Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
18.06.2018
08:32
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 474

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [898]
Суздаль [303]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [224]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [113]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [94]
Вязники [178]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [75]
Александров [154]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [38]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Николай Петрович Растопчин

Николай Петрович Растопчин

Николай Петрович Растопчин родился 22 ноября 1884 г. в семье обедневшего дворянина, работавшего сельским учителем. В 1899-1903 гг. учился в Нижегородском механико-техническом училище.
С 1901 г. занимался революционной деятельностью. В 1903 г. вступил в РСДРП, за что был арестован и исключен из училища. С тех пор и до конца своих дней оставался верным сыном Коммунистической партии.
В 1905 г. - один из организаторов всеобщей забастовки на Петербургском железнодорожном узле. Подвергался арестам и ссылкам, был в эмиграции. Работал в подпольных партийных организациях в Астрахани, Тифлисе, Саратове.
Приехал во Владимир из Саратова осенью 1906 г. Оглядевшись на вокзальной площади, он направился к центру города. Его путь лежал на улицу Большие Ременники на квартиру к Федору Аркадьевичу Благонравову. Дорогу от вокзала до Ременников ему описал еще в Саратове Евгений Федорович Дюбюк, работавший ранее во Владимире. Приезжий миновал Золотые ворота и, пройдя немного, свернул направо. Вот и Ременники. Квартиру Благонравова нашел легко. На стук вышел мужчина, без слов пропустил в комнату, только тогда спросил: «Откуда?» В ответ услышал: «С правого берега Волги». Это был пароль. Теперь Федор Аркадьевич Благонравов был уверен, что перед ним стоит революционер, присланный во Владимир его товарищем по партии Е. Ф. Дюбюком. В тот же день Федор Аркадьевич познакомил Растопчина с техническим секретарем Владимирской окружной организации РСДРП Надеждой Сергеевной Перфильевой, а через нее он узнал члена окружной организации Аркадия Васильевича Смирнова. Они рассказали о состоянии дел в организации. Было решено оставить Николая Петровича во Владимирской городской организации РСДРП, пока он не познакомится ближе с революционной работой в округе.


Николай Петрович Растопчин

Однажды в кружок владимирских гимназистов пришел новый пропагандист «Николай Николаевич». Это была партийная кличка Растопчина. Внимательно слушал его молодой человек Павел Батурин, ставший впоследствии комиссаром чапаевской дивизии. Да и Растопчин заметил способного, делового паренька и потом говорил товарищам, что Павлу Батурину можно доверить серьезную партийную работу.
Через месяц после приезда Николай Петрович Растопчин был избран в состав комитета и организационного бюро Владимирской окружной организации РСДРП. Комитет поручил ему вести революционную агитацию и пропаганду среди солдат местного гарнизона. В полках удалось создать крепкую конспиративную социал-демократическую организацию. Ее влияние на солдатские массы быстро росло. Владимирская окружная организация РСДРП организовала постоянное дежурство своих людей в комнате недалеко от казарм девятого и десятого полков. Сюда в любой момент могли прийти солдаты, чтобы получить нужную информацию. Но этого оказалось недостаточно. Для нужд военной организации сняли конспиративную штаб-квартиру на Ильинской-Покатой улице. Всю организаторскую работу по руководству военными социал-демократами взял на себя Николай Петрович Растопчин.
Он собирал и проводил конференции с членами военной социал-демократической организации, готовил тексты листовок и прокламаций для солдат, писал корреспонденции в нелегальную военную газету «Солдатский путь» и фактически был ее редактором. Газета печаталась во Владимирской подпольной типографии в Гончарах. Она завоевала в солдатской массе широкую популярность. Бывало так, что «пропечатанный» в газете офицер собирал солдат на плац и читал корреспонденцию, пытаясь опорочить газету и оправдаться, но достигал противоположных результатов. К сожалению, вышло только четыре номера газеты. Ее пришлось закрыть из-за арестов руководящего ядра военной социал-демократической организации в апреле — мае 1907 г.


Улица Б. Московская, д. 39

Дом №39 построен был в 70-е гг. XIX в. мещанином Сусловым на месте собственного деревянного дома. С 1881 г. домом владела Е.Г. Суслова… В этом доме в 1906 г. проходила конференция Владимирской городской организации РСДРП под руководством профессионального революционера Николая Петровича Растопчина.
На плацу (Соборная площадь) проводились учения солдат квартировавших в городе полков. Здесь же солдаты принимали присягу. Посмотреть на учения и на процедуру присяги сбегались мальчишки со всего города. Иногда приходили и взрослые люди. Эту постоянную толпу народа на площади в годы Первой российской революции использовали в своих целях местные социал-демократы. Здесь они условливались о встрече с революционно настроенными солдатами - членами военной социал-демократической организации. Вот как написал об этом в своих воспоминаниях А.И. Скобенников, член Владимирской окружной организации РСДРП: «Был конец апреля 1907 года. Готовились к 1-му мая. «Таня» (М.А. Симановская-Растопчина), я и Растопчин сидели на скамейке у собора перед плацем, где Малороссийский полк давал присягу. Нам нужно было сказать Бернштейну, чтобы он на другой день пришел на конспиративную квартиру в 5 часов. Увидели его в строю, и он нас заметил. Улыбается, несмотря на всю «важность» обстановки. Знаками показали ему на пальцах «5», и он кивнул головой - значит, понял».
Н. П. Растопчин вел революционную работу не только во Владимире. Выезжал в Гусь-Хрустальный, Муром, Ундол, Собинку, Судогду. Здесь он организовывал социал-демократические кружки и налаживал связь между ними. Особенно популярен был агитатор «Николай Николаевич» в Ундоле. Тут он бывал регулярно проводил собрания среди рабочих. Эти собрания устраивались обычно по вечерам в банях, а маскировались под игру в «очко». На столе появлялись карты, пустые бутылки из-под вина, медяки, а тем временем велась беседа.
Убийство в декабре 1905 г. М.И. Лакина не прошло для рабочих Ундольского района бесследно. Растопчин Н. П. («Николай Николаевич») в своих воспоминаниях о социал-демократической работе во Владимирской губернии в 1906 — 1907 гг. пишет: «Ундольский район переживал перемену в настроениях широких масс. Убийство в этом районе т. Лакина, пытавшегося перевести удачно протекавшую экономическую стачку на политические рельсы, показало рабочим, на что их толкает буржуазия и ее прислужники, и в массах пробудился интерес к политике. Вчерашние убийцы Лакина сами пытались найти агитатора, отыскать дорогу в «подполье» и завязать с нами связь».
Обстановка была тяжелой. Вокруг рыскали стражники, по пустякам придирались к рабочим, часто пускали в ход нагайки. Искали агитатора «Николая Николаевича». Для того чтобы его выследить и поймать, полиция завербовала ундольского рабочего Панкратова. Он должен был ходить по улицам Владимира и задержать «Николая Николаевича», если встретит его на улице.
Оставаться во Владимире было рискованно. Николай Петрович решил уехать. Перед отъездом он зашел в штаб-квартиру Владимирской военной организации РСДРП на Ильинской-Покатой улице. Нужно было подобрать паспорт солдату, который решил скрыться, а главное, подготовить передачу дел по военной социал-демократической организации. Растопчин в этот вечер все подготовил к передаче. Дела должна была принять «Таня». Эту партийную кличку носила Мария Александровна Симановская. Николай Петрович и Мария Александровна должны были встретиться в штаб-квартире военной организации на другой день, 18 апреля 1907 г., в 9 часов утра. Первым пришел Растопчин и... при входе в квартиру был арестован. Мария Александровна немного опаздывала и очень спешила. Ей осталось только перейти улицу и войти в квартиру, но тут ее окликнула девушка из окна соседнего дома и сказала; «Вернитесь, туда нельзя ходить». Привычная быть настороже, Симановская сразу поняла, что на конспиративной квартире засада, и быстро пошла назад. Ей удалось избежать ареста, а Николая Петровича Растопчина посадили во Владимирскую каторжную тюрьму.
«Как я уже писал в своих первых воспоминаниях о работе Соц. Дем. большевиков во Владимирской губернии, 17 апреля (ст. ст.) 1907 года, вместе с тов. Растопчиным (ныне член ЦКК ВКП(б) я по приказу пристава Дробышова, от 1 апреля того же года, был отправлен во Владимирскую каторжную тюрьму, где имелись три корпуса: так называемым «Польский», одиночный, занятый подследственными, «Центральный» во дворе с каторжанами. Впоследствии вся тюрьма была превращена в каторжанскую.
Был хороший апрельский солнечный день. Под конвоем двух городовых, имевших приказ «стрелять в затылок, если попытаемся бежать»,— мы шли во Владимирскую тюрьму. На душе было по-весеннему радостно. Мысль как-то не останавливалась на том, что уходишь на долгие годы, а может быть и навсегда.
Процедура с тюремной канцелярией заняла немного времени: нас привели во второй этаж «Польского» корпуса.
С заключенными мы встретились, как со старыми знакомыми. И, действительно, здесь было не мало тех, с которыми встречались или по подпольной работе, или знали от других. Начальником тюрьмы был некто Имшенецкий.
Режим был, сравнительно, свободный.
Пpoгулки делались всеми камерами вместе два раза в день по часу.
Была с волей установлена почта, получали газеты; кроме того, почти каждый день кого-либо новенького приводили в тюрьму, от которого мы узнавали о ходе подпольной работы.
В это время в «Польском» же корпусе, кажется, во второй камере, сидел тов. Фрунзе — сначала одни, но потом его на прогулку стали пускать вместе со всеми. Он начал на прогулках читать лекции о профессиональном движении в разных странах. Потом прибыл в тюрьму И.М. Херасков, который тоже читал лекции во время прогулок.
Из соц. демокр. помню Ф.И. Калинина, рабочего, столяра, осужденного по делу «Александровской республики», теперь умершего, бывш. члена Коллегии Нарком. Просвещения. Он и еще другой рабочий из Тулы, арестованный на собрании в Иваново-Вознесенске, Вася Киселев, особенно бросались мне в глаза своей серьезностью и рвением к углубленному изучению марксизма.
Они много читали и часто на прогулке беседовали с Фрунзе или Херасковым об эмпириомонизме и диалектическом материализме. Их пример заражал нас энергией к расширению знаний, и для многих это время было временем учебы, тем более, что книги получать было, сравнительно, легко. Люди приходили и уходили, кто в ссылку, кто в Сибирь, изредка освобождались. Только за время 1 ½ лет, начиная с половины 1907 г., перед моими глазами прошло не менее 3-х сотен подследственных заключенных. Здесь были и рабочие, и крестьяне, и интеллигенты из всех городов Владимирской губернии. Из них Фрунзе и Гусев, его сопроцесник, были выбраны от Иваново-Вознесенской губернии на Лондонский съезд, но поехать им не пришлось: захватила тюрьма в свои каменные объятья. И тюрьме мы часто вели споры о бойкоте Гос. Думы и о боевых дружинах» (Во Владимирской каторжной тюрьме 1907-11 гг. Скобенников А.И.).
В это время в тюрьме находились Михаил Васильевич Фрунзе, политические арестованные из Иваново-Вознесенска, Шуи, Александрова, Суздаля, Юрьева-Польского. Между арестованными шла оживленная переписка. С воли Николаю Петровичу передавали письма и прокламации для просмотра. Он даже в тюрьме держал связь с владимирскими социал-демократами и был в курсе всех их дел.
«Так, в 1907 году была предпринята попытка устроить побег из «Польского Корпуса» тов. Фрунзе и Растопчина. На воле подготовлял побег освободившийся пожилой картузник Кукушкин, любитель выпить и попавший в тюрьму, как содействующий. Он за выпивкой должен был склонить надзирателя к соучастию в побеге. Вести от Кукушкина были хорошие, назначен был вечер побега. Из нашей камеры, находившейся в «Польском Корпусе», окном на фасад и углом к кладбищу. Растопчин пилил не один вечер решетку. Лязг пилки трудно было заглушить разным шумом и песнями, но надзиратель как-бы не обращал внимания. Это увеличивало надежду на то. Что он согласен помочь побегу. Фрунзе сидел через маленькую камеру от нашей, и к нему по водопроводной трубе была устроена передача почты. План побега был такой: когда все будет готово, то разобрать кирпичи около трубы недолго, с тем, чтобы Фрунзе мог пробраться в нашу камеру. Отсюда через окно беглецы должны были спуститься на двор, а надзиратель должен был притвориться спящим. Дальше оставалось забраться по крышам на цейхгауз, а там через забор — к кладбищу. Решетка была надпилена настолько, что можно было рукой отогнуть прут. На кладбище дожидался Кукушкин. Надзиратель в известный час должен был дать знак, что можно начинать, но в последний момент он струсил и ожидаемого знака не дал. Так решетка и осталась надпиленной. Вероятно, это осталось и до настоящего времени, ибо так было сделано аккуратно, что после часто надзиратели проверяли решетки стуком молотка, но никогда этой надпилки не обнаруживали».
Во время следствия было обнаружено, что Растопчин Николай Петрович проживает по чужому паспорту на имя Гаврилова Николая Николаевича, что он уклонился от отбывания воинской повинности. Это обстоятельство и спасло Растопчина. Этапным порядком через Москву и Питер его проводили на родину в г. Тихвин для выполнения «гражданского долга», то есть для службы в армии.
С 1915 г. работал в Москве. И уже в декабре 1907 г. Николай Петрович вновь был на подпольной работе. Менялась города, подполье сменялось тюрьмой, тюрьма – ссылкой. Неизменным оставалось только одно – революционная борьба и вера в победу.
1917-й год Н.П. Растопчин встретил в Костроме. Здесь он был председателем ревкома. Член Костромского комитета РСДРП (б), редактор губернского партийного органа - газеты "Северный рабочий". Делегат VI съезда РСДРП (б) в июне 1917 г. Делегат Учредительного собрания, принимал участие в его заседании 5 января 1918 г.
В 1917-19 гг. председатель Костромского совета, председатель горкома партии.
В 1918—1919 гг. — председатель исполкома Костромского губернского совета, председатель Костромского горкома партии. В июле 1919-го ЦК РКП (б) направлен в Ярославль, восемь месяцев был председателем Ярославского губкома РКП (б). Это был сложный период в жизни государства, остро нуждавшегося в продовольствии. Чтобы обеспечить снабжение городов, была поставлена задача привлечь на сторону новой власти середняков, укрепить связи с ними. С этой целью в уездах созывались так называемые«беспартийные конференции», где разъяснялись вопросы, волновавшие крестьян. По заданию ЦК РКП (б) Н. П. Растопчин проводил такие конференции как в Ярославской, так и в других губерниях страны.
С 1920 г. на партийной работе в Москве. Принимал участие в подавлении Кронштадтского восстания в марте 1921 года, за что был награждён орденом Красного Знамени. С 1923 г. кандидат, в 1924-34 гг. член ЦКК ВКП (б). В конце 1920-х командирован в Узбекистан — заместитель председателя Центральной контрольной комиссии КП (б) Узбекистана, заместитель народного комиссара рабоче-крестьянской инспекции Узбекской ССР. Затем с юга переброшен в Северный край — в 1930—1933 был председателем Северной краевой контрольной комиссии ВКП (б). С 1934 — на советской работе. В период Великой Отечественной войны — на политработе в Советской Армии.
В период Великой Отечественной войны 1941-45 гг. на политработе в Советской Армии.
Делегат 8, 12, 13, 15-17-го съездов партии.
С 1952 г. персональный пенсионер.
Он никогда не порывал связи с Владимирским краем. Во многих городах области выступал с воспоминаниями, вел переписку с работниками музеев, с пионерами и школьниками.
В 1967 г. на торжественном собрании горожан, посвященном пятидесятилетию Советской власти, Николай Петрович Растопчин выступил с воспоминаниями о своей революционной работе во Владимире и от имени старых большевиков вручил владимирцам Красное знамя. А через два года Николая Петровича не стало.
Скончался Н. П. Растопчин 1 октября 1969 года, похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (Новая территория, колумбарий, 133 секция).

В память о Растопчине жители г. Владимира назвали его именем новую улицу.

Улица Растопчина в гор. Владимире

Улица Растопчина находится в северо-восточной части города. Она относится к Фрунзенскому району и расположена от въезда в город со стороны Нижнего Новгорода до Суздальского проспекта.



Справа – начало улицы Растопчина

Решением горисполкома № 151 от 20 февраля 1970 года улица была названа в честь ветерана революции Николая Петровича Растопчина.
Владимирский гражданский губернатор Иван Николаевич Сазонов (29.07.1906—06.05.1914)
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Владимирская губерния.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (25.05.2018)
Просмотров: 43 | Теги: люди, улицы, Владимир, 1917 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика