Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
05.04.2020
06:40
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [371]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [394]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [97]
Юрьев [210]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [265]
Камешково [83]
Ковров [317]
Гороховец [114]
Александров [232]
Переславль [102]
Кольчугино [66]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [33]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [86]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [206]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Прядильная и ткацкая фабрика Дербеневых в местечке «Камешки»

Прядильная и ткацкая фабрика Дербеневых в местечке «Камешки»

Город Камешково расположен в местности, прежде называвшейся пустошью Камешки и входившей в XIX вв. в состав вотчины, центром которой было с. Горки Ковровского уезда. С 1864 по 1896 гг. Горки являлись центром одноименной Горкинской волости, которая была затем объединена с Эдемской волостью Ковровского уезда. Малоплодородная земля, низкие урожаи не приносили желаемых доходов, и часть волости решено было продать. Об этом узнали иваново-вознесенские фабриканты Дербеневы (Дербеневы - выходцы из деревни Аграфенино Ковровского уезда. Сейчас это территория Савинского района Ивановской области).
Начало «делу» положил дед Дербеневых — Т.В. Дербенев, зажиточный крестьянин деревни Аграфенино Ковровского уезда. Он скупал пряжу в Шуе и имел две раздаточные конторы. Первый участок в 38 десятин приобретен Никанором Дербеневым в 1873-м г. и упоминается в его завещании сыновьям 1886-м году.
Сыновья Тимофея — Никанор и Петр «дело» расширили и от ручного перешли к механическому ткачеству. В 1877 году, после смерти Никанора Тимофеевича, пятеро его сыновей основали «Товарищество мануфактур Никанора Дербенева сыновья».
В 1884 году перестал существовать торговый дом «Братья Дербеневы» по случаю раздела. Ивановская фабрика досталась на долю Никанора Тимофеевича, а Петр Тимофеевич взял себе дело в деревне Растилково. В этом же году Никанор Тимофеевич приобрел смежный участок земли с корпусами ситценабивной фабрики «Товарищества П.И. Лопатина». В 1886-м г. все ситцевое производство переведено во вновь приобретенные корпуса и увеличено до 5 печатных машин.
Никанор Тимофеевич хотел учредить товарищество и ему передать свое дело, приняв в товарищи своих сыновей. Но не успел этого сделать - 30 сентября того же, 1886-го года глава фирмы скончался. В силу духовного завещания пятеро сыновей вступили во владение фабриками и не замедлили привести в исполнение намерение своего отца учреждением «Товарищества Никанора Дербенева сыновья», устав которого удостоился Высочайшего утверждения 6 марта 1887 года. С Пасхи того же года товарищество открыло свои действия. Правление, в директора которого избраны сыновья Никанора Тимофеевича Дербенева, не остановилось в расширении деятельности.
Ситценабивное производство обставлено было вполне сообразно современным требованиям, и ежегодная выработка ситцев превзошла цифру 400000 кусков 60-ти аршинной меры.
Но ткацкая фабрика в 840 станков не удовлетворяла вполне ситценабивную, так что потребовалась прибавка станков. 30 мая 1892 г. правление «Товарищества мануфактур Никанора Дербенева сыновья» доложило общему собранию пайщиков, что им в пустоши «Камешки» приобретена часть пустоши площадью 77 десятин за 7750 рублей с целью построить механическую ткацкую фабрику на 300 станков.
Предприимчивые фабриканты не ошиблись в оценке выгодности приобретенного владения. Вокруг располагалось до двух десятков деревень с обнищавшим населением, которые обеспечивали поступление предприятию дешевой рабочей силы. Конечно, Дербеневы о своих хищнических расчетах не трубили в трубы. Наоборот, строительство фабрики в глубинке они стремились представить, как некое благое дело с их стороны по отношению к местному населению. Были и некоторые другие благоприятные условия для постройки здесь фабрики. Так, «Пустошь Камешки» располагалась на железной дороге Москва—Нижний Новгород, неподалеку имелся огромный запас дешевого топлива — торфа, строительных материалов — древесины, глины и песка.
Летом 1892 г., в окружении соснового бора, близ станции Новки Московско-Нижегородской железной дороги в пустоши Камешки, поднялся двухэтажный кирпичный корпус ткацкой фабрики на 488 механических станков.
Пущена фабрика 6 декабря (по другим данным - 6 декабря) 1892 года. Эта дата была записана Иваном Степановичем Даманиным на крышке конторки, на которой он занимался.
В состав лиц фабричного управления вошли: Самойлов Алексей Иванович - управляющий, Даманин Иван Степанович - конторщик, Муравьев Порфирий Федорович - заведующий ткацкой мастерской, Скворцов Иван Михайлович - механик.
На фабрике в два этажа было размещено 357 ткацких станков, одна шлихтовальная машина, не более двух сновальных машин и двух мотальных машин, одна мерильная машина, один токарный станок, верстак с тисками для трех слесарей и верстак для столяра.
Контора помещалась во втором этаже корпуса, отделенная кирпичной стеной от производственной части. Внизу под конторой была паровая машина с канатной передачей на коренной привод. С южной стороны корпуса находилась котельная с двумя котлами. Труба была железная.
Во дворе фабрики был трехоконный двухэтажный дом (второй этаж деревянный): вверху – квартира управляющего фабрикой Алексея Ивановича Самойлова и внизу – квартира ткацкого мастера Муравьева Перфила Федотовича. А также двухэтажный пятистенный двухквартирный дом (второй этаж деревянный): квартира механика, Скворцова Ивана Михайловича, и квартира старшего конторщика Даманина И.С.; внизу – в одной половине пекарня, в другой работник конного двора. Рядом каменная двухэтажная палатка для склада ткани, деревянный сарай для материалов, харчевой лабаз деревянный, трехоконный деревянный дом – квартира слесаря и табельщика, четырехоконный пятистенный деревянный дом (зимой занимался весь холостяками служащими, летом одну половину занимали работники кирпичного завода, а холостяки летом размещались в летнем бараке).
За забором фабрики был один деревянный пятистенный дом; одну половину занимал браковщик, другую – фельдшер, а неподалеку был деревянный приемный покой с аптекой, где принимал фельдшер. Из Коврова приезжал врач К.Ф. Экземплярский.
Воду фабрика брала из пруда (холодную), а теплая вода сходила в другой пруд. На берегу пруда было две бани: одна для служащих, другая для рабочих. Баней рабочие пользовались бесплатно, для чего должны предъявить сторожу бани билет, полученный из соответствующей конторы. Передавать билеты посторонним строго воспрещалось (хотя этот пункт не соблюдался, и в бане мылось все население окрестных селений).
Воду для мытья брали в колодцах. Освещение фабрики и в квартирах было керосиновое.
За железной дорогой было выстроено 4 деревянных пятистенных дома (по две квартиры), которые после покупки имения у горковского барина Крыжановского, проживавшего в Петербурге, были перенесены на землю, где в настоящее время находится клуб.
3 марта 1893 г. была произведена первая оценка имущества ткацкой фабрики в местечке Камешково. За ней числилось земли - 2000 десятин, стоимость зданий оценивалась в 32 222 рублей, машин - в 73 821 рублей. На 355 ткацких станках работало 474 человека. Длительность рабочего дня на фабрике - 24 часа (2 смены по 12 часов), рабочих дней в году - 284. Пряжа на фабрику поступала из Петербурга и Москвы. Готовая продукция, т.е. миткаль (неотделанная хлопчатобумажная ткань) отправлялась в Иваново-Вознесенск, где на фабрике Дербеневых она превращалась в ситцы. Таким образом, производство, которое имела фирма в Иваново-Вознесенске и в Камешкове, фактически представляло собой предприятие комбинатского типа, в состав которого входили все три стадии текстильной фабрикации, т.е. прядение, ткачество и отделка. Миткаль везли из Камешкова в Иваново-Вознесенск по железной дороге, но прежде чем погрузить товар в вагоны, ему предстояло проделать путь на лошадях от Камешкова до ближайшей железнодорожной станции Новки.
Вот небольшой рассказ В.С. Жинкина о местности, в которой расположились фабрика и поселок: "Когда я в 1895 году поступил на фабрику, был кругом лес, – любители охоты охотились на тетеревов, вальдшнепа, весной по разливу воды на селезней из шалаша с домашней уткой; где теперь пруд (ул. Володарского), – было болото, держались журавли, позднее была выработка торфа электромашиной и ручным способом только у берега с восточной стороны, затем на [Криуле] и близ дер. Пропасти".

Документы 1895 года зафиксировали появление на фабрике вспомогательного производства: слесарной мастерской, кузницы и кирпичного завода, на котором ежегодно обжигалось 1 миллион штук кирпича.
В отчете общему собранию пайщиков за 1895 год и планах на 1896-й г. говорится: «Постройку корпуса при ткацкой фабрике в Камешкове для помещения прядильных машин рекомендуется правлению окончить в течение лета 1896 г. и тотчас же начать постановку машин, которые пустить в ход по возможности скорее».
При покупке имения у Крыжановского в конце 1895 года или начале 1896 года приступили к заготовке в Урдиховском бору за Горками строевого леса на балки и т.п. для постройки прядильной фабрики в 3 этажа.
В смете расходов на 1896 год значится: «Предполагается выработать на ткацкой фабрике в Иванове - 75000 пудов пряжи; в Камешкове — 40000 пудов. На ситцевой фабрике предполагается напечатать до 500000 штук ситца».
Прядильная фабрика построена в 1896 году инженером Владимиром Николаевичем Веденисовым; построивши, – он уехал. Первым директором был Петр Христианович Матиссен, а механиком – Андрей Александрович Борнеман (инженер-технолог); при нем построен корпус механической мастерской.
В 1896 году построена кирпичная труба. На Нижегородской выставке 1896 года была куплена новая паровая машина завода "Горамлет".
Против прядильного корпуса был построен каменный склад под хлопок; при постройке нового хлопкового склада в 1912 году он был переоборудован в материальный склад, который 1 мая 1934 года сгорел (при директоре фабрики Захарове А.А.).

Одновременно с фабрикой начинает расти поселок. У него еще не было своего названия, письма писали на фабрику Дербеневых при станции Новки Московско-Нижегородской железной дороги. Иногда употребляли название - местечко Камешки.
В 1896 году был перевезен из Потакино двухэтажный деревянный дом; из купленного барского имения (из Горок) были перевезены два деревянных флигеля; один заняли служащие холостяки, а другой – мастера прядильной фабрики. «Это был 3-х оконный двухэтажный дом - квартира управляющего фабрикой Алексея Ивановича Самойлова, внизу - квартира ткацкого мастера Муравьева Порфирия Федоровича (дом снесен в феврале 1967 г.). Также 2-этажный пятистенный двухквартирный дом - квартиры механика Скворцова Ивана Михайловича и старшего конторщика Даманина Ивана Степановича; внизу - в одной половине — пекарня, в другой жил работник конного двора. Рядом каменная двухэтажная палатка для склада ткани, деревянный сарай для материалов и харчевой лабаз. Из жилых домов - 3-х-оконный деревянный дом - квартира слесаря и табельщика, 4-оконный пятистенный деревянный дом зимой занимался холостыми служащими фабрики, летом здесь жили работники кирпичного завода, а холостяки летом размещались в летнем бараке».
Таким образом, в первые годы существования местечка Камешки жильем около фабрики были обеспечены только служащие, рабочие ходили на предприятие со всех окрестных деревень пешком.
Освещение фабрики и в квартирах - керосиновое, отопление - дровами.
По воспоминаниям Жинкина В.С.: «Было 2 бани на берегу пруда: одна для служащих, другая - для рабочих. Баней рабочие пользовались бесплатно, для чего должны были предъявить сторожу билет, полученный из конторы. Передавать билет посторонним воспрещалось, хотя этот пункт не соблюдался, и в бане мылось все население окрестных деревень. Воду для мытья брали в колодцах».
За забором предприятия специально было построено деревянное здание для приемного покоя, где постоянно работал один фельдшер - Федор Алексеевич Смирнов с прислугой, и аптеки, рядом дом для фельдшера. 1 раз в неделю вел консультативный прием врач Ковровского земского управления - Константин Федорович Экземплярский. Он был передовым человеком своего времени и много писал предложений по профилактике производственного травматизма и улучшению условий труда и быта рабочих фабрики. Задача организованного при фабрике приемного покоя - оказание экстренной медицинской помощи рабочим. Чаще всего обращались с травмами рук, занозами на ногах (работали в основном босиком), из инфекционных заболеваний преобладал дифтерит.
На случай заболевания холерой в 1892 году был построен деревянный дом, впоследствии была в нем кровельная мастерская, затем был отдан под квартиру.
В 1898 году был построен двухэтажный дом 10 окон по лицевому и 10 окон по заднему фасаду, внизу было 4 квартиры, а верх занимали холостяки служащие. В 1899 году была построена квартира врача и один дом пятистенный – квартиры заведующего прядильной конторой и помощника механика. Дом для директора прядильной фабрики был выстроен, вероятно, еще в 1897 году; при нем был сад с яблоневыми и прочими деревьями. Квартира для механика построена в 1898 году. Затем была выстроена каменная пекарня, был построен новый харчевой лабаз, но с 1 января 1908 года открылось О-во потребителей для рабочих; деятельность его прекратилась забастовкой в июне 1908 года. С сентября 1908 года по июль 1916 года торговал Поль Ю.К. (построил свое помещение на Александровской улице).

Новый четырехэтажный прядильный корпус (на 55 тыс. веретен) был построен в 1906 году, сгорел 25 августа 1963 года. Значительно расширилось ткацкое производство, в нем работало более тысячи ткацких станков. Рабочую силу предприятия составляло население близлежащих деревень. Производство расширялось и расстраивалось с каждым годом.

Первонакопители капитала Дербеневы, как и другие русские фабриканты, были людьми экономными до жадности и крохоборства. Сохранилось такое воспоминание. Однажды на фабрику из Иваново-Вознесенска наведался П.Н. Дербенев. По обычаю он собрал всех приближенных на чай. Разливал чай мальчик конторы Андрюша.
— Андрюша, налей мне рябиновочки, — картавя, обратился к мальчику инженер прядильной фабрики Ильвовский.
Не задумываясь, Андрюша налил ему стакан и подал чай под цвет рябиновки.
— А мне спотыкача, — попросил заведующий хозяйственной конторой Гордеев.
Андрюша налил ему несколько покраснее, припомнив, что цвет спотыкача темнее рябиновки.
Управляющий фабрики Самойлов пил крепкий чай. Он сказал в свойственной ему манере:
— Мне, вишь ты, приказчицкого...
Мальчик налил ему очень густого чаю.
Пришла очередь хозяина. Дербенев быстрым рывком взял со стола стакан и, протягивая его, приказал:
— Налей мне хозяйского!
Андрюша подумал немного и налил доверху одного кипятка, а затем чуть-чуть подкрасил его чаем.
Все замолчали, ожидая, что будет.
Дербенев встал, поблагодарил мальчика, а затем прочитал своей администрации нотацию:
— Вот возьмите приказчицкий чай! Разве здесь нет излишка чая и сахара? Посчитайте этот излишек за год, и вы увидите, чему будет равна экономия. Молодец, Андрюша, ты наглядно показал, каким должен быть хозяин.
Придя в кабинет, Дербенев распорядился прибавить Андрюше жалование.
Конечно, в поступке фабриканта чувствуется поза и даже ханжество, но сам по себе факт не лишен интереса для понимания характера первонакопителей капитала.
В сообществе братьев-фабрикантов главную роль играл Павел Никанорович, хотя он по возрасту был младшим. Такое обстоятельство объясняется тем, что П.Н. Дербенев имел образование инженера-технолога, другие же братья были малограмотными и, кроме Ивана, в производственные дела не вмешивались. П.Н. Дербенев жил в Иваново-Вознесенске, где имел особняк. На Камешковской же фабрике всеми делами руководил управляющий А.И. Самойлов, являясь доверенным лицом фабрикантов.
Следует заметить, что Дербеневы очень продуманно подбирали штат служащих. Ставили на должности тех, кто был предан хозяевам и в то же время умел ладить с рабочими, не раздражая их придирками по мелочам. В этом отношении примером для остальных был сам управляющий. По происхождению Самойлов — крестьянин деревни Брызгалово. В солдатах научился письму и счету, имел природный ум, а усердием заслужил расположение хозяев. Тон его разговора был одним, когда дело касалось небольших проступков. Случалось, что спрячет ткачиха за пазуху початок, чтобы дома связать для детишек чулки. Уличат ее в этом и предстанет женщина перед управляющим:
— Вишь ты, чем занялась! Бога не боишься, Прасковья! Ну что тебе этот пустяк? Прогнать тебя с фабрики? — с напускной строгостью спрашивает Самойлов.
— Виновата, Алексей Иваныч, бес попутал. Семья большая, куда пойду? — со слезами на глазах кается работница.
— Ну ладно, вишь ты, на первый раз прощу, а дальше смотри у меня!
По-другому складывался разговор и совсем иные меры принимал управляющий, когда видел такие действия рабочих, которые вполне сознательно подрывали интересы хозяев. В Иваново-Вознесенск срочно шло донесение о крамоле, и Дербеневы незамедлительно вызывали из Владимира казаков для усмирения непокорных. И тогда гуляла по спинам текстильщиков нагайка, зачинщики же беспорядков с «волчьими билетами» увольнялись с фабрики.

Большой интерес для историков и краеведов представляют записи В.С. Жинкина о забастовке на фабрике, датированные 1908 годом: "В июне 1908 года возникла забастовка на фабрике, забастовали ватерщицы 9 июня, требовали увеличить плату; постепенно к ним присоединились и другие отделы. Хозяин в требовании отказал, с остановкой фабрики 11 числа с расчетом рабочих, 14 июня произведен расчет. Наехали разные власти, были арестованы рабочие: Мартынов, Соколов Андриан, Устинов, Грязнов, Овчинников. 14 числа Ив. Ник. предложено рассчитать служащих, 15 числа 21 человек служащих отправились в Великово депутацией от рабочих с просьбой открыть фабрику служащим. 17 июня в 2 часа дня Петр Матвеевич Кузнецов из Иваново привез названное "манифестом о свободах" письмо и список служащих, подлежащих расчету. Вечером 17 получили расчет. 28 июня прибыл на фабрику хозяин П.Н. и служащие старые были приняты за исключением: директора пряд. ф. Эдуарда Ив. Магнус, конторщиков Ионова И.В., Ионова П.П., Юркова Ф.Ф., Палишкина И.П., Гадалова А.А., Куликова М.Н., Ефремова И.Я., Федотова и помощников мастера братьев Орловых Н.Е. и Л.Е., из них потом были взяты на службу Юрков Ф.П., Ефремов И.Я., Орлов Л.Е. Фабрика стала работать с 25 июня". См. Рабочее движение на фабрике Дербеневых в Камешково на рубеже ХІХ-ХХ веков.

К 1910 г. фабрика стала крупным предприятием, на котором работало более 4 тыс. человек.
В 1911 г. было построено двухэтажное кирпичное здание электростанции, и в ней установлен турбогенератор мощностью 2500 квт, который обеспечивал электроэнергией фабрику и поселок. В 1912 году по квартирам служащих было проведено электрическое освещение, а в 1913 году – водопровод.
15 октября 1912 года открыта платформа на 218 версте Московско-Нижегородской железной дороги. 13 июня 1913 года приезжала комиссия осматривать ж/д ветки. В этот день в первый раз Камешково услышало свисток казенного паровоза на своей территории. Движение открыто 21 июня в пятницу после отслуженного молебна и освящения путей святой водой священником Вознесенской церкви отцом Василием Веселовским. В ночь на 4 сентября 1913 года первый несчастный случай на платформе "218 верста". Муромским поездом отрезало ноги слезавшему пассажиру Ивану Сакову дер. Высоково Вознесенской волости Ковровского уезда. Причина несчастья, надо предполагать, как говорят очевидцы, поезд не успел простоять положенную минуту, пошел, а сумка, бывшая у него за спиной, задела за поручни и сшибла его под колеса. С 21 февраля 1914 года платформа "218 верста" переименована в "Дербенево", и плата за проезд стала браться от и до платформы.
Почтовое отделение "открыло свои действия 8 июня 1913 года". Первым его начальником был Сергей Васильевич Токарев, почтальоном – Ногин.

В декабре 1897 г. семейство Дербеневых отмечало давно ожидаемое событие: из департамента герольдии пришло известие о возведении их в звание потомственных почетных граждан. Хлопотали об этом почти десять лет. В 1902 г. Павел Дербенев, за полезную деятельность на поприще отечественной промышленности и торговли был удостоен звания мануфактур-советника. Еще ранее ему была объявлена высочайшая императорская благодарность за участие в трудах комиссии по первой переписи населения России 1897 г. Он был награжден золотыми медалями на Станиславской, Аннинской, Владимирской и Андреевской лентах. В Госархиве Ивановской области хранится обширная деловая переписка Павла Дербенева. Из нее видно, что он лично вникал во все, что происходило на его предприятиях. От своих подчиненных Дербенев требовал ежедневного отчета о проделанной работе. Поэтому лично знал, когда прибудет новый трансформатор от Сименса, скоро ли запускают турбину, какое помещение выделено для почты, сколько кирпича нужно привезти для постройки церкви, и когда будет отслужен молебен по поводу открытия фабричной кассы взаимопомощи.
Товарищество "Никанора Дербенева сыновья" выпустило в 1908 г. текстильной продукции на 8 миллионов рублей. На его предприятиях трудились 5 тысяч рабочих. Компании принадлежали земли в Ковровском, Суздальском и Судогодском уездах губернии.
5 февраля 1914 года в 5 ч. 35 мин. утра скончался Сергей Ефимович Дербенев в Москве от крупозного воспаления легких. Похороны в Иваново 8 февраля в субботу".

Поселок Авдотьино

Датой основания Камешково считают 1892 год, которое выросло рядом с предприятием из небольшого селения рабочих.
Сперва около фабричного корпуса стояло всего семь-восемь домов — в них жили служащие. Постепенно поближе к фабрике стали перевозить жилища рабочие — выходцы из деревни, те из них, кто полностью порвали связи с крестьянским хозяйством. Но таких, однако, было немного. Подавляющее большинство работающих в производстве по-прежнему продолжали проживать в деревнях, ежедневно оттуда ходили на работу и возвращались домой. Рабочие из селений, расположенных за 12—14 верст от Камешек — из Истомина, Макарихи, Кирюшина, Брызгалова — становились (правда, не всегда) на квартиры в близлежащих селениях. По выходным и праздничным дням они навещали свои деревни с тем, чтобы повидаться с родными и запастись харчами.
Между тем забастовка 1905 года, принудившая хозяев выплачивать «квартирный рубль», заставила их, а вернее поторопила построить около фабрики поселок. Существовала и другая побудительная причина для возникновения поселка: фабриканты планировали расширить предприятие, для чего — надстроить третий этаж над старой прядильной фабрикой и пристроить новый четырехэтажный корпус. В связи с этим потребность в рабочей силе удваивалась, хозяева понимали, что без постройки жилья им никак не обойтись.


Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

В один из дней 1905 года братья Дербеневы приехали на фабрику, чтобы еще раз осмотреть свои владения и выбрать место для поселка.
Прижимистый старший брат Александр предлагал поберечь окружавший фабрику бор, а застройку начать в северо-западной части пустоши, ближе к деревне Пропасти, где рос редкий березняк. Ему горячо возразил темпераментный Павел:
— Наоборот, сведем бор, настроим из него каморок и будем сдавать их рабочим. Цену назначим такую, чтобы все окупилось за пять-десять лет. Нам же разорение платить квартирный рубль!
Разговор зашел об архитекторе. В этом отношении мнение братьев оказалось единодушным:
«Обойдемся без него! Сами хозяева: как скажем строить, так и будут».
Вскоре на месте соснового бора появились пять улиц. Движимые чувством тщеславия, фабриканты назвали их своими именами, а поселку дали имя матери. На столбике была установлена вывеска: «Поселок Авдотьино. Домов — 170, душ — 1200». Впервые новый населенный пункт Авдотьино — поселок при фабрике Дербеневых Эдемской волости Ковровского уезда — упоминается в «Списках населенных мест Владимирской губернии» за 1905 год. Власть в поселке осуществляли урядник и два полицейских. Крест и нагайка — вот орудия, с помощью которых Дербеневы надеялись держать в повиновении эксплуатируемых тек стильщиков.
При расширении построек образовались улицы, названные именами хозяев: Александровская (III Интернационала), Ивановская (К. Либкнехта), Павловская (ул. Ленина), Евфимьевская (Володарского), Васильевская (К. Маркса), рабочие звали ее Хитровкой.
Непригляден был поселок: улицы грязные с обилием пней и корней от сведенного леса. Каких-либо очагов культуры не было:
— Рано заводить клуб для наших рабочих. Да и школа им особенно не нужна! — говорил П.Н. Дербенев.
Однако школу Дербеневым открыть пришлось.
На фабрик работало несколько десятков служащих, которые стремились дать сыновьям и дочерям образование, фабриканты братья Дербеневы, заботясь о благе ближнего и идя навстречу просвещению, в 1903 году открыли школу для обучения детей служащих и рабочих своей фабрики. Маленькое деревянное здание приняло 40 первых учеников разного возраста. Первыми учителями этой школы были большие поборники народного просвещения А.В. Тихомиров и И.А. Кузнецов. С ростом фабричного производства рос и поселок. Помещения школы не хватало.
В 1907 году, видя ужасную тесноту школьного помещения хозяева распорядились построить для школы кирпичное двухэтажное здание. См. Школьное празднование 300-летнего юбилея царствования Дома Романовых в 1913 г.


Школа №2
Камешковский районный историко-краеведческий музей. Ул. Ленина, д. 2

Церковь Вознесения Господня заложена в октябре 1904 г. Храм был освящен Епископом муромским Александром 12 ноября 1906 г. в честь Вознесения Господня. См. Деятельность представителей династии фабрикантов Дербеневых на духовном поприще.
После закрытия общества потребителей торговую лавку в поселке открыл купец Ю.К. Поль. Два раза в месяц, в дни выдачи зарплаты, устраивались базары. Ряды тянулись вдоль широкой Александровской улицы (сейчас улица Ленина). Шум стоял с утра и до позднего вечера. Говор людей прерывался свистом глиняных петушков, резким хлопком пугача. На прилавках и в санях-пошевнях были разложены разнообразные товары — мука крупа, льняное масло, семечки, скобяные товары, ситцы, сукно. Однако народ больше на товары смотрел и приценялся, чем покупал. Низкие заработки заставляли беречь каждую копейку, откладывать хоть немножко и на «черный день».
«Блюстители порядка», зорко следившие за крамолой, вовсе не замечали процветавших в поселке пьянства, картежной игры и кулачных боев. Последние проходили на «масляной неделе» на Пропастном поле, что между поселком и деревней Пропасти (сейчас улица Победы). Сходились «каморошные» и пропастные мужики, парни и даже дети, и начиналось дикое побоище, следствием которого были не только синяки и шишки, но и тяжелые увечья.
Поселок быстро разрастался, в предреволюционные годы в нем проживало около 6 тысяч человек.
Возник конфликт с названием населенного пункта. Хотя в официальных документах и писали «Поселок Авдотьино», но текстильщики отвергали это название и лишь в насмешку, с издевкой называли его «Дунькиным поселком». Все чаще и чаще к населенному пункту примеривалось имя пустоши, на которой он был основан, — Камешки. Это название с последующей трансформацией в Камешково окончательно закрепилось за ним в 20-х годах.

Продолжение »»»» «Камешки» в 1917 году
Город Камешково

Источник: М. Воронцов. «Живая нить». Очерки о родном городе. 1984 г.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Камешково | Добавил: Николай (12.03.2020)
Просмотров: 32 | Теги: Камешково, Промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика