Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
28.11.2021
15:07
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1425]
Суздаль [438]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [456]
Музеи Владимирской области [61]
Монастыри [7]
Судогда [11]
Собинка [135]
Юрьев [241]
Судогодский район [110]
Москва [42]
Петушки [161]
Гусь [167]
Вязники [319]
Камешково [106]
Ковров [404]
Гороховец [127]
Александров [275]
Переславль [115]
Кольчугино [82]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [42]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [115]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [94]
Учебные заведения [139]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [56]
Муромские поэты [6]
художники [38]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1966]
архитекторы [8]
краеведение [58]
Отечественная война [264]
архив [6]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [37]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [27]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 24
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская энциклопедия

Порцевская Ирина Григорьевна

Порцевская Ирина Григорьевна

Порцевская Ирина Григорьевна (20.04.1931, г. Ленинград – 6.10.2010, г. Владимир) - общественный деятель, краевед.


Порцевская Ирина Григорьевна

Ирина Григорьевна Порцевская (Сорокоумова) родилась 20 апреля 1931 года в Ленинграде. В детстве жила в городе Фрунзе (ныне Бишкек), где ее отец работал заведующим Киргизской республиканской противочумной лабораторией. Мать, будучи врачом, работала там же.
После ареста в 1937-м году отца, а затем и матери, жила вместе с бабушкой и младшей сестрой в городе Балашове Саратовской области.
Ирина Григорьевна окончила Балашовский государственный педагогический институт (г. Балашов Саратовской обл.). В 1951 - 1957 гг. работала директором Дома пионеров в г. Балашове. В 1958 - 1961 гг. - ассистент кафедры педагогики и психологии Калининградского государственного педагогического института.
С 1961 г. жила в г Владимире. В 1961 - 1969 гг. - учитель русского языка в школе № 6, завуч школы № 1 г. Владимира. В 1969 - 1979 гг. работала сначала инструктором во Владимирском горкоме КПСС, затем инструктором и заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации Владимирского обкома КПСС.

Изгнание Евтушенко из Владимира
— Вы знаете об изгнании Евтушенко из Владимира? Многие, наверное, об этом даже не помнят. Он приехал в нашу область по приглашению общества книголюбов, по "древней" договоренности со всеми партийными органами, райкомами и горкомами. Это был, кажется, 78-й год.
Приезд Евтушенко поручили организовать тракторному заводу. Он прислал машину в Москву. Ну а Евтушенко какой-то странный номер выкинул — вышел из квартиры без верхней одежды, в легком костюмчике, а жена его — в легких туфельках. А стоял ноябрь — довольно холодно. Их сразу привезли в гостиницу. Во Владимире запланировали выступления в политехническом институте, в цехах тракторного завода, в Доме культуры. Все было регламентировано, расписано.
Я такого вечера поэзии в своей жизни не припомню, настолько это было артистично, красиво, необыкновенно! Он читал свои стихи с большим подъемом. Евтушенко зал заворожил. Артистический человек. У него в то время как раз вышел стихотворный цикл "Северный", где он написал о рабочих всевозможных цехов, рыболовецких артелей. Там есть одно стихотворение, оно мне не очень нравится, — про пузатого начальника, про пренебрежительное отношение администратора к рабочим. Евтушенко прочитал его с должной интонацией. Кончился вечер, публика стала расходиться. Когда мы стояли в раздевалке, к нам подошла одна из работниц обкома КПСС. Влиятельная партийная дама начала возмущаться — как посмел Евтушенко высмеивать начальство! Все, что она читала или слушала, всегда рассматривала с идеологических позиций, — нет ли там чего такого! И вот эти стихи про начальника ее прямо убили. Она об этом тотчас доложила секретарю обкома Шагову. "Нет, ну вы подумайте! Подлец, предатель, антисоветчик".
На другой день, как только мы явились на работу (я работала инструктором в обкоме), нашу заведующую — Надежду Акимовну Королеву — вызывает на ковер Шагов. Ну, тот не стеснялся в выражениях. Это был мат-перемат и все что угодно. А ведь Надежда Акимовна была единственной дамой, заведующей отделом, и к ней относились с большим уважением. Шагов обвинял Королеву в серьезной идеологической промашке. Королева пыталась возражать: "Как же так! Я вам еще два месяца назад доложила, что приезжает Евтушенко. И вы согласились. И секретарь горкома партии об этом знает, и секретарь райкома". Но он даже и слышать ничего не хотел, был вне себя. Разгоряченный Шагов позвонил на тракторный, в партком, и поставил ультиматум — никаких выступлений в цехах и в институте! Везите Евтушенко в Суздаль, напоите до беспамятства и доставьте в Москву. Что они и сделали. А его так ждали студенты! Сувениры ему приготовили, испытывали большое волнение, трепет. У меня тогда муж в политехническом институте работал.
Повезли Евтушенко в Суздаль, повели по всем кабачкам и трактирам. Привезли его обратно во Владимир вечером — конечно, пьяным. Но он держался бодро. Видимо, ему намекнули, что к чему, так и сказали: "Евгений Александрович, собирайтесь. Мы вас везем в Москву. Завтра машины у нас не будет". И его повезли в гостиницу. Евтушенко поставил одно условие, чтобы его во что бы то ни стало завезли в обком партии.
В обкомовской приемной находился милицейский пост. Как раз дежурил очень хороший человек, Николай Александрович Черкасов. Замечательный милиционер. Я даже не знала, что он читающий. Евтушенко влетает: "Здравствуйте, я Евтушенко!". Черкасов от пиетета остолбенел: "Евгений Александрович, я вас узнал, я вас знаю! Все ваши стихи читал". А в обкоме, конечно, никого нет — рабочий день закончился. Но секретарь по идеологии Шагов почему-то задержался. Он часто задерживался. Евтушенко ворвался на второй этаж, нашел кабинет Шагова, распахнул дверь и в сердцах выпалил: "Я был во множестве стран, но меня изгонял только Франко и вы!". Хлопнул дверью и уехал. А наши, как всегда, сделали гадость. Они его высадили в Москве возле метро. Без плащика, без всего.
На другой же день Шагов собрал журналистов. У нас был такой маленький конференц-зал. И Шагов с таким жаром рассказывал, как Евтушенко к нему влетел, как его обозвал. В общем, он представил картину самым омерзительным образом. В зале стояла мертвая тишина — ни одного сочувствующего взгляда в сторону Шагова. Журналисты, конечно, были за Евтушенко.

В 1979 - 1986 гг. - председатель Владимирского обкома профсоюза работников культуры.
В 1986 - 1993 гг. - заместитель председателя и с 1993 по 2003 г. председатель Владимирского областного фонда культуры.
В 1989 году создано Владимирское отделение общества «Мемориал».
Ирина Григорьевна была одним из инициаторов создания в 1990 году при Фонде культуры Областного общества краеведов. Была одним из инициаторов создания при Фонде городского клуба старожилов «Я встретил Вас...» (работает с 1995 г.).
В 1994 г. при Фонде культуры начал работать Фонд Бориса Французова.
В период её руководства Фондом культуры были разработаны и осуществлялись программы: «Краеведение», «Твоя родословная», «Некрополь», «Владимирская энциклопедия», «Топонимия», «Новые имена». Эти программы имели дальнейшее продолжение. Программа «Твоя родословная» дала начало областным школьным краеведческим конференциям. В рамках программы «Топонимия» был издан сборник «Записки владимирских краеведов: владимирский именослов» (2001), а инициаторы и участники программы вошли на правах экспертов в топонимическую комиссию при администрации г. Владимира.
Программа «Некрополь» имела продолжение в создании муниципального учреждения культуры «Владимирский некрополь» (работал в 1999 - 2004 гг.). В 1999-2004 гг. Порцевская — директор МУК "Владимирский некрополь". Много сделала для сохранения Князь-Владимирского кладбища г. Владимира как историко-мемориального объекта, для подготовки пяти выпусков сборников, посвященных его изучению.
Программа «Владимирская энциклопедия» завершилась «зданием областного биобиблиографического словаря «Владимирская энциклопедия» (вышла в свет 28 августа 2002 года тиражом 1500 экземпляров). И.Г. Порцевская являлась членом редколлегии словаря.
Являлась членом группы составителей областной книги «Солдаты Победы» в шести томах (издана администрацией Владимирской области в 2005 - 2010 гг.).
В последние годы жизни она успела написать замечательную книгу воспоминаний «Свидетельство о рождении», изданную в 2008 году.
Награждена медалями «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда» и др., а также знаком Министерства культуры РФ «За достижения в культуре». Лауреат областной премии в области культуры, искусства и литературы.
Умерла 6 октября 2010 г. в гор. Владимире. Похоронена на Улыбышевском городском кладбище.

Публикации И.Г. Порцевской:
КНИГИ
:
1. Свидетельство о рождении: (воспоминания). — Владимир, 2008.
2. То же. 2-е изд., доп. - Владимир: Транзит-ИКС, 2008.
СТАТЬИ:
1. «Владимирский некрополь» // Владимирский некрополь: воинские захоронения. Владимир, 1999. - Вып. 2.
2. «Владимирский некрополь» - вчера, сегодня, завтра // Владимир XXI век: материалы общественных слушаний по проблемам реализации концепции Генерального плана города Владимира. - Б.м., б.г. [Соавтор].
3. Итоги работы по благоустройству территории Князь-Владимирского кладбища в июне-августе 2001 года // Владимирский некрополь: Князь-Владимирское кладбище. Владимир. 2002. — Вып. 5.
4. Фонд культуры // Памятники Отечества: альманах. - М., 2002. — № 53.
5. Для чего, собственно, был создан Фонд культуры? // Владимирский Фонд культуры: (к итогам 15-летней деятельности). - Владимир. 2002.
6. Итоги работы по благоустройству территории Князь-Владимирского кладбища // Владимирский некрополь: Князь-Владимирское кладбище. - Владимир, 2004. – Вып. 5-6.
7. Ковалёвы // Солдаты Победы: книга о фронтовиках Владимирской области — участниках Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. Владимир, 2006. — Т. 2.
Публикации о ней:
1. Баранова С. Здравствуй и прощай, грусть! // Призыв. 1994, — 5 марта.
2. Леонтьева С. «Владимирская энциклопедия» и энциклопедисты // Старый владимирец. - 1995. - № 5.
3. Коншин М. Я вспомнил время, время золотое… // Молва. - 1995. - 7 сент.
4. Савинкова О. Рубежи жизни Ирины Порцевской // Забота для Вас. - 2001. - 20 апр.
5. Баранова С. Интеллигентом притвориться нельзя // Призыв 2001. - 20 апр.
6. Баранова С. Женщина, которая умеет заботиться о других // Призыв. - 2001. - 30 окт.
7. Владимирский Фонд культуры: (к итогам 15-летней деятельности). – Владимир: Транзит-ИКС, 2002.
8. Трохин А. Ирина Порцевская: я никак не могу понять свой родной русский народ // Призыв. – 2009. - 29 июля.
9. Гордеева Т. Свидетельство о рождении Ирины Порцевской // Призыв. - 2010. - 3 марта.

Слово друзей и близких

СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ ГОРДЕЕВ:
Совершенно не помню, когда впервые услышал об Ирине Григорьевне Порцевской и увидел ее. Завораживает странное ощущение того, что я знал её всегда. Всё это чем-то напоминает овладение родным языком, то, как мы незаметно для самих себя научаемся думать и говорить на нём.
Вспоминаю её на открытии многих музейных выставок, причём непременно в окружении собеседников, что и неудивительно. Школа, работа в партийных органах, председателем обкома профсоюза работников культуры дали ей возможность познакомиться с разными слоями жителей. Она поимённо знала едва ли не пол города, а её - весь город.
Зная Ирину Григорьевну, как знали мы, наблюдая «издалека» известных политиков, деятелей науки и культуры, я не предполагал, что мне доведётся в течение нескольких лет непосредственно общаться с нею, узнать её деловые качества и душевную красоту. Это произошло в последнее десятилетие ХХ века - годы работы при Владимирском Фонде культуры над «Владимирской энциклопедией», где Ирина Григорьевна была инициатором и организатором осуществления этого амбициозного проекта.
Некоторые области тогда уже имели свои энциклопедии. Почему бы и нам не последовать их примеру? Но многие не верили в успех задуманного предприятия. Нетрудно было представить объём и сложность предстоящей работы, и казалось, что для её выполнения нет ни достаточного творческого потенциала, ни финансовых возможностей. Здесь-то и проявились воля и блестящие организаторские способности Ирины Григорьевны, привыкшей действовать в любых, и, как правило, далеко не самых комфортных обстоятельствах нашей жизни, не пасовать перед трудностями, которые кажутся непреодолимыми.
А годы, о которых идёт речь, были не из лёгких. Не берусь утверждать, справедливо это или нет, но стало почти поговоркой называть их «лихими». Достаточно «перелистать» страницы 90-х одну за другой, чтобы проступил жутковатый силуэт этою десятилетия: развал Советского Союза, экономический кризис, «шоковые реформы» Гайдара, беспрецедентный расстрел парламента, чеченские войны, пиршество олигархов, охота на политиков и журналистов, шельмование культуры: её хранители - музеи предстали в образе захватчиков и грабителей.
По прошествии времени всё рельефнее выступает та созидательная роль, которую сыграла во Владимире Ирина Григорьевна вопреки разрушительным тенденциям времени. Ею был инициирован и воплощён в жизнь целый ряд жизнеутверждающих программ Владимирского Фонда культуры, в котором «Энциклопедия» лишь одна из них, но были и другие: «Краеведение», «Моя родословная», «Топонимия»...
Знание людей, их характеров, творческих возможностей позволили ей собрать коллектив единомышленников, выдержавший 10-лстний период работы над энциклопедическим справочником. А это регулярные - раз в неделю по вечерам — заседания редколлегии.
Кто-то из философов заметил, что среди видов человеческой деятельности есть настолько специфичные, что могут выполняться лишь людьми, имеющими на то особые склонности. Не знаю, относится ли это к организационно-поисковой работе, но Ирина Григорьевна расположенностью к такой деятельности обладала вполне. Уму непостижимо, как удалось ей найти не только в своей Владимирской области, но и за ее пределами более 160 авторов для написания почти 3000 статей о политиках, военных и церковных деятелях, хозяйственных руководителях, Героях Социалистического Труда, учёных, писателях, артистах... Не только найти, но и договориться с ними, честно предупредив, что работать они будут бесплатно, на общественных началах.
Особого упоминания заслуживает то, в какой творческий атмосфере, созданной при участии Ирины Григорьевны, протекала работа редколлегии. Сложился своеобразный клуб, где никто не чувствовал себя скованным, свободно выражал своё мнение, где всему уделялось время: серьёзной деловой беседе, обмену новостями, воспоминаниям, шуткам и анекдотам. В работе не было простоев, но не было и неоправданной спешки, всегда чреватой нежелательными последствиями.
Говоря об Ирине Григорьевне, невозможно избежать слов, мудрость, светоносность, доброта. Нам приходилось видеть её чем-то озабоченной, усталой, но никогда - раздражённой и неприветливой.
Проходят годы, события, набегая одно на другое, многое вытесняют из памяти. Но те далёкие вечера в обществе Ирины Григорьевны памятны и поныне незабываемой яркостью впечатлений.

ВАЛЕНТИНА ГЕОРГИЕВНА ТОЛКУНОВА:
С Ириной Григорьевной я познакомилась вначале «издалека». Впервые я увидела сё... на театральной сцене. Тогда, в середине 1970-х годов, я начала работать в областной научной библиотеке им. М. Горького. Именно в это время обком КПСС организовал для творческой интеллигенции и работников учреждений культуры города лекторий, или, как тогда говорили, «политучёбу». Организатором, руководителем, а возможно, что и инициатором этих занятий была Ирина Григорьевна, работавшая в то время в идеологическом отделе обкома партии. Поскольку политучёба тогда проводилась во многих коллективах, и, как правило, это были скучные, заорганизованные мероприятия, то ничего хорошего от этой новой учёбы не ждали. Но оказалось всё наоборот! Когда я пришла на первое занятие в драматический театр (где они потом и приводились постоянно) - зал был полон; художники, музыканты, писатели, артисты, сотрудники музея, библиотек... На сцену вышла энергичная, яркая, улыбающаяся женщина и обратилась к нам на живом, «человеческом» языке, совсем не похожем на тот, каким говорили тогда партийные работники. Это и была Ирина Григорьевна. Она сказала, что никаких лекций и политинформаций не будет - наши занятия будут проходить в форме встреч с интересными людьми, чтобы мы могли не только услышать их, но и задать свои вопросы. И оказалось, что на эти занятия мы стали ходить с большим интересом, ждать их. Кого только она не приглашала! Это были не только московские знаменитости, но и наши владимирские писатели, учёные, работники промышленности, художники... И то, что эти встречи оставили впечатление чего-то живого, интересного в скучной череде подобного рода мероприятий, конечно, заслуга Ирины Григорьевны.
Как я потом не раз убеждалась, у неё был особый дар: всё, к чему бы она ни прикасалась, становилось человечным, живым, оставляло яркие, незабываемые впечатления. И был у неё ещё один талант - талант общения, сочетавшийся с неподдельным интересом к каждому человеку, с которым её сводила судьба. Все, кому выпало счастье общаться с ней, чувствовали это, поэтому она всегда была окружена людьми.
Наверное, эти качества помогали ей и позднее, когда она работала председателем обкома профсоюза работников культуры. Мне приходилось в то время обращаться к ней и по профсоюзным, и по личным делам. Случалось видеть, как она работала - постоянные посетители, бесконечные телефонные звонки и просьбы, просьбы - у работников культуры проблем всегда хватало. Но никакого раздражения, недовольства, желания отмахнуться от них не было. Наоборот было желание выслушать, вникнуть в заботы каждого человека, помочь. Я уверена, что многие, кто в те годы работал в сфере культуры, вспоминают Ирину Григорьевну с благодарностью - она делала для людей неизмеримо больше, чем требовалось по должностным обязанностям, не жалея ни сил, ни личного времени. Но я в то время и не предполагала, что вскоре меня свяжут с ней радостные годы совместной работы, общения, дружбы.
Когда в конце 1980-х годов Ирина Григорьевна возглавила областное отделение только что созданного Советского Фонда культуры, многие люди, знавшие её деловые и человеческие качества, говорили: лучшей кандидатуры не придумаешь. Мне кажется, что именно тогда раскрылись в полную силу её таланты, сослужив великую службу, как в поддержке многих культурных инициатив, так и людей, с ними связанных. Она и её добровольные помощники сумели сделать Владимирский Фонд культуры центром притяжения для таких же неравнодушных людей, придумать новые формы и направления работы, привлечь общественное внимание к проблемам и нуждам культуры. Люди шли сюда со своими идеями, предложениями... Жизнь здесь била ключом, несмотря на то, что Фонд жил на скудные средства, которые ещё надо было заработать, но и без копейки денег там зарождались яркие, интересные начинания. Возможно, само время было таким - конец 80-х — начало 90-х время надежд, ожиданий, когда ветер перемен будил в людях творческую энергию, веру в лучшее. Ирина Григорьевна горячо поддерживала любую свежую мысль, любое полезное начинание. Да и все программы Фонда сами были чем-то по тем временам новым, необычным: «Владимирский некрополь», «Твоя родословная», «Владимирская топонимия». Впервые стали проходить областные краеведческие конференции школьников, возник клуб старожилов «Я встретил Вас...», совместно с областной научной библиотекой стали проводиться ежегодные областные краеведческие конференции...
Я была свидетелем её разговоров с людьми, приходившими в Фонд с какими-то предложениями. Как загорались её глаза, какой неподдельный интерес к каждому человеку, помню её восторженное: «Замечательно!», «Прекрасно!». Именно так восприняла она и идею создания биобиблиографического словаря «Владимирская энциклопедии», ставшего целой эпохой, как в жизни Ирины Григорьевны, так и всех нас, объединённых этой идеей. Вначале мы были небольшой инициативной группой В.И. Титова, С.П. Гордеев, М.П. Попова, А.В. Торопов, В.А. Порцевский, В.С. Бузыкова, В.А. Антонов - люди, с которыми мне посчастливилось работать вместе, позднее к вам присоединялись всё новые и новые авторы.
Почти десять лет без выходных, праздников и отпусков - всё личное время тратили мы на энциклопедию. Но на её публикацию нужны были и деньги, и хороший издатель, и попутно решение массы организационных вопросов. Всё это лежало на плечах Ирины Григорьевны. Иногда мы видели ее очень озабоченной, но она старалась не сообщать нам какие-то негативные новости, боясь, что они могут помешать нашей работе, огорчить нас. Но все проблемы как-то решались, Ирина Григорьевна была блестящим организатором и просто мудрой женщиной, умеющей общаться с самыми разными людьми.
Постепенно у нас сложился такой порядок: каждую неделю по вторникам после работы мы собирались в Фонде культуры, приносили всё, что было сделано за неделю, обсуждали сделанное, общались с новыми авторами и теми, кто хотел участвовать в нашем проекте, распределяли работу на следующую педелю. Когда дел было особенно много засиживались допоздна - и почему-то никто не чувствовал усталости. Во многом это была заслуга Ирины Григорьевны - ведь как важна тёплая, непринуждённая обстановка, которую она умела создать, искренняя радость, с которой она встречала нас. А «на дворе» были 90-е годы — как только не называют их теперь! Но для нас они стали счастливыми - ведь мы делали интересное, нужное дело, да и завершилось оно счастливо и благополучно энциклопедия после долгих мытарств была всё-таки издана, получила отличную оценку в «Союзе краеведов России». И как приятно теперь видеть её в библиотеке в руках читателя, или на рабочем столе преподавателя и даже чиновника...
Завершилась наша работа тоже в духе 90-х годов. Весь тираж энциклопедии привезли из типографии 28 августа 2002 года. И надо же такому случиться, что буквально на следующий день помещение Фонда культуры было в очередной раз обокрадено: неизвестные злоумышленники, проникнув ночью через окно, похитили компьютер, на котором и была подготовлена энциклопедия, а на саму энциклопедию, лежавшую в больших связках посредине комнаты, к счастью, не позарились. Ирина Григорьевна, сообщая мне об этом по телефону, рассказывала обо всём в свойственной ей манере - с юмором, хотя я чувствовала, что она очень огорчена и расстроена.
Ирина Григорьевна была ярким, искромётным человеком, её душа была открыта миру и людям. Она прожила счастливую жизнь, хотя детство и юность у неё были трудными — ведь её родители в 30-е годы были репрессированы. Мы долго уговаривали её написать воспоминания, зная, что она обладала прекрасной памятью, была великолепным рассказчиком. И когда, наконец, у неё нашлось для этого время, получилась книга, которую она назвала «Свидетельство о рождении». Она попросила меня быть её редактором. Помню, прочитав вечером первые главы, я не могла уснуть. Как можно о том страшном времени, о трудной жизни без родителей рассказывать так, как это сделала она: без тени озлобленности, мудро, с благодарностью к тем людям, что помогли выжить ей и её младшей сестре!
Ирину Григорьевну всегда окружали люди, и это были достойные люди. В её квартире не умолкал телефон - кто-то справлялся о здоровье, кому-то нужен был её совет, кому-то срочно - её мнение о новой книге, о телевизионной передаче, о последних событиях в стране, в нашей области и городе. Казалось, что она знает буквально всё и всех, она интересовалась всем, что происходило вокруг и обо всём у неё было своё мнение. Общение с ней ценили, к её советам прислушивались.
Она была человеком, который не может жить без дела. В последние годы она уже почти не выходила из дома, но всё же не отказалась принять участие в работе над шеститомной книгой «Солдаты Победы», которая и была впоследствии издана администрацией Владимирской области. Наш «штаб» - небольшой коллектив составителей книги - собирался у неё дома. Обсуждали проблемы, появлявшиеся при редактировании воинских списков, проект очередного тома и многое другое. Ирина Григорьевна так радовалась, когда удавалось найти новые имена участников Великой Отечественной войны, ушедших на фронт из нашей области! Вообще у неё была какая-то очарованность людьми, она искренне радовалась их успехам, достижениям, относилась с огромным уважением к чужому труду. Помню, ей позвонили из одной владимирской газеты с просьбой рассказать о нашей работе над «Солдатами Победы». А в результате получился ее восторженный рассказ... не о нас, а о школьниках из Вязниковского района, собравших для книги имена своих земляков - участников войны.
К сожалению (для многих людей, её знавших), Ирина Григорьевна, инициатор и вдохновитель множества культурных начинаний в нашем городе, сделавшая так много полезного и нужного, не имела ни почётных званий, ни больших наград. Не знаю, как она относилась к этой несправедливости, но для неё было свойственно больше отдавать, чем что-то получать. И все, кто работал с ней, дружил и просто общался, понимали, что жизнь подарила им встречу с необыкновенным человеком, отдавшим каждому из них частичку своей души, ставшим образцом интеллигентности, чести, достоинства, неравнодушия и бесконечной любви к людям. Такой она навсегда останется и в моей благодарной памяти.

ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ АНТОНОВ:
В моей жизни, жизни именно как краеведа, Ирина Григорьевна сыграла роль самую значительную. Именно благодаря её доброжелательному отношению к совершенно незнакомому инженеру, работнику Владимирского тракторного завода, я вошёл в круг интересных людей, объединённых общим делом созданием «Владимирской энциклопедии», издания, равного которому нет в нашем краеведении. Но это ясно сейчас, а тогда всё только начиналось, и конец работы виден был, как слабый свет в конце тоннеля. Впервые встретился я с Ириной Григорьевной, по-моему, в 1994 году. В те годы у меня была интересная работа на заводе, а параллельно ей - ещё более увлекательное занятие. В своё свободное время, которого тогда казалось очень много, я знакомил гостей Суздаля и Владимира с нашими древними городами, с их памятниками и достопримечательностями. Внештатным экскурсоводом музея-заповедника к тому времени я был уже более 10 лет. Понятно, что свои знания приходилось постоянно пополнять, много читать и выискивать по крупицам из печатных источников сведения о родном крае. Особенно много вырезок из газет накапливалось у меня не только о Суздале и Владимире, но и о родной Собинской земле. Я считал себя тогда знатоком родной стороны, и всегда с досадой относился к публикациям краеведческих материалов, которые содержали явные ошибки. А их было, к сожалению, много. Помню, что традиционно рецензии в областных газетах на многие краеведческие издания назывались или начинались так: «Ошибок могло быть меньше».
И вот однажды в газете (в какой, тоже не помню, но выходившей во Владимире) я увидел строчки, которые меня побудили к действию. А причина была такая: лет за десять до этого я, как и многие владимирские краеведы, очень возмущался обилием ошибок и неточностей в книге «Земля Владимирская: географический словарь», выпущенной Л.А. Фоминцевой стотысячным тиражом. И даже часть моего огромного письма с перечислением ошибок в этом словаре «Призыв» опубликовал рядом с другими негативными отзывами. Но через несколько лет вышло второе издание словаря, исправленное и дополненное. Некоторые «ляпы» в нём были исправлены, но новое издание было дополнено и новыми ошибками! Поэтому, когда я прочитал в той газете, что большой коллектив авторов (среди которых я увидел и знакомые по краеведческим публикациям фамилии) работает над капитальным краеведческим трудом, который совсем скоро выйдет в свет, я поскорее решил разыскать их и попросить показать, что там они написали про родную мою Собинскую сторону. Разыскал я место встреч этих энтузиастов (правда, значительно позднее я понял, что только на энтузиазме Ирины Григорьевны и её соратников всё там и держалось).


Улица Музейная, д. 3. Департамент Культуры администрации Владимирской области

Собирались они на улице Музейной в доме № 3, где тогда располагался Владимирский Фонд культуры. Собирались по вторникам или средам, я же попал в другой день, и в малюсенькой комнатке за письменным столом увидел женщину, внешне чуть моложе моей мамы. Она сразу оторвалась от своего занятия, приветливо ответила на моё «здравствуйте» и очень внимательно меня выслушала. Я же объяснил, что дело у меня личное, но я хотел бы видеть упомянутую в газете книгу, пока она ещё не вышла, дескать, хуже от этого книга не станет. Как сейчас понимаю, весьма самоуверенное желание, но с благими намерениями. Повидавший к тому времени немало чиновных лиц в заводских и ведомственных кабинетах, в главках и многочисленных конторах разных городов нашей необъятной Родины, я совершенно не ожидал такой реакции солидной дамы, сидящей за столом. Она обрадовалась! Во время моего краткого объяснения, почему я считаю себя таким всезнайкой, она доброжелательно улыбалась и дважды во время моей заминки подбадривала: «Очень хорошо» и «Замечательно». Это и была Ирина Григорьевна. Она спросила: есть ли у меня что-нибудь для книги? Я же об этом даже не задумывался, я надеялся увидеть готовую книгу. Ирина Григорьевна попросила составить списки деятелей, связанных с Собинским районом, о которых я хотел бы видеть статьи в будущем издании. Я согласился, не предполагая, что в скором будущем о большинстве из них мне придётся собирать сведения и писать самому, и даже переделывать уже готовые материалы. И стать, благодаря Ирине Григорьевне, не только одним из авторов энциклопедии, но и войти в редакцию. И тут же Ирина Григорьевна поинтересовалась, не соглашусь ли я (!) посмотреть - на предмет ошибок, разногласий и неточностей собинских материалов в готовящемся к изданию Госцентром по охране памятников Каталoгe памятников истории и культуры Владимирской области. Увидев мою заинтересованность, она в тот же день познакомила меня с В.В. Вихревой, и вскоре я вовсю погрузился в работу над собинским разделом Каталога, а немного позднее - владимирским и суздальским (каталог увидел свет в 1996 году). Вскоре Ирина Григорьевна познакомила меня с коллективом, работавшим над энциклопедией. Для работы в архивах всегда требуется так называемое «отношение». Сейчас его оформить просто. А в те годы такую бумагу выдавали по месту работы, и мне на заводе получить её было непросто. Мелкая чиновница в отделе кадров не могла дать справку, что мне необходимо работать в Государственном архиве Владимирской области и в архиве Госцентра, и отправляла к начальнику. А её начальник вообще не понимал, зачем это инженеру-конструктору понадобился ещё какой-то архив, если на заводе и свой архив имеется! Поэтому мои первые «отношения» во владимирские архивы были подписаны Ириной Григорьевной от Владимирского Фонда культуры.
Никогда не забудется мне Ирина Григорьевна и как гостеприимная хозяйка. Поскольку я жил в Лакинске, а работал во Владимире, иногда появлялась необходимость задержаться во Владимире допоздна. В этом случае проблема ночлега решалась просто: напрашивался в гости к родным или знакомым. К Порцевским я не напрашивался: если задерживались долго на собрании «энциклопедистов», Ирина Григорьевна переживала, как же я доберусь до дома, и не раз убеждала меня, что переночевать у них будет самым лучшим вариантом решения проблемы. В этом случае остаток вечера за разговорами, за рассказами Ирины Григорьевны или её мужа Владимира Алексеевича, также всегда доброжелательно настроенного, пролетал незаметно. Когда работа многочисленного коллектива единомышленников над энциклопедией близилась к завершению, у меня изменилось место работы. Изменилось кардинальным образом - из работника завода я стал сотрудником Владимиро-Суздальскою музея-заповедника. За такой поворот в жизни я благодарен многим своим знакомым по «Владимирской энциклопедии», и Ирине Григорьевне тоже.
Позднее, когда была выпущена наша многострадальная энциклопедия, и мы уже не задерживались допоздна на Мира, 94 (куда в то время переехал Фонд культуры), у Ирины Григорьевны появился компьютер. На этом не самом современном агрегате она набирала текст воспоминаний, и уже в связи с этим мне также неоднократно довелось побывать у Ирины Григорьевны дома, нередко с ночлегом. Иногда это начиналось так: Ирина Григорьевна звонила и деликатно интересовалась: «Не нужно ли Вам на этой неделе задержаться во Владимире? А то бы и ночевать у нас можно было, и заодно посмотрели бы, куда пропали несколько страниц текста, которые я набирала, а в это время кто-то позвонил, и я отвлеклась. А теперь никак найти не могу». Так что с книгой воспоминаний Ирины Григорьевны мне удалось познакомиться ещё в компьютерном варианте.
Из последних слов Ирины Григорьевны, обращённых к Владимиру Антонову:
«Володе Антонову. Спасибо за великую скромность, за благородство души и за знания, которые он добывает, как шахтёр, за "Владимирскую энциклопедию"!»

ЮЛИЯ НИКОЛАЕВНА ФРАНЦУЗОВА:
Это была идея Ирины Григорьевны - взять под крыло Владимирского Фонда культуры, который она возглавляла, Фонд Бориса Французова. Получился Фонд в Фонде. Но это никому не мешало. Наш Фонд, объединив художников, учеников, родных, друзей и просто поклонников мастера, со своими целями и задачами по сохранению традиций русского искусства вписывался в Устав и программы Фонда культуры.
Более полутора десятков лет Фонд Бориса Французова жил насыщенной, интересной и плодотворной жизнью — во многом благодаря Ирине Григорьевне Порцевской. Но только теперь, пережив горечь утраты, понимаю мучительно остро, какой действенной и преданной дружбой одарила нас Ирина Григорьевна.
Всплывает в памяти:
- мы обсуждаем с ней тематику и организацию научно-творческих конференций;
- она, как всегда, ярко и умно выступает на «Французовских чтениях», пишет предисловие к сборнику «Созидание памятью: Фонду Бориса Французова 10 лет»;
- звонит мне, просит не переживать, потому что она уже договорилась насчет баннера к выставке;
- ведет переговоры с московским издателем об альбоме офортов Французова и книге С.К. Никитина с иллюстрациями Б.Ф. Французова;
- мы едем с ней в Ковров, Гусь-Хрустальный;
- выступаем в 39-й школе г. Владимира;
- хлопочем перед городскими властями о премиях молодым художникам на областной выставке-конкурсе.
Вспоминать можно бесконечно.
Уже не стало Фонда культуры. Ушла Ирина Григорьевна из «Владимирского некрополя». Прихожу навестить ее в больнице. Она с интересом листает книгу «Б.Ф. Французов: литературный автопортрет художника», спрашивает, комментирует... И снова больничная палата, и её вопрос ко мне: «Ну, как прошла выставка в Москве?» И уже дома, попрощавшись со мной, просит сестру Ольгу Григорьевну позвонить мне и сказать, к кому обратиться за поддержкой в установке мемориальной доски Б.Ф. Французову…
И её записки, адресованные каждому, кто был с ней в последние дни...
Многие люди, знавшие Ирину Григорьевну, могут рассказать о её природном уме и врождённой интеллигентности, скромности и обаянии, о профессиональном таланте организатора, о её бескорыстии, сердечности, доброжелательности, отзывчивости, душевной щедрости. Но главной, на мой взгляд, определяющей чертой характера Ирины Григорьевны была любовь к жизни и людям.
И я благодарна судьбе за прекрасные годы общения с этой замечательной женщиной. Вечная ей память!

ГАЛИНА ГЕОРГИЕВНА ПЕТРИХИНА:
В течение многих лет я работала внештатным экскурсоводом Бюро путешествий и экскурсий. В 1990-е годы приходилось бывать с туристами на старом городском кладбище. Целью являлось посещение воинского Мемориала кладбища, где в годы Великой Отечественной войны были похоронены сотни бойцов, умерших во владимирских госпиталях. При этом я всегда старалась, чтобы туристы не разбредались по кладбищу: было стыдно за его запущенность, неухоженность... И однажды я решила предложить ребятам из своею класса (я работала в школе № 34) заняться уборкой мусора с могил, разобрать мусорные свалки, которых было бесчисленное множество в разных частях кладбища.
И в это непростое время я познакомилась с удивительными женщинами Ириной Григорьевной Порцевской и Валентиной Ивановной Титовой. От них я узнала о программе «Некрополь», которую они начали разрабатывать во Владимирском Фонде культуры. Через некоторое время эта программа получила поддержку городской администрации, которая создала муниципальное учреждение культуры «Владимирский некрополь». Долгие поиски подходящего руководителя этой необычной организации не увенчались успехом, и Ирине Григорьевне предложили самой возглавить её. И это стало большой удачей, потому что вокруг Ирины Григорьевны всегда собирались неординарные люди. Работать в новую организацию, а точнее - служить большому и доброму делу пришли замечательные люди, которые за пять лет существования «Владимирскою некрополя» наметили основные вехи облагораживания и изучения Князь-Владимирского кладбища.
Сейчас и вспоминаю те прекрасные дни работы с ребятами по благоустройству кладбища, по восстановлению памяти о тысячах владимирцев, похороненных здесь. Мы встречались с родственниками умерших, составляли картотеку, поднимали упавшие надгробия. И всегда нашим успехам радовалась Ирина Григорьевна. Вижу её сияющие глаза, восторженные нотки в голосе, заботу о ребятах, которым приходились выполнять очень нелёгкую подчас работу.
Я благодарна судьбе за встречу с этой женщиной. Бесценны порывы её души, стремящейся к восстановлению исторической памяти, бесценны уроки её доброты. Работала она всегда на пределе своих возможностей, готова была поддержать любое доброе начинание...

РИММА ГЕОРГИЕВНА КОНОПЛЕВА:
Первое, что отмечаешь, вспоминая Ирину Григорьевну, открытое, внимательное выражение лица, доброжелательный взгляд, живые глаза и, конечно, звонкий молодой смех, часто звучавший в ходе бесед с нею… Всё это притягивало к ней, и вокруг неё - на работе и дома, - всегда было многолюдно. Причиной тому было множество постоянно возникавших у неё идей интересной работы в сфере культуры. Сколько же людей перезнакомились и даже крепко подружились на этой почве благодаря Ирине Григорьевне! Цепная реакция дружбы продолжает действовать и теперь, когда её уже с нами нет. Как много разных дел начато Ириной Григорьевной и продолжается её сподвижниками - многие об этом знают. А ведь какое множество дел, где она успела «просто кстати подставить плечо».
Мне хочется вспомнить, как на первых защитах дипломных проектов первого выпуска архитекторов во Владимирском госуниверситете появилась именно Ирина Григорьевна. И она не только пришла на защиты, она вдохновенно выразила надежду, как всё переменится к лучшему в городе и области с появлением архитекторов собственной владимирской школы. Конечно, она понимала, что до создания такой школы архитектуры не близко (и сейчас ещё мы едва ли можем гордиться ею безусловно). Много труда, стараний надо приложить, сколько трудностей встретится на пути, но начинать надо уже теперь. Так считала Ирина Григорьевна и за год до выпуска обратилась к нам, преподавателям, с предложением разработать силами дипломников одну из беспокоивших ее тем. Это было состояние Князь-Владимирского кладбища, заброшенного и захламленного, практически онемевшего Прошлого нашего города. На территорию кладбища не было даже топографической съемки! О точном плане захоронений, кратких сведениях о каждом из них не могло быть и речи - за редкими исключениями. Первый шаг - защита соответствующего дипломного проекта Светланы Парфёновой - был сделан летом 1996 года. Затем, получив в своё распоряжение эти проектные материалы. Владимирский Фонд культуры и муниципальное учреждение «Владимирский некрополь» под руководством Ирины Григорьевны приступили к дальнейшему изучению кладбища, поискам документов по каждому захоронению, а параллельно и к первым мероприятиям по благоустройству участка. Главная идея этой части городской территории - создание мемориального парка с раскрытием культурной ценности богатейшего социально-исторического наследия Владимирского края. Связь с архитектурными кадрами города и области у Ирины Григорьевны с годами только крепла. Она часто, с болью в сердце, наблюдала за безграмотными не только с профессиональной, но просто с человеческой точки зрения размещениями акцентных зданий в городской застройке Владимира. Ей, как и многим из нас, дико было видеть равнодушное отношение к эстетическому богатству города - виду из нового административного центра на Октябрьском проспекте и с красиво изгибающейся основной магистрали - улицы Мира - на северный фасад исторического ядра. Постановкой чрезвычайно крупных и высоких корпусов между улицей Мира и Лыбедской магистралью «разрубили» эту прекрасную панораму «ближнего плана», уничтожили дистанцию-интервал между старым и новейшим Владимиром...
Ирина Григорьевна не покладая рук работала над сплочением культурных кадров Владимирщины. Чем бы ни занимался в жизни каждый из нас - преподавал ли в школе или вузе, увлекался туризмом, театром, был историком, библиотекарем, музейщиком, художником, - все мы, узкие специалисты, могли расширить свои возможности приложения сил в этих, затеваемых И.Г. Порцевской, мероприятиях. Стержнем объединения всегда было служение процветанию родной земли, развитие творческих способностей владимирцев, молодых и старых. Всё это давало основу для интересной, духовно полной жизни Гражданина России. Так не забудем дела Ирины Григорьевны Порцевской, и будем следовать её нелегким путём истинного патриота...

ВАЛЕНТИНА ИВАНОВНА ТИТОВА:
В течение многих лет мне пришлось работать с Ириной Григорьевной, что называется «лицом к лицу». Несколько лет я была её заместителем во Владимирском Фонде культуры, затем - пять лет во «Владимирском некрополе». Потом наши встречи продолжались и в клубе старожилов, куда она по мере сил заходила, и чаще - у неё дома или в больнице. Не могу вспомнить ни одного человека, общение с которым на протяжении не одного десятка лет было бы так интересно, необходимо, познавательно. Многое поражало, например, её бережное общение с людьми разных возрастов, социального положения, образованности. Не ко всем из тех, с кем Ирина Григорьевна общалась, она относилась одинаково, но никогда не пренебрегала чужим мнением, даже сели оно было или наивным, или слишком амбициозным. А свое кредо руководителя Ирина Григорьевна однажды высказала так: «Я стараюсь взять от человека то, что он может и умеет делать хорошо, и ничего не навязывать». Конечно, на этом пути ее иногда подстерегали и ошибки. Слишком доверяя человеку, который имел определённые обязанности и, надеясь на его добросовестную заинтересованность в работе, она получала не те результаты, на которые можно было рассчитывать. Многие люди пользовались ее добрым отношением и могли часами занимать телефонными, практически пустыми разговорами, иногда далеко за полночь. Остановить такие излияния, которые наносили, в том числе, ущерб её здоровью, она тоже не могла, и этим активно пользовались, к счастью, очень немногие её знакомые.
Поражала образованность Ирины Григорьевны, широкий круг знакомств с людьми самого разного уровня, разных специальностей. Сказалась и её работа в профсоюзных и партийных органах, и живой интерес к людям, к литературе, к людям искусства. Будучи по образованию учителем литературы и русского языка, она великолепно разбиралась в мировой и отечественной литературе. Дружила с писателями, поэтами, актёрами, художниками, со всеми находила общий язык. Самым тесным общение сразу со многими людьми было у Ирины Григорьевны во время работы над «Владимирской энциклопедией». Можно сказать, что самым главным при этом было её невмешательство в нашу работу. Мы обсуждали, спорили, что-то отклоняли по общему согласию. Она своим авторитетом никогда не давила, высказывалась только тогда, когда мы обращались к ней, как к арбитру. Или вдруг возникала какая-то нерешаемая проблема. Она тут же вспоминала, у кого можно справиться по данному вопросу, набирала нужный номер и – иногда трудный вопрос разрешался с ходу. Ничуть не обижалась, если написанные ею биографические справки наряду с остальными подвергались проверке, редактированию. Благодаря такой позиции Ирины Григорьевны, рабочая группа, «мои энциклопедисты», как она нас называла, работала в спокойной, доброжелательной обстановки, которая никогда не забудется.
Не забылась и работа во «Владимирском некрополе». Те несколько человек, которые составляли его костяк, остались дружны до сих пор. Регулярно навещали Ирину Григорьевну в больнице и дома, помогали, чем могли. У «Владимирского некрополя» были и друзья - иностранцы: американцы, итальянцы, швейцарцы. Они интересовались и нашей работой по изучению кладбища, и издательской работой, на которую иногда даже делали пожертвования (где нам было взять денег на компьютерный набор своих материалов, когда компьютер только появился, а работать на нём научились не сразу, да и объём работы был слишком большой?). А доброжелательная семья Порцевских часто предоставляла иностранцам приют, так что американка Сузан Смит, которая почти ежегодно приезжала во Владимир, считала Ирину Григорьевну своей русской бабушкой. Приходят иногда даже и сейчас в наш отдел, который работает в помещении бывшего «Владимирского некрополя», уже трудно узнаваемые взрослые люди, работавшие подростками на уборке и благоустройстве кладбища. Им нравилось общаться с нами, запомнилась, видимо, дружная работа, доброе к ним отношение. И всё это осветилось личным обаянием, доброжелательностью, интересом к людям Ирины Григорьевны.
…Неожиданное для всех увольнение Ирины Григорьевны с должности директора «Владимирского некрополя» вызвало протесты общественности города, сотрудников нашего учреждения, краеведов. Было непонятно такое бесчеловечное, бестактное отношение со стороны администрации города к человеку, всего себя отдававшего работе. Но она, уже сражённая болезнью, запретила нам предпринимать что-либо для её защиты, думая о деле: она считала, что её увольнение спасёт организацию. Не спасло. «Владимирский некрополь» был закрыт, хотя и с разумным объяснением: у этой маломощной организации не было возможностей для благоустройства кладбища (с одной бензопилой и несколькими топорами и лопатами многого не сделаешь), а изучением истории кладбища будут продолжать заниматься те сотрудники, которые этим занимались во «Владимирском некрополе»... Так появился небольшой отдел краеведческих исследований, который после долгих размышлений администрация передала в Центральную городскую библиотеку. Правда, отдел из четырёх человек должен был взять на себя и другие функции по изучению истории города. Стоит ли говорить, что по всем вопросам нашей лучшей советчицей оставалась Ирина Григорьевна до самых последних дней своей жизни…
Последние слова благодарности Ирины Григорьевны, обращённые к тем, кто до конца оставался с ней:
Сестре Ольге Григорьевне:
Оля! Нет человека на земле, которому бы я была более благодарна, чем тебе. За всё. И, прежде всего, за то, что помогла мне жить той жизнью, которой я жила и любила, за маму. За то, что жила сама по закону справедливости и добра, за то, что перенесла столько тяжёлого, за то, что пришлось жить такой нелёгкой жизнью и ни разу, ни словам, ни взглядом не упрекнула меня за свою нелёгкую жизнь.
Татьяне Вениаминовне Малышевой:
За прекрасную семью, которую создали с Владимиром Николаевичем, и за то святое дело, которым Вы всю жизнь занимаетесь, за неоценимую помощь, которую всегда оказывали нашей семье.
Ирине Сергеевне Жировой:
За бесконечную отзывчивость, за то, что со всеми нашими друзьями постоянно дежурила у меня и дама, и в больнице, помогала нашей семье.
Вере Сергеевне Бузыковой:
За школьное краеведение, музей, родословную, а ещё — за собак и кошек!
Всем туристам:
Спасибо за дружбу и прекрасные годы, проведённые в горах!
Анне Анатольевне Коровкиной:
Я уношу с собой память о Вашем человеческом и медицинском подвиге и желаю Вам всего-всего самого хорошего!
Американке Сузан Смит:
Я очень рада, что познакомилась с тобой, в жизни ты произвела на меня самое светлое впечатление. Я мечтала и мечтаю, что ты напишешь книгу, которую задумала, посвящённую Владимиру и России. Я желаю Вашей семье благополучия, здоровья отцу, и чтобы ты приняла участие в воспитании племянника, сильного, умного человека. Хочется, чтобы вырос ещё один хороший человек на земле.
Валентине Ивановне Титовой и Валентине Георгиевне Толкуновой:
Спасибо Вам, дорогие мои девочки, за постоянную поддержку, бескорыстную помощь, за «Владимирскую энциклопедию», за то, что постоянно навещали меня, за книги, за всегдашнюю готовность помочь! Если Вам, милые редакторши, попадёт эта моя рукопись, отредактируйте её так, чтобы она приобрела «человеческий вид», так как у меня в тексте много нелепостей и небрежности.

Светлый ум и замечательная памятъ не изменили Ирине Григорьевне до самого конца. И не потребовали редактирования её искренние, такие добрые записки.
Более того, не покидало её и мужество. В светлые промежутки между приступами, когда она не лежала под капельницами в больнице, с трудом передвигаясь по квартире, подходила к компьютеру и писала свои воспоминания. Потом они вылились в эту замечательную книгу «Свидетельство о рождении», которая не оставляет равнодушным никого из прочитавших её. Мы решили поместить здесь отрывки из отзыва о её книге писателя Валерия Юрьевича Янковского, хорошо знавшего Ирину Григорьевну.

ВАЛЕРИЙ ЮРЬЕВИЧ ЯНКОВСКИЙ:
Воспоминания Ирины Григорьевны Порцевской о детстве и юности переносят нас в те трагические годы российской истории, когда ни один мыслящий человек не был уверен: придут или не придут за ним нынче среди ночи? <.. > Ирина Григорьевна описывает эти ужасы далеко не со стороны. У неё сначала арестовали и расстреляли отца, а вскоре посадили в тюрьму и мать, бросив на иждивение престарелой бабушки двух маленьких девочек, фактически на голодную смерть.
О горькой судьбе ребёнка и подростка прекрасным литературным языком рассказывает в своей «повести временных лет» И.Г. Порцевская. И повесть эта очень ценная и своевременная, несмотря на то, что событиям, описываемым в ней, немало лет. Отдельной книгой, а ещё бы хорошо — в журнале, должна появиться эта повесть именно сейчас, когда к сожалению - многие (!) пытаются оспорить исторические факты ни с чем не сравнимых издевательств над СОБСТВЕННЫМ народом. Факты, не имеющие - по своим масштабам - аналогов в истории человечества <…>.
Документальная повесть Ирины Григорьевны Порцевской поможет раскрыть глаза тем, кто не знает нашего страшного прошлого.

К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ОБЛАСТНОГО КРАЕВЕДЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

И.Г. Порцевская
По своему служебному положению в доперестроечное время я была связана с работой многочисленных тогда общественных объединений по интересам. Это были и кружки, и студии, и клубы, и общества, и союзы, в которые предполагалось вовлечь как можно больше населения, дабы отвлечь людей от вредных занятий и привычек. В этих объединениях полагалось платить членские взносы, всем выдавались членские книжечки. У каждого рабочего, учащегося, служащего их было несколько, взносы платили с зарплаты, стипендии, даже если человек не принимал никакого участия в работе этих организаций. Но польза от них была. Например, большое число юношей были членами ДОСААФ, где овладевали навыками вертолётчиков, парашютистов, шоферов, радистов и т.д. Большое число людей было охвачено членством в Обществе охраны памятников истории и культуры, в кружках и студиях художественной самодеятельности, в обществе книголюбов, в объединениях коллекционеров: филателистов, филокартистов и др. Большинство учащихся школ, вузов состояло в Обществе охраны природы, медицинские работники в Обществе Красного Креста. Членские взносы шли на содержание аппаратных работников, на проведение отдельных мероприятий. Видимо, из них оплачивалось пользование телефоном, аренда помещений и т.д. Число объединений росло. Помню последнее, созданное перед перестройкой объединение - общество «Трезвость», которое ставило перед собой благую задачу борьбу с пьянством. Все эти организации поощрялись «сверху», им оказывалась определенная помощь. В мою служебную задачу входил подбор наиболее авторитетных руководителей для этих объединений, подробное знакомство с работой.
Но перестройка внесла свои коррективы в эту область культурной жизни страны. Новому правительству оказалось всё это не нужным, лишним, обременительным. Заметались в поисках выхода из создавшегося положения даже крупные объединения, такие, как Союзы писателей, художников, композиторов, кинематографистов и др. И даже человеку с колоссальным авторитетом - Ирине Архиповой, народной артистке СССР не удалось спасти своё детище - Хоровое, позднее ставшее Музыкальным, общество.
В обстановке почти полного разрушения системы клубных объединений закрывались одно за другим почти все общества и организации под натиском счетов на оплату аренды помещений, телефонов, налогов на зарплату; которой фактически уже не было (резко снизились сборы за членство). Подействовала и обстановка почти полной неразберихи. И среди этого хаоса возникло неожиданное, ранее даже не прогнозируемое общество Советский Фонд культуры. Инициатором и создателем его стал известный и очень уважаемый ученый - Дмитрий Сергеевич Лихачёв. Фонд был создан совсем по-новому, на иных принципах, чем прежние объединения. Он должен был жить на спонсорские средства (так предполагалось). Однако наступившие тяжёлые времена внесли свои коррективы. Вновь созданные местные отделения Фонда оказались нищими. Правда, в первые годы существования Фонда с нас не требовали оплаты за аренду помещения (хотя многократно переселяли из одного помещения в другое), за телефон. Ну, а зарплату мы просто не получали.
Но люди, постоянно жаждущие полезной деятельности, занимающиеся проблемами культуры, остались без помощи и поддержки своих организаций. Узнав о новой организации - Советском Фонде культуры - пришли к нам со своими многочисленными проблемами, идеями, мечтами.
Вот тогда в Фонде культуры возникла идея создания Общества краеведов. С предложением о совместной работе по организации мы обратились к председателю областного отделения Общества охраны памятников истории и культуры... К сожалению, он решительно отказался участвовать в этом деле, возможно, по старой привычке усмотрев в нём политическую подоплёку. Но нашу инициативу поддержал музей-заповедник и областная научная библиотека. Пытались мы привлечь и учёных владимирских вузов. Знакомство с работой кафедр институтов нас очень разочаровало, более того, расстроило. Преподаватели интенсивно работали над диссертациями, научными статьями, но темы их исследований были далеки от владимирской истории, а зачастую и истории России. Мы попробовали притечь к краеведческим темам студентов. Начали с чтений о М.М. Сперанском, в которых приняли участие студенты педуниверситета. Одновременно мы начали работу со школьниками. Сначала хотели создать нечто вроде молодёжной секции при обществе. Обратились в школы области, но не поддержанные обязательными требованиями органов народного образования, учителя не заинтересовались краеведческой общественной деятельностью. Тогда мы решили предложить свои программы по школьному краеведению органам народного образования. И с 1993 гола стали сотрудничать. В 1994 году выпустили методическое пособие «Моя родословная», которое сыграло большую роль в организации работы учителей по изучению школьниками корней своих родословных, в составлении родословных росписей. Первая же конференция по семейному краеведению принесла невероятные плоды: в ней приняли участие 84 школьника с 1-го по 10-й классы, так велик оказался интерес взрослых и детей к истории своих предков. Эта работа продолжалась в течение многих лет. И сейчас в отдельных секциях областных конференций тема родословных занимает большое место.
Во взрослом составе краеведов ежегодно замечалось прибавление. Приходили люди с очень интересными и даже неожиданными темами. Так, например, пришла группа инженеров, крупных специалистов, ранее работавших на владимирских заводах: Г.А. Соловьёв, Г.П. Тюков, Е.П. Керская и другие. Они рассказали, что в нашем городе жил и работал интереснейший человек Дмитрий Константинович Советкин, инженер-механик, основоположник русской системы профессионального обучения. В советские времена он был забыт. В сборе материалов о Советкине помогли и его родственники. Нам удалось собрать подробные биографические сведения о нём. На здании авиамеханического колледжа установили мемориальную доску; на могиле - надгробие, внесли биографическую справку во «Владимирскую энциклопедию» На одной из областных краеведческих конференций были прочитаны сообщения о Д.К. Советкине. В Высшее техническое училище им. Баумана отвезли неизвестные ранее фотографии Советкина, который вместе с крупными учёными того времени - К.А. Тимирязевым, А.Г. Столетовым - был учредителем этого учебного заведения. Это только один из примеров того, что делали краеведы.
К нашей большой радости стали организовываться местные краеведческие объединения. Они возникли в Александрове, Вязниках, Коврове, Петушках и даже в одном из сёл - в Караваеве. Правда, все это было несколько позднее, а сначала встал вопрос о создании областного краеведческого общества. Была проведена большая работа по выявлению всех краеведов в области. О многих мы знали по немногочисленным тогда публикациям в местной печати. Других краеведческих публикаций практически не было, они исчислялись единицами. Краеведческие конференции не проводились. После ряда организационных мероприятий, совещаний, переписки 1 февраля 1990 года была проведена учредительная конференция. Вступительный доклад сделал заместитель председателя областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры В.М. Маслов. Тогда же был избран совет областного краеведческого общества. Первым председателем совета стала В.И. Титова, которая оставалась на этом посту в течение 15 лет.
В первые годы существования краеведческого общества Фонд культуры выступал его организатором и спонсором. Проводя конференции, оплачивал командировочные, финансировал частично издание материалов конференций. С наступлением новой эпохи в работе Фонда, когда вместо Советского он стал Российским, а особенно после смерти его организатора и вдохновителя Д.С. Лихачёва (1906-1999), финансирование из центра прекратилось совсем. Владимирский Фонд культуры стал самостоятельным и, просуществовав несколько лет без финансирования, без поддержки властей, был вынужден прекратить свою деятельность. Однако краеведческое общество продолжало и продолжает работать, обрастает новыми членами: проводит ежегодные конференции совместно с областной научной библиотекой им. М. Горького, которая отдаёт сборники материалов этих конференций.
Союз Краеведов Владимирской области.
Владимирское региональное отделение Союза Писателей России

Категория: Владимирская энциклопедия | Добавил: Николай (23.10.2021)
Просмотров: 42 | Теги: Владимир, краеведение | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru