были с разделкой «под малахит». Снаружи по лицевой стороне старого здания баллюстрада на балконе, парадное крыльцо и ворота вновь были исправлены и окрашены масляной краской. В то же время администрация училища озаботилась пополнением мебели в училищных помещениях. Сделанная ранее обстановка в новом здании, была весьма незатейливая, вполне отвечавшая небогатым средствам училища: в классах простые парты и столики для учителей и самой простой конструкции шкафы для учебных принадлежностей, в спальнях — самой обыкновенной работы железные кровати с столь же простыми постельными принадлежностями. В том же роде была и та мебель, какой пополнилась обстановка училищных комнат теперь. Так для приемной и помещения воспитательниц куплено было 18 простых камышовых стульев и 3 обыкновенных столика, а вся мебель, приобретенная для рекреационной залы в новом доме, состояла лишь из трех шестиаршинных простых вязаных скамей. Некоторое богатство допущено было только в обстановке присутственной комнаты — так называемой «советской», вероятно, потому, что она служила в то же время и для приема почетных посетителей. Для нее куплен был мягкий диван ценой в 15 р. и к нему стол в 10 р., 6 мягких кресел – 36 р., 12 мягких стульев – 48 р. и два маленьких угловых столика. В квартире начальницы оставлена была прежняя мебель, которая теперь только была несколько ремонтирована, именно мягкая мебель была переправлена и заново покрыта коричневым репсом. Все расходы по приобретению новой мебели и починке старой составили сумму в 179 р.

1870 год начался заботами училищного совета об устройстве главы над новым помещением церкви. Совет вошел в соглашение с известным ему по прежним работам в училищном доме мастером крестьянином Абрамом Кузнецовым, с которым и заключил условие на устройство главы над церковью. Глава устроена была небольшая весом до 10 пуд. из белого железа, крест поставлен был позолоченный «на мардан». Новой главой и крестом домовая училищная церковь украсилась как раз к великому празднику св. Пасхи. Так как для новой училищной церкви попечительницей А. Д. Каретниковой пожертвованы были также и колокола, то понадобилась и звонница. На училищном дворе близ входа в церковь устроена была деревянная колокольня в виде небольшой башенки, окрашенная в темно-коричневый цвет, на которую и повешены были три небольших колокола. Одновременно с этим с северной стороны дома против помещения церкви и с западной стороны против церковной паперти застроен был в виде оградки приличный полисадник, окрашенный в масляную зеленую краску.

В 1871 году в училище произведены, были некоторые сложные перестройки и поправки. На докладе о разрешении намеченных в этом году работ преосвящ. Антоний писал: «Согласен, если средства есть. Но иметь тщательный надзор за работами и материалом, особенно— если он от подрядчика». После печального опыта 1868 года, когда одним из поставщиков материала для духовых печей поставлен был материал, не отвечавший принятым им условиям, это напоминание преосвященного было весьма кстати.
Новые работы состояли в следующем. Недостаточно поместительная столовая воспитанниц из старого училищного здания перенесена была в другое более просторное место — именно в середину нижнего этажа нового дома, где доселе находилась кухня, а для последней там же выделено было помещение в двух боковых смежных комнатах. В новых помещениях кухни устроены были две русские печи, плита и два очага, а в помещении новой столовой поставлена была унтермарковская печь для нагревания комнаты и осушения в ней воздуха весной по прекращении топки духовых печей и в начале осени, когда топка духовых печей для верхних этажей бывает еще не нужна; там же вместо прежнего кирпичного настлан был новый досчатый пол и вместо кирпичных столбов, поддерживающих потолок, подведены были на каменных основаниях колонны из дерева, которые были оштукатурены и выбелены белилами; стены и потолок были перетерты подштукатурены и подбелены мелом. Для усиления света находившиеся здесь четыре окна увеличены были каждое на 6 вершков, а снаружи против окон сделана была выемка земли на 2 аршина и устроена была каменная стенка в 1 ½ кирпича. Для хода из среднего этажа в помещение новой столовой устроен был особый спуск с новой дверью и лестницей.
В то же время произведены были перестройки и ремонт в надворном строении. Баня, принадлежавшая училищу, занимала место в саду. Как по этому, так и потому, что к данному времени она весьма пообветшала, решено было ее снести и устроить из нее мшеник для коров, а для бани надлежащим образом приспособить деревянную людскую. Все остальное надворное строение было перекрыто и новая тесовая крыша на нем была окрашена. Все работы, произведенные летом 1871 года, вместе с материалом стоили училищу до 1780 руб.

В 1874 году последовало открытие приготовительного класса, которое вызвало новые значительные строительные расходы по училищу.
Приступая к учреждению приготовительного класса, училищным совет должен был заняться и обсуждением вопроса об устройстве помещения для будущих учениц приготовительного класса. Озабоченный этим вопросом преосв. Антоний лично от себя пожертвовал на этот предмет 1000 руб. Так как расходы по устройству помещений для приготовительного класса по предварительной смете исчислены были в 1711 руб., то остальные 711 руб. предложено было позаимствовать из остаточных сумм училища, коих к данному времени имелось в сберегательной кассе Владимирского отделения государственного банка 1600 руб. Но действительные расходы на тот же предмет превысили смету, так что для покрытия их пришлось сделать более значительные позаимствования из училищных сбережений. Помещение для воспитанниц приготовительного класса решено было устроить в верхнем этаже между каменным зданием и мезонином деревянного, где доселе была сушильня, на протяжении 11 арш. по линии дома и 25 арш. в ширину его. Работы предстояло не мало: нужно было вновь заготовить и уложить балки, настлать потолок, уставить переводы и настлать пол, а чтобы крыша не могла препятствовать удобному размещению балок и настилке потолка, необходимо было разобрать над этим пространством и самую кровлю. Выделенное помещение предполагалось разделить на отдельные комнаты с коридором посредине его. Все плотничьи работы с материалом отданы были за 750 руб., штукатурные — также с материалом — по 1 руб. 85 коп. за сажень по дереву и по 1 руб. 35 коп. с квадратной сажени по кирпичу и с погонной по карнизу.
Для нагревания нового помещения предполагалось сделать проводы из духовых печей. Из мебели для новых помещений намечено было сделать следующие вещи: 6 парт по 3 арш. длиной со скамьями к ним, 3 столика по 5/4 арш. длиной и шириной — для учительниц и воспитательниц, 1 шкаф в 2 ½ арш. вышины, 1 ½ арш. ширины и ¾ арш. глубины для учебных принадлежностей воспитанниц, 4 гардероба в 3 арш. вышины, 2 арш. ширины и 1 арш. глубины для платья учениц и воспитательниц, 20 табуреток и 2 арифметических доски; всю означенную мебель предполагалось окрасить масляной краской с разделкой «под ясень», а верхние доски парт и арифметические доски — черной краской под лак. Заказ всей этой мебели отдан был за 132 руб. Одновременно с работами по устройству помещений для воспитанниц приготовительного класса произведен быль необходимый ремонт и в других помещениях училища. В церкви необходимым оказалось устроить две новые голландские печи, так как старые от времени настолько повредились, что оставаться с ними было небезопасно; требовали поправки и русские печи в кухне; нужно было далее сделать проводы тепла из духовых печей и в некоторые другие помещения всего на протяжении приблизительно 70 арш. Все печные работы вместе с устройством отопления в помещениях воспитанниц приготовительного класса отданы были за 215 руб. В то же время произведены были некоторые несложные плотничьи и малярные работы в рекреационной зале, столовой, кухне и других комнатах. Все работы по устройству помещений приготовительного класса и общему ремонту училищного здания стоили 2302 руб. 63 коп.
В том же 1874 году, когда постановлено было производить начальнице училища жалованье в 500 руб., положенное по штату устава 1868 года, но с тем, чтобы она имела уже собственный стол, для нее устроена была особая кухня в помещении, отделенная квартиры эконома.

Между тем число воспитанниц в училище постепенно возрастало все более и более. В 1874 году при училище открыт был приготовительный класс, а в 1876 году и параллельное отделение при I классе. С 1876/7 учебного года становится особенно заметным усиливающийся приток желающих получить образование в женском духовном училище. Вместе с духовными стали поступать в училище и дети иносословных родителей, и заявления от лиц светского общества о желании дать образование своим дочерям в епархиальном училище стали слышаться все чаще и чаще. Пришло время, что и расширенного училищного помещения, когда-то просторного, стало недостаточно, и администрация училища вынуждена была некоторым отказывать в приеме исключительно лишь по недостатку помещения. В наличном помещении классы устроены были так, что свободно могли вмещать не более 25 учениц, между тем как в данное время при I классе было уже параллельное отделение, а II-й класс состоял из 45 учениц и поэтому помещался уже в рекреационной зале. Возникала таким образом неотложная нужда вновь озаботиться расширением училищного здания и таким переустройством его, чтобы каждая классная комната по своей поместительности рассчитана была на штатную норму т. е. не менее, как на 45 учениц. В этом смысле в 1877 году преосвящ. Антоний и делал предложение училищному совету, вменяя ему в обязанность, «насколько возможно, безотлагательно заняться соображением всех предметов, какие признаны будут необходимыми для достижения указанной цели».
Расширить училищное помещение по-прежнему можно было пристройкой нового корпуса, которую на этот раз пришлось бы делать уже с другой — западной стороны училищного здания. Но при исполнении такого плана встретились бы большие затруднения. Так как с западной стороны училищного здания по линии улицы свободного места было недостаточно много, то новую пристройку пришлось бы значительно углубить во двор и стеснить последний. Кроме того, для очищения проезда с той же стороны, часть надворного строения — именно погреб и дровяной сарай пришлось бы перенести в другое место и тем еще более стеснить двор. Правда, для увеличения двора можно было бы надворное строение подать в сад, но это во 1-х потребовало бы излишних расходов, а во 2-х через это пришлось бы уменьшить и без того не совсем просторный училищный сад.
Взамен этих новых построек совету училища представлялась возможность приобрести для училища соседнее с восточной стороны здание, принадлежавшее Дроздовской. Земли при этом доме значилось 30 саж. поперечнику и 110 саж. в длину. Приобретение ее для училища в виду неизбежных при постепенном возрастании числа учениц расширений училищных зданий, было весьма кстати. На первоначальной училищной земле, купленной в 1864 году вместе с домом у Соленикова, и теперь уже мало оставалось простора для новых построек.


Здание женского епархиального училища (слева), дом Дроздовской (справа)

Удобным для нужд училища представлялся совету и самый дом Дроздовской. Хотя поставлен он был назад тому 50 лет, как объяснила владелица, но выглядел еще довольно прочным, построен был из крепкого красного леса, на каменном фундаменте, крыт железом, внутри имел, как можно было видеть из плана, 20 помещений внизу и 12 в антресолях. Правда, в данное время совет училища нe имел возможности непосредственно осмотреть внутренние помещения дома, так как в нем помещались тогда больные тифозной горячкой пленные турки (из русско-турецкой войны); но по плану видно было, что в доме, удобно могли разместиться все классы с рекреационным залом. Расположенный по одной линии с училищным зданием, дом этот находился от последнего на расстоянии только 8 сажен и на первое время удобно мог быть соединен с ним коридором. По лицевой стороне дом имел 34 арш. 6 вер., по боковой вглубь двора 22 ½ ар.; высота комнат была — 5 арш. Все комнаты, разделенные бревенчатыми перегородками, были оштукатурены. Окон по лицевой стороне было 13, с восточной стороны—7, с западной - 3 и с северной - со двора 2. Печей во всем доме было 8 —из красного изразца. При доме с восточной стороны его имелся еще флигель длиной 30 арш. и шириной 10 арш. Внутри двумя входными коридорами он делился на 3 части. Передняя часть с тремя окнами на улицу и тремя — во двор состояла из прихожей, небольшой залы, спальни и кабинета — с одной изразцовой печью для всех комнат; из передней комнаты через коридор вела дверь в среднюю часть флигеля, значительно меньшую, с двумя окнами во двор и русской печью. Задняя часть — с пятью окнами состояла из прихожей, залы и спальни - с одной голландской печью из кирпича. Поставленный на каменном фундаменте деревянный флигель покрыт был тесом. К тому же владению принадлежала баня каменная, крытая железом, длиной 9 арш. 14 в. и шириной 9 арш. 4 в., а также кухня и пекарня, разделенные между собой входными сенями, обе деревянные на каменном фундаменте, крытые тесом под одну кровлю, имевшие в длину 21 арш. 15 в. в ширину 8 арш. 11 верш. Собственно надворное строение состояло из каретного сарая и конюшни, коровника и погреба. Каретный сарай и конюшня, длиной 46 арш. 14 в. и шириной 10 арш. 3 вер., крыты под одну кровлю тесом на два ската. Коровник, длиной 8 арш. и шириной 7 арш. 14 в., крыт тесом на один скат. Погреб с двумя амбарами, длиной 18 ар. 8 в. и шириной 9 ар. 2 в., покрыт был также тесом.
С покупкой этого владения, при котором имелось достаточное количество и свободной земли, для училища не было бы необходимости тесниться во двор, как это неизбежно было бы в противном случае — при новой постройке. Приспособление готового дома к потребностям школы потребовало бы сравнительно небольших затрат, а относительно ремонта дома, по крайней мере в ближайшие годы, училище обеспечено было бы доходом с земли при нем в количестве 120 р. и с флигеля, дававшего до 150 р. в год.
Крайняя цена за дом с флигелем и всем надворным строением и землей владелицей назначалась в 5000 р. Купчая на него потребовала бы расхода до 250 р., постройка соединительного коридора и приспособление классов — до 600 р., меблировка комнат до 300 р., а все расходы с покупкой дома составили бы приблизительно сумму в 6150 р. Между тем стоимость пристройки нового здания с другими необходимыми при этом перестройками по приблизительной смете определялась в 9800 р.
Таким образом совету училища представлялось более целесообразным и выгодным вместо пристройки нового корпуса приобрести в собственность училища соседнее с ним владение Дроздовской. В этом смысле он и докладывал преосвящ. Антонию. Преосвященный с своей стороны признал соображения совета вполне справедливыми и предположения его утвердил, предложив резолюцией «осмотреть дом г. Дроздовской, когда это будет удобно», во всех отношениях и удостовериться, какие могут быть в нем помещения, какие притом нужны будут переделки и поправки и чего все они будут стоить».
Что же касается средств на приобретение и устройство этого дома, то, за неимением определенных на этот предмет источников, совет пришел к заключению искать пожертвований. В виду этого в том же докладе он просил преосвященного 1) пригласить через консисторию епархиальное духовенство к добровольным пожертвованиям; 2) отделить из кошельковых сумм от каждого благочиннического ведомства, смотря по местным средствам, от 20 до 50 р., и 3) пригласить также к пожертвованиям настоятелей монастырей. Приглашения были сделаны. В то же время преосвященный сам лично наметил один более верный источник — это Флорищеву пустынь с ее громадными лесными владениями. Ему не довелось дожить до желанного исхода начатого дела. За смертью преосвящ. Антония, оно продолжено было преосвященным викарием епископом Иаковом, до прибытия нового архипастыря временно управляющим епархией. Надежды на пожертвования не обманули училищный совет. В ряду многих жертв, в отдельности хотя и небольших, но в общей сложности составлявших довольно значительную сумму, были и крупные жертвы. Самая главная жертва поступила от светского лица — головы г. Владимира коммерции — советника Андрея Никитича Никитина. 27 сентября 1878 года жертвователь письмом уведомлял преосв. Иакова, что уторгованные 4900 р. за дом с землей и надворными постройками г. Дроздовской для епархиального женского училища будут внесены им из собственных средств для уплаты г. Дроздовской, когда состоится самая покупка. Получив это уведомление, преосвящ. Иаков предложил совету училища приступить к окончательной сделке с Дроздовской. Немедля после сего заключены были с владелицей дома предварительные условия, по которым она изъявляла согласие продать училищу дом с землей и всеми надворными постройками за 4900 р., причем лежавшее на имении запрещение по займу во Владимирской городской думе вспомогательного капитала она обязывалась сложить лично уплатой долга, а расходы по совершению купчей крепости и уплате пошлин, какие будут требоваться, совет принимал на счет училищных сумм. 5-го октября 1878 года состоялась уже и самая покупка дома: совершена была купчая крепость, стоившая училищу 229 р. 50 к., и жертвователем А. Н. Никитиным уплачены были г. Дроздовской следуемые деньги в количестве 4900 руб. А вслед за этим от имени преосвященного Иакова направлено было и ходатайство в Св. Синод о разрешении училищу ввода во владение приобретенным недвижимым имуществом.
Устройство дома в целях приспособления его к потребностям школы производилось уже при вновь назначенном тогда на Владимирскую кафедру архипастыре Феогносте. Внимательно ознакомившись с нуждами училища, новый владыка, вскоре же после своего прибытия, с свойственной ему энергией приступил к делу, начатому его предшественником преосвящ. Антонием. Весной 1879 г., по предложению владыки Феогноста, епархиальным архитектором Н.А. Артлебеном составлены были план и смета на предполагаемые работы, а к осени того же года намеченные работы были уже окончены. Переделок и поправок в доме пришлось сделать больше, чем предполагалось. В стенах здания нижние ветхие звенья заменены были новыми, накаты и полы были перебраны и по местам устроены новые, старые печи, многие перегородки и некоторые капитальные стены внутри дома были разобраны и применительно к классному размещению поставлены были на новых местах; окна и двери по местам также устроены были новые, все стены и потолки вновь были оштукатурены; ремонтирован был дом и снаружи. Наконец, с северо-западной стороны дома сделана была новая деревянная пристройка. В результате всех этих работ из прежнего жилого помещения получилось основательно ремонтированное благоустроенное классное здание с пятью учебными комнатами. Устройство дома вместе с меблировкой новых классных помещений стоили 3498 руб. 13 к. Этот расход превысил и первоначальную общую смету, составленную еще при покупке дома, и наличные свободные суммы училища на тот же предмет. Но владыка Феогност изыскал средства не только для покрытия недостающей суммы, но и на дальнейшее благоустройство училища.

Осенью 1879 года в училищных зданиях устроены были водопроводы. До сих пор училище пользовалось водой частью из своего колодца, частью — привозной из Клязьмы. Вместе с домом Соленикова в 1864 году в собственность училища перешел и находившийся во дворе колодезь с обветшавшим от времени срубом и навесом, который вместе с домом и надворным строением в свое время также был возобновлен. Этот колодезь хотя и изобиловал водой, но пользоваться ею можно было не во всех случаях: для чая и приготовления пищи она не годилась; поэтому приходилось нанимать водовоза, который привозил чистую и мягкую речную воду. Но такой способ пользования речной водой оказывался крайне неудобным для целого заведения. Бывали черные дни, когда по неаккуратности водовоза или по другим причинам — училищу приходилось крайне экономить речную воду, а иногда даже совсем оставаться без воды. Бывали и такие случаи, когда приходилось пользоваться с избытком запасенной водой, простоявшей не одни сутки и потерявшей уже вкус свежести; а такие запасы, чтобы избежать недостатка, делались нередко. Отчасти поэтому, может быть, расходы на пользование речной водой сравнительно с другими училищными расходами были не малы. Так в 1-й год существования училища за речную воду заплачено было почти втрое больше, чем за все поставленные в том же году приборы и медикаменты для больницы, а в 1871 году — почти столько же, сколько израсходовано было на учебники, учебные пособия и рукодельные принадлежности. При экономии в других случаях училище, по-видимому, иногда забывало блюсти расчетливость при пользовании не дешевой речной водой: так в декабре 1868 года до отпуска учениц на Рождественские праздники израсходовано было привозной воды, которая должна была идти только на чай и приготовление пищи, всего 21 бочка, значит на каждые сутки средним числом падало до 30 слишком ведер. Недаром это обстоятельство вызвало недоумение со стороны преосвящ. Антония, который на журнале управления против этой статьи расхода сделал замечание: «Не много ли воды-то? Для чего свой колодезь?» Тогда же появилась и мысль об устройстве водопровода, но другие нужды училища как-то отдаляли осуществление этой мысли, и только уже в 1879 году, когда преосвященным Феогностом изысканы были средства на все ближайшие нужды по благоустройству училища, указанная мысль, наконец, была осуществлена. 22 сентября 1879 года совет училища заключил условие с мастером Владимирским мещанином Феодором Воскресенским, который подрядился из собственного материала устроить к ноябрю месяцу водопровод с проведением воды из городского бассейна в жилой и классный корпус училища с тем, чтобы материал употреблялся им в дело по освидетельствовании его прочности и годности советом при участии архитектора. К назначенному сроку работы были окончены: проложено было от городского бассейна в здания училища свинцовых труб в 1 ½ дюйма толщиной на 91 саж. 1 арш. и 7 верш. по условной цене 6 руб. 50 к. с сажени; кранов от труб в разных местах зданий поставлено было 11-ть. В продолжение ноября производилась проба вновь устроенному водопроводу и составленным в начале декабря актом совет свидетельствовал, что водопровод в течение месяца не оказал никакой порчи и действовал безостановочно.
Владимирское женское епархиальное училище

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (08.11.2016)
Просмотров: 469 | Теги: Владимир, учебные заведения | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика