Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.11.2018
02:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 538

Категории раздела
Святые [133]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [974]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [313]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [184]
Камешково [54]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [160]
Переславль [91]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [40]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [36]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [29]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [55]
Учебные заведения [21]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Почта в губернском гор. Владимире и Владимирской губернии

Почта во Владимирской губернии

В нач. XVII века почтовое дело во всей империи было поручено коллегии иностранных дел, поэтому почтмейстеры были совершенно независимы от воевод.

С созданием во Владимирском Наместничестве новых учреждений возникла проблема своевременной доставки официальной почты. 22 января 1779 года Владимирское наместническое правление издало указ об учреждении внутри губернии почтовых дистанций для скорейшего отправления указов и других документов. На каждой станции находились наготове две лошади, для ямщиков были отведены особые почтовые дворы. С ямщиков брали подписки, что при этих дворах они должны находиться «безотлучно». Было сделано расписание отправки почты из разных городов. Специально оговаривалось, что экстраординарная почта для Воронцова и наместнического правления отправляется вне зависимости от расписания. Для контроля за доставкой почты был назначен прапорщик местною воинского батальона Ширкунов.
В соседние города: Меленки, Вязники, Гороховец, Ковров и Шую, для сношения по делам Губернского Начальства из Владимира и обратно, была учреждена временная почта.
Это был важный этап развития почтовой связи в границах только что созданного Владимирского наместничества. Пунктами на почтовых трактах были почтовые станции, располагавшиеся на определенных дистанциях друг от друга. В XVIII-XIX веках единственным постоянным средством сообщения между русскими городами служила ямская гоньба.
Как раз в 70-е годы XVIII века начинается создание более совершенных почтовых линий.
Важнейшим почтовым трактом, проходившим по территории Владимирской губернии, был Московский - основная сухопутная транспортная коммуникация в Сибирь. Тракт проходил как раз через Владимир. У города была крупная Ямская Слобода.
В 1781 г. была упразднена Ямская канцелярия. Все бывшие в её ведении ямщики поступали в распоряжение местных губернских властей.
В 1783 г. во Владимире учреждается почтовая контора во главе с почтмейстером, коллежским асессором Щербаковым. Он подчинялся Императорскому Московскому почтамту. Щербаков не отвечал за доставку почты, связанной с деятельностью местных учреждений на территории губернии. Эта обязанность возлагалась на уездные суды. Почтовые конторы во главе с почтмейстерами были учреждены в Покрове, Судогде, Муроме.

Городская усадьба Мещерягина - Дом «образцового проекта»

История строительства этой городской усадьбы началась в 1783 г., когда небольшую территорию рядом с Золотыми воротами отвели под застройку Григорию Тарасовичу Мещерягину управляющему имением графа А.Р. Воронцова в селе Андреевском. Так как за два года до этого был принят регулярный план города Владимира, то в соответствии с планом дома на главной улице могли теперь строиться только по «образцовым проектам» первого и второго номеров, то есть каменные, в два или три этажа. Те горожане, у кого на это денег не нашлось, были вынуждены продавать свои участки и строиться где-нибудь подальше, там, где допускались строения третьего, четвертого и даже пятого номеров, то есть одноэтажные и деревянные.
Воронцовский управляющий был человеком богатым и решил застроить это место «первым номером». К тому же Г.Т. Мещерягин был влиятельным владимирцем и без труда добился присоединения соседских территорий. В результате решение о землеотводе было таким: «Ему в пятнадцатисаженную меру отходит от купцов Алексея Луковникова девять сажен, Андрея Свешникова два аршина, на которой земле состояло деревянное строение, у Луковникова - квасница, лавка да назади изба, а у Свешникова из дворового места».
В строительстве дома принимали участие крепостные мастера самого графа А.Р. Воронцова из с. Андреевского. Работы проводились, возможно, под наблюдением архитектора Николая фон Берка, по проекту которого возводились постройки в имении Воронцовых.
Дом строили долго, почти десять лет, и новоселье справили лишь в 1792 г. Особняк Г.Т. Мещерягина, построенный в формах провинциального классицизма, удачно оформлял начало центральной улицы и считался лучшим в городе.




Губернская почтовая контора. Кукушкин В.Г. 1876-1881 гг. Вид с юго-запада. Двухэтажное каменное здание на цокольном этаже, со скругленным углом (ротондой), протяженным лицевым фасадом, обращенным на Большую Московскую улицу, и коротким боковым фасадом; в классическом стиле (1790-е гг., с 1798 г. Губернская почтовая контора). Ротонда перекрыта полусферической кровлей. Нижний этаж рустован, между этажами и вверху карнизы простых профилей. Окна с двойным переплетом, нижние – с замковым камнем. Цоколь темного цвета, с низкими окнами. В верхних боковых окнах матерчатые тенты. На стенах водосточные трубы. Слева крыльцо с навесом и ажурной оградой, над ним вывеска с гербовым орлом и надписью: «Губернская почтовая контора». К боковому фасаду примыкает деревянная резная ограда с калиткой и воротами, увенчанными треугольным верхом.

Г.Т. Мещерягин к своей новой постройке быстро охладел: ему не понравилось жить на самом бойком месте в центре города. В 1795 г., он продал особняк городу за 13000 руб. Вскоре здесь открыли почтовую контору, которая просуществовала вплоть до 1918 г., а на втором этаже, куда вела чугунная лестница, разместился телеграф. Часть апартаментов занимал управляющий почтовой конторой. Во дворе усадьбы были сооружены навесы для почтовых лошадей. В здании останавливались для отдыха ямщики и лица, проезжавшие через Владимир. Среди них было немало известных личностей.
В 1798 г. в доме во время посещения Владимира останавливался почетный гость император Павел I. Капризного государя со свитой поселили именно в этом доме, так как он считался лучшим в городе. И хотя первое лицо государства намеревалось провести тут всего два дня, «по дому были проведены некоторые переделки». В частности, в угловой, закругленной части устроили походную церковь, в которой царь изволил слушать всенощную, а на следующий день обедню.
«Дом усадьбы Мещерягина» включен в список объектов культурного наследия как памятник архитектуры и градостроительства регионального значения.
«Ворота усадьбы Мещерягина» (XIX в.) включены в список выявленных объектов культурного наследия.


«Ворота усадьбы Мещерягина» (XIX в.)


Ул. Б. Московская, д. 2. Приемная президента РФ

В настоящее время здание усадьбы Г.Т. Мещерягина представляет собой двухэтажный дом под четырехскатной кровлей. С южной и восточной сторон сделаны пристройки, причем пристройка с южной стороны сделана, очевидно, в первой пол. XIX в., о чем свидетельствует декоративное убранство фасада. Планировочная структура здания сильно изменена, об этом свидетельствуют сохранившиеся большие колонны, которые, видимо, поддерживали свод. В северо-западной части второго этажа сохранилось помещение со сферическим сводом - видимо, здесь размещалась небольшая церковь, построенная специально ко времени пребывания здесь императора Павла I.

До недавнего времени в «Доме усадьбы Мещерягина» располагались офисные помещения, магазин сувениров и продовольственных товаров, подвальное помещение занимало кафе «Телега». В январе 2010 г. памятник передан на баланс ГУ «Управление административными зданиями администрации Владимирской области». В мае 2010 г. в Государственную инспекцию по охране объектов культурного наследия был представлен проект капитального ремонта здания и приспособления его под приемную Президента Российской Федерации, который был согласован 5 мая 2010 г. за № 5. В соответствии с данным проектом и на основании разрешения Государственной инспекции на проведение работ по сохранению памятника градостроительства и архитектуры от 07.05.2010. № 9 на здании произведены ремонтно-реставрационные работы на фасадах, заменены оконные заполнения, рисунок которых восстановлен по историческим фотографиям, произведено благоустройство территории. Территория усадьбы приобрела новое ограждение, разработанное ГУП «Владимиргражданпроект».


Ул. Б. Московская, д. 2

27 декабря 1858 г. – начало работы телеграфа в г. Владимире.

К МВД причислены почта и телеграф, административные учреждения, облегчающие взаимные сношения граждан.
Почта открыта для приема денег и посылок до 2 ч. (празд. до 12 ч.), заказных писем до 7 ч. веч., простых до 10 ч. веч., что очень удобно для обывателей. В разных пунктах города выставлены почтовые ящики (на Студеной горе, за Лыбедью, у духовной семинарии, у подъезда Присутственных мест, на станции железной дороги, у духовной консистории), куда можно бросать письма до 8-8 ½ ч. вечера.
Деятельность почты выражается в следующих цифрах (получено):
В 1868 г. писем: простых – 38065, заказных – 4253, казен. – 120530, иностр. – 609.
В 1875 г. писем: простых – 84248, заказных – 7503, казен. – 118055, иностр. – 576.
В 1868 г. посылок: частных – 1281, каз. – 2296, эстаф. – 129.
В 1875 г. посылок: частных – 1296, каз. – 6930, банд. – 3587, эстаф. – 312, газ. рус. 113650, ин. – 1024.
Частных отправлений в 1868 г. было вдвое меньше трети всего числа; в 1875 г. почти половина; это зависит как от понижения почтовой таксы так и от сокращения переписки между казенными местами.
Денег получено по 25 р. на 1 жит., отправлено по 27 р. на 1 жит., большей частью торговыми людьми; прилив казенных денег объясняется сосредоточием сумм во Владимирском казначействе. Во Владимире есть и городская почта (с 5 коп. маркой, до фунта весом). Доходы почтовой конторы до 35 т. руб. Плата за простое письмо – 8 коп. с лота, заказное в лот 23 коп., в 2 л. 31 коп. и т.д.; посылки без цены до Москвы 3 к. в ф., до СПБ – 8 коп., столько же и с книг.

Телеграф соединяет Владимир с остальным миром и особенно важен для деловых лиц. За телеграмму в 20 слов (считая адрес) 1 руб. до Москвы и 2 руб. до СПБ. Депеши принимаются на русском, французском и немецком языках. Деятельность телеграфа не обширна. В 1876 г. отправлено частных телеграмм – 3886 (3856 рус. и 30 загран.), коммерческих 499 (491 рус., 8 загран.), газетных - 1, административных – 437, всего – 4823, т.е. по 13.3 в день, по одной на 3,8 жителей, тогда как по всей России одна на 20 жителей.

Доходы М.В.Д. – 169.4 тыс. руб., расходы: на губ. канцелярию 13.2 тыс. руб., губ. правление 32.7 тыс. руб., врачебн. часть 6.5 тыс. руб., межевая 8.9 тыс. руб., почта – 13 тыс. руб.
/Губернский город Владимир в 1877 году. Субботин А.П./


«От Управляющего Почтовою частью во Владимирской губернии г. Ушакова.
Почтовым Департаментом, с разрешения Министра Внутренних Дел, сделано распоряжение, чтобы приема и выдачи корреспонденции, а равно продажи почтовых марок, штемпельных конвертов и для открытых писем не было вовсе производимо ни в одном почтовом учреждении в следующие дни, а именно: в дни Тезоименитства ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА и ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ, в день Обрезания Господня (Новый Год), в день Богоявления Господня, в первый и второй дни праздника Св. Пасхи, в день Св. Троицы и в первый день праздника Рождества Христова; в дни же: Сретения Господня, Благовещения Пресвятой Богородицы, Входа Господня в Иерусалим, в третий день Св. Пасхи, Вознесения Господня, Преображения Господня, Успения Пресвятой Богородицы, Рождества Пресвятой Богородицы, Воздвижение честного и животворящего Креста Господня, Введения во храм Пресвятой Богородицы, во второй день праздника Рождества Христова и во все воскресные дни — прием и выдача корреспонденции, а равно и продажа почтовых марок, штемпельных конвертов и бланков для открытых писем должна производиться: во Владимирской губернской Почтовой конторе с 11 час. утра до 2 час. дня, в Муромской и Никольской с 9 час. до 11 час. утра, а в остальных Почтовых конторах, отделениях и станциях с 11 час. утра до 1 час. дня; во все же прочие дни сроки приема и выдачи корреспонденции остаются без изменения т. е. с 8 час. утра до 2 час. дня.
Вышеизложенное распоряжение вводится в действие во всех почтовых учреждениях Владимирской губернии с 10 апреля 1883 г. и с этого же числа прием и выдача корреспонденции будут производиться лишь в указанное время (часы); по истечении же этого времени, действия по приему и выдаче корреспонденции будут тотчас же прекращаться и никакие требования публики о приеме или выдаче корреспонденции, после означенного времени, удовлетворены не будут. Такое распоряжение вызывается тем, что в большинстве случаев публика является в почтовые учреждения для подачи и получения корреспонденции перед самым окончанием назначенного для этой операции срока, а потому значительная часть корреспондентов остается не удовлетворенною. Вследствие чего Управляющий почтовою частью в Владимирской губернии просит гг. корреспондентов, в своих же собственных интересах, являться в почтовые учреждения заблаговременно до скончания срока приема и выдачи корреспонденции; при этом только условии представится возможность почтовым чинам исполнить своевременно все законные требования публики» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 9-й. 1-го мая 1883 года).

«Мы направились к центру города. В большом каменном доме, где помещались и гостиница с номерами, и постоялый двор, и почтовая станция, и нотариальная контора, и адвокат, в самом низу был кабак. Мы сошли в «консультацию». Там уже было довольно много народу: в одном углу сидели две-три «каверзных», небритых личности, в старых, с растерянными пуговицами, вицмундирах, — эти Ризположенские Островского, затем несколько мужиков, объяснявших что-то одному из моих «друзей детства», пославшему меня так внушительно в объятия к врагу человеческого рода; он был и теперь угрюм, зол и неприступен, несмотря на обильные угощения от мужиков «своему аблакату». Сугубый, как и вчера, в халате, подпоясанном покромкой, сидел у стойки и ел колбасу; пред ним стояла косушка. Он что-то говорил с кабатчиком, переминавшим посуду» (Собрание сочинений Н.Н. Златовратского. Том седьмой. Из былых переживаний.)

Почтово-телеграфный союз . Стачка 1905-го года

Профессиональное движение среди почтово-телеграфных служащих довольно заметно выявилось в губ. городе Владимире, хотя под жестоким давлением администрации вскоре же здесь и заглохло.
В. Дворников в своем «очерке революционного движения среди почтово-телеграфных работников Владимирской губернии в 1905 году» сообщает, что в конце октября во Владимире под влиянием сведений, полученных из Москвы, об образовании там временного бюро почтово-телеграфных работников, приступившего к разработке устава союза, образовалось организационное ядро из Мазинг, Серебрякова, Изволенского, Бабурина, Кузнецова, Евсеева и Чихачева, которые и приступили к работе по организации Владимирского отдела союза. Начальник конторы Барцев от записи в члены категорически отказался, ссылаясь на то, что «он не имеет соответствующих указаний со стороны высшего начальства». Несмотря на все старания инициативной группы, запись в члены первоначально шла очень слабо, тем более, что почтовое начальство старалось внести дезорганизацию в дело. Трое чиновников (Павлов, Комиссаров и Семенов) демонстративно вычеркнули свои подписи из списка, а затем куда то исчез и самый список. Запись в союз пришлось возобновить вновь. Большинство работников отказалось вступить в союз; собрано было только около 15 подписей. Тогда бюро стало действовать путем угроз и объявило, что когда устав войдет в силу, все не подписавшиеся будут уволены от службы. Угроза подействовала, в запись пошла успешнее. Всего записалось до 30 человек.
В первых числах ноября от Центрального бюро получена была записка о том, что члены его, как активные организаторы союза, по распоряжению Главного управления уволены от службы. Владимирцы приглашались протестовать против такого насилия путем забастовки. При сравнительной малочисленности записавшихся в союз, Владимирская инициативная группа не видела практического смысла в проведении забастовки, наметила выжидательную политику и ограничилась сперва посылкой в Центральное бюро записки с выражением протеста. Вечером 14 ноября от центрального бюро получена была новая записка, об объявлении 15 ноября всероссийской почтово-телеграфной забастовки. В квартире Кузнецова 15 ноября вечером собралась инициативная группа для обсуждения полученного призыва. Для всех собравшихся было ясно, что теперь поддержка московских товарищей является прямым долгом владимирцев. Намечена была одна из смен телеграфа, которая должна была выступить в качестве застрельщика забастовки. 16 ноября в 7 часов вечера телеграфисты 2-й смены положили начало забастовке. Аппаратная быстро опустела. Остался один лишь старший телеграфист Семенов, «променявший, по словам т. Дворникова, чувство товарищеской солидарности на угодливость начальству». Он же должен был сообщить начальнику о прекращении работ телеграфа.
Вечером 16 ноября на квартире Чихачева собрались почтовики и телеграфисты для обсуждения вопросов, связанных с забастовкой. Для разъяснения политического значения забастовки вообще и почтовой в частности, приглашены были студенты Казанского ветеринарного института — Агапитов и Ольшевский, принесшие с собою литературу, напечатанную на гектографе. После долгих и горячих споров решено было продолжать забастовку до тех пор, пока не получится уведомление от центрального бюро, и, кроме того, остановлено было выработать обращение к работникам соседних учреждений (главным образом Коврова и Мурома) о поддержке всероссийской забастовки.
На следующий день 17 ноября у входа на почту стояли вооруженные солдаты и никого из чиновников не допускали, даже тех, кто желал работать.
18 ноября на место забастовавших почтово-телеграфных служащих были назначены нижние чины из состава войск, расположенных во Владимире. В тот же день губернатор Леонтьев телеграфировал министру внутренних дел: «Сегодня почтовое сообщение по губернии прервано забастовкой служащих. Могут произойти печальные последствия, в особенности по денежной корреспонденции, снабжении банков. Ожидаю распоряжений».
20 ноября жандармский полковник Медведев вместе с Владимирским полицеймейстером Ивановым прибыли в почтово-телеграфное отделение и сняли допрос с начальника конторы Барцева. Барцев показал, что «забастовка в его конторе началась с 7 часов вечера 16 ноября с телеграфных чиновников 2-й смены, а затем уже забастовали все остальные чиновники телеграфа и весьма немногие чиновники почти, а именно: Розанов, Невский, Архипов, Торопов, Рыбенков и Молодкин. На телеграфе не бастовал и несет службу все время аккуратно чиновник телеграфа Семенов. Главными агитаторами забастовки в здешней конторе и подстрекателями являются: чиновник 3 разряда Мазинг, механик Серебряков, надсмотрщики Чихачев, Бабурин, Изволенский и чиновник Евсеев, они более всех вели агитацию в забастовке и путем уговора и угроз от имени всероссийского почтово-телеграфного союза,— так они силою угроз принудили подписаться к забастовке на тайной сходке, бывшей вечером 17-го сего ноября в Солдатской слоб. в доме Павловой, почталионов: Васильцева, Николаева, Лушина, Черкасова, почтово-телеграфного чиновника Алексеева, Деревенцева, являлись с теми же угрозами в квартиры служащих почты и телеграфа и в контору. На упомянутой сходке большую агитацию к забастовке вели в своих зажигательных речах студенты Ольшевский и Агапитов. Мазинг, Бабурин, Серебряков, Чихачев неоднократно являлись к начальнику Барцеву, убеждали его примкнуть к забастовке хотя бы сокращением приема местных телеграмм. Помощник начальника конторы Бауч, очевидно, тоже играл серьезную роль в осуществлении забастовки, ибо не только не помогал начальнику в предупреждении забастовки служащих, а как бы был с желавшими забастовки солидарным и с сего 5 ноября прекратил являться на службу, заявив себя больным, о чем и прислал рапорт». К этому начальник Барцев добавил, что как только телеграф забастовал, он командировал туда для работы 3 учеников, 2 воинских нижних чинов от местных войск и чиновника почты Комиссарова, который все время находился там и работал, но за это получил два угрожающих письма, несомненно, от сослуживцев-забастовщиков.
Всех лиц, перечисленных в показании Барцева, кроме Бауча и Бабурина (Бабурина во Владимире в то время не было и разыскать его не могли.), в тот же день арестовали и препроводили, за теснотою помещения во Владимирской губтюрьме, во Владимирское исправительное арестантское отделение. 22 ноября туда же был препровожден Иван Вас. Кузнецов, «преступная деятельность которого, по выражению жандармского протокола, помимо забастовки, выразилась в агитации и подговоре служащих уездных почтово-телеграфных учреждений к забастовке, для каковой цели он был в Муроме 18—20 ноября».
22 ноября все служащие приступили к работам. Стачка была окончена. В конторе был введен каторжный режим; не разрешалось даже разговаривать друг с другом. Все служащие вновь были приведены к присяге.
По рассмотрении протоколов допроса арестованных, Ольшевский и Агапитов 24 ноября были освобождены. По-видимому, и относительно остальных губернатор склонялся к освобождению, так как еще 22 числа, когда забастовка прекратилась, им была отправлена телеграмма министру внутренних дел следующего содержания: «В виду возобновления работ служащими Владимирской почтово-телеграфной конторы прошу распоряжения, как поступить с арестованными чинами. Желательно освободить». Но в Петербурге на дело смотрели иначе. Дурново в телеграмме от 25 ноября писал губернатору: «прошу передать начальнику почтово-телеграфного округа дознание о задержанных для возбуждения судебного преследования по статьям 344 и 384 Улож. о наказаниях. Признаю с своей стороны дело до такой степени важным, что раскаяние не может покрывать виновности».
Распоряжением того же Дурново от 20 декабря 1905 года арестованным во Владимире чиновникам — Карлу Мазингу, Алексею Серебрякову, Николаю Изволенскому, Ивану Кузнецову, Василию Евсееву и Александру Чихачеву — воспрещено было пребывание во Владимирской губернии, и от них отобраны были отзывы о том, где они намерены избрать местожительство по окончании судебного дела. 14 марта 1906 г. предварительное следствие было закончено и последовало распоряжение об освобождении их из тюрьмы и о высылке из Владимира. Когда в особом совещании департамента полиции возник вопрос о сроке административной высылки Владимирских телеграфистов, губернатор Леонтьев сообщил из Владимира, что он признает нежелательным возвращение их во Владимирскую губернию ранее трех лет. Особое совещание признало этот срок продолжительным и сократило его до двух лет. Впрочем, уже в конце 1906 года часть высланных была возвращена во Владимир.
Дело о Владимирской почтово-телеграфной забастовке слушаюсь два раза. Первый раз 16 апреля 1907 года определением Московской судебной палаты обвиняемые подвергнуты выговору в присутствии суда. Второй раз во Владимире Московской судебной палатой по особому присутствию вынесен следующий приговор:
«Обсудив обстоятельства дела в том виде, как они установлены на судебном следствии показаниями свидетелей, а также имея в виду содержание приобщенных к делу вещественных доказательств, объяснения подсудимых и заключительные прения сторон, судебная палата, по особому присутствию, находит, что виновность поименованных выше подсудимых представляется по делу неустановленной, а потому находит, что по недоказанности совершения подсудимыми приписываемого им преступления, предусм. 1 ч. 125 ст. Уг. Улож., они — Людвиг Рудольфов Бауч, Карл Яковлев Мазинг, Иван Васильев Кузнецов, Василий Федоров Евсеев, Николай Николаев Бабурин и Алексей Петров Серебряков должны быть прознаны невиновными и, на основании 1 п. 771 ст. Уг. Улож., оправданными по суду по предъявленному им обвинению».
По возвращении из ссылки все обвинявшиеся были приняты вновь на службу.
Арест инициаторов Владимирского почтово-телеграфного профдвижении отразился, конечно, самым плачевным образом на судьбе движения.
Движение, начавшееся во Владимире, не могло, конечно, не отразиться и в уездных городах. К сожалению только, сведения о движении в уездных городах сохранились отрывочные.
Известно, например, что в Муром в период забастовки ездил для агитации Кузнецов, который и был за это арестован по приезде во Владимир. 21 ноября Муромский исправник Лучкин телеграфировал губернатору: «вчера почтово-телеграфные чины, собравшись, решили вступить в отправление служебных обязанностей, ныне все вступили. Подстрекателей агитаторов не выяснено. Приезжал из Владимира телеграфист Кузнецов подговорщиком, раздавал будто бы воззвания».
Произведенным по поводу этого расследованием было обнаружено, что в Муроме забастовка началась 17 ноября. 18-го утром приехал в Муром Кузнецов, вел беседы со служащими об организации и поддержке союза сперва на кухне почтово-телеграфной конторы, потом в гостинице Хохлова. Но самого содержания его агитационных бесед Муромская полиция установить не могла, так как Муромские почтово-телеграфные служащие давали сдержанные и осторожные показания.
22 ноября вечером сторож Муромского вокзала Мих. Лебедев в присутствии публики читал на ст. Муром телеграмму возбуждающего содержания: «Товарищи, кровь леденеет в жилах, не дайте совершиться акту возмутительного насилия - смертной казни над нашими товарищами: инженером Соколовым и другими служащими. Требуйте немедленно отмены смертной казни, предания суду коменданта крепости Кушки. Если смертная казнь не будет отменена тотчас же до 12 часов ночи, то именем всего священного призываю товарищей к немедленной забастовке. Долой произвол и насилие! Председатель Самарского Комитета Алексеев».
Телеграмму принял с аппарата телеграфист Семен Казаринов, но в каком количестве он ее распространил, осталось невыясненным. Старшему телеграфисту Муромской станции за слабый надзор за подчиненными был объявлен строгий выговор. Телеграфисту Казаринову угрожал перевод на одну из малых станций с предупреждением об увольнении «при повторении чего-либо в нарушении правил».
От Ковровского исправника 16 ноября последовал рапорт на имя Владимирского губернатора о том, что все служащие в Ковровской почтово-телеграфной конторе примкнули к почтово-телеграфному союзу и, избрав уполномоченным механика Исакова, послали его в гор. Москву на съезд. Есть слухи, что почтовая контора может прекратить занятия. Главным агентом этого дела является помощник начальника конторы Преображенский. В 2 часа дня 17 ноября Ковровская контора действительно прекратила операции по выдаче и приему всякого рода корреспонденции.
Переславский исправник 21 ноября шифрованной телеграммой сообщал губернатору, что «чины почты и телеграфа, кроме начальника, хотя заявили согласие, в ожидании улучшения материального положения, присоединиться к союзу, но все работают».
Таким образом, во владимирской губернии во второй половине ноября 1905 года, в связи с общероссийским профессиональным движением, намечалось почтово-телеграфное профессиональное объединение, но под ударами административного произвола ему не суждено было вылиться в период первой революции в прочные формы союза. С устранением инициаторов движения, самое движение надолго затихает.
И конфиденциальном распоряжении Дурново от 22-го декабря 1905 г. губернаторам предписывалось: «в виду того, что по сведениям, сообщенным в повременных изданиях, почтово-телеграфный союз продолжает еще будто бы свое существование», иметь тщательное наблюдение за всеми чинами почтово-телеграфного ведомства, и в особенности за означенным союзом, и о всем замеченном сообщать ему.

Междугородная телефонная станция

4 октября 1910 года во Владимире открылась первая междугородная телефонная станция. Станция располагалась в доме № 1 по ул. Большой Московской. Междугородная линия соединила Владимир с Москвой и Нижним Новгородом. Пользоваться линией можно было как с переговорных пунктов, так и с телефонов городских абонентов.
См. Телефон во Владимире.

«Эвакуированная с западного фронта радио-телеграфная станция разгружается во Владимире и занимает помещение в Никитских казармах близ вокзала» (газета «Владимирская жизнь», сентябрь 1917 г.).

***

На общем собрании служащих Владимирской почтово-телеграфной конторы, бывшем 17-го марта 1917 г., избраны уполномоченными во Владимирский Губернский Временный Исполнительный Комитет от чиновников П.В. Бобров и от почтальонов П.Н. Олизарович. При чем собрание оставило за собой право заменять уполномоченных, в случае их болезни или особых служебных обстоятельств, другими.

Для внешних и внутренних сношений граждан во Владимире имеются: почтовая контора, телеграф, телефонная станция и радиоприемники.
Как самый крупный по количеству населения пункт губернии, Владимир больше отправляет, нежели получает простой и заказной корреспонденции; но как административный и торговый центр губернии и уезда, он больше получает, нежели отправляет посылок и денежной корреспонденции.
Телеграф соединяет Владимир с остальным миром и особенно важен для деловых сношений. В 1926 г. отправлено телеграмм 32156 с количеством слов 563020; принято 36040 телегр. с количеством слов 603335. В общем ежедневно отправляется по 88 тел. И получается по 98,7 тел.

Кроме телеграфа, чрезвычайно важное значение имеет в сношениях города телефон. В настоящее время Владимир соединен телефонной сетью со всеми уездными городами и с значительной частью волостных и фабричных центров губернии. По главной линии. Через Москву, город может вести телефонные переговоры почти со всеми крупными городами СССР.
За 1926 г. работа Владимирской междугородней телефонной станции характеризуется следующими данными:
По главным междугородним сообщениям состоялось переговоров:
Платных – 18903 с общей продолжительностью – 95707 мин.;
Служебных – 1176 с общей продолжительностью – 4628 мин.;
Вызовов – 3730.
По низовой междугородней телефонной сети было переговоров:
Платных – 22132 с общей продолжительностью – 99142 мин.;
Вызовов – 1353 и поручений – 134.
В самом городе Владимире в начале 1927 г. имелось 389 телефонных установок.

С конца 1925 г. в городе начали вводиться радиоприемники как общественного, так и частного пользования, которые вскоре же получили весьма широкое распространение. В начале 1927 г. по Владимиру имелось радиоустановок: детекторного типа – 392, лампового - 69, из которых коллективного пользования – 16. С каждым месяцем количество радиоустановок увеличивается.
Доход Владимирской почтово-телеграфной конторы по всем указанным видам связи за 1926 г. выразился:
Почтовый – 134635 руб., телеграфный – 69059 руб., телефонный – 43700 руб., по радио – 965 и прочих поступлений – 2317 руб., а всего – 250676 руб. (Иванов А.И. Город Владимир на Клязьме. 1927 г.).

В 1933 году была переоборудована телефонная станция – она стала более мощной и технически усовершенствованной. Это дало возможность полнее удовлетворить возросшие запросы организаций и трудящихся.
В 1933 году была полностью закончена телефонизация сельсоветов Владимирского района – все сельсоветы были связаны с районным центром (Владимиром). Полностью телефонизированы и промпредприятия района, совхозы с их участками, политотделы и МТС.

В 1934 г. около 3000 рабочих, служащих и колхозников Владимирского района имели в своих квартирах радио.


Улица Подбельского, д. 2. Владимирский Главпочтамт
Здание Дворянского пансиона построено в 1914 г. Здание предназначалось для квартир преподавателей и воспитателей Дворянского Пансиона.
Ранее на этом месте, на углу Троицкой улицы и переулка, находилась старая городская усадьба: одноэтажный деревянный дом с мезонином, во дворе - флигель и высокая голубятня. Во флигеле жила большая семья Завадских.

3/16 марта 1917 г. во Владимире, на заседании городской думы и других общественных организаций, организован Владимирский Временный Губернский Исполнительный Комитет, принявший на себя управление городом и губернией. Губернский Временный Исполнительный Комиетет разместился в здании «Дворянского пансиона».


Мемориальная доска в честь честь съезда советов владимирской губернии. «В этом здании 16 октября 1917 года состоялся губернский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов». Съезд призвал к борьбе за переход всей власти в руки Советов.

1 августа 1917 г. здесь начал свою работу съезд представителей уездных Советов рабочих депутатов Владимирской губернии. 23-25 сентября 1917 г. в этом же здании работал первый губернский съезд Советов рабочих депутатов, который избрал губернский Совет рабочих депутатов. А 16-17 (29-30) октября 1917 г. здесь состоялся II (объединительный) губернский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Предусматривалось объединить на съезде все три губернских Совета - рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Но Совет крестьянских депутатов, которым руководили эсеры, отказался от слияния. Был избран единый губернский исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов и военно-революционный комитет, в который вошли пять большевиков. Съезд объявил Временное правительство и все партии, его поддерживающие, правительством и партиями измены революции и предательства народа и объявил открытую борьбу с Временным правительством и его органами на местах.
В 1921 г. в этом здании разместилась городская почта и телеграф (после 1944 года областной телеграф).
Ныне там находится Главпочтамт.
Улица Большая Московская. Правая сторона
Почта в уездном городе Коврове
Почтовые дороги Владимирской губернии в сер. ХIX века
Владимирская губерния.
Владимирский уезд.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (12.02.2016)
Просмотров: 1078 | Теги: владимирская губерния, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика