Главная
Регистрация
Вход
Пятница
24.11.2017
06:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 382

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [719]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [183]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [16]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]
Революция 1917 [43]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Город Владимир, улица Ильинская-Покатная

Город Владимир, улица Ильинская-Покатная

И.Н. Павлова «Улица Ильинская Покатная и её обитатели»

Эта улица расположена в восточной части старого Владимира, на территории древнею «ветшаного города». Она идёт вдоль откоса правого высокого берега бывшей, ныне не существующей, взятой в трубу, речки Лыбедь.


Речка Лыбедь

Протянулась наша улица от улицы Осьмова, в прошлом Ивановской, до стадиона «Лыбедь», где раньше находился Зачатьевский переулок.
Название улицы подтверждено постановлением президиума горсовета № 55 от 24.12.1927 г.
Раньше у неё были «сёстры»: Большая Ильинская (ул. Герцена), Малая Ильинская (ул. Златовратского), Зелёный Ильинский переулок (ул. Чехова). Своим названием эти улицы обязаны приходской Ильинской церкви, которая находилась на углу современных улиц Большой Московской и Златовратского. Впервые церковь во имя святого пророка Илии упоминается в патриаршей окладной книге как «вновь прибылая» в 1656 году. После пожара 1719 года церковь была выстроена вновь в 1757, тоже деревянная. В 1773 году на её месте выстроена каменная, двухэтажная, пятиглавая церковь, которая простояла до 1932 года, когда её снесли.


Ильинская церковь (справа). Слева Богословская церковь.

Очевидно, в середине XVIII века возник приход Ильинской церкви, и образовавшиеся вблизи неё улицы получили связанные с ней названия.
В «Списке домов и улиц города Владимира», изданном в 1899 году владимирским губстаткомитетом, на улице Ильинской Покатой значится 44 дома. Сейчас улица стала значительно меньше: на ней всего 29 домов. Многие пришли в ветхость, готовятся к сносу. В конце улицы построена школа № 14, для чего был снесён целый квартал, в том числе и по улице Ильинской Покатой, начиная от улицы Златовратского. В моей памяти сохранился облик улицы 1930 - 1950-х гг., улицы моего детства и юности. Впрочем, внешне она изменилась мало, хотя многое из жизни ушло безвозвратно.
«До войны мы жили на улице Ильинская Покатная. Это была тихая, чистая, зелёная улица. Машины проезжали редко, а вот тряпейник Тимофеев, живший рядом с нами, часто проезжал на своей лошадке, собирая тряпки, кости и даже косточки от вишен. Иногда проходил точильщик и кричал: «Ножи, ножницы точить, ножи, ножницы точить!» Хозяйки, заслышав его голос, выбегали на улицу со своими вещами. Точильщик снимал со своих натруженных плеч маленький деревянный станочек, подносил к наждачному кругу нож или ножницы, и полетели искры! Забавно было смотреть на это. Следом шёл угольщик и во всё горло кричал: «Кому нужны берёзовые угли, берёзовые угли для самовара?». Эх, и хорошо было попить чайку из самовара, который стоит на столе и песенку свою поёт! Вдоль всей улицы для стока воды была прорыта канава, устланная булыжником. Во время дождя канава наполнялась водой, и вся детвора с шумом и визгом, разбрасывая брызги во все стороны, бегала по этой канаве, наслаждаясь тёплой дождевой водой. И никогда никто не повредил себе ноги. За чистотой следили сами. Ни одного стёклышка на земле не найдёшь!» (из воспоминаний Л.П. Низовой).

Ильинская-Покатная улица от Ивановской ул. до спуска к Варварке (1899 г.). Левая сторона: 1. Д. Лебедева, 3. Д. Чистякова, 5. Д. Ильинского, 7. Д. Антонова, 9. Д. Горбунова, 11. Д. Борисовского, 13. Д. Сергеева, 15. Д. Васильева, 17. Д. Завьялова, 19. Д. Сеннова, 21. Д. Соловьева, 23. Д. Козлова, 25. Д. Гулевича, 27. Д. Альбицкого, 29. Д. Уварова, 31. «Красный Крест», 33. «Красный Крест», 35. Д. Казанского. Спуск к Варварке. 37. Д. Никонова, 39. Д. Нечаева Лебедева.

Начинается улица крутым взгорком от улицы Осьмова до дома № 5. Дальше она становится ровной. Из общего количества домов - 22 двухэтажных, 11 полукаменных, 2 каменных, остальные деревянные. Несмотря на разницу в этажности, общий вид застройки хоть и волнообразный, но спокойный для глаз. Улица небольшая, зелёная, чистая, тихая и уютная. Раньше она была выложена гладким булыжником. Вдоль домов были проложены узкие асфальтовые тротуары. Между проезжей частью и тротуарами шли водосточные канавки, заросшие низкорослой мягкой травой, которую мы называли гусиной травкой. По краю тротуаров росли высокие густые деревья: много лип, тополей, встречались берёзы, клёны. Деревья сплетались кронами, образуя сплошную зелёную арку над улицей. Ездили по улице не часто: летом иногда проедет лошадь с телегой, зимой запряжённая в сани. В тёплое время года по улице разгуливали куры, утки, гуси. Некоторые жители держали коров, коз, свиней, и рано по утрам и вечерами провожали и встречали свою скотину из стада. Это вносило какую-то сельскую струю в жизнь городской улицы. Жители в образцовом порядке содержали участки перед своими домами. Каждый день по утрам убирались. Сзади домов находились сады. Там росли яблони, вишни, сливы, груши, рябины... Землю в садах хозяева использовали каждый по-своему: кто под огороды, кто под цветники. Цветы выращивали самые разные: от мелких - петуний, анютиных глазок, львиного зева - до цветочных исполинов: георгинов, гладиолусов, флоксов и т.д. Славилась своими цветами Вера Николаевна Борисова, преподаватель рисования в школе. Она устраивала городские выставки цветов и привлекала к участию в них всех жителей своей улицы. Наши букеты выставлялись под названием «Дружба соседей»...
Отапливались дома в те годы печами. Над крышами домов из труб поднимались столбы белого дыма, особенно заметные зимой в морозную и ясную погоду на фоне голубого неба. Дрова привозили на лошадях. Воду брали из водораспределительных колонок. Чай пили из самоваров. Воду в них кипятили углями. А уголь продавали угольщики, которые развозили его в мешках на лошадях, впряжённых в телеги или сани. Почти ежедневно они неспешно проезжали по улице, выкрикивая: «Углей, углей, кому углей!..». По улице ходили стекольщики, которые в специальных ящиках носили и предлагали стёкла: «Стёкла вставлять!». Свои услуги предлагали точильщики. Они носили станки с точильным камнем, оповещали: «Ножи, вилки точить!». Ездили тряпичники, собиравшие ненужные тряпки и менявшие их на кухонную утварь и детские игрушки: бумажные мячики на длинной тонкой резинке, глиняные свистки и пр. Словом, жизнь на улице не затихала. Особенно привольно было нам, детям. Мы играли по всей улице в весёлые массовые игры, где нужна была и сноровка, и смекалка, и чувство товарищества: прятки, догонялки, чижик, классы, игры с мячом, с прыгалками. Никто из жителей нас не прогонял от своих домов. Зимой вдоль сугробов прокладывали лыжню и катались до самого вечера на лыжах. И родители были спокойны, знали, что никуда с улицы мы не уйдём.
В тёплые летние вечера жители домов выходили погулять. Собирались группами, выносили табуретки, стулья, у некоторых домов были сделаны скамейки. Садились, очень дружелюбно беседовали. Потом улица затихала. И никаких посторонних шумов... На этой хорошей и красивой улице жили хорошие и красивые люди самых разных профессий. Особенно было заметно, что здесь любили селиться врачи, учителя, священники. Кто же жил в те годы на Ильинской Покатой? Кого-то я не знала, чьи-то имена забылись...
Сразу отмечу, что не знаю, кто жил в домах 1, 2, 4, 8. В доме № 3 (снесен), полукаменном двухэтажном, помещалась какая-то фабрика, помнится, чулочная.


Объявление в газете «Призыв», 17 июня 1941 г.

В доме № 5, двухэтажном деревянном, жили Капустины. Глава семьи, Федор Дмитриевич, был преподавателем школы № 1.


Улица Ильинская Покатная, д.5

В одноэтажном деревянном доме № 7 жили Львовы, но я их не помню. После них поселилась семья Рошаль. Дочь их Муся была нашей подругой. Потом она работала в больнице «Красный Крест», в патологоанатомическом отделении санитаркой.


Улица Ильинская Покатная, д.7

В доме № 9, одноэтажном деревянном, жили Чудаковы. У них были две дочери и сын. Хозяин дома, рабочий, насколько помнится, в 30-е годы был репрессирован и находился в заключении. В 1950-е голы вернулся домой и вскоре умер.


Улица Ильинская Покатная, д.11. Дом А.В. Белояровой, бабушки П.С. Батурина

Дом № 11, полукаменный двухэтажный, занимала семья Горбуновых. Их дочь Евгения Абрамовна вышла замуж за Владимира Николаевича Добротворского, с этого времени в доме жила семья Добротворских. У них был сын Николай и дочь Нина. Владимир Николаевич Добротворский был бухгалтером конторы железнодорожной станции Владимир. Нина работала в аптеке фармацевтом. Её муж - Михаил Рунов. Их сын Николай живёт с семьёй на Камчатке, работает военным юристом. Нины не стало 17 февраля 2006 года. До последнего дня она жила в этом доме.

В 1891 — 1913 годах в этом доме провёл свои детские и юношеские годы будущий комиссар Чапаевской дивизии Павел Степанович Батурин, о чём свидетельствует мемориальная доска на доме.


Улица Ильинская Покатная, д.13

В доме № 13, одноэтажном деревянном, жили Борисовские. Глава семейства - священник отец Димитрий. В семье было два сына: Глеб Дмитриевич и Борис Дмитриевич. Глеб учился в Московском университете на юридическом факультете. Болезнь помешала его карьере. Борис был известным в городе врачом. Позднее в этом доме жил зубной врач Дрюккер.

В двухэтажном деревянном доме № 15 жила семья Алексея Михайловича и Елизаветы Ивановны Лёзовых с дочерью Людмилой. Алексей Михайлович был фотографом. Он работал на бывшей Базарной площади, при входе в нее через ворота с улицы Большой Московской. В 1930-е годы он был репрессирован, сидел сначала во владимирской тюрьме, потом был сослан на Соловки, работал на строительстве Беломоро-Балтийского канала. В начале 1950-х годов вернулся домой. Людмила Алексеевна работала бухгалтером в одном из НИИ во Владимире. В нижнем этаже дома в те годы жили две сестры среднего возраста. Одну из комнат сдавали квартирантам. Некоторое время сё снимал высланный из Москвы князь Борис Серебренников.

Князь с улицы Ильинской Покатной

И.Н. Павлова. «КНЯЗЬ С УЛИЦЫ ИЛЬИНСКОЙ ПОКАТОЙ»
Сейчас, спустя много лет, я уже не могу с уверенностью сказать, в каком году это было - в 1935 или в 1934. Мне было тогда лет 6-7. Я ещё не ходила в школу. Ранней весной на нашей улице Ильинской Покатой появился новый человек, который сразу привлёк внимание своей необычной внешностью. Главное, что отличало его от других взрослых манера держать себя. Это был мужчина лет 60-ти, высокого роста, плотный, но не полный. Лицо у него было округлое, розовое, моложавое; волосы коротко стриженые, седые, с каким-то серебристым отливом, что придавало лицу особую привлекательность. Хотя его одежда не представляла собой ничего необычного - старинного покроя красивый серый плащ и такая же серая фетровая шляпа - его неспешная походка, благородная осанка (холил он всегда прямо, не сутулясь), спокойный взгляд добрых глаз, а, главное, манера держать трость при ходьбе, не могли не обращать на себя внимание. Он шёл, словно «выбрасывая» трость вперёд, а потом уже ставя её около ноги, что придавало его походке какую-то величавость. Нас, детей, это просто завораживало, и мы подолгу смотрели, как он утром, выходя из дома, шёл по нашей улице в сторону центра города, или когда возвращался с работы домой. Нужно ли говорить о том, что все на нашей улице очень скоро стали называть его барином. От родителей я узнала, что это князь Борис Павлович Серебренников, что он из Москвы, а ещё позднее я узнала, что он сослан из столицы во Владимир.


Улица Ильинская Покатная, д.15

Занимался Борис Павлович переводами, работая то ли в какой-то редакции, то ли в издательстве. Жил в двухэтажном деревянном доме № 15, что стоял напротив нашего дома № 14. Он занимал маленькую комнату на первом этаже. Два окошка выходили прямо на улицу. Соседнюю комнату, тоже в два окошка, занимала хозяйка дома, добрая приветливая женщина лет пятидесяти, несколько глуховатая. Мы любили её и называли уменьшительным именем Таля. Когда-то она жила с двумя сестрами, но они умерли, она осталась одна и сдавала комнаты жильцам. Она часто приглашала нас к себе. Выдвигала из-под кровати разные сундучки и коробочки, показывала нам свои «богатства»: разноцветные лоскутки старинных тканей - атласа, бархата, парчи. Здесь же были и диковинные для нас старинные вещи: театральный бинокль, веера, отороченные лебяжьим пухом, кружевные перчатки, страусиные перья с модных шляп, вуали. Нас зачаровывало это зрелище, мысленно мы примеряли эти лоскутки своим куклам. Мы очень любили бывать у нее. Часто, наигравшись во все свои игры, шли к Тале и просили - в который раз! - показать нам свои «сокровища». «Только пока Бориса Павловича нет дома»,- говорила нам Таля, разрешая войти, и мы снова погружались в необычный мир старины. Но вот слышно, как хлопнула наружная дверь, и послышались шаги на ступеньках в сенях. Таля поспешно убирала свои «богатства» и выпроваживала нас, говоря, что пришёл Борис Павлович, и ей нужно подавать ему обед.
Иногда Борису Павловичу помогала переписывать переводы наша знакомая с соседней улицы - Наташа Аникина, которую все называли Наточкой. Она работала медсестрой и была подругой моей тёти Маруси Тихомировой, которая жила с нами. Так Борис Павлович познакомился с моей тётей. Много лет спустя я узнала от тёти, что Наташа Аникина была дворянского происхождения.
Наступило лето. Борис Павлович по-прежнему ходил по нашей улице своей величавой походкой. На нём был серый чесучовый костюм, в руке - чёрный портфель, в другой - неизменная тросточка, которую он так же плавно «выбрасывал» вперёд при ходьбе. Играя около дома, мы видели, как он выхолил из дома, и здоровались с ним. Он всегда замечал нас, здоровался. Меня он уже знал по имени. Иногда подзывал своим медленным плавным баритоном: «Ирочка, подойди ко мне». Я подходила, и Борис Павлович дарил мне красивую открытку. Одну из них я хорошо запомнила. На одной её стороне было изображено голубое пасхальное яйцо и надпись сверху «С светлым праздником Пасхи», а на другой - красивая нарядная девочка. Вручая мне эту открытку, Борис Павлович сказал: «Вот яичко голубое, а это девочка Ирочка». Таких открыток я раньше никогда не видела и долго хранила её в своём альбоме. А однажды Борис Павлович вынес мне двойной листок из тетради, весь исписанный синими чернилами чётким быстрым почерком. Сверху было написано: «Посвящается Ирочке Павловой», а в самом конце - его подпись. Передавая мне этот листок, Борис Павлович сказал, чтобы я показала его маме и папе, и чтобы они прочитали мне то, что там написано. Это был перевод с французского басни Лафонтена «Мартышка и волшебный фонарь». Я узнала мораль басни: никогда не льстить и всегда говорить правду. Этот листок мой папа долго хранил в своих бумагах, но сейчас я не могу найти его и ругаю себя за то, что не убрала его в более надёжное место и не сохранила.
Прошло лето, наступила осень. По-прежнему мы каждый день видели Бориса Павловича. На нём снова был серый плащ и серая шляпа, с ним его неизменная трость, и мы по-прежнему любуемся его походкой. Однажды он пригласил к себе мою тётю и передал ей письмо к своей семье, которая жила в Москве. Он узнал, что она собирается ехать в Москву, и просил передать письмо обязательно в руки, считая, что почтой отправлять небезопасно. В письме он, вероятно, выражал свои мрачные предчувствия относительно своей дальнейшей жизни. Предчувствия не обманули его. Однажды ночью его «забрали» и увезли. Больше мы никогда его не видели и о нём не слышали. Обо всём тётя рассказала мне много лет спустя. Её уже давно нет в живых, как и моих родителей. Почти никого не осталось в живых из тех, кто видел и помнил жившего всего полгода на нашей улице князя Бориса Павловича Серебренникова. А я до сих пор храню в памяти свои яркие детские воспоминания об этом человеке, который так поразил наше воображение.

После его ареста там проживали тоже высланные из Москвы две пожилые женщины, сестры, по всей видимости, из богатого сословия. Людмила Алексеевна Лёзова называла мне их фамилию. Это фамилия богатых московских купцов, стараюсь её вспомнить. Как будто, Хлудовы. Позднее там жили две другие сестры, Васса Ивановна и Татьяна Ивановна, которые зарабатывали на жизнь тем, что стегали ватные одеяла.


Улица Ильинская Покатная, д.17

В доме № 17, двухэтажном полукаменном, жили две семьи. В нижнем этаже жила семья Кирьяновых: Прасковья Степановна с двумя взрослыми дочерьми и внуком. Одна из дочерей Вера, работала проводницей поезда. На втором этаже жили Головановы. Василий Андреевич Голованов был известным во Владимире врачом-отоларингологом. Его первая жена рано умерла. Вторая, Нина Павловна, была музыкальным воспитателем в детском саду. В их семье было шесть детей: Николай, Михаил, Татьяна, Вера, Константин, Борис. Николай стал профессором в Московском институте нефти. Погиб во время Великой Отечественной войны Михаил. Юные поисковики из гимназии № 3 под руководством В.С. Бузыковой нашли под Старой Руссой место его гибели и захоронения. Врачом-педиатром стала Татьяна, инженером-нефтяником Вера, химиком Константин, физиком-атомщиком Борис.


Улица Ильинская Покатная, д.19

В двухэтажном полукаменном доме № 19 сменилось много хозяев. Из всех запомнились Зотовы: отец, мать и их сын Виктор, который входил в нашу детскую компанию. Жили там Тепляковы, Куликовы, у которых был сын Владимир.

В доме № 21 (снесен), который сначала был одноэтажным, а потом его перестроили, и он стал двухэтажным, жили Болотовы: отец, мать, сын с семьёй, дочь. Хозяин дома работал в системе торговли.


Улица Ильинская Покатная, д.23

В доме № 23, двухэтажном каменном, было много хозяев. Среди них помню Зяблицких, у которых было три дочери, Трубиных.
Штаб-квартира Владимирской военной организации РСДРП находилась в квартире революционера-профессионала А.И. Скобенникова, о чём свидетельствовала мемориальная доска (сейчас эта доска, висевшая несколько десятилетий, исчезла). В конце зимы 1907 г. в этом доме проходила окружная партийная конференция по вопросу предстоящего пятого Лондонского съезда.


Улица Ильинская Покатная, д.25

В доме № 25, одноэтажном деревянном, в передней половине жили Красненковы, муж и жена. Красненков был портным. В задней половине жила семья Малышевых: муж, жена и дочь. Отец семейства работал на железной дороге.

В доме № 27, двухэтажном, деревянном, жили Царьковы: мать и две дочери, Юлия и Нина.
В доме № 27б, гоже деревянном двухэтажном, жили священник Солертовский, матушка Мария Алексеевна и их сын Василий. Сам священник был репрессирован и погиб в лагере для заключённых. Сын Василий стал преподавателем энергомеханического техникума.


Улица Ильинская Покатная, д.29

В доме № 29, двухэтажном полукаменном, жили Лескины. Во дворе дома стоял флигель, где жили Франковскис, муж и жена.

В доме №31, двухэтажном полукаменном, жила медицинская сестра Александра Александровна Петрунина. Она работала в больнице «Красный Крест».
В доме № 35, двухэтажном каменном, было несколько хозяев. Среди них - Костины. У них были две дочери; с одной из них, Ольгой, я училась в школе № 3. С 1892 по 1905 год здесь помещалась Георгиевская община сестёр милосердия. Сёстры здесь жили, учились. Здесь же была открыта амбулатория для приёма больных. Дом до наших дней не сохранился. На его месте, как и на месте других снесённых домов, находится спортивная площадка школы № 14.


Улица Осьмова, д.14

Ильинская-Покатная улица от Ивановской ул. до Зеленого Ильинского пер. (ул. Чехова) в 1899 г. Правая сторона: 2. Д. Розановой, 4. Д. Добролюбова, 6. Д. Добролюбова, 8. Д. Минервина, 10. Д. Зефирова, 12. Д. Белтова, 14. Д. Кругликова.


Улица Ильинская Покатная, д.6

В двухэтажном деревянном доме № 6 жили Каверзины. У них была дочь Тамара, больная, но мужественная женщина, прикованная к коляске. Несмотря на болезнь, она была очень общительна, любила молодёжь, которая всегда окружала её. Она готовила учащихся к переходным и выпускным экзаменам. Умерла молодой. Позднее в этом дом жил врач-терапевт Лебедев.


Улица Ильинская Покатная, д.8

В доме № 10, двухэтажном полукаменном, жила семья Пуговкиных. У них были две дочери. Сам Пуговкин был портным. Принимал заказы и шил на дому.


Улица Чехова, д.9

Ильинская-Покатная улица от Зеленого Ильинского пер. до Ильинской Малой ул. (ул. Златовратского). Правая сторона: 16. Д. Миртова, 18. Д. Миртова, 20. Д. Шепелева, 22. Д. Кохомской, 24. Д. Благосклонова, 28. Д. Добровольской, 30. Д. Приклонской, 32. Д. Виноградова, 34. Д. Добродеева.


Улица Чехова, д.14

В доме № 12, двухэтажном деревянном, жили две семьи. В нижнем этаже - семья Усоевых: Степан Михайлович, Ольга Ивановна и их дети Михаил и Алексей. Степан Михайлович был фельдшером-ветеринаром. Михаил был на фронте с самого начала Великой Отечественной войны и до её конца. После войны работал часовых дел мастером на заводе «Точмаш». Алексей после окончания сельскохозяйственного техникума и института переменил специальность и стал лаборантом онкологического диспансера. В верхнем этаже дома жила Фруза Васильевна Прохорова, известная в городе медсестра. Она была воспитанницей Георгиевской общины сестёр милосердия, существовавшей до Октябрьской революции, и работала в больнице «Красный Крест». Ещё там жила Анна Васильевна, фамилию которой я не помню, работавшая кассиром на железнодорожной станции Владимир.


Улица Ильинская Покатная, д.12

В доме № 14, тоже одноэтажном деревянном, в начале XX века жили Гербановские: Михаил Александрович и Анна Александровна. Михаил Александрович был преподавателем физики во Владимирской духовной семинарии. Его жена Лина Александровна была дочерью протоиерея, настоятеля кафедрального Успенского собора Александра Ивановича Виноградова. У них было трое детей: Глеб, Александр и Ксения. Глеб был инженером, Александр военным инженером, Ксения экономистом. Глеб и Ксения жили в Москве, Александр в Киеве. С 1932 года в доме жили Гиляревские Павловы. Хозяйкой дома была Надежда Александровна Гиляревская, сестра Анны Гербановской. Здесь же жили её дети: сын Борис Дмитриевич с женой Лидией Федоровной и сыном Борисом, а также дочь Мария Дмитриевна с мужем Николаем Алексеевичем Павловым и дочерью Ириной (это я). Надежда Александровна Гилярсвская преподавала пение в общеобразовательных школах города. Борис Дмитриевич был врачом-ветеринаром, преподавал в сельскохозяйственном техникуме. Лидия Федоровна работала кассиром на станции Владимир. Николай Алексеевич Павлов был врачом-маляриологом, а Мария Дмитриевна работала секретарём-машинисткой в лесхозе. Борис Борисович стал инженером-энергетиком, а я врачом-педиатром. Я до сих пор живу в этом доме.


Улица Ильинская Покатная, д.14

В одноэтажном деревянном доме № 16 в 1930-е годы жили сёстры Кохомские - учительницы. Потом хозяевами передней половины дома стали Козловы - Александр Иванович и Капитолина Ивановна. У них были две взрослые дочери - Нина и Надежда. Нина Александровна с семьёй жила здесь же. Её муж Николай Степанович был строителем. У них было два сына - Лев и Геннадий и дочь Римма. Лев стал инженером-кораблестроителем, Геннадий - рабочим на заводе «Автоприбор», а Римма - врачом-логопедом. Хозяйкой задней половины дома была Елена Васильевна Волгина. Она воспитывала многочисленную семью: у неё было пять дочерей Полина, Клавдия, Софья. Галина, Маргарита. Три последних - мои подруги. Елена Васильевна была портнихой.


Улица Ильинская Покатная, д.16

В доме № 18, тоже двухэтажном полукаменном, жили Соловьёвы: священник отец Алексей, матушка Зиновия Ивановна и их шестеро детей: три сына и три дочери. Один из сыновей - Михаил - стал солистом Большого театра в Москве. У него был красивый бас. Похоронен он был, по завещанию, в родном городе, на Князь-Владимирском кладбище. Дольше всех в этом доме жили Аркадий Соловьев с семьёй и его сестра Екатерина с семьёй. В полуподвальном этаже жили две монахини.


Улица Ильинская Покатная, д.18

В доме № 20, двухэтажном деревянном, с конца XIX века жили Благосклоновы. Александр Иванович был преподавателем русского языка и литературы во Владимирской духовной семинарии. Жена у него рано умерла. В этом доме жили и их дети с семьями: Вера Александровна Корнеева, Анна Александровна Второвская, Александра Александровна Покровская, Михаил Александрович Благосклонов. Вера была учительницей, её муж - врачом. У них была дочь Искра. В 1930-е годы они уехали в Москву. Анна была учительницей русского языка и литературы. Ее муж Иван Иванович бухгалтером во владимирском госбанке. У них была дочь Валентина (кажется, она стала зубным врачом). Михаил Павлович Покровский служил техником-электриком, а его жена Александра была экономистом. Михаил Александрович Благосклонов был бухгалтером, его жена Валентина Дмитриевна работала на заводе фруктовых вод. С ними жила мать Валентины Дмитриевны - Александра Никитична Васильева. Она была замечательной портнихой. У Михаила и Валентины была дочь Вера. Она стала художником, оформляла книги.


Улица Ильинская Покатная, д.20

Дом № 22, одноэтажный деревянный. Там жила Людмила Васильевна Панова и её брат Рафаил. Людмила Васильевна была учительницей географии. Кроме них в доме жила Мария Алексеевна Куприянова. Она работала санитаркой в детском костно-туберкулёзном диспансере.

В одноэтажном деревянном доме № 24 в начале XX века жил известный врач Николай Иванович Приклонский. Здесь же жила его мать и сестра с семьёй - двумя дочерьми - Верой Николаевной Борисовой и Тамарой Николаевной. Позднее здесь жила семья Борисовых. Муж Веры Николаевны Лев Алексеевич Борисов был начальником владимирской электросети. У них было два сына и дочь. Тамара Николаевна Гринвальд с мужем жили отдельно. После Николая Ивановича в передней комнате жила семья Сидоровых: Сергей Иванович, врач-фтизиатр, его жена Ольга Ивановна, дочь Ольга, которая стала химиком. Она была замужем за Евгением Ивановичем Самойленко. Их дочь Наталья Евгеньевна Самойленко - учительница русского языка и литературы. Живёт в этом доме и поныне.

Дом № 26, двухэтажный полукаменный. В нём жили Завадовские: мать, сын Владимир Сергеевич и дочь Татьяна Сергеевна с семьёй. Она работа секретарём-машинисткой на заводе «Точмаш».


Улица Златовратского, д.9

Жителей домов по чётной стороне с дома № 28 и до конца улицы я не знала. Но хочется остановиться на жильцах углового дома, выходящего на улицу Златовратского, а торцом на нашу улицу. Здесь жил известный в городе музыкант, пианист, композитор, преподаватель детской музыкальной школы Левкоев Сергей Иванович со своей семьёй - женой и дочерью. В этом же доме жила пожилая женщина Варвара Семёновна Васильева.


Фрагмент карты г. Владимира 1899 г.

Ильинская-Покатная улица от Ильинской Малой ул. до Сергиевского пер. (ул. Свердлова). Правая сторона: 36. Д. Федоровской, 38. Д. Студицкой, 40. Д. Дмитриевского, 42. Д. Сугоняева.


Стадион «Лыбедь»
Спортивный переулок, д. 4а

Ильинская-Покатная улица от Сергиевского пер. до Зачатьевского пер. (Спортивный пер.). Правая сторона: 44. Д. Добровольской, 46. Д. Рождественской.
Административные районы города Владимира
Улица Осьмова
Улица Герцена
Улица Большая Нижегородская

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (29.09.2017)
Просмотров: 80 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика