Главная
Регистрация
Вход
Суббота
02.03.2024
03:37
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Муромский хлопчато-бумажный комбинат "Красный Луч"

Муромский хлопчато-бумажный комбинат "Красный Луч"

В 1790 г. открыта ручная полотняно-ткацкая и отбельная пряжи фабрика Михаила Борисовича Емельянова (позже потомств. почетн. гражданина Макара Степановича Емельянова), в г. Муроме, а ранее был кожевенный завод, который находился около церкви Николы Можайского.
В 1837 г. открыта ручная фабрика в г. Муроме. В 1890 г. ручная полотняно-ткацкая и отбельная пряжи фабрика потомств. гражданина Василия Фёдоровича Суздальцева. «Ручное производство; освещение керосином; 20 рабочих» (Свирский В.Ф. Фабрики, заводы и прочие промышленные заведения Владимирской губернии. 1890).
1 января 1865 года открыта фабричная Емельяновская Пожарная команда.
В 1890 г. фабрика потом. почетн. гражданина Макара Степановича Емельянова, «конный привод на 1 лошадь. Сновален – 2, колобродов – 8, станков ткацких – 20, спиртовая ванна, кислая промывная по 1, крахмалка – 1, котел жел. отбельн. – 1, чанов дерев. – 4, пресс винтовой – 1. Освещение керосином; рабочие: 36 муж., 4 жен.; рабочие живут при фабрике».
В 1894 г. был ремонт на фабрике ткацкой – нижний этаж стоил 600 рублей.
В 1895 г. был ремонт на ткацкой фабрике каменной светелки переменяли во всем корпусе, поменяли балки, устроили две каменные лестницы, оштукатурен низ цементом, а верх алебастром, переделали свод в старой палатке. Ремонт был большой 8039 руб. 68 копеек. Выделили помещение для ночлега рабочих.
В октябре 1896 г. на фабрике начато с июня месяца постройка здания для паровой машины. И 15 октября окончено в Черных, все это стоило 4800 руб.


«Что же сделало Муром крупным пунктом развития текстильной промышленности?
Благопpиятное расположение города, широкий водный путь и великолепная связь с крупным центром текстильной промышленности — Иваново-Вознесенском через Моск.-Ниж. железную дорогу—вот те причины, которые создали текстильную промышленность города.
Река давала возможность получать дешевым путем древесное топливо сверху и нефтяное низу по Оке.
Близость реки имела и другое значение: река давала то колоссальное количество воды необходимой ф-ке, которое, как говорят, почти равняется потребности в воде всего города.
Обилие дешевого кирпича для постройки ф-ки, обилие леса, нахождение в городе чугуно-литейного завода и близость Выксунских железо-прокатных заводов, наличие массы картофельных заводов в yезде, продукция которых—картофельная мука — являлась необходимым вспомогательным средством для ф-ки — все это вместе взятое создавало благоприятные условия для постройки фабрики.
Особенно приходится остановиться на вопросе о рабочей силе, откуда она пришла, была ли она подготовлена и была ли она дешева, т. к. это условие—главнейшее для фабрикантов.
На противоположном берегу Оки на далекое расстояние тянутся заливные луга. Сеном крестьяне богаты, но хлеб не родится у них. Издавна крестьяне правобережья Оки ходят на промыслы. Дома остаются одни крестьянки, да и они ищут пропитания. До создания фабрики существовали конторы, которые раздавали работу на руки, по светелкам. С открытием фабрики широкой волной хлынули крестьяне правобережья, главным образом женщины на станки. Привычные к ткачеству, они скоро освоились с работой.
В 1899 году она начала строиться. Ее предприниматели, мало знакомые с хлопчато-бумажной промышленностью, но хорошо знакомые с льняной, построила ф-ку по типу льнообрабатывающих.
Механическое оборудование было выстроено знаменитой в то время конторой Л. Кноп» («Призыв», 6 февраля 1925).
25 января 1900 г. было открытие вновь отстроенной бумаготкацкой фабрики. Был отслужен молебен в здании и 2 молебна были в машинном отделении. Потом был завтрак – пили шампанское. Потом пригласили музыку. Пировали до 8 вечера.

Первое время работало всего три станка. Пущенная 26/I по ст. ст. 1900 г., 8/II по новому ст., ф-ка 30/I выпустила первый кусок; к маю работало уже 100 станков, а к осени 400. Всего же в двухэтажной кирпичном корпусе размещалось 818 ткацких станков.
Фабрика работала на привозном сырье, которое поступало из Ярославля, Ярцева, Егорьевска, Нарвы и других городов России. Фабрика вырабатывала суровую ткань (миткаль) кретон, клетки (шотландки) и жаккардовые ткани. Сарпинку, наиболее ходовой товар, известный далеко за пределами Мурома, ф-ка начала вырабатывать в 1906 году. Работать на фабрику приходила, преимущественно молодежь из ближайших сел и деревень: Волосова, Малого Окулова, Навашина, Орлова, Карачарова и других.
Оборудованная в первые годы на 818 станков, в 1908 году ф-ка работала уже на 1098.
«УСТАВ Товарищества Муромской бумаготкацкой мануфактуры (1905). См. Приложение 1


Набережная - Бумаго-Ткацкая фабрика. 1904-1908 гг.

Объявление 1915 г.

Вскоре с южной стороны двухэтажного здания была сделана небольшая надстройка для приготовительного отдела, а в 1908 году с северной стороны – пристрой еще для 280 ткацких станков. Фабрика выпускала бязь, кретон, шотланку-клетчатку.

Из небольших пожертвований меценатов в начале XX в. в Муроме была образована бесплатная библиотека фабрично-заводской больницы, которая существовала при бумаготкацкой мануфактуре с 1899 г. На тот момент она была единственной в городе официальной библиотекой для рабочих. В 1907 г. библиотека насчитывала 557 томов книжных и 135 томов периодических изданий. В основном это художественная литература, а также книги по различным отраслям знаний; журналы «Нива», «Охота», «Русский паломник», «Природа», «Вокруг света» и др.
«Тяжело жилось рабочим под гнетом капиталистов, входящих в т-во, и их приспешников. Жали как только могли. Ненавистью дышат глаза старых рабочих, когда они вспоминают «старое доброе время». Ненависть, справедливая злоба сквозит в каждой строчке, когда они пишут об этом.
— Был у нас директор ф-ки Суздальцев Н.В.,— пишет старый рабочий Вьюнков,— так и прозвали его рабочие «сулема». А то был еще заведующий, Засухин К.И., прозвали его рабочие «злобиным». Крепко крыл он матом всех рабочих, не разбирая ни женщин, ни детей. Ух, и жестокий был: не выйдет рабочий по болезни три дня на работу, вон его выгоняет. А женщин по беременности через две недели.
Особенно жестоко относились к женщинам. Мало того, что пот на них выжимали и бесчеловечно эксплуатировали их,— мало этого,— как над женщинами над ними издевались.
Стали работницы пятачок прибавки просить, а директор Киселев и предложил им:
— Что вы пятачок просите? Вы его ночью у солдат заработать можете (?!)
Бывали оскорбления не только словами, но и делом.
— Был мастер Николаев И.Н., большой подлец,— пишет одна старая работница,— ни одной работницы, которая ему полюбится, не пропустит. А не поддается которая — в три шеи гонит. Вызвал однажды меня к себе в кабинет, иду я, глядь, мне навстречу работница бежит, бледная, испуганная.
— Что с тобой? — спрашиваю.
— Насильно, говорит, от Николаева вырвалась, не ходи и ты к нему.
— Тяжело жилось рабочим, до потери сил работали, а получали гроши. На одном станке 5-6 р. в месяц получали, а на двух 9—12. И без того было мало, а тут еще на штрафы сколько уходило, да за квартиру платить приходилось, — пишет рабочий Тюрин Федор Кузьмич; — Ели одну картошку да черный хлеб. Oт плохой пищи болезни пошли. На леченье, не как нынче, ничего не полагалось. Мы-то бедствовали, а хозяева наши жирели да деньги копили не по дням, а по часам.
Не под силу стало рабочим, пошли волнения, забастовки.
— Были забастовка из-за недохватки утка. Каждый день копеек на 5-10 на свои деньги покупать приходилось, — пишет одна из работниц. - Забастовали мы. Приехал исправник, попотчивали нас плетками, арестовали и уволили активных рабочих. Так ничем и кончалась забастовка. Бастовали потом две недели из-за прибавки пятачка, да тоже без толку. Помню 1 мая под руководством социал-демократки «Акутки» работницы устроили демонстрацию. Рабочие других ф-к присоединились, и все с красными знаменами отправилась на площадь. На митинге с речами выступали т.т. Шляпников, Разборщиков, Устинов и др. («Черный»).
Живo рассказывает о забастовках и революционных праздниках рабочий Базов Василий Николаевич, по кличке «Соломон» (прибыл из Иваново-Вознесенска в 1902 г.), 51 год ему сейчас.
— Первый раз мы забастовали в 1905 году, прибавки 20 проц. требовали, да постройки бани. Организация пошла от меня, Зюзина и Казакова. К концу первой смены, как было сговорено, махнул я рукой — разом вся фабрика встала. Вышли мы, а у ворот вся вторая смена дожидается. Никто из них на работу не пошел. К нам присоединилися рабочие с ф-ки бр. Суздальцевых. Пошли мы все по городу. В трех местах караулы расставили, караулили, чтобы на ф-ку кто не пошел.
Много поработали. Был у нас ткач один, Логоном звали, хромой, горбатый, но крепкий мужик—поддержал идею в самом лучшем виде. И день и ночь в цепи дежурил. Выгнала его потом и не взяли.
Меня не сразу за забастовку выгнали, а только к пасхе, а потом целых 4 года не брали, при другом директоре только поступил.
- Ну а как 1-е мая праздновали? — спрашиваю.
— Первое мая-то? Хорошо! Не помню только в каком году. Приехал к вам т. Лакин на пролетарский праздник. Выходят рабочие с первой сиены, а он давай листовки бросать. Ну, вторая смена и работать не пошла. На Слободскую ф-ку все направились. Тамошние рабочие к нам пристали. Переправились мы все с песнями на другой берег реки, а полиция за нами.
Тов. Лакин говорить стал. Косилась полиция сначала, а потом и мешать не стала, рукой на нас махнула: видит, поделать с нами ничего нельзя, потому — сила мы!..
Так бастовали рабочие! Так справляли они свои праздники!
Фабриканты не дремали. Всюду сновали их приспешники, острыми глазами высматривая передовых рабочих.
— Коренной шпион был у нас Ярослав Петрович Зворыкин, черный этакий мужик, в материальной работал.
Так, бывало, в землю и смотрит, глаз подлых не кажет. Соберутся рабочие в уборной, а он равным способом и начнет у них все выведывать, — рассказывают наперебой рабочие.
Да и один ли был Зворыкин предателем рабочего класса? Много их было холопов у фабрикантов. За грош, а то и просто из-за подхалимства норовили предать рабочего.
— А что, женщин много участвовало в волнениях?— спрашиваю у группы работниц.
— Женщин немного шло передом: боялись. Стоять, стоят смело, а вперед не идут, — рассказывают работницы Ваганова Е.И. и Михайлова М. Ив.
— Выходят, бывало все,— добавляет т. Платонова: — а как нахлынут, так все и попрячутся. Нe нынешнее время было тогда. Теперь выходи и говори, что хочешь.
А тогда-то по горам лазить, спасаться приходилось. Заметят казаки, крепко нагайкой. По самый 17-й год тяжело жилось.
— Ну, а сажали многих?
— А какже? Многие казенной квартиры попробовали. И из работниц две сидели: Иванова Аграфена Алексеевна, да другая Акулой да Акулей ее все звали, фамилию не помним. Выпустили их потом. Одну штрафом выкупили: свои деньги внесла, а часть сознательные рабочие промеж себя собрали. Хлопотали за них рабочие, просить ходили. «Не виновны, мол, они. Все так делали».
С теплым сердечным чувством вспоминали старые рабочие своих руководителей: Тр. Шляпникова, Обмойкина А.Н., Тагунова А.Н.
— Много они нам помогали, учили нас бороться за политические свободы. С 30/XII 1904 г. по 5/I —905 забастовка у нас была. Рассчитали нас ф-ты, сумели расплатиться, — пишет рабочий: Вьюнков.
И много вспоминают рабочие о тяжелых годах царского самодержавия и капиталистического гнета, вспоминают, радуясь, что все это позади и нет ему возврата» («Призыв», 8 февраля 1925).
«Нa днях нa фабрике т-ва Муромской мануфактуры льняных изделий ударом ремня сбит подмастерье К. Рязанкин. Последний упал на машину и сломал себе три ребра и вывихнул руку.
В настоящее время он находится в фабричной больнице положение его признано безнадежным.
У пострадавшего большая семья, которая, если он умрет, останется совершено без средств к жизни» («Муромский Край», Четверг, 23-го января 1914).
«Пожар. 23 февраля в 4 ½ ч. утра в кочегарке льно-прядильной фабрики т-ва бр. Суздальцевых вспыхнул пожар. Прибывшая вскоре пожарная команда застала ворота фабрики запертыми, а также была заперта на замок дверь кочегарки. По распоряжению брандмейстера г. Стулова, замок был взломан и приступили к тушению пожара. Хотя и наблюдался недостаток воды, тем не менее распространение пожара не было допущено. Деятельное участие принимал в тушения пожара заведующий бумаго-ткацкой фабрики, разрешивший пользоваться водой фабричного водопровода. Пожар быть окончательно прекращен только около 10 ч утра. Сгорели потолки и стены кочегарки. Убыток заявлен в 3500 р. Кочегарка была застрахована в о-ве «Якорь».
В понедельник фабрика не работала, сегодня-же как мы слышали, будет приступлено к работам» («Муромский край», 25 февраля 1914).
В 1913-14 г. (год считался с апреля по апрель) ф-ка переработала 87986 пудов пряжи. Выработка ткани типичного сорта на человека равнялась 45 арш. в 9 часов и 40,44 арш. и 8 часов. Число рабочих достигло 1504, из них было рабочих 1457 и служащих 51 чел.
4 июля 1916 г. был сильный пожар на берегу Оки, между льнопрядильной фабрикой братьев Суздальцевых и бумаго-ткацкой Мануфактуры. В 9 часов дня загорелись фабричные постройки, конюшни и каретные фабрики Суздальцевых, выходящие задами к Мелешину и от них загорелись постройки Мелешина и дрова Мелешина и обгорело 1 деревянное здание бумаго-ткацкой Мануфактуры. Всего сгорело 10 деревянных корпусов на 4 каменных корпусах обгорели верхние этажи и стропила железных крыш и 200 сажень дров. Мелешин получил страховку 20000 рублей и вскоре продал землю и 3 обгоревших корпуса за 50000 рублей.

Муромское отделение союза текстильщиков.
Первая ячейка профессионального союза в г. Муроме была организована на Бумаго-ткацкой фабрике в сентябре 1917 г. В нее входила небольшая часть сознательных рабочих фабрики.
С декабря месяца 1917 года, по приезде в Муром из ЦЕКА союза текстильщиков инструкт. Я.П. Деревенько, на организованных общих собраниях рабочих и служащих ф-ки все рабочие высказались за организацию Союза и вступление в его члены. На этих же собраниях были выбраны делегаты на конференцию для выборов правления Союза. И 8-го декабря 1917 г. уже было избрано Правление Союза в составе 15 чел., в президиум которого входили: председатель – Е. Крестовников, члены: М. Симонов, П. Чулошников.
Первое время союз объединял только пять Муромских фабрик с количеством рабочих и служащих около 4000 членов.
Перед вновь избранным Правлением встал ряд практических задач.
1) Проведение минимума зар. платы рабочих и служащих по Московскому тарифу;
2) Контроль над производством;
3) Поднятие производительности труда и твердой дисциплины среди рабочих.
С первых же шагов Правление Союза предъявило требование Муромскому Союзу фабрикантов о проведении минимума заработанной платы по Московскому тарифу, плюс квартирн. плата, как семейному, так и холостому и баня для рабочих за счет предприятия.
Но ввиду тяжелого финансового положения ф-к, что было выяснено специально созданной комиссией, был принят за основу тариф Иваново-Кинешемского союза рабочих – минимум 8 руб. 25 коп. и максимум 16 р. 75 коп. квартирные и баня в эти ставки не входили. Этот тариф и стал проводиться союзом в жизнь. Некоторые фабриканты отказывались выплачивать разницу тарифа, ссылаясь, что у них нет денег. Тогда Союз, в целях сохранения товара от растаскивания фабрикантами, утечки его на рынок в руки спекулянтов – и обеспечения выплаты заработной платы категорически запретил банку без подписи членов контрольных комиссий выдавть фабрикантам деньги и по примеру Москвы, с согласия ЦКСТ, открыл мануфактурную лавку.
Когда мало-мальски сгладились шероховатости в проведении минимума зарплаты и немного улучшилось финансовое положение, тогда Правление союза обратило внимание на производительность труда и на поднятие дисциплины среди рабочих. В этом отношении рабочие сами шли навстречу Союзу. Убедившись, что Союз принимает все меры к улучшению их положения, рабочие сами не допускали понижения производительности труда, несмотря на остроту продовольственного вопроса.
В начале 18-го года стали иссякать запасы сырья, топлива; фабриканты никаких мер не принимали. Пришлось самому Союзу взяться за эту работу. Через Совнархоз Союз реквизировал запасы льна, имеющиеся на частных складах города, и таким образом частично обеспечил фабрику сырьем. Также остро в это время стоял вопрос и с топливом. Из-за отсутствия топлива остановились Слободская прядильная и Малая ткацкая фабрика. Союзу пришлось тогда обязать фабрикантов выплачивать рабочим 2/3 заработка за период остановки и озаботиться снабжением фабрик сырьем и топливом. Помимо этого Контрольные комиссии сами при участии Союза принимали меры к обеспечению фабрик сырьем и топливом; их представители с этой целью ездили в Москву и другие города Республики. Союз все время давил на фабрикантов, требуя с них пуска фабрики и обеспечения их всем необходимым, указывая им, что в противном случае рабочие сами пустят фабрики. Такое положение продолжалось до августа 18-го года.
За период 17-го года и часть 18-го связь у Союза с Ц.К. текстильщиков была слаба. С 6-го августа 1918 года Муромское Отделение Союза было присоединено к Иваново-Кинешемскому Союзу и тогда работа пошла лучше, связь окрепла, стали ездить на места инструктора Союза, значительно окрепнув стал принимать горячее участие и в самом производстве; некоторые фабриканты за невыполнение договора были отстранены, фабрики были национализированы для управления которыми было избрано Правление из рабочих. В это время стали присоединяться к союзу фабрики и из других районов, как-то: Меленковская, с количеством рабочих и служащих до 5000 чел. и Касимовская, Рязанской губернии, с количеством рабочих около 2000 чел. Таким образом Союз уже насчитывал в своих рядах до 11000 чел. Доверие рабочих к Союзу росло все больше и больше. За этот период перед Союзом стояли и др. задачи, а именно: помощь Красному фронту и борьба на продовольственном фронте. Для выполнения этих задач Союзом производилась вербовка добровольцев, которые через Военкомат направлялись на пополнение Красной армии, и сформировано несколько продотрядов.
В декабре 1918 г. по постановлению конференции фабричн. Комитетов Союзом было возбуждено ходатайство перед ВСНХ и ЦЕКА Союзом текстильщиков о национализации всех фабрик, входящих в объединение Союза Текстильщиков.
В это же время центром намечались мероприятия к организации кустов по Управлению текст. Промышленностью. Отдел Союза в организации куста принял горячее участие.
4-го февраля 1919 года по инициативе Союза был созван 1-й Уездный Съезд профессиональных союзов, на котором и было избрано уездное бюро профессиолнальных Союзов. В этот же период союз созывает конф. лиц техн. персонала, где ставит вопрос об открытии в Муроме проф.-техкурсов. Союз также немало уделял внимание и постановке культурно-просветительной работы на фабриках. На всех фабриках были организованы библиотеки и открыты рабочие клубы при фабриках: Меленковской, Касимовской, Слободской и в самом Муроме.

«Ячейка Р.К.П. (б). при Бумаго-ткацкой ф-ке «Красный Луч».
Ячейка организована в 1918 году в мае месяце. Организаторами ее были т.т. Экземплярский и Румянцев. В самом начале в ячейке было всего три человека. Главными задачами ячейки в то время были: вербовка новых членов, охрана предприятия, проведение в жизнь постановлений Соввласти, борьба с эсеровскими и меньшевитскими элементами, которых тогда не мало было на ф-ке.
Трудно было вести работу трем членам.
Но ячейка, несмотря на это, настолько умела развивать свою работу среди рабочих ф-ки, что ей в течении одного месяца удается завербовать 15 рабочих.
После это работа стала расширяться. Ячейка уже не ограничивается только работой в стенах предприятия, но свою работу переносит и в город.
Через следующий месяц ячейка еще увеличивается и уже насчитывает в своих рядах 30 членов. А по прошествии еще недели ячейка состояла уже из сорока товарищей. К концу 18 и к началу 19 года ячейка выросла еще, в ней имелось 50 членов.
С возникновением военных фронтов Муромская организация Р.К.П. стала отправлять на фронты отряд за отрядом В эти отряды ячейка Бумаго-ткацкой ф-ки влила немало своих членов.
В мае 19 года ячейкой была отправлена на фронт первая группа товарищей; потом вторая, третья и т. д.
Вследствие частных мобилизаций ячейка к началу 20 года значительно уменьшилась; в ее рядах было только десять товарищей.
Но и это небольшое количество членов ячейки продолжает также вести работу, нисколько ее не ослабляя.
Но вот к концу 20 года один за другим начинают возвращаться с фронтов наши товарищи, но они не попадают на фабрику, а больше всего назначаются в Соворганы, так как из них в рядах Красной Армии выковались опытные и стойкие работники. Но некоторые товарищи не возвратились; они погибли в борьбе за великое дело на полях далекой Сибири, юга, севера и запада» («Луч», 14 марта 1923).

За годы революции ф-ка ни разу не прерывала работу. В годы революции ф-ка из-за недостатка хлопч.-бумажн. пряжи перешла на выработку льняных в вигоневых изделий, а с конца 1922 г. снова перешла на выработку хлоп.- бум. тканей.
Бумаго-ткацкая фабрика была остановлена с ведома Союза 12 июля 1922 г. на один месяц согласно желания большинства рабочих, ввиду полевых работ. Из этого месяца первые 2 недели, как законный отпуск для рабочих, оплачиваются, а остальные 2 недели без оплаты но с условием, что для рабочих города в период 2-х недель будет предоставлена работа. 14-го августа для пуска фабрики рабочих достаточного колличества не собралось и комитет с дирекцией фабрики вынужден был продолжить остановку фабрики до 4-го сентября. Вследствии недостатка пряжи, и некоторого тормоза в ее получении, по соглашению с рабочими города и с ведома Союза остановка фабрики была продолжена до 25-го сентября.
«Бумаго-ткацкая фабрика стоит. Работавшие на ней крестьяне отпущены на летние работы и за неимением рабочей силы фабрика не может пока возобновить работу. Рабочие горожане попали в тяжелое положение: жалования нет, а надо жить, платить за квартиру, за воду и т.п. Некторые взялись шить мешки за ничтожную сумму» («Луч», 13 сент. 1922).
Директор бумаго-ткацкой ф-ки все время в разъезде – к пуску фабрики добывает сырье. Заместителем его сотается Балнов. Ремонт не идет, хотя через крышу льет вода. Балнов же снимает кровельщика и 2-х плотников, фабричные доски отпускает на частную квартиру бухгалтера фабрики.
«25 сентября 1922 г. бумаго-ткацкая фабрика пущена, рабочие, хотя не в полном количестве принялись за работу. С первого же дня работы работницы стали посещать библиотеку, а 26 сентября в библиотеке была проведена с ними беседа. Работницы, несмотря на то, что устали на работе, просидели около часа. В библиотеке началась и выдача книг. 25 – выдано 12 книг, 26 – 2 книги. Можно надеяться, что библиотека без посетителей не останется. В библиотеке же ведется и справочная работа.
Над приготовительным отделом бумаго-ткацкой ф-ки, когда-то было сооружено плоское перекрытие крыши, с фонарем. Крыша устроена была из слоев: бетона, пробки, толя и наверху слой земли. Земля была насыпана с той целью, чтобы рассадить там клумбы цветов и др. растений; но этого сделать не пришлось. Фонарь в 1919 году сгорел и с тех пор не устроен. Земля на крыше сама по себе от ветров и дождей исчезла. Толь с пробкой под слоем земли от постоянной сырости совершенно пропали. Слой бетона во время дождей, воду впитывает в себя, и свод потолка бывает постоянно сырой. Вода течет на пол, образуя на нем целые лужи. Машины, в которых Россия так нуждается, всегда сырые, ржавеют. Люди работают в сырой атмосфере воздуха, что сильно влияет на их здоровье.
Во избежание плохих последствий были приглашены всевозможные технические инспекторские комиссии по обследованию крыши, составлялись акты о крайней необходимости ремонта, сметы на потребность материалов и ходатайства возбуждались о субсидиях перед Владимирским П.С.Н.Х. Но… до сего времени так и остаются только акты, да сметы, а крыша… все протекает» («Луч», 4 октября 1922).
«5-я советская школа I-й ступени в начале лета 1922 г. передана Бумаго-Ткацкой фабрике, на полное содержание. Для приведения в надлежащий вид школы необходим ремонт, дирекция произвела побелку стен изнутри, но крайне также необходим ремонт русской печи в помещении технической служащей, и нужно остеклить часть выбитых окон что по каким-то соображениям тормозится. В школе занятия начались, в первую очередь принимаются дети рабочих, а затем остальные слои населения, района прилегающего к ф-ке. С пуском ф-ки с 25-го сентября будет приступлено к ликвидации безграмотности взрослых рабочих ф-ки обоего пола, в той же школе в свободное вечернее время. При посещении школы членами фабкома и разговора с педагогическим персоналом, выяснилось, что, для обучения недостает учебников и др. необходимых ученических принадлежностей, каковые достать обещал директор ф-ки в Москве так как в Муроме учебниеи совершенно отсутствуют».
«Бумаго-Ткацкой фабрикой взята на хоз. содержание 5 шкала 1 ст. Благодаря энергии фабкома, удалось произвести ремонт школы. Школа начала свою работу, с сентября, а с 14-го ноября благодаря заботам комитета, открыта и школа по ликвидации неграмотности в этом же здании. Учащихся в шк. 1 ст. 191 чел., из коих мальчиков – 91, девочек – 100, а в школе по ликвидации неграмотности взрослых 62 чел. Детей рабочих ф-ки 28, не рабочих же фабрики 157. Занятия в школе происходят на 2 смены. Школа разбита на 4 отделения. Ликвидация безграмотности проводится вечером (с 5 до 7 час.). Преподавателей имеется 6 чел., из коих имеют образование 8 классов гимназии – 4 ч., 7 классов гимназии – 1 ч. и окончивших Петроградский государственный Университет – 1 чел. и 2 чел. ликвидаторов неграмотности. Стаж преподавателей самый меньший – 5 лет. Занятия происходят регулярно, без перебоев. Преподавателям замеченным в халатном отношении к делу просвещения, фабком делал выговоры. Уклоняющихся от посещения школы ликвидации почти нет, т.к. к-т за этим следит очень зорко. Ученикам по ликвидации фабрика, уплачивает за 2 часа в день (за посещение школы) в одинарном размере, ввиду того, что ученики с работы в производстве на 2 часа не снимаются. Для ликвидации неграмотных сделан заказ на учебники. Фабком почти ежедневно посещает школу, где и замечает, что познания учащихся заметно повышаются. Школа всем необходимым снабжается аккуратно. Преподаватели вознаграждением очень довольны, получают его аккуратно 2 раза в месяц. Из взрослых учеников, есть человека 4, пожелавших учиться добровольно. Были случаи, что взрослые неохотно шли в школу, но «лодырей» фабком подкрутил» («Луч», 6 января 1923).


«В бумаго-ткацкой фабрике числится на службе фельдшер Минжин. Является он в фабрику «аккуратно», но только за получкой, а случись что с рабочим, его не найдешь. При том же в комнате для приема не имеется никакой тряпки, не то что перевязочной марли, а о лекарстве даже нечего и говорить.
Рабочие спрашивают: для чего этого фельдшера держат?
Рабочие ходят в Фабком, справляясь и запрашивая о квартирах. Фабком в дирекцию, последняя снова выделила комиссию, которой после долгих мытарств, удалось заарендовать три дома: по Вознесенской № 10, Николо-Можайской № 13 и бывш. «Трезвость». Все три дома требуют немалого ремонта. Но дирекция снова заснула с ремонтом, можно, мол не спешить. Но рабочих из частных квартир «Нэпманы» гонят» («Луч», 1922).
«17 октября п.о. Союза Текстильщиков и дирекцией Бумаго-Ткацкой фабрики заключен коллективный договор на денежную уплату рабочим и служащим ф-ки жалованья за сентябрь и октябрь месяцы. По договору за сентябрь месяц на 1 разряд 17-ти разрядной тарифной сетки фабрики должны выплачивать 700 руб. и 75 % за паек. За сентябрь уже уплочено из расчета на 1 разр. 700 р. и за паек продуктов 50 %. Следует доплатить к основной тарифной ставки 25 %. Точто также 25 % распространяется и на основной тарифный заработок по шитью мешков в сентябре, при чем расчет за шитье мешков производится мешочным полотном, по цене 40 руб. за аршин. На октябрь месяц заключена реальная денежная оплата, т.е. без набора продукции: на 1 разряд 2500 руб., на 6 разр. 5000 р. С твердых норм (уроков) ткачей сделать скидки не 15%, как это было до октября, а только 10%. Коммунальные услуги уплачиваются по 9 разр. 15% и выше 9-го 10% тарифной ставки» («Луч», 31 октября 1922).
«Культурно-Просв. Комиссия Бумаго-Ткацкой фабрики открывает школу для ликвидации неграмотности среди своих рабочих. Занятия начнутся с 8 ноября 1922 г. в помещении 5 Советской школы, ежедневно с 5 час. вечера» («Луч», 31 окт. 1922).


Фабрика «Красный Луч».

С 1923 года фабрика называется «Красный Луч».
«На бумаго-ткацкой ф-ке «Красный луч» работает 394 человека. Хорошо поставлена культурно-просветительная работа. Школа имеет 4 класса, 6 отделений для детей и 2 группы по ликвидации неграмотности. Посещают школу 249 человек. Занятия ведутся в 4 сиены. Для привлечения безграмотных к занятиям изыскиваются всякие способы, но меры принуждения не принимаются.
Не отстаем и в другом.
Работа среди женщин ведется специально выделенным работником из постоянных членов фабрикома.
На случай оказания помощи без работным проведена кампания вступления в кассу безработных, где и отчисляется 1 % заработка. В «неделю помощи школе», при участии фабкома и дирекции, было пожертвовано — 7117 руб.
Вся получаемая литература распределяется среди рабочих регулярно. Часть необходимых газет расклеивается на видных местах. При фабрике имеется корреспондент, который освещает всю нашу жизнь и работу, но жаль только того, что все писанные статьи, заметки в газету остаются не использованными.
Охрана труда
Имеются квартиры, хорошо оборудованные, школы, сады, детские ясли, бани и т. д. Для рабочих и служащих имеется бесплатная парикмахерская. По инициативе комитета еженедельно по пятницам моются полы в общежитиях рабочих.
Комитет работает хорошо...
Вообще комитет очень тщательно следит за чистотой и порядком. Все замеченные ненормальности немедленно устраняются.
К. Бирюков («Призыв» 18 янв. 1923).
«Как протекает рабочий день на Бумаго-Ткацкой фабрике.
До шести часов утра тишина на большой фабрике. Но вот шесть часов и первый гудок собирает понемногу рабочих; после же второго гудка собираются все. Рабочие начинают суетиться около своих машин и ставков. Пошла паровая и все рабочие принялись за свою повседневную работу, сначала задумчивые и сосредоточенные. Вдруг под шум машин раздается песня одной из работниц; ее подхватывают несколько голосов в других местах фабрики. В некоторых местах около станков идут беседы: обсуждаются жизненные вопросы, вопросы государственного строительства. И так до конца рабочего дня. Но вот кончается работа и рабочие опять засуетились; каждый спешит сдать то, что он сработал за это время. В два часа дня останавливается паровая и жизнь фабрики замирает опять до утра.
По окончании работы одни рабочие бегут в фабком, другие в библиотеку, чтобы получить книгу или узнать новости из газет.
Так протекает у нас рабочий день» («Луч», 10 февраля 1923).
В августе 1923 г. начало свою работу Муромское подрайонное отделение профсоюза текстильщиков. Ф.В. Климов – председатель Мур. Подрайкома профсоюза текстильщиков, по профессии чесаль проработавший у станка 12 лет. Правление подрайкома составлено из 7 человек: постоянных работников 3 и приходящих 4. Подрайком объединил рабочих и служащих 3 фабрик в г. Муроме, 4 фабрик в Судогодском уезде и 1 ф-ки в г. Меленках, всего 7924 человека.
«Пока фабрика работает неполной нагрузкой. Кризиса, подобно другим отраслям промышленности, она не переживает, получая в переработку готовую пряжу. В данный момент мжду ф-кой и Ярославским объединением установлено соглашение и если последнее выполнит свое обязательство, она будет работать в 2 смены на 700 станках. Такое соглашение дает возможность муромцам принимать заказы на самые ходовые товары. За удовлетворением товарообменного обязательства, муромская ф-ка старается вырабатывать высокие сорта ткани, которые имеют хороший сбыт на местном рынке.
Вопрос о кредите не стоит остро.
Заготовка топлива и некоторых подсобных материалов обойдется в 7 ½ тыс. червонцев.
Штат в 630 чел. рабочих и 45 служащих при 1 смене пришлось бы, быть может, несколько сжать, но ожидаемое расширение деятельности предприятия в 2 смены может потребовать увеличения рабочей силы.
Весь более или менее необходимый ремонт (перекрыть подготовительный отдел, окраска, ремонт машин, полов и т. д.) на фабрике произведен, не осталось такого ремонта, который был бы крайне необходим.
Качество наделай — суровья не вызывало никаких нареканий со стороны заказчиков. Льняные кретоны, тики бумажные и т. п. высоко расцениваются на потребительском рынке.
Одна деталь: в годы тяжелого кризиса бумажного сырья, муромцы сумели приспособить бумаго-ткацкие станки к льняному производству и тем самым спасли положение фабрики» («Призыв», 24 ноября 1923).
«Зарплата рабочих «Красного Луча»
По заключенному на апрель колдоговору в золотом исчислении рабочие получают 9 р. 75 к. для первого разряда, с надбавкой на дороговизну, согласно постановления СТО» («Луч», 4 апреля 1924).
«Что улучшает жизнь работниц. Ясли при ф-ке «Красный Луч»
Помещение для ясель отведено в фабричном дворе против рабочего корпуса. Две довольно большие комнаты, паркетный пол, светлые обои. Ряд плетеных корзинок без подставок и корзинок-качалок. Детский столик и стульчики. 5 нянь бывшие работницы ф-ки, в белых халатах держат на руках самых маленьких ребяток. Постарше сидят и копошатся около. Уснувшие посапывают в корзинках.
Сколько их здесь!
Десятка два никак.
В возрасте от 2-х месяцев до полутора лет.
Серые, голубые, карие и черные глазенки. Пухленькие и худенькие личики, ручонки и ножки.
Одни бойкие, небоязливые протягивают навстречу ручонки, улыбаются, тянутся к ласке. Другие дичатся, плачут при попытке чужого взять их на руки.
Все дети пролетариата, маленькие будущие граждане.
Фабричный гудок возвестил об окончании работ.
Через несколько минут одна за другой стали приходить работницы.
Входят, отыщут глазами свое дитя. Бросятся, схватят на руки, целуют, ласкают. Закутывают, подвязывают дорогую ношу полотенцем и уносят, прощаясь с нянями и заведующей яслями и благодаря их.
— «Довольны вы, что ясли при ф-ке есть?
Спрашиваю тихонько одну из матерей.
— «Очень довольны, а то бы никак работать невозможно, а без работы не проживешь».
— «Ну, а уходом за ребятками довольны?»
— «На что лучше».
И другая тоже сказала и третья.
— «А коли плохое что заметите, недовольны чем будете, пишите в страничку «Работница и Крестьянка» в «Луче», или расскажите организатору по работе среди женщин, а так не оставляйте».
— «Ладно, , напишем, расскажем».
Расходятся работницы с детьми. Пустеют ясли. Начинается мытье полов.
Беседую с заведующей, молодой работницей, бывшей ткачихой фабрики. Отмечает хорошее отношение к яслям со стороны Фабкома и Заводоуправления. Недостатков, пока что, ни в чем не ощущаем.
Няни за детьми ухаживают хорошо. Кормим их манной кашей, постарше которых молоком поим, а маленьких матери приходят с работы через два часа кормить. Заведующую отозвали.
Обращаюсь к моющим полы няням:
— «Трудно вам с ребятишками сидеть, надоедает?»
— «Нет, привыкли уж», отвечают — «иногда, правда, вроде как будто и тяжело уж очень становится, трудно с ними все-таки, но терпишь. Придут матери, разберут детей и сразу облегчимся, отдыхай до следующего дня».
Ушла из яслей. По дороге думала: ясли улучшают жизнь работниц, давая им возможность работать и тем самым добывать средства для жизни. Но еще больше бы было сделано для улучшения жизни работниц, если бы были организованы общие столовые при ф-ках, прачечные, пошивочные и починочные, портняжные и сапожные мастерские и т.д.» («Луч», 24-го апреля 1924).
«Еще рабочий корпус. В самом непродолжительном времени начнутся на нашей фабрике «Красный Луч» работы в новом ткацком корпусе. Корпус оборудован на 150 станков.
Долгое время стояли без употребления эти станки, долгое время был заколочен корпус.
Но возрождается мало по малу ваша промышленность. Пускаем этот корпус, и вслед за ним будем приготовлять к пуску еще один в настоящее время тоже пустующий» («Луч», 19 июня 1924).
«Рабочие организуют библиотеку в подшефном селе. Фабрикой «Красный Луч», принявшей шефство над селом Волосово, Поздняков. вол., открывается в нем библиотека, которая пополняется новой литературой» («Красный луч», 18 июля 1924).
«У нас на ф-ке "Красный Луч" вопрос об использовании церквей для гражданских нужд ставился еще год тому назад. Рабочие единогласно просили отвести под их клуб Воздвиженскую церковь. Но их просьбу почему то не исполнили и мы так и остаемся без клуба. УИК, пересмотри этот вопрос еще раз и в пользу рабочих» («Красный луч», 6 авг. 1924).
По сведениям на 1-е августа 1924 г. на фабрике числилось 1528 рабочих. Из них взрослых мужчин – 394 чел., взр. Женщин – 1049 чел., подростков: муж. – 41, жен. – 44. Кроме этого число служащих, административных и проч. лиц достигало 60-ти чел. в школе фабзавуча занято 26 подростков. Из общего числа, работающих на ф-ке 85-90% связано было с крестьянским хозяйством. «Дворец Труда», где концентрируется культпросвет. Работа местных ф-к и заводов очень не удобен в том отношении, что находится на далеком расстоянии от ф-ки. Сейчас фабкомом принимаются меры к использованию части помещения «Спасского монастыря» под рабочий клуб, между прочим, другая часть помещения предполагается использовать под жилую площадь. При ф-ке имеется библиотека с 1583 экз. книг, главн. образом беллетристики. Средняя посещаемость библиотеки – 7 чел. в день. При ф-ке имеются ясли рассчитанные на 20 детей. Фабкомом приняты меры к расширению фабричной бани и устройству там прачечной, - к оборудованию столовой. Полгода тому назад, пр иф-ке создана школа фабрично-заводского ученичества, в которой обучается 26 рабоч. подростков, занимавшихся ежедневно по 2 часа на практической работе в производстве и 4 часа теоритич. занятий в школе…» («Красный луч», 10 авг. 1924).
«Рабочем ф-ки «Красный Луч» открыто кредитование в ларьке № 1 ЦРК. Здесь рабочие покупают съестное на завтрак и т.п. Это мероприятие сильно подбило частную торговлю расположенную близ фабрики. Рабочие очень довольны отпуском в кредит товара, при том лучшего качества и по невысокой цене» («Красный Луч», 3 окт. 1924).
В течение 1923/24 года начинает планомерно увеличивать количество работающих станков и в сентябре 1924 года доводит количество их до 1047 станков, при работе в 2 смены. Таким образом почти в один год загрузки фабрика была доведена до 97 % по отношению к полному оборудованию и до 322% в отношении производственного задания. С 1925 г. фабрика работает в 3 смены.

8 февраля 1925 года ф-ка празднует юбилей — 25 лет своего существования.
«Торжественно отпраздновали рабочие фабрики «Красный Луч» 25-ти летний юбилей существования ф-ки. Городской театр к началу заседания был набит рабочими. В половине шестого председатель фабричного комитета открывает заседание. Не успел он кончить говорить, как сверху с балкона раздался хоровой выкрик поздравлявших рабочих.
Затем начались приветствия от уездкомпарт, уездисполкома, от ГСHX и товарищей рабочих других фабрик. После приветствий был заслушан доклад пом. директора фабрики о работе ф-ки при капитализме и в настоящее время. Чествованием 29 героев труда и воспоминаниями закончилось торжественное заседание, после которого состоялся спектакль-концерт» («Призыв», 21 февраля 1925).
«В 1925 год предполагается переработать 90000 пудов пряжи, т.е. свыше 100 проц. довоенной выработки. Станков пущено 1082, из них 280 работают в 3 смены, а остальные в две. Каждый день это дает 2444 станко смены, а до войны было только 2096 ст. смен.
Особенно развернулось производство за последний год, главным образом, за последние месяцы.
В начале I квартала в октябре 23 г. работало 657 ст., в начале II квартала и январе—1296, в конце III квартала в июле—1685 и в конце IV в сентябре 24 г. 2094 ст.
Выработка в переводе на двухпудник за последние месяцы составляет в 8 часовой рабочий день на 1 станок: в октябре 22,30 метра, в ноябре 25,13, в декабре 26.06; на I производственного рабочего: в Х-24 г. 33,87 метра, в XI 35,96 и в ХII 39,25.
Недостаток квалифицированной силы заставил ф-ку летом перейти на 3 станка. Перешло всего 150 чел. Этот переход по наблюдениям не отразился ни на качестве ни на количестве товара.
К крупнейшим достижениям ф-ки следует отнести устройство собственного красильного отдела.
Массу изящных красивых, хороша отделанных тканей выпускает сейчас на рынок ф-ка, и эти яркие красивые товары расходятся по всему СССР, перекидываясь даже в далекий Туркестан.
Революция изменила и положение рабочих, улучшила их быт. Сейчас при ф-ке имеются ясли, амбулатория, часть рабочих живет в общежитии, которое, правда, существовало еще до революции, часть живет в специально заарендованных квартирах в городе, остальные получают квартирную плату на руки.
В 24 году для рабочих было заарендовано 8 коек в доме отдыха и 2 на курортах.
При ф-ке имеется свой клуб с собственным оркестров, хором, библиотекой-читальней.
Новая квалифицированная сила готовится и в школе ФЗУ.
Своим благосостоянием ф-ка в значительной степени обязана тем отношениям, которые существуют на ф-ке. Все организации ведут работу в тесном контакте. Управляющий ф-кой инженер Бабичев С.А. пользуется большим авторитетом в уважением как среди рабочих ф-ки, так и среди местных организаций.
Своим расцветом ф-ка в значительной степени обязана его беззаветно-преданной работе, его твердому руководству» («Призыв», 6 февраля 1925).


Сновальный цех ткацкой фабрики «Красный луч» (1933 год). Источник: Муромский историко-художественный музей

Здание клуба комбината «Красный Луч». 1937 год. Источник: Муромский историко-художественный музей

«В Муроме на текстильной ф-ке «Красный Луч» работает две тысячи рабочих. Фабрика хорошо оборудована. Начав в 1918 и 19 году со 150 станков, фабрика в 1925 году довела оборудование до 1200 станков, открыла красильное отделение и сама производит отделку своих товаров.
Производительность труда поднята значительно, общая выработка фабрики превысила довоенную. Плохо только то, что администрация недостаточно внимания уделяет гигиеническим условиям работы» («Призыв», 12 августа 1925).
«Тов. Асаткин — почетный ткач ф-ки «Красный Луч». Рабочие фабрики «Красный Луч» выбрали тов. Асаткина, ответственного секретаря губкома,— почетным ткачом своей фабрики.
Расширенное заседаний президиума муромского отделения текстилей утвердило это постановление» («Призыв», 23 дек. 1925).
1925-26 гг. – электрификация фабрики (60000 руб.).
«Железнодорожная ветка к фабрикам «Красный Прядильщик» и «Красный Луч» выстроена. Подвоз товаров уже идет. Ветка удешевит выпускаемую продукцию предприятий. На будущий год предположено ветку продолжить до фабрики им. Ледина и Рогоськова» («Призыв», 27 сентября 1925).
«Воздвиженская гора (около ф-ки «Красный Луч») — это своего рода «стадион» для рабочих. Снегом заметены, обледенели деревянные лестницы на этой горе. Утром в темноте рабочие падают, сшибают других, расшибаются сами. А все потому, что администрация фабрики упрямится.
— Пусть, мол, горсовет фонарь поставит, а мы не будем!
Между тем, горсовету провод к фонарю надо будет за целый квартал вести, а провода фабричные под боком» («Призыв», 3 февраля 1927).
«На «Красном Луче» строится новый водонапорный бак из железобетона, емкостью на 10—12 тысяч ведер. По сметным предположениям постройка бака будет стоить 30000 рублей. Раньше водонапорный бак находился в третьем этаже фабрики. Для 3-го этажа от бака не было никакого напора. Такое положение весьма невыгодно было для фабрики на случай пожара.
Емкость старого бака была всего в 2500 ведер. С оборудованием в фабрике красильного отделения этого количества воды стало недостаточно. Приходилось иметь в постоянном действии насосы.
От нового бака по территории фабрики во всех направлениях будет проложена магистраль и установлены водоразборные краны. Это будет большим достижением в противопожарной охране фабрики.
Приготовительный отдел в первые годы революции обслуживал фабрику всего на 15—20 процентов. За годы революции оборудование увеличено по мотальным машинам — на 2, по сновальным — на 4. Устанавливается еще одна шлихтовальная машина.
Теперь свой приготовительный отдел будет обслуживать фабрику процентов на 70. Кроме того, здесь установлена новая заграничная шнуровая машина.
Недавно закончена надстройка части 4-го этажа фабрики. В нем будут установлены машины. Пристройка даст возможность расставлять машины более свободно, чем теперь.
Построены в прошлом году 3 дома. Сейчас строятся еще 3 дома за счет фонда по улучшению быта рабочих. В построенных домах размещено 24 семьи.
Каждая квартира состоит из 2 комнат и кухни с русской печью. Стоимость каждого дома в среднем 36000 рублей.
В годы революции оборудован красильно-початочный и красильно-аппретурный отдел. Фабрика теперь выпускает фабрикат в законченном виде.
В скором времени здесь будет поставлена чесальная машина, уже полученная, для отделки полотна на нижнее белье. Утвержден также чертеж и смета под отделение по выработке байки» («Призыв», 13 дек. 1927).


1929-й год.

«Хозяйственники текстильных фабрик ничего не внесли нового. Их информации о готовности предприятий к приему тока,- носили характер полнейшего незнания данного дела.
Так, директор фабрики «Красный Луч», тов. Жильцов заявил:
- Наша фабрика к приему Балахнинского тока была готова в 29 году. Трансформатор есть, электро-моторы лежат на фабрике два с половиной года, кабеля тоже есть, в общем-же электрооборудования у нас имеется на сумму 120 тысяч рублей.
Несмотря на то, что на фабрике все необходимое есть, все-же фабрика, как заявил Жильцов, ток с Балахны может принять с 1933 года.
Оказывается,- «Красный Луч» электро-энергию принять не может потому, что у хозяйственников на это дело нет кредитов.
По заявлению других удалось установить, что на этой ф-ке имеются такие мнения: - «фабрика в балахнинском токе не нуждается, у нас своя хорошая силовая установка… Учитывая, что на фабрике им. Войкова силовая установка находится в плохом состоянии (имело место несколько мелких аварий), учитывая, что красно-прядильщики не знают, что оставить резервом и т.д., этим предприятиям предложено добиться в тресте, чтобы фабрики были включены в обслуживание Муромской подстанции. Тоже самое предложено и фабрике «Красный Луч», которая в настоящее время не имеет никакого резерва и электро-энергию со своей силовой установки получает по 18-22 коп. за киловат-час, вместо 5-7 коп. с Балахнинской станции.
Всем предприятиям дадены жесткие сроки для дачи сведений в Нижэлектроцентр о потребности электроэнергии до 1938 г.» (Муромский рабочий. 2 июня, 1931).


«Тихий час» в детских яслях при текстильном комбинате «Красный луч» города Мурома. 1930-е годы

В мае-июне 1937 года произошло объединение фабрик «Красный Луч» и «Красный прядильщик». Фабрики были объединены до 1939 года.
В 1939 году началось строительство прядильной хлопчато-бумажной фабрики.
В годы Великой Отечественной войны стране требовалось дополнительное количество различных тканей, поэтому уже в 1942 году прядильно-хлопчато-бумажная фабрика дала первую продукцию. В годы войны фабрика выпускала тик матрацный, бязь, галошную прокладку, паковочные сорочки, пестроткани, диагональ. Фабрика работала под лозунгом «Все для фронта, все для победы». Мужчин фронтовиков на рабочих местах заменяли женщины и подростки. Наряду с фронтовыми бригадами на фабрике была организована техучеба, краткосрочные стахановские школы, индивидуальное обучение.
В 1943 году в стахановском движении участвовало 850 человек звание «стахановца» носили 270 человек, звание «ударника» – 159 человек. За самоотверженный труд 300 работниц фабрики были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».
За годы второй пятилетки фабрика в результате реконструкции перешла с выработки хлопчатобумажных изделий на выпуск полульняных тканей.
В 1944 году льнопрядильная и ткацко-отделочная фабрика «Красный Луч» была преобразована в хлопчатобумажный комбинат «Красный Луч».
В 1953 году введена автоматизация производства: механические станки были заменены более производительными автоматическими.
В 1959 году в цехах было установлено более 400 новых станков-автоматов.
Комбинат получал сырье, в основном, из Средней Азии и штапель-волокно из ряда дружественных стран (например хлопок из Судана). Комбинат выпускал тик матрацный, тик наволочный под пух-перо, некоторое количество пряжи. Продукция комбината поступала в 360 точек Советского Союза.
В 1963 году комбинат перешел на пятидневную рабочую неделю с 2-мя выходными днями.
В 1966 году за досрочное выполнение пятилетнего плана 20 работников комбината были награждены правительственными орденами и медалями.


Здание фабрики "Красный луч". 1955 – 1960 гг.

Вид на речной вокзал и фабрику "Красный луч". 1970 – 1975 гг.

«РАНЬШЕ СРОКА
Ширится число передовиков предсъездовского соревнования на комбинате «Красный луч». Около четырехсот краснолучевцев уже завершили свои личные пятилетки.
На прядильной фабрике комбината хорошо знают имя А.М. Дровниковой. Высокопроизводительный труд позволил опытной работнице самой первой в прядильном производстве справиться с заданием пяти лет. Уже с января А.М. Дровникова трудится в счет 1971 года.
Значительно раньше срока завершили пятилетние программы и многие другие прядильщицы.
В конце августа рапортовала о выполнении пятилетнего плана бригада ткачей, руководимая помощником мастера Г.Н. Киселевым. Свыше ста тысяч метров ткани будет дано этим коллективом до конца нынешнего года. Необходимо отметить, что продукция, вырабатываемая бригадой, всегда высокого качества, 99 процентов тканей она выдает только первым сортом.
Большое количество внеплановых тканей дадут в оставшееся до нового года время и ткацкие бригады, возглавляемые М.В. Бобылевым и Н.И. Пудковым» («Муромский рабочий», 8 декабря 1970).
В связи с юбилеем – столетием со дня рождения В.И. Ленина (1970) более 200 работников комбината отмечены правительственными юбилейными медалями «За доблестный труд».
В мае 1971 года за успешное выполнение заданий пятилетки и предсъездовских социалистических обязательств большой группе передовиков производства комбината вручены правительственные награды.
Ежегодно комбинат участвовал во Всесоюзных ярмарках в Москве.
Структура комбината «Красный Луч»:
Управление и служащие: 1. Директор комбината, 2. Заместитель директора комбината, 3. Главный инженер комбината, 4. Старший инженер по технике безопасности, 5. Инженер по технике безопасности, 6. Начальник ОТК, 7. Старший инженер НОТ и БТИ, 8. Начальник штаба ГО, 9. Инженер по подготовке кадров, 10. Начальник отдела кадров, 11. Зав.технической библиотекой, 12. Инспектор отдела кадров, 13. Инженер по специальной работе, 14. Юрисконсульт, 15. Инспектор по работе с подростками.
Отделы:
1. Технический отдел, 2. Плановый отдел, 3. Отдел организации труда и заработной платы, 4. Отдел главного механика, 5. Машинно-счетное бюро, 6. Бухгалтерия, 7. Отдел снабжения и сбыта, 8. Общий отдел.
Цеха: 1. Прядильное производство, 2. Ткацкое производство, 3. Отделочное производство, 4. Хозяйственно-транспортный отдел, 5. Ремонтно-строительный отдел, 6. Цех широкого потребления.
В 80-х годах ХХ века здесь были установлены современнейшие, по тем временам, чехословацкие машины, вырабатывающие крученую нить. В лучшие годы число работающих на комбинате доходило до полутора тысяч человек.
Начало 1990-х годов было сложным для коллектива предприятия. Резкое увеличение цен на хлопок, отсутствие средств для его приобретения привело к срыву поставок хлопка из регионов Узбекистана, Таджикистана, Туркмении. Следствием этого стало уменьшение объемов производства до двух смен в 1992 году и до одной смены в 1993 году, и сокращения численности работающих на 500 человек.
Кроме того, в соответствии с Указами Президента РФ № 1228 от 14.10.1992 г. № 721 от 01.07.1992 г. «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий в акционерные общества» хлопчатобумажный комбинат «Красный Луч» 30 сентября 1992 года был преобразован в акционерное общество открытого типа. Эта приватизация вскрыла огромное количество факторов, которые повлияли на ухудшение финансового положения предприятия.
В ноябре 1995 года получена бюджетная ссуда в 1,5 млрд. руб., а в феврале 1996 года – 1,5 млрд. руб. – товарный кредит. Это позволило приобрести 319 тонн хлопка, что обеспечило работу предприятия на 8 месяцев. Чтобы обеспечить работу в течении всего года, администрация провела большую работу по поиску партнеров, работающих на условиях давальческого сырья. Был заключен договор с рядом фирм, которые стали поставлять нам сырье для переработки. В результате объемы производства стали постепенно наращиваться.
Начиная с сентября 2000 года, комбинат вышел на выпуск более 1 миллиона погонных метров ткани и более 50 тонн пряжи в месяц. Произведен дополнительный набор рабочих.
ОАО "Красный Луч" зарегистрирована 4 ноября 2002 г.
ООО "УК "Муромский Хбк" зарегистрирована 3 апреля 2003 г.
С июля 2003 года на предприятии начали освоение новой продукции: тик матрацный пестротканый, арт.3939; бязи, фланель и товарной пряжи № 24 и №34. В программе апреля 2004 года уже заложен объем этой продукции в размере: тик матрацный пестротканый – 73,6 тыс. погон. метров в месяц; бязи – 691,5 тыс. погон. метров; фланель – 290,7 тыс. погон. метров; товарной пряжи № 24 – 103 т/мес.; товарной пряжи №34 – 120 т/мес..
Планировался переход прядильного производства на 4-х сменный режим работы, что увеличило бы объем товарной пряжи до 400 тонн в месяц, вместо 180.
Численность работников предприятия на 30 июля 2004 года увеличилась до 820 человек.
Организация ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "УПРАВЛЯЮЩАЯ КОМПАНИЯ "МУРОМСКИЙ ХБК" ликвидирована 7 августа 2006 г.
Из-за нерентабельности закрылось ткацкое производство, но и оставшееся прядильное держало предприятие на плаву. Объем производства к 2007 году составил 212 процентов, более чем на 67 процентов больше было отгружено потребителям готовой продукции, которая шла и на текстильные фабрики области. Кстати, именно из краснолучевской крученой нити изготавливались махровые полотенца.
Концерн «Русский текстиль», в который входило четыре предприятия, решил избавиться от одного из них, именно муромского, мотивируя это низкой рентабельностью производства. Предприятие прекратило свою деятельность в 2008 году.
«Расформировав» людей, концерн, точнее его представители на месте, начали избавляться от материальных активов. Из привлекательного для других сторон оборудования остались лишь 25 чехословацких прядильных машин. Одна из владимирских фирм приобрела их по сходной цене для своей фабрики в Камешково. Заранее на «Красном луче» обучили тамошних прядильщиц, и они стали производить пользующуюся спросом крученую нить. Остальное оборудование в основном пошло на металлолом.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 23.12.2010 ОАО «Муромский ХБК «Красный Луч» признано несостоятельным (банкротом) как ликвидируемого должника.


Памятник воинам-рабочим «Красного луча», погибшим в годы ВОВ

3 мая 2017 года на заброшенной территории бывшей фабрики «Красный луч» строители произвели демонтаж памятника воинам-рабочим «Красного луча», погибшим в годы ВОВ. Последние несколько лет после закрытия комбината мемориал своими силами облагораживали бывшие работники комбината. Ежегодно 9 мая к подножию памятника они возлагали венки и цветы.
Памятник решили установить на пересечении улиц Лакина и Первомайская, напротив школы №5.


Памятник Краснухину Александру Михайловичу (1908-1982)
Памятник установлен в 1983 г.
Скульптор И.В. Бесчастнов
Архитектор В.Н. Фитковский

У здания бывшей проходной стоит памятник Герою СССР, летчику Александру Михайловичу Краснухину, который работал ткачом на фабрике.
Анна Михайловна Дровникова - прядильщица на муромском текстильном комбинате «Красный луч»
Промышленность гор. Мурома и Муромского уезда в 1920-х годах
Промышленность Муромского округа
Муромский завод им. Орджоникидзе
Фабрика «Красный прядильщик»
Фабрика «Имени Ледина и Рогоськова»
Категория: Муром | Добавил: Николай (16.12.2017)
Просмотров: 5391 | Комментарии: 1 | Теги: Промышленность, Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 Николай • 01:51, 19.01.2022
Приложение 1

«УСТАВ Товарищества Муромской бумаготкацкой мануфактуры (1905).
Цель учреждения товарищества, права и обязанности его.
§ 1.
Для устройства и содержания в г. Муроме, Владимирской губернии, бумаготкацкой фабрики учреждается товарищество на паях, под наименованием: «Товарищество Муромской бумаготкацкой мануфактуры».
Примечание 1. Учредители товарищества: потомственные почетные граждане, Муромские 2-й гильдии купцы Николай Васильевич Суздальцев и Владимир Макарович Емельянов, потомственный почетный гражданин Дмитрий Константинович Жадин и Муромские 2-й гильдии купцы Каратыгин Иван Максимович, Александр Иванович Вощинин и Василий Васильевич Киселев.
Примечание 2. Передача, до образования товарищества, учредителями другим лицам своих прав и обязанностей по товариществу, присоединение новых учредителей и исключение которого-либо из учредителей допускается не иначе, как по испрошении на то, всякий раз, разрешения Министра Финансов.
§ 2.
Товариществу предоставляется право, с соблюдением существующих законов, постановлений и прав частных лиц, приобретать в собственность, устраивать и арендовать соответственные цели учреждения товарищества промышленные и торговые заведения, с приобретением необходимого для сего движимого и недвижимого имущества.
Примечание. Приобретение товариществом в собственность или в срочное владение и пользование недвижимых имуществ в местностях, расположенных: а) вне портовых и других городских поселений в губерниях, поименованных в Именном Высочайшем Указе 14 Марта 1887 г., и б) вне городов и местечек в губерниях, лежащих в общей черте еврейской оседлости,— не допускается…
§ 6.
Основной капитал товарищества определяется в 450000 рублей, разделенных на 450 паев, по 1000 рублей каждый.
§ 7.
Все означенное в § 6 количество паев распределяется между учредителями и приглашенными ими к участию в предприятии лицами, по взаимному соглашению.
Примечание 1. Оставленные за учредителями временные свидетельства или паи вносятся правлением товарищества на хранение в учреждения Государственного Банка и не могут быть передаваемы третьим лицам до утверждения установленным порядком отчета за первый операционный год.
Примечание 2. Владельцами паев товарищества не могут быть лица иудейского вероисповедания. Условие это должно быть означено на самых паях…
§ 21.
Управление делами товарищества принадлежит правлению, находящемуся в г. Муроме и состоящему из трех директоров, избираемых общим собранием пайщиков.
§ 22.
Для замещения кого-либо из директоров на время продолжительной отлучки или болезни, а равно в случае смерти или выбытия директора до срока, выбираются общим собранием два кандидата, которые за время занятия должности директора пользуются всеми правами и преимуществами, сей должности присвоенными.
§ 23.
В директоры и кандидаты избираются лица, имеющие на свое имя не менее десяти паев, которые и хранятся в кассе товарищества или в учреждениях Государственного Банка во все время бытности избранных лиц в помянутых званиях и не могут быть никому передаваемы до утверждения отчета и баланса за последний год пребывания пайщиков директорами и кандидатами. Общему собранию предоставляется, в случае неимения в виду пайщиков с вышеозначенным числом паев, которые поступили бы в директоры и кандидаты, избирать, по ближайшему своему усмотрению, в упомянутые должности и лиц, не имеющих определенного количества паев, но с тем, чтобы избираемый, по избрании в должность, приобрел на свое имя, в течение одного месяца, установленное выше количество паев.
§ 24.
По прошествии двух лет от первоначального избрания директоров и кандидатов, ежегодно выбывают один директор и один кандидат, сначала по жребию, а потом по старшинству вступления, и на место выбывающих избираются новые директор и кандидат. Выбывшие директоры и кандидаты могут быть избираемы вновь.
§ 25.
Кандидат, поступивший на место выбывшего директора, остается в составе правления до окончания срока, на который был избран выбывший директор, но не свыше срока, на который избран сам кандидат.
§ 26.
После первого собрания, созванного учредителями, и затем ежегодно, после годичного общего собрания, директоры избирают из среды своей председателя и заступающего его место…
Подписал Министр Финансов, Статс-Секретарь Витте.
Скрепил: Директор В. Ковалевский».
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru