Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
03.07.2022
21:29
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1473]
Суздаль [444]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [475]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [12]
Собинка [139]
Юрьев [246]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [167]
Гусь [186]
Вязники [339]
Камешково [113]
Ковров [422]
Гороховец [128]
Александров [287]
Переславль [115]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [66]
Селиваново [44]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [117]
Писатели и поэты [176]
Промышленность [127]
Учебные заведения [147]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [62]
Муромские поэты [6]
художники [48]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2165]
архитекторы [10]
краеведение [64]
Отечественная война [266]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [36]

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 24
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирская областная молодежная газета «Комсомольская искра»

Владимирская областная молодежная газета «Комсомольская искра»

30 июня 1919 г. выходит первый номер газеты–журнала «Красная Молодежь», под редакцией Безыменского, Фейгина и Любимова (см. Как Владимирская газета „Красная Молодежь“ стала органом Всероссийским).
Газета «Красная молодёжь» сыграла «значительную роль в объединении молодых владимирских литераторов. По инициативе редакции в самом начале 1927 года была образована литературная группа “Молодая гвардия”. Объединяла она в основном рабочих, учащихся рабфака, педагогического техникума, совпартшколы. Во Владимире было издано несколько сборников их произведений, в том числе - “Молодняк” в 1927 году, “Шаг дней” - в 1929 году». Некоторые из «молодогвардейцев» стали затем профессиональными поэтами, писателями и журналистами, известность двоих из них - П.Ф. Лосева и В.В. Полторацкого - «перешагнула границы Владимирской области».
Еженедельная газета «Красная молодежь» издавалась до 1929 г., как орган губкома комсомола. В 1929 году Владимирская губерния была ликвидирована.

В 1922 и 1923 годах выходила двухнедельная газета «Смена».

Областная комсомольская газета «Сталинская смена»

2 августа 1951 года была возрождена областная комсомольская газета – «Сталинская смена».
«Выпускающим первого номера газеты был Сергей Никитин, вошедший в первый состав редакции.
Первым официальным редактором газеты стала Александра Лопуховская, правда, задержавшаяся в этой должности недолго, сменив работу на учёбу в Москве. От неё дела приняла я, вступив в трудные и славные годы становления газеты, прежде всего её коллектива. Ребята приходили в редакцию и после институтов, и с небольшим опытом газетной работы и вовсе без всякого опыта.
Учились, что называется, на ходу, в деле. Многие стали профессиональными журналистами, писателями. Некоторые же так ничему и не научились, не осилив трудную работу и далеко не комфортные, можно сказать, партизанские условия редакционной жизни. Газета выходила три раза в неделю, поэтому требовала больших усилий. Некоторые сотрудники снимали углы в частных домах, в лучшем случае имели койку в общежитии. Помещение редакции - хуже некуда: сырое, с печным отоплением и с крысами. Была у нас одна комната побольше других - так в ней размещалось четыре или пять отделов. Дым там стоял коромыслом. У каждого зав. отделом – посетители. Разговоры - на все темы. Новости - из первых уст. В такой-то обстановке возник куплет о том, как с появлением редактора все принимались за работу.
Я об этом узнала уже много лет спустя. Авторство приписывали поэту Ивану Ганабину, пришедшему к нам после окончания Литературного института на должность заведующего отделом литературы и искусства. Поработал немного, очень рано ушёл из жизни после тяжёлой болезни.
Коллектив мужал, газета обретала популярность, а редакция - определённую солидность. Молодёжную газету в те годы отличала обстановка творчества, горячих споров, поиска интересных путей к уму и сердцу наших молодых читателей» (Антонина Атабекова. За всё благодарю. 2008).
С 1953 по 1959 годы — главным редактором владимирской молодёжной газеты «Сталинская смена» была Атабекова Антонина Степановна.
«Пожалуй, самыми памятными и дорогими для меня являются автографы Сергея Константиновича Никитина. Вот его самая первая книга «Возвращение», вышедшая во Владимире в 1952 году. Надпись гласит: «Коле Сидорову на память о совместной работе в «Сталинской смене» (так тогда называлась областная молодежная газета), от души. С. Никитин».


Улица Гагарина, д. 6. Бывший Дом колхозника.

Читаю, и сразу вспоминается наша редакция, расположенная в полуподвале под чайной Дома колхозника на углу улицы Гагарина и Ерофеевского спуска. В большой комнате с низким потолком несколько письменных столов. За ними — сотрудники почти всех отделов. Ближе к окну, подоконник которого вровень с тротуарам, работает Сергей Никитин. Перед ним лежат свежеоттиснутые гранки книги. На его улице праздник! Собственно, праздник и у всех нас. Настроение у сотрудников приподнятое. Еще бы! У нашего товарища, молодого журналиста выходит в свет первый сборник рассказов! А кто из нас в ту пору не засиживался над своими рукописями «до первых петухов!» Частенько и ночевали в редакции. Ведь жили на частных квартирах. И Сергей снимал на улице Батурина комнатку для своей семьи, привезенной из Коврова» (воспоминания Сидорова Николая Даниловича).


Владимир Иванович Богатов, собкор «Сталинской смены», ответсекретарь, бессменный руководитель в подготовке журналистских кадров (с 1951 по 1961 гг.).

Пётр ЖУРАВЛЁВ, шофёр (с 1951 по 1955 гг.). ИЗ РАЙОНА В РАЙОН
Сколько дорог изъезжено - сказать трудно. Да и дорог как таковых было мало. Ездили в дальние сёла по наторенным тропам, по колдобинам.
На мою долю выпало увозить первого редактора Лопуховскую А.Н. на учёбу в Москву и привозить из Александрова нового редактора Атабекову А.С.
Ездить приходилось чаще всего с теми сотрудниками, кто занимался селом. Сообщение с областным центром было плохое, автобусы ходили не во все районные центры, а о хозяйствах и говорить нечего. Поэтому работа шофёра была очень нужной в молодой редакции.
Поехал я как-то с Николаем Сидоровым на задание в Петушинский район. Там в одной из деревень на реке Пекше была построена небольшая гидростанция. Радость была великая, когда одна турбина этой станции осветила и населённый пункт, и фермы, и хозяйственные постройки, и ток, где молотили хлеб. Люди очень радовались событию. Об этом надо было написать. К нам подходили, пожимали руки, благодарили за приезд. Меня благодарили тоже. Без меня, думаю, материал в газете не появился бы. Так что шофёр в редакции фигура была важная.
Евгений ПАВЛОВ, художник-ретушёр (с 1951 по 1956 гг.). «МЫ В «СТАЛИНСКОЙ СМЕНЕ» РАБОТАЕМ»
Забавные истории. Их много было. Причём, часто они пересекались с драматическими и совсем невесёлыми случаями. Мы в то время были молоды и счастливы. Для всех нас тогда была пора больших и светлых надежд, неограниченного оптимизма и бесконечных радостей жизни.
Многие пришли в редакцию сразу после института, десятилетки или от станка, поэтому иногда не хватало умения и журналистского мастерства. Но зато у всех нас было неукротимое желание работать и активно вторгаться в происходящие вокруг события. Несмотря на то, что нередко они оборачивались для нас неприглядной стороной.
Помню, мне поручили сделать информацию о пребывании китайской делегации во Владимире, которая приехала закупать у нас знаменитых владимирских тяжеловозов. Я вместе с китайцами облазил всю госконюшню, пересмотрел многих лошадей, в которых ничего не понимал. Потом через переводчика дотошно выпытывал у китайцев их впечатления, оценки и всяческие другие факты. Писал я ту информацию с большим творческим подъёмом, ведь это был мой первый материал о встрече с иностранной делегацией, Первый! Я старательно переписал все мудрёные китайские имена, коротко рассказал о целях делегации и её впечатлениях, стремясь придерживаться официального дипломатического стиля в изложении. С заметным волнением я ждал очередной номер газеты с моей информацией. Каково же было моё разочарование, когда я не нашёл своего творения в газете. Оказалось, что её «зарубила» цензура, потому что китайцы купили этих лошадей для своей армии. Вот так: китайская военная тайна стала и нашей.
Или вот ещё похожий случай. Приехала как-то редакционная бригада (Коля Сидоров, фотокор Петя Мандров, он же шофёр «Газика», и я) в одну деревеньку Собинского района. Мы должны были сделать критический материал о неготовности колхозных хранилищ к приёму большого урожая овощей и картофеля. Ходили мы, ходили по окраине деревеньки и нашли овощехранилище с проваленной крышей. Петя Мандров прицелился своей фотокамерой к этому нерадостному явлению, как вдруг откуда ни возьмись, предстал перед нами военный - не то старшина, не то сержант - и приказал немедленно убираться отсюда, В чём дело? Что такое? Почему? Ответа не было, разговаривать с нами не пожелали. Присмотревшись внимательно, мы увидели далеко позади овощехранилища столбы с натянутой колючей проволокой. За ней в кустах смутно угадывались какие-то строения. Может, это были склады картошки для военных частей. Может, ещё что. Но всё равно - запретная зона и никаких фотосъёмок, Но самое смешное то, что старшина тот долго «лас» нас. Мы в колхозную пивную - и он за нами. Мы потягиваем пиво - и он тоже. На что ни пойдёшь ради сохранения военной тайны. Успокоился он, наверное, только тогда, когда за нашим «газиком» улеглась пыль.
В ту пору я по совместительству вёл в газете кроссворды. Интересные и отвечающие всем правилам печатал, а на все остальные писал убедительные аргументированные письма составителям кроссвордов. И вот эта невинная, вроде бы, работа обернулась для меня неожиданной неприятностью, о которой вспоминать мне сейчас и забавно, и стыдно. Как-то зашли мы с приятелем - общим другом редакции - в уютную забегаловку, что находилась в то время на Козловом валу. Взяли, как обычно, по сто пятьдесят грамм водки и закуску, сели за столик, наслаждаемся покоем и предвкушением приятных питейных минут. И тут к нам подсели два мужчины интеллигентного вида. У них тоже по сто пятьдесят. Постепенно, за стаканчиком горячительного, разговорились. Поинтересовались, кто есть кто и откуда. Мой напарник, как бы небрежно, но со значением, сказал:
- Да мы в «Сталинской смене» работаем. Тогда один из наших новых знакомых спросил:
- А что это за м...к Павлов у вас работает?
- А что такое?
- Да вот послал я как-то кроссворд в эту газету. Не напечатали, а прислали ответ. Там и пишется, что нельзя имя поэта Есенина использовать в кроссвордах, потому что он не наш, не советский, видите ли, а представитель какой-то растленной молодёжи. И подпись этого м...ка. Промолчали мы тогда оба.
А что ему скажешь, если он был во всем прав. Действительно, в одном из присланных кроссвордов было такое понятие: «Замечательный русский поэт - Есенин». А в то время Есенин официально считался сторонником мелкобуржуазной идеологии. В ответе составителю я так и написал. Знал ли я, что встречусь с ним за одним столиком в питейном заведении?
А ведь самому мне нравились стихи Есенина. Ещё в пору голубого детства, когда запретили этого поэта, я взял как-то из библиотеки книгу, полистал её и нашёл в середине аккуратно вшитые листы со стихами. Я ничего не понял: откуда в детской книжке взрослые стихи? Отец тогда сказал: «Это запрещённые стихи Есенина». Это и определило мой интерес к творчеству этого поэта: раз запретные, значит что-то необычное там есть. А с возрастом этот интерес окреп. Вот такие бывают случаи».


Спартакиада народов СССР. Для подготовки материалов о ходе спартакиады в Москву командированы: (слева направо) Борис Дрожжинов - зав. отделом комсомольской жизни, внештатный автор врач Вера Миртова, редактор Антонина Атабекова, фотокорреспондент и водитель Пётр Мандров.

Юрий МОШКОВ, поэт (Вязники). ШУТКИ РАДИ
Было это тогда, когда зав. отделом литературы и искусства в «Сталинской смене» после смерти И. Ганабина (1954) работал Мстислав Костиков.
Приехали мы с Борисом Симоновым по своим литературным делам в областной центр. Как водится, наведались сначала в «Сталинскую смену» узнать, что да как. Наши стихи там не залёживались. Ждём зав. отделом. От нечего делать, из озорства, давай стихи сочинять. Сочинили и подписали их: «Людмила Трепалина».
Новоиспечённое творение положили в редакционную папку. Прошло какое-то время, и, к нашему удивлению, оно было напечатано под рубрикой «На конкурс». Затем узнали, что стихи получили первую премию. Вообще-то они неплохими получились. А женщина с таким именем действительно существовала. В нашей вязниковской газете работала машинисткой.
Вот такая история. Но кто в молодости не озоровал? И Пушкин, и Есенин... А женщина та на нас не обиделась. Как-никак прославилась.
Антонина КУРЫЛЁВА, кассир, библиотекарь (с 1951 по 1970 гг.). ДОРОГОЙ ГОСТЬ.
«Появление в редакции Алексея Ивановича Фатьянова всегда было праздником. Его приход можно было узнать по решительно распахнутой двери приемной, куда он вторгался шумно, с улыбкой и непременным подарком: букетом цветов или шоколадкой.
- Тонечка, здравствуй! - приветствовал он и, вопросительно глядя на дверь редакторского кабинета, спрашивал:
- Сама на месте?
- Нет, Алексей Иванович. - Лицо его потухало. - Но скоро будет.
- Явится - скажи, я - к ребятам.
А в отделах дорогого гостя окружали сотрудники газеты, желая из первых уст услышать московские новости. Дела отодвигались. И только приход редактора и требование материалов очередного номера на стол восстанавливало относительный рабочий порядок.
В редакции, пожалуй, все, кроме редактора, знали бытовавшее четверостишье, авторство которого приписывали Ивану Ганабину.
Мы сидели на диване
Дым пускали через нос,
В это время Пётр Иваныч
Атабекову привёз.
Редактор она была волевой, решительный, но справедливый. Со всеми радостями и горестями шли к ней, как к родной матери».

Газета «Комсомольская искра»

7 ноября 1956 года газета была переименована в «Комсомольскую искру».
Публиковавшиеся в газете материалы были направлены на коммунистическое воспитание молодежи: рассказывали о социалистическом соревновании, о студенческих строительных отрядах, о деятельности первичных комсомольских организаций, о работе комсомольцев на заводах и фабриках, в колхозах и совхозах, в других сферах деятельности, о жизни молодежи в нашей стране и за рубежом.


Ул. Никитская, д. 5.
Первый этаж занимала редакция газеты «Красная молодежь», на втором располагался областной комитет ВЛКСМ (до 1966 года).

«Через несколько лет нам, наконец, предоставили хорошее помещение в здании бывшего обкома партии на бывшей Первомайской улице, дали новую машину - это был «Москвич» первого выпуска, - и даже место для него в благоустроенном гараже. Сотрудники получили возможность питаться в обкомовской столовой, а это очень дисциплинировало, особенно мужскую половину. Только работай.
И мы работали: выпускали газету проводили многочисленные встречи с молодёжью - по интересам, по профессиям, юнкоровские совещания, беседы за «круглым столом». Инициатива, выдумка били через край. Делали, казалось бы, даже невозможное.
Во время проведения VII зимней Олимпиады в Италии (1956 г.) мы заказали телефон в Кортина-д-Ампеццо и разговаривали с участником спортивных игр, нашим земляком Дмитрием Сакуненко, а затем дали в газете интересный материал. На минутку представить себе, возможен ли такой разговор сейчас? Да вся редакция со своим бюджетом в трубу бы вылетела. А мы дерзали. Каждый из нас что-то давал коллективу, но и коллектив в чём-то воспитывал каждого. Я с удовольствием и благодарностью вспоминаю всех, кто стоял в начале пути. Это личности незаурядные. Это Виталий Сырокомский - был у нас заведующим самым главным по тем временам отделом - пропаганды и агитации, затем ответственным секретарём. Впоследствии занимал ответственные посты в МГК партии, в «Вечерней Москве», еженедельнике «Неделя», «Литературной газете»; Богатов Владимир - сначала собкор по Муромскому району, а затем ответственный секретарь. Требовательный, квалифицированный газетчик, терпеливо обучал сотрудников умению макетировать. Виктор Никонов - зав. отделом комсомольской жизни, закончил свою трудовую деятельность будучи редактором гусь-хрустальной газеты, заслуженный работник культуры Росси; Владимир Краковский – зав. отделом рабочей молодёжи, писатель; Пётр Мандров - фотокорреспондент, а затем водитель. Корректоры и старожилы редакции Нина Буркова и Елена Ракина; заведующая отделом писем Екатерина Юницкая. Активно сотрудничали в редакции поэт Николай Тарасенко, художник Владимир Скворцов.
Добром вспоминаю и тех, кто не дожил до наших дней. Это прежде всего писатель Сергей Никитин - человек большой и красивой души. Его рассказы часто появлялись на страницах газеты. Александр Тумаркин - нештатный сотрудник, но в редакцию приходил как на работу. В нём нуждались все - это был неистощимый источник выдумок, острот, броских рубрик, автор сатирического раздела под названием «Ерш». Ответственным секретарем одно время был у нас Борис Шибанов - человек своеобразный. Сидит, бывало, корпит над макетом и время от времени изрекает афоризмы: если ставит в номер, не дай Бог, некролог, то непременно скажет: «Все великие люди умирают, и мне что-то нездоровится». А если идёт материал из Небыловского района (был такой) - «Хорошая книга у Герцена «Небылое и думы». Скажет вроде между делом, но так, чтобы окружающие слышали. Конечно, в ответ смех, шутки. Борис Дрожжинов - вдумчивый, серьёзный человек, зав. отделом рабочей молодёжи; Павел Гладкий - первый зав. отделом физкультуры и спорта; Александра Михайловна Назарова - бессменный бухгалтер многих лет, наша Михална, как её любовно звали в редакции.
Всё это замечательные люди, оставившие заметный след в истории газеты, внесшие в её содержание свой талант и терпение, свой ум и сердце» (Антонина Атабекова. За всё благодарю. 2008).

Никифоров Геннадий Петрович работал редактором областной молодежной газеты «Комсомольская искра» (с 1954 по 1962 гг.).
«Впервые порог редакции я переступил 4 мая 1954 года. Появление каждого нового сотрудника вызывал естественный интерес у «старичков», но особое внимание обратил на меня зав. отделом физкультуры и спорта Павел Гладкий. Дело в том, что на лацкане моего пиджака красовался спортивный значок второразрядника.
- По какому виду? - спросил Павел.
- По шахматам,
- Отлично! - Он с удовольствием, даже с восторгом потёр руки. - Ну, Евстигнеев, теперь держись.
Оказалось, коллективы редакции и областного театра драмы проводили между собой шахматные матчи. У наших соперников на первой доске с неизменным успехом играл тогда ещё молодой любимец владимирской публики Евгений Евстигнеев. Ему-то и погрозил моей персоной Гладкий.
Увы, встретиться за шахматной доской мне с Евстигнеевым не привелось. Вскоре закончился театральный сезон, труппа уехала на гастроли, а талантливый актёр поступил учиться в студию МХАТа, откуда во Владимир уже не вернулся...
Сейчас почти никто не знает, что самая первая пьеса местного автора, поставленная на сцене Владимирского драмтеатра, в основном зарождалась в стенах редакции «Комсомольской искры».
Бок о бок со мной, в одном кабинетике на двоих, почти четыре года работал литсотрудником Леонид Липкинд. Крупный, выглядевший несколько старше своих лет, он на первый взгляд производил впечатление солидного, весьма серьёзного человека. Но стоило, как говорится, пошевелить мизинцем, как обнаруживалась по-детски наивная и смешливая натура. Причём смешлив Лёня был чрезвычайно: анекдот или внезапная шутка заставляли его смеяться до слёз. И всякий раз, насмеявшись досыта, он говорил:
- Несмешно!
Этой смешливостью Лёни нередко корыстно пользовались наши ребята. В столовой, где мы обедали, можно было заказать хоть десяток блюд, но хлеба на стол почему-то клали лишь по два кусочка на брата, Перед тем как взяться за ложки-вилки, кто-нибудь, словно невзначай отпускал хохму, и Лёня заходился в безудержном смехе. А когда, успокоившись, протирал от слёз глаза, хлебница была уже пуста.


Группа сотрудников газеты. В первом ряду слева направо: В. Синюхин, В. Сырокамский, В. Никонов, Л. Липкинд. Во втором ряду в центре - А.М. Назарова.

- Несмешно, - без обиды произносил он своё обычное после приступов смеха слово.
Так вот... сидим мы с ним бок о бок в кабинетике, я, допустим, пишу статью в номер, а он читает письма нештатных авторов. Тишина. И вдруг эту тишину взрывает звук, похожий на прысканье при глажении белья, затем раздаётся хохот. Лёня набрёл на очередной «перл». А потом я заметил, что Лёня переписывает эти «перлы» в особый блокнотик.
Вот с этого и началась работа над весёлой, искристой комедией «На огонёк», которая во второй половине 50-х годов до слёз смешила публику не только во Владимире, но и в театрах Казани, Кишинёва и некоторых других городов.
А это совсем из другой оперы. Успех газеты зависит от качества публикуемых в ней материалов, от их живости, остроты. К сожалению, не всегда удавалось держаться «на уровне», причины были всякие. Но самым страшным бичом были для нас, так называемые «теоретические» или пропагандистские статьи, в изобилии поставляемые учеными мужами с институтских кафедр марксизма-ленинизма и истории партии.
В статьях этих - ни единого живого слова, ни единой мысли, зато унылая наукообразность и много-много пустых, переписанных из подобных же шедевров фраз. Писались они с размахом и если публиковались, то занимали львиную долю газетной страницы.
И никакого от них спасения. Помаринуешь, помаринуешь такой материл, поводишь докучливого автора за нос да без толку: рассердившись, он бежит жаловаться в обком партии, мол, редактор зажимает такую важную теоретическую статью. А там, в обкоме, за пренебрежение к «теории» по головке не гладили.
В то время зав. отделом пропаганды и агитации обкома был Глеб Андреевич Рябов. Как-то я приметил, что Глеб (за глаза его иначе не называли) обязательно не советовал публиковать материал, в котором якобы сомневается редактор. В самом деле - зачем брать на себя ответственность за сомнительную статью?.. Вот этой слабинкой Рябова я и воспользовался в борьбе против железобетонных «теоретических» статей. Стоило таковой поступить в редакцию, как я нёс её к Глебу и просил совета: помещать в газете или нет. Всего скорее, Глеб этих статей не читал, но возвращая мне рукопись, всякий раз говорил:
- Лучше не печатать. - И обязательно добавлял. - Только на меня не ссылайся.
Я и не ссылался, но угрозы учёных мужей жаловаться в обком на меня уже не действовали: жалобы-то шли к тому же Глебу» (Антонина Атабекова. За всё благодарю. 2008).

Леонид ГОДУНИН, шофёр (с 1955 по1957 гг.). ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ.
«Приехали из Москвы представители посмотреть, как комсомольско-молодёжные звенья занимаются кукурузой. Поехали мы с В. Синюхиным в дальний район.
Это было желание гостей. Выбрали Ляховский - был тогда такой во Владимирской области. Привёз их на поле. Походили, поглядели, вроде понравилось. Только сказали:
- Маловат участок. А что? Другого нет?
- Чтой-то нет! Есть, - ответили мы, Синюхин подмигнул мне. Сели в машину. Обогнул я поле, проехали леском и подобрались к этому же полю с другой стороны.
- Вот, смотрите.
- Ну, это другое дело, - сказали гости, внимательно осмотрев кукурузные посевы. Товар показали лицом (и даже с изнанки).
К кукурузе тогда относились по-разному. Она вытесняла с полей привычные в наших местах посевы гречихи и картошки. Но надо было выполнять указания. И тут молодёжь была на переднем плане.
Весной, перед самой посевной, поехали опять-таки в дальнее хозяйство Александровского района. Дорога шла лесом - нет хуже: хлябь, рытвина на рытвине.
Нужно было подготовить материал о готовности к севу, о том, чем жила сельская молодёжь в эти дни.
Ехали-ехали и застряли в глубокой колдобине. Толкали-толкали своего «Москвичонка», а он ни с места. И село-то рукой подать, церковная колокольня видна. Мы и так и сяк - и ничего. Идут две женщины лесом, видят, как мы мучаемся.
- Что случилось-то, ребятки?
- Да вот, - вступил я в разговор, - везли вашего батюшку, да застряли.
Женщины пошли дальше своей дорогой и через некоторое время ведут к нам лошадь. Мы обрадовались, впрягли лошадь. Она поднатужилась и вытащила нашу машинёнку. Задание мы выполнили, только вот женщин обманули. Ну да ложь во спасение - грех не самый страшный.


В 50-е годы ХХ столетия владимирский самодеятельный скульптор Марина Селянина создала портрет поэта Ивана Ганабина.
В те же годы скульптура была передана в дар детской библиотеке г. Южи Ивановской области, носящей имя поэта.
На снимке: М. Селянина (в центре) представляет свою работу редакции газеты «Сталинская смена». Слева - художник газеты Евгений Павлов, справа - литсотрудник Лев Зрелов.

Валентин БУРЛАКОВ, зав. отделом физкультуры и спорта (с 1956 по 1962 гг.). В БОРЬБЕ ЗА ДИСЦИПЛИНУ
Как-то раз попал на «доску брака» (был такой способ идеологического воспитания) наш главный пропагандист Володя Краковский.
Видимо, после этого он решил отомстить обидчикам и предложил выпускающим тему для очередного шаржа об опаздывающих на работу. Художник Володя Пирогов и внештатный корреспондент Александр Тумаркин взялись за дело.
Вскоре шарж был готов: нарисовали часовой циферблат, вокруг которого расположились фигурки опоздавших, и стихи:
Сегодня в наше здание
Явились с опозданием:
Пять минут десятого
Синявина-Горбатова,
А за нею хвостиком -
Юницкая и Костиков,
И с ними, ходят слухи,
примчался В. Синюхин.
Огней сияет зарево,
идёт-бредёт Назарова...
Пошли поискать Краковского, чтоб сообщить ему, что его задумка выполнена, но… его не было на месте: побежал перекусить. Тогда и шарж, и стихи были дополнены:
Времён уж мало, много ли...
Краковский впопыхах
Спешит, бежит от Гоголя
с кефиром на губах...
Гомерический хохот над борцом за дисциплину стоял в редакции долго.


Слева направо: Владимир Краковский, писатель, сотрудник газеты с 1958 по 1961 гг.; Екатерина Юницкая, зав. отделом с 1951 по 1963 гг.; Мстислав Костиков, сотрудник газеты с 1954 по 1962 гг.

Николай СИДОРОВ, литсотрудник (с 1951 по 1958 гг.). БЫЛО ЧЕРТОВСКИ ВЕСЕЛО. И ЧЕРТОВСКИ ХОТЕЛОСЬ РАБОТАТЬ!
Пятидесятые годы! Именно тогда в области появилась молодёжная газета. Её сотрудники тоже были молоды, дружны и задорны.
Мы не только беззаветно служили своему журналистскому делу, отдавая большую часть времени родной газете, но любили и умели хорошо отдохнуть. Часто коллективно выходили в кино, в драмтеатр, ездили в Москву на ВДНХ, в Лужники, в Оружейную палату Кремля.
И, конечно же, в памяти сохранились наши развеселые вылазки на лоно природы. Ходили за Клязьму за черёмухой, ездили в лес по грибы, на рыбалку. И не просто редакционным коллективом, а вместе с семьями, с ребятишками.
Группа добровольцев уезжала на водоём с вечера, чтобы к приезду остальных наловить рыбы. Однажды в ночное выехали заведующий отделом военно-физкультурной работы Валентин Бурлаков, муж заместителя редактора газеты Инессы Горбатовой Александр Синявин, работавший тогда секретарем обкома комсомола, и пишущий эти строки. Наловили налимов, окуней, ершишек и обеспечили всю ватагу прожорливых газетчиков наваристой ухой. То-то было раздолье в нашем шумном таборе во время импровизированного пиршества на свежем воздухе! Нам вокруг разложенной на прибрежной поляне скатерти было тесно, а веселью - просторно. Я обычно захватывал аккордеон, на котором немного пиликал, и мы дружно пели песни, танцевали. А во время купаний Колокша едва не выходила из берегов. Было чертовски весело!
Мне довелось проводить рыбацкие зори и с поэтом-песенником Алексеем Фатьяновым. В один из своих приездов он заглянул в редакцию с Сергеем Никитиным и прямо ко мне:
- Слушай, куда бы сегодня съездить порыбачить с ночёвкой?
- Только не на Клязьму, - вставил Никитин, - и не так далеко.
- Тогда можно бы на Воршу, - предложил я. - Говорят, там карпишки поклёвывают.
На том и порешили. Редактор газеты Антонина Степановна Атабекова разрешила редакционному шофёру подбросить нас до реки, а утром привезти обратно.
- Первая рыбка, Антонина, твоя! - пообещал Фатьянов.
И вот мы на берегу тишайшей речушки Ворши, что километрах в двадцати от Владимира. Я вожусь с костром. Сергей Константинович лежит чуть поодаль, мечтательно разглядывая проплывающие облака, и только Фатьянов «сторожит» удочки. А клёва нет. Расхваленные мной карпы куда-то запропастились. Но это не обескураживает рыболова. Известно, что надежда умирает последней.
- Давай-ка подцепим ему на крючок воблину, - шёпотом предлагает Никитин и громко кричит:
- Алексей! Да плюнь ты на эту рыбу. Иди пивка выпей.
Фатьянов даже не оборачивается, лишь делает отмашку рукой.
- Лексей Иваныч, - не отстаёт Сергей, - куда ты свой индийский чай засунул? Заваривать пора...
- Тоже мне рыбаки, покоя от вас нет, - незлобиво ворчит Фатьянов и неторопливо идёт к костру.
Я незаметно спускаюсь к воде. Беру удочку, цепляю на крючок плоскую воблину и делаю заброс. Сухая насадка не тонет и маячит серым пятном на поверхности воды. Правда, над поймой уже сгущались сумерки.
После чаепития Фатьянов словно забыл о снастях, а может, и пригрелся возле костра. Лежит на травке, наслаждается приречной тишиной и покоем. А нам не терпится завершить свой розыгрыш.
- Алексей, - подначивает Никитин, - ты бы хоть удочку проверил. Останемся без ухи.
- Какая уха? Тут и лягушки не водятся, - притворно серчает Фатьянов. Он поднимается, подбрасывает в костер припасенные сучья и направляется к воде.
- Есть! - разносится над рекой, и тут же слышится чертыхание: - Ах, черти, разыграли!
Фатьянов срывает воблу с крючка и швыряет в кусты.
- Лексей Иваныч, - шутливо попрекает Никитин, - зачем же закуску-то разбрасывать? Пригодится.
- Ты прав, - степенно соглашается рыболов. Ведь он и сам из плеяды неугомонных шутников. И на его розыгрыши многие попадались! Пошарив под кустом, он достаёт свой колючий вяленый «улов».
На утренней зорьке, к всеобщей радости, Алексею Ивановичу повезло. Клюнул-таки на его удочку карп. И хороший. Граммов на четыреста.
Но тут возникла новая проблема.
- Как же теперь быть? - задумался Фатьянов.
- Что как? - встрепенулся Сергей Константинович. - Уху заварим.
- Мы же первую рыбку редактору обещали, - напомнил Алексей Иванович.
- Так то первую, а эта - единственная, - нашёлся Никитин. - Антонина нас поймёт, Не помирать же с голоду!
На том и порешили.
Уха из карпа удалась на славу. Отведал её и редакционный шофёр, приехавший за нами в назначенный час.

Лидия СИДОРОВА, секретарь-машинистка (с 1951 по 1954 гг.). «ВАМ РЕДАКТОР НУЖЕН?»
Я работала в редакции областной молодёжной газеты со дня её основания, Была секретарём, но частенько приходилось помогать корректорам вычитывать полосы,
И уже тогда поняла, что поговорка «Семь раз отмерь, один - отрежь» - касается не только портных. Стоило редакционному коллективу чуток расслабиться, как случалась неприятность...
Как-то сотрудники редакции не успели появиться на работе, как буквально во всех кабинетах затрещали телефоны. Многие наши авторы и читатели звонили не только из Владимира, но и из районов области. Кое-кто из абонентов с нескрываемой ехидцей вопрошал: «Вам редактор нужен?» Оказалось, что очередной номер нашей газеты вышел без подписи редактора. В типографии забыли поставить строчку с её именем на положенное место, а корректора и дежурный по номеру - «свежая голова» - её отсутствие не заметили.
Ошибка была очень серьёзной. Конечно, не обошлось без наказания виновных. Но по числу звонков в редакцию, пришли и к приятному выводу: раз такое заметили, значит газету нашу читают.
Помнится и такой случай. На одной из редакционных летучек крепко досталось Василию Новикову. Он работал выпускающим, но частенько выезжал в командировки и привозил довольно интересные материалы. Он был опытным газетчиком, но не всегда утруждал себя перепроверкой собранных фактов. Однажды, доверившись собеседнику, переврал в материале несколько фамилий доярок.
За это и ругали Новикова. Подводя итог, редактор, обращаясь к «имениннику», спросила:
- Ну, что нам с тобой делать, Вася? Выговор объявить или гонорар за статью срезать?
- Выговор! Выговор! - торопливо выпалил Новиков под громкий хохот сотрудников (знали его слабость к рюмочке).
За столь юморную находчивость прегрешение тогда ему простили.

Инесса СИНЯВИНА, зам. редактора с 1951 по 1952; зав. отделом с 1956 по 1959; председатель областного комитета по радиовещанию и телевидению. Заслуженный работник культуры России.
В ПОРЯДКЕ ПРОФИЛАКТИКИ

Как-то получили задание сделать полосу о знаменитом тогда колхозе «Большевик» Ляховского района. Поехали на «Газике», я, В.И. Богатов и за рулём с фотоаппаратом Петя Мандров. Благополучно прибыли в Ляхи, устроились в гостиницу и двинулись дальше, в Дмитриевы Горы.
Переехали по деревянному мосточку какую-то речушку и вскоре добрались до места. Работали там весь день, устали и были голодные, как волки. Есть в те времена было особенно нечего, поэтому парторг колхоза приказал выписать сырой рыбы. Кто-то посоветовал: пойдите в пекарню, они там сейчас как раз хлебы сажают, испекут вам и рыбу заодно. Пошли. Попросились, Приняли нас женщины, дали противень, вычистили мы рыбу, посадили в печь, испекли и с удовольствием поужинали. Даже и с горячим, только что испеченным хлебом, которым угостили нас женщины.
Поехали обратно, Ночь на дворе, холодновато стало. Доехали до речушки, что перед Ляхами, ан, а мостика-то и нету. Разобрали его для ремонта. Что делать? Ребята закатали брюки до колен, разулись и пошли искать броду - речушка-то неглубокая. Нашли съезд, и Петя начал осторожно спускать машину в воду. Но посреди речки вдруг захлебнулся мотор. Туда-сюда - ничего не получается, Володя вылез и начал толкать машину. Я вроде тоже хотела подключиться, но на меня цыкнули: сиди и не лезь в мужские дела. Наконец выбрались из реки и приехали в Ляхи. Ребята все мокрые, замёрзшие, согреться негде, гостиница паршивая, холодная, вся дырявая, купить что-то уже поздно.
Вдруг Володя Богатов вспомнил: сейчас по реке к Мурому должен пройти теплоход. Бросились к пристани: точно, вдали виднеются приближающиеся огоньки парохода. Когда сбросили сходни, Богатов как был босиком, с закатанными штанами, бросился в буфет. Не знаю, что подумали ошарашенные пассажиры, но Володя выбежал оттуда торжествующий, держа высоко в руках бутылку водки. Я хотела было растереть ребятам замёрзшие ноги, но они мне только в лицо рассмеялись: все бы водку на растирания тратили. Вернулись в гостиницу, выпили в порядке профилактики, немножко согрелись.
Наутро у Петра поднялась температура. Весь красный сел он за руль и начались новые волнения: как-то доведёт он машину? Да ещё расстроился он очень - в речной суматохе вывалился из кармана дорогой экспонометр. Так и волновались всю дорогу. Но до Владимира доехали. И материал привезли.

Нина БУРКОВА (корректор с 1951 по 1978 гг.), Елена РАКИНА (корректор с 1951 по 1971 гг.). КАК ДЛЯ НАС НАЧИНАЛСЯ ВОЗНЕСЕНСКИЙ
Зашёл как-то к нам в корректорскую молодой человек, такой худенький, в сером костюме, в начищенной обуви, скромный, вида интеллигентного.
Искал сотрудника, который занимался вопросами литературы. Мы назвали Костикова Мстислава. Представился: Андрей Вознесенский. Нам тогда мало что говорило это имя. Знали только, что его книжку стихов издаёт наше Владимирское издательство. Поговорили. Нам он очень понравился: весь какой-то возвышенный. Сказал, что у него грандиозные планы и что намерен обязательно съездить в Суздаль. Интересовался находившейся в Спасо-Евфимиевском монастыре женской колонией. Кроме этого рассказал о намерении побольше разузнать о своём родственнике - церковнослужителе в Муроме. Мы посоветовали ему обратиться в архивное управление, где работала наша знакомая, бывший корректор «Призыва» Н. Кондакова.
А в газете вышла его подборка стихов. Так что он достойно был представлен нашим читателям.
Работал у нас в редакции одно время курьером Александр Андреевич Панков. Интереснейший, увлечённый человек. Имел прекрасную библиотеку, был в курсе всех новинок книжного рынка и нередко оказывал в этом смысле свои услуги сотрудникам.


Октябрьский пр-т, д. 6

Мемориальная доска из черно-коричневого гранита. «В этом здании с 1966 по 1988 год находились Владимирский областной комитет ВЛКСМ и редакция газеты «Комсомольская искра».

К 50-летию Октябрьской революции (1967 г.) во Владимире в 1968 году была построена новая областная типография им. 50-летия Октября, где стали печататься "Призыв" и "Комсомольская искра".


Улица Офицерская, д. 33. Типография.
В 2009 году Типография закрылась.

Постоянно ездить из редакций в типографию, как того требовала тогдашняя технология, было неудобно. Возникла мысль переселить редакции поближе. Строительными делами занималось издательство во главе с Иваном Степановичем Тарасовым. Деньги на строительство были "призывовские".
Дом печати вырос за год. Еще до сдачи объекта были распределены кабинеты.


Улица Офицерская, д. 33а. Дом печати (Дом ПРЕССЫ)
До 2008 года в здании располагались редакции газет «Призыв», «Владимирские Ведомости», «Аргументы и Факты» и других изданий Владимира, а также Союз журналистов Владимирской области.

Весной 1977 года состоялся переезд в Дом печати на улице Офицерской. Не все были довольны новым зданием. Микрорайон тогда только начинал застраиваться, уезжать из обжитого центра не хотелось.
— Зимой было особенно неуютно, — рассказывает бывший редактор "Комсомольской искры" Вячеслав Чиров. — Идешь на работу, а навстречу дует пронизывающий ветер с Клязьмы. С мебелью было непросто, приходилось ее выбивать через обком и издательство.
Мебель — столы, стулья, шкафы, стеллажи для библиотеки — журналисты "Призыва" получили тогда новую. Первый этаж заняли дирекция издательства, бухгалтерия, завхоз, шоферская, фотолаборатория, отдел учета писем. На втором разместились отделы "Призыва": партийный, промышленный, сельскохозяйственный и др. На третьем — редактор с заместителями, секретариат, машбюро. На четвертом этаже поместилась "Комсомольская искра". В подвале — студия "Владимирфото", фотолаборатория, столовая, зал с кинопроектором.
В "Призыве" в то время работало около 50 человек, из них пишущих журналистов — чуть больше 30. В "Комсомольской искре" человек 16-18.
Успешно был реализован проект — пневмопочта, идею которой подсмотрели в "Правде". Для монтажа оборудования приглашали специалистов из Риги. Получилось удобно: закладываешь страницу в пластмассовый патрон, вставляешь в аппарат, нажимаешь кнопку — и поток воздуха по трубе уносит посылку адресату.
— Когда патроны кончались, звонили в типографию и просили прислать их обратно. Бывало, ошибешься номером и попадешь в чью-нибудь квартиру. Ничего не подозревающий человек снимает трубку и слышит: "Срочно пришлите патронов пятнадцатому!" — рассказывает работавший в середине 80-х в "Комсомольской искре" Андрей Филинов.
Пневмопочта использовалась не только для пересылки газетных материалов. По свидетельству Вячеслава Чирова, по трубам чрезвычайно удобно было пересылать четвертинку водки:
— И что интересно, бутылка оставалась совершенно целой, спасала воздушная подушка. Долгие годы журналисты двух газет дружно жили в Доме печати. Вместе справляли праздники (Дедами Морозами на Новый год обычно были Вячеслав Юденич и Александр Зарецкий), на призывовском автобусе ездили на экскурсии, дружили с чехами. На плоской крыше здания молодежь летом загорала. В "Призыве" и "Комсомольской искре" часто проходили практику студенты журфаков МГУ и ЛГУ, некоторые затем после вуза приехали сюда работать.
В конце 80-х годов «Комсомольскую искру» возглавлял Владимир Константинович Щукин.
Владимир Константинович Щукин родился 8 февраля 1954 года. В 1971 году поступил во Владимирский государственный педагогический институт на факультет русского языка и литературы, который с отличием закончил в 1975 г. После института год служил в Таманской дивизии. Потом работал редактором институтской газеты "Молодой учитель", а затем главным редактором областной газеты "Комсомольская искра". «Комсомольская искра» была в то время местным «Взглядом». Это требовало от главного редактора немалого мужества. За многие смелые публикации Щукин получал выволочки в обоих обкомах, однако волны от проносившихся над ним ураганов никогда не докатывались до журналистов. Редактор всегда брал на себя роль волнореза.
В период "перестройки" был приглашен на должность пресс-секретаря первого владимирского губернатора Ю.В. Власова. С государственной работы ушёл в коммерческие структуры. Там в основном занимался связью с общественностью, руководил пресс-службой. Умер в 2019-м году.


Владимир Константинович Щукин

С 1 января 1991 г. газета «Комсомольская искра» стала называться «Местное время» (зарегистрирована 14 февраля 1991 года). Она сменила не только название, но и статус – стала областной общественно-политической газетой. Наряду с обкомом ВЛКСМ ее соучредителем стал коллектив редакции.
В 1991 г. было принято решение о ликвидации обкома ВЛКСМ, и коллектив редакции стал ее единственным учредителем. Газета издавалась до августа 1997 года.

В 2009 году во Владимирском регионе вновь появилась газета "Комсомольская искра". Но исключительно в красном цвете. Инициаторы ее возрождения владимирские комсомольцы. Помогли им старшие товарищи из обкома КПРФ. Газета вышла сигнальным тиражом в 999 экземпляров. В первом номере вместе с информацией о важных событиях из жизни молодых комсомольцев, памятка вступающим в Союз молодежи. Краткий экскурс в историю комсомола и события общественной и культурной жизни области и страны. Отдельная страничка посвящена пионерскому движению.
История Владимирского комсомола
Владимирское региональное отделение Союза Писателей России
Газета «Призыв»
Газета «Владимирские ведомости»
Владимирские типографии

Категория: Владимир | Добавил: Николай (06.04.2022)
Просмотров: 114 | Теги: газета, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru