Главная
Регистрация
Вход
Пятница
15.02.2019
22:19
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 580

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1010]
Суздаль [323]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [344]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [59]
Юрьев [128]
Судогда [74]
Москва [42]
Покров [78]
Гусь [109]
Вязники [219]
Камешково [64]
Ковров [284]
Гороховец [81]
Александров [172]
Переславль [96]
Кольчугино [39]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [87]
Религия [4]
Иваново [40]
Селиваново [22]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [11]
Промышленность [63]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 30
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Вязниковское льняное Объединение в нач. 1920-х годов

Вязниковское льняное Объединение в нач. 1920-х годов

Обзор деятельности Вязниковских государственных льняных фабрик (2-е Льноправление) за период 1921-1922 и 1923 гг.

Начавшийся в 1921 году процесс трестирования промышленности захватил хлопчато-бумажную и льняную промышленность. Вполне понятно, что легкая индустрия в условиях новой экономической политики, т.е. в условиях выступления предприятий на вольном рынке с переходом их на коммерческий расчет, пошла первой на завоевание своего развития. Развитие это было сопряжено с массой трудностей; наскоро намеченные в самых общих чертах основы работы на частном рынке требовали проработки, проверки, углубления. Если принять во внимание, что и самого рынка к этому моменту, как такового, не было, и тот важнейший факт, что сразу на первых порах деятельности у Треста не было, кроме госорганов, почти никаких потребителей, станет понятной трудность положения. К этому нужно добавить и крайнюю истощенность рабочей массы, почти остановленные предприятия, отсутствие достаточных средств для начала оборота, отсутствие топлива и т. д. Право на жизнь поэтому и свое развитие объединенные предприятия Треста должны были именно завоевывать.
Главтекстиль, Президиум ВСНХ и ЦК Всероссийского Профсоюза Текстильщиков летом 1921 г. поручили будущему Председателю Правления провести объединение льняных фабрик Вязниковского района. Соединение это было к октябрю того-же года закончено образованием Второго Льноправления. Работа по объединению предприятий Вязниковского Треста проходила в тесном контакте и при полной поддержке Владимирского Губернского Исполнительного Комитета Советов, в лице его Экономического Планового Органа — Губэкономсовещания. Вначале, правда, Губэкономсовещание встало в резкую оппозицию организации Треста на началах непосредственного подчинения ВСНХ. Оппозиция эта, однако, имела здоровую почву: Экономсовет опасался главкизма-системы, пережившей себя к тому времени. С этой точки зрения Экосо настаивало на необходимости организации Треста на таких началах, которые руководство им в основном обеспечили бы Местному Губернскому Органу Власти. Помимо вышеизложенных соображений эти требования диктовались и той массой опыта и инициативы, которые были у губернских работников. Вопрос, после основательного неоднократного рассмотрения, выездов в Москву и т. д., был решен удовлетворительно для обеих сторон. Экономсовещание вполне убедилось, что мысль, положенная ВСНХ в основу организации Треста, далека от попыток возродитъ прежнюю нейтралистскую систему: местным органам предоставлялись права общего контроля над производственной деятельностью объединения, выдвинутый ВСНХ Председатель Правления являлся всем известным товарищем, до итого бывшим Председателем ГСНХ; вопросы взаимоотношений с рабочими (оплата труда, соц. страхование и пр.) целиком разрешались наличием Губотдела Профсоюза Текстильщиков. Не сразу, но прочно убедившись в целесообразности соединения на его теперешних началах, Губэкономсовещание оказало работавшим по организации Треста товарищам решительную и всестороннюю поддержку. В состав объединения вошло 18-ть государственных льнообрабатывающих предприятий, в том числе 10 прядильно-ткацких, 5 прядильных и 3 ткацких, с общим числом 82928 прядильных, 13457 крутильных веретен и 2324 ткацких станков. Эти фабрики в Вязниковском районе Владимирской губернии следующие:
1. Ярцевская – прядильн. имени «Карла Либкнехта»;
2. Большая ткацкая – Вязниковская «Свободный Пролетарий»;
3. Вязниковская – пряд.-ткацкая «Парижская Коммуна»;
4. Вознесенская - пряд.-ткацкая имени «Розы Люксембург»;
5. Лосевская - пряд.-ткацкая имени «Карла Маркса»;
6. Лукновская - пряд.-ткацкая имени «Фридриха Энгельса»;
7. Паустовская - пряд.-ткацкая «Марксист»;
8. Успенская - пряд.-ткацкая «Октябрьская Революция»;
9. Холщевская - пряд.-ткацкая «Марат»;
10. Судогодская – пряд. «Первомайская»;
11. Петринская – пр.-тк. «Красное Знамя»;
12. Надеждинская – пряд. «Победа»;
13. Сергеевская – пр.-тк. «Комсомолец»;
14. Чулковская – пряд. «Луч Свободы»;
15. Денисовская – ткацк. «Идея»;
16. Маловская – ткацк. «Спартак»;
17. Серковская – пр.-тк. «Искра»;
18. Касимовская – пряд. «Красный Текстильщик».
Мысль объединения производства такого большого числа фабрик Вязниковского района в одно целое не могла казаться несбыточной даже в условиях дореволюционной русской промышленности. Она сама собою напрашивалась и осуществилась бы, если бы русский частный капитал был более прогрессивен в этом отношении. Бывшие хозяева фабрик Вязниковского района, будучи заурядными торгашами, конечно, не оказались прогрессивнее своего времени. Финансовый капитал (капитал банков) за последние годы до революции довольно сильно влиял на вопросы объединения промышленности по ее отраслям.
В данном случае — Русско-Азиатский Банк до и во время мировой империалистической войны, кредитуя льняную промышленность, заставил фабрикантов сбывать продукцию путем объединения, что было ему удобнее и выгоднее. Советская власть, ликвидировавшая основную задержку концентрации — частно-собственнические права, подошла к полному объединению всего производства района; этим планов обеспечивались полностью выгоды самого производства, достигался целый ряд удобств со стороны единства управления, равномерного распределения сырья по фабрикам, складам, сбыта товаров при исключении взаимной конкуренции и, наконец, возможность равномерно распределять рабочую силу. Было учтено прежде всего то положение, что Вязниковские фабрики вырабатывают однородную грубую ткань, главным образом — мешки, расположены близко друг к другу, связаны хорошими железнодорожными путями с районами, производящими сырье (Владимирской, Нижегородской, Смоленской, Вятской и др. губ.). Не была упущена и оценка технического оборудования фабрик, которая говорила за то, что производительность их могла развиться при едином целом хозяйстве. Это целое составляет четвертую часть всей русской льняной промышленности.

Организация Правления и его деятельность.
Организация Правления (Москва), как центра, в первое время была очень несложной: каждый член Правления являлся представителем вверенного ему Отдела, никаких п/отделов не было, если не считать нарождавшейся статистики в лице одного сотрудника и юрисконсульта. Правление имело Отделы: Административно-Хозяйственный и Учетно-Финансовый, которыми заведовал Председатель Правления Н. К. Шеенков, Производственно-Технический в заведовании членов Правления инженеров В. М. Зубчанинова и М. В. Павлова, Коммерческо-Заготовительный в заведовании члена Правления Я. П. Гладштейна; Вязниковской конторой наведывал член Правления В. П. Волков. Члены Правления Волков и М. В. Павлов имели постоянное пребывание в Вязниках, где на месте проводили в жизнь все указания Правления, непосредственно руководили действиями директоров фабрик. Для решения всех принципиальных вопросов собиралось Правление в целом в Москве или Вязниках. Деление Правления на две части, когда одна — большая держала связь в Москве с центральными органами, со всеми теми госорганами, с которыми она вступила в торговые и деловые отношения, другая же на местах фабрик проводила в жизнь решения всего Правления, — имело свои положительные стороны: во первых — директора фабрик через членов Правления не отрывались от Правления, во вторых — Правление в свою очередь имело точное представление о деятельности директоров фабрик.
Постановка нового дела, новизна приемов требовала от Правления самого жизненного отношения к делу — частого объезда фабрик, присутствия там, где дело становилось наиболее серьезным, а потому строгого распределения функций деятельности между членами Правления в первое время быть не могло. Коли по ходу дела требовался авторитет Председателя, он срочно выезжал на место, выступал на митинге перед рабочими, принимал немедленные меры, налаживал связь производства с местными органами и т. д.

Работа Объединения
Когда Правление проделало длинную процедуру приемки объединения, фабрик с подробными описями, актами, подсчитало состав своего имущества, то оборотный капитал, то есть та сила, с которой Правление повело дело, — был очень небольшой для 18 фабрик и по статьям выражался в следующих цифрах и процентах:
Сырья на 3.129.829 руб. — 55 %.
Топлива на 65265 руб. — 1,15 %.
Готовых изделии и полуфабрикатов на 595995 руб. — 28,2 %.
Вспомогат. материалов на 854852 руб. — 15,15 %.
Касса на 16960 руб. — 0,32 %.
Прочее на 10281 руб. — 0,18 %.
С таким размещением и количеством капитала сразу развернуть работу всех фабрик было нельзя: значительная часть средств лежала в сырье, но для того чтобы сырье обратить в продукт, готовый для рынка, нужны были прежде всего хлеб, потом топливо, отчасти деньги. У Правления, как видно из таблицы, были готовые изделия, и, хотя их было немного, но это и была активная часть капитала, с которой началась работа. В другое время при таком положении надлежало-бы прибегнуть прежде всего к кредиту, взять в долг под товары, подумать об этом в то время не приходилось, так как самого денежного кредита еще не существовало, и Правление прежде всего начало с обмена части готовых товаров на хлеб. В поставленную таким образом задачу входило в первую очередь разрешение вопроса об увеличении продовольственного пайка, который был до этого далек до необходимой нормы и по своей ничтожности заставлял рабочую массу голодать. Затем надо было немедленно запасать топливо, хотя-бы на первые два — три месяца работы каждой фабрики — запас, который является минимальным для того, чтобы рискнуть пустить эти фабрики. Последующая таблица показывает, как из месяца в месяц оживали фабрики Объединения: в ноябре месяце 21 года работало 8 фабрик пли 16556 прядильных веретен, что составляло работу одной пятой части всей объединенной промышленности, через 5 месяцев работы Правления загрузка фабрик дошла до 51 % по прядению и 36 % по ткачеству, через 16 месяцев в марте 1923 г. загрузка дошла до 72 ½ % по прядению и 67 ½ % по ткачеству. Крупные фабрики загрузились работой от 75 % до 90 %, при чем в исчислении загрузки входят и консервированные фабрики. Принимая во внимание изношенность оборудования за время войны и революции равной от 15 % до 25 %, загрузку на 75 % надо признавать полной, за 100 %, следовательно, работа фабрик достигла к настоящему времени до нормальных пределов.
Рабочий, осевший ввиду стояния фабрик за первые годы революции на обработку земли, сразу еще не смог порвать с ней связей и уходил в первое время в значительном количестве в поле и огород. Работа летних месяцев 23 года становится показательной тем, что рабочий уже снова срастается со станком и бросает плуг.
Пуская фабрики, Правление стремилось к тому, чтобы целесообразно использовать оборудование их, а для этого пришлось запасаться соответствующим сырьем. К запасам сырья чрезвычайно низкого ассортимента пришлось прикупать более высокие сорта. Так б. Демидовская и др. фабрики работали мешечные ткани, тогда как они были приспособлены к выработке более высоких сортов.
Правлению было не легко из своих скудных средств выделять расходы на закупку этого сырья, но явная убыточность от неправильной постановки производства вынуждала идти на эти расходы.
Определяя теоретически, без скидки на изношенность, цифру довоенной общей выработки всех фабрик Объединения от 580000 до 600000 пудов пряжи, тканей от 23 до 24 миллионов кв. метров, Правление подошло к цифрам выработки — пряжи 460000 пудов, тканей 20.750.000 кв. метров, что равняется 79 % по прядению и 89 % по ткачеству довоенного времени. Следовательно, процент загрузки и процент выработки почти совпадает. Теоретическое, расчетное определение цифры довоенной выработки берется нами потому, что фактические расчеты быв. фабрикантов, как всем известно, составлялись с обычной им тенденцией уменьшить цифру расчета, чем достигалось для фабриканта уменьшение налогового обложения. Принимая во внимание, что производительность рабочих стоит в прямой зависимости от восстановления фабричного оборудования, можно сделать положительный вывод - наши рабочие довоенные нормы почти выполняют.

Директора фабрик
Вопрос о директоре на фабричном предприятии есть один из важных вопросов производства. Директор не только проводит в жизнь планы Правления, но от его способностей, знания и энергии зависит правильность постановки всего предприятия. В силу этого с самого, момента образования Треста Правление остановило особое внимание на персональном подборе директоров. Этот подбор Правление за все время своей работы делало в полном контакте с Профсоюзом Текстильщиков. Важно было, чтобы директор не только хорошо вел дело на вверенной ему фабрике, но чтобы он понимал, проникся бы интересами всего Объединения, чтобы свою деятельность, свои требования он всегда мог согласован, с общим положением Объединения. Такое инструктирование директоров Правление проводило путем периодических общих собраний директоров, циркулярных письменных указаний, выездов на места, вызовов и т. д. Правление пришло к убеждению, что в этом оно встало на правильный путь и имеет успех, в деловых подходах большинства директоров было установлено определенное понимание интересов Объединения и отход от узкого взгляда только на интересы вверенной им фабрики. Это характернее всего сказалось в разрешении вопросов норм выработки, норм топлива, сырья, и попытки на общих директорских собраниях отдельных лиц отстоять благополучие своих предприятий успеха не имели именно потому, что вопросы обсуждались и решались коллективным путем. Благодаря такому подходу к директорам, Правление достигло положительных результатов в деле определения производственных заданий, выполнения их, участия директоров в выработке производственных программ с практической точки зрения.
Правленце использовало подготовку своих директоров в разработке плана концентрации производства, которым предусматривалось упразднение мелких фабрик и расширение более жизненных. Здесь директора не только высказывали свое суждение, но и поработали в ряде технических комиссий, и благодаря их живому участию план был детально разработан, получил утверждение ВСНХ и в настоящее время уже осуществляется. Таким образом в деле отношения к директорам фабрик Правление проводило линию втягивания их в общую работу Правления, использования их опыта в разрешении вопросов технических и экономических. Всего директоров фабрик и их помощников за 1922 год Правление имело 25, из них с высшим техническим образованием и большой практикой 6, со средней технической подготовкой 6 и остальные 13 без специальной подготовки (рабочие). Из этого числа 10 состояли членами РКП и все без исключения — членами профсоюза текстильщиков. Будучи весьма заинтересовано в составе директорского кадра, Правление пошло навстречу идее Профсоюза Текстильщиков — организовать в городе Вязниках годичные курсы для подготовки красных директоров и приняло на себя все расходы по содержанию слушателей. В деле распределения директорского персонала Правление придерживалось такого порядка: на фабрике с числом до 500 рабочих оно ставило одного директора, на более крупных фабриках к директору назначало помощника. Возможность наиболее контактного сотрудничества директора со своим помощником достигалась осторожным и внимательным подбором и тесной связью по этому вопросу с профсоюзными органами.

Система управления фабриками.
Систему управления фабриками Правление унаследовало от Вязниковского Кустарного Правления, которое перешло к нему в виде аппарата управления вместе со всеми фабриками. Правление превратило этот аппарат в Вязниковскую Контору, которая, являясь промежуточным звеном между Правлением и фабриками, первое время играла свою жизненную роль: она быстрее разбиралась в жизненных вопросах фабрик, имела опыт и навык вести при скудости средств и материалов более правильное снабжение фабрик, а распределять приходилось в буквальной смысле по фунтам, пудам, — другими словами, Вязниковская контора принимала характер местного распределительного органа. Но по мере того, как снабжение стало принимать характер сметный, когда центр стал не распределять, а снабжать фабрики по потребностям, Вязниковская Контора стала терять характер полезности, приобрела вид излишнего накладного расхода. Налаживающееся производство потребовало тесной и непосредственной связи Правления с дирекцией фабрик. Наметив упразднение местной конторы, Правление имело ввиду, что ему приходится непосредственно связываться с 22 производственными единицами, часто очень мелкими; получается на практике сложная работа для Правления: посылка к определенным местам хотя бы одних денег на зарплату — 22 места, посылка вспомогательных материалов — малыми долями; напр. смешно посылать электрические лампочки, дробя на маленькие партии, лен, продфураж и т. д. Кроме того, ряд фабрик не имеет места, где можно было бы сохранять материалы, сырье, продфураж.
При таком положении должны быть большие кадры артельщиков, агентов н т. п., транспорт товаров приобретает вид кустарничества. На это Правление пойти не могло. Если дать каждой фабрике право самостоятельной закупки у определенных госорганов, фирм и возложить на Правление обязанность оплачивать эти счета, то такой порядок может быть был бы очень прост, но он требует от Правления большой свободной денежной наличности: в любой момент оплачивать любой счет. Правление еще не имеет такой денежной наличности, оно пока еще вынуждено маневрировать денежными суммами, и в свою очередь далеко не все госорганы могут кредитовать фабрики, ожидая очереди оплаты счетов Правлением. Цены на материалы — не установлены, материалы — не в достаточном количестве. Правление пошло по другому пути, намеченному жизнью: все фабричные предприятия разбиваются на 4 — 5 групп. По главе каждой группы ставится директор — распорядитель. Его местопребывание — самая крупная фабрика его группы. Эта центральная фабрика является базисной, питает остальные фабрики. Директор-распорядитель имеет больше прав, нежели директор отдельной фабрики, хотя ему не дано права смещать и назначать директоров отдельных фабрик, равно как и высший технический персонал. Директор-распорядитель имеет право от имени Правления заключать договоры с последующим утверждением Правления, он сносится со всеми государственными, профсоюзными и др. организациями по делам вверенных ему фабрик. Эта группировка фабрик делается не механически, а по принципу территориального тяготения, в среднем радиус расположения фабрик группы не должен превышать 10 верст за небольшим исключением. Эта система имеет то преимущество, что здесь нет вопроса о набухании служебного аппарата при директоре - распорядителе, он пользуется служебным аппаратом фабрики своего местопребывания, увеличив его самое большее на 2 — 3 сотрудника. Таким образом, упраздняя Вязниковскую Контору, Правление достигает сокращения аппарата управления на 150 человек, причем является возможность лучших сотрудников конторы перебросить на фабрики, где была в них большая нужда, и где они близко подойдут к производству. В настоящее время эта система проведена для вновь принятых 8 фабрик Муромского paйoнa.

II. ПРОИЗВОДСТВО

Первые шаги Треста в деле налаживания производства были очень тяжелы. Из 18-ти фабрик объединения Трестом было принято от ГСНХ работающими лишь 8 фабрик, с чрезвычайно слабой загрузкой, на остальных уже несколько месяцев, как работа совершенно замерла. Понятно, что первой задачей Правления было — пустить в ход остановленные фабрики. Задача эта, при более чем скромных материальных ресурсах, которыми располагал Трест, представляла огромные трудности. Когда Трест приступил к работе, он не имел ни дров для пуска фабрик, ни продовольствия для рабочих, ни свободных оборотных средств для приобретения того и другого. Единственным его материальным ресурсом был достаточный запас сырья на фабриках и некоторое количество товаров на складах. Другим весьма важным, хотя и не поддающимся статистическому учету фактором, было стремление рабочих дружно приняться за работу после долгих и мучительных месяцев вынужденного бездействия и голодовки. Получив возможность возвратиться к станкам, рабочие с огромной энергией приступили к делу, не зная даже в течение первых двух месяцев о размере своего заработка, а ограничиваясь лишь одним скромным пайком. Эта дружная поддержка рабочих масс явилась для Треста первейшим фактором его укрепления, помогла ему встать на ноги и дала необходимые оборотные средства для развертывания производства, так что к началу 1922 года не работающими осталось лишь 5-ть фабрик объединения.
Объединяя 18-ть фабрик с общим числом рабочих и служащих в 12000 человек, имея в своем распоряжении 82000 веретен и 2300 станков с общей довоенной выработкой около 600000 пудов пряжи и 52.000.000 кв. аршин ткани, Трест представляет собою мощную организацию производства. Сходящие в состав объединения фабрики расположены частью в городе Вязниках и непосредственно примыкающих к нему поселках, частью по линии Московско-Нижегородской жел. дор., частью группируются вокруг села Никологор, отстоящего в 17-ти верстах от Вязников, и, наконец, 2 фабрики Касимовская и Судогодская стоят совсем особняком.
В силу исторически сложившегося характера производства все прядильные фабрики объединения, в отличие от фабрик других трестов, изготовляют льняную пряжу низких номеров, а ткацкие перерабатывают ее в грубые сорта тканей — мешечную, упаковочную, брезентную, подкладочную. При этом прядильные фабрики почти целиком удовлетворяют потребность ткацких фабрик, и Трест поэтому является вполне закопченным хозяйственным объединением.
Состояние производства на фабриках, вошедших в состав объединения, за время революции и гражданской войны и до момента образования Треста представляло печальную картину постепенного угасания. Число работающих веретен и станков уменьшалось, их производительность падала, размеры выработки сокращались. Ввиду отсутствия цифровых данных по большинству фабрик за время, предшествующее образованию Треста, полной картины за эти годы дать нельзя. Но произведя выборку из имеющихся по некоторым фабрикам материалов, можно получить следующие сами за себя говорящие цифры:
Количество работающих веретен (Ярцевская ф-ка, Вязниковская М-ра, Вознесенская М-ра).
Довоенное время: 1910-1913 гг. – 31844; 1917 г. – 30501; 1918 г. – 31345; 1919 г. – 25246; 1920 г. – 16072; 1921 г. (апрель) – 12784

В 1921 г. на указанных выше фабриках работало лишь 40 % довоенного количества веретен, производительность веретена понизилась до 73 %, выработка пряжи сократилась до 18 %, станков работало 43 % довоенного числа, производительность станка упала до 77 %, выработка ткани уменьшилась до 25 ½ %.
Столь же красноречивыми, только в обратном, положительном смысле являются цифры, рисующие производственную деятельность фабрик Треста в целом за полтора года его существования: линия падения по всем основным сторонам производственной работы сменяется линией неуклонного подъема.
Если к началу деятельности Треста число работающих прядильных веретен сократилось до 18 % их довоенного количества, а число станков до 15 %, то, поднимаясь постепенно в течение 1922 — 23 гг. вместе с пуском фабрик, эти цифры достигли (как было указано) 73 % в отношении веретен и 67,5 % в отношении станков, при чем оставалась неработающей лишь одна фабрика, именно Петринская М-ра. Пуск этой фабрики, располагающей 4560 веретен и 143 станками, еще повысил бы % нагрузки; но Правление сознательно воздерживается, пока от этого, имея ввиду радикальное ее преобразование, в связи с планом концентрации производства, на что будет указано ниже. Количество вырабатываемой пряжи, неуклонно поднимаясь, достигло в марте 1923 г., если сбросить со счетов Петринскую М-ру, почти довоенной нормы, равно как и производство тканей. Чрезвычайно последовательно устранялось нерациональное использование рабочей силы; особенно это заметно в прядильном производстве, где число рабочих со 162 чел. на 1000 вер. сократилось в первом полугодии 1923 г. до 110. Вместе с тем удалось достигнуть огромных результатов в отношении экономии топлива.
Стремясь к дальнейшей более экономной организации производства, Правление Треста вступает на путь последовательной концентрации. В настоящее время уже достигнута некоторая концентрация чесального производства: чесальные на мелких фабриках Треста упразднены. В дальнейшем предполагается иметь только 3 чесальных — на самой крупной прядильной фабрике Треста Ярцевской, а также на Лосевской и Вознесенской, как расположенных вблизи линии жел. дор. Также приступлено к преобразованию двух комбинированных фабрик — Вязниковской М-ры и Петринской: на первой из них предположено увеличить прядильное производство, на второй сосредоточить одно ткацкое. В дальнейшем предполагается постепенно упразднять мелкие фабрики, перенося их оборудование на более крупные и ближе расположенные к жел. дор.; в первую очередь закрывается Серковская фабрика, а ее оборудование переносится на Лосевскую и Лукновскую фабрики.

III. СЫРЬЕ

К началу своей деятельности Трест располагал в общей сложности свыше 600000 пуд. сырья разных видов, а именно:
Лен сырец - 243741 пуд.
Лен чесаный – 26883 пуд.
Имея ввиду общую потребность в сырье для всех фабрик объединения, при пониженной нагрузке, равной 600000 пуд., можно было бы считать имевшуюся наличность количественно вполне достаточной, но качественно она была очень низка, т. к. в прошлом сырье поступало от Главтекстиля, который направлял обыкновенно на эти фабрики низшие сорта.
Заготовка сезона 1921-22 г. не могла быть сколько-нибудь значительной: оборотные средства были весьма скудны, да и те все были брошены на покупку топлива и продовольствия. Всего за сезон было заготовлено около 120000 пуд. (100000 пуд. в обмен на мешки,13000 пуд. через Льно-контору и около 5000 пуд. через своих агентов). До лета 1922 года, когда нужно было составлять производственную программу на новый операционный год (с 1-го октября), фабрики работали главным образом на старых льнах. Рассчитывая, что к 1-му октября Трест будет располагать наличностью 500000 пуд , для осуществления программы было предположен закупить в предстоящий сезон 1922 — 23 г. 275000 пуд. Однако, при осуществлении производственного плана, фабрики, в связи с расширением потребности рынка, пошли усиленным ходом, опережая программу на 25 — 30 %, так что, естественно сырья потребовалось значительно больше. Это заставило Правление напрячь все силы и использовать все возможности для усиленной закупки сырья. И течение 1922 — 23 г., при крайнем напряжении всех сил Треста, удалось закупить свыше 400000 пуд., так что к октябрю 1923 года Трест располагает постоянным 4-х месячным запасом сырья соответствующего качества.
Компания минувшего сезона протекала при крайне неблагоприятных условиях. Те возможности, которыми располагал Трест в деле закупки сырья, были весьма ограничены. Наиболее выгодной могла бы быть покупка сырья на деньги, но для этого у Треста не было необходимых свободных средств. Самым благоприятным моментом для покупки льна были зимние месяцы — декабрь, январь, февраль, когда цены на лен стояли весьма низко, доходя до 2 р. 50 к. за пуд льна десятого номера. Как раз в этот момент Трест не мог найти нужных средств, хотя и расходовал на покупку льна все свободные остатки от продажи своих изделий. Для получения денег приходилось также прибегать к залогу в Госбанке сырья и товаров. Целевые кредиты были предоставлены Госбанком, когда рынки уже кончались, и цены на лен, под влиянием отпущенных Госорганам денежных средств, а главным образом экспорта, дали резкое повышение, дойдя уже в марте мес. до 5 р. 75 к. за пуд. и продолжали сильно повышаться в дальнейшие месяцы.
Таким образом, своим аппаратом в первые месяцы компании удалось заготовить лишь 15231 пуд. и приобрести на деньги у госучреждений 12167 пуд. Не располагая сколько-нибудь достаточными для покупки сырья денежными средствами, Правление Треста должно было с начала нового 1923 г. обратиться к товарообмену путем заключения договоров с хлебозаготовительными и экспортирующими хлеб и лен госорганами, что было не совсем выгодно для Треста (так как госорганы ставили Тресту подчас тяжелые условия товарообмена). Именно этим способом, путем обмена на мешок, и была приобретена основная масса заготовленного сырья. Главными клиентами Треста при этом были: Наркомпрод — (140 000 п.), Хлебопродукт — (75 000 п.), Льноторг — (75 000 п.); кроме того через местное отделение Госбанка и другими способами было собрано - 30 325 п. 27 ф. Лишь с апреля месяца, когда Правление, получив кредиты, приобрело большую свободу в маневрировании денежными средствами, оно могло вновь, наряду с товарообменом, обратиться к покупке сырья на деньги образом еще свыше 50000 пуд.
Что касается сравнительной выгодности разных способов приобретения сырья, то прежде всего приходится констатировать, что закупка своим аппаратом в минувшем сезоне не дала больших выгод, так как, за неимением средств, нельзя было развернуть его до полной загрузки, и потому другие организации, располагавшие большими средствами и ведшие заготовку в более обширном масштабе, имели возможность заготовлять на сравнительно более выгодных условиях. Наиболее выгодной была закупка на деньги у Госорганов и Кооперации. При закупке этим способом цены приблизительно совпадали с теми средними цифрами, которые даны льноторгом: в середине Октября покупали приблизительно по цене 5 р. 50 к. зол. и дешевле, в ноябре 4 р. 50 к, в декабре 3 р. 50 к.
Приобретение сырья на основах товарообмена не может быть признано выгодным, тем не менее сравнительно благоприятным в смысле получаемого эквивалента была покупка сырья у Льноторга. В то время как, например, в январе месяце Наркомпроду за пуд льна № 14 давали в обмен 17 — 17 ½ мешков, Льноторгу лишь 15; в марте за пуд льна № 13 Хлебопродукт требовал 17 7/8 мешка, Льноторг удовлетворялся 13-ю мешками.

IV. Топливо

Запасы дров и нефти, распыленные по фабрикам, были ничтожны. Было необходимо экстренно обеспечить фабрики хотя бы 2-х месячным запасом топлива, чтобы пустить их в ход. Этот больной вопрос обсуждался на каждом заседании Правления, и разрешение его, при крайнем недостатке, если не сказать отсутствии оборотных средств, представляло огромные трудности. Первым делом Правления было получить от Губуправтопа для разработки до 130-ти десятин леса в разных местностях уезда; с тем же учреждением был заключен договор о передаче Тресту слишком 7000 куб. саж. дров, находившихся в лесу и на пристанях реки Клязьмы. Получив в свое распоряжение делянки и уже заготовленные дрова, Трест должен был напрячь все свои силы для разработки делянок и вывозки дров. Ради этого, наряду с заготовкой и доставкой дров хозяйственным способом, были заключены договоры с частным лесопромышленным товариществом Стройтонлес, с Владимирским ГЛО, а позднее с частным контрагентом на заготовку и вывозку дров на площадях, отведенных Тресту. Наряду с этим, Правлением производилась покупка готовых дров. Для достижения большей интенсивности в деле заготовки топлива, Правление рядом с централизованной заготовкой, через свой отдел, вступило на путь децентрализации, предоставив отдельным мелким фабрикам, в лице их директоров, право самостоятельной заготовки и покупки дров.
Исключительная энергия, проявленная в деле заготовки топлива, а также то, что на это дело были брошены все имевшиеся в распоряжении Правления средства, привели к результатам, на которые трудно было рассчитывать, исходя от объективных данных.
Следующая таблица покажет увеличение % обеспечения дровяным топливом фабрик объединения:

Если к началу 1922 г. фабрики Треста были обеспечены едва лишь в размере 1/6 годичной потребности, а в первые месяцы 1922 г., когда дело заготовки топлива было еще не налажено, это обеспечение упало даже до 1/10, то в дальнейшем идет неуклонное его повышение, так что имеющаяся на 1-е сентября наличность уже превышает необходимый годовой запас. В дальнейшем Правление ставит перед собой задачу, не успокаиваясь на достигнутых результатах, продолжать энергичную заготовку дров с тем, чтобы к зиме 1924 — 25 г. иметь, наконец, годичный запас сухих дров и тем достигнуть значительной экономии топлива. Кроме дров, являющихся главным видом топлива на фабриках Объединения, 4 фабрики пользуются жидким топливом, затрачивая до 20000 пуд. в год нефти. На 1-е мая 1923 года наличность нефти возросла до 16454 пуд., представляя собою 82 % годовой потребности.
Кроме того, ввиду недостатка дров, когда поступление их в первые месяцы существования Треста было весьма слабое, 2 фабрики, расположенные в близи линии жел. дор., были переведены на антрацит, хотя цены на него были весьма высоки; тем не менее введение этого топлива оказывало и будет оказывать некоторое умеряющее влияние в деле регулирования цен на древесное топливо.
Подвозка топлива к фабрикам производилась пли гужом, по большей части по санному пути, или сплавом, на баржах, с доставкой гужом на берег реки Клязьмы, или по железной дороге, что впрочем имело меньшее значение. При доставке гужом оплата обыкновенно производилась по добровольному соглашению с местным крестьянским населением; трудгужповинность играла весьма малую роль: при ее помощи в 1922 г. вывезено лишь 431 куб. саж. (3,45 % всего количества).
Что касается цен на топливо, то они значительно выше довоенных и потому ложатся тяжелым бременем на производство. Если принять довоенные цены на дрова в 20 руб. зол. за куб. саж., то в 1922 — 23 г. куб. саж. обходилась Тресту в среднем в 27 зол. руб.
Что касается общих перспектив в деле снабжения топливом фабрик Объединения, то эти перспективы, по крайней мере в отношении древесного топлива, вряд ли можно признать благоприятными в силу естественных причин, независимых от доброй воли Треста.

V. МАТЕРИАЛЫ

Ко времени открытия деятельности Треста запасы вспомогательных материалов, как на базисных складах Льноправления, так и на складах фабрик, были чрезвычайно скудны. Снабжение фабрик, техническими вспомогательными материалами, шедшими раньше главным образом из-за границы, в силу таких причин, как европейская война, гражданская война и экономическая разруха, было настолько неудовлетворительно, что заготовительному аппарату к моменту пуска фабрик под управлением Треста пришлось приложить массу энергии, чтобы в короткий срок удовлетворить фабрики почти всеми подсобными материалами. На фабриках недоставало самых необходимых материалов, при отсутствии которых нормальная работа без перебоев была невозможна. Чувствовался острый недостаток в приводных ремнях, смазочных материалах, электрических принадлежностях, химических материалах, черных и цветных металлах, катушках, челноках, гонках, кардной гарнитуре, упаковочных материалах и проч. Острота нужды в некоторых материалах и принадлежностях не перестает давать себя чувствовать даже и в настоящее время, спустя почти 2 года непрерывной работы фабрик. Это касается в особенности материалов и принадлежностей, получавшихся в довоенное время исключительно из-за границы, главным образом принадлежностей прядильных машин.
Массовая заготовка вспомогательных материалов производилась Льноправлением через Госорганы за наличный расчет, или путем товарообмена на продукцию фабрик Соединения. Нельзя обойти молчанием, что госорганы, с которыми были заключены сделки на поставку тех или иных материалов, не всегда оказывались на высоте положения в отношении аккуратности выполнения принятых обязательств, как в смысле соблюдения сроков, так и в поставке материалов, удовлетворяющих предъявляемым требованиям. Поступали предложения материалов также и от частных лиц, но лишь небольшими партиями. Взяв на себя массовую заготовку централизованным порядком основных вспомогательных материалов, как например: металлы, смазочные материалы, нефтепродукты, катушки, челноки и прочее, Правление в то же время предоставило право частичной заготовки подсобных материалов на местах непосредственно фабрикам.
При заготовке материалов были использованы все местные возможности, как-то кустарные мастерские и артели.
Кроме того, в распоряжении Треста при Ярцевской фабрике имеется литейная и ремонтная мастерская, которая обслуживает фабрики, тяготеющие к городу Вязникам. За последнее время в ведение Треста перешел также литейный завод в г. Меленках.
Несмотря на наличие всевозможных неблагоприятных для заготовки материалов условий, отдел снабжения все же справлялся со своей трудной задачей и, хотя на некоторых фабриках и до настоящего времени чувствуется недостаточность снабжения, но беспрерывная их работа с постоянно прогрессирующей нагрузкой говорит за то, что трудный период в работе изжит.

VII. КОНЦЕНТРАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА

Вопрос о концентрации производства поднимался в Правлении в начале лета 22 года. Вопрос чувствовался, но он еще не созрел: Члены Правления по разному смотрели на него, и самые перспективы производства были неясны. Но уже весной 28 года председатель Правления Шеенков решительно выдвинул этот вопрос на разрешение Правления. Была назначена комиссия из специалистов с широким участием в ней директоров фабрик, и проект был разработан. В основу его была положена мысль о ликвидации мелких фабрик. Правда, эти мелкие фабрики имели ту ценность, что у них было новое оборудование 1910 — 1914 годов, тем не менее нецелесообразность нахождения 16-ти фабрик на узком пространстве в радиусе 20 верст — очевидна. Пятьдесят процентов всех предприятий имеет оборудование чрезвычайно плохое: так фабрика, носящая громкое название прядильно-ткацкой мануфактуры, из двух корпусов — имеет один деревянный, два двигателя, 1300 веретен и 50 ткацких станков и всего 250 рабочих, или имеются три — четыре ткацких мануфактуры на расстоянии всего от 1 ½ до 2 верст, много корпусов недостроенных; вместе с тем совершенно отсутствуют склады для хранения товаров, нет жилищ не только для рабочих, но для директоров механиков, сторожей, т. е. того, без чего фабрика работать не может. При таком положении неизбежен вывод — использовать их оборудование на более жизненных фабриках. Такими фабриками, намеченными к ликвидации в 22 — 23 гг., были Чулковская, Серковская и Денисовская, их оборудование переносится на Вознесенскую, Лосевскую и Лукновскую. Ликвидируется прядильное отделение Петринской фабрики, взамен его расширяется ткацкое; прядильные аппараты переносятся на Вязниковскую (бывш. Сенькова) и на Ярцевскую (бывш. Демидова) фабрики. Упраздняется система чески льна на всех прядильных фабриках, вместо чего организуются три центральных чесальных, с которых сырье распределяется по всем прядильным. Этим достигается правильное использование сырья соответственно выработке сортов пряжи. Это положение даст значительную экономию средств. Что касается строений накрываемых фабрик, то они могут быть использованы частью под заводы первичной обработки льна, частью под жилые помещения, ветеринарные лечебницы и др. общеполезные цели, а частью, если это технически возможно, будут перенесены в другое место.
Нет сомнения, дело концентрации придется провести при первой возможности и на вновь принятой в Объединение группе 8-ми фабрик Муромско-Судогодского района. Конечно, устанавливая принцип концентрации, Правление не оставляло без внимания интересы рабочих.

VIII. ТОРГОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Основание Второго Льноправления относится к моменту зарождения Новой Экономической Политики, и вся последующая деятельность Треста проходит параллельно стадиям развития этой политики. Соответственно с этим в торговых операциях Треста приходится различать три отдельных периода, на рассмотрении каждого из которых мы и остановимся.

Первый триод представлял наибольшие трудности для ведения торговых операций. Неурегулированный финансовый вопрос, отсутствие твердой валюты, не налаженность торгового аппарата, как своего, так и покупающих учреждений, все это создавало целый ряд препятствий нормальному ходу торговли и вызывало преобладание товарообменных сделок. К тому же, случайный ассортимент доставшихся Тресту товаров и низкое качество полученного сырья и полуфабрикатов не давали возможности создания специально подобранного товарного фонда. Приходилось торговать тем, что случайно осталось на фабриках, и что позволяло вырабатывать имевшееся сырье. Да и сам рынок еще совершенно не определился, требования его были настолько бесформенны и разнохарактерны, что уловить и конкретизировать их не было возможности. Говорить при таких обстоятельствах о плане торговли, а тем более о связи между производственной программой и торговым планом, не приходится. Условия момента препятствуют также нормальной постановке калькуляционного дела, и при установлении цен в этот период приходилось исходить из данных более или менее случайного порядка. В силу указанных обстоятельств Правлению Треста оставалось только одно: исходя из внутренних потребностей, изыскивать всякие пути для проведения более выгодных товарообменных сделок, тем более, что с запасами продовольствия, топлива, вспомогательных материалов и др. обстояло далеко не благополучно. Для характеристики периода отметим несколько отдельных сделок. В январе и феврале было проведено несколько операции с ЦТО по обмену на вспомогательные материалы. При этом пришлось преодолевать все трудности работы с этим учреждением, обладающим чрезвычайно громоздким и неприспособленным аппаратом. Доходило до того, что агенты Треста, вынуждены были сами устанавливать, какие товары имеются на складах ЦТО, т.к. ЦТО не располагал сведениями об ассортименте своего товарного фонда. Еще более серьезное положение для Треста создается при выполнении Центросоюзом и Владгубсоюзом обязательств, принятых этими учреждениями по договорам по обмену на рожь и овес. Цетросоюз заканчивает выполнение поставки по январскому договору лишь в июне, а Владгубсоюз оказывается совершенно неисправным поставщиком, доведя дело до судебного процесса. Без осложнении прошли сделки с Трансматупром НКВТ по обмену на сахар и рис, Сахаротрестом по обмену мешков на сахар, с Торгуглем по приобретению антрацита. Отдельно упомянем заключенные I/IY 22 г. с Наркомпродом договор на поставку в течение года 4.100.0 мешков. Договор этот по своим результатам принес Тресту большие убытки вследствие, во-первых, несвоевременности сдачи НКП причитавшегося хлеба и льна и, во-вторых, получившихся значительных курсовых разниц из-за неаккуратного платежа, а главное, благодаря применению при расчетах в золотой валюте низкого поправочного коэффициента. Уже один этот краткий перечень дает представление, как об общем характере периода, так и о трудностях, с коими была сопряжена торговля.
Правление Треста, в первый период существования не исходило из неосуществимых в то время крупных задании, ограничиваясь разрешением лишь основного вопроса снабжения производства всем необходимым для его существования за счет реализации имеющегося и могущего вырабатываться товарного фонда. С этой основной задачей, как нам кажется, Тресту удалось справиться довольно удачно, особенно если принять во внимание все вышеописанные обстоятельства, столь затрудняющие торговую деятельность.

Второй период (с мая 1922 г. по апрель 1923 г.) застает Трест уже более или менее сформировавшимся и занявшим определенное место на рынке льняных изделий. Но общая конъюнктура рынка не обеспечивает все же и в этот период регулярного и равномерного сбыта. Так, в апреле — мае 1922 г. наступает депрессия, настолько отразившаяся на ходе торговли, что Тресту пришлось прибегнуть к самым энергичным мерам для изыскания денежных средств, вплоть до продажи ранее заготовленного для выдачи рабочим сахара. При помощи таких экстренных мер удалось пережить момент затишья и использовать возможности вновь наступившего периода. В этот период уже возможна торговля по плану, требования рынка и его центры определились; появились производственные возможности варьирования ассортимента; наладилась постановка калькуляционного дела при ВTC. Соответственно с этим торговые операции приняли совершенно другой характер. Если товарообменные сделки и имеют место, то это обгоняется особыми обстоятельствами, как-то: недостатком денежных средств, требующихся для непосредственной закупки льна и продовольствия, необходимостью, при заключении длительных сделок, за отсутствием твердой валюты, стремиться к получению товарного покрытия, исходя из обусловленных эквивалентов. Кроме того, приходилось идти навстречу нуждам государственных заготовительных организаций в мешенной таре. Вследствие этого товарообменные сделки (главным образом по обмену мешков на лен и хлеб) и во второй период продолжают играть роль в общих оборотах Треста. При этом следует отметить, что эти сделки далеко не отличались выгодностью для Треста, так как заготовительные организании (Хлебопродукт, Наркомпрод) пользовались своими преимуществами монополистов держателей льна и заставляли Трест соглашаться на свои условия.
Главным же достижением 2-го периода является выход на широкий рынок, открытие торговых складов в Москве, Харькове и Киеве. В этот же период начинает свою деятельность по урегулированию цен и распространению текстильных изделий ВТС. Хотя провинциальная торговля Трестом ведется самостоятельно (отделения ВTC приспособлены для торговли хлопчато-бумажными товарами и не имели специалистов по льняному делу), но в полном контакте с ВТС в отношении цен и условий продажи. Кроме того, по отдельным соглашениям разновременно передается ВТС часть продукции Треста для реализации. Операции с ВТС составляют свыше 10 % всех продажных операций.
Новым фактором этого периода является распространение твердой червонной валюты и, как следствие, развитие краткосрочных кредитных операции. Последние к концу периода играют значительную роль в общих оборотах, тем более, что зимние месяцы 1922 — 23 г. связаны с новой общей депрессией, отразившейся и на рынке льняных изделий.
Наступившее в связи с реализацией урожая осенью 22 года оживление продолжается недолго; уже в январе — феврале 28 года лишь с трудом можно найти покупателя даже на мешки, и те же организации, которые недавно ходатайствовали о ввозе мешков из-за границы, отказываются от их покупки. Попытки же Треста заключить с некоторыми крупными потребителями мешенной тары более или менее длительные договоры на выработку мешков, совершенно не находят отклика. Удается только заключить товарообменные договоры с НКП и Хлебопродуктом, о которых уже говорилось выше.
Приходится снова проявить максимальную энергию при реализации товаров, сократив по возможности накладные расходы по торговле в провинциальных отделениях (в этот период установлена надбавка к фабричным ценам лишь в размере фактической себестоимости провоза с фабрики на место продажи) и приступить к новому расширению рынка сбыта.
К началу третьего периода торговой деятельности и относится выход на ряд новых рынков. При этом изменен принцип организации провинциальной торговли. Трест, сохраняя свои ранее открытые торговые склады, отказывается от открытия в дальнейшем собственных складов, а организует их при местных отделениях ВТС, согласно специально заключенного договора. В первую очередь такие склады открываются в Ростове н/д., Одессе и Баку. Таким образом, в последнее время, Трест вышел непосредственно, можно сказать, на все рынки, игравшие в довоенное время основную роль в торговле льняными изделиями, за исключением Поволжья. Этот последний рынок до недавнего времени не мог интересовать Трест, как постоянный потребитель его продукции, так как последствия голода значительно уменьшили покупательную способность населения. В силу этого Трест появляется на этом рынке только эпизодически во время Нижегородской ярмарки. Ярмарка 22 года, естественно, дала покупателей исключительно иногородних, но ярмарка текущего года показала, что Поволжье уже снова начинает предъявлять спрос на изделия Треста, вследствие чего в настоящее время организовано в Нижнем-Новгороде постоянное отделение (отделения ВТС в Нижнем нет).
Конечно, такое расширение рынка сбыта не могло не повлиять благоприятно на развитие торговых операций, тем более, что этот период вообще ознаменован окончательным сформированием торговых учреждений и их политики, а, главное, широким распространением твердой валюты, давшим возможность большего развития кредитных операций. Кроме того, к сезону реализации урожая естественно наступило оживление рынка, в частности в отношении мешков. Аналогично прошлогоднему, требования на поставку мешков в сроки, совпадающие с периодом хлебной компании, поступают в количестве, превосходящем текущую производительность фабрик, вследствие итого поднимается снова вопрос о ввозе мешков из-за границы, хотя льняная промышленность и предлагала покрыть всю потребность заготовительных организаций в мешочной таре частями по мере выработки. Так или иначе, оживление рынка было широко использовано Трестом не только само по себе, но и для заключения ряда сделок на длительную поставку мешков и других изделий (на сроки от 3, 6-ти и даже до 20 месяцев), исходя во всех случаях из цен КВТ времени платежа. Часть этих договоров была заключена на Нижегородской ярмарке текущего года, вообще прошедшей для Треста удачно. Эти сделки заранее обеспечивают сбыт некоторой части продукции и соответствующие денежные поступления.
Таким образом, постепенно Трест от самых, примитивных способов торговли первого периода перешел в последнее время к более приемлемым для себя формам торговых операции запродажам вперед на срок, с оплатой по ценам КВТ на день платежа. Здесь считаем нужным особо отметить, что и во всей своей торговой деятельности Трест твердо держался цен, устанавливаемых ВТО и регулируемых КВТ. Этим, конечно, не ограничиваются достижения торговой политики Треста. Переход от товарообменных сделок к долгосрочным запродажам и к развитию торговли в кредит, в настоящее время составляющей до 80 % всех оборотов, сделался возможным лишь после овладения Трестом всеми рынками, играющими роль в торговле льняными изделиями. Только широкий охват всех рынков и непосредственное приближение к потребителю продукции дало возможность Тресту развить свою торговую деятельность и бороться с периодически наступавшими кризисами сбыта.

IX. РАБОЧАЯ СИЛА

С начала 1922 гида, когда Трест начинает развертывать работу, на январь месяц у него состояло рабочих обоего пола 7677. Это число, приблизительно, удерживается в феврале, марте и апреле месяцах. Но на весенние и летние месяцы число рабочих значительно уменьшается и в июле месяце сокращается почти на одну треть против январского числа. И сентябре месяце число рабочих резко увеличивается и с каждым последующим месяцем это число возрастает, доходя в марте до самой высокой цифры 12236.
В весенние и летние месяцы число рабочих уменьшается не более десяти процентов, следовательно, больших перебоев в ходе производства Треста в этой половине не было. Следует обратить внимание и на то, что в общем числе рабочих за январь 1922 года число подростков составляет 1020, то есть 22 %. Такое соотношение подростков к общему числу рабочих было явно ненормальным. В последующие месяцы, хотя это число сравнительно и уменьшилось, однако, и за первую половину 1923 года число подростков все же превышает шести-процентную норму почти в два раза. Соотношение числа рабочих к служащим фабрик и правления является вполне нормальным: рабочих 92,625 %, служащих по фабрикам 6,69 %, служащих правления 0,685 %.
Самый большой общий процент неявок рабочих на работу по Тресту к 22 году дал апрель и июнь месяцы, а самый меньший — сентябрь, апрель месяц 1923 года дал также общий процент неявки самый большой, зато июнь месяц того же явления не дает. Самый большой процент прогулов по неуважительным и неизвестным причинам дал в 22 году апрель и в 23 году май, по уважительным личным причинам в 22 году — январь и декабрь, в 23 году — апрель и май больший процент отпусков по болезни в 22 году был в марте, а в 23 году в июне и июле. Мы делаем предположение, что в последнем году в летние месяцы оказала влияние на невыход рабочих по болезни — малярия. Отпусков в связи с родами большой процент дал в 1922 году февраль, а в 1923 году июнь.
В отношении несчастных случаев в процессе работ можно отметить за весь 22 год и 9-ть месяцев 23 года один смертный случай с рабочим, тяжелых случаев повреждения здоровья было 7 мужчин и 2 женщины, легких с потерей трудоспособности 30 мужчин и 35 женщин, без потери трудоспособности 23 муж. и 39 жен. Наибольшее число несчастных случаев пало на июль 23 года, за ним следует август, который дал равное число несчастных случаев с октябрем 22 года. Всего несчастных случаев по Тресту за 21 месяц было 137, т. е. по 6, 5 на месяц.

XI. МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ РАБОЧИМ, СЛУЖАЩИМ И ЧЛЕНАМ ИХ СЕМЕЙСТВ

Медицинская помощь перешла от Вязниковского Уздравотдела к Тресту и производилась за счет страховых взносов по лит. «Г». Она усиливалась по мере того, как возрастала материальная сила страховых взносов; явилась возможность приобретать медикаменты, содержать больницы. Рост числа посещений больными рабочими, служащими и их семействами амбулаторий Треста и рост числа проведения в больницах коек-дней показывает, что дело медицинской помощи становится на твердую почву.
С 1-го апреля по 1-е июля 1923 года было заарендовано в Управлении курортами в курорте Сочи Черноморского Побережья 10 коек для больных специального лечения, куда посылались больные по выбору Вязниковского Подрайонного Управления Профсоюза Текстильщиков.

XII. РАСШИРЕНИЕ СОЕДИНЕНИЯ

В июле месяце 1923 года постановлением ВСНХ к Вязниковскому объединению присоединена группа Муромских льнообрабатывающих фабрик из состава Первого Льноправления. Эти фабрики следующие:
1. Слободская – «Имени Ледина и Рогоськова»;
2. М. прядильная – «Красный прядильщик»;
3. Угарно-прядильная – «Пролетарий»;
4. Волосато-Эдонская – «Пролетарская»;
5. Эсино- Степанцевская – «В. Ц. И. К.»;
6. Меленковская – «Красный текстильщик»;
7. Эсино-Крутовская – «Братство»;
8. Буторлинская – «Советская».

Таким образом к 17-ти фабрикам (Касимовская льнопрядильная отошла к объединению «Сетеснасть») присоединено еще 8, и Трест в настоящее время носит наименование <Вязниковско-Муромского Объединения Государственных Льняных Фабрик. Мощность Треста таким образом увеличилась на 38540 прядильных веретен и 1102 ткацких станков, и охватывает до 30 % всей промышленности по Союзу Советских Республик; она обрабатывает главным образом грубую льняную ткань. Однако влитая производственная сила не сразу придаст мощность Правлению: Муромские фабрики оказались не только полураздетыми в смысле сырьевого обеспечения, но и без запаса готовых изделий с большой задолженностью, со слабо подготовленным директорским персоналом, со сравнительно большой поношенностью оборудования, и, несомненно, некоторое время они будут жить на счет старых фабрик Объединения.

В январе 1922 г. был образован Владимирский Хлопчато-Бумажный трест. С 1-го июля 1923 г. во Владимирский трест вливается Александровский трест.
Вязниковский уезд
Механическая полотняно-ткацкая и отбельная фабрика С.И. Сенькова
Льно-прядильная и крутильная фабрика наследниц И.И. Сенькова при сельце Лосеве
Механическая полотняно-ткацкая фабрика В.В. Елизарова
Бумаго-оберточная и отбельная фабрика наследников В.Ф. Демидова
Льноводство в Вязниковском уезде в 1928 году
Владимирская губерния.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Вязники | Добавил: Николай (20.01.2017)
Просмотров: 830 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика