Главная
Регистрация
Вход
Суббота
21.04.2018
11:01
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 456

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [845]
Суздаль [295]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [217]
Музеи Владимирской области [57]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [109]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [70]
Вязники [174]
Камешково [49]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [142]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гороховец

Дом Ершова в гор. Гороховце

Дом Ершова

Впервые Семен Никифорович Ершов упоминается в документах под 1669 годом в грамоте патриарха Иоасафа, в которой говорится, что на средства «посадского человека Семена Никифоровича сына Ершова» построена каменная церковь во имя Знамения Богородицы за Клязьмой на территории Знаменского Красногривского мужского монастыря.
Семен Ершов уже в 1660-х годах считался «богатым купцом». Свое состояние братья Ершовы составили на винных откупах. Продукт, произведенный на своих винокурнях, они подряжались поставлять казне в крупные центры потребления подрядного вина: в Среднее и Нижнее Поволжье, на Северную Двину, в Москву. Разовые поставки, выполнявшиеся «своими работными людьми», были весьма велики.
В переписи 1678 года братья Ершовы упоминаются первыми среди посадских торговых и ремесленных людей Гороховца. На одном из дворов братьев Ершовых было учтено 13 семей работных людей (32 души мужского пола). В производственный комплекс Ершовых входили солодовни, винокурни, мельницы. Летом многие гороховчане нанимались к Ершовым в качестве кормщиков, бурлаков, коноводов. Зимой к их услугам были местные крестьяне, готовые на своих санях и подводах везти вино по другим городам. Были у Ершовых и свои крепостные.
Производство росло. Летом многие жители Гороховца нанимались к Ершовым на груженые струги (плоскодонные парусно-гребные судна) и барки (речные парусные грузовые судна) в качестве кормщиков, бурлаков, коноводов.

В Гороховце у Ершовых имелись две усадьбы с каменными домами. Первый каменный дом был построен в 1660-х годах не где-нибудь, а прямо на городской площади. Он стал первой каменной постройкой в Гороховце, который в это время был целиком деревянным.
В 1680-е годы Семеном Ершовым построен еще один усадебный дом. Если первые палаты Ершова возведены еще с оглядкой на прежние простонародные вкусы, то данная постройка претендует на настоящие дворцовые хоромы. Уже само местоположение трехэтажного дома на склоне Пужаловой горы в стороне от центральной улицы дало возможность значительно возвысить его среди рядовой одноэтажной застройки, от которой он отгорожен высоким тесовым забором с дубовыми воротами.


Вкладывал деньги С.Н.Ершова и во Флорищеву пустынь, находящуюся в Гороховецком уезде. Здесь им был построен служебный корпус, разрушенный в 1978 году

С.Н. Ершов был близко знаком с первым настоятелем Флорищевой пустыни Илларионом, ставшим впоследствии митрополитом Суздальским и Юрьевским. Семен Никифорович выстроил в монастыре для братии двухэтажный каменный корпус.
В 1672 году Ершов совершает еще один вклад уже в Святоозерской пустыни – мужской обители, основанной по преданию еще в XIV столетии в северной части Гороховецкого уезда на берегу Святого озера. До самого XX века в монастырской звоннице имелся большой колокол, отлитый на средства гороховчанина Семена Ершова. Об этом могла рассказать надпись на самом колоколе.
В 1680-х годах Ершов в самом городе Гороховце ведет строительство сразу трех крупных каменных храмов, взамен обветшавших деревянных.
В 1686 году он, обратившись с челобитной к московскому патриарху Иоакиму, добился права на застройку самого «красного» места в городе – Никольской горы. В 1689 году было завершено строительство изумительного по своей красоте Троице-Никольского собора.


На средства купца гостиной сотни С.Н.Ершова построена большая часть церковных строений в Гороховце, в том числе Троице-Никольский собор (1680-е гг.) на месте бывшего кремля

В 1689 году Ершов заканчивает строительство Сретенского собора на территории Сретенского девичьего монастыря. Не жалея средств Ершов сразу же приступает к возведению следующего храма - церкви Воскресения Христова. Вплотную к церкви подходила ограда второй усадьбы самого Ершова.
В 1690 году Семен Никифорович Ершов вместе с братом были приняты в гостиную сотню, среднюю из трех высших привилегированных корпораций торговых людей в Русском государстве XVI – начала XVIII в. Члены гостиных сотен освобождались от тягла, накладываемого на посадских людей, могли исполнять обязанности местных чиновников. Освобождались от местного воеводского суда, судились в определённом приказе при царе Алексее Михайловиче в Приказе Большой казны.
Неудивительно, что именно в это время иждивением Семена Ершова строится главный каменный храм города – Благовещенский собор, освященный в 1700 году.

Родители Семена Никифоровича стали схимниками Никитой и Февронией во Флорищевой пустыни. Из Синодика Флорищенского монастыря можно узнать, что в роду были и другие схимонахи: Иона, Александр, Иосиф, Параскева, Серапион. Быть может, в старости и сам Семен Никифорович ушел в монастырь, ведь и по сей день неизвестно, как и где провел свои последние годы купец гостиной сотни Семен Никифорович Ершов, чье имя в его родном городе и окрестностях стало легендой.




Дом Ершова (Судоплатова). Ул. Ленина, 9

Это самый древний каменный дом, построенный на посаде. Он стоит почти напротив Благовещенского собора, недалеко от входа в Сретенский монастырь. Дом был построен Семеном Ершовым. Точных письменных свидетельств, когда был построен первенец каменного жилого зодчества в Гороховце, не осталось. Но по некоторым архитектурным деталям можно датировать строительство дома 1660-ми годами. Если сравнить наличники дома Ершова с культовыми сооружениями Гороховца, даты строительства которых хорошо известны, то ближе всего к ним наличники Знаменской церкви (Сохранилась грамота патриарха Иоасафа, в которой говорится, что церковь во имя Знамения Пречистые Богородицы построена в 1669 году на средства «посадского человека Семена Никифорова сына Ершова».): гладкие колонки по бокам, на которые непосредственно опирается треугольное завершение с кронштейном посредине. К сожалению, в доме старинные наличники сохранились только со стороны двора в самом углу, около пристройки. У других окон фигурные наличники были сбиты в последующие годы перестроек и «осовременивания» здания.
Отличительная особенность старинного дома – его огромный размер. Тридцатиметровый в длину и десятиметровый в ширину, этот двухэтажный дом был самым большим в древнем Гороховце. Но он был очень простым по форме, с традиционными для «избы со связью» двумя палатами, расположенными по бокам сеней. Кирпичного крыльца, типичного для более поздних гороховецких жилых домов, не было.
Закат купеческого рода Ершовых начался в 1720-е годы. В 1721 — Клим Андреев Ершов берет у Федора Матвеевича Опарина 500 рублей под заклад своего Двора в Гороховце на посаде «с хоромным и всяким дворовым строением и с огородом и с яблоневым садом… и винокурни и с солодовенным заводом», а также другого добра. Денег вовремя Ершов не вернул и «отъехал в Ерославль», о чем пишет в челобитной Ф. М. Опарин. А в детальнейшем плане Гороховца 1771 года фамилии Ершовых среди именитых жителей города уже нет.
Старинный дом на площади, так же, как и впоследствии шикарный особняк у Пужаловой горы, приобретают в собственность купцы Ширяевы, возвышение которых начинается с конца XVII века, если судить по датам церквей Никольского монастыря, построенных «их иждивением» в 1689 и 1710 годах.
Во второй половине XVIII в. дом Ершова на площади перешел к Судоплатовым, и сейчас он известен как их бывший дом. В это время с «мастером-купцом» Е.Д. Судоплатовым в Гороховце связано развитие промышленного производства: ему принадлежал единственный в городе «колоколенный завод».


Усадьба Семена Ершова

Дом Ершова (Сапожникова)

Дом Ершова один из самых старых купеческих домов сохранившихся в наши дни. Строение расположено у подножия Пужаловой горы. Красота здания поражает любого зрителя, дом больше похож на дворец, чем на простые жилые палаты. В России осталось не так много подобных памятников гражданской архитектуры. Да и не каждый купец мог позволить себе постройку подобного дома.
Согласно летописям, в 1680-е годы Семен Ершов построил усадебные трехэтажные палаты (третий этаж был деревянный). Если первые палаты Ершова возведены еще с оглядкой на прежние простонародные вкусы, то данная постройка претендует на настоящие дворцовые хоромы. Уже само местоположение трехэтажного дома на склоне Пужаловой горы в стороне от центральной улицы дало возможность значительно возвысить его среди рядовой одноэтажной застройки, от которой он отгорожен высоким (свыше 3 м.) тесовым забором с дубовыми воротами.

Эти ворота – едва ли не единственный сохранившийся образец древнерусской архитектуры малых форм. Столбы ворот украшает искусная резьба, очень сложная по дубу, который в сухом состоянии приближается к прочности железа. В 2013 г. была успешно осуществлена капитальная реставрация этих ворот.
Первый этаж Дома Ершова - (подклетный) хозяйственный этаж. Оконные проемы первого этажа небольшие, простые, без наличников. Такое строение было традиционным для всех купеческих домов. Даже в «Домострое» было описано, как должен выглядеть первый этаж, что должно храниться в нем, какие двери должны стоять и как закрываться. Стены первого этажа строились поразительно толстыми, с дубовыми дверями, которые всегда были заперты. В то время купец постоянно жил в страхе. Крестьяне, которые платили огромные налоги, в отчаянии врывались в купеческие владения и грабили его имущество.
Полуподвал Ершовского дома полностью соответствует требованиям «Домостроя». Купец Семен Ершов хранил на первом этаже оружие, конскую сбрую, одежду, домашнюю утварь и съестные припасы. Полуподвал разделен на две части толстыми стенами. Одна часть полуподвала была полностью изолирована, в нее можно было попасть только через единственную дверь, которая соединялась с другой частью (она располагалась у входа в дом). Такое сложное расположение комнат было необходимо для сохранения имущества. В самой дальней и труднодоступной комнате хранились все ценные вещи.
Легенды рассказывают о нескольких сейфах, спрятанных по всему дому Ершова. Для сохранения золота ценных бумаг и денег. Тайники для боярских и купеческих домов были обязательным атрибутом. Но при реставрации строителям не удалось найти ни одного. Еще одна легенда рассказывает о подземном ходе, который был вырыт при строительстве дома. Якобы этот проход вел далеко за пределы города и предназначался для экстренных случаев, когда спешно нужно было покинуть палаты. Согласно легенде в начале XIX века подземный ход обрушился, так как сгнили деревянные балки.
В свое время на все окна были навешены железные ставни с запорами, от «татей», в проемы вставлены кованые решетки.
Второй этаж – парадный. Окна парадного этажа имеют богатые фигурные наличники, формы которых чередуются. Кроме того, верх второго этажа декорирован орнаментальным фризом.
Третий этаж – поздняя надстройка, очевидно первой половины XVIII в., когда деревянный третий этаж был заменен каменным. Особенностью третьего этажа, который был жилым, является большее число окон, к тому же большего размера – для лучшего освещения верхних помещений, где хозяева проводили основную часть дня.
На втором этаже расположились приемные покои купеческого дома, называемые «Красные палаты». Здесь семейство Ершовых принимало своих гостей, отмечало праздники и торжества.
С севера к зданию примыкало трехэтажное резное крыльцо (к сожалению, крыльцо не сохранилось), с которого можно было пройти в сени второго и третьего этажей, а из них – в комнаты. Крыльцу в древности уделяли особое внимание, так как именно здесь хозяева встречали и провожали гостей. Крыльцо было лицом дома. Не случайно, при всей однотипности планового решения, в городе не было абсолютно одинаковых крылец.
Наиболее замечательные печи находились в доме быв. Сапожникова. Судя по технике и орнаменту, нужно думать, что существовавшие в доме печи поставлены были в разные времена. Самой древней следует признать ту, которая облицована была изразцами с рельефным рисунком восьмиконечной розетки. Печь находилась в нижнем этаже дома и оставалась там до 1899 г., когда наследники Сапожниковых предложили Владимирской Ученой Архивной Комиссии купить эту печь за 30 руб. Печь была куплена и некоторые изразцы ее пошли на украшение западного фасада Исторического музея.


Изразец из северного фасада Исторического музея

От той же, вероятно, печи изразцы, вставленные в верхнюю часть северного фасада. На них орнамент: в центре выпуклый медальон с рельефным растительным рисунком в виде звезды, по краям широкая рамка с рельефным растительным узором. Все изразцы весьма крупных размеров. Фон покрыт в центре белой, а по краям светло-зеленой поливой. Рельефы рисунка даны желтой, коричневой и синей поливами. Нигде снимка с этой печи не сохранилось, но она, несомненно, представляла собой один из самых роскошных образцов многоцветной керамики, отразившей влияние позднего итальянского ренессанса.
В 1924 г. найдены были на чердаке дома Сапожниковых среди всякого мусора несколько десятков изразцов, являющихся остатками не одной ценинной печи. Первую группу составляют изразцы с рисунками восьмилепестного цветка (ромашки) посредине, окруженного волнистыми линиями в форме не закрытого вверху и внизу медальона. Фон — светло-зеленый, линии — белые, а лепестки цветка — желтые и белые вперемежку. Печь, облицованная такими изразцами, должна была иметь чрезвычайно живописный вид.
Вторая группа изразцов имеет рельефный рисунок по синему полю цветочков гвоздики и вишневых ветвей с ягодами. Рельефы покрыты белой поливой.
Третьей группы изразцы изображают цветочно-травянистый узор персидского мотива; среди цветов как будто выделяются гвоздика и вишня. Фон изразцов — зеленовато-фисташковый, цветы белые и желто-горчичные. Судя по тщательности отделки и яркости красок, печи, составленные из подобных изразцов, должны были представлять великолепное украшение комнат.

Дом в течение своей истории менял хозяев. Одни купеческие семьи разорялись, дом продавался другим. В XVIII веке дом принадлежал уже купцам Ширяевым. В 1820-е годы его приобрел купец А.И. Сапожников.
Интересные изразцовые печи в доме обмерял в 1876-м году В. Леонов. В 1878-80 годах дом обмеряли Б. Веселовский и Л. Даль. В конце XIX-начале XX вв. усадьбу Сапожниковых фотографировал известный фотограф Борщевский.
В списке домохозяев Гороховца за 1915 г. упоминается дом наследников А.И. Сапожникова, находившийся на Нижне-Нагорной улице. Одним из последних владельцев дома был Сапожников Михаил Федорович, потомственный почетный гражданин Гороховца.


Фото дома Сапожниковых с дореволюционной открытки

Вплоть до 1918 г. владельцами дома были Сапожниковы.
После революции в этом доме проживала наследница рода Сапожниковых – дочь Ивана Федоровича Секлетея Ивановна Саичева, получившая этот дом, по словам И.П. Ивановой, на свадьбу, в качестве приданого от своего дяди Михаила Ивановича Сапожникова. После смерти мужа, Саичева Степана Ивановича, она вернулась в Гороховец из Нижнего Новгорода, поселившись в родительском доме.
К 30-м годам ХХ века дети Секлетеи Ивановны подросли, обзавелись семьями и уехали от матери. Известно, что в 1928 году, когда дочь Валентина выходила замуж, в доме осталась проживать одна Секлетея Ивановна. Так продолжалось несколько лет. Затем, по распоряжению городских властей, в дом подселили другие семьи. С.И. Саичевой предложили на выбор одну из комнат. Секлетея Ивановна выбрала комнату на третьем этаже с окнами на Воскресенский храм. Ныне это экспозиция «Кабинет хозяина». Среди первых подселенцев были семьи Тарамакиных, Тучиных, Новиковых, Пульновых. Всего в доме стало пять квартир. По воспоминаниям Инны Павловны Ивановой, со своими новыми соседями баба Сетя жила дружно, как одна семья. В силу преклонного возраста Секлетея Ивановна часто жила у своих дочерей Екатерины и Валентины, но приходила в гости к своим подругам. Отношения их были таковы, что внуки Секлетеи долгое время думали, что приходят в гости к родственникам. Также известно, что в подклети (нынешняя экспозиция «Трактир по-купечески») в начале ХХ века располагалось хранилище различных припасов семьи Сапожниковых-Саичевых: бочки с соленьями, мочеными яблоками, вареньями. И здесь же у Александра (1903 г.р.) была столярно-слесарная мастерская. Александр Степанович с детства отличался страстью к рукоделию и изобретательству. К сожалению, сейчас практически невозможно установить какая семья, в какой части дома проживала. Если кто-либо из гороховчан обладает такой информацией, то сотрудники музея будут рады ее принять. Известно, что семья Тарамакиных проживала на третьем этаже с восточной стороны. Справа от лестницы на третий этаж (сейчас рабочий кабинет руководства музея) была своеобразная веранда, отделенная перилами.

Этот дом был взят на государственную охрану еще в 1918-м году в числе первых и самых важных архитектурных памятников. В 1919-м году дом обследован авторитетной комиссией под руководством академика И. Грабаря, наметившей целый ряд срочных мероприятий по спасению дома, а 1924-м году составлена была смета на ремонт кровли, ограждения и отвода родника из парка.
В статье Валерия Никифорова «Из истории дома Сапожникова», напечатанной к 750-летию города, в 1989 году указано, что: «В 1925 году в пустовавшем доме Сапожникова был произведен ремонт и горисполком поселил в нем несколько семей, в т.ч. семью Александра и Валентины Саичевых, и тем самым дом был спасен от разрушений...»
В 1925 г. в усадьбе дома Сапожникова было разобрано последнее дворовое строение – каменное здание, названное в отчетах «старинным сараем-конюшней». Речь идет, по-видимому, о каменном здании людских келий, что стояли по красной линии ул. Нагорной. К кельям примыкали дубовые резные въезжие ворота, сохранившиеся и по сей день. В январе 1925 года заведующий владимирского ГубОНО Кожин писал в г. Гороховец уполномоченному губмузея Бендину: «Старинные сарай-конюшни при быв. доме Сапожникова сломать, причем половину кирпича сохранить для ремонта реставрации быв. дома Сапожникова…». В июле 1925 года было послано из губмузея 500 рублей на указанный ремонт, причем предполагалось послать в Нижний Новгород для закупки необходимых строительных материалов.
Другая каменная постройка на территории усадьбы – поварня, разбрана, по-видимому, намного раньше. Об этой постройке реставраторы узнали только благодаря описи: «… на дворе людские каменные покои низменные в коих два покоя, в них две печи простые, крыты дранью. У окошек решетки железные. Кухня каменная ветхая…»
На карте города, составленной в 1771 г., на территории усадьбы обозначено, кроме дома, еще два строения: одно с восточной стороны дома, другое – с западной, торцом к дому.
К 50-м годам ХХ века уровень земли на южном фасаде доходил почти до окон 3-го этажа. К тому времени были разрушены южная пристройка-уборная и западная часть южной стены, рухнул свод над восточным подклетом.
В 1952-1955 годах была проведена частичная реставрация дома Владимирской специальной научно-реставрационной мастерской под руководством архитектора М.А. Фирсова Составлен проект охранной зоны территории памятника, утвержденный Управлением культуры. Но в связи с возрастающим строительством охранные зоны систематически нарушались. В 1974 году был разработан проект реставрации и музеефикации здания архитектором Л. Лисовой. Были изучены литературные источники, подобраны аналоги, выполнены обмеры мебели и предметов быта XVII века в музеях области, проведены историко-архивные исследования, выполнены фрагментарные обмеры здания, интерьеров и частично зафиксированы зондажи. В проекте реконструкции усадьбы использован картографический материал и архивные описи усадеб других гороховецких купцов и посадских людей с XVIII по XIX века.



Дом Ершова (Сапожникова)

Красное крыльцо играло большую роль в древнерусском этикете. Вековые обычаи звучат в напевных былинных словах: «Со перва крыльца поклон вели, со другого хлебом-солью встречали, а со третьего вино брагу подносили». Крыльцо составляло красу и гордость хозяина дома. Его рундуки завершались шатровыми верхами, перила украшались «болесами точеными». Не случайно при всей однотипности плановых решений почти не встречается одинаковых крылец. Весь свой талант, свою изобретательность и смекалку вкладывали зодчие в композицию крыльца, выискивали новые, своеобразные формы.
Перед входом в сени в небольшой нишке стояла икона. Нагнувшись, чтобы пройти в низкую дверь, и отдав таким образом поклон, переступим порог дома купца Ершова. Мы в древнерусском бельэтаже, в парадной части дома. Здесь даже свод сеней имеет распалубки. Сени обширные, пригодные и для «веселостей». Но основная их роль хозяйственная. Кроме того, это узел коммуникаций дома — из сеней двери ведут во все палаты приемного этажа; в торце сеней маленькая правая дверь закрывала ход на каменную лестницу в верхние покои, а левая в «нужник». Здесь же была устроена и маленькая кладовка. Печи палат топились из сеней по-белому. Для этого в поперечных стенах были сделаны специальные ниши. Следы одной из них можно наблюдать и сегодня.
Однако поспешим вслед за гостями, в левую большую палату. Это помещение соответствует горнице деревянного дома. Палата с площадью в 50 квадратных метров служила столовой. В купеческих домах она обычно совмещала функции и крестовой, то есть комнаты, в которой в обычные дни хозяином дома читалась общая для всех домочадцев молитва. Поэтому в левом, против двери, углу были расставлены в богатых ризах «святые и честные образа» и теплились зажженные лампады. Это красный угол — самое почетное место в доме. Вдоль стен красного угла тянулись закрепленные наглухо лавки с незатейливой резьбой по краю — «с опушками», а перед ними стоял вделанный в пол стол. Еще в 1943 году в этой палате были пристенные лавки.
Степенно, с чувством собственного достоинства рассаживаются гости за столом, строго соблюдая свой «чин» и звание. Самый дорогой гость усаживается рядом с хозяином под образами, все остальные занимают места согласно степени родства и положению в иерархической лестнице.
Начинается многочасовое пиршество… Пиры являлись одной из немногих форм общественной жизни Древней Руси, их корни уходят еще во времена общинного быта. В средней купеческой среде женщины пировали часто вместе с мужчинами, но в боярских родах и «боярствовавших» купеческих семьях женщины никогда не присутствовали на мужской половине при гостях. Они пировали отдельно, в особых покоях. Составитель «Домостроя» строго-настрого наказывает, чтобы даже «питие и еству» носил на женскую половину «один человек сверстной, кому приказано», и добавляет: «а мужеск пол туто, и рано и поздно, отнюдь ни какоже, ни какими делы, не был бы». Да, по-разному складывалась жизнь русских женщин; кому выпадала доля «домовитой жены» и помощницы, а кому и тяжелая доля высокопоставленной затворницы. Много сложено грустных песен об одинокой, монотонной жизни девушек знатного рода, которые проводили почти все время в своих отдаленных покоях. Безысходная тоска звучит в былинном напеве: «Сидит Афросинья в высоком терему за тридесят замками булатными…»
Рассмотрим внимательнее крестовую палату. По случаю празднества она «наряжена сукнами»: на лавках положены красивые «полавочники с каймы», стол накрыт расшитым кумачовым «подскатертником», а на него положена узорная «аксамитная» скатерть. Даже окна украшены «наокошечниками» из «червленого» (красного) сукна. Широкие дубовые плахи пола застланы коврами заморскими. Против красного угла, на виду у гостей, в поставце, размещенном в стенной нише, красуется богатая посуда и утварь. Тускло поблескивают резные братины и узорные ковши, сверкают серебряные кубки и радужно переливается «фряжское» стекло. «Богу богове, а кесарю кесарево» — набожность и чувство собственничества мирно уживаются рядом; каждому свой угол.
Колеблющееся пламя свечей, в стоячих «шенданах» и слюдяном фонаре, вырывает из темноты контуры кованых сундуков с нажитым добром и заставляет расцветать сказочные цветы на печных изразцах. Бегающие тени старательно вырисовывают правильный рисунок пересекающихся граней свода. Перекрытие крестовой палаты особенно красиво. В сходящиеся к центру плоскости сомкнутого свода врезаются симметрично распалубки, создавая сложные сочетания криволинейных поверхностей. Ребра сводов, видимо в первой половине XVIII века, были подчеркнуты профилированными тягами, которые, сойдясь в центре, образовали овал. Места примыкания тяг к овалу украшены грубовато выполненными кистями винограда. Так в Петровскую эпоху новое врывалось в древнерусский быт.
По словам А. И. Сапожниковой, крестовая палата в дореволюционные годы еще сохраняла следы покраски. Ее каменный свод, как это часто делалось в боярских хоромах, был расписан под небесный свод с солнцем и звездами.
Воспользуемся случаем, что пир идет горой, и пойдем осматривать другие помещения дома. Напротив крестовой, через сени, разместились две меньшие палаты — это «комнаты» хозяина и хозяйки дома. «Комната», в понимании древнерусских людей, была кабинетом или вообще таким помещением, в котором оставались большую часть дня». Комнаты в доме Сапожникова связаны между собой дверным проемом. В палате домовладыки в углу малозаметная дверка, за ней внутристенный ход в помещения подклета, известный уже нам. Рядом небольшая ниша для стенного шкафа. Очевидно, в нем именитый купец держал важные документы. Обстановка комнаты дополнялась столом и «спалной» скамьей, на которой, подложив под голову окованный железом «подголовник» с казной, можно было поспать часок-другой после «дел праведных».
Основные «покоевые» помещения со спальнями размещались в древнерусских чердаках, деревянной жилой надстройке. Деревянные чердаки с жилыми помещениями возвышались в XVII веке почти над каждым каменным домом. Иногда деревянные пристройки примыкали к белокаменным палатам. Русские люди избегали, особенно зимой, спать в каменных палатах. Это считалось вредным для здоровья. Подробно описывавший свое путешествие по Московии в 1654 году Павел Алеппский отмечает, что «в углу Крестовой палаты (Патриаршего дома в Москвовском Кремле) есть дверь, ведущая к новому деревянному строению с многочисленными кельями, кои идут одна за другой и назначены для зимнего помещения, ибо жители этой страны не любят жить в каменных домах, потоку что когда печи в них истоплены, то ударяет в голову и причиняется головная боль». Также и другие многочисленные письменные источники подтверждают, что многовековые бытовые традиции и бесспорные теплотехнические и гигиенические достоинства деревянных построек заставляли русских вплоть до XVIII века предпочитать их в качестве постоянного жилья.
Были, несомненно, деревянные чердаки и в доме Сапожникова. О них еще совсем недавно говорили остатки удобной внутристенной каменной лестницы, освещенной специальным маленьким окошечком, которая вела в верхний этаж. О ней уже упоминалось, когда мы рассматривали сени приемных апартаментов. Именно деревянные чердаки и сменила существующая сейчас кирпичная надстройка. Можно совершенно уверенно говорить о том, что планировка надстройки повторила планировку деревянных чердаков. Сени, конечно, были посредине, а по бокам располагались спальни. В сенях, возможно, по образцу боярских хором имелись небольшие чуланы для спанья «сенных девушек». Над крыльцом, скорее всего тогда деревянным, возвышался девичий теремок.
В чердаках с невысокими потолками, часто с «подволокой», обитой сукном добрым, со скоблеными, мытыми пивом бревенчатыми стенами, издававшими особый аромат, с нехитрым домашним скарбом было тепло и уютно.
Каменный объем здания с деревянным верхом завершался высокой тесовой кровлей, напоминающей современную. С той лишь разницей, что кровля снизу имела «полицы» с узорными тесинами, которые дальше отбрасывали воду от стен, а сверху по гребню лежало массивное бревно — охлупень с затейливо обрубленными концами.
Красив и величествен был дом «гостя» гороховецкого Семена Никифоровича Ершова. Каменных дел мастера старались особенно приукрасить вид здания с хорошо обозреваемой части двора — от ворот. Входящему раскрывался вид на палаты под углом, с самой выгодной точки зрения. Обе видимые стены дома имеют богатые наличники, обрамляющие окна парадного этажа. С другой стороны оконные проемы имеют простые обрамления. И это не случайность, а сознательное нарушение векового принципа выделения центра, связанное с учетом одновременного восприятия двух стен здания — восточной и северной. Фронтальный обзор восточной стены был невозможен, так как перед ней стояло каменное хозяйственное здание. Именно поэтому каменодельцы выкладывают ближайшие к углу наличники в доме Ершова одинаковыми и придают им наиболее выразительную форму. Острая линия сходящихся плоскостей стен послужила для них как бы осью симметрии, относительно которой они и строят композицию. Такое глубокое понимание реальных условий обозрения здания говорит о незаурядных способностях зодчего. Мы справедливо восхищаемся художественной продуманностью композиции Афинского Акрополя — вершины античного греческого зодчества. В учебниках приводят в пример закономерность расположения Парфенона и других сооружений прославленного ансамбля, поставленных из расчета на определенные точки обозрения. Это всячески подчеркивается, ставится в образец, варьируется на все лады во многих статьях и книгах. Но как жаль, что порой так мало обращают внимания на малоизвестные примеры высокого архитектурного мастерства безвестных русских каменодельцев.
Источник: А. А. Тиц. По окраинным землям Владимирским (Вязники, Мстера, Гороховец)


Реставрация Дома Ершова (Сапожникова) и приспособление его под музей в конце 1970-х годов

В 1974—1979 годах дом Ершовых был восстановлен в своих прежних архитектурных формах Владимирской научно-реставрационной мастерской по проекту архитектора Л.С. Филипповой.
После расселения жильцов дома, когда его готовили к реставрации в 70-е годы, оказалось, что стены Красной палаты были выкрашены масляной краской в модный тогда зеленый цвет, сохранился до нашего времени дверной блок (коробка и дверное полотно) – самая ценная деталь дома – вставленный ныне в дверной проем в сенях 2-го этажа.
В архиве музея сохранился «Список жителей, проживающих в доме Сапожникова», составленный первым руководителем музея А.С. Захаровой. Из него видно, что на тот момент дом насчитывал уже семь квартир и архив, располагавшийся на нижнем этаже. Жильцами числились семьи Долотовой Пелагеи Трофимовны из четырех человек, Борзовой Варвары (пяти человек), Тарамакиной Прасковьи Ивановны (два человека), Гагариной Натальи Ильиничны (два человека), Пульновой Екатерины Васильевны (два человека), Тучина Анна Степановна и Новикова Елена. Сын Елены Анатолий обучался слесарному делу у Павла Васильевича Малафеева – зятя Секлетеи Ивановны Саичевой.
В 1975 году должны были провести дополнительные натурные исследования, а именно расчистить территорию двора от поздних наслоений грунта для определения точного местонахождения каменных зданий с помощью остатков их фундаментов. Но этому не суждено было сбыться. По словам архитекторов и разработчиков проекта музеефикации, большую роль сыграл экономический кризис, связанный с перераспределением денежных потоков.
Воссоздан интерьер красной палаты, самой парадной части дома, в которой хозяин принимал гостей и устраивал званые пиры. Большой зал, перекрытый сомкнутым сводом с распалубками, грани которых декорированы профилированными тягами, вновь настраивают посетителя на торжественный праздничный лад. Остроту впечатления дополняют «дубовые кирпичи» пола и красная обшивка дверей и подоконников. И вещи. Подлинные вещи XVII—XVIII веков из Гороховца и из фондов Владимиро-Суздальского музея-заповедника.
Главным аналогом для оформления интерьеров в доме Ершова (Сапожникова) послужил филиал Государственного Исторического музея, музей боярского быта, известный больше как «Палаты в Зарядье» (Москва, ул. Разина, д.10), размещенный в отреставрированных боярских палатах XVII века. Кроме того, в проекте музеефикации усадьбы предлагалось вдоль северной границы усадьбы для музейного показа поставить вновь несколько деревянных построек, например, баню, колодец, хлев или конюшню с сенником – типичные дворовые постройки в усадьбах XVII-XVIII века.
Ирина ЛАДУШИНА. Гороховецкая краеведческая газета «Уездная хроника», 26 февраля 2016.

МУК «Гороховецкий историко-архитектурный музей»

Адрес: гор. Гороховец, ул. Нагорная д. 4. Сайт музея http://www.giamus.ru/
28 июля 1981 г. Гороховецкий музей был значительно расширен: открылись экспозиции в Доме Сапожникова (Ершова) после длительной реставрации. Стараниями гороховчан и работников Владимиро-Суздальского музея-заповедника в купеческом доме XVII века был воссоздан купеческий быт того времени. На 3-м этаже располагалась выставка архитектуры, где были представлены макеты и рисунки старинных домов Гороховца, планы города. На 2-м этаже были представлены купеческие палаты XVII в., состоявшие из сеней, комнаты хозяйки, хозяина и красной палаты. На 1-м этаже музея находилась подклеть, в которой выставлены предметы быта, торговли и хранения припасов. Кроме архитектуры XVII века здесь появляется эффект присутствия хозяев – интерьер комнат, посуда, одежды, мебель, которыми пользовалось богатое купечество, выдающие привычки и нравы людей того времени.
Наверное, нет лучшей формы музеефикации памятников, чем показ этих памятников в их исторической правде, в приближении к первоначальной сути их. Дом Ершова – один из удачных примеров этому. «Комната хозяина», «комната хозяйки», «девичья», сени, кладовые – и вот уже создается образ отдаленного прошлого, ушедшей эпохи.
Решениями областного Совета народных депутатов № 53-П от 03 февраля 1989 г. «О дальнейшем развитии Государственного объединенного Владимиро-Суздальского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника и преобразование его во Владимирское объединение музеев» и исполкома Гороховецкого районного Совета народных депутатов № 129 от 17 февраля 1989 г. Гороховецкий филиал преобразован в Гороховецкий историко-архитектурный музей.


Дом Ершова (Сапожникова)

В доме Сапожникова размещены экспозиции МУК «Гороховецкого историко-архитектурного музея». Экспозиции рассказывают о жизни и быте купечества. Среди них – «Кустарные и отхожие промыслы Гороховецкого уезда кон. XIX – нач. XX вв.», «Гражданская архитектура и быт Гороховца кон. XVII- нач. XVIII вв.», «Подклет», «Русский самовар».
Интересный рассказ экскурсовода поведает Вам о тайнах народного мастерства и самобытности русского таланта.

"Русский самовар"

Купеческая свадьба в Доме Ершова (Сапожникова)

В рамках проведения года молодежи в России на территории Гороховецкого района реализуется партнерский проект – незабываемое бракосочетание молодоженов «Купеческая свадьба в доме Ершова (Сапожникова)». Проект реализуется МУК «Гороховецкий историко-архитектурный музей», МУК «Центр традиционной культуры» с. Фоминки совместно с отделом ЗАГС администрации Гороховецкого района.
Купеческая свадьба в Доме Ершова (Сапожникова) позволяет разнообразить программу свадебных торжеств, показать красоту и значимость этого русского обряда. Водя хороводы, играя в игры, слушая старинные обрядовые песни, будущие супруги более празднично и торжественно ощущают себя и свой новый статус.
Купеческая свадьба включает в себя следующие свадебные обряды: встреча новобрачных на купеческом дворе, величание молодоженов, выкуп красоты девичьей, народные свадебные забавы, торжественная регистрация в купеческих палатах, одаривание молодых. В октябре было проведено два свадебных торжества для молодоженов Гороховецкого района и пос. Центральный Володарского района Нижегородской области. Торжественно зарегистрировать брак в купеческих палатах XVII века могут не только гороховчане, но и жители близлежащих городов и районов.
Сайт: http://puzhalova-izba.ru/gorohovec/gorohoveckiy-muzey/svadba-v-gorohovce/


Купеческая свадьба в Доме Ершова (Сапожникова)


Город Гороховец
Дом Шорина
Музеи Владимирской области.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Гороховец | Добавил: Jupiter (30.01.2018)
Просмотров: 117 | Теги: Гороховец | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика