Главная
Регистрация
Вход
Пятница
21.07.2017
05:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 313

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [578]
Суздаль [225]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [168]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [44]
Юрьев [92]
Судогда [26]
Москва [41]
Покров [47]
Гусь [44]
Вязники [113]
Камешково [43]
Ковров [126]
Гороховец [26]
Александров [86]
Переславль [79]
Кольчугино [20]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [22]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Молодежные движения во Владимирской губернии 1905-1919 гг.

Молодежные движения во Владимирской губернии 1905-1919 гг.

Учебные заведения в губернском городе Владимире

Шифрованная телеграмма Муромского исправника — Лучкина, присланная 1 марта 1905 г. на имя Владимирского губернатора, гласила: «нынче обнаружилось волнение между учениками реального училища, собираются предъявить петицию о желательных нововведениях и об увольнении четырех учителей: после классных занятий гуляли группами».
Губернатор ответил: «Ваше дело предупредить родителей, действуйте совместно с директором, избегайте насилий».
На дальнейших рапортов исправника картина волнений реалистов рисуется в следующем виде и последовательности:
1-го марта ученики на одной из перемен уроков собирались по группам и горячо обсуждали проект петиции, составленный для представления начальству.
В проекте выражались следующие желания учеников:
1. Увольнение четырех учителей. 2. Полная неприкосновенность избранных депутатов. 3. Возвращение в училище уволенных за пьянство двух учеников. 4. Вежливое обращение с учениками. 5. Присутствие родных на педагогических советах. 6. Надзор за учащимися лишь в стенах училища. 7. Надзор за религиозными обязанностями учеников подлежит всецело церкви, а не преподавателю закона божия. 8. Училищный зал предоставляется для нужд учеников. 9. Дежурные не отвечают за беспорядки в классе. 10. Внимательное отношение к жалобам учеников.
Администрация училища пробовала успокоить учеников, но тщетно. На следующий день ученики, собравшись в училище, отказались от занятий и подали директору петицию, сводившуюся в основном к следующему:
1. Допущение в совет с правом голоса представителей от семей. 2. Ограничение власти начальства стенами училища: внешкольная жизнь находится в ведении родных. 3. Выразить порицание учителям (названы фамилии). 4. Частный контроль над преподавателями. 5. Посещение общественных собраний и учреждений. 6. Неприкосновенность личности депутатов учеников. 7. Отмена жандармских обязанностей, возложенных на дежурных, и сыска во всем его объеме с его задабриваниями, запугиваниями, вскрытием корреспонденции. 8. Отмена усмотрения и замена его более легальными мерами (Здесь шла речь об ограничении особыми положениями безобразного самоуправства педагогов, которое они проявляли по отношению к учащимся в различных отраслях школьной жизни, а также и внешкольной, пользуясь предоставленным им законом «их усмотрения».). 9. Добросовестная оценка знаний, толковое объяснение задаваемых уроков и вежливое отношение к ученикам всех классов. 10. Свободный доступ ученикам в залу реального училища. 11. Отмена обязательного хождения в церковь. 12. Возможность получать книги из фундаментальной библиотеки 4, 5, 6, 7 классам. 13. Внимательное отношение к просьбам и жалобам учеников. 14. Отмена увольнения за невзнос платы при наличности капитала в Обществе Вспом. бедн. учен. реального училища.
Одновременно с петицией ученики распространили довольно-таки наивное, но интересное воззвание к ученикам и родителям.
Первое гласило:
Товарищи! В единении сила.
Сегодня, 2-го марта, была оскорблена ваша порядочность и идея товарищества: до сих пор мы были убеждены, что в нашей среде есть только порядочные люди, но сильно в этом разочаровались: среди пшеницы оказались мерзкие плевелы, жалкие намеки на человека и человеческое достоинство. Подернутые легким слоем либерализма, эти ученики до сих пор считались людьми, а дошло дело до защиты своих прав, они оказались подлецами. „Нам хорошо, а до вас нам нет дела — черт с вами". Таковы убеждения жалких выскочек, — это очень веский аргумент, чтобы успокоить их мозолистую, миниатюрную совесть и заглушить в их заячьих душонках хорошие побуждения, если только они раньше были. К тому же, как рьяные почитатели «умеренности и аккуратности» Молчалива, они понимают, что держать руку начальства в такой серьезный момент — это удобный случай перед ним выслужиться, а это тоже не лишнее: и отметки будут прибавлять и аттестат хороший дадут. «Не все-ли равно, кому подать петицию — самим или родителям», наивно говорят они, желая этим показать ученическую незрелость, незрелость умственную, большинство же к ним присоединили другие эпитеты «сброд, подлецы, мерзавцы» и проч., „вор", официальное название, брошенное в актовой зале депутатами большинству этой трусливой своре в присутствии начальства в лице одного из этих либералов. Но мерзавцу плюй в глаза, а он все будет говорить „божья роса" и выражения общего презрения им недостаточно; поэтому мы призываем всех учеников прибегнуть к более активным мерам воздействия на эту дрянь. Надеемся, что все эти сторонники застоя, прислужливости и угодливости, встретят к себе должное отношение со стороны всех учащихся, студентов и остального общества и имена (перечислены фамилии) сделаются синонимами Молчалинских добродетелей, эгоистического расчета и отсталости».
В воззвании к родителям ученики просили своих отцов и матерей «энергично поддержать требования петиции, если они (родители) действительно любят и желают добра своим детям, задыхающимся от ненормального современного школьного режима; если любовь это только показная и неискренняя, то родители согласятся с идиллическими перспективами школьной жизни, которые будут рекомендовали педагогами. Ответом на такой образ действий будет общее прекращение занятий и массовое увольнение учеников и нравственная ответственность за это падает на родителей, которые могли, но не захотели вступиться за своих детей».
3-го марта состоялось собрание родителей, созванное по инициативе директора Р. У. На это собрание прибыло до 60 человек. На нем по пунктам обсуждалась петиция учеников. Все пункты были приняты единогласно, лишь пункт о порицании учителям был отвергнут 47 голосами против 18. Относительно же пунктов, не подлежащих компетенции Педагогического Совета, было решено войти с ходатайством об их удовлетворении перед высшим начальством. Все это родителями было сделано, как сообщал в своем рапорте от 4 марта исправник Лучкин, для полного успокоения учащихся. Недовольные отклонением 3-го пункта петиции о порицании учителям учащиеся занятии не возобновляли, расхаживая вечерами по городу группами и, как сообщала полиция, имели при себе оружие в виде кинжалов, ножей, револьверов, гирь и камней, — однако до беспорядков и столкновении дело не дошло. 4-го же марта, следуя примеру реалистов, ученицы Муромской гимназии подали петицию начальству, почти, тождественную с петицией реалистов.
Наконец, от попечителя учебного округа пришло распоряжение о том, что всех учеников, не явившихся 7 марта на занятия, считать уволенными. К этому распоряжению полиция присовокупила действия своих агентов, которые разносили по городу слухи о том, что рабочие недовольны волнениями учеников и хотят учинить над ними расправу. Учащиеся были ошеломлены, больше, конечно, их родители. 6 марта (воскресенье) ни одного учащегося нельзя было встретить на улицах, а 7-го марта восстановились занятия.

Вслед за волнениями учащейся молодежи г. Мурома в 1905 г. последовали волнения в г. Шуе — в Шуйской мужской гимназии (4 марта). 12 марта 1905 г. были прерваны занятия в учительской семинарии г. Киржача. 22-го марта произошли беспорядки в Суздальском городском трехклассном училище. За исключением волнений в городе Шуе, где причины волнения неизвестны, почти всюду эти причины были одинаковы, — учащиеся требовали улучшения быта (Киржач) или реформы школы (Суздаль).
В марте месяце 1905 г. произошли волнения во Владимирской духовной семинарии, где учащимися была выработана для представления начальству обширная петиция. См. Волнения во Владимирской духовной семинарии.

В день получения известий о казни лейтенанта Шмидта (8-го марта 1906 г.) Владимирские семинаристы решили устроить демонстрацию протеста. Двинулись по Большой улице с флагами, на которых значилось: «Да здравствует свобода» и «Долой смертную казнь». Полиция разогнала демонстрантов, подвергнув нескольких участников избиению и арестовав 5 человек.
В среде гимназистов 1905-06 гг. в г. Владимире
В г. Муроме 1-го мая 1906 г. реалисты и гимназисты в общественном саду, в ознаменование пролетарского праздника, устроили демонстрацию. Там тоже «унимала» полиция, в результате несколько человек демонстрантов оказались тяжело ранеными.
Вскоре после этих печальных демонстраций молодежь отошла и от этой формы борьбы (демонстрации) и перешла к конспиративной партийной работе.
Среди молодежи, преимущественно учащейся, начали возникать многочисленные кружки с определенной политической платформой. Некоторые на них завязали связь с комитетами революционно-политических партий и под их руководством повели партийную работу.
Молодежь была загнана в «подполье», но революционная мысль не переставала работать, и полиции пришлось продолжать борьбу с начавшими оперяться красными птенцами.
Начались обыски и аресты, отборы литературы, жандармские придирки, высылки и исключения из школ.
Вследствие этого в 1907—1908 гг. во Владимирской губернии в массах молодежи наблюдается тишина, — центр семинарского движения, где созываются дальнейшие съезды семинаров, перекидывается в г. Москву и Финляндию.
Во Владимирской губернии в среде молодежи наступает тишина. Эта тишина продолжается до 1917 года, прерывающаяся отдельными выступлениями.
Но это было только наружно,— внутренне-же работа кипела. Работа эта была кружковая, подпольных революционных кружков молодежи, которыми в большинстве руководили С. Р. и другие правые партии. В числе руководителей, безусловно, было немало и с-д.
Что-же это была за работа, что-же это были за кружки?..
В кружках революционной молодежи шла работа чисто политико-просветительного, воспитательного характера. Десяток, побольше, молодежи собиралось по квартирам соучастников, к ним приходил представитель от партии, взявшей кружок под свое руководство, и начинались лекции и рефераты по политэкономии, сочинениям Маркса и т д. Надо отметить, что участники кружка очень часто не знали личности товарища-руководителя их занятий, звали только его партийную кличку, напр. «Анна Алексеевна», а кто она и откуда участники кружков не звали, расспрашивать же об этом товарища как то не решались. Были среди руководителей и всем знакомые товарищи, вышедшие из среды самих учащихся. Таковы Анатолий Соколов и Павлуша Батурин, ученики Владимирской гимназии. Надо отметить, что эти два товарища отличались большими политическими знаниями. Они не только разбирались в таких трудных сочинениях, как «Капитал» Маркса, но, как говорят, знали много мест из этих сочинении наизусть. Анатолий, Соколов даже в с-д. Владимирской организации числился прекрасным теоретиком и состоя в ней, вел работу, как пропагандист организации. Вообще эти два товарища отличались необыкновенной памятью. Они вели самостоятельную работу по руководству кружковыми занятиями, как в среде учащихся, так равно и в рабочей среде.
Занятия кружков революционной молодежи были очень сухими; читались, например, главы из «Капитала», раздавались участникам темы для рефератов, и так собрание от собрания. И только строгая дисциплина удерживала молодежь в этих кружках, заставляя выполнять все задания.
Интересно отметить, что к наиболее требовательным руководителям-лекторам кружков молодежь приклеивала клички. Так например, «Анну Алексеевну» окрестили почему-то «синий чулок». Это явление, можно предполагать, перенеслось в кружок из школы.
Кроме занятий в самих кружках, члены кружков посещали массовки, устраиваемые где-либо за городом и в тоже время служили связующим звеном той или иной партии со школой и учащимися.
Такую картину мы наблюдаем вплоть до 1914 г. когда всякая работа, в связи с открывшейся войной, приостановилась, когда революционное движение молодежи заглохло, умерло, вспыхнув могучим пламенем лишь после февральской революции.

Необходимо отметить те самоубийства, которые наблюдались в 1912 году, когда царский произвол и черная реакция дошли до максимума напряжения.
Ослабевая часто в борьбе, учащаяся молодежь приходила к выводам, что жить «не интересно», что жить на земле тесно и душно, что дальше только тьма а тьма без конца.
И вот, в 1912 году особенно часто, начинают наблюдаться самоубийства в среде молодежи,— стреляются, вешаются, угорают и топятся не из-за личных потерь или неудач, а из-за тяжести чисто окружающей обстановки.
И что же мы видим? Мы видим, что общество «соболезнует», но молчит. Никакой попытки к защите молодого поколения, никакого живого участия. Это характеризирует обособленность молодежи в борьбе за лучшее завтра, за свою свободу, это доказывает, что шедшие к молодежи правые партии разваливаясь покидали молодежь в дни тягостей, усиливая этим царящий произвол.
Приводим здесь полностью статью из газеты «Старый Владимирец», которая очень ярко рисует перед нами картину положения «отцов и детей».
«На днях окончил жизнь самоубийством бывший гимназист И. Федоровский, а в № 188 «Ст. Владимирца» появилась по этому поводу заметка, в которой между прочим говорится: «чуткий и вдумчивый, он не мог мириться с шипами нашей действительности...
Мучительно жаль этой молодой жизни и как то невольно хочется спросить, отчего никто во время ее уврачевал больную душу» и т.п.
А мне мучительно хочется сказать автору: напрасно вы говорите подобные слова. Да, бесконечно жаль молодой, быть может, богатой жизни, бесконечно жаль близких покойному людей, но не в чуткости души умершего дело в не об уврачеваниях больной души идет вопрос.
Время теперь тяжелое, «шипы» нашей действительности остры, но это явление общее; мы можем и должны стараться, чтоб шипы эти притупились, но по адресу остающейся молодежи мы должны говорить иные слова. Мы должны всюду внушать им иное отношение к вопросу. Мы хотели бы сказать им трезвое слово правды. Мы сказали бы им так: тьма окружающей нас жизни велика, «шипы» действительности остры, но разве вы одни страдаете от всего этого? Вы, молодежь, полна сил, перед вами вся будущность; вы еще можете видеть рассвет, а вот мы, старшие поколения, уже потеряли часть ваших сил, нам меньше надежд на лучшее будущее, отчего же мы не говорим о наших страданиях, отчего мы не боимся «шипов» и не требуем уврачевания?
Мы скорбим о бесплодно погибших жизнях, но к остающимся молодым силам мы обязаны обратить более резкое слово: берегите ваши силы, увеличивайте их, а не раскисайте, не вырабатывайте в себе той жалкой тряпичности, которая утешается сожалением окружающих о вас. Нет в аптеках лекарств для уврачевания вас, да и не нужно этих лекарств. Они в вас, в ваших молодых силах, они в вашей гордости, в вашей вере в жизнь. Плох и жалок тот, кто в самом начале пути боязливо отходит в сторону: тяжело идти, ноги промочишь. Это не болезнь, это нравственное бессилие. И к сожалению, проявления этого бессилия, этой жалкой трусости участились за последние годы. Что-же это означает? Неужели каждого из представителей молодежи надо постоянно «врачевать» нравственными тинктурами да примочками? Что за собачья старость, при которой в 15—20 лет молодое существо складывает бессильно руки и говорит: не могу, я слишком отзывчив на окружающие меня печали; я уйду от жизни!
Нет, мы не верим этому; мы не допускаем мысли, чтобы нация, пережившая за тысячу лет своего существования такие тягости, такие ужасы, каких, быть может, ни один другой народ не переживал, дала-бы в начале 20-го века молодое поколение настолько жалкое, бессильное, дряблое, что приходилось-бы махнуть рукой на будущее России. Этого быть не может. Мы, русские еще и не жили настоящим образом; мы целиком в будущем и должны верить, что следующее за нами — стариками, поколение лучше, чем мы сумеет прокладывать путь к свету.
Явление участившихся самоубийств,— явление преходящее. Мы, старики, виноваты в этом явлении, но виноваты не тем, что не умеем «врачевать больных душ», а в том, что мы только и знаем, что охаем и ахаем над печально-склоненными головами молодежи: «ах, ты мой бедный, у тебя такая впечатлительная натура. Ах, дружок, тяжело тебе жить, гляди, как темно кругом»... Мы сами поддерживаем эту дряблость, эту жалкую тряпичность. Мы точно радуемся тому, что тьма все сгущается вокруг нас. «Чем хуже, тем лучше», вот подлый термин, который принят за последнее время и который нас поддерживает.
Отцы и матери, внушайте детям не то, что они больны «чутки», что они не могут переносить тягости жизни, а то, что они наша надежда, что в них будущность России, что они должны выращивать в себе силы, энергию, бодрость.
Бесконечно жаль погибших, но остающиеся должны отряхнуть в себе апатию, робость, должны идти вперед в жизнь, которая есть по существу счастье и радость.
Старый.

И что же?.. Помогли эти яркие призывы?.. Наверное очень мало,— произвол был сильнее и даже, вероятно, пострадал и автор этой статьи и сама газета, потому что этот номер с отметкой карандашей приведенной здесь статьи оказался в архивах Губернского Жандармского Управления.

Первой ласточкой, зародышем юношеского движения в Ковровском уезде, следует считать литературный кружок, молодых пролетариев. Этот кружок в 5-6 чел. возник в 1916 году.

В пропагандистском кружке при комитете РСДРП (большевиков) Гуся Хрустального, в котором было большинство молодежи,— блеснула мысль создать союз молодежи. Эта мысль заседанием была поддержана, подхвачена и быстро претворена в жизнь.
На этом-же заседании, не представляя сначала ни целей, ни задач будущего союза молодежи и лишь желая только иметь вообще союз молодежи, выделяется инициативная группа по созданию союза молодежи г. Гуся Хрустального; это было 19 июля 1917 г. см. Гусевская Молодежная организация .
Вслед за Гусевской и Меленковской возникли Ковровская и Владимирская организации.

Одновременно с обнаружившимся движением молодежи в г. Владимире, так же совершенно независимо от Гусевской организации, возникает Вязниковская организация.

20—25 (точной даты не сохранилось) января 1918 г. в Гусе Хрустальном прошел первый в стране районный съезд организаций молодежи (или І-й Губсъезд).

Почти одновременно с созывом І-го Губсъезда возникает в губернии еще одна крупная организация молодежи — Кольчугинская (см. Социалистический кружок рабочей молодежи III-го Интернационала в г. Кольчугине).
После созыва І-го Губернского съезда и возникновения организации в Кольчугине, в Гусевской организации, благодаря некоторым обстоятельствам, работа начинает хромать и распадаться.
В апреле месяце 1918 г. в г. Гусе-Хрустальном прошел ІІ-й Губернский съезд организаций молодежи.

Первый в губернии журнал молодежи «Вестник Интернационала» вышел 1 мая 1918 г.
2 и 3 июня 1918 г. прошел III-й Губернский съезд союзов молодежи в г. Владимире.

В июне месяце 1918 года молодыми партийными работниками г. Судогды устраивается организационное собрание молодежи, на котором организуется Судогодский «Союз Молодежи III-й Интернационал».

2 декабря 1918 года на Гусю-Хрустальном состоялся подрайонный съезд.
29 окт. 1918 г. в Москве открылся 1-й Всероссийский съезд организаций рабоче-крестьянской молодежи.
После 1-го Всероссийского съезда начинается полное оформление по пути организационного единства организаций. Присутствовавшие представители от организаций Влад. губернии на Всероссийском Съезде, где были приняты единый устав и программа для организаций молодежи России, где организации приняли и одно название — Российского Коммунистического Союза Молодежи, приехав на места начали производить коренную ломку своих организаций, подводя их под общее знамя Всероссийского движения молодежи.
Прежде всего началось переименование, а вместе с ним и знакомство с новыми задачами и целями движения.

Александровская ж. д молодежь 15—18 декабря 1918 г. организует организацию Р.К.С.М. при ж. д. мастерских, которая, развивая деятельность, пытается организовать Союз Молодежи и в самом городе Александрове.

1-й Владимирский уездный съезд открылся 12 декабря 1918 года в час дня в помещении «народного собрания».
IV-й Губернский съезд организаций рабоче-крестьянской молодежи открывается 15-го декабря 1918 г. в помещении «народного собрания» (концертный зал).
На следующий день по окончании Губсъезда Р.К.С.М. (17 декабря) заседал новый состав Губкома в присутствии члена ЦКРКСМ Ефима Цейтлина.

День молодежи 1-го января 1919 г.

От проведении дня молодежи Губком ожидал многое,— день должен был, кроме выявления деятельности организации, ее сплочения — дать некоторые средства Губкому, но последнее, благодаря последующим событиям в Губкоме, прошло мимо его,— Губком не смог учесть результатов дня: в городе-же Владимире многое из предполагаемого не удалось. Не удались, например, отчисления с профсоюзов и с сотрудников Губотделов. Отношение Губисполкома Губкому на этот счет говорило: «Президиум Губисполкома уведомляет Союз Молодежи, что Губисполком в заседании своем 27 декабря, рассмотрев ходатайство Союза Молодежи за № 131 об однодневном отчислении в фонд комитета из заработка всех служащих советских учреждении в день 1-го января 1919 г., постановил: произвести для развития работ Союза Коммунистической Молодежи в день 1 января отчисление полдневного заработка из содержания членов Губисполкома, признав невозможным предписать однородное обязательное отчисление всем служащим советских учреждений.
Об этом постановлении Президиум Губисполкома ставит Союз Молодежи в известность».
Замест. председателя Жиряков.
Подобное явление произошло и с отчислением с профсоюзов.
Был ли проведен сбор с кинотеатров — неизвестно,— об этом документов в архиве не имеется. Известно только, что был устроен в Гарнизонном клубе «митинг-концерт», в котором участвовал весь Губком в качестве ответственных распорядителей, и товарищи из городской (Владимирской) организации: Шостак, Лалогин, Львов, А. Никитин, Лепилов, Чекина, Бирюков, Воронова, Гусев, Гудинов и Свердлов, которые исполняли обязанности контролеров, кассиров в кассе по продаже билетов и в буфете.
Кто выступал на митинге — неизвестно.
По отчетам с мест видно, что день на местах прошел с подъемом, дав хорошие результаты в смысле вовлечения молодежи в Р.К.С.М. и создания новых организаций союза - такое положение мы наблюдаем, например, в г. Переславле (см. Переславская молодежная организация).
19 января 1919 г. открвается губернский съезд председателей уездных и городских комитетов Р.К.С.М.
20 января состоялся 2-й пленум Губкома Р.К.С.М. На пленуме присутствовали: Безыменский, Фокин, Найман, Кулаков и Романова.
Как видно из хода заседания Губсъезда председателей к-ов и пленума Губкома, «узкий» Губком не мог справляться с той работой, которую на него возложил съезд и пленум. Он, как видно из материалов, не делал даже соответствующей подготовки к заседаниям пленумов и совещаний. Причин такого ведения дел выявить трудно — по всей вероятности причиной послужил страшный наплыв работы, которого Губком не смог разрешить и запутался в той кипе материалов, которые летели из организаций. Главной же виной такого положения дел, безусловно, надо признать ту первичную неорганизованность, какая царила во времена работы 1-го Губ. К-та. Больше же всего подрывало работу финансовое состояние и Губкома, и организации, нужны были деньги, а их не было. Надо заметить, что в то время организации почти не субсидировались, а если это было, то в таком количестве, что надо было только смотреть на деньги, а не тратить их. Губ. Отдел Нар. Просвещения отпускал Губкомолу 4000 руб. и около 2-х — Губернский комитет партии. На выдачу жалованья членам и сотруднику (одному) требовалось около 3000 руб., оставалось от субсидии на все расходы, вместе со снабжением мест 3000, чего, конечно, не хватало. Губкомовцы, экономя субсидию, даже лишили себя жалованья и, некоторые, не Владимирцы конечно, вынуждены были голодать. Такое положение Губкома давало сильно себя чувствовать и скоро перешло предел терпимости.
Узкий состав Губкома, как-то сразу, по тем или иным причинам не мог работать,— Фокин ушел из Губкома самовольно, Осин и Безыменский были мобилизованы, Найман уехал на Запад, Кудрявцев совмещал работу Губкома с работой в Укоме и работать один не мог. Пришлось принимать экстренные меры к исправлению создавшегося положения, надо было конструировать новый Губком. Но не глядя на такое положение дел в Губкоме, инициатива молодежи, вызванная революционным толчком и спадами молодежи, в деле организации своих кружков и союзов не ослабевала.
В момент, когда, казалось, что движение молодежи Влад. губ. «на волоске от смерти», создаются две крупные организации,— в Муроме (Муромская организация Р.К.С.М.) и Юрьеве (Союз Молодежи в г. Юрьеве).
После распада Губкома Р.К.С.М. (узкого состава его) необходимо было конструировать новый. Финансов для созыва съезда не было, да не было для этого и времени. Исходя из этого, «распадавшийся» Губком решил созвать экстренный пленум Губкома, каковой и состоялся 9-го февраля 1919 года. К участию в работах пленума был привлечен Уездно-городской (Владимирский) Комитет, на что дал согласие и пленум Губкома.

Работа II-го Губернского Комитета

На заседании от 17 февраля были распределены обязанности, при чем губернская организация (Губком, Уком, Горком) была разделена на две части — Губернскую и Уездно-городскую. Постановили в обеих частях ввести: по одному заведывающему, по одному секретарю, по одному делопроизводителю, по одному казначею. Завед. Губернским отделом назначить Куликова, секретарем — Бирюкова, казначеем — Щедрина, делопроизводителем — Кантер, членами отдела — Безыменского, Полякова и Кудрявцева. Завед. Уездным отделом назначить Свережева, секретарем — Филиппюк, казначеем — Гудинова, делопроизводителя — оставитъ до приискания. Членами уездного отдела назначить — Муцулевич, Гусева и Завадского.
Кольцо белогвардейской блокады сжималось и вот-вот готово было задушитъ молодую Рабоче-Крестьянскую Республику. Примеры организаций и опасность на фронтах,— вывели Губком из тупика и он с этого момента становится действительным вождем молодежи Влад губернии. Судя по материалам Губкома, в этот промежуток времени вводил выдержанность и серьезность в работу Губкома Безыменский, один из старейших организаторов юношеского движения молодежи во Влад. губ., которого по существу надо-бы назвать вождем молодежи Владимирской губернии.
Организация на местах продолжали вести самую плодотворную работу, отправляя добровольцев, укрепляя организации и созывая уездные съезды. Первыми по созданию (после Владимирцев) уездного объединения зашевелились Вязниковцы и Судогодцы, которые через неделю после выбора 2-го Губернского комитета созывают 1-й Вязниковский и 1-й Судогодский уездные съезды организации Р.К.С.М. и культ-просв. Кружков. Это было 15 февраля 1919 года.
Смерть Карла Либкнехта и Розы Люксембург всколыхнула почти все организации молодежи губернии, заставив их потрясти свои молодые кулаки по адресу палачей германской революции. Вскоре эти проклятья молодежь посылала уже не резолюциями, а отрядами своих членов, которые, отправляясь на фронт, должны были и отомстить за смерть своих вождей.

Одновременно с 1-м Кольчугинским районным съездом в апреле 1919 г. в губернии возникает еще одна организация,— Суздальская Организация Молодежи.
Незадолго до ІІ-го губсъезда организуется Союз Молодежи в г. Покрове.
Нужда в созыве ІІ-го Губернского съезда ощущалась давно. С одной стороны — это обусловливалось положением узкого состава Губкома, который вскоре после І-го Губсъезда переменился, за исключением Безыменского, целиком, иначе был переизбран. С другой стороны — созыв съезда обусловливался положением организации на местах, члены которых, почти, поголовно отправились на фронт и они влачили после этого жалкое существование. Однако, съезд отсрачивался и отсрачивался и был созван лишь 16-го июня 1919 года.
Отсрочка съезда, безусловно, происходила из-за недостатка у Губкома средств, которые впоследствии ему авансировал Губком Р.К.П., после чего и появилось в местной газете «Известия» ГИК объявление о созыве Губсъезда молодежи.
На съезд были приглашены представители только городских и фабрично-заводских организаций,— представители от деревенских организаций отсутствовали, а самый съезд был назван «Губсъездом представителей городских и фабрично-заводских организаций».
На съезд прибыло 69 человек, из которых коммунистов (членов партии) оказалось 23 человека, сочувствующих коммунистов — 39 чел. и беспартийных - 7 чел.
«Владимир — город богомольный. Что ни шаг — то церковь, часовня, святые ворота и пр. пр. Комсомольских делегатов 2-го Губсъезда РКСМ, приехавших во Владимир — Губком сразу же решил посвятить во все эти чудеса. Съезд происходит — в Дворянском Собрании. Общежитие — в Духовной Семинарии. Столовая — в Женском Епархиальном училище. Спешу оговориться: все, конечно, в «бывших». А потому на комсомольцев это не особенно повлияло. Дух смирения и непротивления не взошел на них и Губкому (как водится на всех съездах) — здорово влетело за его, за его... да делегаты и сами не знали за что. Но тогда в моде было «крыть». Ну и «крыли» Губком — в составе одного человека (бедный Бирюков!). Крыли — а потом шли спать в духовную семинарию, где на стенах еще красовались различные божественные картины» (И. Любимов).
Съезд открылся 16 июня, в 4 часа дня, в здании Народного Собрания. При открытии съезда почтили вставанием и пением похоронного марша память вождей германского пролетариата и вождя молодежи Карла Либкнехта и Розы Люксембург.
Незадолго перед съездом молодежи, в руководящих губернских учреждениях велись разговоры о перенесении Губернского центра в г. Ковров. Молодежь, узнав об этих разговорах, поспешила мысль о переселении «губернии» — провести в жизнь,— уж очень не по душам молодежи был мещанский город Владимир, где население — сплошное болото чиновничества и попов, куда привлекательнее, в этом отношении, казался молодежи Ковров с его фабриками и заводами.

Через неделю после возникновения Молодежного Союза в гор. Гороховце, в г. Владимире открывается Пленум Губкома (13 июля 1919 г.).
На пленум прибыли представители от девяти организаций. Владимирского уездно-городского комитета, от Вязниковского, Гороховецкого городского комитета, Гусевского городского комитета. Meленковского уездно-городского комитета, Собинского фабричного комитета, Судогодского уездно-городского комитета, Переславского уездно-городского комитета и Покровского уездно-городского комитета. На пленуме присутствовали члены Губкома: Вольфсон, Знаменский, Фейгин, Любимов и Лашков.
20 июля 1919 г. - День Красной Молодежи
7-го сентября 1919 г. - День Советской пропаганды..
На общем собрании коммунистов города Киржача от 12-го ноября 1919 г. поднимается вопрос об организации в Киржаче союза молодежи.
Владимирская губерния.
Владимирский Комитет РСДРП (б)
Файл для скачивания »» 1917-й год во Владимирской губернии. Хроника событий (231.5 Kb).

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (29.01.2017)
Просмотров: 140 | Теги: 1905, владимирская губерния, 1917 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика