Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
30.03.2020
16:13
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1210]
Суздаль [368]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [388]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [94]
Юрьев [208]
Судогда [92]
Москва [42]
Покров [123]
Гусь [147]
Вязники [256]
Камешково [83]
Ковров [314]
Гороховец [110]
Александров [229]
Переславль [102]
Кольчугино [66]
История [39]
Киржач [78]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [33]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [79]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [162]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Революция 1917

Надежда Сергеевна Перфильева-Смирнова

Надежда Сергеевна Перфильева-Смирнова


Надежда Сергеевна Перфильева

Шел последний месяц 1905 года. «Пятый» уходил в историю тревожно, тяжело, с боями, словно был недоволен собой. Царизм только что разгромил декабрьское вооруженное восстание рабочих в Москве. Набирала силу правительственная реакция. Аресты следовали один за другим.
Надежде Сергеевне Перфильевой было неуютно в московской квартире. Все время прислушивалась к шагам па лестнице. Полиция могла ворваться к ней в любой момент и арестовать. Было за что: член социал-демократической рабочей партии с 1904 года. Участница студенческих демонстраций. Хозяйка конспиративной квартиры, где хранили запрещенную литературу, назначали свидания, скрывались от преследовании полиции товарищи по партии. Во время декабрьских вооруженных боев у нее отдыхали дружинники, дежурившие на баррикадах.
Счастливое было время, горячее! Еще и сейчас в ушах звучит песня, которую пели москвичи на баррикадах:
Час битвы близок! Сегодня грозно
Враги сойдутся померить силы;
Пусть трус уходит, пока не поздно,
Ведь скоро многих снесут в могилы.
Земли и воли кто страстно хочет,
В борьбе тот сломит врагов преграды.
Чу! Выстрел слышен? И залп грохочет.
Идут!.. Уж близко!.. На баррикады!
Да, многие ее друзья в декабре 1905-го сражались на баррикадах. Иных настигла пуля карателей. Другие оказались за тюремной решеткой.
Час ее неволи пока не пробил. Так надо действовать! Нельзя допустить, чтобы угасло пламя революции. Оставшиеся на свободе должны бороться. Но из Москвы придется уехать. Немедленно. Решено...


Ул. Большие Ременники, д. 18

Дом № 18 отмечен мемориальной доской из черного гранита с такой надписью: «Памятник истории. Дом, в котором в 1906 — 1907 гг. находилась конспиративная квартира и хранились документы Владимирской окружной организации РСДРП. Охраняется государством». Установлена согласно решению исполкома Владимирского областного Совета депутатов трудящихся № 472 от 25.04.1952 г.

В начале января 1906 года Надежда Сергеевна Перфильева приехала во Владимир, где жили ее родители. Семья Перфильевых снимала верхний этаж в довольно большом двухэтажном доме на улице Большие Ременники, недалеко от Золотых ворот. Дом этот сохранился до сих пор и взят под охрану как памятник революционной истории города.
К моменту приезда Надежды Сергеевны во Владимир местные власти успели провести серию обысков, устроили черносотенный погром. Профессиональные революционеры вынуждены были покинуть Владимир. Уезжал из города и секретарь Владимирской окружной организации РСДРП Николай Иванович Воробьев. Он предложил оставить в организации вместо себя Перфильеву. Товарищи согласились. Но она заявила, что не имеет еще достаточной подготовки и опыта для этого ответственного поручения, и согласилась вести только техническую часть секретарской работы, то есть хранить печать организации и адреса для связей.
Однако жизнь добавила много других забот. Приходилось самой несколько раз ездить в Москву за нелегальной литературой, собирать средства для помощи политическим заключенным владимирской каторжной тюрьмы, которая была битком набита участниками революционных событий 1905 года. Судили их почти ежедневно. Судебные процессы вел не только местный суд, но и выездная сессия Московской судебной палаты. Местные жители, напуганные частыми судами и их суровыми приговорами, перестали давать подпольщикам свои адреса для явок и писем. А без верного адреса для писем, без надежной явки не могла жить и действовать во Владимире подпольная партийная организация социал-демократов. Тогда Надежда Сергеевна предложила свой домашний: адрес. И стали приходить письма на улицу Большие Ременники из партийных организаций Москвы, Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода, из уездов Владимирской губернии. Сюда же приезжали профессиональные революционеры, находившиеся на нелегальном положении. Надежда Сергеевна встречала их, устраивала на ночлег, а потом подыскивала для них надежные квартиры. Члены социал-демократических организаций из городов и сел губернии, приезжавшие во Владимир за инструкциями и нелегальной литературой, также часто ночевали у Перфильевых. Вечерами в их доме нередко печатали на шапирографе листовки, партийные отчеты, извещения о собраниях и сходках. Потом все это отправлялось по нужным адресам.
С марта 1906 года к Перфильевым стал приходить только что вернувшийся с японской войны Аркадий Васильевич Смирнов. Он рассказывал о войне, жестокой и бессмысленной. А вскоре стал членом Владимирской социал-демократической организации. К нему на квартиру перенесли часть нелегальной литературы и типографских принадлежностей, ему же поручали писать тексты прокламаций и листовок. Работал Аркадии Васильевич в местной газете «Владимирец».
Надежда Сергеевна полюбила этого спокойного и серьезного человека, падежного товарища по партии.
Весна в тот год была необычайно ранней. В апреле вовсю цвели вишневые сады. Все шло хорошо. И вдруг... обыск. В Москве при аресте одного из революционеров нашли письмо с владимирским адресом Надежды Сергеевны. В нем было сказано, что по этому адресу следует выслать оружие для организации побега политзаключенных из владимирской тюрьмы. Оружия у Перфильевых солдаты не нашли, но обнаружили большое количество нелегальных брошюр, газет, листовок и прокламаций.
Надежду Сергеевну арестовали и заключили в одиночную камеру тюрьмы в Солдатской слободе. Вскоре она наладила связь с другими политзаключенными. И здесь ей передали просьбу — связаться с волей и найти хорошего адвоката для иваново-вознесенского рабочего Морозова. Его обвиняли в убийстве жандарма во время забастовки. За это по царским законам полагалась смертная казнь.
Надежда Сергеевна сумела выполнить просьбу. В этом ей помог отец. Сергей Александрович Перфильев был судебным приставом. На него возлагалось исполнение многих решений суда. Он хорошо знал процедуру судебного разбирательства. Был знаком с местными и столичными адвокатами. Посоветовал Надежде, кого из них пригласить на судебный процесс для защиты рабочего, как тому держаться на суде, что говорить. Советы отца Надежда Сергеевна передала Морозову. Это помогло. Рабочему удалось доказать свою непричастность к убийству.
Установить связь с волей молодая революционерка помогла также и Анне Васильевне Якимовой-Диковской, члену партии «Народная воля», участнице покушения на Александра II. Ее сначала приговорили к смертной казни, которую потом заменили бессрочной каторгой. Анна Васильевна бежала из Сибири, но, выданная провокатором, была арестована перед самой Москвой, в Петушках. Ее заключили во Владимирскую тюрьму и предписали самый строгий режим. Держали в изоляции от других заключенных. И все-таки Надежда Перфильева сумела наладить с ней переписку. Через Надежду Якимова-Диковская вышла на связь с внешним миром. Стала получать в тюрьме письма, газеты, деньги.
О Надежде Перфильевой ходили по Владимиру легенды. Особенно среди молодежи. О ней говорили как о бесстрашной и мужественной революционерке, красивой и обаятельной женщине. Студенты и гимназисты приносили ей в тюрьму цветы. А один из них догадался передать светлячков в стакане. Об этом трогательном подарке Надежда Сергеевна вспоминала потом всю жизнь.
3 июня 1906 года ее освободили до суда из тюрьмы под гласный надзор полиции. Это означало, что без разрешения властей она не могла никуда уехать и должна была каждую неделю являться в полицейскую часть для регистрации. Первое время после тюрьмы Надежда Сергеевна вела себя осторожно. Нелегальную литературу теперь хранили на квартире Н.И. Александровой: она жила в доме напротив Перфильевых. Но из Москвы вдруг пришло письмо, что адрес Н.И. Александровой провален и у нее будет обыск. Той же ночью всю нелегальную литературу опять перенесли к Перфильевым, спрятали ее в задней комнате под полом. На другой день утром у Н.И. Александровой был учинен обыск. Это видела из окна Надежда Сергеевна. Ждала, что и к ней придут с обыском. Но на этот раз пронесло.
Н.С. Перфильева вновь стала исполнять обязанности технического секретаря Владимирской окружной организации РСДРП. Хранила у себя протоколы, отчеты, печать и адреса для связей. Только теперь она написала их на папиросной бумаге, которую всегда держала при себе.
Во второй раз жандармы нагрянули с обыском в апреле 1907 года. Надежда Сергеевна встретила их, сидя в кресле, со стаканом в руке: она только что проглотила бумажку с адресами и запивала ее водой.
Н. С. Перфильеву судила выездная сессия Московской судебной палаты в марте 1908 года. Она отделалась довольно легко. Ее приговорили к двум месяцам крепости, обвинив лишь в хранении нелегальной литературы. Полиция так и не узнала, что она являлась техническим секретарем окружной организации РСДРП, что не без ее участия была создана во Владимире третья по счету подпольная типография, что это она организовывала каждую пятницу на местном вокзале встречу вагона с политическими заключенными, которых везли в Сибирь.
По приговору суда Надежда Сергеевна оказалась в той же самой Владимирской тюрьме и даже в той же самой камере. И снова установила связи с ее политзаключенными, передавала их просьбы на волю и помогала всем, что было в ее силах.
На следующий год после освобождения из заключения она с мужем Аркадием Васильевичем Смирновым уехала в Петрозаводск, потом в Орел. В 1915 году Аркадий Васильевич умер. На руках у Надежды Сергеевны осталось трое детей. Она вернулась во Владимир. Работала здесь воспитательницей в сиротском приюте. Жила потом в Твери и в Курской губернии. В 1923 году поселилась в Москве. За революционные заслуги ей была назначена персональная пенсия.
Умерла Надежда Сергеевна Перфильева-Смирнова в 1933 году в Москве, где и похоронена.

Источник: Р. САВИНОВА. Спутница героических дней
Владимирский Комитет РСДРП (б)
Николай Петрович Растопчин (22 ноября 1884, Боровичи Новгородской губернии — 1 октября 1969, Москва) — участник революционного движения в России, советский партийный деятель.
Мария Александровна Симановская-Растопчина (1885 - 1969) - революционерка, секретарь Костромского горкома РСДРП (б), заместитель заведующего губернским отделом народного образования, заведующая массовым отделом Всесоюзной библиотеки им. В. И. Ленина.
Анна Васильевна Якимова-Диковская (12 [24] июня 1856, Тумьюмучаш, Вятская губерния — 12 июня 1942, Новосибирск) — русская революционерка, член Исполнительного комитета партии «Народная воля» и партии социалистов-революционеров, историк, общественный деятель.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Революция 1917 | Добавил: Николай (14.02.2020)
Просмотров: 38 | Теги: Владимир, 1917, 1905 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика