Главная
Регистрация
Вход
Суббота
24.06.2017
23:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 305

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [562]
Суздаль [214]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [160]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [39]
Юрьев [83]
Судогда [24]
Москва [41]
Покров [45]
Гусь [44]
Вязники [113]
Камешково [42]
Ковров [125]
Гороховец [25]
Александров [85]
Переславль [79]
Кольчугино [20]
История [14]
Киржач [34]
Шуя [59]
Религия [2]
Иваново [21]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Русь

Основание Костромы. Костромское княжество

Фатьяновская культура. В КОИАМЗ в разное время поступило несколько каменных шлифовальных топоров, находки которых могут свидетельствовать о наличии на территории Костромы грунтовых могильников фатьяновской к-ры эпохи бронзы.

Культура сетчатой керамики.
- Кострома. Поселение Говядиновское, эпоха бронзы, 2-я пол. 1-го тыс. н.э. Прибрежная часть города, близ д. Говядиново, всхолмление правого коренного берега р. Волга, ок. 1 км. от русла, территория грунтового могильника Говядиновский. Исследовалось в 1923 г. В.И. Смирновым в связи с раскопками могильника. Высота над рекой более 40 м.
На глубине 0.45-0.60 м. от современной поверхности найдены обломки лепных горшковидных сосудов, датированных 2-й пол. 1-го тыс. н.э. и отнесенные к мере.
На глубине 0.6-0.7 м. обнаружены фрагменты лепных сосудов с сетчатыми отпечатками и штриховкой на внешней поверхности, которые могут быть датированы кон. Эпохи бронзы и отнесены к культуре ранней сетчатой керамики.
Ниже, до глубины 0.9 м. от поверхности, встречались обломки керамики фатьяновской к-ры, в т.ч. шарообразной формы, без выраженного горла, с орнаментацией в верхней части из нарезок.
- Кострома. Грунтовый могильник Говядиновский, эпоха бронзы. Правобережная часть города, близ д. Говядиново, всхолмление высотой более 40 м. на правом коренном берегу р. Волга, территория поселения Говядтновское. Исследовался в 1925 г. В.И. Смирновым. Человеческие погребения не были обнаружены. Выявлена яма с темно-коричневым заполнением глубиной 0.7 м., диаметром 0.8 м., в которой находилось захоронение козленка. Ритуальные погребения животных часты в могильниках фатьяновской к-ры. В процессе раскопок и при земляных работах до их начала на территории могильника найдены три каменных полированных топора-молота со сверлиной для рукояти, типичных для фатьяновской к-ры, и кремневое тесло.

- Кострома. Городище, р.ж.в. Правобережная часть города, мкр. Заволжский, к северу от ул. Дачная, краевая часть правого коренного берега р. Волга. Известно с кон. XIX в., обследовано в нач. XX в. Н.М. Бекаревичем, в 1983 г. – К.И. Комаровым. Площадка подчетырехугольная в плане, размеры ок. 55х55 м., высота над уровнем воды в реке ок. 40 м. С севро-востока площадка ограничена крутым склоном к Волге, с северо-запада и юго-востока – склонами небольших оврагов; с напольной юго-западной стороны в кон. XIX в. наблюдались слабые следы вала и рва, ныне практически полностью снивелированные. Керамика лепная, с примесью дресвы, шамота и толченой раковины в глиняном тесте, сосуды плоскодонные, слабопрофилированные, с сетчатыми отпечатками на внешней поверхности и орнаментацией в верхней части из нескольких рядов ямчатых вдавлений, «жемчужин», оттисков гребенчатого штампа. Найдены также кремневые скребок и отщепы.

Мерянская культура. Раннее средневековье (5-9 вв.) В 1925 г. В.И. Смирнов на левом берегу р. Сула при ее устье зафиксировал признаки селища с лепной керамикой, которая может быть отнесена к сер. – 2-й пол. 1-го тыс. н.э.
- Кострома. Селище, сер. – 2-я пол. 1-го тыс. н.э. Центральная часть города, левый берег р. Волга при устье р. Сула, левый берег последней. В 1926 г. В.И. Смирновым зафиксированы следы культурного слоя, собраны фрагменты лепной керамики сер. 2 пол. 1-го тыс. н.э.

В пользу мерянской принадлежности раннесредневекового населения Костромского края приводятся данные об определенном сходстве материальной культуры Костромского Поволжья и основных мерянских земель, образованные в XII-XIII вв. на левом и правом берегах Волгисвоеобразной группы так называемых «костромских курганов», в комплексе украшений и погребальном обряде которых явственно прослеживаются мерянские черты, некоторые свидетельства гидронимии (в т.ч. повторяемость названий рр. Векса, вытекающих, с одной стороны, из оз. Неро и Плещеево в центральном районе расселения мери, а с другой – из оз. Галичское, Чухломское, Кашинское и Горинское в Костромском крае), летописное наименование города Галич – Галич Мерьский, т.е. расположенный в земле мери, некоторые данные письменных источников XVI-XVIII вв. Предполагается, что восточная граница мерянских земель в Костромском Поволжье проходила по р. Унжа, где меря соседила с древнемарийскими землями в Поветлужье. На севере меря занимала территорию вплоть до Чухломского оз., за которой шли малообжитые земли пограничья с другой финно-угорской племенной группировкой – белоозерской весью.
XII-XIII вв., называемое также древнерусским или домонгольским временем, были важным периодом в истории Костромского края. На этот период падает массовое освоение Костромского края древнерусским населением, которое привело к включению края в состав крупнейшего в Северо-Восточной Руси Владимиро-Суздальского княжества. Заселение края славянами способствовало распространению здесь пашенного земледелия с двузубой сохой в качестве основного пахотного орудия, значительным сдвигам в развитии ремесла и различных промыслов (охота, рыболовство, солеварение и др.), ускорению процесса отделения ремесла от сельского х-ва, развитию торговых и иных связей с различными областями Руси, быстрому распространению и упрочнению феодальных отношений, государственности, появлению первых городов как особой формы поселений. Костромское Поволжье прочно вошло в состав Руси, став неотъемлемой ее частью.
Древнерусские селища зафиксированы более чем в 40 пунктах. Площадь их, по данным разведок, колеблется от 1000 до 32 000 кв. м. Большинство таких памятников невелики по размерам, соответствуют починкам в один-два двора или малодворным деревням: ок. половины селищ имеют площадь до 0.5 га., ок. 25% - от 0.5 га., менее 25% - от 1 до 3.2 га. Средние размеры селищ, выявленных в западной части современной обл., в Костромском, Буйском, Красносельском р-ах, не превышают 0.4-0.5 га. Наиболее крпуные селища, имеющие среднюю площадь ок. 1 га., располагаются на берегах оз. Галичское и Чухломское, а также на р. Унжа. Древнерусские слои некоторых селищ подстилаются напластованиями раннего средневековья. Это может свидетельствовать о том, что русские поселенцы нередко селились там же, где и местное население, возможно совместно с ним.

«Костромские курганы»

Курганный обряд погребения был привнесен на Костромскую землю русскими славянами. Массив костромских курганов располагается на западе и юго-западе совр. Костромской и севере Ивановской обл., разделяется на три территориальные группы: Костромскую, или западную, Колдомо-Сунженскую, или центральную, Кинешемскую, или восточную.
Курганы представляют собой округлые в плане, полусферические, иногда – конусообразные в разрезе насыпи высотой 0.3-1.2, редко – до 2 м., диаметром 4-12 м., частично обложенные по основанию валунами в один-два ряда. Иногда вся поверхность кургана покрывалась мелкими камнями. Применение камня при сооружении курганных насыпей часто встречается в могильниках Новгородской земли, зафиксировано также на Верхней Волге, в зоне кривичской колонизации. У основания курганов или рядов с ними прослеживаются ровики и выемки различной формы, из которых бралась земля для сооружения насыпей. В некоторых ровиках отмечаются следы костров, очевидно ритуальных, связанных с обрядами тризны по умершему. Курганы образуют могильники, в которых в настоящее время насчитывается от двух до 93 насыпей. Большинство могильников невелики, ок. 60% их включает до 10 курганов, что перекликается с небольшими размерами селищ, свидетельствуя о малодворности поселений. Иногда могильники образуют гнезда из трех-пяти расположенных поблизости памятников. Выделяется скопление могильников по р. Покша и ее притоку р. Сеньдега, где в кон. XIX в. зафиксировано 70 курганных групп с более чем 700 насыпями. Неподалеку от могильников находят остатки одновременных им поселений – селища.

- Кострома. Курганный могильник 1, XII-XIII вв. Центральная часть города, близ перекрестка пр. Текстильщиков и ул. Спасокукоцкого, левый коренной берег р. Волга. В 1966 г. Н.Н. Яблоковой и Т.М. Липсон, а в 1967 г. М.В. Фехнер выявлены остатки трех трупоположений с вещами XII-XIII вв. Погребения были подкурганными, насыпи уничтожены городской застройкой.
- Кострома. Курганный могильник 2, XI-XIII вв. Правобережная часть города, у с. Городище. Не менее 12 насыпей. 4 кургана раскопаны в 1894 г. В трех из них обнаружены слои угля толщиной до 0.10-0.15 м. с пережженными костями, в одном кургане, кроме того, найдены обломки толстостенного глиняного сосуда «по форме наших обыкновенных чугунов вместимостью до ведра».
- Кострома. Курганный могильник 3, XII-XIII вв. Левобережная часть города, близ дд. Черная и Глазково. 12 насыпей. Один курган раскопан в 1926 г. В.И. Смирновым. Выявлено трупоположение с западной ориентировкой, без сопровождающих вещей.
- Кострома. Курган. Северная часть города, левый берег р. Кострома близ места впадения ее в Волгу, у «Мышиного оврага». Насыпь округлая в плане.

КОСТРОМА

Не существует единого научно обоснованного взгляда на происхождение названия города. Очевидно, это гидроним: название образовано от реки, на которой он стоит. «Костра́» (или «костри́ка») в восточнославянских диалектах обозначает солому для сжигания. В словаре Фасмера этот топоним связывается с восточнославянским ритуальным персонажем, представлявшим собой соломенную куклу, которую символически сжигали во время летнего обрядового цикла — в Семик или Петров день («похороны Костромы»). Существует также версия финно-угорского происхождения названия: фин. kosto — месть, фин. maa — земля, «Земля возмездия». Однако выделение форманта -ма в ряде случаев спорно, а основа костр- нетипична для дорусской гидронимии этого края.

О времени основания Костромы нет летописных известий. Датой основания Костромы официально считается 1152 г. Татищев приписывал ее основание Юрию Долгорукому и относил к 1152 г. В том же году, согласно летописному сообщению, волжские болгары напали на Ярославль, подойдя по Волге «без вести». По-видимому, русских городков на Волге ниже Ярославля, откуда могла быть подана «весть» о приближении противника, кроме Костромы, в то время еще не было.


Памятник Юрию Долгорукому в Костроме

Ряд современных исследователей предполагают, что Кострома была основана между 1176 и 1212 гг., во время княжения во Владимире Всеволода Юрьевича.
Со времени своего возникновения Кострома входила в состав Великого княжества Владимирского, был крепостью, контролировавшей участок волжского пути от Ярославля до Городца Радилова, а также важный путь на север по р. Кострома.
Городской детинец, согласно некоторым сведениям письменных источников и археологическим данным, находился тогда на высоком, левом берегу р. Волга близ устья р. Сула, на правом берегу последней, в районе перекрестка совр. Ул. Пятницкой и Островского. Кострома находилась в центре вновь осваиваемой территории Поволжья, границы которой очерчиваются распространением так называемых «костромских курганов».
Летописное упоминание Костромы относится к 1213 г., оно связано с распрями между сыновьями великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо. В этом году ростовский князь Константин сжёг Кострому, которая поддержала его брата — владимирского князя Юрия: «и пожже ю всю, а люди изымаша». После победы Константин в 1216—1217 гг. передал Кострому в удел своему малолетнему сыну Василию (Василько Константинович – князь Ростовский).

В 1239 г. Великий князь Владимирский Ярослав II Всеволодович восстанавливает Кострому и ставит в центре города деревянную церковь Феодора Стратилата. Феодор Стратилат становится небесным покровителем города.

В 1966 г. Г.Н. Яблоковой и Т.М. Липсон в строительной траншее близ перекрестка совр. Пр. Текстильщиков и ул. Спасокукоцкого были собраны материалы, принадлежавшие разрушенному погребению древнерусского времени. В 1967 г. М.В. Фехнер в том же месте исследовал еще два таких же погребения. Можно прелполагать, что здесь располагался курганный могильник XII-XIII вв., насыпи которого давно были спланированы строительными работами. Возможно, что этот могильник был одним из языческих некрополей.
Наибольшая мощность культурного слоя отмечена на участках, прилегающих к перекрестку совр. Ул. Островского и Пятницкой, где располагались древнейший детинец города на р. Сула и посад при нем. Среди находок преобладают обломки глиняных сосудов. Керамика XII-XIII вв. представлена фрагментами гончарных, преимущественно горшковидных сероглиняных и красноглиняных сосудов с примесями в глиняном тесте дресвы и крупного песка, орнаментированных в верхней части горизонтальными и волнистыми линиями, насечками, оттисками гребенчатого штампа.
Шиферные пряслица и четырехконечные кресты-тельники свидетельствуют о связях Костромы XII-XIII вв. с южными районами Руси, находки янтарных украшений – о связях с Прибалтикой показательны находки двух железных писал (стилей) в рядовых посадских жилищах.
Выявлены остатки укреплений древнего детинца Костромы на р. Сула, предположительно установлены его размеры. Детинец располагался на мысу левого коренного берега р. Волга при устье р. Сула, на правом берегу последней. Со стороны покатого склона волжского берега исследованы остатки рва шириной до 18 м., глубиной до 4 м., шедшего перпендикулярно течению р. Сула. Поперечное сечение рва имело форму трапеции, внутренняя его сторона была укреплена частоколом. Этот ров, являвшийся частью укреплений западной линии обороны детинца, по размерам и типологически соответствует мощным дерево-земляным крепостям, которые возводились на Руси после сер. XII в. Северо-восточная линия укреплений проходила примерно по совр. Ул. Островского (б. Мшанская), северо-западная – по линии б. ул. Спасской, юго-восточная – вдоль берега р. Сула. Размеры детинца с северо-запада на юго-восток составляли ок. 160 м., с юго-запада на северо-восток – ок. 80 м., площадь превышала 1 га. На прилегающей к детинцу территории исследованы окруженные заборами в виде частоколов усадьбы городского типа XII-XIV вв., на которых располагались жилые, хозяйственные и производственные постройки, как правило, срубной конструкции, а также остатки деревянной мостовой. Среди изученных производственных комплексов – железоплавильные горны и мастерская, в которой изготовлялись стеклянные браслеты. В последней обнаружен развал глинобитной печи, где найдены куски белой стеклянной пасты и обломки оплавленных, по-видимому бракованных, стеклянных браслетов. один из железоплавильных горнов, остатки которого имели вид ямы размерами 4.4х3.6 м., глубину 0.6 м., находился внутри сруба. В заполнении ямы найдено большое количество криц, шлака, углей, кусков глиняной обмазки.

КОСТРОМСКОЕ КНЯЖЕСТВО

1247-1303 гг.

Выделилось из состава Владимиро-Суздальского княжества около 1247 г., доставшись в управление Василию Ярославовичу Квашне, сыну великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича.

Василий Ярославич Костромской – князь Костромской 1247 — 1276 гг.


Василий Ярославич

Князь Василий Ярославич родился в городе Владимире. Существуют сведения, что Кострома была получена Василием Ярославичем по разделу, произведенному его дядей великим князем Святославом Всеволодовичем в 1246 г.
Из летописей известно, что князь Василий женился в 1266 г. (имя и род его невесты неизвестны) и был венчан в соборе Феодора Стратилата святителем Игнатием, епископом Ростовским.
В 1271 г. разгорелся конфликт между великим князем Ярославом Ярославичем и новгородцами, а Василий, из соперничества с братом, встал на сторону новгородцев. Василий Ярославич поехал в Орду, сообщил хану, что правы новгородцы, а Ярослав виноват, и вернул с дороги татарские войска, которые уже были отправлены на новгородцев. Таким образом, Василий Ярославич отклонил от города Новгорода большую беду — нашествие татар, войска которых призывал против жителей Новгорода его брат Ярослав.
Оказав Новгороду услугу, Василий надеялся без всякой борьбы и лишних споров быть выбранным на княжение этого вольного города. Так князь Ярослав Ярославич вынужден был скрепить мир с новгородцами, сам поехал в Орду, но умер в 1272 г. на обратном пути. Когда Ярослав умер по пути из Орды, Василий стал великим князем Владимирским.

Князь Владимирский - 1272 — 1276 гг.
В 1272 г. вступил на Владимирский великокняжеский престол. Он не поехал в стольный Владимир, а остался в удельной Костроме, тем самым сделав город столицей Северо-Восточной Руси до своей кончины в 1276 г. Здесь, в частности, происходили княжеские съезды.
Князь Новгородский - 1273 — 1276 гг.

В Новгороде сел племянник Василия Ярославича, Дмитрий Александрович Переяславский, сын Невского. Казалось, что он будет жить в мире с новгородцами, которых незадолго до того спас от беды, но вышло наоборот: с сильным войском он подошел к Новгороду и потребовал от жителей полной покорности.
Татищев писал, что Василий потребовал уничтожения грамот, которые были даны Ярославом Ярославичем новгородцам, а Дмитрий согласился княжить новгородскими землями по воле горожан. Но Василий Ярославич не желал уступать своих прав. Он с помощью татар и своего племянника, Святослава Ярославича тверского, силой заставил новгородцев избрать его. Он пошел войной на новгородские уделы, взял Торжок, пожег многие хоромы, посадил своего тиуна. Торговля с Суздальской землей была прекращена, купцов новгородских схватили, а хлеб в городе сильно подорожал.
Зимой в 1273 г. новгородцы стали открыто проявлять свое недовольство, и Дмитрий, не дожидаясь изгнания, сам добровольно уехал в свой Переяславль. Князь Василий Ярославич Костромской сел на Новгородский престол.

Зимой 1274/1275 гг. хан Менгу-Тимур провёл большой поход против Литвы. По пути туда были разорены смоленские земли, обратно — курские.
В княжение Василия хан Менгу-Тимур провел вторую (в Смоленске — первую) перепись населения Руси для уплаты дани.
Территория Костромского удела в то время практически совпадала с ареалом «костромских курганов».
В 1274 г., во Владимире, во время правления Василия Ярославича, приехал киевский митрополит Кирилл III и был созван поместный собор. В послании Кирилл III громил народ за неукоренимые языческие обычаи, духовенство же - за нерадение, но не сказал ни одного слова о княжеских междоусобицах, то есть о главном корне зла, и все беды приписывал только несоблюдению церковных уставов.
В 1274 г. была создана Владимирская, Суздальская и Нижегородская епархия.

Утвердив свою власть в Новгороде, в 1275 г. Василий Ярославич съездил в Орду, где после смерти хана Беркая правление взял в свои руки его брат Тимур. По возвращению из Орды Василий Ярославич умер в 1276 г. в Костроме, прокняжив всего 4 года.
Тело его погребено там же, в церкви Феодора Стратилата, придельной к Успенскому собору. Великое княжение перешло к Дмитрию.

Икона Феодоровской Богоматери


Общий вид Феодоровской иконы Богоматери без оклада

Феодоровская икона со сказанием (2-я пол. XVIII в., музей-заповедник «Коломенское»)

В 1238-1239 гг. на Русь обрушились монголо-татарские завоеватели. После разгрома Рязани их войска вступили на территорию Владимиро-Суздальской земли. Продолжая движение на север и восток, монголо-татары жгли русские города. В их числе оказался Городец [Кирьянов И.А. О древнем Городце/ Городецкая старина. Вып. 1. — Городец, 1992. С. 9, 10]. Тогда, в начале 1238 г., и могла быть перенесена икона Богоматери из Городца в Кострому. Подробности «явления» иконы в Костроме, изложенные в «Сказании», призваны подтвердить указанную дату: «еже попусти Бог окаяннаго и свирепаго и прегордаго и мерзкаго отступника и лютаго мучителя Царя Батыя на всю русскую землю и мнози российстии грады плениша (…) и тогда плениша град, глаголемый Городец и понеже и вся сущия люди в нём посече и в есь пуст его сотвори, якоже обычай есть пленующим и от того плену и раззорения град той запусте и охуде, в нём же бе и сия чудотворная икона (…) Не восхоте бо Пресвятая Владычица наша Богородица образу Своему чудотворному быти на пусте месте (…) и датися Ей во одержание град Кострому» [Сказание о явлении и чудесах… — С. 210].

Предание первое
Икону нашёл Великий князь Владимирский Князь Юрий II Всеволодович (1188—1238 гг.) в ветхой деревянной часовне близ Городца (на этом месте позднее возник Городецкий Феодоровский монастырь). После его смерти икона перешла к Ярославу Всеволодовичу (младший брат Юрия), который благословил ею брак своего сына Александра Невского с полоцкой княжной Александрой Брячиславовной. После смерти князя Александра в 1263 г. икона перешла к его младшему брату Василию (о нём же сообщает третье предание об обретении иконы), который перенёс её в Кострому.

Предание второе
16 августа 1239 г. костромской князь Василий Квашня близ реки Запрудни увидел икону Богородицы, висящую на дереве. При участии духовенства икона была перенесена в Кострому и поставлена в соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы. Позднее на месте её обретения был построен Запрудненский Спасский монастырь.
Повесть о явлении чудотворной иконы Феодоровской сообщает, что "видеша народи честную ону икону, и начаша поведати, глаголюще, мы вчера видехом сию икону, несому сквозе град наш воином неким, подобен той воин видением святому великомученику Феодору Стратилату, и тако свидетельствоваху народи".
От имени великомученика Феодора Стратилата икона получила своё название — Феодоровская. Вскоре в Кострому пришёл человек из Городца, который опознал в иконе ту, что пропала из их города.

Предание третье
Согласно третьему преданию икону обрёл 16 августа 1272 г. младший брат Александра Невского князь Василий Ярославич (1236 или 1241—1277 гг.). Эта дата содержится в «Сказании о явлении и чудесах Феодоровской иконы Богоматери в Костроме», составленном в 1670 г. иеродиаконом Костромского Ипатьевского монастыря Лонгином.

16 августа 1272 г. на Мшанскую улицу, одну из древнейших, пришёл крестный ход из Запрудненского леса – иереи несли обретённую князем Василием Ярославичем святыню. «И повеле великий князь поставити икону внутри святого алтаря за престолом», – говорит повесть о явлении чудотворного образа Богоматери.
Перенесение иконы Богоматери из Городца в Запрудненский лес Костромы во время нашествия Батыя, зафиксированная «Сказанием» в 1670 г. «И видевше народи сию пречудную Икону Пресвятыя Богородицы и начаша поведати глаголюще: мы убо вчера видехом сию икону несому сквозе град наш некиим человеком воином, одежда же бе на нём прекращена и воинская, подобие-же того воина святаго Великомученика — Феодора Стратилата. И так убо свидетельствовах народи». На основании изложенного можно предположить, что икона могла быть перенесена в Кострому воином (и даже, возможно, военачальником), спасшимся от гибели и плена в Городце.
Эта и другие события сложились в ряд событий, которые были потом легли в основу сказания об иконе. Так или иначе, икона была перенесена из разорённого Батыем Городца в Кострому, где была помещена в церкви великомученика Феодора Стратилата. Этот факт подтверждается «Сказанием о явлении и чудесах Феодоровской иконы Богоматери в Костроме». С этого момента за ней закрепилось название «Феодоровская».
См. Феодоровская икона Богоматери.

Храм Феодора Стратилата

В 1239 г. Великий князь Владимирский Ярослав II Всеволодович восстанавливает Кострому и ставит в центре города деревянную церковь Феодора Стратилата. Феодор Стратилат становится небесным покровителем города.
Храм Феодора Стратилата был, без сомнения, великолепен. В нём ежедневно молился князь со своей семьей и боярами (такие храмы, как правило, соединялись крытым переходом с княжеским дворцом). Он приобрёл ещё большее значение и пышность в связи с двумя событиями – восшествием Василия Костромского на великокняжеский Владимирский престол и обретением чудотворного образа Божией Матери.
Летописи, говоря о древней Костроме, упоминают только собор Феодора Стратилата. А так как Кострома в 1272–1276 гг. была фактически столицей Северной Руси, то в ней находилось множество бояр и всяких людей из всех крупных городов Руси, которые, без сомнения, поклонялись Феодоровской иконе и делали вклады в храм. Благодаря им, а также многочисленным паломникам по Руси быстро распространялась слава новообретённой святыни.
После пожаров, Василий Костромской повелел «устроити малу древяну церковь без замедления на время некое», куда поместил чудотворную Феодоровскую икону Богоматери, чудесно уцелевшую в пламени.
В 1276 г. в ней был похоронен костромской кн. Василий Ярославич Квашня.
Тверской князь Константин Михайлович в 1320 г. женился в Костроме с дочерью московского князя Софией и был венчан в этом же соборе.
Храм был расположен на месте возникновения города, на неприметной речке Суле. В одной из писцовых книг того времени, когда он уже утратил свое первенство, приводятся данные о месте его нахождения: «На Суле, у Мшанской улицы, церковь стоит без пения – Феодора Стратилата». На правом берегу р. Сула близ впадения ее в Волгу отмечалось существовавший до 1930-х гг. Богоотцовский собор с Феодоровским приделом, возведенный в XVII в. на месте обветшавшей Феодоровской церкви. Богоотцовский собор находился у перекрестка совр. Ул. Пятницкой и Островского. В одном из документов XVII в. есть упоминание о сохранившихся здесь, в р-не «Мшанской улицы» (совр. Ул. Островского), остатках «старой осыпи» - древнейших городских укреплений. Можно предполагать, что городские кварталы вне детинца располагались в то время по обоим берегам р. Сула, но преимущественно на ее правом берегу, по направлению к р. Кострома, так как в этой части города находились древнейшие м-ри: Анастасьевский, Спасо-Запрудненский, Ипатьевский. Местность по левому берегу р. Сула называлась «Дебрей», а главная улица здесь, сложившаяся в XV-XVI вв. – «Боровой Дебрей».

Князь Дмитрий Александрович Переяславский. 1276-1281 гг. и 1283-1294 гг. - великий князь владимирский.
После смерти в 1276 г. Василия Ярославича без наследников земли княжества, как выморочные, вернулись в состав Владимирского княжества. Затем, великий князь Владимирский Дмитрий Александрович уступил земли Костромского княжества своему брату Андрею Александровичу Городецкому, который в свою очередь вернул этот удел его сыну Ивану Дмитриевичу. Однако, в 1294 г. Иван Дмитриевич получил в удел Переяславль-Залесский, и Костромское княжество вновь отошло Андрею Александровичу, а затем в 1299 г. он передал эти земли своему сыну Борису.
Между Москвой и Тверью началась длительная борьба за вел. Княжение, закончившаяся победой Москвы. Попытка тверских бояр закрепить Кострому за Тверью привела в 1304 г. к восстанию костромичей, в летописном сообщении о котором упоминается костромское вече.

Борис Даниилович — князь костромской 1304 – 1320 гг., князь городецкий.
Сын князя Даниила Александровича, внук Александра Невского.
В 1304 г. князем Костромским стал сын Даниила Московского Борис Данилович. На этом относительная самостоятельность Костромского княжества закончилась, и позднее оно вошло в состав земель Московского княжеского дома.
В 1304 г., во время противостояния Юрия Даниловича Московского и Михаила Ярославича Тверского за великое княжение был послан старшим братом Юрием в Кострому на княжение, там был захвачен в плен и уведён в Тверь. Был вскоре освобождён и в 1305 г. возвратился в Москву.
В 1307 г. в результате противоречий со старшим братом Юрием, Борис с братом Александром отъехали в Тверь.
В 1311 г. скончался бездетный городецкий князь Михаил Андреевич (по разным версиям, сын князя Андрея Ярославича или Андрея Александровича). Пока московские послы пытались уговорить ордынского хана уступить выморочный Городецкий удел их князю, Юрий, не дожидаясь решения хана, самовольно забрал эту землю у суздальских князей, посадив туда Бориса и перенеся столицу удела из Городца в Нижний Новгород.
В сражении под селом Бортеневом Борис попал в тверской плен, из которого затем был освобождён.
Умер 30 мая 1320 г. Погребён во Владимире в церкви Богоматери.

В течение 1-й пол. XIV в. костромские земли постепенно переходили к московским князьям. В 1330-х гг. объединение их под властью Москвы завершилось, а сама Кострома по ярлыку, полученному в Орде Иваном Калитой (1331 - 1340 гг.), вошла в состав Великого княжества Московского.
Летопись Воскресенского м-ря, «что у Соли Галичской», сообщает, что в Костроме было несколько посадов. В 1375 г., при набеге на Кострому новгородских ушкуйников, на защиту города вышло «много боле пяти тысяч» горожан.
Кострома сильно пострадала во время междоусобной войны в Московском княжестве 2-й четв. XV в., когда она не раз переходила то к сторонникам вел. Кн., то к его противникам. Костромичи под началом воеводы Ивана Родионовича Квашни участвовали в Куликовской битве. Не раз Кострома являлась местом собирания сил московских кн. В критические для страны моменты. Так, в 1382 г., во время похода Тохтамыша на Москву, здесь находился со всей семьей и с войском Дмитрий Иванович Донской.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Монастырь основан происходившим из Подмосковья учеником и родственником преподобного Сергия Радонежского — преподобным Никитой, бывшим настоятелем Высоцкого монастыря в Серпухове, а затем Высоко-Покровского монастыря в Боровске.
Первоначально все постройки обители были деревянными. В XVI в. деревянные стены монастыря защищали Кострому на подступах к городу. В 1559 г. началось строительство Богоявленского собора — самого древнего из сохранившихся в городе Костроме каменных сооружений. Инициатором его строительства был игумен Исайя (Шапошников), а одним из наиболее крупных жертвователей являлся князь Владимир Андреевич Старицкий, двоюродный брат царя Ивана Грозного.
В XVI в. к обители были приписаны два женских монастыря — Анастасиин (основанный дочерью Дмитрия Донского - Анастасией) и Крестовоздвиженский.
В 1569 г. монастырь посетил князь Владимир Андреевич, направлявшийся с войском для защиты Астрахани; братия во главе с игуменом с честью встретила его, что послужило, вместе с торжественным приемом, оказанным князю жителями Костромы, поводом для окружения царя Ивана Грозного оговорить перед ним князя. В конце того же года князя Владимира убили по приказу царя в Александровской слободе. Царский гнев обрушился и на богоявленских иноков: значительная их часть вместе с игуменом Исайей была также казнена в 1570 г. (игумена Исайю погребли в подклете построенного им Богоявленского собора).
Монастырь пострадал в Смутное время. В конце 1608 г. отряды Лжедмитрия II во главе с А. Лисовским осадили Богоявленскую обитель. Несмотря на оборону монастыря, которую вели монахи и монастырские крестьяне, 30 декабря польские отряды ворвались в монастырь, разграбили его и разгромили. При этом погибли 11 иноков: три иеромонаха — Трифилий, Макарий и Савватий, иеродиакон Афиноген, иноки — Варлаам, Дионисий, Иов, Кирилл, Максим, Иоасаф и Гурий, 5 монастырских служебников: Василий, Иван, Стефан, Никита и Диомид, и 38 монастырских крестьян (последующие поколения насельников монастыря вплоть до революции ежегодно совершали 30 декабря заупокойные службы в память о погибших защитниках обители).

В XVII в. велись значительные восстановительные работы. В обители была построена церковь святого апостола Иоанна Богослова — освящена 8 мая 1610 г. Патриархом Гермогеном (не сохранилась). В 1607—1618 гг. была возведена двухэтажная двуглавая Трехсвятительская (позднее — Сретенская) церковь (не сохранилась), в 20-е годы — звонница с храмом во имя преподобного Сергия Радонежского в нижнем ярусе (не сохранилась). В 1642—1648 гг. вокруг обители, взамен деревянных, были выстроены каменные стены с шестью башнями, превратившие монастырь в мощную крепость (в числе основных вкладчиков на её строительство наряду с боярином М.М. Салтыковым был и Патриарх Иосиф). Стены сохранились лишь частично, единственная уцелевшая до нашего времени башня превращена в колокольню. Богоявленский собор был кардинально перестроен (с трех сторон его обнесли галереей, а с северной стороны пристроили придельный Никольский храм). Росписью Богоявленского собора занялись в 1667 г. мастера Гурий Никитин и Сила Савин, но, к сожалению, древние фрески не сохранились.


В.C. Садовников «Вид Богоявленского Анастасиева монастыря в Костроме» (после 1865 года)

В подклете Богоявленского собора сохраняются надгробные камни, в частности, к XV в. относятся захоронения старца Никиты и сыновей князя Василия Боровского. В XVII в. Богоявленскому монастырю покровительствует боярский род Салтыковых, создавший в стенах обители своё родовое кладбище. В подклете Богоявленского собора были погребены окольничий Михаил Михайлович (в иноках Мисаил, + 1608), его сыновья — бояре Борис Михайлович (+ 1644) и Михаил Михайлович (+ 1671), внук Петр Михайлович (+ 1690, видный государственный деятель в царствование Алексея Михайловича, возглавлявший Малороссийский приказ), правнук стольник Федор Петрович (+ 1682, погиб в Москве во время стрелецкого бунта) и другие.


Богоявленский Монастырь в нач. XX в.

На территории монастыря сохранился Трапезный корпус XVII в. — трёхэтажное здание, с красивыми наличниками окон (особенно нарядны они на верхних этажах).
В 50-е гг. XVIII в. была построена Никольская («Салтыковская», как обычно называли её костромичи) церковь (освящена в 1760 г.); она сооружена над гробницей генерал-майора М.П. Салтыкова его вдовой Е.М. Салтыковой. Это был высокий барочный храм типа «восьмерик на четверике», с ярусным завершением. В советское время он был снесён. В XIX в. наружную лестницу Трапезной палаты, которая вела в помещения второго этажа, убрали и обозначили вход нарядным крыльцом.

В 1918 г. монастырь был закрыт, однако Богоявленский собор стал приходским храмом и действовал до 1924 г. С 1925 г. в здании закрытого собора размещалось губернское архивное бюро, ставшее затем областным архивом. В 1920—1930 гг. были почти полностью уничтожены монастырские стены и большинство башен, разрушены Никольский («Салтыковский») храм и Никольская часовня. В 1982 г. в Богоявленском соборе, используемом как хранилище областного архива произошел пожар, уничтоживший остатки фресок собора XVII в.
В костромских землях возникали крупные феодальные земельные владения, развивались солеварение, рыболовные и др. промыслы. «Сказание о Мамаевом побоище» упоминает Кострому в числе самых крупных русских городов наряду с Москвой, Переславлем, Владимиром и Ростовом.

В 1408 г. при вторжении в русские земли хана Эдигея в Костроме собирал силы для отражения врага вел. Кн. Василий Дмитриевич.

Во время большого пожара 1413 г. в городе сгорело 30 церквей.
Деревянный город в устье Сулы нередко подвергался грабительским нападениям ушкуйников, поэтому он был перенесён на новое возвышенное место, которое стало известно как Костромской кремль. В 1416 г. вел. Кн. Василий Дмитриевич «заложи град Кострому» - построил новую городскую крепость, бывшую, как и древнейший детинец, дерево-земляной. Она располагалась ниже по Волге, на месте позднейшего городского парка, в XVII в. стала называться «Старым городом».

ИПАТЬЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ


Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь. Вид со стороны старого русла реки Костромы.

Согласно наиболее общепринятой версии, монастырь основан около 1330 г. татарским мурзою Четом, родоначальником рода Годуновых и Сабуровых, бежавшим из Золотой Орды к Ивану Калите и принявшим в Москве крещение под именем Захария. В этом месте ему было видение Божьей Матери с предстоящими апостолом Филиппом и священномучеником Ипатием Гангрским, результатом которого стало его исцеление от болезни. В благодарность за исцеление, им на этом месте был основан монастырь. Первоначально был построен храм Святой Троицы, затем храм Рождества Богородицы, несколько келий и мощная дубовая стена. Вокруг располагались жилые и хозяйственные постройки. Все строения были деревянными.

Согласно менее известной версии, монастырь основал в 1275 г. князь Василий Ярославич, брат Александра Невского, ставший уже великим князем владимирским, но предпочитавший жить в Костроме. Также деяния Василия Ярославича приписываются легендарному князю XIII века Василию по прозвищу Квашня.
После смерти князя Василия и упразднения Костромского княжества монастырь попал под покровительство рода Годуновых, возвысившегося в середине XVI в. Годуновы, как и некоторые другие знатные боярские роды (Захарьины, Вельяминовы, Сабуровы, Шеины), считали Захарию (Чета) родоначальником. Его представители становятся ктиторами Ипатьевского монастыря. На территории монастыря расположена усыпальница этого древнего и знаменитого боярского рода, в том числе могилы отца и матери Бориса Годунова.
В этот период происходит бурное развитие монастыря. Только с 1586 г. по 1591 г. монастырь получил от Годуновых 1 тысячу рублей и несколько сёл. В результате земельный фонд монастыря вырос вчетверо, и к 1600 г. обитель стала четвёртой среди всех российских монастырей-землевладельце, владея более, чем 400 селами.
На средства Дмитрия Ивановича Годунова, дяди будущего царя Бориса Годунова вокруг монастыря были возведены каменные стены с шестью башнями и заложен Троицкий собор с приделами во имя апостола Филиппа и священномученика Ипатия Гангрского. В 1564 г. завершилось строительство зимней церкви Рождества Пресвятой Богородицы с приделом святителя Иоанна Златоуста. Над Святыми вратами в 1595—1597 гг. возводится храм, посвященный священномученикам Феодору Стратилату и Ирине — небесным покровителям царя Фёдора Иоанновича и его супруги царицы Ирины Фёдоровны, родной сестры Бориса Годунова. Возводятся каменные звонница, кельи настоятеля и монастырского эконома. Кроме этого, Годуновыми были сделаны многочисленные пожертвования церковных книг и утвари. В монастыре были созданы мастерская живописи и большая библиотека книг и рукописей.
Благодаря усилиям Годуновых к кон. XVI в. монастырь получил особую значимость в политической и духовной жизни средневековой Руси. Современники нередко называли обитель «Преименитой Лаврой», а настоятелю монастыря игумену Иакову в 1599 г. был пожалован сан архимандрита, что подчеркивало особую церковную и государственную значимость обители.

В годы Смуты монастырь переживает период упадка: после обращения царя Василия Шуйского за финансовой помощью для войны с Иваном Болотниковым и Тушинским вором архимандрит обители Феодосий и игумен соседнего костромского Богоявленского монастыря Арсений в октябре 1608 г. отправились в Тушино, где и принесли присягу Лжедмитрию II. С этого времени монастырь находится в руках сторонников Лжедмитрия II и патриарха Филарета.
В конце февраля 1609 г. костромичи восстали, перебили тушинский гарнизон и осадили Ипатьевскую обитель. Однако взять ее сразу не удалось — она представляла собой сильную крепость, окруженную мощными каменными стенами, на которых были установлены 27 пушек. В конце апреля к монастырю подошло войско Василия Шуйского во главе с мангазейским воеводой Давыдом Жеребцовым и приступило к осадным работам. В мае того года пан Лисовский, сняв часть войска из-под Троицы, попытался деблокировать Ипатьевский монастырь, но потерпел неудачу. Тем не менее костромская цитадель была захвачена Жеребцовым лишь в сентябре 1609 г.
В кельях монастыря, построенных в 1583 г., с осени 1612 г. жили юный Михаил Романов со своей матерью монахиней Марфой. 13 марта 1613 г. в монастырь прибыло посольство Земского собора, избравшего 16-летнего Михаила царём, во главе с архиепископом рязанским Феодоритом, келарём Троице-Сергиева монастыря Авраамием Палицыным и боярином Фёдором Ивановичем Шереметевым. 14 марта 1613 г. в Троицком соборе Ипатьевского монастыря был совершён торжественный обряд призвания на царство Михаила Романова, положивший конец Смутному времени.
По указу Михаила Фёдоровича Романова вдоль западной стены был отстроен Новый город. Он был обнесён высокими стенами с двумя воротами и тремя башнями: двумя наугольными и надвратной, средней между ними. Последняя (известная также как «Зелёная» по цвету черепичной крыши) с восьмигранным каменным шатром была заложена в месте, где 19 марта 1613 г. остановился крестный ход, провожавший Михаила Фёдоровича в Москву после его избрания на царство.
Однако взрыв порохового погреба, разрушивший в 1649 г. Троицкий собор, мало что оставил от вкладных икон предшествующего времени. Вновь выстроенный собор значительно превосходил по размерам погибшую церковь. В 1685 г. он был расписан артелью мастеров-изографов под руководством Гурия Никитина. Фрески собора — одно из замечательных произведений фресковой живописи второй пол. XVII в., уникальные по своему исполнению, композиции и разнообразию сюжетов.
В 1767 г. к приезду в Кострому императрицы Екатерины II в северном прясле крепостной стены были устроены Екатерининские ворота, ставшие основным входом в монастырь. Нарядное и яркое по формам сооружение в стиле барокко оформлено триумфальными арками. На внешнем фасаде в основании высокого аттика размещен лепной картуш с монограммой Екатерины II. Со стороны Старого города ворота украшены фронтоном с рельефным изображением «всевидящего ока».
В 1839 г. в центре Старого города на монастырской площади была поставлена памятная колонна в память знаменитых событий и лиц, оставивших след в истории Ипатьевского монастыря.
В 1837—1863 гг. под руководством архитектора К.А. Тона была проведена масштабная реконструкция монастыря. Вдоль стен по низкому берегу реки Костромы был возведен т. н. «обруб» — плотинное сооружение, защищавшее монастырские здания и крепостные сооружения от затопления во время весенних разливов. К.А. Тон заново оформил фасад монастыря, спроектировал шатровую церковь святых мучеников Хрисанфа и Дарии над Святыми воротами (со стороны реки Костромы) и соединенный с Троицким собором пятиглавый в византийско-русском стиле храм Рождества Пресвятой Богородицы (уничтожен в 1934 г.). Тогда же под видом реставрации были надстроены Романовские палаты и возведена «царская лестница» с широким маршем на второй этаж. Стены второго этажа снаружи расписаны «в шашку». Интерьер постройки украсили изразцовые печи, выполненные по проекту Ф.Ф. Рихтера.
В мае 1913 г. монастырь стал средоточием празднования трёхсотлетия дома Романовых. Во время празднования юбилея в монастырь приезжал Николай II и жил в специально построенном для него деревянном доме, возведённом за стенами обители.


А. Боголюбов Ипатьевский монастырь близ Костромы. 1861. Холст, масло.



Кострома. Схема средневековых укреплений города (по И.В. Баженову).

А – Старый город; Б – Новый город; В – местоположение крепости XIII в.; Г – Настасьинский м-рь. Башни: 1 – Спасская воротная; 2 – Средняя «от торгу»; 3 – Воскресенская наугольная; 4 – Ильинская воротная; 5 – Борисоглебская средняя; 6 – Дебринская; 7 – Волжская наугольная; 8 – Выводная с водяными воротами; 9 – Отводная; 10 – «От воды»; 11 – Волжская наугольная с рукавом; 12 – «С рукавом против мыту»; 13 – Тайничная; 14 – Против соборной церкви; 15 – Угловая у Спасских ворот; 16 – Никольская воротная; 17 – Средняя; 18 – Предтеченская 1-я; 19 – Предтеченская 2-я; 20 – Предтеченская угловая воротная с двумя мостами; 21 – Сульская; 22 – Васильевская выводная; 23 – Исаковская; 24 – Дмитриевская; 25 – Благовещенская воротная.

«Старый город» был заложен на высоком левом берегу Волги к югу от древнего детинца, имел прямоугольную в плане форму, по периметру был окружен «осыпью», т.е. земляным валом, с севера, востока и юга обведен рвом.с запада, со стороны Волги, вал вплотную примыкал к береговому откосу, крутизна которого была усилена эскарпом. На валу были поставлены дубовые стены с башнями. По описи 1628-1630 гг., стены имели 13 квадратных в плане башен, «…а башни рублены все клетками, бои выводные за город о дву мостах, а меж башен тын, острог ставлен без тарасей в борозду». Две башни имели проездные ворота с мостами через ров. Спасские ворота, расположенные недалеко от северо-западного угла крепости, выходили на торговую площадь, восточные, Ильинские, - на дебринские ул. В приволжской линии стен крепости между угловыми башнями стояла «выводная башня» с Водяными воротами, перед которыми была поставлена «отводная башня», а непосредственно у воды – еще одна башня. От угловой юго-западной башни крепости отходил «рукав» шириной 3.5 саж (ок. 6.4 м.), защищенный тыном. Первая от юго-западного угла крепости башня в западной стене («против мыта») также соединялась с рекой «рукавом». Следующая башня зап. Стены стояла над «тайником»: от нее к реке шел подземный ход длиной 30 саж. (ок. 64 м.), шириной две саж. «с четью» (ок. 4.8 м.), а «в дверях» - 1.5 саж. (ок. 3.2 м.). Длина стен по валу определена в 511 саж. (ок. 1100 м.), высота – 2.5 саж. (ок. 5.3 м.). В башнях и на стенах были устроены «полати с боем и подкотками». О рамзерах рва некоторое представление дает перекинутый через него Спасский мост, имевший длину 15 саж. «с четью», т.е. немногим более 32 м.

Именно там был выстроено первое в городе каменное здание — Успенский собор. Храм был одноглавый и двухстолпный, на высоком сводчатом подклете. Это один из первых известных на Руси двухстолпных храмов. В его архитектуре была и вторая уникальная особенность — разворот апсид не на восток, а на север, в сторону Запрудья, где произошло явление Феодоровской иконы. Двухстолпное решение стало весьма популярным на Костромской земле. Не исключено, что Успенский собор служил образцом при возведении несколькими десятилетиями позднее собора в Богоявленском монастыре Костромы, ныне кафедрального.


Успенский собор с берега Волги (фото С.М. Прокудина-Горского)

Вид из города на кремлёвские соборы

Посады Костромы XII-XV вв. находились близ древнего детинца, по обоим берегам р. Сула, росли главным образом в северном направлении, к р. Кострома, по дороге на Ярославль и Москву, которая шла через переправу у ипатьевского м-ря. С постройкой нового кремля посад стал расширяться на юго-восток, по направлению к Черной речке, а затем и к востоку, по дороге на Галич.
В 1817-1818 гг. крепостные валы были спланированы, рвы засыпаны. На площади «Старого города» был разбит городской парк, а в прибрежной его части еще в кон. XVIII в. построены дома для соборного причта. На участке западнее рва «Нового города» тогда же были поставлены Пряничные и Квасные ряды.

В 1471 и 1478 гг. костромская рать принимала участие в походах Ивана III против Новгорода, явившихся важным шагом на пути создания Русского централизованного государства.
В 1539 и 1540 гг. костромское ополчение дважды отражало набеги казанских татар, приходивших грабить костромские земли.
Перед походом Ивана Грозного на Казань в 1551 г. в Костроме собирался полк, которым командовали кн. Горбатый и Серебряный.
В Смутное время Кострома была дважды взята отрядами польского пана Лисовского и подверглась страшному опустошени. Сторонники Лжедмитрия II захватили тогда Ипатьевский м-рь, сделав его опорной базой для военных действий на северо-востоке страны.
В 1609 г. костромское ополчение сыграло важную роль в борьбе с польской интервенцией, изгнав из Ипатьевского монастыря укрывшихся там сторонников Лжедмитрия II. Костромские отряды влились в народное ополчение Минина и Пожарского.
В Ипатьевском монастыре в 1613 г. был призван на царство Михаил Фёдорович Романов, и, таким образом, Кострома стала «колыбелью» царской и императорской династии Романовых. Ипатьевский м-рь стал временной резиденцией московского царя Михаила Романова.


Призвание на царство Михаила Фёдоровича / Книга венчания на царство Михаила Фёдоровича Романова. 1672 год. Неизвестный автор

После Смутного времени в Костроме были заново отстроены оборонительные укрепления кремля, а вокруг раскинулся обширный торгово-ремесленный посад и слободы.

В 1619 г. был построен «Новый город».
В 1619 г. горожане «собою» построили «для осадного сидения» еще одну крепость, примыкавшую с севера к кремлю и получившую название «Новый Город». Земляной вал со рвом новой крепости ограждал Торговую площадь вплоть до протока р. Сула. По валу был поставлен «город рубленный, с боями и катками и покрыт тесом мерою от земли до зубцов и с обломом три сажени», с 10 башнями. Западная стена шла по кромке верхней волжской террасы, имела длину 230 саж. (ок. 490 м.). в этой стене было пять башен: Никольская, Средняя и три Предтеченских. Две из них имели ворота, соединявшие «Новый город» с западным («подольным») посадом: Никольская с одним мостом и Предтеченская угловая. Северная сторона «Нового города» замыкалась стеной Крестовоздвиженского, или Анастасьинского м-ря, в кон. Ее была угловая Сульская башня. От нее начиналась восточная стена, защищавшая «Новый город» с напольной стороны и имевшая четыре башни: Васильевскую, Исаковскую, Дмитриевскую и Благовещенскую. Васильевская башня была «выводной», с выходом для организации вылазок. Самая южная в восточной стене Благовещенская башня имела ворота с мостом через ров, выводившие на дорогу, шедшую к Галичу. Длина восточной стены от Сульской до Благовещенской башни составляла 220 саж. (ок. 470 м.), от Благовещенских ворот до угловой Воскресенской башни «Старого города» - 112 саж. (ок. 238 м.). На этом отрезке стены И. Баженов называет еще Гостиную башню. Вероятно, она примыкала к Воскресенской башне «Старого города» с воротами к восточному («напольному») посаду. По описи 1679 г., по восточному и западному обводам указана «длина стен по мере кругом в пряслах 610 сажен». Видимо, в описи 1619 г. длина стен по отрезкам была приведена без учета продольной величины башен и воротных проемов. С учетом стен «Старого города» и Анастасьинского м-ря, замыкавших «Новый город» с юга и севера, общая длина укреплений по периметру составляла 810-820 саж., т.е. ок. 1700-1750 м., площадь – не менее 10-12 га.


Башни и стены Нового города

Северо-западная башня Нового города (1642-1645 гг.)

В 1642-1648 гг. были возведены каменные укрепления Богоявленского м-ря. Вместе со «Старым городом» и «Новым городом» они составляли достаточно мощный оборонительный узел.

Документы XVII в. отмечают быстрые темпы роста населения города. В 1614 г. в Костроме было зафиксировано всего 312 дворов, в 1628-1634 гг. – 1633 двора, в 1646 г. – уже 1726 дворов, а в 1650 г. – 2086 двора. Во 2-й пол. XVII в. среди костромичей было 600 ремесленников более чем 25 специальностей, в городе было 700 «торговых мест». Среди наиболее развитых ремесел источники называют кузнечное, продукция которого потреблялась не только в городе и его окрестностях, но и отправлялась по Волге «на низ», кожевенное, полотняное, строительное, мыловаренное и др. Среди ремесленников были ювелиры и иконописцы.

К середине XVII в. Кострома по своему экономическому развитию и числу жителей становится третьим после Москвы и Ярославля крупным ремесленным городом Русского государства с развитым текстильным, кожевенным, мыловаренным, серебряным и иконописным производством. Получили развитие кузнечный, гончарный, строительный промыслы. Тогда же в Костроме возникает большой торговой центр, в городе была учреждена английская фактория. Во второй половине XVII века в Костроме сформировалась выдающаяся школа фресковой и иконной живописи.
Владимиро-Суздальское княжество.
Города Владимиро-Суздальского княжества.
Московское княжество.
Звенигородское княжество.
Ростов Великий.
Угличское княжество.
Ярославское княжество
Костромское княжество (1246 - 1303 гг.)
Галицкое княжество 1247-1450 гг. Столица: г. Галич Мерьский.
Городище Унорожское.
Городище Унжа.
Дмитровское княжество 1247-1569 гг. Столица: г. Дмитров.
Князь Юрий Долгорукий.
Князь Всеволод III Большое Гнездо.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Русь | Добавил: Jupiter (16.06.2015)
Просмотров: 1084 | Теги: история | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика