Главная
Регистрация
Вход
Четверг
24.05.2018
01:30
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 466

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [882]
Суздаль [299]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [219]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [111]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [94]
Вязники [175]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [73]
Александров [146]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Город Владимир, улица Муромская

Улица Муромская

К югу от Малых торговых рядов спускалась к реке улица Муромская, а Царицынская улица (ул. Гагарина) тянулась к северу; на этом месте в документах XVIII в. упоминается Царицынская слобода.
На другой стороне реки начинался Муромский тракт – одна из самых старинных дорог, воспетая в стихах и песнях, которая идёт от центра города через Клязьму на Муром (у Золотых Ворот путники поворачивали на Летнеперевозинскую улицу, потом на Николо-Галейскую нижнюю и ехали до моста через железную дорогу). В былые времена Муромский тракт служил важной связующей магистралью между Владимиром и Нижним Новгородом. Нижегородская дорога являлась частью пути из Москвы в Нижний Новгород. В древности в Нижний Новгород попадали иначе: через Летнеперевозинскую улицу от Муромской улицы сворачивали на мост через Клязьму и далее на Муромскую дорогу, от Мурома дорога шла вдоль правого берега Оки до самого Нижнего Новгорода и подходила к нему с юга (через с. Богородск).
По Муромскому тракту неоднократно проезжал Александр Сергеевич Пушкин. Его первая поездка в Болдино состоялась осенью 1830 года. Проехав по Владимирскому тракту до Владимира, далее поэт свернул на Муромскую дорогу. Ему пришлось проехать д. Бараки, г. Судогду, с. Мошок, с. Драчёво, г. Муром. Последней станцией в пределах Владимирской губернии была Севастейка. Этот путь поэт повторил и в 1834 году. А, возвращаясь из Казани и Оренбурга, куда совершил поездку в 1833 году, работая над сочинением о восстании Емельяна Пугачёва, по Муромской дороге он проехал и в обратном направлении.


Муромская застава в 1835 г.

Муромская застава в 1835 г.:
А. Застава с каменной караульней двумя столбами.
В. Каменные кузницы.
С. Деревянный питейный дом.
1. Деревянный дом коллежской секретарши Александры Федоровой Веселовской, под коим значится по крепостному акту в длину по 15-ти, поперечнику по 10-ти сажен.
2. Деревянный дом вдовы мещанки Домны Голощаповой, на который крепостного акта не предъявила.
3. Дом губернской секретарши Варвары Ивановой, на которой крепостного акта не предъявила.
4. Дом коллежской регистраторши Анны Сорокиной, на которой крепостного акта не предъявлено.
5. Дом и при нём слесарное заведение мещанина Федора Петрова Павлова на которой крепостного акта не предъявлено.
6. Дом с надворным строением мещанина Тимофея Дмитриева Плитонова, под которым значится по купчей крепости земли в длину 12 сажен, поперечнику 6 сажен.
7. Деревянный дом мещанина Ивана Доронина, состроенный с дозволения начальства для помещения мостовых сборщиков.

14 июня 1861 года состоялось официальное открытие участка железной дороги Москва-Владимир на протяжении 177 верст.


Фрагмент карты 1899 г.

Муромская улица расположена от ул. Октябрьская вниз по склону до ул. Николо-Галейская. Название улицы подтверждено постановлением президиума горсовета № 55 от 24.12.1927 г.

Муромская улица от Большой Московской ул. до Пятницкого пер. (Октябрьская ул.) в 1899 г.
Правая сторона: 2. Дом Козиорова, 4. Дом Мухиной, 6. Дом Мухиной, 8. Пустошь Кузнецова, 10. Дом Славнова, 12. Дом Славнова, 14. Дом Иванова, 16. Дом Алявдиной, 18. Дом Андреева, 20. Дом Стрельцова, 22. Дом Стрельцова.


Улица Б. Московская, д. 44


Дом Козиоровой (дом № 46)

Ул. Большая Московская, д. 46. Дом Козиоровой.


Объявление 1909 г.

В 1864 г. домом №46 владела купеческая жена Варвара Козиорова, которая сдавала нижний этаж под харчевню, а остальные помещения верхних этажей - под жилье.
Двор моего детства находился в самом центре города, можно сказать, в его «сердце» на перекрёстке двух улиц: Большой Московской (в советские времена III Интернационала) и Гагарина (а в моём детстве - ул. Ленина). Сейчас во дворе остался только один дом, да и тот, видимо, пустует и печально ждёт своей участи. Когда я иногда захожу на этот разорённый пятачок, то удивляюсь, как мог уместиться на таком крохотном участке наш двор - целый мир, когда-то в детстве казавшийся мне таким огромным. С одной стороны двор был ограничен кирпичным зданием бывшей школы №2, а с другой - валом, впоследствии, при строительстве моста над дорогой в Загородный парк, укреплённым подпорной стенкой.
Старые городские дворы напоминали чем-то деревню. Вся жизнь проходила на виду у соседей - и радости, и горести. Все знали, как кого зовут, кто с кем живёт, когда приходит с работы, где работает и так далее. Не то, что в современных многоэтажных домах-муравейниках! Во дворе всегда кипела жизнь, всегда были люди. Выло всё, что угодно: скандалы, сплетни, но только не безразличие. И можно было быть уверенным, что без любопытного внимания вас не оставят, но и без участия, без помощи - тоже.
Когда я прохожу по мосту, мне хочется закрыт глаза и перенестись в свой старый двор, встретиться снова с теми людьми, что обитал к зам. Сколько же лиц! Сколько людских судеб! Один только Юрий Левитан чего стоит!
Нaш двор делился условно на две части небольшим массивом сараев, увенчанным одноэтажным флигелем прямо в центре двора. Около него стоял единственный столб с электрическим фонарем. И жители во дворе, детвора в том числе, тоже делалась на две части: с нашего двора и с «того» двора. Все, конечно, общались, но деление такое в умах существовало. В наш двор выходили дома 48 и 48а, а остальные - 46, 46а и 46б – в «тот» двор.
«Последний из могикан» двора - дом № 46 - стоит и поныне. Торцовым каменным фасадом он выходит на центральную улицу. Похоже на то, что он уже давно необитаем и потихоньку разрушается. А когда-то в нём кипела жизнь. Здесь жили офицер Петров с женой; после них Николай Шаталов с матерью и отчимом Василием. Василий часто сажал на валу деревья. Жили здесь семьи фотографа Самуила Яковлевича Резника, Кузнецовых, многочисленная семья Мироновых, семьи Галкиных, Хуторецких, Шкетовых. Жильцы в доме менялись достаточно часто.

Дом № 46а


Дом № 46а

Дом № 46а стоял в глубине двора сразу за домом № 46, примыкая к бывшей школе № 2, и состоял из верхней бревенчатой части и нижней каменной. В квартире № 1 жила семья Гончаровых. Их сын Михаил учился в школе в одном классе с Юрием Левитаном (Юдкой, как его звали и детстве). По словам Михаила, Юдка был хулиганистым пацаном. Позже, когда он уже уехал в Москву, Михаил с дочерью Людмилой, школьницей, навещали его там. Людмила вспоминает, как их сначала не пропускала в дом охрана. Когда Левитан бывал во Владимире, он всегда навещал Михаила. Они сидели за круглым столом, выпивали, долго разговаривали. Людмиле он запомнился как очень хороший человек.

«Владимирская организация глухонемых насчитывает около 200 членов. Для культурного обслуживания их на Муромской улице имеется клуб. Здесь на специальном своем языке глухонемых узнают новости о жизни Советского Союза и заграницы, здесь с ними ведется культурная работа. Все это хорошо. Плохо лишь то, что клуб в полуразрушенном состоянии. Со стороны двора часть стены уже вывалилась. В результате, работу в клубе проводить опасно. Горисполкому надо принять срочные меры – или предоставить под клуб другое помещение, или отремонтировать существующее.
П. Степанищев» (газета «Призыв», 12 июня 1941).

Школа № 2


Ул. Большая Московская, 44а

Школа образовалась на базе бывшей губернской мужской гимназии, располагавшейся в здании по соседству с Домом офицеров на Соборной площади. Владимирская губернская мужская гимназия была открыта в 1841 году и считалась не только одной из старейших в России, но и передовой по постановке обучения, профессиональной подготовке преподавателей, уровню знаний учеников. В советские годы школа меняла свое место "жительства" несколько раз.
Несколько лет и во время войны она размещалась во дворе книжного магазина "Былина" на Б. Московской. Заметка в газете "Призыв" от 26.08.41 года сообщает о том, что «24 августа во Владимире был проведен «День школы». Его задачей было завершение подготовки к новому учебному году. В большинстве школ День прошел с большим успехом. Во второй средней школе собрались 85 чел. учащихся и все учителя. Учащиеся разобрали сарай, под которым будет бомбоубежище, убрали дрова со двора в сарай, очистили школьный двор, приводили в порядок учебные пособия и т.д. Все собравшиеся работали очень активно, пример показывали комсомольцы. Учителя приводили в порядок учебные кабинеты, составляли планы занятий».
«Во второй средней школе строже вся обстановка – здесь учатся мальчики. Во время перемены в коридорах царят шум и оживление. Но по звонку все живо разбегаются. В 4 классе идет урок естествознания. Бойко, четко и громко читают и рассказывают мальчики свой первый урок в новом учебном году. На все вопросы учителя поднимается лес рук, следуют ясные ответы. Но в классе стоит легкий шум. Преподаватель еще не успел ознакомиться со всеми учениками. Мальчики должны всегда быть подтянутыми, аккуратными, с первых же дней привыкать к новой дисциплине. После звонка, выстроенные в линейку, ребята с учителем пошли завтракать. Первый учебный день закончен.
М. Малиновская» (газета «Призыв», 2 сентября 1943).
В 1946 году, в связи с реорганизацией, школа стала мужской и переехала на Никитскую улицу, д. 4а. Это в самом центре города, красивое двухэтажное сооружение из красного кирпича, построенное в 90-е годы девятнадцатого века.
С 1972 года местом размещения школы стало новое здание по адресу: ул. Балакирева, дом 41. Это здание сооружалось по новому проекту. Здесь созданы хорошие условия для обучения. В 4-х этажном корпусе разместились классные комнаты, кабинеты, лаборатории; в двухэтажном - учебные мастерские, спортзал, актовый зал с киноустановкой, столовая. Эти корпуса соединены между собой закрытой переходной галереей.

Первая средняя школа

Во время ВОВ 1-ю школу, что у Золотых ворот, заняли под госпиталь, дети переехали на Муромскую улицу в двухэтажное здание. Появился новый предмет - военное дело. На занятиях изучали винтовку, учились прицеливаться, ползать по-пластунски и устраивали военные игры за Клязьмой. В школе было холодно, сидели в пальто. Тетрадей было мало. Детям давали солодовое молоко, кусочек хлеба или маленькую булочку с небольшой конфетой - помадкой. На уроках труда дети вязали носки для бойцов. Дома шили и вышивали кисеты.
24 августа 1941 г. «в первой средней школе (на Муромской улице, в помещении бывшей школы взрослых) собралось много родителей, учащиеся и учителя. Вымыты полы во всех классах, протерты потолки, двери, стекла. Учащиеся старших классов и некоторые учителя занимались колкой дров. Несколько столяров из числа родителей отремонтировали три школьных шкафа. Помещение школы в результате проведенного Дня выглядит чистым, опрятным» (газета «Призыв», 26 августа 1941 года).
«1 средняя школа приветливо встретила вчера своих питомцев. Радостно возбужденные, приодетые девочки пришли в школу. Многие из них впервые сели за парту. В первом классе особенно интересно. С любопытством оглядывают девочки класс, занимательно слушают, запоминают. Все, что они сегодня услышат, они должны будут запоминать надолго. Непринужденно начала свой урок в первом классе учительница Чернова. Весь класс захвачен всем знакомой, но такой новой сегодня сказочной про дедку и репку. Глаза засияли оживлением, потянулись вверх руки, раздались восклицания… Интересно в школе первогодкам, учиться они будут с любовью. Уют, созданный в школе коллективом преподавателей и директором т. Березиной, способствует укреплению в девочках чувства порядка и аккуратности и заставляет их любить школу. Начинающин довольны первым днем своей учебы.
М. Малиновская» (газета «Призыв», 2 сентября 1943).

Дом №46б


Дом №46б

В глубине двора стоял дом 46б, также состоявший из верхней бревенчатой части и нижней каменной. Здесь жили семьи Резвовых, Кирилловых, Киселевых, Перфиловых, Ворониных, Руссовых, один из сыновей которых, Виктор, погиб на фронте.
По воспоминаниям жильцов, жили очень дружно, особенно дома 46а и 46б. Всегда помогали друг другу. Все праздники отмечали весело, особенно Пасху, катали яйца. В войну и послевоенные годы устраивали импровизированные танцы под радиолу, которую выносили во двор. На эти танцы собирался не только весь двор, но и добрая половина Шалопаевки (старожилы знают, что так с давней поры называется часть улицы Большой Московской от Золотых ворот до парка «Липки», по которой любила гулять молодежь).
В послевоенные годы, как, наверное, и раньше, центр двора густо зарастал травой, в которой и жаркие лежне дни любили поспать жители. В доме 46 проживал в то время Иван Иванович (фамилию его уже никто не помнит), который часто сажал во дворе тополя и другие растения. В 1960-е годы травы уже не было и в помине, только земляное покрытие. Заасфальтировали двор практически за несколько лет перед расселением жильцов.
Разорять двор начали примерно в 1969 году. Первым снесли дом № 48, и в нашей половине двора сразу стало как-то скучно и одиноко. Как будто что-то надломилось, образовалась какая-то пустота. Но наш дом не трогали еще года полтора. В конце концов, дед и бабушка переехали в квартиру со всеми удобствами. Когда наш дом стати сносить - примерно в 1971 году, бабушка позвала меня проститься с ним. Мне было лет десять, и я никак не могла взять в толк - зачем? «Ведь тридцать лет прожили», сказала бабушка. Только повзрослев, я поняла, как много значил старый двор и в моей жизни. Именно с ним связаны все лучшие воспоминания детства. И, перефразировав Булата Окуджаву, я могу скатать: «Я дворянин со старого двора, своим двором введенный во дворянство».
Теперь я часто вспоминаю двор своего детства и жалею, что так мало знаю об его истории. Увы, почти не осталось «аборигенов», кто мог бы поделиться воспоминаниями о нем. Но хотя бы те крупицы, что удалось мне собрать, хочется донести до других, чтобы память о нашем дворе в «сердце» города и его жителях не исчезла в пыли времени.


Ул. Большая Московская, д. 44б. Ресторан «Панорама»



Пустошь Кузнецова, улица Муромская.

Муромская улица.

«Муромская улица (310 саж.) также кривая, от Большой улицы к плавучему мосту, в первой четверти обставлена каменными домами с обеих сторон, а затем только с одной больше полукаменными, на другой стороне бульварный холм и кузницы» (Субботин А.П., 1877 г.).
«Бани две: Шилова — на Большой улице, близь муромской дороги, и Сомова на реке Клязьме. Семейные номера: от 30 коп. до 1 руб., общая баня от 3 до 15 коп.» (Владимирский календарь на 1877 (простой) год).
Согласно рекламным объявлениям, помещённым Коилем во «Владимирских календарях и памятных книжках», в 1902 году скоропечатня и переплетно-линевальное заведение находилось по адресу: Муромская улица, дом Антроповых.


Улица Муромская, д.6

Улица Муромская, д.8


Дом купца Андреева. Улица Муромская, д.10а

Частная женская гимназия баронессы фон-Штемпель/Частная детская гимназия А.А. Орловой.
Частная женская гимназия с правами казенных баронессы фон-Штемпель в 1909 г.: «Председатель Попечительного Совета – Павел Андр. Баскарев. Председатель Педагогического Совета – ст. сов. Андрей Владимир. Захаров. Начальница – баронесса Елизавета Александровна Фон-Штемпель. Законоучитель – свящ. Вас. Петр. Богословский. Учителя: Вас. Павл. Репин, Федор Никол. Иванов, Алексей Мих. Лифанов, Дм. Ив. Янчин. Учительницы: Александра Дмитр. Лутновская, Екатер. Дмитр. Ремезова, Лидия Андр. Рахманова, Лидия Викт. Воронина, Праск. Алсеев. Диомедовская, Елена Никол. Крюкова, Анна Петр. Казначеева, Викторина Александровна Шауман. 155 учащихся».


Объявление во «Владимирских Епархиальных Ведомостях» 1914-го года.

18 января 1915 г., в воскресенье, частная детская гимназия А.А. Орловой (бывшая гимназия баронессы фон Штемпель), в своем помещении давала музыкально-литературный вечер, на котором исполнительницами являлись исключительно воспитанницы этого учебного заведения. Вечер начался исполнением Народного Гимна хором воспитанниц всех классов.
Говоря об исполнении программы ученицами, не принято в печати останавливаться на исполнении отдельных soloномеров, о чем приходится пожалеть в данном случае, так как несомненно, что исполнение некоторых номеров не могло не произвести особенно сильного впечатления.
В общем, начиная с убранства лестницы и всего помещения зеленью и национальными флагами, вечер произвел на всю многочисленную публику самое приятное впечатление. Выбор музыкальных номеров естественно обусловился исполнительными средствами, бывшими в распоряжении устроителей. Но и в этих пределах программа была интересна и красива в области музыки, доступной так называемой «большой публике».
Много вкуса оказалось и в выборе номеров, отвечающих общему настроению переживаемой эпохи. Мы слышали прекрасную декламацию классического монолога, искусственно приподнятого настроения и захватывающую читку лирики непосредственного чувства.
В нарушение порядка программы мы под конец оставили исполненный в начале, после гимна, драматический номер «Новый Год», пьеса в стихах Соловьева.
Это символическая красивая вещица для детей. Исполнительницами были воспитанницы от приготовительного класса до четвертого включительно. Она требовала обстановки, костюмчиков. Действующие лица: Новый и Старый Года, Часовничек, Минутки, Часы, Дни недели, Месяцы.
Поставлена эта вещица была с большим вкусом, с забавными блесками юмора: так, например, январь месяц — предельный для официальных отчетов, был забавен в цилиндре, для официальности, а его голубая рубашка была вся в графах с цифрами. Уморителен был октябрь в непромокаемом плаще с острым капюшоном, в больших теплых галошах. Оригинален и красив был июль в колосьях и васильковом венке.
Много трудов положено было несомненно на организацию этого вечера. Но они не пропали даром. И впечатление получилось самое отрадное. Нельзя организовать такого вечера без живой связи между устроителями и исполнителями. А что может быть отраднее проявления такой связи между учащими и учащимися в учебном заведении? Кроме того воспитывать эстетическое чувство в детях и довести их до понимания, что нельзя в приподнятом тоне декламировать жизненно драматическую лирику точно так же, как нельзя реально «играть» голосом, декламируя классический монолог, это большая и трудная педагогическая задача и одоление ее отрадно видеть (Газета «Владимирские Губернские Ведомости», 23 января 1915 года).
«Женская гимназия Орловой и Гвоздевой (Муромская ул., д. Андреева).
Начальница – Анна Ал-ндровна Орлова. Председатель Педагогического Совета – Ал-сей Михайлович Лифанов. Законоучитель – свящ. Василий Петр. Богословский. Преподаватели: Ал-ндра Дмитр. Лутновская, Лидия Виктор. Воронина, Екатерина Дмитр. Ремезова, Анна Дмитриевна Ремезова, Алевтина Иван. Доброхотова, Анна Константиновна Ларме, Елизавета Петр. Богданова, Анна Васильевна Воронцова, Елизавета Ал-ндровна Преображенская, Мария Ал-вна Иванова, Елизавета Ал-ндровна Шмелева, неим. Чина Петр Андр. Новиков, Лидия Серг. Скурбе, Мария Нколаевна Воронина, Николай Георг. Морякин, Мария Николаевна Ложкина, Антон Яковлевич Шевченко, Петр Ал-сеев. Ставровский, Антонина Антоновна Зволинская, Елена Федоровна Даниловская» (Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на 1916 год).


«Владимирский филиал Ивановского учебного комбината ликвидируется. Имеющиеся к нему претензии должны быть заявлены в письменной форме до 25 июня с. г. в филиал, после указанного срока никакие претензии рассматриваться не будут. Адрес филиала – г. Владимир, Муромская, 10-а» (объявление в газете «Призыв», 18 июня 1941).

Продукция пиво-медоваренного завода купца Елисея Терентьевича Андреева с конца XIX века была хорошо известна не только владимирцам, но и жителям многих соседних губерний. Владимирское пиво знатоки ценили за высокое качество и отличный вкус, называя «отменным и знатным».
В память о легендарном пиве, а также самом купце Андрееве, который прославился на Владимирщине многими добрыми делами, было возобновлено производство пива на территории имения купца Елисея Андреева, а пивоварню назвали «Пивоварня купца Андреева». Питейный дом купца Андреева находится по адресу ул. Б. Московская, д. 16.



Улица Муромская, д.12

Муромская улица от Пятницкого пер. (Октябрьская ул.) до линии ж.д.: Правая сторона: 24. Дом Фокина, 26. Дом Ковалева, 28. Дом Семенова, 30. Дом Семенова, 32. Дом Крючковой, 34. Дом Абросимова, 36. Дом Смирнова, 38. Дом Ухина, 40. Дом Федосеева, 42. Дом Федосеева, 44. Бок часовни, 46. Бок земской будки для рабочих моста, Мост под линией жел. дор., Мост через Клязьму.


Лестница ведущая на шоссе Владимир-Муром.

Улица Муромская, д.18

Улица Муромская, д.24

Дом Ухина (1899 г.). Улица Муромская, д.30

Дом Федосеева (1899 г.). Улица Муромская, д.32

Дом Федосеева (1899 г.). Улица Муромская, д.34

Фото кон. XIX века. Справа три дома - №№ 30, 32, 34

Автотранспорт в ожидании переправы через Клязьму во время летнего паводка. Начало 1950-х гг.


Муромская улица от Большой Московской ул. до Подбульварной ул.
Левая сторона: 1. Бок и зад лавок Кузнецова (Малые торговые ряды), 3. Дом Рыбиных, 5. Дом Рыбиных, 7. Откос городского бульвара.


Большая Московская улица. 1909-1917 гг. Справа - Малые торговые ряды (снесены ок. 1960 г.) с торговой рекламой, в т.ч. “Федор Васильевич Муханов”, “Часы, золото, серебро”; дом Рыбиных и Городская Управа.

Дом № 48



Дом №48 , в котором жила семья Левитанов. 1967 год.

Этот дом построен в кон. XVIII в.
Дом № 48, тот самый, где жила семья знаменитого диктора Левитана, состоял из двух частей: каменной, выходившей непосредственно на центральную улицу, и пристроенной к нему внутренней дворовой бревенчатой. В дом вело несколько входов — с двух торцов и со стороны двора. Со стороны двора войти в дом можно было через два крыльца и полуподвал. В правой половине бревенчатой части (вход через правое крыльцо) и жила семья будущего диктора Юрия Левитана: его мать, сестра и он сам. После того, как он уехал в Москву, в квартире какое-то время оставались его мать и сестра. После них там поселилась семья Банновых: геодезист Алексей Михайлович, его жена Зинаида Владимировна, их сын Борис. С ними же жили впоследствии и двое внуков, сыновей Бориса: Юрий и Владимир. Владимир был футбольным вратарём в «Торпедо».
Через это же крыльцо можно было попасть в несколько квартир: геодезиста Юрия Савинова с семьёй; судьи Александры Алексеевны и директора мясокомбината Александра Андриановича Ивановых. Позже их сменила семья Жулиных, потом семья Даниловых. Когда-то жила в одной из этих квартир некая Марья Дмитриевна - из бывших богатых, вспоминала, как «её катали на вороных».
В угловой квартире жил Семён Иванович Пуняев с женой и дочерью. После него поселились Котовы. Несколько квартир были заняты большим семейством Карповых. Когда их дети обзавелись семьями, то тоже поселились в соседних квартирах.
Ещё через левое крыльцо можно было попасть в квартиру, где проживали Любовь Вейс с мужем-фотографом. С ними жила дочь Ада с мужем по фамилии Герц. Они сначала уехали в Польшу, а затем в Израиль. После Вейсов в этой квартире поселились Гусевы.
Во время войны в дом переехала семья Краснощёковых; жили в доме семьи Осокиных, Мироновых, Арефьевых, Полюховых.

Дом №48а

Дом моего прадеда под номером 48а. Он стоял в глубине двора, прямо на высшей точке вала, над подпорной стенкой и состоял из верхней деревянной части и нижней каменной, полуподвальной, этот дом, построенный ещё в XIX веке, купил примерно в 1930 году мой прадед - Цибин Лука Антонович. Дом достался ему сразу с квартирантами. Переехал он во Владимир из Тумы с женой Анной Степановной и детьми - Николаем. Евгенией, Владимиром, Анатолием и Анастасией.
Лука Антонович Цибин родился в 1873 году в Малороссии в деревне Шеметовщина Виленской губернии (сейчас Минская область Белоруссии) в семье с добрым крестьянским укладом и порядком. Всю жизнь он проработал служащим железнодорожной военизированной охраны. А по приезде во Владимир устроился работать сторожем в артель инвалидов, так как был уже в преклонном возрасте. Лука Антонович был очень крепким, сильным, трудолюбивым и справедливым человеком, любил порядок, многое умел делать своими руками, был требовательным и внимательным отцом. Сам в молодости играл на скрипке и в детях своих старался развить художественный вкус. По навету в 1938 году он был репрессирован, приговорен к ссылке в Сыктывкар, где и скончался в годы войны. Жена его Анна Степановна, в девичестве Болдина, происходила из семьи потомственных кузнецов в г. Павловском Посаде. Она прекрасно шила, была трудолюбивой домохозяйкой и глубоко верующей женщиной. Похоронена на Князь-Владимирском кладбище.
Их сын Николай работал бухгалтером сначала в г. Горьком, а затем переехал в Москву, жил там с женой и двумя сыновьями - Евгением и Анатолием. Его брат Владимир был талантливым человеком: обладал прекрасными музыкальными способностями, играл на гармошке, имел отличный голое - тенор. А в школе проявились его художественные способности. Братья Николай и Анатолий тоже замечательно рисовали, но вот художником стал только Владимир. Родился он в Гусе-Хрустальном. Дело в том, что семья несколько раз меняла место жительства: жили они и в Казани, и во Владимире, и в Гусе-Хрустальном, и в Туме, поэтому дети рождены были в разных городах.
Владимир стал театральным художником и большую часть жизни посвятил Воронежскому государственному театру оперы и балета, где он работал главным художником-постановщиком.
Нелегкой оказалась жизнь Анатолия. Он работал на железной дороге. А в 1938 году был репрессирован, как и отец, и провел 10 лет на Колыме, где претерпел не мало испытаний. Отличался справедливостью, за что пользовался уважением даже у уголовников. В 1948 году был реабилитирован и вернулся во Владимир, но родителей в живых уже не было, и он уехал жить в Рязань. Там он прожил около десяти лет и трагически погиб на работе. Младшая дочь Луки Антоновича, Анастасия, окончила сельскохозяйственный институт в г. Горьком. Всю жизнь проработала во Владимирском облисполкоме, была помощником председателя облисполкома Тихона Степановича Сушкова.
По приеме во Владимир семья Цибиных поселилась в квартире, которая располагалась в левом крыле дома. Позже в этой квартире осталась жить старшая дочь Луки Антоновича Евгения с мужем Василием Васильевичем Пластинным, моим дедом. Бабушка была домохозяйкой и великолепно пела практически до самой старости. Дед Василин Васильевич служил на железной дороге ревизором, был награжден орденами Ленина и Трудовою Красного Знамени. Будучи уже на пенсии, увлёкся рисованием, и его работы художника-примитивиста попали в различные музеи. С ними жили и их дети Владимир и Алевтина (Инна).
Мой отец Владимир Васильевич Пластинин родился в 1933 году в г. Владимире. Учился в мужской средней школе № 2. В 1948 году поступил в Московское художественное училище им. 1905 года на отделение художников-декораторов, но по семейным обстоятельствам был вынужден перевестись во Владимирский строительный техникум. Трудовую деятельность начал в 1952 году в качестве техника-строителя во Владимирской конторе Облпроект. Позднее окончил Новосибирский строительный институт и некоторое время работал в г. Барнауле. Но потом вернулся в родной город. Работал Облпроекте, институте «Гипропласт», Владимирских научно-реставрационных мастерских, на заводе «Точмаш», во Владимирском отделении Художественного фонда, в НИКТИДе, в кооперативе «Проектировщик».
Работал он, в основном, в качестве инженера-строителя, затем архитектора, художника-дизайнера. Одна из наиболее значимых работ - участие в восстановлении сводчатого покрытия Крестовой палаты в суздальском Архиерейском доме под руководством А.Д. Варганова. При его участки в г. Владимире построены Дворец культуры завода «Точмаш», база отдыха «Камбары», многочисленные жилые дома в городе и области, комплекс комбината бытового обслуживания с общежитием и кафе «Почайка», и ряд других сооружений. Был награжден грамотой Совета Министров СССР и дипломом ВДНХ за комплекс 9-этажных домов на ул. Северной во Владимире. Владимиру тоже передался наследственный талант к рисованию. С 1975 года он был членом городского творческого объединения художников «Колорит». Его работы выполнены в разнообразной творческой манере - от реализма до авангардистских поисков, как живописные, так и графические. Неоднократно принимал участие в различных выставках, работы его представлены в частных коллекциях и в России, и за рубежом.
Его сестра Инна (Алевтина) окончила Владимирский строительный техникум и всю жизнь проработала и институте «Владимиргражданпроект» проектировщиком. Она тоже хорошо рисует.
В этом же доме вместе с Цибиными, сменяя друг друга, жили и квартиранты. Сначала это были москвичи Елена Васильевна и Николай Александрович Дмитриевы, приехавшие из ссылки в Петропавловске. Он работал в транспортном управлении, она запомнилась тем, что мастерски пекла торт «Наполеон». Позже они уехали в Ленинград. Какое-то время жила там аристократичная, с походкой балерины Марья Ивановна Краснова, высланная из Москвы.
Позже в эту квартиру переехала Анастасия Лукинична Цибина. А после получения ею новой квартиры туда перебралась наша семья - Евгении и Василия Пластининых. В этом доме родились все их внуки: я, Наталья (дочь сына Владимира), Анна и Роман (дети дочери Алевтины).
А в левом крыле квартиры поселились два брата приехавшие из деревни со своими семьями: Юрий и Антонина Максимовы, Василий и Надя Желтковы с детьми и их бабушкой Евдокией.
В доме № 48а были еще две полуподвальные квартиры. В одной из них, слева, поселилась дочь Пластининых Инна с мужем Геннадием Алексеевичем Малинкиным. Другую квартиру подвала - в правой части занимали сменявшие друг друга жильцы: Трофимовы, Додоновы с детьми.
(Н.В. Пластинина. В «Сердце» города. Двор моего детства).

«Ботанический сад» на улице Большой Московской

Сад расположен около дома №46 по ул. Большой Московской.
Оформление склона включает в себя не только ели, но и каштаны у пешеходного спуска. Там, стоял дом, в котором провёл свои детские Ю. Левитан. Потом дом снесли и на его месте возник неухоженный пустырь, а В.И. Микулин создал здесь сквер, который кроме экологической задачи выполняет и эстетическую: скрывает от любопытных глаз хозяйственные постройки. Под одной из елей положены крупные валуны.



Новый город соединялся с Кремлем Торговым мостом, а Кремль с Ветшаным городом - Ивановским. Мосты эти сохраняли свое значение вплоть до XVIII в., время от времени обновляясь. В 1779 г. их сделали заново, а в конце 80-х годов о них сообщалось следующее: «… состоящие де в здешнем городе деревянные на клетках мосты Ивановский и Торговый от долговременного построения приходят в ветхость и наверху накат и доски от дождя, а снизу бревна от земли сгнили и от езды доски переломаны». В 1808 г. московский губернатор просил даже прислать описание и чертежи этих мостов, чтобы подобные построить в Московской губернии. Владимирский губернский архитектор А. Вершинский отвечал, что бывшие деревянные мосты предположено было заменить каменными, но так как горожане не захотели обременять себя лишними расходами, то «и велено было без прожекта и плана, не разбирая те срубы, засыпать землею, дабы насыпанная земля не могла распускаться, потом с боков отсыпь открыть дерном и засеять овсом с поливкою воды, дабы от корня оного дерн мог взяться». Эти мосты стали называться потом «земляными», а затем и вообще были настолько засыпаны, что в 40-х годах XIX в. в районе бывшего Торгового моста стояли уже дома.
Мост был восстановлен лишь в 1958 г. благодаря строительству путепровода перед площадью Свободы. Мост был назван – «Мост им. 850-летия города Владимира».
В апреле—августе 1959 г. земляными работами была удалена поздняя засыпь и был вскрыт древний ров нач. XII в., то есть времени создания крепости Владимиром Мономахом. Глубина рва в этом месте оказалась около 9 м., в его основании лежала очень плотная коричневая глина. На дне рва были обследованы остатки, видимо, сосновых свай, длина сохранившихся частей составляла от 1,5 до 3 м., заточенная часть равнялась одному метру и диаметр — 0,2—0,3 м. Сваи шли в три ряда по дну рва, расстояние между ними равно 0,5 м. Они являлись опорными столбами деревянного моста. Кроме того, были обнаружены еще малые сваи, от которых сохранились лишь полуметровые части, имевшие диаметр 0,1 м. Они, видимо, являлись каким-то дополнением к основной конструкции моста. В ходе наблюдений выяснилась интересная конструктивная особенность моста. В восточной части, то есть у Мономахова вала, к сваям с северной стороны примыкал сруб из четырех венцов, диаметр которых составлял 0,3—0,4 м. Длина западной стенки сруба составляла 4,5 м., ширина 2,5 м. За этим срубом шел еще двойной ряд из пяти свай, после чего шел новый сруб длиной около 6 м., сруб имел 11 венцов, хорошо сохранившихся, доходящих почти до современной поверхности. Хорошо сохранилась западная и северная стенки сруба, южная же часть сруба оказалась частично разрушенной, видимо, при строительстве городской думы. Все это дает возможность предположить, что вскрыты были остатки древнего моста через ров и основание Торговых ворот Мономахового города.




Слева Детская площадка под Пушкинским бульваром (сейчас большая часть горы, где находилась «детская площадка», срезана)

Муромская улица от Подбульварной ул. до линии ж.д. в 1899 г.
Левая сторона: Кузницы, 9. Дом Лепестова, 11. Дом Ухина, 13. Дом Батарина, 15. Дом Абросимовой, 17. Дом Кузьмина, 19. Дом Тарасова, 21. Дом Тарасова, 23. Дом Тарасова, 25. Дом Новикова, 27. Полицейская будка.


Сама Муромская для заклязьминских жителей начиналась с прохода под ж.д. дорогой.


Мост-виадук - проезд под ж.д.

По воспоминаниям местной жительницы Е.Ф. Логачевой-Люлиной, крестьяне с наплавного моста переходили в чёрный мост, пугавший своей темнотой и сыростью: «Лишь вырвавшись из него мы вдыхали на городской стороне ароматные запахи близко стоявших здесь колбасных лавок ул. Муромской. Особенно кружилась голова от колбас лавки Белова, ставшего потом главным специалистом знаменитой микояновской фабрики Пищепрома в Москве».



Здесь, правее современного моста, стоял наплавной мост.

Наплавной мост через Клязьму в г. Владимире

Вблизи Муромской улицы находятся переулки: 1-й Муромский и 2-й Муромский (до 1927 года это улицы: 1-я и 2-я Пятницкие, имя которым дала Пятницкая церковь, стоявшая напротив Торговых рядов, на площадке, где было расположено кафе «Блинчики»).

Грабиловка


Фрагмент карты 1899 г.

Грабиловка (ул. Набережная) на берегу р. Клязьмы от Живого моста до Летнеперевозинской ул. Правая сторона (один порядок домов): 1. Земская будка для рабочих моста, 2. Дом Чировой, 3. Дом Казанкина, 4. Дом Митетелева, 5. Дом Морозова, 6. Дом Чирова, 7. Дом Петровой, 8. Дом Виноградова, 9. Дом Котловой, 10. Дом Чирова, 11. Дом Самсоновой, 12. Дом Бутылицкой, 13. Дом Чирова, 14. Дом Чирова, 15. Дом Овсянникова.


Объявление 1909 года

На берегу р. Клязьмы у «Живого моста» (1899 г.):
1. Городские бани, арендуемые Зябловым.
На набережной р. Клязьмы:

1. Лесной склад Бр. Азамасовых, 2. Лесной склад Арзамасовой, 3. Лесной склад Андреева (Овсянникова). Рядом стоял пиво-медоваренный завод. В конце XIX века он уже не выдерживал конкуренции с привозным пивом и сужал своё производство. В начале XX века в документах завод упоминается как «бывший», а пустошь из-под него взяли в аренду Андреевы, которые собирали земли вокруг своего лесного склада.
В смете доходов и расходов Владимира в районе складов упоминаются солдатские огороды площадью около 3 квадратных вёрст. Видимо, это было что-то вроде подсобного хозяйства стоящих в городе в кон. XIX в. полков. В первые годы XX в. огороды тоже стали «бывшими», а земля под ними также была взята в аренду Андреевыми.
Купцам Андреевым принадлежал небольшой мыловаренный завод Е.Т. Андреева, с выработкой на сумму до 40 тыс. руб. в 1900 г. Основан завод в 1893 году. Стоял он где-то рядом с лесными складами, вмещал 3 котла: 2 мыловаренных и 1 салотопенный. Работало всего 7 человек (по сведениям 1900 года). Выпускал завод ядровое мыло (с большим содержанием жирных кислот) и простое разных цветов — жёлтое, голубое, красное, которое сбывалось во Владимире, Суздале, Боголюбове, Коврове, Судогде и в других местах. Всю эту промышленную зону весной капитально заливало, так что из воды выступали только небольшие островки с постройками, где повыше. В 20-е годы ХХ века находится в аренде у артели «Красный Химик». Годовая производительность 19,67 тонн или 19656 кг. (1200 пуд.) серого мыла. Количество рабочих до 10 человек.

4. Керосиновый склад Овсянникова, 5. Керосиновый склад Нобеля, 6. Тряпичный склад Каляева, 7. Мельница Муравкина, 8. Огороды Муравкина.

Слева от дороги на Муром стоял крупный склад лесных материалов владимирского купца Елисея Терентьевича Андреева и его сына Василия. Справа, у заводей и по излучине Клязьмы (напротив Николо-Галейской и Вознесенской церквей), было ещё два таких же склада, принадлежавших крестьянам Арзамасовым.
С владимирских высот склады смотрелись довольно сумбурно и пестро: вся их территория была уставлена разными деревянными постройками: срубами домов, сараями, ангарами; то там, то здесь лежали брёвна и поленницы дров; где повыше — теснились бараки для рабочих и складские помещения. Здесь торговали строительным лесом, дровами, углём — материалом, крайне необходимым для Владимира той поры. Степан Петрович Арзамасов поставлял лес подрядчикам — содержателям владимирского моста для ежегодной замены его элементов. Склады располагались в стратегически удачном месте.
В разлив, когда Клязьма около города становилась судоходной, и Владимир превращался в речной порт, начинался сплав дровяных и строевых плотов с лесоповалов, расположенных выше по течению. Изо дня в день мелководные пароходы «Лабутин» и «Владимир» пароходства Николаева приводили к городу баржи, гружёные дровами. В это время на склады уже съезжались рабочие и пильщики, в том числе из Рязанской и Костромской губерний.

За промышленной зоной, начиналась городская выгонная земля. Крупного рогатого скота, лошадей, свиней, коз в городе было много — этим владимирцы отчасти компенсировали отсутствие хороших стабильных заработков. Особенно много было коров. Как отмечает Андрей Субботин в упоминавшемся сочинении, владимирские коровы были мелкими, но зато давали хороший надой молока. Всего во Владимире в конце XIX века было 3 стада: городское, залыбедьское и солдатское. Городское стадо, самое многочисленное, паслось за мостом, там, где и сегодня жуют траву коммунарские коровы. Справа и слева от выгонов на несколько вёрст тянулись городские пожни: Иржик, Пигасино, Кринки, Свиной Борок, Шеврюга, Треугольная, Конюшиха и др. Большая часть их сдавалась в аренду состоятельным крестьянам и горожанам, которые потом приторговывали сеном на владимирских базарах. Арендаторы, чьи пожни примыкали к Клязьме, были очень злы на торговцев лесом и на городскую Думу, которая позволяла сплавщикам в весенний разлив ставить на их пожнях плоты. Тут же делали для караула шалаши, мяли молодую поросль, разводили костры для обогрева, выжигали луг. В довершение всего на пожни забирались городские коровы. Убыток арендаторов был налицо, по их подсчётам они теряли в год до 200 рублей, что было значительной суммой, особенно для крестьян. Владимирскому губернатору неоднократно писали прошения с жалобами и просьбами повлиять на ситуацию.

На кряже начинались леса. Тот прекрасный уголок, который мы называем Загородным парком, и до революции пользовался любовью владимирцев. Здесь, вблизи озёр Старицы, Глубокого и Сковородина, владимирцы проводили немало часов, купаясь, загорая, рыбача, любуясь природой. Ярко и красочно рассказывает об этом М.В. Косаткин в своих воспоминаниях «Мои ученические годы во Владимире».
См. Мост через Клязьму в г. Владимире.
Улица Большая Московская

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (18.09.2017)
Просмотров: 439 | Теги: Владимир, улицы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика