Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.11.2018
09:19
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 538

Категории раздела
Святые [133]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [974]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [313]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [184]
Камешково [54]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [160]
Переславль [91]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [40]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [36]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [29]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [55]
Учебные заведения [21]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Ковровцы и Муромское восстание белогвардейцев 9-го июля 1918 года

Ковровцы и Муромское восстание белогвардейцев 9-го июля 1918 года

В 1918 г. утром 9-го июля из Революционного ж.-д. Комитета было получено сообщение: Муром ночью взят восставшими там белогвардейцами и что их отряд направляется по линии ж. д. к Коврову.

Парткомитет (г. Коврова) тут же решил: призвать всех коммунаров под ружье и срочно послать вооруженный отряд навстречу врагу.
В 8 час. утра раздался тревожный сигнал. Можно было видеть, как со всех сторон города коммунисты и беспартийные рабочие, с винтовками в руках, бежали к Военкомату. Через час все были в сборе. Когда было объявлено о положении, все потребовали отправки в бой. Военком распорядился срочно отправить с поездом отряд в 75 человек, с вагоном — мастерской для ремонта путей ж. д. Весь город был на ногах. По улицам шныряли местные офицеры, высматривая наши приготовления.

В 10 часов отряд в боевом снаряжении уже двигался по городу в путь. На ж. д. станции Революционный ж. д. Комитет тем временем приготовил состав. Были получены сведения, что белогвардейцы находятся на ст. Эсино, в 23 верстах от Коврова. Погрузившись в вагоны наш отряд под командой т. Моренкова и Шухова двинулся в путь. После отправки первого отряда, Парткомитет стал принимать меры к охране города. Заняли телефонную станцию, передав ее под ответственность тов. Рыжова и телеграфную станцию, под ответственность Революционного Комитета. На телеграфной станции, в окнах верхнего этажа, были поставлены пулеметы. Была также усилена охрана военного имущества и оружия. Все коммунисты получили винтовки на дом. Чека развернула работу, следя за всеми офицерами. Распределив все силы, Военкомат в 12 часов дня отправил в Эсино другой отряд. О первом отряде получено сообщение, что он уже прибыл в Эсино.

Второй отряд в боевом порядке последовал по городу к станции. Нам подали паровоз с несколькими вагонами. Быстро погрузившись мы поспешили на помощь. Проехав ст. Эсино, мы догнали свой отряд, застав его за работой по сборке разобранных путей. Когда все было готово, вместе двинулись дальше. На ст. Волосатая узнали, что отряд белогвардейцев находится недалеко по линии и, что они знают о нашей погоне за ними. Паровоз прибавил ход и мы быстро достигли ст. Селиваново.

Время близилось к вечеру. В пути долго возились с восстановлением жел. дор. линии. На станции Селиваново нам сообщили, что отряд белых близко, около речки, на расстоянии от станции в 5—7 верстах. Речка пересекала линию железной дороги. Двинулись туда и остановились недалеко от жел. дорожного моста. По распоряжению штаба все высадились из вагонов и рассыпались в цепь по линии жел. дор. Кругом большой лес. Цепью подошли вплотную к мосту. Не успела разведка перейти мост, как вдруг с противоположной стороны раздался залп. Там в лесу оказалась засада белых. Мост все же, хотя уже темнело, решили перейти. Сняли с платформы тележку, поставили пулемет. Тов. Шухов с пулеметом двинулся через мост, делая залпы по направлению противника. Цепь ползком пошла за ним. Мост он сумел под выстрелами перейти. Противник из леса продолжал стрелять. Наступила ночь. Идти дальше было опасно. Решили переночевать около станции и с рассветом двинуться дальше. Все сели в вагоны и поехали обратно к станции. Понятно, всю ночь никто не спал. Ночью же совершенно неожиданно к нам подошел эшелон с Судогодской ветки с отрядом, направленным из г. Владимира, во главе с командирами Успенским и т. Тагуновым, выделявшимся своей черной шляпой. Они стали нас расспрашивать о положении. Какая-то горячая голова, в восторге от того, что в «нашем полку прибыло», предложила двинуться ночью, но мы настояли на том, чтобы дождаться рассвета. Чуть свет все двинулись в путь. Перейдя, мост поезд дал скорый ход к Мурому. Около моста лежали двое убитых. Они оказались чиновниками Муромской почты. У них взяли документы и письмо. Один из них в письме к матери писал: «Мама, благословляй меня, я ушел на Москву». Скоро достигли ст. Климово, откуда были видны, пролетавшие над Муромом аэропланы. До Мурома оставалось 25 верст. Решили двигаться дальше. Впереди были все время т.т. Моренков и Шухов. Отъехав верст 10, смотрим: поперек пути лежит платформа. Вынуждены были дать тихий ход и остановиться. Оказалось, что рельсы на пути разобраны, вырыта яма, а между рельс в длину была спущена платформа. Быстро приступили к работе. Подняв платформу установили путь. Хорошо, что отряд захватил все необходимые инструменты и материалы. Дальше было решено идти походным порядком, высадились из вагонов, командиры выстроили свои отряды и двинулись к Мурому. Впереди на лошадях шла разведка. На пути встречали мешочников, направлявшихся к ст. Климово из Мурома. От них узнали, что в городе идет бой. Решили вновь попытаться подъехать на поезде. Отъехали верст 10 и опять вышли из вагонов и образовали две цепи: одну по направлению к левой стороне жел. дороги, другую вдоль жел. дороги. Уже виден был город и бараки. Со стороны противника из города раздались выстрелы. Командир отряда поехал вперед, ближе к станции, на разведку. Мы двинулись за ним цепью. Выстрелы направлялись со стороны Казанских мастерских. Там на заводе, издали можно было видеть красный флаг. Тов. Моренков быстро вернулся и сообщил, что на станцию наступают наши. Оба отряда двинулись туда. Подойдя к станции, мы присоединились к своим. Станция была занята Казанскими рабочими. Тут же двинулись в город. Белогвардейцы его оставили не приняв боя, и бежали на пароходах по Оке. Часть их была арестована. На станции было много народу,— большинство ехало за хлебом и просило отправить их по железной дороге.

Революционный штаб в городе делал свое дело. Наши отряды были предоставлены в его распоряжение. Был устроен товарищеский обед из имевшихся у каждого запасов. К вечеру, когда в городе все улеглось, нам объявили, что мы можем ехать обратно в Ковров. На обратном пути, около ст. Волосатая, встретили эшелон артиллерии, который направился в Муром, на помощь. В Ковров приехали ночью. На другой день приступили к работе.

Стойкость и крепкая спайка организации, решительность, умелая работа Парткомитета, Чека и Революционного Комитета — не дали возможности белогвардейщине нанести удар пролетарской диктатуре, Ковровская организация оказалась одной из крепких подмосковных крепостей.
Воспоминание Васильева.

Слабая охрана Совета депутатов и Высшего Военного Совета облегчила им задачу захвата. Они овладели частью оружия, пулеметами, автомобилями из гаража Высшего Военного Совета, разоружили милицию, захватили кассу Совдепа, около 190 тыс. р., при чем кассир и кассирша Совета сами открыли им денежный ящик, расхитили часть продовольственных запасов, арестовали около 100 человек, причастных и непричастных к Советской власти, захватили типографию, в которой отпечатали 4 чрезвычайно интересных документов… Тут-же вводят военно-полевой суд для всех сторонников Советской власти… «Прогнав Советскую Власть, мы прогоним вместе с ними и Гражданскую войну и снова обретем былую силу и мощь». В своем обращении к рабочим и крестьянам Савинковский «Союз защиты родины и свободы» призывает: «Долой опричников Народных Комиссаров и их приспешников», «Да Здравствует Грядущее Учредительное Собрание».
Белогвардейцы успели отпечатать «Извлечение из Воинского Устава Северной Добровольческой Армии». Из этих «Извлечений» мы узнаем, что «все генеральские чины титулуются Ваше Превосходительство». Вводятся прежнее ОТДАНИЕ ЧЕСТИ, прикладыванием руки к козырьку фуражки. Вводится поворачивание голову в сторону начальникам (ешь начальство глазами). Надо просить разрешение у начальника закурить, сесть и так далее. Вводится обязательная общая молитва. Устанавливаются разные степени наказания: высшая для черной кости, для солдат, а меньшая низшая — для белой косточки, для офицерства.
Муромские белогвардейцы процарствовали несколько часов. Они разобрали в нескольких местах путь, перерезали провода и пытались распространить свое влияние за пределы города.
Белогвардейцы, побросав доспехи, бросились на утек, скрываются по деревням, крестьяне их ловят и доставляют в город. Их арестовано около 130 человек, но главари их до сих пор не разысканы — бежали первыми, обманув своих солдат. Солдаты белой гвардии: бывшие офицеры и юнкера, учащиеся, буржуазные сынки, бившие чиновники. Некоторые польстились на 300 — 400 р. жалованья и 30 р. суточных.

***

Сахаров Николай Павлович.Родился 18 августа 1893 года в Муроме. Окончил местное реальное училище, в 1911-1912 гг. вольноопределяющийся 4-го Кавказского полка, унтер-офицер и прапорщик. Учился в Московском сельхозинституте. В 1 мировую войну офицер 9-го Ингерманландского полка, 20.11.1917 г. произведен в подполковники. Четырежды ранен, награжден Георгиевским оружием, орденом Святого Георгия 4-й степени и шестью другими орденами. После развала Юго-Западного фронта уехал в Муром. В СЗРС возглавил резервные части. После Мурома добрался до Казани, воевал против большевиков в составе Народной армии Комуча и армии А.В. Колчака. Умер в эмиграции в 1951 г.

События грянули вечером 8 июля. Вечером на пароходе из Нижнего Новгорода в город прибыл Сахаров с группой офицеров. Вместе с военными чинами из местных жителей они составили ядро выступления. Около полуночи повстанцы атаковали казармы караульной роты Высшего Военного Совета. При этом помощь им оказали служащие уездного военкомата из бывших офицеров. В перестрелке ранили трех красноармейцев. Был захвачен арсенал, что позволило вооружить добровольцев. Ночью и утром 9-го июля по городу сновали автомашины с вооруженными людьми и белыми флагами. Под охрану были взяты здания Совета, милиции, бюро фракции РКП(б). В военном комиссариате на Ивановской улице — бывшем здании воинского начальника – устроили штаб.
Большевистские лидеры скрылись. Тагунов, председатель комитета РКП(б) и еще несформированной уездной ЧК, покинул Муром накануне. Его зам по чрезвычайке А.И. Кириллов бежал в Мельник и вернулся лишь 11 июля. Председатель Совдепа Тарлыкин ночью 8-го телеграфировал во Владимир о мятеже, отчаянно прося помощи. Куда девался потом, неясно, но 10 июля именно он возглавил отряд из 350 красноармейцев, преследовавший отступающих.
Из материалов трибунала следует, что повстанцы взяли под стражу Б.И. Кириллова (брата чекиста), редактора газеты «Известия Муромского Совдепа» В.И. Лепехина да с полсотни милиционеров и красноармейцев. А вот военруку Выс. Воен. Совета Бонч-Бруевичу удалось скрыться. Большинство населения отнеслось к случившемуся с горячим сочувствием.
В кафедральном Спасо-Преображенском соборе был отслужен молебен, на котором присутствовала «вся буржуазия Мурома». Местная молодежь – студенты, реалисты, гимназисты – живо откликнулась на призыв ко вступлению в добровольческий отряд.
По словам очевидца, у здания военкомата находились «толпы народа, главным образом учащейся молодежи с винтовками, которых обучали военным приемам инструкторы белой гвардии». В формировании отряда активно участвовали преподаватели реального училища. Как показал на допросе в феврале 1919 г. свидетель Тагунов, молодежь шла в волонтеры не только по доброй воле, но и под влиянием родителей. Учитель географии Василий Рожков останавливал реалистов на улице и направлял в штаб. Учитель Петр Васильевич Добролюбов, народный социалист и кандидат в Учредительное собрание, носил белую нарукавную повязку – знак различия повстанцев. В показаниях трибуналу упомянут и преподаватель математики Богоявленский. Тагунов сообщил, что в отряд Сахарова вошла и группа правых социал-революционеров Мурома во главе с Николаем Андреевичем Зворыкиным. Среди активистов был сын известного фотографа Николай Сажин. Нечего и говорить, что восставшим благоволили священнослужители муромских храмов. В числе добровольцев назван послушник архиерея Владимир Алексинский.
Подполковник Сахаров получил благословение самого епископа Митрофана, с которым офицер был лично знаком. Семья Сахарова проживала в Спасском монастыре.
Среди восставших оказался и молодой муромский купец Жадин Алексей Федорович. Большевик Тагунов, допрошенный трибуналом в качестве свидетеля, именует его третьим членом штаба, исполнявшим должность казначея.
Справка.
Набором добровольцев не ограничились. В качестве командующего Восточным отрядом Северной добровольческой армии подполковник Сахаров 9 июля объявил регистрацию «всех офицеров, юнкеров и вольноопределяющихся, а также военных техников». Однако для мобилизации требовалось время. Штабом прилагались усилия, хотя и вялые, по обороне и налаживанию связи с соседями. Одна из мобильных групп выступила навстречу отряду красногвардейцев, шедших от станции Навашино, что в 12 верстах от Мурома, и завязала с ним бой. Других направили для разведки и разбора железнодорожных путей (между Муромом и Селивановым) с целью помешать движению карательных отрядов из Коврова. При этом использовался паровоз с двумя вагонами и платформой впереди.
В №6 Еженедельника ВЧК приводятся сведения о расстреле чекистами в связи с Муромским восстанием нескольких жителей Арзамаса – за порчу телеграфных проводов.Тем временем в Муром в спешном порядке направлялись красные силы. Первыми прибыли отряды из Выксы, Вили и Кулебак. Из Владимира по приказу губвоенкома Голлера шел отряд в 250 человек, с главой Муромской ЧК Тагуновым в качестве политического комиссара. Бонч-Бруевич сообщает и об отряде из Москвы: «Для разгрома мятежников после воздушной разведки, произведенной высланным по моему распоряжению аэропланом, был послан особый отряд, снаряженный Оперодом». Понятно, что противостоять такой силе возможности у повстанцев не было. В наличии имелся лишь крохотный отряд из 30-40 офицеров да одна-две сотни добровольцев из числа необстрелянных обывателей и учащихся.
Утром 10 июля отряд Сахарова организованно покинул Муром. Вечером у станции Дворики и ночью у Ново-Дмитриевского произошел бой, после чего повстанцы, понеся значительные потери, стали прорываться к Ардатову. Часть белогвардейцев попала в плен. Красные вели себя не столь великодушно, как белые при захвате города, и сразу расстреляли не менее 12 пленных. Это случилось в Выксе, у стен Иверского женского монастыря.
В Муроме большевиками был создан чрезвычайный штаб. Начались массовые аресты. Через две недели было убито еще 12 человек. «В подвальной части дома Каратыгина (где размещался Совдеп) мной и тов. Кирилловым А. они были расстреляны в головы при переходе из одной части подвала в другую», — писал в воспоминаниях Ерлыкин.
Расстреляны в Выксе у стен Иверского монастыря – 12 человек (имена не известны).«Расстреляны по постановлению ВЧК» — 14 человек: Архипов Александр, Генисаретский Василий, Дубницкий Борис, Жадин Антон, Завулонов Николай, Захаров Алексей, Кравченко Георгий, Лебедев Николай, Леман Анатолий, Перкус Гирш, Робустов Всеволод, Симонов Владимир, Способин Борис, Страхов Павел.
Расстрелян по приговору Владимирского губревтрибунала от 26.02.1919: Шишко Степан. Расстрелян Владимирской губчека 14.10.1920: Жадин Алексей Федорович. Приговорены к расстрелу заочно Владимирским губревтрибуналом: Гайкович Николай, Добролюбов П.В., Сахаров Н.П., Григорьев Н.С., Жадин А.Ф., Зимоглядов, Зотов (бывший капитан), Моисеев Валентин, Мяздриков Алексей, Орлов Сергей, Петров Николай, Рожков В.П., Русаков Борис, Фиворский Николай. Приговорены к заключению в военно-концентрационный лагерь до окончательного прекращения гражданской войны – 14 человек: Бородулин Борис, Булгаков Константин, Глазков Дмитрий, Григорьев Василий Михайлович, Григорьев Николай Михайлович, Деев Алексей Михайлович, Добровольский Федор, Кряков Михаил, Лебедев Константин Васильевич, Новоселов Александр, Первов Пантелеймон, Перлов Петр Иванович, Рудаков Аркадий, Рудаков Николай.Митрофан, епископ Муромский, викарий Владимирской епархии: содержался в тюрьме 6,5 месяцев. Освобождены или подвергнуты штрафу (видимо, по отбытии предварительного заключения с июля 1918 по февраль 1919 г.): Ивановский-Новоселов Борис, Благонравов, Розанов, Айнов Александр, Алексинский, Васильев Николай Павлович, Быков Юрий, Зыбин, Мазуров, Самойлов, Горшуновы Николай и Матвей, Бандин Петр, Иванов, Яковлев Михаил Павлович, Яковлев Николай Васильевич, Яковлев Александр Васильевич, Сыромятников.

«Сим объявляется, что в ночь с 8-го на 9-е июля с г. контрреволюционерами (белогвардейцами) с Обозного Двора Муромского Уездного Комиссариата по военным делам похищены следующие лошади и сбруя:
Матка «Чайка» вороной масти, мерины: «Степняк» серой масти, «Чайный» чалой масти, «Чернозем» гнедой масти, «Шуруп» вороной масти, «Толстой» гнедой масти, «Гранит» вороной масти, «Пантелей» гнедой масти, «Герой» серой масти, «Шаркун» гнедой масти, «Том» рыжей масти, «Черкало» рыжей масти.
Всего расхищено 12 лошадей, из них 11 в полной упряжи и с телегами, а одна лошадь только с уздечкой. А потому, объявляя о вышеизложенном, предписываю всем Начальникам милиции уезда, Волостным Военным Комиссарам, Волостным Милиционерам и всем лицам, коих это касается, принять самые энергичные меры к розыску в подведомственных им районах. О принятых же мерах и полученных результатах донести по указанному ниже адресу. Кроме сего, просят все учреждения и должностные лица оказывать обращающимся к ним по сему предмету лицам законное содействие, а всех граждан, знающих местонахождение лошадей и сбруи немедленно донести в Уездный Военный Комиссариат, находящийся по Ивановской ул. дом № 43, г. Муром.
Лица же, скрывающие, как похищенных лошадей, так и сбрую, а равно и укрывающих местонахождение их, будут привлечены к ответственности по закону военного времени и понесут самую суровую кару.
Муромский Уездный Военный Комиссар ЖУКОВ.
Военный Руководитель БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ.
За Завед. Отд. Снабжения, Помощник Вл. ИЛЮХИН»
1. Возникновение Муромской Партийной Организации
2. Муромская демонстрация 10 июля 1905 года.
3. Город Муром в 1905 году.
4. Забастовки учащихся муромского реального училища 1905-1910 гг.
5. Зарождение муромских профсоюзов
6. Муромская Партийная Организация во время революции 1917 г.
7. Муром 9 июля 1918 года
8. Ковровцы и Муромское восстание белогвардейцев 9-го июля 1918 года
9. Дело Е.Н. и Н.П. Мошенцевых 1905 г.
Город Муром.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (28.01.2017)
Просмотров: 783 | Теги: Муром, Ковров | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика