Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
12.04.2021
03:45
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1353]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [442]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [120]
Юрьев [228]
Судогда [106]
Москва [42]
Покров [149]
Гусь [162]
Вязники [291]
Камешково [102]
Ковров [391]
Гороховец [124]
Александров [255]
Переславль [112]
Кольчугино [78]
История [39]
Киржач [87]
Шуя [108]
Религия [5]
Иваново [60]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [140]
Промышленность [90]
Учебные заведения [127]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [250]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Городской клуб в губернском городе Владимире

Городской клуб

С момента открытия в 1815 г. Пушкинский бульвар сделался любимым местом отдыха и незамысловатых развлечений для горожан и гостей города. С самого начала на южной оконечности холма появилась беседка простейшей конструкции: деревянные столбы, обтянутые холстом. В 1847 г. её сменила закрытая беседка-ротонда.


Беседка-ротонда на Большом бульваре. Фрагмент акварели Ф.Д. Дмитриева «Вид Владимира с Большого бульвара». Сер. XIX в.

В 1888 году во Владимире открылся городской клуб. В члены клуба записывали только мужчин, да и то не всех. Нижние воинские чины и юнкера, например, такого права не имели. Так же, как и женщины, несовершеннолетние, учащиеся. Управлять делами досуговой организации доверили Совету старшин из девяти человек.
Целью своей новая организация видела предоставление членам клуба и их семействам удобного и спокойного отдыха, сопровождаемого различными развлечениями и удовольствиями: балами, маскарадами, танцевальными, музыкальными и литературными вечерами, лекциями.
В его уставе, утвержденном в 1894 г., говорилось “клуб имеет целью доставить членам своим и их семействам возможность проводить свободное от занятий время с удобством, приятностью и пользою”, “клубу предоставляется право устраивать для своих членов и их гостей балы, маскарады, танцевальные, музыкальные и литературные вечера и драматические представления, выписывать книги, газеты и другие периодические издания, а также приглашать лиц специально по разным наукам для чтения лекций, которые служили бы к распространению между членами клуба полезных сведений”. Пребывание в клубе разрешалось до половины второго ночи. Те, кто оставался дольше этого времени, платили штраф, который увеличивался каждые полчаса. Окончательно же клуб закрывался в пять часов утра. Членами клуба не могли быть лица женского пола, несовершеннолетние, воспитанники учебных заведений, нижние воинские чины юнкера и вольноопределяющиеся, лица, подвергшиеся ограничению прав по суду. Цели дворянского собрания и городского клуба при некоторой разнице формулировок в уставах были сходны
Основной доход клубу приносили членские и сезонные взносы, входная плата с гостей и маскарады, игральные карты, игра в бильярд, домино и кегли. В 1892 году в клубе насчитывалось 263 члена, размер членского взноса составлял пять рублей в год. Спустя 15 лет число членов сократилось до 150, а членский взнос вырос до восьми рублей.
Зимой клуб арендовал помещения у местных домовладельцев. Например, в разное время он размещался в домах Петровского, Баженова, Платонова. Летом арендовали беседку на Пушкинском бульваре.
26-29 мая 1899 г. в г. Владимире празднование 100-летней годовщины со дня рождения А.С. Пушкина. В связи со столетним юбилеем со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина городской Большой бульвар получил имя поэта.
Был установлен небольшой поясной бюст поэта на высоком деревянном постаменте в середине большой клумбы перед зданием бульварного клуба.


Бюст Пушкина перед зданием бульварного клуба.

В первый раз в аренду городскому клубу беседка была сдана в мае 1899-го. Срок - два года, плата - по 25 рублей. Летом клуб привел в приличный вид и беседку, и бульвар, устроив на нем клумбы. Практически единственное во Владимире место для прогулок сделалось из безлюдного и небезопасного ухоженным и привлекательным для горожан.
Вот только дальше вкладываться в благоустройство не имело смысла - срок аренды слишком короткий. Управители клуба обратились к городским властям: дайте нам беседку на пять лет. Безвозмездно и с правом постройки на бульваре разных павильонов. Отбивать затраты клуб планировал, устраивая время от времени платные гулянья на Пушкинском бульваре.
Гордума предложение в целом одобрила, поскольку «развлечения необходимы для публики». По заключенному контракту клуб должен был за свой счет ремонтировать беседку, построить качели, кегли и другие увеселения. Число платных гуляний на бульваре не должно было превышать десяти в год.
В 1906 г. вместо старого бюста на широкой площадке бульвара в левой стороне его был установлен изящный небольшого размера, конусообразный памятник Пушкину с надписью на постаменте стихотворения Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный», увенчанный выразительно художественным бюстом поэта.

Как-то незаметно, но павильон с ротондой стал исключительно клубным. Первоначальное здание павильона с ротондой в 1906 г. за дряхлостью было разобрано. Строительство новой «ротонды» городские власти тоже доверили клубу. Кроме строительства летнего помещения на клуб возложили обязанность устроить цветники и нанимать оркестр не менее двух раз в неделю.
Период времени, когда старую беседку сломали, а новую еще не построили, ничто не заслоняло от гулявших чудесного вида на Клязьму. Горожанами высказывались мнения о постройке «ротонды» в другом месте. Но контракт есть контракт.

К началу XX в., с развитием техники и появлением новых форм досуга, созрело намерение устроить на бульваре кинематограф. В 1909 г. в городскую думу поступило предложение от купеческого сына Василия Елисеевича Андреева предоставить ему в аренду участок земли под постройку временного летнего театра и синематографа. 19 марта 1909 г. городская дума в лице городского головы Н.Н. Сомова представила губернатору на рассмотрение «выкопировку из Высочайше конфирмованного плана на г. Владимир и план существующего в натуре расположения части города с указанием места, отводимого под постройку временного летнего помещения для театра и синематографа, а также план местности <...> с указанием местности для театра, ближайших строений и всех расстояний и мест, на которые предполагается перенести существующие кегельбан и кухню».
При этом прилагался и проект расположения театра на 300 человек, с обязательным условием, что сооружение будет иметь «характер временной постройки, а не постоянной <...>, если в участке этом явится ранее истечения арендного срока надобность для города, то участок должен быть очищен от постройки, приведён в прежнее состояние и сдан городу до истечения арендного срока. Городской думой не разрешается и открытие в предполагаемом помещении театра буфета с продажей крепких напитков». К сожалению, на проекте (план, два разреза и два фасада - со стороны Муромской улицы и со стороны реки Клязьмы) не указан его автор, но можно думать, что это городской архитектор Яков Григорьевич Ревякин.


Проект летнего театра на Пушкинском бульваре. 1909 г. (ГАВО. Ф. 40. On. 1. Д. 20993. Л. 11)

Проект изображал скромное, но довольно изящное одноэтажное деревянное строение, вытянутое с запада на восток и акцентированное на западном фасаде двумя симметричными «колпаками». Располагаться театр должен был на южной оконечности бульвара, чуть восточнее беседки-ротонды, параллельно южной кромке холма.
Губернатор, получив прошение за подписью Сомова, отправил письмо об этом проекте архиепископу Владимирскому и Суздальскому, который, в свою очередь, запросил мнение причта Успенского собора. Отзыв причта от 14 апреля 1909 г. исполнен такой высокой риторики и проникновенности, что хочется привести его полностью: «Этот храм Боголюбского, в котором от древних лет нетленно почивают мощи святого благоверного великого князя Владимирского, под сводами которого в течение семи веков пролито много христианской крови и в стенах которого похоронено много ратоборцев земли русской, составляет славу и гордость нашего города. Он служил и служит для одних, людей религиозных, учителем веры и благочестия, для других - любителей старины, предметом археологических исследований и ключом к разумению и изучению древней византийской стенописи и древнего византийского зодчества, для патриотов силою и мощию, а для всех сынов России предметом высокого и глубокого уважения. Кому не известен семивековой Владимирский собор, этот ветеран времён древних, этот священный монумент земли русской? Кто не посещал его с тою или иною целию? Кто не преклонялся пред его святынею и величием? В виду сего, устройство зданий для театра синематографа на бульваре, примыкающего к собственной ограде, считаем преступным по отношению к святилищу <...>, оскорбительным для религиозного чувства иметь в соседстве с Божиим театрального заведения, куда собираются для развлечения люди разных вер и наций <...>, считаем невозможным дать согласие на устройство театрального и других увеселительных зданий там, где была соборная собственность» (увеселительные заведения от церкви по тогдашним правилам не могли находиться ближе 40 саженей). Однако городская управа от этой мысли не отказалась, и в 1910 г. Ревякин Яков Григорьевич составил ещё два проекта летнего театра, гораздо более импозантных и вместительных, но постройка всё же не состоялась.

Проект новой беседки представил архитектор Яков Ревякин. 8 июля 1909 г. проект летнего клуба был утверждён строительным отделением Владимирского губернского правления. С 27 по 29 сентября 1909 года план нового летнего клуба был выставлен для обозрения в доме Петровского.




Летний клуб на Пушкинском бульваре.

Фото Проскудино-Горского. 1912 г.

Весной 1910 года было построено летнее помещение городского клуба «ротонда» с двумя балконами на верхнем этаже, с боковыми ризалитами и открытыми галереями, обрамленными резными перилами и навесами с фигурными столбиками. В центре покатой кровли и над ризалитами высокие треугольные чердаки. Справа круглое дощатое сооружение со сферической кровлей и двумя декоративными башенками на ней, с открытой дверью и лестницей. В юго-западном углу к Муромской улице - «раковина» для духового оркестра, часто игравшего на бульваре для увеселения гуляющих лиц, пирующих в клубе. Три раза в неделю играл военный духовой оркестр, разноцветные фонари с гирляндами из зелени придавали парку, фантастический вид.
27 апреля на заседании городской думы возникли прения по вопросу изменения некоторых условий по аренде городским клубом беседки. Построенная на его средства, она стоила более семи тысяч рублей и через двенадцать лет должна была перейти в собственность города. Клуб задолжал поставщику строительных материалов Андрееву более двух тысяч рублей. Совет старшин просил гласных пересмотреть условия договора. Часть думцев не хотела принимать во внимание стесненного материального положения общественной организации и настаивала на сохранении прежнего контракта. Но большинство посочувствовало. Решили, если по непредвиденным причинам клуб закроется ранее 5-летнего срока, принять две тысячи задолженности по его постройке на себя.
30 мая 1910 г. совершилось торжественное официальное открытие летнего помещения-«ротонды» городского клуба. Платное гулянье вышло удачным: оркестр играл до полуночи, входной платы получили более 100 рублей.

Осенью 1911 года, когда клуб переехал в зимнее помещение, беседка выглядела весьма экстравагантно. Газета «Владимирский листок» писала: «Проходя по Пушкинскому бульвару, 23 сент., я был поражен явлением - Владимирский летний клуб - прачечная! Вся лицевая сторона обвешана мужскими ситцевыми туалетами, не забыта даже и музыкальная эстрада. Как дальше оказалось, клуб временно занят гренадерами и, право, признаюсь, очень кстати... Подходящее применение клубу вряд ли можно когда еще и придумать! Приезжий».

В начале 1906 года в России началась предвыборная кампания в I Государственную думу. Эпохальное событие не могло не коснуться губернской столицы. Для проведения партийных собраний необходимы были просторные помещения, но во Владимире они фактически отсутствовали. Партийцы обратились в клуб.
Некоторые члены клуба были только за: предвыборные собрания могли принести доход. Против этого выступил некий господин Архангельский. По его мнению, таким образом общественный клуб превращался в клуб политический, что могло привести к его закрытию. Его оппонент Котлецов возразил: «Закрывая двери пред избирателями, мы берем на себя тяжкий грех и пред обществом и пред родиной и доказываем, что лишены как чувства общественности, так и патриотизма». В итоге члены клуба решили не рисковать и закрытым голосованием (27 голосов против, 15 за) определили: никакой политики!
Но совсем отгородиться от политики не получалось. В январе все того же 1906-го на клубном маскараде появилась дама в костюме «Конституция». Конституция выглядела ярко: белый кисейный костюм русской боярыни с кокошником на голове, от пояса спускались цветные ленты с надписями названий всех партий и основных гражданских свобод. В руках у дамочки - рог изобилия, из которого маска раздавала билетики с обозначением тех требований и пожеланий, которые стояли в программах всех прогрессивных партий. Костюму присудили вторую премию: серебряный сервиз.

Клозет на бульваре

При составлении городской управой условий эксплуатации вновь построенной беседки появился отдельный пункт: «Кроме устройства ретирады в здании беседки, на бульваре за свой счет выстроил писсуар в месте, указанном Управой». В соответствии с чем в пяти шагах от клубной кухни, расположенной в левой части бульвара неподалеку от Успенского собора, выстроили примитивненький общественный туалет, содержавшийся городским клубом далеко не в идеальном состоянии. Туалет приводил в ужас даже нетребовательного, малокультурного человека: внутри помещения аммиачные газы резали глаза и затрудняли дыхание. Но и его вечерами запирали на замок, что пагубно сказывалось на окрестностях.
Злободневный вопрос не решался несколько лет. В июле 1914 года газета «Старый владимирец» сообщала: «На Пушкинском бульваре, куда вечерами и в праздничные дни стекается публика «подышать чистым воздухом», общественный ретирад содержится в страшном запущении и, несмотря на близкое соседство его с кухней городского общественного клуба, очищается не иначе, как по требованию полиции. Плохой пример обывателям со стороны городского общественного управления».

«Недостойное обложение буфета»

В августе 1910 года во Владимирскую думу поступило заявление от владельцев местных трактиров, недовольных отсутствием доходов из-за клубного буфета. В летнее время массовому наплыву посетителей в буфет способствовало размещение его в популярной беседке на бульваре, а в зимнее - танцевальные вечера, маскарады и концерты. Клубное заведение привлекало к себе особенно денежных посетителей не только в вечернее и ночное время, но и днем, начиная работу с 12 часов утра. То есть при наиболее благоприятных условиях для торговли спиртными напитками и минимальном обложении городским сбором клуб, по мнению конкурентов, оказался в привилегированном положении. Заканчивалось заявление просьбой: «По всей справедливости подлежало бы повысить этому клубу платеж акциза в доход города в соответствии его торговле». Трактирщики предлагали обложить конкурента акцизом в 2300 рублей на 1911 год. Просьба, судя по всему, осталась без ответа.

…Клубная беседка пережила Первую мировую и революцию. По воспоминаниям владимирского краеведа Косаткина, летнее здание клуба «сгорело в 1921 году от неосторожной игры в нем мальчишек и больше не возобновлялось». Городской клуб прекратил существование еще раньше.

Автор: Маргарита ВЛАДИМИРСКАЯ

Летний театр

2 июля 1923 г. специальная комиссия осматривала Пушкинский бульвар «на предмет разрешения в нём кинематографических сеансов на открытом воздухе». Комиссию созвало управление владимирского губернского архитектора, а входило в неё четыре специалиста: от управления губархитектора - инженер Дворников, от губсовнархоза - инженер Успенский, от городской электростанции - электротехник Терпугов, от уездно-городского коммунотдела - техник-строитель Ревякин, от губполитпросвета - Левкоев. Имелось в виду устройство кинобудки для показа фильмов.
4 июля 1923 г. на техническом совещании в управлении губернского архитектора акт был рассмотрен и разрешено открытие сеансов при соблюдении следующих условий: обнести будку деревянным палисадником, аппаратную обить внутри железом на войлоке, сделать из неё вытяжку в крыше, представить проект электропроводки к будке и для освещения, поставить скамейки для зрителей на врытых в землю столбах, чтобы ширина сидений и прохода «была не менее 1 ½ аршина с устройством среднего прохода в 2 аршина шириной, проходящего через все ряды, экран ставить перед кругом памятника Пушкина, не занимая самой площадки». Кинобудка была установлена в центральной зоне бульвара, несколько севернее памятника, и горожане получили возможность смотреть кино на открытом воздухе.
Однако уже в апреле 1927 г. культурно-просветительское учреждение Центральный клуб поставил вопрос о летнем помещении для клубной работы: кружков, кино и пр. На совещании горсовета и горкомхоза обсуждалась возможность строительства летнего деревянного театра на Пушкинском бульваре. По словам заведующего Центральным клубом В.А. Бреннера, намерения у него были самые скромные: «построить летнюю сцену с лёгкими решётчатыми стенами зрительного зала на 300 чел. и стоимостью её 3000 руб., если помогли бы соответствующие организации». Но в финансировании ему отказали. По словам Бреннера, «первый проект, представленный в управление губернского инженера, был отвергнут из-за балкона, который не мог быть разрешён в деревянном сооружении. Пришлось проект переделать. Второй был утверждён, но с такими оговорками, что рискованно было за него браться: требовалось стены зала связывать железными струнами поперёк зала». Первый, отвергнутый, проект не сохранился и больше нигде не фигурировал.


Проект летнего театра: боковой фасад и план. Неосуществлённый вариант. Техник-строитель Н.Н. Воронин. 1927 г. (ГАВО. Ф. P-1353. On. 2. Д. 755. Л. 6)

План части Пушкинского бульвара с показанием местоположения проектируемого летнего театра. 1927 г. (ГАВО. Ф. P-1353. On. 2. Д. 755. Л. 6)

А вот новый (второй) проект на 466 человек, с расчётом стропил, составленный техником-строителем Ворониным (вероятно, отцом профессора Н.Н. Воронина), 15 июня был рассмотрен на техническом совещании при управлении губернского инженера, а 22 июня утверждён губернским инженером. Предварительная сметная стоимость сооружения составляла 5868 рублей. По этому проекту театр пристраивался в кинобудке, вторым концом заходя на территорию «круга» памятника Пушкину. Со стороны кинобудки одноэтажное деревянное здание закруглялось, а с другой, прямоугольной, стороны помещение партера переходило в повышенный объём со сценой и артистической уборной. Партер разделялся одним продольным и двумя поперечными проходами. В целом театр напоминал прежние деревянные каркасные сооружения архитектора Ревякина.
Однако вскоре и этот проект пришлось изменить. Средств, которые были заложены сметой и которыми располагал Центральный клуб, было явно недостаточно. Поэтому Ревякин, к которому обратился заведующий Центральным клубом, составил новый, более лаконичный, современный по стилю и ещё более дешёвый проект. По словам Бреннера, «ознакомившись со сметой и проектом, составленным техником Горкомхоза т. Ворониным и утверждённым (с оговорками) губинжем, тов. Ревякин предложил во избежание перерасходов крупных сумм составить новый проект в рамках той же сметы и притом более современного стиля, без резьбы и прочих старомодных деталей. Управление губинжа, учитывая наступление июля месяца и видя некоторые преимущества нового проекта, разрешило начать постройку по этому эскизу, обязав нас в процессе постройки представить официальные чертежи на утверждение. С большим трудом в виду наступления сенокоса удалось найти плотников и 5 июля <...> постройка началась». В распоряжении Бреннера было всего 4900 руб., но в президиуме горсовета ему предложили не откладывать и строить скорее, пока не упущен сезон.


Проект летнего театра: местоположение. Осуществлённый вариант. Арх. Я. Г. Ревякин. 1927 г. (ГАВО. Ф. Р-1353. On. 2. Д. 755. Л. 1)

В начале июня 1927 г. начали строить летний театр. Для наблюдения за его постройкой была создана специальная комиссия. Хозяйственное руководство постройкой было персонально поручено зав. центральным клубом Бренеру. Ему же было поручено периодически информировать комиссию о ходе работ по постройке. Однако, комиссия ни разу не созывалась, и никакой информации не заслушивалось.
18 июля, когда строительство уже началось, Центральный клуб представил в управление губернского инженера проект на 500 мест, составленный Ревякиным на основе уже утверждённого устно эскиза, и пояснительную записку с расчётами. Записку составил студент V курса архитектурного отделения Московского высшего технического училища Николай Ревякин (старший сын Якова Григорьевича, впоследствии небезызвестный архитектор). 25 июля техническое совещание постановило утвердить этот проект - при условии, «чтобы в задних рядах зрительного зала высота от пола до потолка была не менее 1,85 метров». 1 августа губернский инженер утвердил проект.
К тому времени театр был уже наполовину выстроен. Ответственный технический надзор по постройке театра был поручен губархитектору Ревякину. Неуклюжее здание на Пушкинском бульваре росло.


Проект летнего театра: боковой фасад и план. Осуществлённый вариант. Арх. Я.Г. Ревякин. 1927 г. (ГАВО. Ф. P-1353. On. 2. Д. 755. Л. 1)

По этому проекту театр представлял собой простой прямоугольный объём (зрительный зал) с меньшей поперечной пристройкой с одной стороны (сцена), перекрытые на два ската. Второй объём несколько возвышался над основным. Никакого декора на фасадах не видно. Единственным декоративным мотивом можно считать выделение входной группы на боковом фасаде. Такой приём соответствовал стилю «конструктивизм», популярному в эти годы. На чертеже стоит подпись Я.Г. Ревякина. По этому проекту и был построен летний театр, но на другом месте - не в центре бульвара, а южнее памятника Пушкину.
«К настоящему моменту контуры будущего театра вполне определились. Архитектура театра — нова и, пожалуй, будет несколько необычной для большинства наших зрителей. Дело в том, что здание театра почти целиком спроектировано в тонах нового современного зодчества. Достоинство этих форм заключается в том, что здание, имея все необходимые удобства, в то же самое время чрезвычайно просто по замыслу и дешево по исполнению. Вся постройка обойдется, примерно, в 6000 рублей, тогда как, окажем, одинаковый по размерам и удобствам александровский театр обошелся около 11000 рублей. В смысле акустики (слуховой особенности) будущий театр будет также иметь свои достоинства. По крылатому выражению одного из строителей, звук в этом театре, благодаря устройству тонкой двойной обшивки, будет слышен «как гитара». Театр рассчитан на 500 мест для сидения. Задняя стенка театра может подниматься и, таким образом, спектакль или концерт можно слушать и снаружи. Благодаря устройству над сценой особой башенки, смена декораций будет происходить быстро, и самый большой антракт между действиями продлятся не более 10 минут. В конце театра устраивается бетонная будка для киноаппарата.
Театр будет побелен и внешне выглядеть привлекательно. Со временем, вокруг театра предполагается устроить дорожки и разделать клумбы» («Призыв», 21 июля 1927).
«К открытию городского летнего театра на Пушкинском бульваре драмсекция центроклуба готовит пьесу из старого классического репертуара «Смерть Тарелкина» — Сухово-Кобылина. Открытие театра состоится в конце июля» («Призыв», 29 июля 1927).
«Публика ходила и дивилась. Здание сравнивали с кирпичным сараем, с холерным бараком…
На-днях специальная комиссия из представителей горсовета, РКИ, управления губинжа, техстроя и др. произвела вторичное обследование постройки летнего театра на Пушкинском бульваре. Комиссия снова признала, что постройка театра ниже всякой критики и что привлечь в такой театр зрителей будет очень трудно. В результате, комиссия решила постройку театра прекратить и использовать здание для каких-нибудь других целей…
22-го августа по этому вопросу было созвано совещание при РКИ. Совещание полностью подтвердило постановление первой комиссии и также высказалось за прекращение работы по достройке театра.
Кстати заметим, что смета на постройку театра была уже перерасходована, хотя театр и не был достроен. Итак, «театр» достраивать не будут. Деньги выброшены на ветер» («Призыв», 27 августа 1927).
Эта заметка в газете послужила спусковым крючком для судебного дела против Ревякина, которое вскоре присоединили к масштабному разбирательству о бесхозяйственности горкомхоза. На самом деле никакой вины Ревякина не было. Дважды он был допрошен как свидетель и показал, что на утверждённую смету невозможно построить полноценный театр, а только лёгкий сарай со сценой. Со временем, по мере использования помещения для киносеансов, средства накопятся и можно будет произвести отделку - отёску, остружку, обшивку, окраску. «И тогда здание будет вполне приемлемым как в эстетическом, так и техническом и акустическом отношении. Существующая постройка в техническом отношении вполне правильна, а страдает она только оттого, что строительный материал был из числа брака и к тому же не строган и не обтёсан. Хотя это нисколько не мешает действию театра». Ревякин привёл в пример г. Александров, где по этому же проекту копиях с чертежей, снятых тамошним техником) был построен театр за 14 тыс. руб. - точно такой же, но оструган и покрашен, «театр, можно сказать, получился важный». Вспомнил архитектор и свои прежние проекты, «бесспорные в художественном отношении», но осуществление их стоило бы в два раза дороже, чем построенный павильон.
На другом допросе Ревякин говорил, что предлагал оставить стены открытыми выше человеческого роста, приводя в пример летний театр в московском саду Эрмитаж, у которого нет стен, а только крыша. Акустика в построенном здании, как показали три пробных спектакля, отличная, прочность достаточная, внутренние стропила при вечернем освещении ничуть не портят впечатления, «и если бы не грубость внутренней отделки, то лучшего и желать бы не нужно», а при затрате на отделку 1000 руб. «можно и этот театр украсить, и он 8-10 лет прослужит <...>. Серьёзно говоря, для города Владимира нужно было проектировать и строить театр стоимостью не менее 25000 руб.».


План части Пушкинского бульвара с показанием местоположения проектируемого летнего театра. 1928 г. (ГАВО. Ф. Р-1353. On. 2. Д. 1042. Л. 38)

Однако не прошло и года, как возбуждается вопрос о постройке нового театра на бульваре. Новый проект составил инженер губернского отдела коммунального хозяйства Н.С. Улитин; на чертежах стоит дата - 28 мая 1928 г. Проект рассматривался на президиуме губисполкома 3 сентября 1928 г., а 13 сентября был утверждён в управлении губернского инженера. Он предусматривал большую вместимость, чем прежний театр - 690-700 мест. Подробнейшая записка содержала описание планировки и конструкций, а также расчёты и смету. Место для театра было назначено на южной оконечности холма, примерно там, где он проектировался в 1909 г. или, скорее, там, где находился летний клуб. А построенное в 1927 г. здание театра ещё стояло на своём месте.



Проект летнего театра: план. Инж. Н.С. Улитин. 1928 г. (ГАВО. Ф. Р-1353. Оп. 2.Д.1042. Л.35

Проект изображал двухъярусное дощатое, прямоугольное в плане, сильно вытянутое строение, с некоторыми декоративными элементами. Внутреннее устройство планировалось гораздо более сложным, чем прежде, и предполагало зрительный зал с партером и наклоном пола, балконом, боковым фойе и галереями, сцену с двумя артистическими уборными, бутафорской, парикмахерской, режиссёрской и верандами, кассу, оркестровую яму, суфлёрскую будку и прочее – то есть всё, что положено в настоящем театре, а к задней стене через кирпичный брандмауэр пристраивалась проекционная железобетонная кинобудка. Во втором ярусе зрительного зала предполагались небольшие горизонтальные окна. Объём сцены акцентировался башней с флажком. Предусматривались и противопожарные меры: «В качестве пожарной охраны вместо вытяжных отверстий для дыма служат окна в верхней части сцены, рамы которых на шарнирах и вращаются около горизонтальной оси». Однако управление пожарной охраны посчитало этот проект ещё более опасным, чем прежний, и решительно высказалось против его воплощения. К тому же новый театр стоил слишком дорого для дощатого сооружения - более 50 000 руб.
Судя по всему, в 1928 г. большой и нарядный театр на Пушкинском бульваре так и не появился; во всяком случае, владимирские старожилы не помнят в послевоенное время ничего похожего. А театр 1927 г., видимо, просуществовал ещё долго.
«Владимирский городской летний сад (Пушкинский бульвар) передан горсоветом в ведение клуба железнодорожников… Здание летнего театра заново отремонтировано и покрашено. Строители сделали все возможное, чтобы приспособить под нужды театра это нелепое сооружение бывшего горкомхоза и центрального клуба. Строится открытая сцена, оборудуется площадка для кино-сеансов на открытом воздухе, помещение буфета, тир, кегельбан, открытые сцены и ряд площадок для всевозможных физкультурных игр и аттракционов (кольца, трапеции и т.п.)…» («Призыв», 7 мая 1930).
«24-го мая открывается городской летний сад (б. Пушкинский бульвар), перешедший теперь в ведение клуба им. Рыкова… Помимо закрытого театра, устроена открытая сцена. Сооружены тир и кегельбан. В саду постоянно будет работать кино. В порядке обмена опытом клубной работы в саду время от времени будут выступать рабочие драмкружки ближайших к городу фабрик и заводов» («Призыв», 21 мая 1930).

В проекте нового генплана Владимира 1947 года некий Летний театр упоминает А.В. Столетов.

В 1951 г. на ул. Козлов Вал был открыт кинотеатр «Летний» (за зданием детского сада, перед современным кафе «Блинчики»).

Источник:
Т.П. Тимофеева. ЛЕТНИЙ ТЕАТР НА ПУШКИНСКОМ БУЛЬВАРЕ. Краеведческий альманах Старая Столица. Выпуск 14.

Скульптура «Молодое поколение»


Скульптура «Молодое поколение»

В 1941 г. на месте будущего памятника равноапостольному князю Владимиру Святому и святителю Федору установлена скульптурная композиция «Молодое поколение» ("Материнство").
«Клуб им. Молотова заканчивает оборудование городского парка. Сделан забор, в парке поставлены скульптуры, вазы, ограждена зелень, установлены съемные диваны, устанавливается 100 постоянных диванов. Проведена радиофикация парка, переоборудовано электроосвещение. На оборудование затрачено около 30 000 руб.» («Призыв», 23 мая 1941).


Парк им. Пушкина. Композиция "Материнство" (установлена в 1941 г. и называлась «Молодое поколение»). 1965 год. Автор фото: А.Н. Крутов

Скульптура «Материнство» располагалась на месте памятника равноапостольному князю Владимиру Святому и святителю Федору.

Парк им. А.С. Пушкина. Скульптура «Материнство». 1963 год. Фото Крылова Альберта Анатольевича.

Памятник князю Владимиру Красное Солнышко и Святителю Феодору

В День города в 2005 году на смотровой площадке парка имени Пушкина был заложен камень на месте будущего памятника князю Владимиру Красное Солнышко и Святителю Феодору.
Великий князь Владимир Святославич не только основал город Владимир на Клязьме, но для наставления крестившихся обывателей его в вере Христовой и строения церковного дал им епископа. «Постави над рекою Клязьмою град, читаем в Чети-Минеях, и нарече той первым своим именем Владимиром и созда в нем церковь Пресвятыя Богородицы и повелел крестити людей и даде им епископа». В Киевском Синодике указан епископ, который оставлен великим князем в новооснованном городе, «Постави же там Владимир и церковь во имя Пресвятыя Богородицы и епископа Феодора остави».
Памятник был торжественно открыт и освящен 28 июля 2007 г. во время празднования 850-летия переноса столицы Руси из Киева во Владимир. Установлен он по инициативе Московского благотворительного фонда святителя Николая Чудотворца. Автор - заслуженный художник России ростовский скульптор Сергей Исаков, архитектор - Сергей Герасимов. Князь Владимир изображен с хоругвью в правой руке, верхом на коне, который топчет змея, символизирующего в Библии силы зла. Рядом стоящая фигура епископа Феодора в церковном облачении. В левой руке он держит Евангелие, чтобы крестить новообращенных, так как князь Владимир направил его в Северо-Восточную Русь для обращения в христианство местных племен. В нишах высокого постамента помещены медные чеканные рельефы с изображениями в полный рост, в смиренных позах, с крестами в руках восьми святых: Александра Невского, Георгия Всеволодовича, Всеволода III, Андрея Боголюбского, преподобного Ильи Муромца, Софии Суздальской, благоверной княгини Ольги и Марии Владимирской.
На открытии монумента присутствовали губернатор Н.В. Виноградов и градоначальник А.П. Рыбаков. Памятник освятил архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий.





Памятник равноапостольному князю Владимиру Святому и святителю Федору.










Парк имени А.С. Пушкина


Категория: Владимир | Добавил: Николай (14.08.2018)
Просмотров: 862 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru