Главная
Регистрация
Вход
Вторник
23.04.2019
06:53
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1024]
Суздаль [325]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [66]
Юрьев [154]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [104]
Гусь [115]
Вязники [223]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [85]
Александров [186]
Переславль [97]
Кольчугино [55]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [41]
Селиваново [24]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [35]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 13
Пользователей: 1
Николай

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Площадь Фрунзе и памятник М.В. Фрунзе в городе Владимире

Михаил Васильевич Фрунзе

Родился в городе Пишкек (Бишкек) Семиреченской области Туркестанского края. Из мещан, сын фельдшера, молдаванина Василия Михайловича Фрунзе (1854—1897), служившего в Пишпеке. «Фрунзе» - по-молдавски значит «лист, листок».
Семья была небогатой; для того, чтобы выйти в люди, надо было хорошо учиться, Миша заканчивает с золотой медалью гимназию в поселке Верный (ныне Алма-Ата Впервые познакомился с революционными идеями в кружке самообразования в гимназии..
В 1904 году поступил в Петербургский политехнический институт, вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Как члена партии, Фрунзе сразу же послали в город Иваново-Вознесенск – «для организациипартийной работы на нелегальном положении». В ноябре за свои революционные идеи был впервые арестован.
В Кровавое воскресенье 9 января 1905 года участвовал в манифестации на Дворцовой площади в Петербурге, был ранен в руку. Позже Михаил Васильевич признавал, что именно это событие привело его в «генералы от революции».
В Шуе и Иваново-Вознесенске Фрунзе создает боевые дружины, организует стачки.
В декабре 1905 г. Михаил Васильевич Фрунзе повел часть Шуйской и Иваново-Вознесенской Красной Гвардии и 89-го пехотного полка в Москву - помогать московским товарищам завершать переворот. Всего у Фрунзе набралось 900 (по другим данным, 800 или 1000) человек. По дороге в Москву через Владимирскую губернию к его отряду приставали части из разных запасных полков, и рабочие дружины из разных городов; всего набралась еще 1100 человек... Участие отряда ивановских и шуйских рабочих под руководством М.В. Фрунзе в баррикадных боях Красной Пресни в Москве.
В марте 1906 года в числе делегатов Иваново-Вознесенской организации РСДРП, Фрунзе прибыл в Стокгольм на IV съезд партии. Здесь он впервые встретился с Лениным, Сталиным и Ворошиловым.
Явочная конспиративная квартира Владимирского Окружкома РСДРП находилаь во Владимире на ул. Гороховая, в д. 2. В конце 1906 г. на втором этаже дома, снятом под квартиру большевиком Михаилом Павловичем Андреевым, проходило совещание представителей Владимирской, Ковровской, Гусевской и Иваново-Вознесенской организаций РСДРП с участием М.В. Фрунзе перед выборами во II Государственную думу. М.В. Фрунзе тогда работал в Шуйском уезде Владимирской губернии.
Горячо любили рабочие города Шуи агитатора «Арсения» - большевика Михаила Фрунзе. Он вошел в их рабочую семью, разделяя с ними все невзгоды и радости…
В 1907 избран делегатом V съезда РСДРП, но был арестован. 24 марта 1907 года владимирский губернатор получил от шуйского исправника Лаврова телеграмму: «В Шуе арестован окружной агитатор Арсений. Все фабрики встали, требуют освобождения. Ожидаю столкновений. Необходимо немедленно подкрепление в составе не менее двух рот».
Бурно проходила в апреле 1907 г. всеобщая стачка рабочих фабрик г. Шуи в связи с арестом с.-д. «Арсения» (тов. Фрунзе).
Фрунзе был осуждён на 4 года каторги. 21 февраля 1907 года (уже будучи заключённым) вместе с Павлом Гусевым (казнен в 1915 году во Владимире) пытался около деревни Дмитровки убить полицейского урядника Никиту Перлова. 24 марта арестован в Шуе и привлечён по делу о вооружённом сопротивлении полиции.
«В это время в «Польском» же корпусе, кажется, во второй камере, сидел тов. Фрунзе — сначала один, но потом его на прогулку стали пускать вместе со всеми. Он начал на прогулках читать лекции о профессиональном движении в разных странах. Потом прибыл в тюрьму И.М. Херасков, который тоже читал лекции во время прогулок.
Из соц. демокр. помню Ф.И. Калинина, рабочего, столяра, осужденного по делу «Александровской республики», теперь умершего, бывш. члена Коллегии Нарком. Просвещения. Он и еще другой рабочий из Тулы, арестованный на собрании в Иваново-Вознесенске, Вася Киселев, особенно бросались мне в глаза своей серьезностью и рвением к углубленному изучению марксизма.
Они много читали и часто на прогулке беседовали с Фрунзе или Херасковым об эмпириомонизме и диалектическом материализме. Их пример заражал нас энергией к расширению знаний, и для многих это время было временем учебы, тем более, что книги получать было, сравнительно, легко. Люди приходили и уходили, кто в ссылку, кто в Сибирь, изредка освобождались. Только за время 1 ½ лет, начиная с половины 1907 г., перед моими глазами прошлo не менее 3-х сотен подследственных заключенных. Здесь были и рабочие, и крестьяне, и интеллигенты из всех городов Владимирской губернии. Из них Фрунзе и Гусев, его сопроцесник, были выбраны от Иваново-Вознесенской губернии на Лондонский съезд, но поехать им не пришлось: захватила тюрьма в свои каменные объятья. И тюрьме мы часто вели споры о бойкоте Гос. Думы и о боевых дружинах… Сидя в тюрьме, мы мало надеялись на удачу в суде, а потому пытались неоднократно устроить побеги. Так, в 1907 году была предпринята попытка устроить побег из «Польского Корпуса» тов. Фрунзе и Растопчина. На воле подготовлял побег освободившийся пожилой картузник Кукушкин, любитель выпить и попавший в тюрьму, как содействующий. Он за выпивкой должен был склонить надзирателя к соучастию в побеге. Вести от Кукушкина были хорошие, назначен был вечер побега. Из нашей камеры, находившейся в «Польском Корпусе», окном на фасад и углом к кладбищу. Растопчин пилил не один вечер решетку. Лязг пилки трудно было заглушить разным шумом и песнями, но надзиратель как-бы не обращал внимания. Это увеличивало надежду на то. Что он согласен помочь побегу. Фрунзе сидел через маленькую камеру от нашей, и к нему по водопроводной трубе была устроена передача почты. План побега был такой: когда все будет готово, то разобрать кирпичи около трубы недолго, с тем, чтобы Фрунзе мог пробраться в нашу камеру. Отсюда через окно беглецы должны были спуститься на двор, а надзиратель должен был притвориться спящим. Дальше оставалось забраться по крышам на цейхгауз, а там через забор — к кладбищу. Решетка была надпилена настолько, что можно было рукой отогнуть прут. На кладбище дожидался Кукушкин. Надзиратель в известный час должен был дать знак, что можно начинать, но в последний момент он струсил и ожидаемого знака не дал. Так решетка и осталась надпиленной. Вероятно, это осталось и до настоящего времени, ибо так было сделано аккуратно, что после часто надзиратели проверяли решетки стуком молотка, но никогда этой надпилки не обнаруживали…» (Во Владимирской каторжной тюрьме 1907-11 гг. Скобенников А.И.).
В августе 1908 года, в здании присутственных мест гор. Владимира проходил большой процесс над членами Владимирской окружной организации РСДРП, а в 1909—1910 годах здесь судили пламенного большевика Михаила Васильевича Фрунзе и его товарища по борьбе Павла Дмитриевича Гусева. За покушение на убийство дважды (27.1.1909 и 22-23.9.1910) приговорён к смертной казни.
Фрунзе был узником "Владимирского Централа". В советское время в ходу была шутка – будто самым уважаемым узникам тюрьмы предлагают «посидеть» в камере Фрунзе, с замечательным видом на кладбище… «Очень любил слушать Геворка и Михаил Васильевич Фрунзе и окрестил Момулянца «тюремным соловьем». Так и осталось это ласковое прозвище за Георгием Ивановичем» (Каторжный «Владимирский централ» И.А. Козлов).
«Так, помню, получил я маленькую записку от Фрунзе, «Арсения», когда он вторично был приговорен к смерти. Он, как и всегда, несмотря на всю тяжесть чувства, был бодр и искренен. Он был готов к смерти за дело революции и в то же время правдиво писал, что, хотя понимает всю безнадежность положения, но помимо его воли, где-то в уголке сердца, таится у него надежда на жизнь. Что было написать ему в ответ на записку? Успокаивать и тем самым увеличить его маленькую надежду, казалось обманывать и его и себя. В oтвет я выразил только одну мысль, что если придется встретить ему смерть, то, зная его, я уверен, что он встретит ее с достоинством революционера. Как-то вскоре, на прогулке, один из друзей, товарищ Башлыков, тверской рабочий, показал мне пальцами на шею. Без слов я понял, что это касается смерти Миши Фрунзе. После этой вести, придя в камеру, друзья — сопроцессники глубоким молчанием выразили свои чувства, но я не выдержал, спазмы сжимали горло и слезы невольно покатились из глаз. К счастью, потом оказалось, что это было ложной вестью: Фрунзе М. заменили смертный приговор 6-ю годами каторги и перевели потом в нашу камеру. Как радостно мы встретили его, видя живым».
Дело Фрунзе трижды пересматривалось. Защиту М.В. Фрунзе взял на себя присяжный поверенный А.А. Эрн в 1909 г. Он был хорошо знаком с Александром Порфирьевной, к которой обратился с просьбой найти какой-нибудь путь, чтобы воздействовать на генерал-губернатора Москвы Гершельмана, которым отказывался принять кассационную жалобу. А.П. Губской удалось заинтересовать в деле одну из знакомых дам генерал-губернатора, которая отправилась к нему с кассационной жалобой. Жалобу приняли и переслали в высший военный суд в Петербурге, в результате дело передали на новое расследование. Во время долгого тюремного заключения Александра Порфирьевна поддерживала переписку с Михаилом Васильевичем. В одном из писем М.В. Фрунзе предупреждал, чтобы не предпринимались попытки подачи ходатайства на высочайшее имя о помиловании: он категорически откажется его подписать. Секретарь владимирской группы РСДРП тех лет Ф.А. Благонравов в своих воспоминаниях в 1927 году замечал, что ему было дано поручение запастись цианистым калием на случай, если приговор не будет отменён. Этот яд был передан во время суда над М.В. Фрунзе А.П. Губской.
Под воздействием общественности и благодаря усилиям адвоката, смертная казнь была заменена каторжными работами сроком на шесть лет. Напоследок молодой революционер разразился пламенной речью, сказав, что «никакими судами и тюрьмами не задушить волю трудящихся к освобождению!»
После заключения во Владимирской, Николаевской и Александровской каторжных тюрьмах в марте 1914 г. отправлен на вечное поселение в село Манзурку Иркутской губернии. В домике, где поселился Фрунзе, часто собирались вечерами политические ссыльные. Там обсуждались последние события, сообщения с фронтов. Подолгу простаивали они у карты, слушая Фрунзе, делавшего разборы военных операций.
Оттуда он писал А.П. Губской о своей жизни. В 1915 году в одном из писем он дал понять, что для задуманного побега нужны средства. Ему было выслано 50 рублей.
В августе 1915 года, после ареста за создание организации ссыльных, бежал в Читу, где проживал по паспорту В. Г. Василенко, работал в статистическом отделе переселенческого управления и в редакции еженедельной газеты «Забайкальское обозрение».
В 1916 г. переехал в Москву, а затем в начале апреля с паспортом на имя Михаил Александрович Михайлов и направлением от Всероссийского земского союза — в Белоруссию.
В апреле 1916 года партия направляет Фрунзе на западный фронт для революционной работы среди солдат. С помощью А.А. Эрна Александре Порфирьевне удалось устроить его на работу в Минске статистиком в комитете Западного фронта Всероссийского земского союза под фамилией Михайлов. Под фамилией Михайлов он работает во Всероссийском Земском Союзе (тыловая, преимущественно снабженческая организация) в Минске и создает в 10-й и 3-й армиях подпольные большевистские организации.
4 марта 1917 года приказом гражданского коменданта города Минска Михаил Александрович Михайлов был назначен временным начальником милиции Всероссийского земского союза по охране порядка в городе Минске. Эта дата считается Днём рождения белорусской милиции. В ночь с 4 на 5 марта 1917 года руководимые М. В. Фрунзе (Михайловым) отряды боевых дружин рабочих вместе с солдатами приданных частей минского гарнизона разоружили полицию города, захватили городское полицейское управление, а также архивное и сыскное отделения и взяли под охрану важнейшие государственные учреждения.
Кроме милицейских дел (Начальник минской городской милиции), к лету 1917 года Фрунзе занимал следующие посты: председатель исполкома Совета крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, редактор «Крестьянской газеты», один из редакторов большевистской «Звязды», организатор и член Минского городского комитета РСДРП, член солдатского комитета Западного фронта, член исполкома Минского совета рабочих и солдатских депутатов (председатель — Любимов, И. Е. с 8 (21) июля по август 1917). В Минске Михайлов прослужил до сентября 1917-го, а затем партия перебросила его в город Шую.
С конца августа председатель Шуйского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, председатель уездной земской управы и городской думы; представитель Шуи на Всероссийском демократическом совещании в Петрограде.
Абельман Николай Самуилович - организатор вооруженного отряда, направленного Фрунзе в помощь московским рабочим в октябре 1917.
В дни восстания в Москве в октябре 1917 года Фрунзе участвовал в боях у здания гостиницы «Метрополь».
13 декабря (30 ноября) 1917 г. опубликованы результаты выборов в Учредительное собрание по Владимирскому избирательному округу. От Владимирской губернии в Учредительное Собрание прошли 6 большевиков: (Киселев Алексей Семенович, Ломов-Оппоков Георгий Ипполитович, Жиделев Николай Андреевич, Любимов Исидор Евстигнеевич, Стуков Иннокентий Николаевич, Фрунзе Михаил Васильевич) и 3 эсера (Спиридонова Мария Александровна, Соколов Федор Андреевич и Макеев Николай Васильевич).

6-8 декабря 1917 г. состоялся районный съезд демократических сил - Советов, профсоюзов, фабрично-заводских комитетов, кооперативов, городских и земских самоуправлений. Съезд констатировал, «что вопрос об обособлении Иваново-Кинешемской губернии назрел экономически и не терпит отлагательств» и поручил избранному Иваново-Кинешемскому районному Совету рабочих и солдатских депутатов под председательством Д.А.Фурманова подготовить материалы по образованию новой губернии и организации в ней власти к очередному съезду; делегатам предложили обсудить вопрос на местах. Были образованы комиссариаты труда и промышленности, действовавшие на территории будущей губернии.
На съезде обнаружилось несколько точек зрения на территориальный состав новой губернии: часть депутатов считала, что нужно выделить Иваново-Кинешемский район, другая – «присоединить Кинешемский, Юрьевецкий и часть Нерехтского уезда к Владимирской губернии в существующих ее, границах с центром в г. Иваново-Вознесенске». В резолюции съезда отразилась третья позиция: «не предрешая вопроса об образовании новой губернии, учредить вызываемые самой жизнью комиссариаты труда и промышленности в г. Иваново-Вознесенске с районом деятельности на всю Владимирскую губернию плюс два с половиной уезда Костромской губернии».
Имея принципиальное одобрение центральной властью отделения района от старых губерний, ивановцы ускорили процесс самоопределения. 28-29 января 1918 г. II съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Иваново-Кинешемского района, состоявшийся в Иваново-Вознесенске, определил ядро новой губернии и согласовал название - Иваново-Кинешемская. Съезд объявил себя учредительным, образовал комиссию по организации губернии и избрал губернский исполнительный комитет. В работе комиссии по организации губернии принимали участие представители разных партий и политических течений: П.А. Сакулинский, П.Д. Эклав, И.И. Коротков, А.М. Братенши, С.А. Сиротинский, И.Е. Любимов, Я.А. Осипов, В.А. Соловьев, Н.А. Жиделев, К.Ф. Бовыкин, Ноговицын Ф.М., возглавлял комиссию председатель Иваново-Вознесенского губисполкома М.В. Фрунзе.
Комиссия по организации Иваново-Вознесенской губернии вопрос информации и агитации обсуждала 15 апреля 1918 г. Выступал М.В.Фрунзе: «<…> Хотя основные, желательные границы новой губернии уже выяснены, - говорится в стенограмме заседания, – и все соседние уезды в отношении их присоединения к Иваново-Вознесенской губернии уже рассмотрены всесторонне, вопрос об окончательном установлении границ новой губернии затягивается. Ввиду того, что не все окраины ея еще самоопределились. В целях ускорения самоопределения окраин и в направлении для нас желательном, подсказываемом экономической жизнью края и ея дальнейшим развитием, необходима агитация… Агитации через печать недостаточно. Ее необходимо пополнить живым устным словом – необходимо создать агитационную комиссию. Может быть, мы найдем людей, которые выедут на места колеблющиеся в присоединении к Иваново-Вознесенской губернии. Желательно бы агитацию развить до съезда (21 апреля 1918 г.), чтобы представители с мест явились с определенными решениями <…>».
Вопрос об оформлении новой губернии стал главным на III съезде Советов, проходившем 21-24 апреля 1918 г. Границы губернии обсуждала специальная секция с участием 27 делегатов съезда, главным образом Ковровского и Нерехсткого уездов, еще не определившихся в решениях. Согласия на присоединение не было получено и от Кинешемского и Юрьевецкого уездов. Председатель секции М.В. Фрунзе еще раз объяснил делегатам принцип определения границ губернии – общие территории деятельности комиссариатов труда, промышленности и продовольствия. Эти границы, совпадающие по всем трем комиссариатам, считались бесспорными, остальные должны определяться соглашениями на местах, принимая во внимание естественные (топографические) и хозяйственно-экономические мотивы. Собравшиеся предложили остановиться на двух вопросах: о фиксировании границ и об административных взаимоотношениях с другими губерниями, ликвидации связей с ними и установлении территориального влияния каждого центра до окончательного определения границ. Фиксировать границы М.В. Фрунзе предложил на условиях «предупреждения могущих быть продовольственных затруднений, как для присоединяющихся к Иваново-Вознесенской губернии, так и неприсоединяющихся местностей; принятия во внимание финансовых интересов тех и других, чтобы не поставить в безвыходное положение уезды и губернские центры, от которых отходят места; принятие во внимание возможности обслуживания присоединяющихся мест техническими аппаратами, благодаря отсутствию которых (например, Казенной и Контрольной палат) возможны осложнения».
В середине июня иваново-вознесенская делегация во главе с М.В. Фрунзе выехала в Москву. 20 июня 1918 г. постановлением коллегии при Народном комиссаре по внутренним делам на основании декрета Народных Комиссаров «Об определении границ губернских, уездных и пр.» была утверждена Иваново-Вознесенская губерния с центром в г. Иваново-Вознесенске в составе территорий, определенных III съездом Советов Иваново-Кинешемского района, т.е. основного ядра, в которое вошла общая территория деятельности трех экономических отделов - промышленности, труда и продовольственного (вопрос о вхождении в ту или иную губернию мест несовпадающих предполагалось разрешать путем соглашения между соответствующими центрами).
Состоявшийся 6-8 сентября 1918 г. IV съезд Советов завершил административно-территориальное устройство губернии.
В первой половине 1918 года Фрунзе — председатель Иваново-Вознесенского губкома РКП(б), губисполкома, губсовнархоза и военный комиссар Иваново-Вознесенской губернии. С августа 1918 — военный комиссар Ярославского военного округа.
Накануне праздника Первой годовщины Октября во Владимире (1918 г.) владимирский губернский военный комиссар получил телеграмму от М. В. Фрунзе, военкома Ярославского военного округа. В ней предлагалось местным организациям оказать помощь Комитету по организации октябрьского торжества в Северной армии и прислать к 6-7 ноября подарки с литературой, красной материей и т.д. Из Владимира в ответ на эту просьбу было отправлено 10 ящиков спичек, 20 дюжин туалетного мыла, 20 тысяч папирос, 2 пуда ткани, 25 тысяч почтовых конвертов, 208 пачек почтовой бумаги, 250 пар теплых перчаток.
Павел Степанович Батурин учился во Владимирской мужской гимназии. Во Владимире познакомился с Михаилом Фрунзе в 1907 г., контактировал с ним, даже когда Фрунзе сидел в Централе. В апреле 1918 года демобилизовался и приехал в Иваново-Вознесенск. С Михаилом Фрунзе они еще больше сдружились после Октябрьской революции. По воспоминаниям товарищей, Батурин учил Фрунзе метанию гранат, когда они вместе жили на даче под Иваново-Вознесенском в 1918 году. По рекомендации Фрунзе оформил членство в партии. Назначен заведующим военным отделом Иваново-Вознесенского губисполкома.
В 1918 г. Эрн был арестован как бывший деятель кадетской партии, освобождён по просьбе комиссара Ярославского военного округа М. В. Фрунзе, который рекомендовал его на юридическую работу в военные и гражданские советские структуры. Так бывший кадетский политик стал окружным юрисконсультом Ярославского и Харьковского военных округов, начальником следственного отдела штаба, консультантом Народного комиссариата юстиции УССР. Постановлением «тройки» при полномочном представительстве ОГПУ по Ивановской промышленной области от 19 октября 1930 г. был приговорён к расстрелу, который, с учётом его роли в процессе над Фрунзе, был заменен на 10 лет лишения свободы; предположительное место заключения – город Кемь, концентрационный лагерь.

В декабре 1918 года создалось тяжелое положение на Восточном фронте, Колчак угрожал республике. М. Фрунзе в феврале 1919 года назначется командующим 4-й армией РККА. Через месяц напряженной работы, в условиях жестокой борьбы с врагом, Фрунзе удалось поднять боеспособность армии, укрепить дисциплину, улучшить политическую работу в частях. Армия в марте 1919 года переходит в решительное наступление против уральских белоказаков. В мае—июне — командующий Туркестанской армии. В марте Фрунзе вступает в командование Южной группой Восточного фронта. По разработанному им блестящему плану Красная Армия нанесла белым контрудар из района Бузулука. Колчаковские войска уже больше не могли оправиться от поражения. Они отступили. 9 июня 1919 года была взята Уфа. За успешное выполнение уфимской операции М.В. Фрунзе был награжден орденом Красного Знамени.


Красный командарм Михаил Фрунзе, 1919 год

В марте 19 июля по 15 августа — командующий всего Восточного фронта. С 15 августа 1919 г. по 10 сентября 1920 г. — командующий Туркестанского фронта. Член Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК (октябрь 1919 — июль 1920). Командуя армиями Туркестанского фронта, Фрунзе уничтожает белоказачью армию Белева. Значение этой победы заключается в том, что она была одержана в грозные для страны дни, когда Деникин уже подходил к Курску. Успешные оперции Фрунзе восстановили связь центра с Туркестаном, где лежал почти не тронутым двухгодовой урожай хлопка.
Сторонник «организации» революции в Бухарском эмирате путём вторжения Красной армии. Войска Красной Армии ликвидируют семиреченский белогвардейский фронт и оказывают помощь трудящимся Бухары, восставшим против власти эмира. Руководил штурмом Бухары 30 августа — 2 сентября 1920 г.
С 27 сентября командовал Южным фронтом, организатор изгнания войск генерала П. Н. Врангеля из Северной Таврии и Крыма. Борьбу с врангелевцами вёл совместно с Повстанческой армией Н. И. Махно, с которым в октябре 1920 года подписал соглашение о единстве действий против белых войск и установил хорошие личные отношения. Части Красной Армии под руководством Фрунзе разгромили отборные войска Врангеля в Северной Таврии. Лишь незначительная часть белогвардейских сил смогла укрыться за неприступными укреплениями Перекопа и Чонгара. Войска готовились к их штурму. Дни и ночи проводил Фрунзе в частях, лично проверяя ход подготовки. План разгрома Врангеля поражал исключительной смелостью замысла и точнейшей разработкой всех деталей. Воспользовавшись тем, что северо-западный ветер отогнал часть воды из Сиваша в море, Фрунзе решает нанести основной удар через Сиваш в тыл укреплениям Перекопского вала и одновременно с перекопских укреплений штурмовать чонгарские укрепления. Штурм был блестяще проведен героически сражавшимися частями Красной Армии. Разгром Врангеля является одной из наиболее интересных и сложных маневренных операций, проведенных Фрунзе. После штурма Перекопа послал врангелевским войскам телеграмму, предлагавшую им свободно покинуть Крым в обмен на прекращение сопротивления.


Михаил Фрунзе в начале 1920-х годов.

3 декабря 1920 года назначен уполномоченным Реввоенсовета на Украине и командующим вооружёнными силами Украины и Крыма, одновременно избран членом Политбюро ЦК КП(б)У, с февраля 1922 года — заместитель председателя СНК УССР.
По распоряжению из Москвы руководил разгромом Повстанческой армии Махно (за что в 1924 награждён вторым орденом Красного Знамени) и отряда Ю. О. Тютюнника.
В ноябре 1921 года возглавлял Чрезвычайное посольство в Анкару для установления отношений с Турцией, вёл переговоры с Ататюрком.
С марта 1924 — заместитель председателя Реввоенсовета СССР и наркома по военным и морским делам, с апреля 1924 — одновременно начальник штаба Красной Армии и начальник Военной академии РККА. С января 1925 года председатель Реввоенсовета СССР и нарком по военным и морским делам.
Под руководством Фрунзе проводилась военная реформа 1924—1925 гг. — сокращение численности армии, введение принципа единоначалия, реорганизация военного аппарата и политического управления Красной Армии, сочетание в структуре Вооружённых сил постоянной армии и территориальных-милиционных формирований. Автор ряда военно-теоретических работ.
Военная доктрина, разработанная Фрунзе, строилась на применении марксизма к военной теории и отводила особое место в армии политическим отделам и коммунистическим ячейкам.
Умер 31 октября 1925 года после операции язвы желудка от общего заражения крови (официальное заключение). Похоронен 3 ноября 1925 года на Красной площади в Москве у Кремлёвской стены.
На похоронах Фрунзе выступил Сталин, который сказал:
«… В лице товарища Фрунзе мы потеряли одного из самых чистых, самых честных и самых бесстрашных революционеров нашего времени. Партия потеряла в лице товарища Фрунзе одного из самых верных и самых дисциплинированных своих руководителей. Советская власть потеряла в лице товарища Фрунзе одного из самых смелых и самых разумных строителей нашей страны и нашего государства. Армия потеряла в лице товарища Фрунзе одного из самых любимых и уважаемых руководителей и создателей».
Сразу после смерти Фрунзе по Москве поползли слухи, что он был убит по заказу Троцкого, которого Фрунзе сменил на посту Наркомвоена и противником которого Фрунзе был при жизни.
Существует версия, что его смерть была организована Сталиным, который особенно настаивал на проведении операции. Эта версия отражена Пильняком в его «Повести непогашенной луны», а также в фильмах, поставленных по этим произведениям. Версия об организации убийства описывается в книге Бажанова «Воспоминания бывшего секретаря Сталина».
Сам Фрунзе писал своей жене Софье Алексеевне в Ялту: «Я всё ещё в больнице. В субботу будет новый консилиум. Боюсь, как бы не отказали в операции». Михаил Васильевич пишет жене, что этим решением удовлетворён и надеется, что врачи «раз и навсегда разглядят хорошенько, что там есть и попытаются наметить настоящее лечение».
Примечательна история болезни советского военного наркома Михаила Фрунзе, описанная В. Д. Тополянским в книге «Вожди в законе» с подробным и скрупулезным анализом ситуации. М. В. Фрунзе был оперирован по поводу язвенной болезни желудка. Проблема возникла уже в процессе анестезии, когда больному, плохо засыпавшему после эфирного наркоза, был добавлен хлороформ, что значительно усугубило кардиотоксическое действие обоих анестетиков. Еще в самом начале XX века фармакологи и хирурги знали, что совместное использование эфира и хлороформа резко усиливает не только их наркотическое, но и токсическое действие, поэтому при комбинации данных препаратов их дозы уменьшали. Тем не менее, расход эфира и хлороформа в единицу времени у Фрунзе явно превосходил максимальные пределы, не говоря уже о факте самой комбинации наркотических средств. Как пишет В. Д. Тополянский, смерть при использовании хлороформа наступает вдвое чаще, чем при анестезии эфиром, и «жертвой хлороформного наркоза» нередко становятся «по странной игре судьбы люди во цвете лет и сил». Неблагоприятный исход обусловлен чаще всего неумением или невниманием анестезиолога и, в первую очередь, небрежным обращением с хлороформом, который льют на маску бесконтрольно, как безобидное вещество, так что расход препарата в начале наркоза превышает 1 г/мин. Так и случилось с советским наркомом.

Память

- Фрунзенский район в городе Владимире.
- Улица Фрунзе в городе Владимире.
- Площадь Фрунзе в городе Владимире.


Мемориальная доска:
«УЛИЦА ФРУНЗЕ
названа в 1927 году в память
о профессиональном революционере,
партийном, государственном
военном деятеле
МИХАИЛЕ ВАСИЛЬЕВИЧЕ ФРУНЗЕ
1885 - 1925
Мемориальная доска установлена
2 февраля 1985 года
в день 100-летия со дня рождения М.В. Фрунзе»

В 1925 году по случаю кончины пламенного революционера, соратника Ленина М.В. Фрунзе восточную часть улицы III Интернационала в гор. Владимире назвали его именем. Решение о переименовании вынесено президиумом горсовета 5 декабря 1925 г.
В настоящее время улице возвращено исконное название – Большая Нижегородская.

ПЛОЩАДЬ ФРУНЗЕ в городе Владимире


Фрагмент карты 1899 г.

На месте площади Фрунзе протекала Лыбедь, через которую строителям Московско-Нижегородского шоссе пришлось построить в 1837 г. мост. Мост через р. Лыбедь во Владимире построен из Ковровского белого камня, с гранитными столбами и чугунными перилами. Мост этот стоил 4857 р. 47 коп. Через этот мост проходит в г. Владимире шоссированная улица (Улица Большая), проложенная тоже в 1837 году, и стоившая 3667 руб. (Историко-статистический очерк Московско-Нижегородского шоссе 1845-1869 гг.).
9 ноября 1850 г. градская полиция рапортовала в строительную комиссию, что «находящийся в ведомстве оной 3-й части каменный мост через речку Лыбедь на тракте в г. Юрьев и Суздаль, зависящий устройством от строительной комиссии, оказывается ветхим»; городовому архитектору Щвейкину поручалось составить смету на ремонт. Работы взялся сделать крестьянин с. Боголюбова Прокофий Ерофеев; в ноябре 1851 г. он дал подписку в том, что обязуется в перемощенной им «каменной мостовой на мосту чрез р. Лыбедь в г. Владимире в позднее и осеннее время и именно в минувшем октябре месяце, согласно предъявленной производителем работ инженер-подпоручиком Александровичем смете, могущие образоваться от беспрерывного проезда колеи и ямки заравнивать в течение настоящей осени до зимы, без всякой от казны платы, если откроются слабые места и образуются колеи и ямки». В 1858 г. каменный мост через Лыбедь был перестроен (к 20 августа вместо 1 сентября, по случаю посещения города государем императором); наблюдение за производством работ вел городовой.
С годами Лыбедь обмелела, ее забрали в коллектор.
«Здесь на незначительной территории были сосредоточены почти все, уникальные для небольшого города учреждения и «объекты» (казенное словцо только входило в моду).
Ну начать с того, что по правую руку от домишек тянулся красно-сизый, словно бы от вечной натуги, ликеро-водочный завод. А по левую - стоило подняться в пологую горку - прорезывался из густой листвы деревянный нежилой домик. А между тем, в чудном домике располагалась судебно-медицинская экспертиза. В непосредственной близости от него, параллельно Горьковскому (ныне Нижегородскому) шоссе, пролегала тишайшая дорога. Машины тут появлялись изредка, зато обязательно останавливались у однотипных поставленных по одну сторону желтых домов. Старая черная сталь решеток забирала высокие окна. В палатах отрешенные, по-птичьи взъерошенные обитатели вели страстные разговоры с умным человеком, то есть чаше всего сами с собой. И хаотическое броуновское движение стоптанных шаркающих тапочек покрывало выложенные глаголем коридоры. Оторванные от «всего прогрессивного человечества», от его единого множества людские «молекулы» образовывали свое государство в государстве с туманным для непосвященного устройством, иерархической лестницей, даже не одно - по количеству засевших тут на тронах и вершинных политических креслах «правителей». Однажды, в годы воины, возвращаясь с бомбежки города Горького, успешно ковавшего будущую Победу, немецкий летчик спихнул на крохотное государство единственную завалявшуюся бомбу да угодил на пустырек. Памятливые старожилы утверждали, что на территории миниатюрного государства вплоть до разоблачения в культе собственной личности стоял гранитный Иосиф Виссарионович.
На сумеречной аллее, ведущей к «домам скорби», гуляли больные из расположенного пониже глазного отделения областной больницы. Тугие повязки с большим черным кружком придавали их лицам изрядной и печальной значительности.
На овально-круглом, как бы искусственно насыпанном пригорке, торием к большой дороге высился родильный дом. Взволнованные новоиспеченные папаши в отутюженных костюмах, задирая головы, наперебой вели умильные разговоры с выглядывающими из окошек роженицами. А под пригорочком невинно белел морг. Могучий, как древний дуб, и сам много поживший тополь осенял его своей беспамятной листвой. Морг едва не цеплял углом тротуар с торопящимися поскорее пройти мимо редкими прохожими. Темные окошки отбрасывали сырой землянистый блеск, а широкая дверь, казалось, всегда была назаперти, и никто не знал, кого доставляли в эти холодные, словно заросшие могильным инеем, стены, кроме одного случая, о котором судачил весь город: кличка главаря единственной банды, убитого на ночной Выковке, уже гуляла у всех на слуху.
Позади роддома, в каменных пазухах замшелых, как скалы, домов проживали семьи тюремной обслуги. Дворы выглядели какими-то срезанными, насильственно изогнутыми, и темные тайны витали по их углам.
Почти вплотную к городку казематной обслуги примыкал корпус школы МВД, ковавшей офицерские кадры для лагерей и тюрем страны. Всякий входящий первым делом попадал под чуткие очи Феликса Эдмундовича, выписанного хорошим маслом на полстены вестибюля. Под его доглядом порою, спеша на бравурные звуки марша, проносился пахнущий ваксой, расцвеченный красно-желтыми всполохами погонов курсантский поток.
За милицейской школой вздымалась бледная громадина самой тюрьмы, в недрах которой, по осторожным слухам, томились бессрочные политические узники. Эта гигантская каменная гробница, засосавшая живых людей, подступала к кладбищенской ограде. Охваченные все уносящим огнем кумача, в ворота кладбища наплывали крышки, такие примитивные в сравнении с живой человеческой формой. Невыносимой тоской прожигали воздух жалобные, траурные звуки оркестра, и в постижении муки, дрожа и немо воя, пробуждалась от сладких снов младенчески прозрачная душа.
Кладбище казалось необъятным и могло в свои срок принять любого.
…Теми же днями в уже предназначенных к сносу мещанских домишках навсегда потух свет. Еще раньше, как бы в ожидании тени командарма, был стерт под основание морг. Из чудного домика спешно выехала судебно-медицинская экспертиза, незаметно переместилась за город в новое, шикарное помещение больничка под ничего не значащим номером, и закрылось переполненное старое кладбище (1966 г.). Все остальное продолжало жить, но наглядная цепь незадачливой, драматической человеческой жизни уже была порвана, с выпавшими звеньями исчезли отдельные «пункты назначений», перестали подпитывать друг друга, и вся местность быстро утишалась. Померк мерцавший ночами пал тюрьмой ореол, этот очевидный знак грозовой судьбы» (Зрелов Л.П. Чистая даль: Рассказы о Владимире. 2002.).
На пересечении улиц Фрунзе, Усти-на-Лабе и Вокзальной решено было воздвигнуть памятник выдающемуся деятелю партии М.В. Фрунзе.


Закладка памятника Фрунзе комсомольцами города. 1967 г.

С большим воодушевлением комсомольцы и молодежь города взялись за выполнение этой задачи. На предприятиях, в организациях они работали по «ленинским нарядам» на субботниках и воскресниках, а деньги перечисляли на строительство памятника.



Памятник Фрунзе

Памятник сделан на средства Владимирского комсомола и отлит на Ленинградском комбинате декоративно-прикладного искусства и скульптуры.


Митинг трудящихся на открытии памятника М. Фрунзе, г. Владимир, 12 июля 1974 года.

12 июля 1974 г. памятник Михаилу Васильевичу Фрунзе был открыт. Снять покрывало с монумента предоставили почетным гражданам города, среди которых находились генерал-лейтенант в отставке Н.А. Соколов-Соколенок и П.К. Большевиков, соратник М.В. Фрунзе.


Памятник Михаилу Васильевичу Фрунзе

Пятиметровая бронзовая фигура молодого Михаила Фрунзе в рост установлена на постаменте из крупных гранитных блоков розово-серого цвета. Высота постамента — 4 метра. Памятник является композиционным центром площади и организует ее архитектурное убранство. С трех сторон к памятнику ведут лестницы, ступени которых оформлены гранитными плитами светло-серого цвета, а на площадках между маршами установлены блоки красного гранита с рельефами, изображающими эпизоды из революционной и боевой деятельности М.В. Фрунзе.
Авторами памятника являются скульпторы Б.Д. Яковлев и Ю.А. Вашкевич, архитектор В.А. Сохин.
Вот так во Владимире был увековечен герой большевистской революции и гражданской войны. Хотя революционная, в том числе террористическая активность молодого Михаила Фрунзе связана больше с Иваново-Вознесенском, Шуей и Москвой, где, в отличие о Владимира, были большие скопления рабочих – основной силы революции по марксистской теории. Так что фигура революционера обращена на восток, в сторону знаменитой тюрьмы, где он сидел после ареста в 1907 г. Суд над Фрунзе проходил тоже во Владимире.
«На расчищенной от старых домишек площади встала, наконец, в преувеличенной стати гранитная махина «легендарного командарма», задумчиво и устало взирающего на подправленное дело рук человеческих. В новой яви он слегка припозднился: исподволь менялись времена, сам воздух, и тонкий хруст ломких весенних льдинок разносился неровным, переменчивым ветром. Порою могло еще как завьюжить, пронзить насквозь ледяной иглой...
Как раз в один из таких дней наш мысленный путешественник следовал на пару с одном особой мимо памятника «товарищу Арсению». Красный глаз светофора остановил троллейбус, и особа, глядя в мутное окошко, с восхитительной беспечностью гражданки, не ставящей никакую политику и в грош, воскликнула: «Вот, может быть, единственный памятник убийцам!» Слышавшие ее пассажиры съежились, и мало кто, наверное, понял, что в убийцы был записан не «легендарный командарм», а группа с барельефа в подножии памятника, палящая в безоружных пролетариев. Этот фрагмент «преступлений царизма», определенно, призван был объяснить героический выбор будущего командарма, да так кричаще, бесцеремонно опрокидывал все представления о прекрасном, что в особе восстало оскорбленное эстетическое чувство» (Зрелов Л.П. Чистая даль: Рассказы о Владимире. 2002.).


Площадь Фрунзе. Слева Молодежный сквер, справа памятник Фрунзе.


Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Владимирская губерния.
Памятники, скульптуры, мемориалы города Владимира

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (09.02.2019)
Просмотров: 82 | Теги: Владимир, люди | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика