Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
26.05.2024
20:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Першины - Ковровские купцы

Ковровские купцы Першины

Ковровские купцы Першины из д. Ильино Мало-Всегодичского прихода промышляли хлебной и рыбной торговлей, их суда ходили до низовьев Волги. Но не только дела торговые интересовали братьев. Испокон веков Першины были беспоповцами спасовского (нетовского) согласия, хотя какое-то небольшое время они формально считались прихожанами синодальной церкви. Лишь в 1864 году, по настоянию своей матери Ирины Лукиничны, они заявили о выходе из официального исповедания и переходе в старообрядчество.
Спасово согласие или нетовщина - одно из наименее изученных направлений в старообрядчестве. «Нетовщиной» это беспоповское согласие называется потому, что последователи его учили, что не осталось в мире ни священников, ни монашества, ни таинств, ни храмов: «нет ныне в мире ни православного священства, ни таинства, ни благодати, нет средств ко спасению, ибо антихрист истребил все таинства, благодать улетела на небо». Название «спасово» произошло от всё того же непризнания никаких святых, кроме Спаса, и от упования на Спасову (Исусову) молитву, как на единственное средство спасения: «как нет ныне на земле никакой святыни, то желающим содержать старую веру остается только прибегать к Спасу, который Сам ведает, как спасти нас, бедных». Еще спасовцев называли «никудышниками», т.к. никуда, т.е. ни в какой храм, они не ходили.
«Большинство ковровских беспоповцев принадлежат к секте нетовцев, писали в отчетах православные миссионеры. Во главе этой секты стоят ковровские купцы Николай и Федор [Андреевичи] Першины, известные даже далеко за пределами Владимирской епархии. Это одни из наиболее видных наставников всей вообще нетовщины. Они находятся в близких сношениях с главными нетовскими наставниками других губерний. Так, к ним нередко приезжает и подолгу живет известный наставник нетовцев Аввакум Онисимов Комиссаров, крестьянин Вологодской губернии. Возвышаясь своим умом и начитанностью над темною и невежественною средою ковровских своих единоверцев, Першины имеют на них самое широкое и неограниченное влияние. Усилению этого влияния немало способствует также те нередко значительные денежные пожертвования, которые щедро оказывают Першины нуждающимся раскольникам».
Першины содержали спасовскую молельню (причем, в моленную ходили «не только нетовцы, но и православные, которые скоро тоже стали в свою очередь нетовцами»), организовали переплетную мастерскую, поколениями собирали, хранили и реставрировали старинные рукописи. Причем, современные антиквары без труда атрибутируют першинские книги, выделяют их характерные особенности: переплет из ярко-красной или рыжей кожи, характерный рисунок на переплете (ромб в центре и выдавленный витиеватый узор по периметру). На некоторых изданиях сохранились владельческие пометы и штемпели: «братьев Першиных», «Братья Першины в Коврове», «из книг (далее следуют инициалы) Першина».


Владельческая надпись и штамп на книге «Древняя история» 1760 года издания из библиотеки ковровских купцов Першиных

Першины в Коврове были людьми очень известными.
Их род идет от трех братьев, крестьян деревни Ильино: Перфилия Степановича (1756-1813), Василия Степановича (1760-1826) и Антона Степановича (1763-1828) Першиных. У Перфилия был сын Дмитрий Перфильевич Першин (1781-1816), а у Дмитрия еще два сына - Андрей Дмитриевич (1805-1853) и Николай Дмитриевич (1802 - после 1862) Першины. Андрей и Николай Першины 8 июля 1824 г. по решению Владимирской удельной конторы были записаны в ковровское купечество, согласно объявленному капиталу, - во 2-ю гильдию.
Першин Николай Дмитриевич, в гор. Коврове занимал по выбору пост городского Головы в 1851-1854 гг., попечителем ковровской городской больницы в 1851-1853 и 1854-1862 гг., прославился своими крупными пожертвованиями во время Крымской войны, и единственный из ковровчан был награжден шейной медалью на Аннинской ленте в память войны 1853-1856 гг.
Четыре сына Андрея Дмитриевича Першина – Дмитрий, Федор, Николай и Александр продолжили дело Першиных, достигли немалого успеха на торговом поприще, даже записались в 1-ю гильдию.
«1872 года ноября 9-го дня. По прошению купеческого сына Дмитрия Першина об отмене решения Вязниковского съезда мировых судей. (Председательствовал первоприсутствующий сенатор барон Н.Е. Торнау; докладывал дело князь Н.И. Шаховской; заключение давал товарищ обер-прокурора А.Н. Сальков).
Поверенный крестьянки Анны Гордеевой Садиловой канцелярский служитель Алексей Перфильев 17-го марта 1870 г. предъявил у мирового судьи 2-го участка Ковровского судебного округа иск к Ковровскому купцу Дмитрию Першину о взыскании с него 120 руб., удержанных им из числа 3,000 руб., следующих доверительнице его по духовному завещанию сестры ее купчихи Акулины Першиной, и 270 р. процентов и неустойки, причитающихся ей-же, Анне Садиловой, за несвоевременную выдачу тех завещанных ей денег. По неявке ответчика к разбирательству, мировой судья заочным решением 24-го апреля 1870 г. определил: взыскать с Ковровского купца Дмитрия Андреева Першина 120 р., не выданные им по духовному завещанию крестьянке Анне Садиловой, а равно и убытки, понесенные ею от несвоевременной выдачи ей 2,880 руб. купцом Першиным, 5% со дня утверждения духовного завещания Першиной Московской гражданской палатой. Судебные издержки, согласно 133, 867 и 868 ст. уст. гражд. суд., обратить на Ковровского купца Першина, с которого взыскать 2/3 с полной суммы иска за ведение дела и 5 руб. издержек по производству. При новом разбирательстве, назначенном вследствие подачи ответчиком отзыва. Першин предъявил отвод о неподсудности настоящего дела мировому судье 2-го участка по месту жительства его в Заречной слободе близ города Коврова; поверенный-же истицы Садиловой, ссылаясь на ст. 723 уст. гражд. суд., просил возложить на Першина судебные издержки заочного производства. Признав, вследствие сего, дело по иску Садиловой, предъявленному к Першину, неподсудным своему рассмотрению, мировой судья, основываясь на ст. 32, 69, 79, 584 и 869 уст. гражд. суд., 18-го июля 1870 г. постановил: оное производством прекратить, отказав в требовании Садиловой, возложить судебные издержки на купца Першина по заочному производству. На это постановление мирового судьи поверенный Садиловой подал Ковровскому съезду мировых судей апелляционную жалобу, в которой доказывал, что мировой судья не имел законного повода решение свое основывать на ст. 869 уст. гражд. суд., предусмат¬ривающей только право ответчика на получение судебных издер¬жек, о которых он и не упоминал, и что решение это он постановил в противность истинного смысла ст. 723 уст. гражд. суд., по которой судебные издержки заочного производства взыски¬ваются с обвиненного по решению ответчика, хотя-бы заочное решение в последствии и было отменено. На основании выше¬изложенного поверенный Садиловой просил решение мирового судьи отменить, определив, по силе ст. 80 и 723 уст. гражд. суд., взыскание с Першина издержек заочного производства всего 31 руб., присужденных заочным решением. За отменой правительствующим сенатом постановленного Ковровским съез¬дом мировых судей решения, вследствие принесенной на оное со стороны истицы Садиловой кассационной жалобы (сб. реш. 1871 г. .№550), дело это поступило на рассмотрение Вязниковского съезда мировых судей, который, по соображении обстоятельств дела, изложенных в решении мирового судьи 2-го участка Ковровского уезда и апелляционной жалобе поверенного Садиловой, объяснения на оную Першина и указа правительствующего сената, нашел что по иску поверенного Садиловой к купцу Першину 390 руб. дело разбиралось у мирового судьи 2-го участка 24-го апреля 1870 г. и тем решением присуждена вся исковая сумма и судебные издержки за ведение дела 26 руб., а также на расходы по производству дела 5 руб.; что когда затем дело это, по ст. 153 уст. гражд. суд., возвратилось в то положение, в котором находилось до решения его, то мировой судья на вторичном разбирательстве 18-го июля, вследствие предъявленного Першиным отвода о неподсудности, отказал поверенному Садиловой во всем его иске, а также и в судебных издержках, тогда как, на основании ст. 723 уст. гр. суд., поверенный Садиловой по заочному производству имеет право на вознаграждение судебными издержками по таксе, Высочайше утвержденной 3-го июня 1868 г., в размере 26 р., т.е. от 10% с 390 руб. Затем, приняв во внимание, что эти 26 руб. ныне составляют исковое требование самостоятельного иска со стороны поверенного Садиловой, мировой съезд нашел, что он может быть удовлетворен процентами по той-же таксе за ведение дела в Ковровских мировых учреждениях 10% от 26 руб., в сенате ¼ от 10% и Вязниковском съезде 1/3 от 10%, что составит всего 3 р. 12 к. Вследствие сего, признав купца Першина обязанным вознаградить поверенного Садиловой судебными издержками по заочному производству 24-го апреля 26 р., а также и судебными издержками за ведение дела с этой суммы 26 руб. по вышеозначенному расчету, и находя остальные требования поверенного Садиловой о вознаграждении его за разъезды и потерю времени не подлежащими удовлетворению, Вязниковский съезд мировых судей, на основании ст. 80, 81, 82, 129, 723 и 868 уст. гражд. суд., 1-го декабря 1871 года определил: взыскать с Ковровского купца Дмитрия Першина на удовлетворение поверенного крестьянки Анны Садиловой Перфильева судебных издержек и за ведение дела в размере 29 р. 12 коп., в остальном-же требовании Перфильева отказать. В кассационной жалобе правительствующему сенату купеческий сын Дмитрий Першин просит решение Вязниковского съезда мировых судей отменить, доказывая, что решением этим мировой съезд, во-первых, нарушил ст. 723 уст. гражд. суд., которая, как видно из буквального смысла ее изложения, дает право отыскивать судебные издержки заочного производства, а не за ведение дела, чем она отличается от ст. 868 того-же устава, самая-же редакция ее вполне сходна с редакцией ст. 869 того-же устава, разъясненной в решении правительствующего сената 1867 года за № 502. Вследствие чего мировой съезд обязан был руководствоваться означенным решением, тем более, что и в самой таксе не определено количества вознаграждения по заочным решениям; во-вторых присуждением Перфильеву 3 руб. 12 коп. за ведение дела об издержках-же, нарушил ст. 868 уст. гр. суд., по которой судебные издержки и за ведение дела присуждаются по самостоятельному иску, вытекающему из каких-либо правовых отношений, но нельзя признавать самостоятельным иском иск за ведение дела и на сумму, присужденную за ведение дела, присуждать вновь издержки по ведению дела, так как это повлечет к бесконечному количеству исков; притом издержки эти, в виду того, что по ст. 868 устава тяжущийся, против которого постановлено решение, обязан, по требованию противной стороны, возвратить ей издержки,— должны были быть присуждены в пользу Садиловой, по доверенности которой Перфильев просил о присуждении судебных издержек, а не в пользу Перфильева, с которым он никакого дела не имел, и наконец, в-третьих, нарушил ст. 767 уст. гр. суд. тем, что, рассмотрев дело это в заседании 1-го декабря 1870 года вместо 1-го ноября, каковое заседание не состоялось, но о назначении оного на 1-е декабря ни ему, Першину, ни поверенному его повестки прислано не было, вследствие чего ни один из них в заседание съезда не явились и словесных объяснений не представили.
Выслушав заключение товарища обер-прокурора и сообразив изложенные в кассационной жалобе просителя доводы, по которым он ходатайствует об отмене решения Вязниковского съезда мировых судей, правительствующий сенат находит, что по точному смыслу ст. 723 уст. гр. суд., в подробности разъясненной в решении правительствующего сената, последовавшем 3-го февраля-23-го мая 1872 года по делу Зайцева с Коньковою, с ответчика, обвиненного по заочному решению, при отмене в последствии означенного решения, могут быть взыскиваемы только издержки собственно заочного производства, а не вознаграждение за ведение дела, на получение которого право принадлежит той стороне, которая будет оправдана при последующем уже решении дела по существу, а потому, имея в виду, что Вязниковский съезд мировых судей состоявшимся по настоящему делу 1-го декабря 1871 года решением присудил взыскать с Першина в пользу поверенного Садиловой присужденные с него заочным решением 24-го апреля 1870 г. 26 руб., которые присуждены в пользу истца за ведение дела, как видно из того решения и как это признал и сам мировой съезд, находя, что право на получение этих 26 руб. поверенный Садиловой имел на основании Высочайше утвержденной 8-го июня 1868 года таксы, которою определяется только размер вознаграждения за ведение дела,— правительствующий сенат находит, что присуждением с Першина взыскания в пользу поверенного Садиловой вознаграждения за ведение дела мировой съезд нарушил точный смысл ст. 723 уст. гражд. суд. Вследствие сего и принимая в соображение, что вместе с тем мировой съезд нарушил ст. 171 уст. гр. суд., так как из дела не видно, чтобы он своевременно известил Першина или поверенного его о назначении дела к слушанию 1-го декабря 1871 года, чем и лишил его возможности явиться в съезд для представления возражения против требования апеллятора, правительствующий сенат, не входя в рассмотрение остальных указываемых просителем в кассационной своей жалобе поводов в отмене решения мирового съезда, определяет: по нарушению ст. 171 и 723 уст. гр. суд., решение Вязниковского съезда мировых судей отменись и дело, для нового рассмотрения, передать в Гороховецкий съезд мировых судей» (Владимирский земский сборник 1874. №4. Апрель).

Купец 1-й гильдии Першин Николай Андреевич тоже чуть не стал городским главой. В 1874 году ковровская городская дума выбрала его на пост городского головы, но Министерство внутренних дел признало «неудобным допущение раскольника Николая Першина к отправлению должности городского головы». Н.А. Першин главой города так и не стал, несмотря на усиленные ходатайства городского общества.

В Расковой Мызе в 1897 году ковровский купец 2-й гильдии Степан Яковлевич Шкинев вместе со своим компаньоном Федором Федоровичем Першиным основал чугунно-литейную мастерскую (на базе которой вырос нынешний «Ковровский электромеханический завод») с оборудованием: 1 локомобиль в 10 сил, 1 вагранка, 1 самоточка и 1 сверлилка. Рабочих в мастерской имелось 48 чел., из них 20 малолетних. В нач. ХХ века производство расширилось. 20 июня 1907 г. в 4 часа дня произошел пожар на чугунно-литейном заводе Ф.Ф. Першина. 21 июня 1907 г. чугунно-литейный завод Першина перешл к Сергею Харитоновичу Кирьянову, работы на заводе возобновились с 15 июля. К 1912 г. насчитывало 240 рабочих. В последствии после революции завод стал именоваться чугунно и медно-литейный завод им. Першина и Свидерского (позже Малеева и Кангина). В 1930-е годы занимал 2 каменных здания и имел в своем составе отделения: слесарное, столярное и литейное. Двигательную силу завода составляли: 3 паровых двигателя в 115 л. с., 3 двигателя внутреннего сгорания в 67 л. с. и 1 динамо мощностью в 43 клв. Оборудование завода: 19 станков, 31 самоточек и 1 вагранка. См. Посёлок имени Малеева и Кангина («Малеевка»)


Деревня Ильино, бывший дом купцов Першиных.


Деревня Ильино, бывший дом купцов Першиных. Фото Геннадия Халтурина.

В Ильино до сих пор сохранился внушительный двухэтажный дом Першиных, стоящий в самом центре деревни. Першиным принадлежали в окрестностях Ильино земля и леса. И июле 1913 г. их земельные владения «при деревне Ильиной в части удельной лесной дачи «Пустынного бора» и урочище под названием «Поганое озеро», состоящие из земли с лесом в конце Ильино к деревне Смехре в размере около 26 десятин, деревянный двухэтажный дом в Ильино и каменная палатка напротив него были проданы с публичного торга за неплатеж купцами Северьяном Дмитриевичем, Иваном Дмитриевичем и Александром Андреевичем Першиными 6 тысяч рублей, занятых ими в декабре 1910 г. у рыбинского купца Владимира Алексеевича Неопиханова.

Першины (в первую очередь – Федор Андреевич Першин) содержали в Коврове на Подьяческой улице (ныне ул. К. Маркса) женский скит, который пользовался большой известностью. Аналогичный женскому – мужской нетовский скит – также содержался за счет Федора Андреевича. Располагался он в глухом месте, в лесу, в низкой ложбине, в двух верстах к югу от станции Новки Московско-Нижегородской железной дороги, со всех сторон был окружен густыми елями.
23 апреля 1879 года в Коврове открылась старообрядческая богадельня. Учреждена в память о чудесном избавлении Государя императора Александра II от угрожавшей Его Величеству 2 апреля 1879 года опасности. На первый раз предполагалось принять в ней шесть женщин. Средства на ее строительство и дальнейшее содержание предоставили богатые ковровские купцы-старообрядцы Першины, Большаковы, Кисловы и др.
31 мая 1879 года сам император Александр II прислал старообрядцам Коврова благодарственное письмо за пожертвование 10 тысяч рублей на богадельню для инвалидов. Впоследствии эта богадельня выросла в один из самых известных старообрядческих монастырей Спасова согласия. Женский монастырь располагался в центре старо-обрядческого квартала в Коврове на ул. Мостовой (Суворова). Дома-кельи тянулись вдоль улицы, а за ними, в глубине, стояла каменная моленная-храм (в настоящее время здание управления статистики). Старожилы помнят чудесный сад, ровные дорожки вдоль зданий, деревянный мостик к моленной, клумбы с анютиными глазками и чистоту.
После революции монастырь был закрыт, а в домах-кельях устроены коммуналки.

Ковровские купцы Першины все любили древние иконы и книги. Покупали их с 50-х гг. XIX в. и знали в этом большой толк. Книжное собрание Першиных было необходимым подспорьем в полемике старообрядцев спасова согласия с поморцами. Древние книги и рукописи приобретали они в разных городах, но преимущественно на Нижегородской ярмарке. В 1897-1898 гг. Першины испытывали значительные финансовые трудности, и им пришлось расстаться с большей частью своего книжного и иконописного собрания. Один из Першиных, Геннадий Александрович, вспоминал о тех временах: «хорошие книги письменные старинные <пошли> в Москву Егорову Егору Егоровичу, часть торговцам Силиным. Из них больше отдельно торгующему старшему сыну Дмитрию Ивановичу. Торговал он в Верхних рядах к Никольской. Старик Силин около Ильиных ворот».

В ночь на 29 июня 1904 года в Богородичном монастыре в Казани прямо из собора была украдена чудотворная икона Казанской Божией Матери. По версии следствия, следы похищенной святыни вели в Ковров.
Дерзкое похищение иконы Казанской Богородицы прямо из храма потрясло весь православный мир. Многие полагали, что воры посягнули не столько на сам образ, сколько на усыпанную драгоценностями ризу из чистого золота. Известно, что на золотом обрамлении иконы имелась целая коллекция драгоценных камней: бриллианты, изумруды, топазы, рубины, а также отборный жемчуг. Венчала образ малая корона императрицы Екатерины II, усыпанная бриллиантами. Эту корону государыня собственноручно приложила для украшения чудотворной во время своего посещения Казани. Почти каждый из царей и императоров считал своим долгом украсить Казанскую Богородицу каким-либо ювелирным шедевром. Общая стоимость обрамлявшего сравнительно небольшой образ, всего примерно 26 на 22 сантиметра, не поддается исчислению.
По личному приказу императора Николая II были подняты на ноги не только силы полиции, но и чины отдельного корпуса жандармов (по сути последние выполняли тогда функции нынешней ФСБ). Благодаря всеобщему авралу выйти на след похитителя удалось сравнительно быстро. Оказалось, что чудотворную икону украл известный тать (сегодня его бы назвали «авторитетом») Федор Чайкин. Но на допросах арестованный упорно настаивал, что преступление совершил в одиночку. Следователи полагали, что Чайкин врет, но никаких новых улик найти не удалось. Судьи так торопились поставить точку в столь шумном процессе, что от начала первого заседания до вынесения приговора прошло всего 5 дней! В итоге Федор Чайкин получил 12 лет каторги и отправился по этапу в Сибирь. Но похищенную икону обнаружить так и не смогли. Сам Чайкин утверждал, что чудотворный образ он сжег, причем вместе со всеми ценностями! Ему никто не верил. Люди истово верующие считали, что Казанская Богородица, раз уже чудесно спасенная от огня, сгореть не может. А скептически настроенные нигилисты не без основания полагали: огромное богатство профессиональный вор уничтожить собственными руками никак не мог.
Следствие продолжалось и после осуждения Чайкина. Специально созданные бригады сыщиков кропотливо отрабатывала версию за версией. Эта работа велась более 10 лет! Только в канун Первой мировой войны удалось отыскать след казалось навсегда потерянного образа. Выяснилось, что Чайкин был связан со… старообрядцами. Ревнители старой веры и противники реформ патриарха Никона, староверы признавали лишь иконы, написанные до середины XVII века — до той поры, когда и произошел раскол. Они всеми правдами и неправдами за любые деньги скупали старые образа, благо, что среди раскольников было немало богатейших купцов. А Казанская Богородица уже давно являлась предметом их вожделения.
Несмотря на замкнутость и фанатизм староверов, жандармский ротмистр Прогнаевский, в конце концов, выявил предполагаемого заказчика. Им оказался состоятельнейший ковровский купец Севериан Першин. Он получил прекрасное образование, владел огромной библиотекой с десятками уникальных изданий и ценнейшим собранием старых икон. Все это богатство он держал в родовой усадьбе, которая занимала в северной части Коврова целый городской квартал. Там Першину и его родне принадлежал сразу десяток домов с многочисленными службами, амбарами, окруженными высокими заборами и охраняемые вооруженными сторожами и цепными псами. В центре этого купеческого замка высилось внушительное здание из красного кирпича — старообрядческая моленная, подобие церкви средних размеров. Именно там собирались столпы раскола, там в глубоких подвалах и тайниках хранились реликвии ревнителей старой веры.


Севериан Першин

Жандармам было ясно, что с налета чудотворный образ в лабиринтах першинского замка найти, скорее всего, не удастся. Они кропотливо собирали информацию и строили планы, как лучше подобраться к украденной святыне. Существовал даже вариант использования… уголовников, чтобы, как говорится, вор у вора украл ранее похищенное. Но в последний момент от этого отказались. Собрав множество доказательств, жандармы совместно с полицией наметили, было, «силовую акцию» — оплот Севериана Першина предполагалось взять штурмом. Было продумано все. Чудотворную икону обязательно должны были найти и изъять.
Но… Кончался февраль 1917 года. Еще пара дней и все рухнуло. В огне революций и Гражданской войны поиском образа Казанской Богородицы больше никто не занимался. А потом и вовсе стало не до того — церкви повсеместно закрывались, иконы рубили топорами и сжигали тысячами. Судьба чудотворной до сих пор неизвестна, как нет и бесспорных доказательств причастности Севериана Першина к «похищению Богородицы», так как полицейские архивы были уничтожены еще во время Февральской революции 1917 года. А вот «першинский квартал» в Коврове, хотя и сильно перестроенный, сохранился. На некоторых окнах, помнящих былую купеческую славу, целы даже ветхие ставни. Уцелели и стены полуразрушенной молельни. Говорят, что там, в глубоких подвалах, уводящих вниз к реке, скрыты клады и тайники. Подобные толки имеют под собой реальную почву.


На некоторых домах «першинского квартала» уцелели даже старинные ставни.


Руины «замка Першиных» в Коврове, где, возможно скрыта знаменитая икона

1907 г. «В городе Коврове имеется довольно порядочное количество старообрядцев Спасова согласия. Во главе их находится несколько богатых купцов, как например: Першины, Федоровские, Лаптевы, Шалаевы и др., у которых имеются на дому собственные моленные, служащие местом общих богослужебных собраний для всех окрестных старообрядцев. Совершителями богослужения в этих моленных, являются частью сами хозяева, частью келейницы из женского монастыря, находящегося рядом с усадьбой Федоровского, а главным лицом в их духовенстве и уставщиком был переплетчик Т. Евстигнеев. Года 2 — 3 тому назад Ковровским купцом Лаптевым был приглашен в качестве уставщика в его моленную некто В.А. Агапов. Желая показать свою великую ученость и ревность о древле христианском благочестии. Агапов на первых же порах своего пребывания в Коврове поднял вопрос о брадобритии, доказывая, что оно составляет великую ересь, нетерпимую в их христианском обществе, и потребовал отлучения всех брадобреев и бритоусцев от моленной. Его сторону принял и Лаптев, прекративший с этих пор пускать их в свою моленную. В защиту бороды Агаповым было написано целое сочинение, в коем борода прославляется как великий догмат христианской веры. С таковым мнением Агапова о бороде ковровские старообрядцы далеко не все согласились, а нашлось между ними не мало и здравомыслящих лиц, которые посмотрели на брадобритие иначе, чем Агапов, а потому и отталкивать от себя брадобреев нужным не нашли. Тогда Агапов и другие поборники целости бороды отлучили от моленной не только брадобреев но и тех, кто за них заступается и продолжает с ними общение. В число этих несчастных — отлученных попал даже и старый уставщик — Т. Евстигнеев. Понятно, что из-за такой излишней строгости Агапова и К0 между старообрядцами г. Коврова начались крупные раздоры. Для примирения враждующих в 1905 г. приезжал в Ковров известный безпоповщинский начетчик — Коновалов, но достигнуть своей цели он не успел. Потом для разрешения спора о брадобритии составлен был даже целый собор из безпоповщинских начетчиков, но также он пользы им никакой не принес. И доселе между старообрядцами г. Коврова продолжаются большие распри и вражда, так что многие из них перестали ходить в моленные, считая за лучшее сидеть дома, чем идти в моленную на одну брань. Некоторые из них поговаривают даже о составлении в Коврове отдельной от ревнителей бороды старообрядческой общины. Весьма возможно, что выше упомянутые споры из-за бороды в конце концов этим именно и закончатся» („Колокол". № 485. 1907 г.).


Першин Иван Николаевич, старший сын Николая Андреевича Першина, с женой. Начало XX в.

В начале ХХ в. книги постепенно стали сосредотачиваться у Дмитрия Николаевича Першина (ум. в 1957 г.). Основой его коллекции послужили книги, принадлежавшие его матери, в девичестве Онуфриевой, родом из Москвы. Много книг купил он сам во время поездок к столичным и владимирским антикварам и собирателям-старообрядцам. Война, революция, голод, раскулачивание одному Богу известно, каким чудом Дмитрию Николаевичу удалось сохранить фамильную библиотеку. Наверняка, многое было безвозвратно потеряно, уехало за границу, расползлось по частным коллекциям. И все же какие-то крупицы были бережно сохранены.
В 1958 году уже после смерти Дмитрия Николаевича, его родной брат Василий Николаевич Першин, выполняя волю покойного, передал в Гребенщиковскую старообрядческую общину в Риге коллекцию рукописей и старопечатных книг. Всего в общину поступило 74 книги. Большинство из них старопечатные книги и монографии по вопросам иконописания и палеографии, в т.ч. труды А. и М. Успенских, И.И. Срезневского, В.В. Стасова, Прохорова и др. Среди рукописей (всего 13) специалисты выделяют сборник поучений Нила Сорского (XVIII в.), исторический очерк старообрядцев спасова согласия, Алфавит духовный (XVIII в.), «Ответы» Аввы Варсонофия, Тактикон и др. В художественном отношении интересны рукописи крюкового наречного письма «Трезвон» и «Осьмигласник». Обе рукописи богато украшены буквицами, заставками цветочного орнамента, выполненного в красках и золоте.
Основную часть собрания Д.Н. Першина составляют старопечатные издания (всего 38), из них больше всего богослужебных (20) и учительных (16). Среди изданий есть напечатанные в подпольных старообрядческих типографиях: сборники «Вечная правда», «Чин погребения», «Цветник», «Страсти Христовы» и др. Среди старопечатных: «Книга бесед» Василия Великого (Острог, 1594), Евангелие учительное (Киев, 1619), «Беседы» Иоанна Златоуста (Киев, 1623), Лествица Иоанна Лествичника (М., 1647), Ефрем Сирин (М., 1652), Диоптра (1654), Скрижаль (М., 1654) и др.
В 1970-е гг. книжное собрание Першиных пополнило Древлехранилище Пушкинского Дома в Санкт-Петербурге. В настоящее время Древлехранилище имеет коллекцию книг (около 30) «из собраний Михаила Федоровича Першина». Сотрудник Древлехранилища В.П. Бударагин вспоминал: «Мне несколько раз довелось тогда (в 1970-е гг. А.К.) бывать в Коврове и ознакомиться с небольшим, но ценным собранием рукописей Михаила Федоровича. Из каждой такой командировки я привозил в Пушкинский дом для последующего приобретения то объемистый Хронограф XVII в., то сборники XVII-XVIII вв. сочинений Максима Грека или Евангелие-тетр конца XV в., украшенное орнаментом и миниатюрами. Причем, в отличие от большинства коллекционеров и держателей старины Михаил Федорович в первую очередь предлагал наиболее ценные, по его мнению, для науки рукописи»7. Сотрудничал В.П. Бударагин и с Василием Николаевичем Першиным, который передал в Древлехранилище пергаменный список Пандектов Никона Черногорца конца XV в.

В завершение хотелось бы коснуться еще одного важного вопроса: отношение старообрядцев к своим историческим корням. В этом плане старообрядцы выступали самими благодарными наследниками. Показательно стремление вышедших из старообрядческой среды местных фабрикантов к изучению родного края и истории своего рода. Краеведы Владимир Александрович Борисов (автор книги «Описание города Шуи и его окрестностей». М., 1851) и Яков Петрович Гарелин (автор книги «Город Иваново-Вознесенск или бывшее село Иваново и Вознесенский посад». Шуя, 1884), ивановский меценат, собиратель древностей, основатель Иваново-Вознесенского Музея древностей и редкостей Дмитрий Геннадьевич Бурылин, шуйский историк-краевед Федор Гаврилович Журов (автор нескольких сотен статей и публикаций, в т.ч. глубокого исследования «Исторический очерк Шуи». Владимир, 1882) все имели старообрядческие корни. Федосеевец Г.К. Горбунов выступил основным жертвователем во время сбора средств на сооружение памятника в честь 500-летия г. Плеса (памятник, выполненный скульптором С.С. Алешиным, поставлен в Плесе перед зданием присутственных мест в 1910 г.). Еще ждет своего времени тема «Першины и история ковровского края». Недавно в Москве в частном собрании антиквара Дениса Пересторонина всплыла коллекция материалов Михаила Федоровича Першина (1897-1985 гг.): целый мешок заметок по отечественной истории и истории ковровской земли, генеалогические материалы, семейные и личные воспоминания. В них же упоминается и другой представитель рода Першиных Андрей Николаевич (ок. 1904-1950 гг.), автор историко-краеведческой повести «По роду Першиных», написанной в 1949-1950 гг. 9 тетрадей, 113 листов. Название повести совсем не отражает ее содержания, речь в ней идет о событиях XVII в., а именно о бегстве инокини Мелании из никонианской Москвы в нижегородские леса. Инокиня Мелания - реальное историческое лицо, Александра Григорьевна Белевская (из г. Белева Тульской обл.), духовная мать боярыни Феодосьи Морозовой (инокини Феодоры). В повести описывается часть маршрута - путь из Владимира в Ковров (тогда с. Коврово). В повести описываются политическая ситуация конца XVII в., иноческий быт того времени, подробно описывается пребывание Мелании и ее свиты (почти 40 человек) в Коврове в 1693 году, приводится историческое описание Коврова. Краеведческими изысканиями занимались и другие Першины: Иван Дмитриевич Першин (ум. в 1914 г.), Дмитрий Николаевич Першин (ум. в 1957 г.) и другие.

Используемая литература:
1. А.Е. Кабанов, г. Иваново г. Москва «Судьба книжного собрания ковровских купцов Першиных»
2. Николай Флоров. IKOVROV.RU Интернет Журнал Коврова
Город Ковров
Городское Управление города Коврова
Первая публичная библиотека в Ковровском уезде.
Дер. Ильино

Категория: Ковров | Добавил: Николай (02.02.2018)
Просмотров: 3021 | Теги: Ковровский уезд, Ковров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru