Главная
Регистрация
Вход
Пятница
19.08.2022
05:08
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1477]
Суздаль [449]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [477]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [12]
Собинка [140]
Юрьев [246]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [167]
Гусь [186]
Вязники [342]
Камешково [114]
Ковров [425]
Гороховец [129]
Александров [288]
Переславль [115]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [66]
Селиваново [44]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [119]
Писатели и поэты [180]
Промышленность [129]
Учебные заведения [150]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [62]
Муромские поэты [6]
художники [48]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2193]
архитекторы [10]
краеведение [64]
Отечественная война [267]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [38]

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Батурин Павел Степанович

Батурин Павел Степанович

Батурин Павел Степанович (14(26).08.1889 – 5.09.1919) - российский революционер, большевик, комиссар легендарной Чапаевской дивизии.


Павел Степанович Батурин

Родился Павел Батурин в селе Заполицы Суздальского уезда 14 (26) августа 1889 года в многодетной семье священнослужителя.
Дмитрий Васильевич Батурин, по профессии столяр-краснодеревщик, работал в каретной мастерской во Владимире. Он умер в молодом возрасте, оставив жену с двумя сыновьями, один из них — Степан — впоследствии обзавелся своей семьей и поселился в селе Заполицы Суздальского уезда. Его сын Павел и три дочери Лариса, Надежда и Клавдия, лишь первые годы росли в семье родителей, а потом жили и воспитывались у бабушки — Александры Васильевны, постоянно проживавшей во Владимире.
Когда Павел был ещё маленьким, в 1891 г. его взяла на воспитание бабушка А.В. Белоярова, которая жила во Владимире на Ильинской-Покатой улице.


Улица Ильинская-Покатная, д. 11

Памятная доска

В 1898 году поступил во Владимирскую мужскую гимназию.
Материальные обстоятельства заставили его уже с пятнадцати лет заниматься попутно репетиторской работой. Его заработок помогал бабушке в какой-то степени сводить «концы с концами» и дать всем внукам образование.
В 1905 году, будучи гимназистом, Павел начал принимать активное участие в социал-демократическом движении. Вскоре он стал организатором и пропагандистом в городских кружках учащейся молодежи. В 1906 году у него был произведен первый обыск. Однако ничего подозрительного при обыске не обнаружилось.
О деятельности Павла в его юношеские годы так вспоминают старые революционеры, работавшие в то время во Владимирском подполье: «Среди организаторов и наиболее активных участников кружков учащихся назову также Павла Степановича Батурина, в то время гимназиста». После ареста партийного организатора А. Воронского «работа поддерживалась оставшимся на свободе Батуриным», — вспоминает Ф. А. Благонравов.
«В конце 1906 года у меня были попытки вести кружки, один из этих кружков объединял гимназистов, среди которых выделялся Павел Батурин, как наиболее способный и быстро растущий работник», — писал И.П. Растопчин.
В начале 1907 года в Губернской мужской гимназии организуется отдельная вполне оформленная фракция социал-демократов. В бюро фракции, между прочим, вошел гимназист Павел Батурин, Язвицкий и Изволенский (см. В среде гимназистов 1905-07 гг. в г. Владимире).
В кружках революционной молодежи шла работа чисто политико-просветительного, воспитательного характера. Десяток, побольше, молодежи собиралось по квартирам соучастников, к ним приходил представитель от партии, взявшей кружок под свое руководство, и начинались лекции и рефераты по политэкономии, сочинениям Маркса и т.д. Надо отметить, что участники кружка очень часто не знали личности товарища-руководителя их занятий, звали только его партийную кличку, напр. «Анна Алексеевна», а кто она и откуда участники кружков не звали, расспрашивать же об этом товарища как то не решались. Были среди руководителей и всем знакомые товарищи, вышедшие из среды самих учащихся. Таковы Анатолий Соколов и Павлуша Батурин, ученики Владимирской гимназии. Надо отметить, что эти два товарища отличались большими политическими знаниями. Они не только разбирались в таких трудных сочинениях, как «Капитал» Маркса, но, как говорят, знали много мест из этих сочинении наизусть. Анатолий, Соколов даже в с-д. Владимирской организации числился прекрасным теоретиком и состоя в ней, вел работу, как пропагандист организации. Вообще эти два товарища отличались необыкновенной памятью. Они вели самостоятельную работу по руководству кружковыми занятиями, как в среде учащихся, так равно и в рабочей среде.
Занятия кружков революционной молодежи были очень сухими; читались, например, главы из «Капитала», раздавались участникам темы для рефератов, и так собрание от собрания. И только строгая дисциплина удерживала молодежь в этих кружках, заставляя выполнять все задания.
Интересно отметить, что к наиболее требовательным руководителям-лекторам кружков молодежь приклеивала клички. Так например, «Анну Алексеевну» окрестили почему-то «синий чулок». Это явление, можно предполагать, перенеслось в кружок из школы (см. Молодежные движения во Владимирской губернии 1905-1919 гг.).
В начале февраля 1907 года во Владимире на губернском собрании по выборам во II Государственную думу произошло первое знакомство Павла с М.В. Фрунзе. В зале собрались представители дворянства и буржуазии, разночинцев и ремесленников, студентов и учащихся старших классов. Ораторы сменяли друг друга, в зависимости от партийной принадлежности защищали те или иные интересы. Председательствующий объявил: «Слово имеет Арсений». К трибуне подошел среднего роста, плотно сбитый человек. Курчавая бородка окаймляла его лицо. Первые же его слова заставили насторожиться зал, и они надолго остались в памяти выпускника Владимирской мужской гимназии Павла Батурина.
Слушая речь М.В. Фрунзе — Арсения, — П. Батурин как бы проверял свои политические взгляды. Михаил Васильевич страстно разоблачал сущность программы контрреволюционных партий, ярко и убедительно излагал программу партии большевиков. Переполненный впечатлениями, подошел начинающий революционер к Арсению и, смущаясь, представился: «Батурин я, Павел». Фрунзе одним взглядом окинул гимназиста, словно оценивая его на прочность, протянул руку и сказал: «Думаю, что еще встретимся». И, помолчав, добавил: «И поработаем». Словно заряд энергии получил от этой встречи Павел. Павел контактировал с Фрунзе, даже когда тот сидел тут в централе. В последующие годы, как хорошо известно, это знакомство переросло в дружбу.
После первой встречи с М.В. Фрунзе для гимназиста Павла Батурина начиналась полоса испытаний. В 1908 году царская охранка решила ликвидировать социал-демократическую организацию во Владимире. Она провела массовые аресты и обыски в городе. Был обыск и на квартире у Павла
— Ну-с, молодой человек, второй раз встречаемся, — жандармский чиновник стоял на пороге комнаты Павла.
— Я эту встречу не назначал, — ответил Павел.
На этот раз жандармам повезло. После обыска охранное отделение рапортовало на имя владимирского губернатора: «Ввиду имеющегося... агентурного наблюдения за проживающими в г. Владимире лицами, обратившими на себя внимание своею сомнительной благонадежностью и заподозренными в принадлежности к РСДРП, в ночь на 12 февраля произведены... обыски... у воспитанника 8-го класса Владимирской гимназии Павла Степановича Батурина — (изъято) 7 брошюр разного содержания».
Вскоре был арестовал гимназист 7 класса Иван Петров. Состоялось экстренное собрание педагогического совета гимназии вследствие сообщения ему Владимирского губернского жандармского управления о привлечении к суду И. Петрова. Педагогический совет решил «согласно существующим узаконениям уволить Петрова из состава учеников гимназии с предоставлением ему права, по прекращении дела, держать экзамен в 8 класс». Это постановление совета, несмотря на некоторую его гуманность, вызвало среди учащихся старших классов сильное волнение, закончившееся открытым митингом в стенах гимназии. Накануне было собрание ученической организации социал-демократов и социал-революционеров, на котором они единогласно решили дать решительную битву гимназическому начальству до разгрома здания гимназии включительно. Но активный участник ученического митинга, на который семиклассники пригласили учеников других классов, Анатолий Соколов, взойдя на кафедру, между прочим, провозгласил: «Ломайте не гимназические стены, а трон Николая». Затем участники митинга заперлись в классе, забаррикадировав вход в него партами и выгнав учителей, стремившихся уговорить гимназистов. Особенно энергично усмирявшему их Чамову они пустили навстречу ему парту в живот, сильно ушибли его. А с директором произошла истерика. В результате Анатолий Соколов, Эльман, Зварыкин, Павел Батурин были из гимназии исключены, 40 воспитанникам сделано предупреждение, причём Анатолий Соколов был выслан в Покров по месту рождения. В связи с этим, а также предстоящими выпускными экзаменами, деятельность организаций в гимназии обрывается. Эти бурные события в гимназии вызвали за собой присылку в неё ревизии в лице самого попечителя Московского учебного округа Жданова.
В июне 1908 г. Павел был исключен из гимназии. Как политически неблагонадежному ему определили ссылку сроком на 2 года. И только после настойчивых хлопот директора гимназии ему было разрешено держать экзамен на аттестат зрелости экстерном. Но после сдачи экзаменов, в июне 1908 года Павел был отправлен охранкой в г. Кадников Вологодской губернии к месту своей ссылки.
В ссылке, в кругу опытных кадровых работников подполья, Павел Степанович прошел «университеты» революционного образования. Засел за труды Маркса, Энгельса, Ленина. Учился у опытных партийцев тактике и стратегии борьбы.
Вернувшись из ссылки во Владимир в 1909 г., Павел с головой окунулся в работу социал-демократической организации. Старый большевик Ф.А. Благонравов в своих воспоминаниях отметил: «Относительно 1909 года... наиболее активным в то время работником являлся П.С. Батурин».
Павел стремился к знаниям. Понимал: революции потребуются грамотные, всесторонне образованные люди. Его влекла Москва, точнее Московский университет. Осенью 1909 года он — студент Московского Государственного университета. Радости нет предела. К тому же университетская жизнь бурлила. Студенчество выступало против реакционной профессуры. Мог ли революционно настроенный юноша, пылкий и бескомпромиссный, быть в стороне от событий? Опыт революционной работы, теоретическая подготовка выдвинули его в число заметных руководителей молодежного движения. Он становится пропагандистом университетских социал-демократических кружков. Это не могло пройти незамеченным. И снова в комнате, на этот раз в Москве, замаячила фигура жандарма. Ректор университета сообщал по начальству: «Батурин в январе 1911 года был обыскан и арестован за участие в одной из местных революционных организаций и по распоряжению московского градоначальника временно выслан из Москвы». Министр просвещения исключил студента Павла Батурина из Московского университета. Он был выслан из Москвы сроком на 2 года, ему было запрещено жительство в столицах, столичных губерниях, во всех городах, где имелись высшие учебные заведения.
Вернувшись в 1912 году во Владимир, он вместе с И.Т. Морозовым, членом партии с 1908 года, и другими большевиками, становится членом инициативной группы, задавшейся целью поднять деятельность социал-демократической организации во Владимире.
В то время при организации существовал на особом положении политический «Красный Крест». В обязанности его входило: связь с политзаключенными, оказание им помощи, организация свиданий с ними, переписка с высланными в Сибирь и другие места заключения, организация всяких сборов, платных вечеров, лотерей, налаживание регулярной связи с тюрьмой по переписке, организация передачи книг, письменных принадлежностей и т. д. В течение нескольких лет работу политического «Красного Креста» успешно возглавляла Л.М. Николаева-Белоконская. После нее «ведать этой работой от группы было поручено П.С. Батурину».
При первой же возможности он устанавливает связь с находящимся во Владимирском централе М.В. Фрунзе. Павел Степанович делает все возможное, чтобы облегчить пребывание Арсения в тюрьме. Немедленно стали поступать передачи, была организована доставка книг по списку Михаила Васильевича. Регулярно передаваемые записки вводили его в курс политических событий и социал-демократической работы. Спустя много лет он скажет: «...как дорого было заключенному получать вести с воли от друзей». А вскоре и сам Павел Степанович очутился в тюрьме. В 1913 году, в связи с приездом во Владимир Николая II, Павел Степанович на время пребывания царя был посажен в тюрьму.
Но вот и конец ссылке. Куда теперь? У Павла Степановича нет сомнений: в Москву, в университет продолжать образование. После двухлетнего перерыва — снова в аудиториях университета. Здесь Павел Степанович восстанавливает свои связи с подпольной социал-демократической организацией, товарищами и снова с головой уходит в революционную работу.
Вот что пишет в своих воспоминаниях о знакомстве в 1913 году с Павлом Степановичем А А. Додонова (член Коммунистической партии с 1911 года, умерла в 1968 году в Москве): «Поводом к этому знакомству послужил рассказ студентов Коммерческого института владимирцев о революционной деятельности Арсения (М.В. Фрунзе) в 1905 году в районах Шуи, Иванова, Владимира. Товарищи заявили, что есть один товарищ — студент Московского университета П.С. Батурин, — который систематически и до сих пор переписывается с Арсением — Фрунзе и знает все о нём и его родственниках. Я попросила познакомить меня с П.С. Батуриным. Моё внимание оставил на себе незаурядный факт — систематическая переписка с товарищем в течение девяти лет. Павел Степанович очень детально рассказал мне всё, что знал об Арсении, судебном процессе над ним и его пересылке из одной каторжной тюрьмы в другую, своей переписке с ним, о его семье — матери и сестрах. В лице Павла Степановича я встретила верного товарища, на которого можно положиться, и решила привлечь его к совместной партийной подпольной работе. Павел Степанович охотно согласился, и с тех пор участвовал в выполнении многих партийных заданий, которые в основном я получала от члена МГК партии (о чем узнала позднее) — П.Г. Смидовича. Впоследствии я познакомила Павла Степановича с П.Г. Смидовичем, от которого он получал задания непосредственно. Начали выходить профсоюзные журналы... Руководили этой работой М. Савельев и В. Лосев. Лосев привлек к этой работе меня и П.С. Батурина».
«Во время империалистической войны 1914 года, с появлением тезисов В.И. Ленина о превращении войны империалистической в войну гражданскую, борьба с меньшевиками обострилась, большевистская партия расширила рамки партийной пропагандистской работы, используя для работы все нелегальные и легальные возможности. В проводимой этой работе Павел Степанович принимал активное участие».
В воспоминаниях А.А. Додоновой тоже указывается: «была создана, как мы потом ее называли, группа содействия МК партии. От Московского университета в группу содействия пошел П.С. Батурин».
В основную задачу работы группы содействия входила также рекомендация пропагандистов, размножение и распространение тезисов Ленина о войне.
«Университетская группа, — вспоминает А.А. Додонова, — имела в своем распоряжении стеклограф, хорошо законспирированный где-то под Москвой. При большой оперативности Павла Степановича группа размножала материал в 300 экземпляров в течение 3—4-х дней. На Павла Степановича можно было положиться, он тщательно выверял материал перед и после размножения на стеклографе».
В начале 1916 года Батурин получил письмо от Фрунзе. Привезли его из Читы. Писал Фрунзе. Он находился в Сибири и рвался в Москву. Нужен был надежный паспорт. Недолго думая, Павел Степанович выслал свой. М.В. Фрунзе его получил и под фамилией Батурина выехал из Читы. «Двойники» встретились на квартире Павла Степановича. В то время он имел комнату с отдельным входом, как и положено «солидному» репетитору отпрысков фабрикантов и заводчиков. В комнате Павла Степановича М.В. Фрунзе скрывался до своего отъезда в действующую армию для ведения среди солдат революционной работы. Но и для этого выезда нужен паспорт. Оставаться с батуринским — значит, подвести товарища. Арсений просит Павла Степановича выправить ему паспорт на какое-нибудь другое имя. Он выполнил просьбу. Так М.В. Фрунзе стал М.А. Михайловым. Этот паспорт был надежен, его удалось получить из канцелярии самого градоначальника. Осуществить эту операцию помогла Павлу сестра Лариса, которая в 1916 году приехала учиться на высшие женские курсы. Она так вспоминает об этом:
— Зашел ко мне брат и попросил меня получить по доверенности своего товарища паспорт в канцелярии московского градоначальника на имя Михайлова. Брат объяснил, что товарищ болен, сам пойти за получением паспорта не может. Получив паспорт в канцелярии градоначальника, я передала его брату.
С этим паспортом М.В. Фрунзе и уехал на фронт. Так возник и еще один псевдоним Фрунзе — Михайлов.
В армию после окончания университета в 1916 году был призван и Павел Степанович Батурин. Служил сначала в Орле в пехотных подразделениях, затем направляется в Москву в Алексеевское военное училище и через четыре месяца получает чин прапорщика. В этом звании на Украине и закончилась его служба в царской армии.
Великая Октябрьская социалистическая революция П.С. Батурина застала в армейских погонах. Он стремился в Москву. И как только в декабре 1917 сошел с поезда, без промедления стал разыскивать товарищей по подполью. Широкая эрудиция, опыт революционной работы, умение ладить с людьми выделяли его среди товарищей. Новая власть налаживала мирную жизнь без буржуазии и помещиков. Павел Степанович взялся за организацию подготовки профсоюзных работников.
В апреле 1918 года по приглашению М.В. Фрунзе он уехал в Иваново-Вознесенск. Фрунзе работал там председателем губкома партии и председателем губисполкома.
С Михаилом Фрунзе они еще больше сдружились после Октябрьской революции. По воспоминаниям товарищей, Батурин учил Фрунзе метанию гранат, когда они вместе жили на даче под Иваново-Вознесенском в 1918 году.
По рекомендации Фрунзе оформил членство в партии. Назначен заведующим военным отделом Иваново-Вознесенского губисполкома. Занимался снабжением Красной армии обмундированием, формировал отряды для отправки на фронт. Затем работал управделами губсовнархоза. В январе 1919 года стал его председателем. Лично руководил обследованием фабрик, занимался учетом сырья и топлива. На II съезде губсовнархоза поставил вопрос об освоении торфяных залежей губернии.


П.С. Батурин

Фронт требовал пополнения, обученного и преданного идеалам революции. По призыву В.И. Ленина для отправки на Восточный фронт создаются вооруженные коммунистические отряды. В конце 1918 года такой отряд был сформирован и в Иванове под командованием М.В. Фрунзе. Павел Степанович подал заявление с просьбой отправить и его на фронт. Губком партии отказал, так как и в тылу были нужны хорошие руководители.
Отряды на фронт из текстильного края шли один за другим. И каждый раз пытался с ними уйти и П.С. Батурин, но всегда получал отказ.
В один из вечеров апреля 1919 года в губком пришел Батурин. Он быстро прошел в кабинет секретаря, откуда раздался его требовательный, настойчивый голос: «Я военный человек и сейчас, в решающий для Советской Республики час, мои знания и опыт должны быть использованы на фронте». На этот раз губком его просьбу удовлетворил.
19 апреля 1919 года на фронт выехал еще один отряд ивановских ткачей. В его составе были секретарь губкома партии В.В. Калашников, председатель губсовнархоза И.С. Батурин, член бюро губкома С.И. Балашов, председатель горкома партии В.Н. Наумов, член особой коллегии губчека М.И. Колесанов, член коллегии губпродкома А.А. Андрианов и многие другие.
Ивановцы направлялись в распоряжение М.В. Фрунзе. Сбылось желание Павла Степановича сражаться с врагом. На Восточном фронте Павел Степанович был зачислен сотрудником политотдела РВС Южной группы, а затем назначен инструктором для поручений при командующем Южной группой войск. Он выезжает на передовые позиции, организовывает массово-политическую работу в частях, ускоряет переброску пополнения на фронт. М.В. Фрунзе постоянно интересуется его деятельностью.
В начале августа 1919 года Реввоенсовет Южной группы назначил П.С. Батурина политкомиссаром 25-й дивизии, «как наиболее соответствующего своему назначению».
«Начдиву Чапаеву. Копия Фурманову. Тов. Батурин сегодня выезжает через Саратов. Член РВС Баранов». Д.А. Фурманов пишет о встрече с Павлом Степановичем: «Приехал Батурин. Остановился у Федора. Разговорились по-приятельски, про старое житье-бытье в Москве. Потом перешли на дивизию. Федор стал рассказывать ему про обстановку, в которой остается он работать. Мрачный, неразговорчивый, как будто чем-то опечаленный, Павел Степанович сразу оживился, узнав, в какую своеобразную среду попал».
С нескрываемым волнением пожимал Павел Степанович руку легендарному герою, прибыв в дивизию. Приветливо и просто встретил Чапаев нового комиссара, а при дальнейшей беседе с комиссаром — потеплели глаза начдива, доволен остался Чапаев первым знакомством с комиссаром, а дальнейшая боевая, совместная жизнь укрепила дружбу начдива и комиссара...
13 августа в РВС армии было сообщено: «Сего 13/8 обязанности военкомдива 25 передал тов. Батурину. Фурманов. 13/8 обязанности военкомдива принял от Фурманова. Батурин».
В это время дивизия участвовала в тяжелых наступательных боях на Урале. Чапаевские полки двигались по выжженным степям, испытывая острый недостаток в самом необходимом. Комиссар энергично взялся за преодоление трудностей и за короткий срок успел заслужить доверие и сердечное расположение начдива В.И. Чапаева, любовь и уважение бойцов. Новыми гранями раскрылся организаторский талант Павла Степановича, его богатый опыт партийного работника, военного специалиста.
В сражении под Сахарной комиссар принял первое боевое крещение. Руководя вместе с В.И. Чапаевым на редкость кровопролитным и жестоким боем, комиссар рядом с бойцами отбивал атаки белоказаков. Была убита лошадь под Чапаевым, ранена под Батуриным, но станица, имеющая важное значение, осталась в руках чапаевцев. Весть о героизме и стойкости комиссара облетела полки. Но не только за храбрость в боях уважали Павла. Степановича в дивизии. Его любили за чуткость и заботу о красноармейцах. В самые тяжелые моменты комиссар был с людьми. Командиры и рядовые бойцы чувствовали плечо комиссара. Вместе с начдивом он вселял в них уверенность в победе над врагом.
Ярким примером подлинного мужества, отваги, преданности Родине командира и комиссара был неравный, жестокий бой с врагами в ночь с 4 на 5 сентября 1919 года под Лбищенском, ночь, ставшая последней в жизни комиссара.
Этот бой описал в своей книге Д.А. Фурманов: «Чапаев... собрал вокруг себя человек шестьдесят красноармейцев и сам руководил этой группой... на другой улице военный комиссар тов. Батурин и начальник штаба тов. Новиков собрали другую группу... и держались настолько активно, что даже сами неоднократно бросались в атаки. Одна из атак была особенно удачна: храбрецам удалось отбить у казаков два пулемета и повернуть их против врага... Батурин, уже будучи ранен в живот, сам работал на пулеметах и сдерживал казаков до тех пор, пока они не проникли в тыл».
Василий Иванович Чапаев ни на минуту не забывал о комиссаре. Управляя боем, он спрашивал своего адъютанта Петра Исаева и ординарцев: «Где комиссар?» И добавлял: «Берегите комиссара».
Но силы отряда Батурина иссякли. Раненый, обливаясь кровью, комиссар добрался до одного из домов, где старуха-казачка, запомнившая Павла Степановича по выступлениям на митингах, выдала его. Разъяренные казаки с остервенелыми лицами вытащили Батурина из халупы. Били прикладами, кинжалами, с размаху ударили головой о землю или о косяк двери, так как потом, когда разыскали его труп, он был страшно изуродован. Вся одежда была разодрана — ее рвали руками, резали кинжалами, протыкали штыками, секли шашками. Все тело было страшно обезображено, на подбородке зияла глубокая рана» (Д. А. Фурманов. Лбищенская драма).
В приказе войскам Туркестанского фронта от 4 октября 1919 года М.В. Фрунзе писал: «Пусть не смущает вас известие о смерти доблестного вождя 25-й дивизии товарища Чапаева и ее военного комиссара Батурина — они пали смертью храбрых, до последней капли крови и до последней возможности отстаивая дело родного народа». М.В. Фрунзе любил Павла Степановича за преданность революции, глубокие знания военного дела, личное обаяние. П.С. Батурин неоднократно бывал у Михаила Васильевича. В редкие минуты отдыха они вместе ходили на охоту. Смерть Павла Степановича очень тяжело была воспринята Михаилом Васильевичем. Он говорил в кругу близких: «Я потерял прекрасного друга, а партия — мужественного борца».
Фрунзе пережил друга почти на шесть лет.

Батурина Клавдия Степановна (1900 – 1981) – сестра Павла Степановича Батурина.

Память:
- В Иванове на бывшем здании губсовнархоза, где работал П.С. Батурин, установлена мемориальная доска.
- Во Владимире бережно сохраняется, как памятник революционной истории города дом, где он провел свои детские и юношеские годы.
- Именем героя назван химический комбинат в городе текстильщиков Иванове и улицы во Владимире, Иванове, Уральске, Чапаевске.
- Колхоз на родине Павла Степановича, в который входит село Заполицы Суздальского района, где он родился в 1889 году, и совхоз Чапаевского района Уральской области, где он сражался, также носили имя сына земли Владимирской.
- По решению Владимирского горисполкома протокол N 55 от 24 декабря 1927 г. Воскресенский (Галкин) переулок был переименован в улицу Батурина.
Владимирский Комитет РСДРП (б)
Владимирская энциклопедия

Категория: Владимир | Добавил: Николай (10.07.2022)
Просмотров: 55 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru