Главная
Регистрация
Вход
Пятница
18.08.2017
23:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 321

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [591]
Суздаль [228]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [169]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Николай Николаевич Златовратский - русский писатель

Николай Николаевич Златовратский


Николай Николаевич Златовратский

Николай Николаевич Златовратский родился 14 [26] декабря 1845 г. во Владимире. Родился очень трудно, матушка мучалась им трое суток (он был первенец), родовые муки ее достигли такой степени, что все окружающие пришли к решению обратиться к местному приходскому батюшке с просьбой прибегнуть к помощи Высшей Силы и отворить в церкви царские двери. По-видимому, это было исполнено, и роды прошли благополучно. Родился «в сорочке», его мама эту «сорочку» хранила всегда в виде сверточка сухой кожицы в маленьком мешочке, показывала сыну и говорила, что это моя сорочка, в которой он родился, что это не со всяким бывает и что рождение в ней принесет ему счастье в жизни. После него родились еще две дочери, вскоре умершие.
Фамилия Златовратский идет от его деда - диакона колокольне Николо-Златовратской церкви во Владимире, а прадеды его были крестьянами.
Отец его, окончив духовную семинарию, был чиновником канцелярии губернского предводителя дворянства, по образованию и происхождению, как и мать Златовратского (Марья Яковлевна, урожд. Чернышева), принадлежал к духовному сословию.
В детстве жил в сообществе своей третьей сестры и под неуклонным присмотром матушки и старой прабабки (по дедушке-дьякону), высокой, сухой, необыкновенно подвижной и хлопотливой старушки с сухим лицом, на котором особенно выдавался подбородок в виде табакерки под ее носом. Очевидно она производила на Н.Н. сильное впечатление, так как она пердставлялась ему яснее чем отец и мать. Отец был занят службой, мать хворала от частых родов, и «старая бабушка Катерина» являлась, стало быть, единственной деятельной, хлопотливой хранительницей домашнего очага и самой преданной его нянькой. Ранее она жила в деревне, где славилась как «начетчица» и «подвижница», ее приводили в пример, как необыкновенно сурового стоика, что она могла проводить на молитве целые дни и ночи, питаясь исключительно просфорой в день. О ней ходили легенды. Н.Н. был всегда проникнут к ней необыкновенным уважением, соединенным как бы с некоторым религиозным страхом. Прабабушка Николаю и его матушке читала что-то по «божественной» книге.
Другим наиболее близким Н.Н. существом в то время был его добродушный дед, низенький, худенький старичок, служивший дьяконом в церкви. Он часто навещал их маленький домик на окраине города.
Первым нахлебником, принятым к ним в дом, был семинарист - дядя Сергей (по матери). В то время Николай только что приступал к домашнему учению грамоте. По тогдашнему обычаю, матушка Николая вместе с прабабкой купили ему азбуку и указку и вместе с ним пошли в церковь отслужить молебен пророку Науму («пророк Божий Наум, наставь младенца на ум», молились тогда); по возвращении, все с молитвой, сдали его с рук на руки (ему было 6-7 лет) учителю, такому же высокому, черноватому и мрачному семинаристу, как и его дядя, который уже ожидал их прихода из церкви. Его первый учитель, несмотря на его суровый вид и на то, что он был уже «философ» (по семинарии), был очень добродушный человек. Николай в то время был живой и шаловливый мальчик, прежде чем начать с ним урок, учитель должен был предварительно розыскать мальчика или в саду, или на улице, и затем уже с разными ласковыми уговорами нести на руках домой и усадить за азбуку.
В их доме, благодаря ли случайности или особому укладу семьи, царила благодушная в общем атмосфера и лишь от времени до времени прерывавшаяся какими-то необыкновенно нервными вспышками, когда и отец и мать преисполнялись злостью к себе, друг другу и к окружающим, и устраивали в своем доме на некоторое непродолжительное время, настоящий ад. Это, конечно, производило и на мальчика удручающее впечатление.
Религиозный культ с самых первых дней его жизни играл довольно большую роль в домашнем укладе их семьи. Для матери религиозные обрядности составляли настоящий культ.
Поступил во Владимирскую гимназию в 10 лет. См. Первое знакомство с нравами гимназической бурсы (кон. 1850-х годов).
Посещал также землемеро-таксаторские классы в гимназии (получил звание землемера-таксатора, участвовал в обмере земель при проведении крестьянской реформы 1861 г.).
4 июля 1859 г. Николай Петрович Златовратский открыл первую частную публичную библиотеку во Владимире. В её открытии сын, учившийся в то время в местной гимназии, оказывал ему серьёзную помощь. Помогая взрослым в составлении каталогов, размещении и выдаче книг, Николай Златовратский, по его признанию, пережил духовное «преображение», приохотился к чтению.
Отец Златовратского начинал издавать «Владимирский Вестник», в котором должен был принять участие Добролюбов - товарищ по Педагогическому институту и друг одного из двух братьев отца Златовратского. Большое впечатление на юношу произвело посещение их дома в 1861 г. Н.А. Добролюбовым (однокурсник дяди, Александра Петровича, по Главному педагогическому институту), заезжавшим во Владимир для переговоров о сотрудничестве в проектируемой братьями Златовратскими неофициальной газете «Владимирский вестник» (издание не было разрешено).
Его дядья, в связи с частыми и продолжительными поездками к деревенским родственникам, оказали решительное влияние на раннее пробуждение в Златовратском страстного интереса к народной жизни.
Златовратский рано познакомился с сочинениями В.Г. Белинского, Н.А. Добролюбова, Н.А. Некрасова, М.Е. Салтыкова-Щедрина, с «Колоколом». Уже в гимназии проявились его литературные склонности: он выпускал рукописный журнал «Наши думы», «...писал стихи и по Кольцову и по Некрасову, писал рассказы по Тургеневу и Помяловскому, написал даже по Островскому целую драму из народного быта в подражание его "Грозе"».
Под конец пребывания Златовратского в гимназии, дела отца его приняли дурной оборот, и он не мог осуществить своей мечты - поступить студентом в Московский университет. В 1864 г. Николай Златовратский окончил Владимирскую гимназию. Побыв в Московском университете год вольнослушателем (1864-1865 гг.), Златовратский затем поступил в Санкт-Петербургский технологический институт, где обучался в 1865-1866 гг. на механическом отделении. Однако закончить его Златовратскому не удалось - всё время приходилось тратить на тяжёлую борьбу с нуждой. Свои «столичные мытарства» - скитания по «углам» и ночлежкам, голод - он описал впоследствии в рассказе «В артели».
В 1866 г. Златовратский работал корректором в газете «Сын отечества» и дебютировал в «Отечественных записках» рассказом «Чупринский мир». Это пробудило в нём страсть к литературной деятельности, которой он с увлечением предавался ещё в гимназии. В 1868-1871 гг. Николай Златовратский печатал в «Искре», «Будильнике», «Неделе» многочисленные очерки и рассказы, написанные «по наблюдениям... почерпнутым... из землемерской практики», носившие «резко обличительный характер». Рассказ из народной жизни «Падёж скота» был принят в «Искру» В.С. Курочкина, и с тех пор Златовратский стал помещать такие же небольшие рассказы в «Будильнике», «Неделе», «Новостях». Впоследствии они составили книжку «Маленький Щедрин».
Редкий литературный заработок мало ослаблял нужду, которая привела к тяжкой хронической болезни и заставила Златовратского уехать на родину в 1872 году. Здесь он несколько оправился и написал повесть «Крестьяне-присяжные», рукопись он по главам посылал Салтыкову-Щедрину (опубликована в "Отечественных записках" в 1874-1875 гг.). В повести проявились характерные черты творчества писателя - апология общинной жизни, поэтизация «мира», крестьянской души и в то же время критическое изображение пореформенной деревни. Повесть имела большой успех и сразу создала автору серьёзное литературное положение.
Осенью 1876 г. Златовратский женился на дочери владимирского врача Стефании Августиновне Яновской (1850-1936). Зиму он прожил в Москве, 1877-1882 гг. - в Петербурге, наездами бывал в Москве.
Лето проводил в селах вблизи Владимира (Добрынское, село Устье), где изучал современную деревню, общался с крестьянами.
На основе этих наблюдений был создан роман «Устои» (опубликован в журнале "Отечественные Записки" с 1878 по 1882 г.), посвященный пореформенной деревне, вступившей в стадию борьбы двух «правд»: новой, исповедуемой хищниками-кулаками, и старой - патриархально-Демократической, утверждаемой хранителями «дедовских заветов». Апологеты новой «правды» (Пётр, Пимен Савельич и др.), «необузданные деспоты, безжалостные и неумолимые», обрисованы Златовратским резко критически. Им противопоставлены персонажи, вобравшие в себя все «чистое, любовное, мирное, устойчивое, что только выработал народный романтизм». Образы Мосея, Ульяны Мосевны - идилличны, благостны, по типу и языку сходны с героями русских сказок. Уже Салтыков-Щедрин обратил внимание Златовратского на искусственность приподнято-возвышенного стиля речи «общинных мужичков»: «В последних главах вы употребляете язык вполне неудобный, а в отношении к крестьянскому быту даже немыслимый». Критики указывали писателю на то, что он «не изучает народную жизнь... а фантазирует по поводу ее и приписывает народу такие качества, такие идеи и чувства, которые составляют внутренний мир самого Златовратского», обвиняли писателя в «идолопоклонстве перед народом». Но все же ему удалось запечатлеть драматические коллизии, вызванные кризисом «старого порядка» и появлением поколения хищников-кулаков. Широкий круг проблем освещен в публицистике Златовратского, и прежде всего в цикле очерков «Деревенские будни» - наиболее значительном из его «народоведческих» произведений, в котором он на богатом материале из жизни русского крестьянства хотел показать «крепость традиционных начал в народе»: «народная критическая мысль, разрушая ...временные формы, в сущности стремится к охранению и воплощению в новые формы тех же начал...»
В циклах «Очерки деревенского настроения», «Очерки крестьянской общины (Деревенские будни)» писатель высвечивает приметы свершившейся «колупаевской революции», ознаменованной не только появлением «грубого, грязного, утробного кулака», на и пробуждением в кротком и терпеливом мужике духа бунтарства, протеста и сопротивления. С.А. Венгеров по поводу «Деревенских будней» писал, что Златовратского принято считать «идеализатором «народного быта», но затруднительно указать, в чем собственно заключается эта идеализация». Н.К. Михайловский отметил, что Златовратский был «не только апологет общинных устоев, но и правдивый летописец их разложения».
В 1876-1884 гг. писатель был тесно связан с редакцией «Отечественных записок», «... даже то немногое, что я успел еще сделать лично, было исполнено при неослабном участии ко мне редакции "Отечественных записок"», - писал он Салтыкову-Щедрину 6 апреля 1882 г. Салтыков-Щедрин сочувствовал Златовратскому, поддерживал его, неоднократно выплачивал ему авансы под незавершенные произведения, помог в издании сборника «Деревенские будни». В 1879 г. Златовратский входил в состав артели для издания журнала «Русское богатство», стал его редактором, под псевдонимом Н. Оранский опубликовал программную статью «Народный вопрос в нашем обществе и литературе» (1880, № 3), в которой наряду с сочувствием борьбе «народных заступников», людей с «золотыми сердцами», проявились его сомнения в возможности общины противодействовать формированию «класса сельской буржуазии... и пролетариата».
Выдвигаемый Златовратским идеал «нового человека» был близок типу народника-семидесятника (образ доктора Башкирова в повести «Золотые сердца»). Писатель участвовал в изданном народовольцами сборнике «Отклик» (СПб., 1881), где опубликовал рассказ «Старый грешник». Еще в 1866 г. Златовратский сблизился с Ф.Д. Нефедовым, ставшим его другом и литературным наставником. В Петербурге он входит в круг публицистов-народников (С.Н. Кривенко, В.В. Воронцов, A.M. Скабичевский), знакомится с В.М. Паршиным, А.И. Эртелем; в феврале 1880 г. устроил встречу молодой редакции «Русского богатства» с И.С. Тургеневым. В 1884 г. Златовратский переехал в Москву (летние месяцы 1882-1885 гг. он проводил в д. Лемешки Владимирской губернии). К октябрю 1883 г. относится его знакомство с Л.Н. Толстым, продолжавшееся до 1891 г. Златовратский участвовал в обсуждении проекта издательства «Посредник». В январе 1889 г. Толстой предложил Златовратскому стать редактором задуманного им журнала «Сотрудник», но его кандидатуру отверг издатель журнала И.Д. Сытин. Идейные искания, сомнения в прежних верованиях вызвали у Н. Златовратского интерес к социально-нравственной философии Толстого. Под ее влиянием написаны несколько рассказов. В них действуют мужицкие правдоискатели, проповедующие «любовь да совет» в духе и стиле народных рассказов Толстого.
Сочувствуя толстовской социальной критике, Златовратский, однако, не смог принять его философию непротивления и утопические надежды на нравственное «воскресение» человека. «Больше всего развивал он передо мной свою теорию христианства и усовершенствования общественного путем личной нравственности. Я возражал...», - писал он в октябре 1883 г. В повести «Барская дочь» отражена драма интеллигентных героев, тоскующих по положительным верованиям и убеждающихся вместе с тем в иллюзорности теорий Толстого. Со 2-й половины 1880-х гг. Златовратский писал очерки, рассказы и повести об «умственных пролетариях», их идейных исканиях, горькой судьбе и повседневной борьбе за существование. Обостряется интерес писателя к городским «низам», к их проблемам и настроениям. В очерке «Город рабочих» Златовратский изобразил характеры и судьбы недавних деревенских жителей, ставших работниками фабрик, кустарных мастерских, их страшный быт. Очерк проникнут пессимизмом: «нет выхода», «нет проводника из заколдованного города», гибнущего от нового рабства. Позднее он создал образ рабочего-бунтаря, протестующего против социальной несправедливости. В рабочих Златовратский видел тогда силу, способную осуществить идеалы христианского социализма.
В статье «Три легенды» (1913) он характеризует пролетарских борцов как «новых крестоносцев», которые воплотят «царство Божие на земле... во имя братства, свободы и справедливости». Ф. Фидлер писал в своих воспоминаниях о внешней стороне жизни Златовратского в Петербурге в 1892 — 1894 гг.: «За ужином сидел рядом с Н.Н. Златовратским. Петербург нравится ему гораздо больше, чем Москва, где вообще нет литературной! жизни... Пессимизм Ибсена не найдет, по его словам, ни малейшего понимания у русских: даже самый большой пессимист в России не теряет оптимистических надежд... Никуда не ездит без сопровождения, потому что подвержен обморокам...
Он пил водку, пиво и вино, и танцевал кадриль... Васюков (прозаик.) был близко знаком с Златовратским (до сих пор страдающим боязнью пространства)». Д.Н. Мамин-Сибиряк о нем говорил: «Златовратский одно время нищенствовал и был арестован за бродяжничество... В том, что касается выпивки, он был некогда неподражаем; впрочем, еще и сегодня не всякий юнея сумеет его перепить... Это идеально добрый человек; он предложил мне денег, чтобы я обзавелся имением рядом с его собственным... Златовратский... он настоящий писатель, но и он пишет не по-русски». Скиталец о Златовратском, на вопрос о том, как он живет: «Весьма одиноко, в маленькой убогой квартирке». - «Но говорят, он богат». - «Нет, у него лишь маленький участок земли». В 1890-1900 гг. Златовратский редко публиковал художественные произведения; он сотрудничал в журналах «Семья и школа», «Вестник воспитания», составлял биобиблиографические заметки для Настольного энциклопедического словаря (изд. А. Гранат и Ко; здесь опубликованы его биографические заметки: Н.В. Гоголь, В.М. Гаршин, А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев, Ф.М. Решетников, М.Е. Салтыков, Г.И. Успенский). Со 2-й половины 1880-х гг. писатель усиленно работал над автобиографическими рассказами; 1898 г. - начало работы над воспоминаниями «Детские и школьные годы» (1908), «В шестидесятых годах» (1910). Златовратскому принадлежат также воспоминания о писателях: «А.И. Левитов» (1895), «Тургенев, Салтыков и Гаршин» (1897), «Из воспоминаний о Н.А. Некрасове как поэте 60-х годов» (1903), «Воспоминания о Ф.Д. Нефёдове» (1903), «Из воспоминаний о Н.А. Добролюбове» (1910). В дни Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. в квартире Златовратского находился штаб одной из боевых дружин. Последние годы писатель жил уединенно, часто болел. В 1909 г. он был избран почетным академиком по разряду изящной словесности. В 1910-1911 гг. занимался подготовкой к изданию собрания сочинений в 8 томах.


Николай Николаевич Златовратский

После Глеба Успенского, Златовратский - наиболее известный из представителей «мужицкой беллетристики», заметно отличающейся от филантропически-народолюбивой беллетристики 1840-х и 1850-х гг. Оставляя в стороне вопрос о степени художественного дарования, нельзя не признать, что по приближению к живой действительности, по точному воспроизведению всех мелочей крестьянского быта, типы, картины и язык «мужицкой беллетристики» вообще, и Златовратский в частности, представляют несомненный шаг вперёд. Писатели 1840-х гг., задавшись целью отыскать в мужике человека, не всегда видели в нём мужика. То, что свойственно только крестьянину, в литературе прежнего времени отражения не находило. Так, например, как это особенно часто любит подчеркивать Златовратский, «художественная литература наша не дала ни одной мало-мальски типичной и яркой картины из области общинной жизни: мы не имеем ни общинных характеров, ни типичных сцен общинных сходов, судов, переделов - этих выразительнейших и характернейших картин народной жизни. Наши художники как-то ухитрялись изображать народ, отвлекая его совершенно от почвы, на которой он рождался, вырастал, действовал и умирал» («Деревенские будни»).

Ревностнее других своих товарищей по «мужицкой беллетристике», Златовратский старался о пополнении именно таких специально-мужицких сторон народной жизни. Его главные произведения - бесспорно ценное пособие для всестороннего понимания народных «устоев», по любимому термину его: это своего рода энциклопедия деревенской жизни, и притом будничной. Златовратский вводит читателя именно в те мелочи, которые многим наблюдателям кажутся слишком дробными и бесцветными, но гораздо больше характеризуют основной фон народной жизни, нежели всякие исключительные положения. Не всегда одинаково ярко, не раз даже очень «скучно» для специальных любителей «изящного чтения», но всегда добросовестно ищет Златовратский народные «устои» не только там, где они ясны и сразу бросаются в глаза наблюдателю, но и там, где их нужно отрыть в массе посторонних наслоений и подробностей «деревенских буден».

Литературные приёмы, при помощи которых Златовратский старается уловить народные «устои», трудно подвести под установившиеся литературные формы. Это очень своеобразная смесь беллетристики, этнографии и публицистики, а подчас даже статистики. Автор мало заботится о цельности впечатления; его занимает исключительно задача «уразуметь» и представить правду народной жизни. Но, при всём страстном желании сказать полную и всестороннюю правду о мужике, существеннейшей особенностью Златовратского остается значительная доля идеализации.

В этом отношении он составляет полную противоположность с самым даровитым из представителей «мужицкой беллетристики» - Глебом Успенским, который не останавливается перед тем, чтобы подчас сказать самую горькую правду о мужике. Идеализация Златовратского, впрочем, зависит не столько от того, что он закрывает глаза на несимпатичные стороны народной жизни, сколько от чрезмерного стремления во всякой мелочи крестьянского житья-бытья видеть глубокие, стихийные «устои». Оттого нехитростный, серенький мужичок сплошь да рядом превращается у Златовратского в какого-то эпического Микулу Селяниновича, который часто даже говорит былинным складом и чуть ли не белыми стихами.

Умер Златовратский 10 декабря (23 - по старому стилю) 1911 года в Москве.
1917 г. «Сестра известного писателя Н.Н. Златовратского А.Н. Харламова пожертвовала Влад. уезд. Земству две библиотеки, подобранные ею для кр-н Владимирского уезда.
По желанию А.Н. одна из библиотечек должна быть в с. Улыбышеве, а другая по усмотрению земства.
Обеим библиотекам должно быть присвоено имя покойной дочери А.Н. Харламовой-Соколовой» (газета «Владимирская жизнь», 1917 г.).
Внучка - Стефания Алексеевна Кудрявцева (урождённая Сорокина; 1908—1990 гг.), советский агроном, общественный и политический деятель, поэт.
Прапраправнучка - Софья Сергеевна Лебедева (р. 1993 г.), российская актриса.



Именем Н.Н. Златовратского названа одна из улиц г. Владимира. Улица Златовратского находится между улицами Герцена, где жил Златовратский, и улицей Большая Московская.


Город Владимир, ул. Герцена, д. 39


Уроженцы и деятели Владимирской губернии

ИСТОРИЯ города Владимира.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (04.05.2015)
Просмотров: 693 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика