Главная
Регистрация
Вход
Вторник
25.07.2017
07:35
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 314

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [580]
Суздаль [225]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [168]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [44]
Юрьев [95]
Судогда [27]
Москва [41]
Покров [47]
Гусь [44]
Вязники [113]
Камешково [43]
Ковров [126]
Гороховец [26]
Александров [86]
Переславль [79]
Кольчугино [20]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [22]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Грибоедов Сергей Иванович

Грибоедов Сергей Иванович

Совсем незамеченным прошел 250-летний юбилей нашего земляка, о котором мы не знаем почти ничего, и семейство которого, тем не менее, получило мировую известность. Это отставной секунд-майор Ярославского пехотного полка Сергей Иванович Грибоедов (1761 - 1814) – отец автора знакомого каждому «Горе от ума».
Впервые в документах ГАВО Грибоедовы упоминаются в царствование Фёдора Алексеевича: в 1645-1647 гг. за женой Лукьяна Грибоедова Пелагеей и её сыновьями Семёном и Михаилом значились «половина деревни Назарово с пустошами Тимониной и Болдиной пашни 61 четверть в поле».
Родословная семьи Грибоедовых, из которой происходил поэт, согласно «Списку дворянских родов, внесённых в родословную книгу Владимирской губернии» за 1792 г. и «Делу Владимирского дворянского депутатского собрания по внесению в дворянскую родословную книгу Владимирской губернии рода Грибоедовых» (1792 г.) ведётся от Семёна Лукьяновича Грибоедова.
Древний дворянский род Грибоедовых был мелкопоместным, имел во владении небольшие сёла и деревеньки Владимирского края. Сын Семёна Лукьяновича Грибоедова Леонтий в 1683 г. женился на Антониде Михайловне Бокиной, в приданое за которой получил от своей тёщи Марии Михайловны во Владимирском уезде при сельце Горки 65 четвертей земли. После смерти отца в 1707 г. Леонтию Грибоедову по разделу с братьями Михаилом и Никифором досталось «поместье отца его в Володимерском уезде в Опольском стану Карачаровской волости в деревне Назарове, в пустоши Тимониной, в пустоши Болдиной, а в ней 20 четвертей». В 1708 г. он «выменял володимерское своё имение Ильмехоцкого стану полусельцо Сорок 6 четвертей у дьяка Артемьева сына Корницкого на 6 четвертей на речке Колокше».
Леонтий Семёнович Грибоедов имел трёх сыновей: Алексея, Владимира и Никифора - прадеда А.С. Грибоедова. В 1713 г. Никифор Грибоедов женился на Марье Внуковой. За женою Никифор Грибоедов получил сельцо Федорково с деревней Митрофанихой «Володимерского уезда Ильмехоцкого стану Крисинской волости с крестьянами, с лесом, с сенными покосами и со всеми угодьями».
Со смертью Никифора Леонтьевича его имение перешло к двум его сыновьям - Михаилу (ум. до 1764 г.) и Ивану (1721-1801 гг.), деду поэта. И.Н. Грибоедов в 1781 г. женился на дочери капитана Василия Григорьевича Кочукова. В 1780 г. ему принадлежало во Владимирской губернии в Покровской округе в сельце Сущёве и д. Назарово «восемьдесят душ мужеска пола».


Грибоедов Сергей Иванович

В делах Судогодского земского суда сохранился послужной список Сергея Ивановича Грибоедова (1761-1814 гг.) - отца поэта: «Лет - 35, из дворян Владимирского наместничества, сын надворного советника Ивана Грибоедова, при ком и ныне нахожусь, собственного имения не имею. В службу вступил в 1775 году 18 марта кадетом в Смоленский драгунский полк, из оного взят в штат к его сиятельству г-ну генерал-поручику и разных орденов кавалеру князю Юрию Никитичу Трубецкому, где находился при нем в Крыму капитаном в Кинбурнском драгунском полку. Государственной военной коллегией за имеющимися болезнями отставлен с награждением секунд-майорским чином 16 октября 1785 года. В походах был, в штрафах не бывал. Женат на дворянке статского советника Фёдора Алексеевича Грибоедова (однофамильца) на дочери его Настасье Фёдоровне, имею детей малолетних, сына Александра и дочь Марью, которые находятся при мне» (Николаев Б.П., Овчинников Г.Д., Цымбал Е.В. Из истории семьи Грибоедовых. Сб. научных трудов. Л. 1989.).
В единственных воспоминаниях современника (В.И. Лыкошина), относящихся к началу 1800 г., в которых упоминается отец поэта, сказано, что в свои редкие приезды в Москву из деревни С.И. Грибоедов не расставался с картами и проводил дни и ночи за азартной игрой вне дома.
В большинстве биографий Александра Сергеевича Грибоедова обычно обходят молчанием тот факт, что его отец, хотя и сын бывшего председателя владимирского губернского магистрата, был человеком своеобразным. В наше время он, скорее всего, стал бы завсегдатаем игровых салонов, причем из числа тех, кто просаживает там последние деньги. Правда, на рубеже XVIII-XIX вв. автоматы с успехом заменяли игральные карты. Один пример: в нач. 1780-х гг. во Владимире Сергей Грибоедов в компании других картежников обыграл некоего, выражаясь современным языком, «лоха», несовершеннолетнего дворянина Никиту Волкова, на огромную по тем временам сумму в 14 тысяч рублей, после чего вмешаться в ситуацию пришлось владимирскому генерал-губернатору графу Роману Илларионовичу Воронцову, который пресек «разводку» не в меру доверчивого и азартного юнца.
Образовательный уровень отца классика первой величины был невысок. В его послужном списке (личном деле) значится: «грамоте читать и писать по-российски умеет». Когда среди дворянства было распространено знание иностранных языков, а также различных наук, как точных, так и гуманитарных, такой «багаж знаний» можно считать минимальным. «Отставной офицер, с весьма скромным образованием, незавидными средствами и не со столь лестной репутацией» – так характеризует С.И. Грибоедова один из историков.

Уже более полутора веков ходят слухи, что Сергей Грибоедов был еще и любвеобилен. Например, первый биограф А.С. Грибоедова, владимирский дворянин Смирнов Дмитрий Александрович (его бабка по матери была Грибоедова), писал о неких тайнах грибоедовской семьи, о которых нельзя рассказывать. Неудивительно, что до сих пор точно неизвестна даже дата рождения самого Александра Сергеевича – есть как минимум два варианта, причем по одному из них он появился на свет вне брака. Кстати, неизвестны точная дата рождения и обстоятельства смерти и самого С.И. Грибоедова. А для дилетантов генеалогия Грибоедовых и вовсе представляется подобием темного леса, особенно если не знать, что мать писателя Анастасия Федоровна Грибоедова была урожденной… Грибоедовой!
Настасья Фёдоровна Грибоедова после кончины своего отца 2 марта 1786 г. получила в наследство «192 души мужеска пола» в различных губерниях, и ещё «208 душ» ей досталось от своей матери в 1791 г. в приданое. Однако к 1798 г, судя по различным документам, у неё осталось не более 60 душ. В «Книгах выданных свидетельств дворянам Владимирской губернии» за 1794 г. упоминается, что Н.Ф. Грибоедова приобрела в Судогодской округе сельцо. В деле «Донесения уездных судов о явке купчих» за 1794 г. сохранилась копия купчей на это сельцо, в которой сообщается, что 21 февраля 1794 г. Н.Ф. Грибоедова приобрела «за девять тысяч рублей у полковника Якова Иванова сына Трусова недвижимое имение в Судогодской округе сельцо Тимирево, Введенское тож, всё без остатку со всеми в том Введенском городским и крестьянским строением и прудом, с хлебом стоячим и молочным и в земле посеянном, со скотом и с птицами, а людей и крестьян с женами и с детьми ... мужеска пола семи, женска девяти душ».
7 февраля 1799 г. С.И. Грибоедов приобрёл за 800 рублей в Судогодском уезде у помещицы Ф.Н. Барановой сельцо Моругино. 8 июля того же года на имя своей дочери Марьи Сергеевны родители оформили купчую на 7 дворовых людей на сумму 400 рублей, полученных от её бабки Прасковьи Васильевны, а также 18 крепостных людей из сельца Сушнёва Владимирской округи. На имя сына, Александра Сергеевича Грибоедова, в июне 1799 г. был оформлен владельческий документ на сельцо Сушнево на сумму 1000 рублей.
Летом 1812 г. Настасья Фёдоровна Грибоедова продала титулярному советнику М. Арбузову 56 душ, принадлежавших ей в сельце Тимиреве. Недолго числился землевладельцем и её сын Александр Грибоедов - в июле 1809 г. «кандидат императорского Московского университета Александр Сергеев сын Грибоедов» продал сельцо Сушнево и деревню Ючмер Покровского уезда полковнику Константину Михайловичу Поливанову. Сделка была совершена в Москве; свидетелем записан С.И. Грибоедов. Эта продажа была, по-видимому, вызвана возникшими финансовыми затруднениями семьи Грибоедовых, имущественное положение которой всегда было нестабильным.
В 1815 г. во Владимирском губернском правлении рассматривалось прошение капитана Ефима Ивановича Палицына, в котором говорилось, что его дочь, девица Анна Ефимовна, купила 28 января 1815 г. у майорши Настасьи Фёдоровны Грибоедовой недвижимое имение, «дошедшее ей от мужа её майора Сергея Ивановича Грибоедова по купчей, состоящее Судогодской округи в Листвинском стану две пустоши, Коптелиху и Иваникову, с пашенною и непашенною землею, с сенными покосами и всеми угодьями».
Однако, по документам оказалось, что у этих двух пустошей имеются другие владельцы. В 1810 г. они были проданы майором Сергеем Ивановичем Грибоедовым судогодским купцам 3-й гильдии Якову Ивановичу Барскову и Лаврентию Ивановичу Беспалову под другими названиями - Иваньково и Коптелиха, на что у них имеются документы (купчая).
Дело, начатое 10 июля, закончилось в ноябре 1815 г. мировым соглашением (ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д.4745).
Совместное приобретение купцами Яковом Барсковым и Лаврентием Беспаловым двух пустошей в Судогодском уезде было продиктовано, по-видимому, планированием общего «стекольного дела». Однако сразу реализовать задуманное не удалось, поскольку вскоре началась Отечественная война 1812 года, а после её окончания изменились финансовые возможности компаньонов, и в дальнейшем судогодский купец второй гильдии Я.И. Барсков самостоятельно приступил к строительству завода в Онопинской (Анопинской) пустоши.


Александр Грибоедов (пятый справа, в очках) в составе российского посольства во главе с Иваном Паскевичем (второй слева)

Историки по сей день спорят, были ли Сергей и Анастасия Грибоедовы родственниками еще до вступления в брак или только однофамильцами. И хотя окончательно разобраться в хитросплетениях грибоедовской родословной до сих пор не удалось никому, скорее всего, оба супруга все-таки принадлежали хотя и к разным ветвям – владимирской и смоленской, но одного и того же старинного дворянского рода.
Аналогичный пример можно привести из родословия известных владимирских дворян Танеевых. Прадед композитора Сергея Ивановича Танеева, тоже отставной майор Михаил Иванович Танеев, женился на Надежде Петровне Танеевой, своей дальней родственнице. И хотя долгое время считалось, что М.Танеев - потомок «владимирских» Танеевых, а Н. Танеева – «орловских», разыскания в архивах позволили точно установить, что обе ветви имеют общий ствол генеалогического древа, уходящий корнями в кон. XV – нач. XVI вв. Вероятно, так же дело обстоит и с Грибоедовыми.
Сам по себе брак Сергея и Анастасии современниками воспринимался как неоднозначный. Анастасия была младшей из четырех дочерей отставного бригадира (бригадного генерала) Федора Алексеевича Грибоедова, который хотя и был достаточно состоятельным помещиком, но на всех дочек приданого все равно не хватало. Один из биографов описывал обстоятельства данного брака так: «Нелегко оказалось пристроить Настасью. Мать прибавила ей двести душ приданого и настояла на первом подвернувшемся женихе. Им оказался картежник, мот и вообще человек никчемный – Сергей Грибоедов».
Впрочем, возможно тут сказываются отголоски настроений спесивой родни невесты. Сын Ф.А. Грибоедова Алексей был женат дважды: первым браком на княжне Александре Сергеевне Одоевской, а вторым – на родственнице императорской династии Анастасии Семеновне Нарышкиной. Поэтому, хотя приданого и давали не слишком много, родством с царской фамилией смоленские Грибоедовы гордились особо.
И хотя ближе ко двору Грибоедовы от такого союза не стали, сын Сергея и Анастасии был изначально причастен к классике отечественной литературы. Во-первых, его дед по матери, бригадир Федор Алексеевич Грибоедов, стал прототипом главного героя комедии Дениса Фонвизина «Бригадир». Во-вторых, отец второй супруги Алексея Грибоедова Семен Васильевич и ее дядя сенатор Алексей Васильевич Нарышкины писали стихи, занимались переводами и во многом вследствие своих литературных склонностей пользовались расположением императрицы Екатерины II.
Через брак с Анастасией Федоровной Грибоедовой отставной майор Сергей Иванович породнился со многими именитыми родами владимирского дворянства. Достаточно сказать, что только по линии родной сестры А.Ф. Грибоедовой Елизаветы Федоровны, вышедшей замуж за отставного гвардейского офицера Владимира Алексеевича Акинфова, будущий автор «Горе от ума» оказался в родстве с Небольсиными, Огаревыми, Ознобишиными, Римскими-Корсаковыми, Самойловыми, князьями Прозоровскими и Юсуповыми, многие из которых занимали во Владимирской губернии видные посты.


Памятник княгине И. Варшавской-Паскевич в Гомеле

Даже служба А.С. Грибоедова при всесильном наместнике Кавказа генерале графе Эриванском и будущем князе Варшавском Иване Федоровиче Паскевиче, которая подавалась рядом советских историков чуть ли не как «принудиловка», на самом деле объяснялась покровительством царского «отца-командира» (так называл Паскевича император Николай I, под началом которого венценосец начинал свою военную службу) двоюродному брату жены. И, к примеру, строки известного поэта Дмитрия Кедрина о Грибоедове:
Помыкает Паскевич, Клевещет опальный Ермолов… Что ж осталось ему? Честолюбие, холод и злость… От чиновных старух, От язвительных светских уколов. Он в кибитке катит, опершись подбородком на трость… иначе как сильным преувеличением назвать нельзя. Генерал Паскевич покровительствовал А.С. Грибоедову, так как был женат на Елизавете Алексеевне Грибоедовой, племяннице матери писателя. Именно ее отец, дядя писателя, выведен в «Горе от ума» в образе Фамусова.
Любопытно, что именно по линии Паскевичей Александр Грибоедов породнился и с семьей владимирского наместника графа Романа Илларионовича Воронцова. Племянница последнего, графиня Ирина Ивановна Воронцова-Дашкова, была замужем за сыном Ивана Паскевича и Елизаветы Грибоедовой Федором Паскевичем, светлейшим князем Варшавским - двоюродным племянником автора бессмертной комедии. Примечательно, что княгиня Ирина Воронцова- Паскевич тоже была причастна к литературе. В частности, она первой перевела роман Льва Толстого «Война и мир» на французский язык. Прославившейся благотворительностью племяннице одновременно Александра Грибоедова и графа Романа Воронцова (поистине удивительное сочетание!) в городе Гомель в Белоруссии недавно поставлен памятник.

Отец А.С. Грибоедова - типичный представитель своего поколения, в котором, как и в любом, были отнюдь не только выдающиеся личности. Однако, так или иначе, именно в его семье вырос гений российской словесности, незаурядный пианист, литератор и дипломат. И исследователи отечественной истории и литературы и впредь будут изучать все аспекты жизни майора Сергея Грибоедова с не меньшим рвением, чем факты биографии его знаменитого сына.

Автор: Николай Фролов

Источник:
"Призыв" 25.05.2011 г.

Александр Сергеевич Грибоедов

Александр Сергеевич Грибоедов (1795—1829) - великий русский писатель, выдающийся дипломат.

Родился в 1795 году в старинной дворянской семье в Москве. Его отец имел владения во Владимирской губернии.
У Александра с детства проявились невероятные возможности. В 6 лет он владел тремя языками, сочинял стихи и музыку. В юности в его арсенале значилось 6 языков, к тому же он в совершенстве владел английским, французским, немецким, итальянским, хорошо понимал латынь и древнегреческий язык.
В 11 лет Александр поступил в Московский университет и за 2 года окончил отделение словесности, получив звание кандидата словесных наук, но на этом не остановился - поступил на нравственно-политическое отделение, а потом на физико-математическое.
26 июля 1812 года, будучи студентом-вольнослушателем Московского университета, невзирая на протесты домочадцев, он вступил корнетом в Московский гусарский полк, формирующийся графом Салтыковым. Это было добровольческое подразделение, создававшееся по инициативе и на средства самого графа. Вместе с Грибоедовым в корнеты поступил граф Н.И. Толстой. Позднее его сын Л.Н. Толстой запечатлеет в романе-эпопее Отечественную войну 1812 года. Полк Салтыкова в военных действиях не смог участвовать, так как не был полностью укомплектован. В Казани должно было завершиться его укомплектование, куда он незамедлительно и выступил. Маршрут полка проходил через Владимир…


Улица Девическая, д. 17
Дом священника Ястребова

Первого сентября этого года полк выступил из Москвы к месту новой дислокации - в город Казань. 8 сентября на марше полка через Владимир корнет Грибоедов заболел «простудою в левом боку» и остался здесь.

В это же время здесь проживали - отец Сергей Иванович (ум. 1815), его мать Анастасия Федоровна и сестра Мария, дядя Алексей Фёдорович с дочерьми Елизаветой и Софьей. Они уехали из Москвы в августе 1812 года, спасаясь от нашествия французской армии. Во время войны во Владимире находилось много раненых и беженцев из Москвы. Вот что пишет московский друг Грибоедовых Н.А. Муханов: «Вспоминаю время, проведённое во Владимире в 1812 году с моими дражайшими родителями, вспоминаю, как в соборе ежедневно слышался плач-рыданья Москвы».
В госархиве Владимирской области сохранилось дело, в котором сказано, что А.Ф. Грибоедова снимала во Владимире квартиру в доме бывшего соборного священника Ястребова, жившего недалеко от Успенского (Княгининого) женского монастыря.
По описанию XIX века, во дворе двухэтажного каменного дома находились каретный сарай, конюшня, баня и деревянный навес для дров. После городского пожара 1855 года дом перестроили. Установить владимирский адрес Грибоедовых историкам-краеведам помогло описание инцидента, найденное в архиве. 16 июня 1813 года: четырёхместная карета, в которой сидела мать дипломата-писателя - Настасья Фёдоровна Грибоедова, у Гостиного двора переехала пожилую женщину. Та оказалась «девицею из дворян Анной Трофимовой Колышкиной». У пострадавшей оказалась «левая рука повыше локтя переломлена и грудь раздавлена». По показаниям очевидцев выяснилось, что Колышкина переходила улицу, когда началась буря «…по слабости своего здоровья, по тягости корпуса и худобе ног, не успела перейти дороги». В своих показаниях Настасья Фёдоровна описала не только происшествие, но и назвала свой адрес: «…по возвращению моём в квартиру, состоящую в доме бывшего соборного священника Матвея Ястребова, я известилась от людей моих…что они…во время зделавшейся ужасной бури, нечаяннейшим образом перевезли экипаж мой чрез несчастную женщину…»
Краевед Б.П. Николаев установил по архивным документам, что этот дом сохранился до наших дней. Двухэтажное каменное здание под № 17 на Княгинской улице и есть бывший дом священника Ястребова, где в 1812—1814 гг. жила семья Грибоедовых. Естественно, что корнет Александр Грибоедов, значившийся в рапортах своего полка больным в городе Владимире, жил в доме своей матери.
Мы не можем утверждать, что А.Ф. Грибоедова снимала весь большой двухэтажный дом. Скорее всего, несколько комнат. Ведь в 1812 году Владимир был переполнен беженцами из Москвы. Жилая площадь очень ценилась, была нарасхват. Достоверно известно из упомянутых нами архивных документов, что Анастасия Федоровна держала выезд - несколько лошадей, которых приказывала запрягать цугом, то есть друг за другом, имела кучера, лакея. Вероятно, на собственных лошадях вместе с детьми Александром и Марией выезжала она в имения Грибоедовых на территории Владимирской губернии - в с. Сущево Владимирского уезда, с. Митрофаниху Покровского уезда, с. Елох Юрьевского уезда. Возможно, Грибоедов жил не только в доме на Девической, но и «гостил» в одном из владимирских имений отца или матери.
В книге «Из истории семьи Грибоедовых» есть такое предположение: «Во время болезни Александр Грибоедов скорее всего находился в одном из владимирских имений отца или матери, так как «лазарет... и все в губернском городе обывательския квартиры» были «наполнены прибывшими сюда из Москвы и с мест сражений больными». Число больных было так велико, что их размещали и в окрестных селениях. Заболевания распространялись, и возникала опасность эпидемии». Московский пожар нанёс тяжелейший удар по финансам Грибоедовых, уничтожив пресненский дом. Грибоедовы отдавали своих крепостных без амуниции в ополчение, отдавали своих крестьян в другие полки, а кроме всего прочего - продавали на вывоз.
Во Владимире у Грибоедовых было много родственников и знакомых. На Дворянской улице жила семья отставного поручика Семёна Михайловича Лачинова. С его женой Наталией Фёдоровной дружила мать драматурга. Примечательно, что Наталия была урождённой Грибоедовой, а её дочь Варвара воспитывалась в Москве вместе с Сашей Грибоедовым. Среди потомков Семёна Михайловича Лачинова сохранились любопытные воспоминания о будущем дипломате: «Когда больной Грибоедов приехал в Сущево, кто-то из дворовых людей привёл к нему деревенскую знахарку Пухову, которая взялась его вылечить. Она лечила его настоями и травами, добрым взглядом, добрым словом. Грибоедов, кроме сильной простуды, страдал еще нервной бессонницей, и эта удивительной доброты женщина проводила с ним в разговорах целые ночи. Уезжая из Сущева, Александр Грибоедов хотел с ней расплатиться, но она ответила, что брать деньги за лечение - грех. Если она их возьмёт, то её лечение ему не поможет».
В Сущеве долгое время сохранялась «Грибоедовская беседка», представлявшая собой небольшой рубленый домик. Где-то даже сохранилась её фотография, датируемая 1909 годом. Однако революция уничтожила многие воспоминания о «благородном времени».
Во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике хранятся напольные часы из дома Грибоедовых в Москве. В Собинском особняке некогда жила Мария Борисовна Алябьева, дальняя родственница известного композитора Алябьева, с которым дружил Александр Грибоедов. Мария Борисовна обладала интересной коллекцией старинных вещей, включая грибоедовские часы. В одной из книг 1954 года Евгений Осетров описывает их: «В крайней комнате особняка стояли высокие английские часы. Сделанные во второй половине XVIII века в Лондоне, часы аккуратно показывали время уже свыше двух столетий. Размеренно движется маятник, куранты исполняют четыре мелодии - менуэты и полонезы. Мария Борисовна перевела часы, куранты заиграли, и как-то сразу всем вспомнились знакомые со школьной скамьи слова «...То флейта слышится, то будто фортепьяно…». Часы в семье берегли как зеницу ока, лишь однажды увезли в Малый театр на премьеру «Горе от ума». Во время спектакля часы стояли на сцене, а публика слушала игру курантов, которые когда-то очаровали драматурга. В 60-х годах часы передали во владимирский музей.

В декабре 1812 г. Московский гусарский полк вошел в состав Иркутского гусарского полка, который в апреле 1813 г. опять прошел через Владимир, возвращаясь из Казани. Однако Александр Грибоедов в строй так и не вернулся. Сохранились ежемесячные рапорты этого полка, где с сентября 1812 г. по октябрь 1813 г. значится: «Корнет Грибоедов за болезнию в городе Владимире».

В 1817 г. зачислен в Коллегию иностранных дел. В Петербурге познакомился с А.С. Пушкиным, В.К. Кюхельбекером, П.Я. Чаадаевым.
В 1818 г. назначен секретарем русской миссии в Тегеране.


Портрет Грибоедова А.С. работы И. Крамского, 1875 год

С 1822 г. был в Тбилиси секретарем по дипломатической части при командующем русскими войсками на Кавказе А.П. Ермолове. Здесь Грибоедов начал писать комедию «Горе от ума», которую закончил в Петербурге, где попал в атмосферу созревшего заговора декабристов. Его комедия положила начало расцвету русской национальной драматургии.
Возвратившись на Кавказ, Грибоедов получил известие о разгроме восстания 14 декабря. 13 января 1826 г. в крепости Грозный Грибоедов был арестован и находился в Петербурге под следствием по делу декабристов до 2 июня 1826 г. Доказать его участие в заговоре не удалось, но за ним был установлен секретный полицейский надзор. Грибоедов продолжал дипломатическую деятельность. Направление в Иран Грибоедова являлось политической ссылкой. В качестве посла он проводил твердую политику.
«...Уважение к России и к ее требованиям, вот мне что нужно», - говорил он. Опасаясь усиления русского влияния в Иране, агенты английской дипломатии и реакционные тегеранские круги, недовольные миром с Россией, натравили фанатически настроенную толпу на русскую миссию. Во время разгрома миссии Грибоедов был убит 11 февраля 1829 года в Тегеране. Похоронен в Тбилиси на горе Давида.

Улица Грибоедова во Владимире

Улица названа именем А.С. Грибоедова решением исполкома горсовета № 92 от 20 января 1950 г.
Фрунзенский район. Расположена от ул. Хирурга Орлова до ул. Мира.

Литература:
«Улицы Владимира», Юрий Дмитриев, Нина Дятлова, Роза Савинова. Верхне-Волжское книжное издательство
Из истории семьи Грибоедовых
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

ИСТОРИЯ города Владимира.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (04.05.2015)
Просмотров: 989 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика