Главная
Регистрация
Вход
Вторник
06.12.2016
15:12
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [396]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [85]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [35]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Суздальская уездная земская управа

Суздальская земская управа

Земства (земские учреждения) — выборные органы местного самоуправления (земские собрания, земские управы) были введены земской реформой 1864 года. Раз в год в губернском городе происходил съезд депутатов от уездных земских собраний всей губернии под председательством губернского предводителя дворянства — это губернское земское собрание. Оно осуществляло общее руководство хозяйственными делами губернии. Для постоянного ведения этих дел оно избирало губернскую земскую управу из председателя и нескольких членов. В губернское земское собрание, помимо гласных, входили местные представители ведомств. В губернских собраниях председательствовал губернский предводитель дворянства или иное лицо, установленное на эту должность губернатором. Земствам было предоставлено право облагать население уездов сборами и повинностями на земские нужды (строительство и обустройство школ, благотворительность, медицинская помощь, устройство дорог и мостов и т. п.). Деятельность земств была подчинена надзору губернаторов и министерства внутренних дел. Главное, за чем неукоснительно следил губернатор, — это строгое выполнение земством своих прямых обязанностей, то есть решение административно-хозяйственных проблем: устройство школ, оборудование больниц, строительство дорог, позднее, с развитием единоличных наделов, — пропаганда агрономических знаний, создание курсов «повышения квалификации» для врачей, учителей, агрономов, статистиков, развитие ремёсел, кустарного производства.
2 июня 1866 г. – открытие первого Владимирского губернского земского собрания (см. Владимирская губернская земская управа).
Земские собрания в соответствии с Положением о губернских и уездных земских учреждениях 1864 г. проводили выборы земских управ, осуществляли контроль за их работой, утверждали земский бюджет. Все участвовавшие в собрании, в том числе и председатель, пользовались одинаковыми правами в обсуждении и решении дел. Губернское земское собрание состояло из губернских гласных, избиравшихся уездными земскими собраниями в положенном по расписанию количестве, кроме того: 1) из всех уездных предводителей; 2) местных управляющих государственными имуществами; 3) удельными управлениями; 4) депутата от духовного ведомства, если епархиальное начальство признавало полезным его назначить; 5) председателя и членов губернской земской управы, в том числе не состоявшими губернскими гласными.
Председательствовал в губернском земском собрании губернский предводитель дворянства, если Высочайшей властью не было для этого назначено другое лицо. Присутствие гласных в собрании было обязательным.
Земские собрания делились на очередные, ежегодные и чрезвычайные. Очередные Земские собрания созывались один раз в год: уездные — не позднее октября, губернские — не позднее декабря по распоряжению управ с разрешения губернатора. Очередные собрания продолжались: уездные — 10 дней, губернские — 20 дней.
Чрезвычайные собрания назначались и разрешались министром внутренних дел. Обсуждению чрезвычайных собраний подлежали только те вопросы, для разрешения которых они были созваны. Для законного состава заседаний очередных собраний требовалось присутствие не менее половины гласных и, во всяком случае, не менее десяти гласных, чрезвычайные же собрания признавались законными при всяком числе гласных.
Уездное Земское собрание составлялось из земских гласных, избираемых уездными землевладельцами, городскими и сельскими обществами. Выборы производились соответственно на трех избирательных съездах. При этом у крестьян были косвенные выборы: гласные избирались на съезде выборных от сельских обществ. К участию в выборах допускались лица, достигшие 25 лет. Не могли участвовать в выборах малоимущие (фактически – большинство населения), иностранцы, лица, осужденные по приговору суда, находящиеся под следствием или судом. Избиратели могли голосовать по доверенности или уполномочию. Гласными не могли быть избраны губернские чины (губернаторы и вице-губернаторы), члены губернских правлений, губернские и уездные прокуроры, судебные чиновники, чины местной полиции. Гласные избирались на 3 года, в сроки, назначаемые министром внутренних дел.
Гласные не получали никаких служебных преимуществ; содержания им не полагалось. Назначение содержания председателю и членам земских управ зависело от земского собрания.
Исполнительными органами земского самоуправления были земские управы: уездные и губернские. Члены и председатели управ избирались на трехлетний срок. Деятельность земской управы контролировалась губернатором и министром внутренних дел, которые утверждали соответственно председателя уездной земской управы и губернской земской управы.
В 1866 году впервые повсеместно по губернии прошли земские уездные съезды. Выборы уездных гласных прошли в строгом соответствии с расписанием. Председателями уездных земских собраний, согласно «Положению», стали уездные предводители дворянства. Собрания - распорядительные органы земств. Они избирали свои исполнительные органы – земские управы, состоявшие из 2-3 членов. Уездные земские собрания избирали гласных в губернское собрание, по 5-6 человек от уезда.

7/21 марта 1866 г. – открытие первого Суздальского уездного земского собрания.

Речь по случаю открытия Земских собраний в г. Суздале для выбора членов Уездной Суздальской Управы 7-го марта 1866 года

Речь сия произнесена была Благочинным, Суздальского уезда села Менчакова Священником Иоанном Херасковым, выбранным в Гласные от Суздальских земледельцев. Не лишним считаем сообщить некоторые подробности о ходе самых земских собраний, происходивших в Суздале. 7-го Марта 1866 г., в 11-ть часов утра, все Гласные собрались к приходскую Успенскую градскую церковь. Здесь совершено было вышеозначенным Гласным — Священником, о. Иоанном Никаноровичем Херасковым молебствие с водоосвящением, при участии местного священника Успенской церкви. После молитвы водоосвящения «Владыко многомилостиве» о. Иоанн произнес приводимую здесь «Речь», по окончании которой и по отпуске и по возглашении многолетия Высочайшей Фамилии, Казанскими певчими пропето было: «Многая лета»! После сего о. Иоанном прочитана была Форма присяги. В то время, когда Гласные, прикладывавшиеся ко Св. Евангелию и Животворящему Кресту, окропляемы были диаконом святою водою, певчие пели богородичные псалмы. По совершенном окончании молебного пения, все Гласные, в количестве тридцати одного человека, отправились в «Собрание земства», и там по знаку и приглашению г. предводителя Суздальскаго Дворянства М.М. Ранга — все уселись по местам. Настала тишина. Собрание открылось речью г. Ранга, и тотчас же приступлено было к поверке прав прибывших гласных, и к выбору временного секретаря и членов временной Редакционной Комиссии для составления проектов по вопросам, подлежащим обсуждению Земского Собрания. Секретарем выбран Владимир Егорович Баранович, а членами, по большинству голосов, помещики: А.А. Макаров, А.А. Куломзин, И.А. Куроедов и М.М. Ранг; купец Е.В. Головашкин и крестьянин Д.В. Малафеев. Затем в следующие заседания (они продолжались от 7-го числа марта до 11-го) определено количество жалованья председателю земской управы и членам оной, коих положено избрать в числе 3-х. В председатели Управы избран был Алексей Андреевич Макаров, а в члены: Василий Иванович Рагозин, купец Евфим Васильевич Головашкин и крестьянин Данило Васильевич Малафеев. Затем произведено было избрание в губернские гласные. Выбор пал: на поручика Владимира Егоровича Барановича, Капитана Лейтенанта Аполлона Александровича Куломзина, Коллежского Асессора Павла Петровича Соболева, Капитана Михаила Михайловича Ранга и Титулярного Советника Ивана Александровича Куроедова. Наконец был выбор в члены Суздальского уездного Училищного Совета, в который выбраны были двое: г. Ранг и о. Иоанн Херасков. В тот же день в собрании составлена была раскладка дополнительного сбора на содержание Земской Управы. В заключение заседаний г. Ранг снова произнес речь, в которой между прочим желал успеха новоизбранному председателю с сочленами в делах земства и изъявил благодарность секретарю Барановичу за его быструю и успешную деятельность по письмоводству. Новоизбранный председатель отвечал с своей стороны приветствием, и заседания закрылись.

Достопочтенные мужи, и собратия во Христе!
Объяснять Вам важное значение нынешнего дня и настоящего собрания было бы конечно излишне. Все мы давно ждали земских учреждений, много об них слышали, долго рассуждали сами, и конечно все до-единого понимаем хорошо, по крайней мере ту основную мысль на которой зиждется вся система земских учреждений. Преблагословенный Государь наш, вверяет нам собственное наше благо, и на нас самих возлагает устроить это благо, как мы сами найдем наилучшим — вот смысл земских учреждений. Это мы знаем. И слава Господу Богу! Он привел нам дождаться наконец и того дня, когда нам остается только выбрать из среды себя достойнейших и способнейших деятелей, чтобы затем, под их руководством, общими усилиями приняться за дело созидания нашего общественного блага! Поздравляю Вас, достопочтенное собрание, с настоящим торжественным днем! Вполне понимаю, и сердечно разделяю ваше торжество. Но позвольте мне, как удостоенному чести быть вашим сочленом и сотрудником, и как пастырю духовному, предложить Вам один, только один, впрочем очень важный для всех нас совет. Это не мой, не простой и обыкновенный, а Апостольский совет. Вонмите!
Аще ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите,- вся во славу Божию творите (I Кор. X. 31). Вот совет Апостольский. По смыслу сего совета, мы и самые простые и обыкновенные свои дела, каково напр., ежедневное принятие пищи и пития, можем и должны делать во славу Божию. Но у нас, к сожалению, весьма часто случается так, что мы — совершено вопреки Апостольскому совету — и самые важные свои дела замышляем делать и действительно делаем не в Божию, а в свою славу. Я чувствую на себе долг разъяснить теперь это, с тем намерением, чтобы и наше теперешнее, бесспорно в вышей степени важное и государственное дело, дело избрания членов нашей Земской Управы, не случилось как-нибудь не в Божию славу, и не совершилось в следствие того неудачно, безуспешно и зловредно.
Не в Божию, а в свою славу мы делаем что-нибудь тогда, когда целью наших действий и предприятий бываем единственно мы сами, а главным двигателем нашей воли наше самолюбие; когда мысль о вездесущем и всеведущем Боге, Которому должны быть посвящены все начинания наши, ускользает от нашего внимания; когда пред нашим сознанием ясно носится только собственная наша польза, или удовольствие, а не воля Божия благая, угодная и совершенная. И удивительное дело! Не догляди мы только не много за собой,— и наше самолюбие сумеет предупредить нас, успеет забежать нам вперед и в таких делах, где ему меньше всего быть надлежит, в делах касающихся не нас только одних, а десятков и сотен наших ближних. Так глубоко посеяно в нас семя самолюбия! Из—за себя и для себя мы бываем способны забыть интересы и пользы целого общества. Будем же осторожны!.. Я впрочем не нахожу достаточных причин, от чего бы мне, для ясности дела, не указать прямее на некоторые случаи, где и как самолюбие наше может испортить важное государственное дело, для которого мы собрались.
Опасность ошибки и греха угрожает нам с двух сторон. Самолюбие наше может во первых скрыть, или же ослабить и уменьшить достоинства тех, м. б. даже и по нашему сокровенному сознанию достойных людей, с которыми однако же мы не состоим почему-нибудь, или не надеемся состоять в приязненных и теплых отношениях; напр., потому что считаем их своими соперниками, или потому—что нас разделяет с ними общественное положение их, или потому что они мало обещают пользы нашим собственным каким-нибудь расчетам и планам... Пусть каждому из нас перечислит подобные случаи наша собственная совесть…
Другая опасность та, что наше самолюбие, неприметно для нас самих, может — наоборот — сгладить довольно заметные неровности и недостатки, равно как и возвысить довольно обыкновенные достоинства в тех особах, которых положили иметь в виду собственно мы; или потому например, что они добрые наши приятели, или же потому, что легко надеемся сделать их пригодными орудиями для собственных выгод, или наконец просто потому, чтобы только положить чрез них преграду другим, хоть может быть и более достойным, но менее нравящимся нам и менее любимым нами лицам. Во всех исчисленных мною случаях наши выборы будут,— от чего да сохранит нас Господ,— уж никак не во славу Божию. Много ли выдет толку, пользы и добра из таких выборов, насколько они будут честны и достойны того великого дела, к которому зовет нас Государь наш,— об этом предоставляю судить Вам самим.
Но перейдем еще ближе к нашему делу, чтобы окончательно выяснись совет Апостольский. Что и как может помешать нашим выборам быть во славу Божию, об этом распространяться не нахожу более путным. Дело кажется ясно. Но что именно требуется от наших выборов, чтобы они были во славу Божию? То есть чего мы, по совести, должны ожидать и требовать от предполагающихся членов нашей Земской Управы, и какие качества главным образом должны мы иметь в виду при их выборе? Само собою предполагается, что ни одно доброе качество не может быть лишним или ненужным для наших выборных чем больше этих добрых качеств, тем конечно лучше. Здесь требуется и житейская опытность, здесь необходим и ум зрелый и здравый, здесь чрезвычайно важно образование, здесь полезна и общественная значимость избираемых особ, и даже их материальная сила и вес,— здесь все пригодно и полезно. Но, я надеюсь, вы будете согласны со мной, если я поставлю Вам на вид некоторые особенные качества, без которых все исчисленные должны терять в наших глазах всю свою силу, без которых мы не должны и мыслить своих избираемых. Качества эти определяются сущностью нашего дела и современными обстоятельствами. Из общественных вопросов стоящих теперь на очереди, как Вам известно, едва ли не самый передовой вопрос — о народном воспитании, об улучшении его материального быта и о возвышении умственно-нравственного его развития. За этот вопрос, по нашему мнению, земство наше, когда Господь приведет, должно приняться прежде всего. Таким образом, не правда ли, что от будущих членов своей Управы мы не только имеем право, но обязаны требовать близкого и короткого знакомства с нашим народом, просвещенного поминания нужд его, искренней а не напускной симпатии к народу, словом того, что мы называем русским духом или народностью. Иноземщины нам столько же не нужно, сколько тьмы и тупости. Не так ли?
Но самая глубокая сторона нашего народного духа есть религиозность. Да и вообще религия есть Фундамент, на котором зиждется всякое общественное благо. Беда тому обществу и той стране, где начнет погасать светильник религии! Там все пойдет дурно, все будет безуспешно, хотя бы сотни гениальных голов работали над общественным благом. Ибо дух народный без религии мельчает, общественные связи и отношения делаются материальными, эгоистическими и непрочными; а это суть роковые признаки разложения политического. Это мы знаем. Таким образом самая первая и важная, и притом постоянная забота, которая должна проникать и одушевлять все начинания и планы нашего земства, должна состояв в возбуждении и распространении религиозных начал в обществе. Значит быть членом Земской Управы, или иметь право на эту должность, в наших глазах должно равняться тому, что — быть человеком религиозно—верующим, и добрым сыном церкви православной. Иначе мы никак не должны воображать дела…
Я хотел было еще сказать Вам несколько слов о том неотъемлемом качестве истинно-русского духа и истинно-православного направления, которое издревле составляло нашу силу, нашу несокрушимую мощь народную,— именно о любви к Царю и преданности Престолу; но полагаю, об этом будет достаточно одного намека. Распространяться о любви к царю, когда имя Преблагословенного Александра II, нашего царя-освободителя и благодетеля, с благоговением и восторгом произносится всеми сословиями нашего общества, считаю не нужным, и особенно перед Вами достопочтенные мужи, удостоенные особенного доверия и уважения от своих сограждан. Без всякого сомнения, в каждом из Вас горит неподдельное русское чувство любви и преданности к престолу боговенчанных наших царей, и в особенности к нынешнему нашему Великому Государю— Александру Николаевичу.
Мне кажется, я достаточно изъяснил Апостольский совет, применительно к цели нашего теперешнего собрания: аще ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, вся в славу Божию творите!.. Господь же Бог с высоты святыя своея да благословит дело, на которое мы собрались, и да поможет нам избрать из среды себя мужей сильных, Бога боящихся, мужей праведных, ненавидящих гордости (Исх. XVIII, 21). А в знамение того, что с нашей стороны все будет предусмотрено и по совести взвешено для благоуспешности выборов, приступим к произнесению клятвенного обета на сие пред самим Господом Богом. Аминь.
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть № 7 (1 апреля 1866 года)

Во всех уездных собраниях (кроме Владимирского) дворянам принадлежало 50 % мест.
Первым председателем Суздальского уездного собрания был предводитель уездного дворянства Михаил Михайлович Ранг. В председатели уездной земской Управы был избран Алексей Андреевич Макаров, а членами Управы: Василий Иванович Рагозин, купец Ефим Васильевич Головашкин и крестьянин Данило Васильевич Малафеев. В губернские гласные были выбраны: поручик Владимир Иванович Баранович, капитан-лейтенант Аполлон Александрович Куломзин, коллежский асессор Павел Петрович Соболев, капитан Михаил Михайлович Ранг и титулярный советник Иван Александрович Куроедов.


Здание земской управы и ворота (60-е гг. XIX века). Памятник градостроительства и архитектуры местного значения.
ул. Ленина, д. 43

В 1879 г. к каменному земскому дому была произведена пристройка для заседаний окружного суда. От этой пристройки земский дом увеличился на 5 комнат.
В настоящее время земской управы является одним из корпусов гостиничного комплекса Пушкарская слобода.


Здание сельскохозяйственного склада Суздальского земства (начало XX века). Памятник градостроительства и архитектуры местного значения.
ул. Ленина, д. 41а

«Журналы очередного Суздальского уездного земского собрания» за 1869 – 1900 года дают нам представление о составе Суздальского уездного собрания того времени. Если говорить о гласных, то их количество и состав примерно одинаков год от года. Председатели также менялись не очень часто (что может свидетельствовать о хорошем выполнении своих функций земским учреждением и о доверии к ним народа). Так с 1866 по 1872 года (возможно и по 1875 год, т.к. председатели избирались на трехлетний срок) председателем Суздальского уездного земского собрания был Д.И. Шафров (т.е. три срока подряд). Дмитрий Иванович Шафров был троюродным братом генералов Дмитрия Павловича и Александра Павловича Шафровых (которые отличились в Афонском сражении с турецким флотом в 1806 году). Сын предводителя Николай Дмитриевич Шафров оставался заместителем суздальского предводителя и в 1900-е годы. Его брат Иван Дмитриевич служил учителем математики в Суздале, потом – инспектором суздальских земских училищ, а в 1913 – 1914 годах был избран на пост председателя Суздальской земской Управы. В Отчетах Управы за это время царит порядок, как в математике: даже приведены списки служащих в Суздальском уездном земстве в виде таблицы. Иван Дмитриевич – автор 5 учебников по элементарной математике и геометрии, по которым учились сотни тысяч россиян. Неоднократно Шафровы занимали влиятельные должности в Суздальском уезде.

С 1880 по 1890 года Суздальским уездным собранием руководил А.А. Макаров - это 3 срока подряд (но это только по данным «Журналов», с которыми удалось ознакомиться; если же считать трехгодичными циклами, то Макаров, возможно, руководил земским собранием с 1878 по 1891 года - даже 4 срока). Именно он, Алексей Андреевич Макаров, был в свое время первым председателем Суздальской земской Управы.

С 1891 по 1900 года (3 срока подряд) предводителем дворянства был титулярный советник Иван Александрович Куроедов. Он же являлся в это время председателем Суздальского уездного земского собрания.
Александр Аполлонович Куломзин почти 20 лет занимал ведущие посты в Суздальском уезде, из них около 10 лет (1900 – 1909 гг.) он являлся предводителем дворян и соответственно председателем Суздальского уездного собрания. А с 1900 по 1904 года ему даже пришлось совмещать должности председателя земского собрания и председателя Суздальской уездной Управы. О чем свидетельствует протокол очередного земского собрания 28 сентября 1900 года. Александр Аполлонович был третьим по счету суздальским предводителем из рода Куломзиных (предводителем уездных дворян был его прадед Семен Васильевич Куломзин и отец Аполлон Александрович Куломзин, который 34 года был еще и мировым судьей в родном Суздальском уезде). Но он единственный, кто не просто ушел с поста, а погиб на этом поприще. За всю историю Владимирской губернии это оказался, чуть ли не единственный случай, когда руководитель территории погиб в результате политического убийства.

«Обострение внутриполитической обстановки, падение доверия населения к цензовым земствам подтолкнуло Временное правительство к проведению реформы местного самоуправления, включавшей введение волостного земства и выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего избирательного права».

Вот как охарактеризовала деятельность земств Суздальская уездная земская управа в 1914 году: «Земские учреждения основали множество школ, которыми население пользуется совершенно бесплатно, народное образование стало доступно всем… В центрах уездов, в городах и в некоторых селах земством учреждены лечебные заведения, которыми местное население пользуется тоже бесплатно. Пути сообщения стали проезжими во всякое время года. Земское страхование имуществ от огня, доступное всем, избавило население от конечного разорения пожарами… вся деятельность земских учреждений… представляет непрерывную цепь забот об улучшение народно-хозяйственной жизни и все, что начато и осуществлено земством отвечало жизненным интересам местного населения и удовлетворяло его насущные потребности» .

21 мая 1917 года были изданы «Временные правила о производстве выборов губернских и уездных земских гласных», постановление «О волостном земском управлении» и «Наказ о производстве выборов волостных земских гласных». Волостное земское собрание формировалось из гласных, избираемых на трехлетний срок (на данных выборах – до 1 января 1919 года). Число волостных гласных по каждой волости устанавливалось уездным земским собранием в численности от 20 до 50 лиц в зависимости от величины населения волости, и им же распределялось между сельскими избирательными округами. Сословные и имущественные ограничения, присущие прежнему земскому законодательству, отменялись. Выборы стали всеобщими, равными и прямыми с тайным голосованием. Активным избирательным правом наделялись российские граждане «обоего пола всех национальностей и вероисповеданий», достигшие 20 лет. Женщины впервые получили избирательное право. От участия в выборах отстранялись лица недееспособные, осужденные по приговору суда и монашествующее духовенство. Аналогичные нормы содержало и новое законодательство о выборах органов городского самоуправления.
Составление избирательных списков и проведение выборов возлагалось на волостные избирательные комиссии. Они образовывались из председателя, приглашаемого уездной земской управой, и от 4 до 8 членов (половину состава предлагала уездная земская управа, а другую - волостная) сельские избирательные комиссии формировались из председателя, назначавшегося волостной избирательной комиссией из своего состава и не менее двух членов из числа избирателей, приглашавшихся председателем. Составленные избирательные списки не менее, чем за 6 недель должны быть выставлены для всеобщего обозрения. В течение 7 дней со дня предъявления избирательных списков для всеобщего обозрения представитель местной административной власти мог их опротестовать, а избиратели – подать жалобы на «неправильности» или неполноту (этого не хватает в современном избирательном праве: очень часто избиратели жалуются, что их не внесли в основные списки, хотя они проживают на одном месте более 3-х лет). Волостная избирательная комиссия должна была рассмотреть их в пятидневный срок. Исправленные избирательные списки не позднее, чем за две недели до выборов, вновь предъявлялись для всеобщего обозрения. За неделю до начала выборов избиратели извещались о месте и времени проведения выборов. Выборы волостных гласных назначались уездной земской управой одновременно во всех сельских избирательных округах волости в воскресенье или один из праздничных дней. Процедура выборов должна была проходить с 8 часов утра до 8 вечера в помещениях сельских избирательных комиссий закрытой подачей голосов «посредством записок», в которых надо было указать имена, фамилии и отчества лиц, за которых избиратель подает голос. Для обеспечения тайны выборов записки помещались в одинаковой формы конверты или складывались исписанной стороной внутрь. Избиратели лично обязаны были отдавать записки председателю сельской избирательной комиссии, который, не вскрывая конвертов и не развертывая записок, в присутствии избирателей опускал их в опечатанный ящик.
Подсчет голосов проводился на следующий день на открытом заседании комиссии. Избранными в волостные гласные считались те, кто получил более половины голосов избирателей, участвовавших в выборах. Если избиралось меньше положенного числа гласных, то на следующий день назначались новые выборы, на которых избранными считались кандидаты, получившие уже простое большинство голосов.
Первые выборы в волостные и уездные земства на основе всеобщего избирательного права прошли во Владимирской губернии в августе – октябре 1917 года. В уездные избирательные комиссии входили представители уездного исполнительного комитета, Совета крестьянских, а также рабочих и солдатских депутатов, а основой этих комиссий был состав управы. Очень часто в избирательных комиссиях присутствовали представители разных общественных организаций, комитетов и политических партий. В сложной экономической и политической обстановке первая избирательная кампания прошла благополучно, хотя предполагаемые сроки в ряде уездов не были соблюдены (вместо единого дня голосования 27 августа, в Переславском, Юрьев-Польском, Шуйском уездах выборы прошли 3 сентября, в Муромском уезде – 10 сентября, а в Суздальском уезде – 14 сентября). Население губернии отнеслось к первым всеобщим выборам равнодушно. По итогам голосования основную часть гласных составили крестьяне с минимальным уровнем образования, без опыта работы в земской сфере.
Таким образом, в 1917 г. Временное правительство сделало ставку на земства и назначило председателей губернских и уездных земских управ своими комиссарами на местах. Были расширены права земств в области руководства народным образованием. Кроме всего прочего, им было передано заведование школьным делом. К новым функциям земств отнесли и заведование милицией.
Новые земства должны были заложить основы парламентаризма в России. Но этого не случилось. Разработка земской реформы затянулась. Земства, выбранные осенью 1917 года на основе всеобщего избирательного права и вобравшие в себя полувековой опыт деятельности местных органов самоуправления в России, могли стать опорой демократической власти на местах и базой парламентарного устройства в России. Однако исторического времени для этого им не оставалось.
Час расцвета был недолог. На сцену выступал их грозный конкурент – Советы. В отличие от земств они избирались не всем населением, а лишь “трудовым народом”. После падения Временного правительства представители местного самоуправления пытались организовать отпор большевикам. В губерниях и уездах земства объявили себя единственными органами государственной власти, рассылали своих полномочных представителей в различные местные учреждения, добивались ликвидации Советов. При этом земства подчеркивали, что являются единственно законными учреждениями, поскольку в отличие от Советов созданы на основе всеобщих выборов.
В 1917 году земства и Советы Владимирской губернии вели вполне мирное сосуществование. Однако уже в январе-феврале 1918 года были приняты решения о ликвидации земств и замене их Советами. Работа на конкурс «История выборов во Владимирской области»

«ЗЕМСТВА ВЛАДИМИРСКОЙ ГУБЕРНИИ» (некоторые факты из истории). Андон Ольга Александровна Заведующая библиотекой п. Боголюбово МУК «Боголюбовское культурно-досуговое объединение и централизованная библиотечная система» Суздальский район.

История Суздаля и Суздальского района

Владимирская губерния.
Суздальский уезд
Суздальская уездная больница.
Суздальское Духовное Училище
Блохинская богадельня.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Jupiter (15.07.2016)
Просмотров: 202 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика