Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
11.12.2016
07:04
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 195

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [400]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [26]
Гусь [31]
Вязники [86]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [39]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [18]
Религия [1]
Иваново [12]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [6]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Промыслы в Меленковском уезде

Промыслы в Меленковском уезде

Труды Владимирского губернского статистического комитета. Выпуск Х. Под редакцией секретаря комитета К. Тихонравова. Владимир. типография губернского правления. 1874 г.

Переходим теперь к четвертому отделу нашего очерка – промыслам. Этот вид труда исполняется крестьянами. За редкими исключениями, вне дома и вне своей деревни, но преимущественно в здешнем уезде и неподалеку от своей семьи.
Есть промыслы, которые производятся дома (рыбная ловля, сбор корья, пильщики теса и др.), есть и такие, которые заводят крестьянина далеко и надолго в чужую сторону, как например: бурлачество, коноводство, пастушничество и т.п.

Рассмотрим теперь существующие промыслы в Меленковском уезде.

Рыболовство

Хотя рыбная ловля производится повсеместно в уезде, в реках, речках, озерах и прудах, но преимущество ее улова бесспорно принадлежит р. Оке и у жителей ее берегов. Это занятие принадлежит торговому промыслу, между тем как в остальной местности уезда рыболовство не составляет отдельной промышленности, а служит только к незначительному удовлетворению домашних потребностей сельского населения.
Рыбная ловля по реке Оке, в прилегающих к ней озерах, во множестве разбросанных на пойме, Старице (прежней Оке) и заводских прудах Нижне-Дощатинском, Дощато-Железницком и Гусевском (гг. Баташовых), производится в течении всего года ватажчиками – отдельными лицами, арендующими у владельцев воды, располагающими свои ватаги (притоны) от 5 до 10 человек на берегу р. Оки. На ватагах устраивают, неподалеку от воды, небольшие шалаши, или копаные землянки, в них помещается всегда или хозяин, или кто другой из его семьи, для продажи пойманной рыбы и карауля ее и рыболовных снастей; последние, после рыбной ловли. Раскидываются, для просушки, вблизи тех землянок на воткнутые в землю длинные колья.
Пойманные стерляди, крупный судак и иная отборная рыба, сажаются в деревянные садки, погруженные в воду, а также и другие рыбохранилища, отводимые тут-же в перепруженных затонах (заливах), или небольших озерах.
Вспомогательными средствами и орудиями рыбной ловли служат различные по времени года снасти: весной употребляются поезда – род сети, длиной 5 саж. и шахи в виде мешка, продолговатые, круглые, на обручах сетки; летом и осенью в реке ловят неводами, от 50 до 150 сажен длины, сетьми от 20 до 30 саж., бреднями от 1 ½ до 4 саж., удами (самоловы), которые делаются так: к длинной веревке подвязываются на аршинных и менее бичевках железные крючки с небольшими камешками вместо грузил и такие уды забрасываются в реке, где быстрее бежит вода, часа на три и более. По прошествии известного времени уды вынимают из воды и обирают с крючков зацепившуюся рыбу, из которой преимущественно попадается стерлядь; для нее и придуманы эти самоловы.

В прудах ловят рыбу волокушами, от 40 до 50 сажен и другими мелкими рыболовными принадлежностями. Зимой рыба ловится только в р. Оке неводами на шестах. Этот способ следующий: прорубают на реке, поперек ее, два продолговатых отверстия, в произвольном одно от другого расстоянии вдоль реки, потом пробивают по нескольку небольших дыр, в боковых сторонах, в промежутке отверстий, так что само собой обозначается на льду овальный круг, затем погружают в воду через одно отверстие сеть, с привязанными к ней по концам длинными жердями, так чтобы они были видимы в боковые дыры, в которые рыболовы палками с крючьями передвигают одновременно с обоих концов под льдом жерди, а с ними и сеть до следующих дыр и т.д. пока она перейдет все пространство от одного отверстия к другому; при последнем отверстии сеть вытаскивают из воды и выбирают всю попавшуюся в нее рыбу.
Ватажчики сортируют рыбу на три сорта: красную, бель и моль; первый сорт составляют: стерлядь, судак и окунь известных размеров; второй – сом, лещ, шерих, язь, щука, налим, линь, карась, изголов, окунь и судак, и третий – плотва, ерш, густера, подуст, синец, клень, моклея, чохоня, скозобец и вся мелкая рыба вышеперечисленная, кроме стерляди.
Всех ватаг по р. Оке в Меленковском уезде 6, а именно: при селах Окшове, Санчуре, Воютине, Шиморском, Дощатом и Решном. Улов рыбы, в продолжении целого года, простирается: примерно, до 2/т. пуд. на сумму слишком 4 ½ т. руб.; в том числе ловится: стерлядей до 4/т. штук разных величин. Размер их принято считать от глаза до хвостового пера, от 6 (27 см.) до 11 ½ вершков (51 см.), ниже же 6-ти вершков 8 стерлядей принимаются за одну вошедшую в меру. В продаже мерная стерлядь покупается поштучно 55 и 60 коп. за каждую, немерная же десятками 70 и 75 коп. за десять стерлядей; судака и окуня до 150 пуд., средняя летняя цена 5 руб. за пуд, леща до 50 пуд. – 3 руб. 50 коп. за пуд; разной рыбы – до 500 пуд., от 1 руб. 50 коп. до 2 руб. 50 коп. пуд и мелкой – до 100 пуд. от 40 коп. до 70 коп. за пуд.
В зимнее время ловится рыбы в реке впятеро менее нежели летом, а также и ценность на нее в полтора больше летних цен.
Сбыт рыбы производится местным потребителям окрестных селений и соседних городов, а более Московским рыбопромышленникам, которым исключительно поступает одна крупная и отборная рыба. Летом скупают они рыбу живой, которую в плавучих садках отводят в Москву, зимой же в замороженном виде.

Рудокопный промысел

Почти вся местность Меленковского уезда обильна богатыми залежами железной руды, постоянно добываемой для чугунно-плавильных заводов крестьянами тех селений, которые ближе находятся к рудникам, а потому рудокопные работы составляют промысел жителей лишь только этих мест.
Добыча железной руды производится в течении всего года в юго-восточной за-Окской, части уезда, на противоположном берегу р. Оки, неподалеку от нее, в местности прилегающей к большой дороге из г. Меленок в г. Судогду, до села Николо-Бутылиц, по старой большой дороге из г. Касимова во Владимир, в западной части уезда и наконец в окрестностях Гусевских чугунно-плавильных заводов.
Плату рудокопы получают сдельно, от 3 до 4 коп. в пуда добытой руды. Заработок простирается в год до 90/т. руб., который вполне обеспечивает все семейные нужды рудокопов.

Торфяной

В последние 10 лет на болотных пространствах, прилегающих к заводам Гусевским и Верхоунженскому (гг. Баташовых), вследствие оказавшегося недостатка в топливе заводских аппаратов, крестьяне окружающих селений стали разрабатывать торфяные залежи в болотах; работы начинают с мая и продолжают по август.
Торфяная масса особыми железными резцами режется наподобие кирпичей, которые складываются в редкие клетки и в таком виде просушивается на воздухе.
Доставка торфа на заводы делается теми же рабочими, где его принимают в кубическом содержании и платят по 2 руб. 50 коп. на Верхоунже и по 3 руб. на Гусю за каждую кубическую сажень сухого торфа.
Торф употребляется вместо дров в паровые котлы. Отношение его к березовым дровам: Гусевской местности, как 4 к 3, а Верхоунженской как 3 к 4. По свойству своему первый принадлежит к травяному, а последний древесному образованиям.
Торфяные толщи залегают в болотах от 1 ½ до 3-х аршин (213 см.), на довольно большие пространства. Относительно добычи торфа, мы можем привести некоторые числовые данные, а именно: в 1871 г. было поставлено на Гусевские заводы сухого торфа до 600 куб. сажен, на Верхоунженский было принято: в 1868 г. 417 куб. саж., в 1869 г. 590 ¾ куб. саж., и в 1870 г. 666 ¼ куб. саж.; следовательно среднее заготовление торфа в год простирается до 1200 куб. саж., сумма же заработанной платы с перевозом будет слишком на 3/т. руб.

Угольный

Нажигается уголь местными жителями от себя и по найму лесопромышленниками. Уголь получается или от смологонного производства, или нарочно изготовляют его из дров соснового и елового леса трех-аршинной длины, которые в вырытой продолговатой яме укладываются кучами и заваливаются землей, оставив небольшое отверстие у одного конца такой кучи для ее зажигания.
Из одной кубической сажени дров нажигается средним числом угля 1 ½ заводских меры (в одной заводской мере содержится 105 четвериков. 1 четверик = 26,24 литра. 1 заводской четверик равен 1,45 ¼ обычному четверику, 1 заводская мера равна 152 ½ обычным четверикам, или 19,06 четвертям). Угольщику платят за работу по 95 коп. с каждой заводской меры угля.
Уголь поставляется лесопромышленниками на чугунно-плавильные заводы, где его употребляют в доменные печи, по 2 руб. 40 коп. за заводскую меру без доставки; за провоз ее платят особо по расстоянию: за 25 верст в зимний путь 80 коп. и летний 1 руб. 10 коп. с зав. меры, за меньшее же число верст по расчету.
В 1871 г. было поставлено угля на Гусевские заводы до 25/т. заводских мер, от 3 руб. 50 коп. до 3 руб. 70 коп. с доставкой; на Верхоунженский доставлено: в 1868 г. 3760 мер 48 четвер., в 1869 г. 5483 мер 7 ½ четвер., в 1870 г. 3066 мер 8 четв., следовательно среднегодичное заготовление угля на эти заводы простирается до 40/т. заводских мер на сумму, без доставки. До 96/т. руб., в том числе заключается заработок угольщиков до 35/т. руб.

Сбор корья

Жители береговых селений по р. Оке, в перволетнее время занимаются сдиранием древесного корья (коры) с молодой кустарной ивы, в изобилии произрастающей на пойменных местах.
Сбор корья начинается с половины мая, когда сколько-нибудь обсохнут от вешней воды поймы, и продолжается до Козьмы и Дамиана (1-го июля). В этом занятии участвуют мужчины, женщины и полувзрослые дети, словом целыми семьями забираются в луга оголять только – что одетую в зелень иву.
Содранная полосками кора связывается в небольшие пучки, от 3 до 4-х фунт. каждый и засушивается на солнце. Совершенно сухое корье скупают небольшими количествами промышленники от 15 до 20 коп. за пуд. Некоторые из них: в селе Дощатом, д. Одиной и Кононовой, снимают в аренду у береговых владельцев заросшие мелкой ивой луговые пространства и наймом собирают корье, которое, надлежащим образом высушив, поставляют большими партиями на кожевенные заводы, для дубки и выделки кож, в гг. Муром, Касимов (Вязанской губернии), село Богородское (Ардатовского уезда) и другие места, где имеются такие заводы.
В 1870 г. было продано в село Богородское 20/т. пуд. с доставкой по воде на барках 30 коп. за пуд, г. Муром 5/т. пуд., от 30 до 45 коп. пуд., поставить зимним путем, в селения Муромского уезда до 2/т. пуд., по той же цене и г. Касимов до 3/т. пуд. по 30 коп. за пуд. Таким образом сбор корья в 1870 г. простирался до 30/т. пуд., на сумму около 9 ½ т. руб.

Плотники

Многие крестьяне описываемой местности занимаются плотничными работами в селениях своего уезда, а также отходят на сторону: гг. Меленки, Муром и Москву, где нанимаются к подрядчикам на все летнее время, спустя недели три после Пасхи и до осенней Казанской (22 октября), или до Козьмы и Дамиана (1-го ноября) за рядную плату от 50 до 100 руб.
Плотники находятся в селениях, расположенных вправо от Муромского почтового тракта к р. Оке.
В 1871 г. отправилось в Москву из дер. Дубцов 30 и Фурсовой 20 человек плотников.

Пильщики

Продольной распилкой леса на строительные материалы занимаются крестьяне следующих селений: сел Денятина, Николо-Бутылиц, Урванова, деревень Псилова, Кандакова, Озорнова, Чабышева, Запрудья, Шушпанова, Бабухова, Бойцова, Левина, Александрины, Митина, Скрыпина, Кошкина, Новков и Выползова.
Одна часть крестьян этих селений распиливает бревна разной длины на тес и доски у себя в селении, которые потом продают на базарах г. Мурома; в дер. Шушпанове продавали нынче летом с доставкой в г. Муром, на 20 верст, 45 коп. за половую доску в 7 арш. длиной и 1 ½ вершка (6.66 см.) толщиной, на месте же без доставки 35 коп. за штуку.
Другая же часть крестьян отходит по найму в соседние города, селения и к лесопромышленникам, где берут на пару (двух пильщиков) за распилку 7 аршинных бревен на половые доски по 7 коп. с доски, кровельного тесу той же длины 3 ½ коп. с тесины; вообще за излишний размер бревна берется дороже одной коп. с каждого аршина половой доски и полукопейкой больше с кровельной тесины.

Драничники

Крестьяне пограничных селений к Судогодскому уезду занимаются у лесопромышленников щепать из соснового борового леса дряницы (драницы). Таким образом в лесной даче деревни Гуська нынешним летом щепали по 9 коп. с аршина 100 штук драниц, которые изготовлялись трех размеров: в 5, 6 и 7 аршин. За первый платили драничникам 45 коп. за сотню, второй 54 коп. и третий 63 коп. Два драничника в летний день надерут 300 штук драниц среднего размера, а потому заработают в день 1 руб. 62 коп. на пару. Продажа же драниц лесопромышленником производится на месте по 30 коп. с аршина 100 драниц, следовательно в 5 аршин продают по 1 руб. 50 коп., в 6 аршин 1 руб. 80 коп. и в 7 аршин 2 руб. 10 коп.
Семиаршинные драницы употребляются в деревнях на кровли жилых изб, меньшей же длины на холодные постройки.

Дровосеки

У крестьян, обитающих в северной трети уезда, по соседству с стеклянными заводами, изготовляются дрова не пилой, как это делается во многих местах, а непременно рубится топорами. На дрова употребляется большей частью еловый лес, из которого рубится длиною каждое полено в 1 ½ арш. (1,06 м.). Выкладку дров принято считать здесь заводской саженью, имеющей в длину 10 аршин (710 см.), а в вышину 3 аршина.
Нарубить заводскую сажень дров в лесу платят дровосеку от 90 коп. до 1 руб. с сажени; покупка же такой сажени дров с доставкой на 3-4 верст стоит 4 руб.

Каменщики

Незначительное число крестьян села Верхозерья ежегодно отходят в соседние города для кладки каменных построек.

Печники

Для кладки из кирпича простых русских печей в крестьянских жилищах имеются почти в каждой деревне печники, промысел которых ограничивается только своей деревней и не более окрестных селений; большей же частью печки в избах и банях бьют из глины, с помощью соседей, сами домохозяева.

Землекопы

Крестьяне деревень: Адиной, Савковой и Селиной, находящихся на Муромской почтовой дороге, занимаются землекопными работами, как в деревнях, так и соседних городах. Работа их состоит в вырытии колодцев, канав, а также погребных и подвальных ям.

Пастухи

Во многих селениях Меленковского уезда крестьяне занимаются пастушничеством; преимущественно же промысла принадлежит деревням: Толстиковой, Славцевой, Большой Сале и собственно городу Меленкам.
С наступлением весны пастухи, как вешние птицы, расходятся по всему Меленковскому уезду и уездам соседних губерний на все лето пасти домашний скот – коров и лошадей и, подобно птицам, распевать на своих рожках заунывные песни родной деревни!
С отлетом тех же птиц, или несколько попозже в конце осени, пастухи прекращают свой промысел и пешком спешат домой в свою деревню, неся за плечами, в холщевой сумке, вместе с своим музыкальным инструментом – рожком, кокурки, пироги и яйца – лакомые гостинцы своим ребятишкам, а на груди, вместе с повешенным на шее крестом, тщательно завернутый и завязанный плоский кожаный кошелек, с дорогим летним заработком – деньгами в семью и на повинности. Величина этого заработка бывает от 40 до 100 руб.

Ямщики

Крестьяне села Драчева, кроме скудного хлебопашества и ямщины, других занятий и промыслов не имеют.
Ямщики-крестьяне круглый год, преимущественно зимой, возят взад и вперед пассажиров из Мурома по всем направлениям, чаще же на Вязниковский вокзал Нижегородской железной дороги, а также стоят с лошадьми на почтовых станциях, частью содержимых самими, в том числе по возобновившемуся недавно в селе Драчеве по Муромско-Судогодскому почтовому тракту.
Большого заработка от этого промысла ямщики нечаят: «в пору прокормить себя, да лошадок», говорят старики философы в деревне.
Привычка с детства к ямщине заедает все прочие стремления крестьянина к иному занятию: ему либо покачиваться на облучке, да помахивать кнутиком и особенного уменья не надо и труда нет большого, а между тем всегда водятся деньжонки в кармане и чаепитие и винцо, и вольные всласть харчи и, наконец, в поле своя воля: хочу еду, хочу нет!.. Все это вместе взятое соблазнительно манит молодого парня на простор. Втянувшись же в эту жизнь, как выражаются те же крестьяне, набаловавшись, ямщик не может отрешиться от нее и пока жив не расстанется с кнутом и колокольчиком, которые одни только остаются неизменными ему; лошади же зачастую сбиваются, так что приходится их менять на новых; иначе совсем падут и сделают большую трату ямщику и без того при замене их другими теряется не малая часть заработка; в конце же концов ямщик остается при печальном интересе и одних сладких мечтах о своей разудалой жизни.

Калачники

В северно части уезда. Ближе к Судогодской границе, селах: Колычеве, Ушне, сельцах Покровском, Лукинке и других селениях, в этой местности находящихся, многие из крестьян, по недостатку домашних занятий и худокачественности земли, занимаются калачничеством, или в соседних селениях, лежащих при больших дорогах, или отходят в Пензенскую губернию, где в значительных и торговых местах, преимущественно при больших трактах, снимают в аренду постоялые дворы и пекарни, в них пекут калачи и белый хлеб на продажу.
Пятипудовый мешок калачной муки, за исключением всех расходов по заведению, дает барыша от 2 до 2 руб. 50 коп., а потому каждая пекарня, стоящая на бойком месте, принесет калачнику в 2-3 года (на лето они возвращаются домой) чистого заработка до 100 руб.

Портные

В тех же селениях и многих других в уезде, с наступлением осени и вообще за прекращением полевых работ, некоторые крестьяне, называемые швецы, промышляют портняжничеством, для того ходят по селениям соседних уездов, а также и своему шить крестьянскую верхнюю одежду.
За шитье суконного мужского кафтана берут 30 коп., женского 20 коп., тулупа из овчин 60 коп., женской шубы 40 и 50 коп., полушубков и детских шубенок, смотря по величине, от 20 до 40 коп., при этом дается швецу: нитки, приклад, помещение, харчи и ночлег. Таким образом кочующий швец полгода сыт и к Пасхе принесет в семью рублей 25-ть.

Бурлаки и коноводы

Крестьяне береговых по р. Оке селений, с открытием навигации, отправляются на все лето в услужение к судопромышленникам на р. Волгу и главные ее притоки, а некоторые из них нанимаются коноводами, тянут барки гужем лошадьми, а иногда лямошниками тащит посуду (небольшие барки) народом, в одном и другом случае вверх по течению рек. Эти промыслы имели в прежнее время большое значение у береговых жителей той реки, с открытием же пароходства по Волге, Каме и Оке, они значительно упали и с каждым годом более и более уничтожаются, так что недалеко то будущее, когда предполагаемый железный путь в этой местности совершенно прекратит их существование.

Отхожие промыслы в настоящее время значительно упали; причину тому нужно искать в семейных разделах крестьян; когда двое братьев, или отец с сыном жили вместе, тогда одному свободно было отойти на промысел: хозяйство успевало вестись другим, по разделе же семьи распалось хозяйство, а с ним разбилась и рабочая сила, которая понадобилась каждой половине для себя.
Хотя отложившийся член семьи стал более самостоятельным в обществе и хозяйстве, но далеко не зажиточным крестьянином для семьи, в особенности же при отсутствии ремесла и близкого промысла; бедность как раз подстережет его, а мужику с семьей тяжело жить в нужде.
По этому пользуются промыслом крестьяне только те, которые принадлежат к большим семьям, т.е. имеют не меньше двух человек мужчин в доме; мужику же одиночке нельзя покинуть дом, в особенности в летнее время, иначе станет крестьянство (хозяйство): «без мужика не кому вести его: баба не может!» справедливо замечают старики.

Сельское хозяйство в Меленковском уезде
Пчеловодство в Меленковском уезде.
Лесоводство и лесная промышленность в Меленковском уезде (1872 г.)
Ручной труд в Меленковском уезде
Мелкие производства Меленковского уезда
Строительное дело в Меленковском уезде
Владимирская губерния.
Меленковский уезд
Проникновение стеклоделия на Владимирскую землю.
Стеклоделие во Владимирской губернии в XIX веке.
Санчурская учебная корзиночная мастерская

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (30.06.2016)
Просмотров: 129 | Теги: промышленность, Меленковский уезд, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика