Главная
Регистрация
Вход
Среда
24.04.2024
08:18
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Музеи Владимирской области

Левитан Исаак Ильич. Музей «Дом Пейзажа им. И.И. Левитана» в д. Елисейково

Левитан Исаак Ильич

Левитан Исаак Ильич (3 (15) октября 1860 или 18 (30) августа 1860 — 22 июля (4 августа) 1900) – живописец передвижник, создатель «пейзажа настроения», которому присущи богатство поэтических ассоциаций и, как правило, мажорность. Он умел на своих полотнах раскрыть тончайшие состояния природы, оставил великолепную, тонко нюансированную живопись.


Исаак Ильич Левитан. Автопортрет (1880)

Жизнь И.И. Левитана никогда не была легкой. Он родился в Литве, в местечке Кибарты (Кибартай), в семье бедного станционного смотрителя, его дед был раввином. Исаак в детстве жил в еврейской среде, в кругу тех, кто постоянно суетился, занимался ростовщичеством, торговлей, участвовал в темных махинациях и громких скандалах. Затем их страшно бедствовавшая семья переехала в Москву, где, несмотря на их нужду, он ходил в школу (таковы непререкаемые законы еврейских семей, в которых действительно все подчинено интересам детей, где с детства воспитывают их чувство собственного достоинства, осознание их способностей и талантов, тактично напоминают, что во имя их будущих успехов и профессиональных побед, блеска и сопутствующих этому ощутимых доходов, поначалу надо много и терпеливо учиться, уважать учителей, угождать нужным людям).
В 13 лет Левитан поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где его живописные успехи сразу были по достоинству оценены. Вскоре у него умерли мать, а затем и отец.
К 17 годам он был сиротой и нищим, его за неуплату обучения исключили из училища. Друзья поддержали его материально, а администрация училища позволила продолжить обучение без платы за это. Талантливому юноше много и бескорыстно помогал известный художник А.К. Саврасов, который стал его учителем и наставником в жизни. С первой выставки, в которой он участвовал (1877 г., ему 17 лет), началось широкое общественное признание его неординарного таланта живописца. Ему стали помогать и поддерживать в его творческих исканиях меценаты, в том числе П.М. Третьяков, С.И. Мамонтов и др. Его пейзажи с успехом продавались, он повсеместно прославился как талантливый пейзажист. Укреплению его таланта сильно мешали его непрактичность, бытовая неустроенность, любовная чувствительность.


В.М. Поленов, «Христос и грешница»

Левитан, несомненно, был по своему красив. У него было благородное лицо с очень выразительными глазами (художник В.М. Поленов, 1844–1927, для его известной картины «Христос и грешница» за образец лица главного персонажа полотна взял именно лицо Левитана). Левитан умел самозабвенно и эффектно ухаживать за женщинами, пользовался большим успехом у дам, сам был необыкновенно влюбчив. Привлекательная внешность, растущий успех как художника, рассказы о его романах делали его неотразимым для женщин.

Из «Воспоминаний» Константина Алексеевича Коровина (23 ноября (5 декабря) 1861 год, Москва — 11 сентября 1939, Париж) мы узнаем, что с самых юных лет учащийся Московского училища живописи, ваяния и он становится страстным охотником.
Любимым его местом для охоты становятся пойменные берега реки Клязьмы в районе села Боголюбово Владимирской губернии. А оказался он там потому, что туда пригласил его товарищ по Московскому училищу живописи Абрам Баранов, который был родом из Боголюбова. А местом охотничьего пристанища была деревня Грезино, находящаяся в Давыдовской пойме у реки Клязьмы, где было в то время всего шесть домов, как пишет автор «Воспоминаний».
На протяжении нескольких лет Коровин посещал эту деревню и всегда добрым словом вспоминал крестьянина Гаврилу Ивановича, в доме которого он останавливался. В тех местах он охотился со своим знаменитым пойнтером Фебом, ловил рыбу и рисовал этюды.
Об охоте и рыбной ловле им написано 176 рассказов и очерков. В одном из рассказов Коровин повествует о своей встрече в этом лесном крае с известным тогда на всю Владимирскую округу разбойником Куровым, как раз в это время разыскиваемым конными жандармами.
А вот его отрывок из воспоминаний о художнике И.И. Левитане в годы их учебы в Училище живописи:
«Ранней весной мы с Левитаном уезжали в окрестности Москвы на охоту. У него было новое ружье.
В Перервах под Москвой, у разлива Москвы-реки, было много пролетной дичи. Вечером, в Кускове, мы стояли на тяге. И в сетке наших ягдташей была дичь. Носы вальдшнепов выглядывали из нее.
Утром с Курского вокзала мы шли пешком, гордые тем, что охотились и что на нас глядят. У Красных Ворот нам встретились гимназистки, идущие в гимназию. Мы шли, как бы не обращая на них внимания. Но что было в душе! Мы шли как бы не по земле: они смотрят на нас! И как они все прекрасны!
- Видишь,- говорит Левитан.- Вот они смотрят на нас. Потому что мы охотники! А узнай они, что мы художники,- знать бы не захотели...
- Почему? - удивился я.
- Но это так. Я тебе верно говорю. Мы не нужны. Они не понимают. Я же не знаю, что говорить с ними. Когда мне сестра говорит: "Зачем ты пишешь серый день, грязную дорогу?" - я молчу. Но если бы это мне сказала она, которую я полюбил бы, моя женщина,- я ушел бы тотчас же.
- Какой ты, Исаак, сердитый...- пошутил я.
- Нет, не сердитый. Так нельзя жить. Это был бы обман... Конец любви...
Он остановился и, смотря на меня своими красивыми серьезными глазами, волнуясь, сказал:
- Да, Цапка. Ты этого не понимаешь. Но поймешь, погоди. Ведь мой этюд-это тон, эта синяя дорога, эта тоска в просвете за лесом, это ведь - я, мой дух. Это - во мне. И если она это не видит, не чувствует, то кто же мы? Чужие люди! О чем я с ней буду говорить? Вот Антоша это понимает. И что же, он один, и не влюблен, как ты, всегда (Антоша - это Антон Павлович Чехов).
- Пожалуй,- согласился я.- Но знаешь, я, действительно, кажется - влюблен всегда... А может быть, и нет... Но все нравятся: и Хрусталева, и Гюбнер, и Ван-Зандт, и все мои двоюродные сестры... И прямо не знаешь, какая лучше..- Ты все шутишь, Цапка. Ты - крокодил. Хрусталева, правда, очень красива. Но говорит: "Стихи читать скучно". "А Пушкин?" - спросил я. Она ответила: "Тоже скучно". Спроси Антошу. Он совсем завял, когда говорил с ней...».


Исаак Ильич Левитан на охоте. 1890-е годы

Будучи личностью разносторонних интересов и дарований, Коровин вместе с К.С. Станиславским, А.П. Чеховым, И.И. Левитаном основал в 1898 г. Литературно-художественный кружок, призванный «способствовать развитию литературы и изящных искусств».

И. Левитан был увлечен художницей С.П. Кувшинниковой (1847–1907), а также Л.С. Мизиновой (1870–1937), М.П. Чеховой (сестра писателя), богатой помещицей А.Н. Турчаниновой, ее дочерями и др. В 35 лет он совсем запутался в своих амурных делах, в период приступа меланхолии даже пытался совершить самоубийство. Он прекрасно понимал, что его жизнь складывается неудачно и шансов создать счастливую семью у него очень мало.
Еврей художник со слабым здоровьем (страдал постоянно неврозами, имел тяжелое заболевание сердца, часто и в разных местах на публике падал в обморок и т. п.), без состояния и надежной профессии, без стабильного жалованья, да и еще с заметными повышенными требованиями к внешней привлекательности и внутренней культуре женщин, не имел радужных перспектив в личных делах. В 1880-е гг. (период его лучшего, плодоносного творчества) многое для его вдохновения и бытового комфорта дала художница Кувшинникова, с которой он совершил многие творческие поездки. Будучи тонкой поэтической натурой, Левитан сразу оценил неброскую, но неотразимую красоту Владимирской земли.


И.И. Левитан. Художник В.А. Серов. 1893 г.

Левитан прожил всего 40 лет, за 23 года своей насыщенной творческой жизни он написал около 1000 картин, этюдов, рисунков, творческие импульсы для создания некоторых из них он получил на Владимирской земле.

Софья Петровна Кувшинникова (1847–1907) была женой небогатого московского полицейского врача Дмитрия Павловича Кувшинникова. Они жили в скромной казенной квартире под каланчой одной из московских пожарных команд. Чтобы обеспечить достойную жизнь себе и жене, Д.П. Кувшинников с утра до позднего вечера работал, а С.П. Кувшинникова занималась живописью. Кувшинникова была уже совсем не первой молодости, не особенно внешне привлекательной, но по своему интересной. Она обладала безупречным вкусом, прекрасно одевалась (не имея много денег, умела из ничего сшить себе изящные туалеты), могла сделать уютным любое жилье, своим поведением и словами заставить обратить на нее внимание мужчин. На заработанные ее мужем деньги вечерами в их скромной квартире она устраивала своего рода «приемы» для художников, музыкантов, врачей, где всегда не забывала похвалить мужа, отметить его достоинства, в том числе, по ее словам, «выразительное, великолепное, благородное лицо».
Она брала уроки живописи у Левитана, считалась вначале его ученицей, а затем – и близкой подругой. Ее муж, вероятно, об этом догадывался, но не подавал виду, молча переносил страдания. А.П. Чехов, насмотревшись на это, в конце концов написал рассказ «Попрыгунья» (1892), в котором публика узнала и Кувшинникову, и Левитана. Левитан чуть было не вызвал Чехова из за этого рассказа на дуэль, но друзья их помирили; так ими была предотвращена вторая из намечавшихся, но не состоявшихся дуэлей неотразимого художника ловеласа. Кувшинникова умерла раньше мужа, а Левитан и после романа с ней еще долго продолжал свои любовные похождения, всегда заканчивавшиеся весьма непросто для него.

«Владимирка» и «Нижегородка»

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей С.П. Кувшинниковой отправился во Владимирскую губернию, в деревню Городок, что находилась близ станции Болдино Нижегородской железной дороги. Левитан приехал в Городок по совету фабриканта и художника-любителя Сергея Тимофеевича Морозова. Того самого, кто уступил Исааку Ильичу свою мастерскую в Трехсвятительском переулке, пристроив к ней жилые комнаты для художника. Морозов владел большой хлопчатобумажной мануфактурой в Орехово-Зуево.
По мнению владимирского краеведа Василия Васильевича Пименова, садовник Карповых Логин Снегирев приехал в дорожной кибитке за Левитаном в Москву и отвез его со всем его имуществом в Городок.
12-м мая помечена записка Левитана Е.М. Хруслову: «...Простите, что пишу на Вашем письме, бумага вся упакована, ибо сегодня уеду».


Мемориальная доска на здании станции

Железнодорожная станция «Болдино»

Уже на следующий день, 13 мая, Исаак Ильич сообщает П.М. Третьякову: «Не подумайте, что я забыл Вашу просьбу и мое собственное сознание исправить воду в моем «У омута». Я не решался переписывать его до той поры, пока не проверю этот мотив с натурою. Теперь напишу несколько этюдов воды и в конце мая приеду в Москву и начну переделывать картину. Если картина не покрыта еще лаком, то соблаговолите не покрывать ее до поправки. (К этой «воде» я еще вернусь.)
Поселился я в довольно живописной местности и думаю поработать. Разумеется, весь успех работы будет зависеть от здоровья, которое немало- таки мешает во многом. Пока позвольте Вам пожелать всего лучшего, и остаюсь всегда глубокоуважающий Вас.
На всякий случай сообщаю Вам свой адрес: по Нижегородской ж.д. станция Болдино, имение Городок, мне».
Но вот Софья Петровна Кувшинникова писала: «...близ Городка, Владимирской губернии, в имении Болдино мы с Левитаном провели все лето».
Поселился Исаак Ильич в избе Александра Николаевича Попкова, грамотного и зажиточного крестьянина. Художнику отдали самую просторную, светлую, в три окна комнату. Сын Попкова — Иван Александрович — вспоминает, что все ее стены были увешаны живописными холстами, они лежали и на полу. В углу стоял мольберт с каким-то начатым этюдом.
Дом, где жил художник, стоял на высоком берегу реки Пекша. Окна комнаты выходили на реку, и оттуда можно было увидеть обрывистые речные берега, поросшие кустарниками и душистыми травами. Между деревьями вдалеке виднелась тропа, ведущая к реке. Каждый уголок в окрестностях Городка давал Левитану замечательные сюжеты для пейзажей, служил художнику источником вдохновения. Окружавшие живописца окрестные виды находили отклик в его сердце, были близки его чувствам. Сам он работал долго и плодотворно.
Настоящим праздником для него был приезд Кувшинниковой, он ее встречал на станции Болдино и отвозил в деревню Липна, в усадьбу П.П. Аксенова (бывшая усадьба Басаргиных), где она жила по несколько дней. Исаак Ильич проводил там вечера. Он любил слушать песни, которые исполняла хозяйка дома, и игру на пианино Софьи Петровны.
В бывшем доме П.П. Аксенова до 1963 г. находилась восьмилетняя школа.


И.И. Левитан. 1892 г.

По легенде, Левитан и Кувшинникова любили бывать по вечерам в имении врача Ларионова, которое находилось в полутора километрах от избы Попкова. Это был старый деревянный дом с балконом и большой террасой, расположенный в заброшенном саду. Здесь много говорили, спорили на разные «интеллигентные» темы, пели песни, читали стихи. Так вот устойчивое народное поверье утверждало, что именно на крыльце этого дома была сделана одна из самых замечательных фотографий Исаака Ильича в «полевых» условиях. Левитан сидит в свободной, непринужденной, несколько расслабленной позе, не позируя, даже, кажется, не обращая внимания на фотосъемку. Сидит усталый, в рабочей блузе, в которой он обычно ходил на этюды, подперев голову рукой.
Считается, что фотография исполнена во время приезда сюда на несколько дней Дмитрия Павловича Кувшинникова, мужа Софьи Петровны. Он остановился у Ларионова, своего коллеги, знакомого по разным московским врачебным делам. Тогда в Москве врачей было немного, и почти все они знали друг друга.


Дмитрий Павлович и Софья Петровна Кувшинниковы. 1890-е гг.

Обычно еще добавляли, что на этом же крыльце в тот же день были сфотографированы и сами Кувшинниковы - Дмитрий Павлович и Софья Петровна. Но этот снимок затерялся и никогда не публиковался.
В фондах Литературного музея находятся несколько фотографий Кувшинниковых, вместе и порознь. На одном из них изображены Кувшинниковы на том же крыльце. На обороте пожелтевшего, потемневшего снимка стоит слабая, еле различимая карандашная подпись «Владимирская губ.».
Но кем были сделаны эти снимки? Заниматься фотографированием тогда было делом сложным, хлопотным. Ни Левитан, ни Кувшинниковы фотографировать не умели. Вероятнее всего, снимки были сделаны Сергеем Тимофеевичем Морозовым, увлекавшимся фотографированием. А в Городок он заехал попутно, по дороге на дачу своей сестры Анны Тимофеевны, которая находилась по соседству с Городком, в усадьбе Сушнёво. Наверное, он и привез из Москвы Кувшинникова. И эти снимки сделал.
Дом Ларионова не сохранился.


Слева направо: И.И. Левитан, Б.В. Ключевский, Т.Г. Карпов, неизвестный, З.Г. Морозова, Н.Г. Лихачева, А.Т. Карпова, А.Г. Лепешкина, А.Г. Ненарокова, М.К. Поливанов, С.Т. Морозов. Сушнёво. 1892

Слева направо: Т.Г. Карпов, А.Г. Лепешкина, Н.Г. Лихачева, И.И. Левитан. Сушнёво. 1892

Деревня Городок находилась неподалеку от усадьбы Сушнёво Анны Тимофеевны и ее мужа, профессора истории Харьковского университета Геннадия Федоровича Карпова.. Здесь любил бывать художник. Барышни Карповы устраивали экскурсию на водяную мельницу на реке Пекше, ходили по грибы или играли в крокет, приглашая художника. Тот вежливо соглашался и, приятно грассируя, сопровождал игру лёгким разговором.

Картина «У омута» была исполнена годом раньше в Тверской губернии, на реке Тьма, близ имения Берново. И место это было легендарным. По преданию, в этом омуте утопилась от несчастной любви дочь мельника. Здесь бывал Пушкин и, услышав эту народную молву, написал знаменитую «Русалку».
В 1892 году художник исходил почти все деревни вдоль реки Пекши и в том месте, где речка впадает в Клязьму, нашёл омут у бывшей мельницы, в деревне Абакумово на реке Липна. Вдохновлённый живописной природой, он на одном дыхании написал картину «У омута». По воспоминаниям старожилов, они, деревенские мальчишки, собирались за спиной художника смотреть, как он пишет воду. Но Исаак Ильич был настолько увлечен работой, что не обращал на них никакого внимания. А они, конечно, не понимали, при каком важном моменте в русской живописи они присутствуют.
Левитан тут же написал письмо Павлу Михайловичу Третьякову, в котором сообщил, что картина доработана и что он в неописуемом восторге от природы Владимирского края.


И.И. Левитан. «У омута»

Художник нередко ездил в село Абакумово, где на берегу Липны у мельницы писал этюды. На реке Пекша написано полотно «Лесистый берег. Сумерки».


И.И. Левитан. «Лесистый берег. Сумерки».

В путеводителе «По земле Владимирской» (Ярославль, 1967) упоминается, что летом 1892 года Чехов приезжал к Левитану в Городок. В рассказе А.П. Чехова «Черный монах» описан старинный парк, очень похожий на воронцовский в Андреевском. «Написал небольшую «повестушку», - сообщал Чехов о «Черном монахе» Суворину 28 июля 1893 года, т.е. рассказ мог быть написан после посещения Андреевского, «по горячим следам», что было свойственно Чехову. Однако, в хрониках Чехова нет сведений о посещении Владимирской губернии в 1892 году.

В период работы Левитана на пекшинской земле, он не уходил далеко от места проживания. Всё, что изображено на его картинах, находится рядом, поэтому каждая из 17 работ написана в двух шагах от другой работы.


Исаак Левитан «Поезд в пути»

За несколько месяцев, проведенных в этих местах, Левитан написал 17 картин, этюдов и эскизов (например, «У озера», «Дорога», «Лунная ночь в деревне», «Поезд в пути» и др.), на которых запечатлены окрестности Городка, Елисейкова, Костерёва.


Карта мест, где рисовал И. Левитан

Сохранились записи воспоминаний жителей, которые видели художника, беседовали с ним или возили его на лошади на озеро Кокушкино, где он написал одну из своих работ под названием «У озера». Это озеро Левитан приметил с поезда и попросил местного жителя, чтобы он возил его туда на телеге — утром доставлял на место, а вечером забирал.


Левитан И.И., "Владимирка". 1892
На месте прежней часовни на деревянном столбике в 1908 году была сооружена кирпичная часовня около перекрестка дороги Владимирка и поселка Б. Пекша, в стороне от ст. Костерево Нижегородской железной дороги. Вдали на картине «Владимирка» видны колокольня и церковь бывшего села Абакумово (ныне город Костерёво). С того места, где рисовал «Владимирку» Левитан, в настоящее время не видно эту церковь, потому что около шоссе в настоящее время выросли леса и перелески.

О том, как была написана картина, вспоминает Софья Петровна Кувшинникова: «Однажды, возвращаясь с охоты, - пишет она, - мы с Левитаном вышли на старое Владимирское шоссе. Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинная дорога белеющей полосой убегала среди перелеска в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигуры богомолок, а старый покосившийся голубец со стертой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Все выглядело таким ласковым, уютным. И вдруг Левитан вспомнил, что это за дорога...
- Постойте, да ведь это Владимирка, та самая Владимирка, по которой когда-то, звеня кандалами, прошло в Сибирь столько несчастного люда.
Спускается солнце за степи,
Вдали золотится ковыль,
Колодников звонкие цепи.
Взметают дорожную пыль...
И в тишине поэтической картины стала чудиться нам глубокая затаенная грусть. Грустными стали казаться дремлющие перелески, грустным казалось и серое небо.
Присев у подножья голубца, мы заговорили о том, какие тяжелые картины развертывались на этой дороге, как много скорбного передумано здесь, у этого голубца...
На другой же день Левитан с большим холстом был на этом месте и в несколько сеансов написал всю картину прямо с натуры».
После возвращения в Москву работа продолжалась. Левитан писал «Владимирку» быстро, на одном дыхании. Для современников картина стала важным событием культурной и общественной жизни. В ней угадывались настроения, бродившие в обществе, с ней связывали протест против вековых устоев российской жизни и желание перемен. Левитану была дорога эта картина, продавать её не хотелось, и он просил П.М. Третьякова принять от него подарок: «Владимирка», вероятно, на днях вернётся с выставки, возьмите её и успокойте меня и её.
Вновь Левитан приехал на Владимирскую землю осенью 1892 г., но уже не по своей воле: он был вынужден покинуть Москву в связи с императорским указом о выселении евреев (вернуться домой живописец смог только в декабре).
«Это было в сентябре, - рассказывал Сергей Глаголь. - Левитан вернулся из Болдино, полный самых радужных надежд, как вдруг д-р Кувшинников получил от знакомого пристава извещение, что Левитана приказано немедленно выслать. Волей-неволей пришлось спасаться бегством. За несколько часов Левитан собрался и уехал опять в Болдино. Кувшинниковы подняли на ноги всех, кого можно... использованы были все связи в Санкт-Петербурге, но, несмотря на все это, до января Левитан все-таки не смог въехать в Москву, и друзья его с часу на час ждали, что получится на все отказы, и придется разорять мастерскую, упаковывать картины и вывозить неведомо куда».
Артист Большого театра Лаврентий Дементьевич Донской вспоминал:
«Захожу однажды к Кувшинниковым. Смотрю, все в страшном горе и волнении.
- Что такое? В чем дело?
- Разве Вы не знаете? Левитану запрещен въезд в Москву, его выселяют!
Приходит сам Левитан, взволнованный, мрачный, расстроенный... Помню, кто-то из присутствующих плакал... Всплакнул и я за компанию...»
По воспоминаниям Ивана Александровича, Левитан неожиданно вернулся к ним в сентябре и прожил в их доме еще до конца декабря. Он очень тяготился своим «ссыльным» положением, оно выбило его из привычной творческой колеи. Поэтому он почти не работал. В ненастные дни он не выходил из дома, а по вечерам лежал на теплой лежанке в задней комнате и при свете тусклой лампады слушал рассказы Попкова о крестьянском житье-бытье или старался читать книги. По воскресным дням вместе с хозяином ездил на ярмарку. Когда выпал снег - ходил на охоту на лисиц и зайцев.
В Городке Левитан прожил целых восемь месяцев, до 1893 года. Никогда и нигде в своих поездках «на натуру» Исаак Ильич не оставался на такое продолжительное время.
В этой драматической истории Кувшинниковы еще раз показали себя верными и преданными друзьями Исаака Ильича. Они кинулись ко всем, кто мог как-то помочь. Общественность была возмущена изгнанием знаменитого художника из Москвы. На его защиту выступили даже люди, которые не являлись поклонниками его таланта. Огромное содействие оказал художник-передвижник Павел Александрович Брюллов, человек честный, глубоко порядочный и упрямый, если нужно бороться за правду. Он имел большие связи в дворцовых кругах, и это в конце концов сработало.
22 мая 1893 года Левитан обратился к Брюллову с благодарственным словом: «Я просто не знаю, как Вам и выразить свою благодарность, уважаемый Павел Александрович. Такое участие и готовность помочь просто трогательны и, конечно, выше всякой благодарности, и потому лучше о ней ни слова. Бумаги мои на днях перешлю, теперь они в канцелярии обер-полицмейстера, где я прошу о выдаче мне какого-либо временного паспорта на жительство вне Москвы (в Москве меня не беспокоят). Вся эта канцелярщина, стеснения, хлопоты доводят меня минутами до бешенства. Мне кажется мое дело бесконечным».
Через несколько месяцев Левитан вновь пишет Брюллову: «Позвольте сказать Вам русское спасибо и крепко пожать Вам руку. От какого громадного количества неприятностей избавило меня Ваше содействие».
Но только в декабре хлопоты возымели действие, и Левитану было разрешено вернуться в Москву.
Но горькая обида, болезненное чувство оскорбленного достоинства остались у Исаака Ильича до конца жизни. Вот что он писал 3 августа 1899 года сестре Терезе: «.. .Надо считать меня всемогущим, чтобы поручить устройство в Москве Ф., в той самой Москве, где 7-8 лет назад мне едва ли не пришлось уехать отсюда в силу трудностей добиться права на жительство. Мне, уже тогда известному достаточно художнику!»
«Летом 1892 года великий художник И.И. Левитан создавал в деревне Городок близ станции Болдино нашего района свою знаменитую картину «Владимирка», хранящуюся в Третьяковской галерее. В Городке его очень часто навещал известный историк В.О. Ключевский, живший на своей даче возле Сушнёво. Он вдохновлял художника своими рассказами о том, как по старинной дороге «Владимирке» много раз ходили вражеские полчища и народные ополчения, защищавшие Родину, как царские сатрапы по ней гоняли в Сибирь скованных борцов за свободу народа. Увлеченный стремлением запечатлеть на своем полотне это историческое место таким, какое оно есть, Левитан даже отрешился от обычного приема создания картины с помощью этюдов и писал «Владимирку» прямо с натуры, перетаскивая большой холст с подрамником с помощью ребятишек на место, расположенное между деревнями Малая Пекша и Липна, у пересечения старой дороги XIV века с новой дорогой XIX века.


«Голубец» стоит, где И. Левитан писал «Владимирку»

Крест-голубец, восстановленный в 2007 году на сохранившемся участке Владимирки

В.О. Ключевский, навещая Левитана, часто уводил его и работавшую с ним художницу О. Кувшинникову на свою дачу. Их путь к Сушнёву пролегал по высокому правому берегу Пекши, заросшему могучими деревьями или по городковски полям, а затем по широкой пойме, где они наслаждались чарующей красотой природы.
Однажды они направились в Сушнёво через ржаные поля и вышли к железной дороге, пролегающей здесь по глубокой выемке, а затем по насыпи. Вечерние лучи солнца озаряли розовым светом стройные березы и ели, растущие по обеим сторонам полотна, и заречные лесные дали.
Они присели на косогоре, любуясь прелестным пейзажем с идущим из Москвы поездом, один вагон в нем был с железными решетками на окнах.
— Это арестантов везут в Сибирь,— пояснил В.О. Ключевский. — Вот она, современная «Владимирка»!..
— Нет, это уже не «Владимирка», а «Нижегородка», — задумчиво заметил Левитан,— ведь дорога-то называется Московско-Нижегородской!..
И после этого случая у Левитана появился еще один творческий замысел, он часто стал появляться на косогоре и писать этюды, а дома начал создавать по ним три одинаковых пейзажа с разным освещением, один из которых стал изображать даже при свете луны. Но угнетенный запретом въезда в Москву, предъявленным ему полицией в сентябре, он уже не мог полностью отработать своей «Нижегородки», и после отмены запрета в декабре увез этюды из Городка, причем два из них так и остались незаконченными. Обо всем этом часто вспоминал В. О. Ключевский. С большой теплотой рассказывал он о Левитане своим друзьям из нашей местности, и в том числе моему отцу — учителю.
После преждевременной смерти И. И. Левитана в 1900 году его творческое наследие перешло к брату — Адольфу Левитану и сестре — Терезе Берчанской, которые организовали выставки-распродажи его произведений.
Увлеченные коммерческими соображенными, они давали им произвольные и бессмысленные названия, и поэтому ни одна из «Нижегородок» не сохранила своего имени. Одна законченная «Нижегородка» получила название «Поезд в пути», а две незаконченные — «Вариант «Поезда в пути» и «Полотно железной дороги, лунная ночь».
Картины эти находятся в Одесской, Рижской и Нижне-Тагильской картинных галереях и в 1960 году экспонировались на выставке в Третьяковской галерее, посвященной 100-летию со дня рождения И. И. Левитана. В них Костерёвцы легко узнавали свою родную местность и восхищались умению художника изображать красоту природы при разнообразном освещении.


Исаак Левитан «Поезд в пути»

По просьбе оргкомитета Костерёвского музея Одесская картинная галерея прислала фото-репродукцию картины «Поезд в пути», с которой местные левитанисты выезжали к месту пересечения железной дороги с рекой Пекша и установили полное сходство рельефа местности с изображенным на картине.
Левитан всегда считал, что природу нужно изображать такой, какая она есть, ибо этим создается красота произведения. Он с фотографической точностью, например, и изобразил «Владимирку». И даже через 34 года после того, в 1926 году, Костерёвские левитанисты установили полное сходство картины с местностью.
В то время еще были в сохранности и виток дороги слева от шоссе, и все складки местности, и даже некоторые деревья, изображенные на картине.
Сейчас, через 72 года после создания «Нижегородки» у поворота железной дороги возле реки Пекша все еще существует изображенная Левитаном характерная выемка, насыпь, кривизна полотна, глубокие кюветы и заречные лесные дали.
На своей «Нижегородке» он опять изобразил природу такой, какая она есть, и сделал некоторое отступление от своего правила лишь в том, что слева на горизонте произвольно нарисовал среди леса белую церковку, а справа от нее — ржаное поле, точно так же, как перед тем на картине «Владимирка» он изобразил Костерёвскую церковку, а за нею - липенские поля.
Совершенно ясно, что великий художник этим провел параллель между идеями создания «Владимирки» и «Нижегородки», подчеркнув характер пейзажа царской России, наполненный горем и скорбью угнетенного народа, тяжесть которых с раннего детства и до конца своей жизни он испытал на себе» (Евгений СОЛОВЬЕВ, член комитета по созданию Костерёвского народного музея. Газета «Вперед», 4 марта 1964 года).

Музей И. Левитана»

В 1927 году дом Попкова купила Екатерина Платоновна Курилова и перевезла в Костерёво, на улицу Кирова под номером 39. Она очень гордилась, что в «ее» доме жил Левитан. Она с удовольствием показывала его всем желающим.
О пребывании же в Городке художника напоминала улица под названием Городок-Левитановская.



Дом крестьянина Попкова в Костерёве. Середина XX века.

Дом был поставлен на государственную охрану решением исполнительного комитета владимирского областного совета народных депутатов «О дополнении решения облисполкома от 5 октября 1960 г. №754 «О принятии на государственную охрану местного значения памятников истории и культуры Владимирской области» № 154/4 от 10.02.1977 г.
В семидесятые годы в этом доме решили устроить музей Левитана, поэтому местные власти выкупили его у Куриловой. Но большая часть его внутренней обстановки, например, мебель, каким-то образом разошлась среди жителей поселка. Так, зеркало и еще кое-какие вещи оказались у Анатолия Ивановича Бартенева, который, как говорили, собрал большую левитановскую коллекцию.
В 1990 г. началось создание будущего Дома-музея.
Дом вновь перевезли в Городок и поставили на прежнее место, на высоком берегу Пекши. В создании музея принимали участие все - власти Костерёво, руководство текстильным комбинатом, совхоз Городка. Сложили новый, более высокий кирпичный фундамент, заменили старые поврежденные бревна. Энтузиазм жителей был повсеместный. Открытие музея ждали, как большой праздник.
В 1992 г. состоялся первый праздник, посвященный 100-летию со времени пребывания великого пейзажиста в этих местах. Левитановские встречи, которые стали проводиться регулярно, привлекали внимание московских гостей (научных сотрудников Третьяковской галереи, представителей Строгановского университета, Российской академии живописи, ваяния и зодчества), художников и краеведов из Владимира и других городов.
Но когда строительство, которое продолжалось почти десять лет, наконец- то завершилось, и готовились уже к устройству музейной экспозиции, в одну из ночей в июне 1999 года дом сгорел дотла. Местные жители убеждены, что его сожгли преднамеренно.
Около пепелища сохранился основательный гранитный обелиск, установленный здесь, вероятно, еще в начале ХХ века. На нем, похоже, был барельеф с какой-то надписью. Сейчас ничего этого нет, все ободрали вместе с гвоздями.
Среди руин осталась поляна, на которой и стали устраивать Левитановские фестивали. В них принимали участие художники, поэты, барды. Затем праздник «перекочевал» в Пекшинский Дом культуры, а потом стал проводиться в Елисейково – сейчас это частный музей «Дом пейзажа имени Левитана».

На восьмом левитановском празднике начался разговор о восстановлении дома. Что-то пообещали местные власти, объявили сбор средств, составили соответствующее обращение к администрации района… Подвижники-левитановцы решили открыть музей в соседней деревне Елисейково, где уже проводились мероприятия, посвященные жизни и творчеству Левитана. А кроме музея – создать Дом пейзажа, о котором мечтал и сам художник. В него, как в культурный центр, могли бы приезжать художники, жить здесь, ходить на этюды, писать картины, которые составили бы со временем фонд музея.
Идею поддержали мастера искусства и краеведы. Финансирование и всю работу по строительству Дома пейзажа взял на себя крупный предприниматель, меценат Владимир Иванович Косярумов. Сам любитель творчества И. Левитана, на протяжении многих лет он помогал в организации левитановских праздников, приглашал художников на свою базу отдыха в Елисейково, предоставляя им безвозмездно возможность проживать в добротном здании земской школы начала XX в.
Сегодня в этом доме находится Музей И.И. Левитана, где хранятся копии картин, написанных художником на Владимирской земле, некоторые личные вещи и фотографии.
В музее пока ещё не так много экспонатов, но энтузиасты, которые поддерживают работу левитановского комитета, местные художники надеются, что со временем музей пополнится экспонатами. Сейчас здесь представлены копии картин художника, выполненные местными художниками в натуральную величину. В 2009 году здесь побывали родственники Левитана.

«Дом Пейзажа им. И.И. Левитана» в д. Елисейково

Музей И.И. Левитана зарегистрирован 18 мая 2009 г.
Директор - Дюпина Антонина Александровна.
Адрес: Петушинский район, деревня Елисейково, 1.

Создание комплекса взял на себя предприниматель, меценат Владимир Иванович Косярумов. Любитель творчества Исаака Левитана, на протяжении многих лет он помогал в организации левитановских праздников, приглашал художников на свою базу отдыха в Елисейково, предоставляя им безвозмездно возможность проживать в добротном здании земской школы начала XX века. Сегодня в этом доме находится Музей И.И. Левитана, где хранятся копии картин, написанных художником на Владимирской земле, некоторые личные вещи и фотографии.
Рядом с музеем великого пейзажиста Исаака Ильича Левитана находится «Дом пейзажа» его имени. Это большое здание, сложенное из специально обработанных брёвен, разделённое внутри бревенчатыми арками, выстроил В.И. Косярумов в 2008 г.

«Дом пейзажа имени И.И. Левитана» в деревне Елисейково Петушинского района Владимирской области был открыт в августе 2008 г.
В нём разместилась коллекция пейзажей не только художников Владимирской земли, но и из Москвы, Санкт-Петербурга, Калуги, Рязани, Липецка и других городов. Здесь выставляют свои работы все, кто полюбил этот уголок русской земли, некогда вдохновивший великого пейзажиста.
Ежегодно во второй половине августа в деревне Елисейково Петушинского района проводится большой праздник искусства - Левитановский фестиваль. Он привлекает людей, неравнодушных к творчеству И.И. Левитана, да и вообще к живописи - художников, поэтов, бардов, краеведов и просто любителей прекрасного. Традиционно за несколько недель до фестиваля в окрестностях Елисейково и Пекши проводится пленэр, на который собираются лучшие российские и даже зарубежные художники. Центральная часть фестиваля - выставка-аукцион пленэрных работ, которые представляются на суд любителей искусства в «Доме пейзажа имени И.И. Левитана». Кроме торжественной и творческой частей, экскурсии по музейному комплексу, в программу фестиваля включаются и концерты лучших музыкальных, вокальных и хореографических коллективов Владимирской области. Например, гостем фестиваля бывает Владимирский Губернаторский симфонический оркестр под управлением Артёма Маркина.

Возле музея установлен памятник И.И. Левитану, созданный И. Черноглазовым, ведущим скульптором Владимирского отделения Союза художников России.


Бюст И.И. Левитана

На открытии памятника присутствовали потомки Левитана, из Москвы и Парижа. Внучатая племянница художника Ирэн Берчанская не могла сдержать эмоций, восторженно воскликнула: «Очень хороший! До чего, похож!» От имени всей семьи она поблагодарила руководство музея и создателей памятника.
Бюст на гранитном постаменте удачно вписан в ландшафт местности. Архитектор Евгений Усенко объяснил почему: « Это точка притяжения, вокруг которой все вращается. Тут нужно было учесть игру света и тени, чтобы, проходя по главной дорожке, посетители в светлое время суток видели знаменитый левитановский профиль».


Картина Исаака Левитана «Лунная ночь в деревне»

«В залах Московской Третьяковской галереи собрана масса прекрасных образцов пейзажей и жанровой живописи известных художников. В одном из залов музея взор посетителя привлекает картина «Лунная ночь в деревне», на которой с поразительной точностью передано лунное освещение деревни в ясную летнюю ночь. Справа на ней изображен ряд изб с двухскатными крышами, слева — заборы усадеб и деревья с длинными тенями от них, падающими на голубую дорогу, уходящую в широкое поле с лесом на горизонте.
Картину эту создал великий художник И.И. Левитан в 1892 году, работавший в деревне Городок нашего района. Советский ученый, наш земляк Н.П. Аксенов, занимавшийся в 1926 году изучением творчества Левитана в Городке, установил, что писал эту картину Левитан с западной окраины деревни Желтухино, расположенной возле нынешнего дома отдыха Сушнево № 1 в 3-х километрах от Городка.
Нашлись люди, которые помнили как художник в ясные дни появлялся в Желтухине, когда солнце бросало на дорогу тени от деревьев с южной стороны. Но возникал вопрос: почему Левитан писал этюды для картины лунной ночи с местности освещенной солнцем, загадочным было и следующее: почему годом создания этой картины значится не 1892, когда Левитан работал в Городке, а 1897?
Ответы на эти вопросы были найдены Н.П. Аксеновым после изучения библиографических данных и бесед со старожилами, помнившими художника. Дело в том, что близ Желтухина была расположена дача известного историка В.О. Ключевского, который часто приводил к себе из Городка Левитана и оставлял его у себя ночевать. Желая полюбоваться очаровательной природой у реки Пекша, они часто даже поздно вечером при лунном освещении совершали прогулки. Однажды вечером, придя в деревню Желтухино, Левитан был очарован чудесными тонами лунного света и в своей эскизной тетради сделал карандашом наброски западной ее окраины.
Впоследствии, загоревшись желанием написать пейзаж при лунном освещении, он днем приходил в деревню и делал этюды этого места при свете солнца именно с той стороны, откуда вечером светила луна. По этюду он стал в Городке писать картину «Лунная ночь в деревне».
Летом 1892 года напряженно работал Левитан, но многие из его произведений, созданных в Городке, в библиографии относятся к другим годам. Объясняется это тем, что летом того рокового для него года начались со стороны царской полиции гонения на евреев, чем художник был весьма угнетен и много картин не закончил. Не отделана была и «Лунная ночь в деревне». В каталоге ноябрьской выставки 1892 года указывается, что эта картина не была показана на выставке из-за незаконченности отделки и поэтому именуется в нем «Эскиз картиной». И действительно, написана она была по мотивам Желтухина при солнечном освещении с тем, чтобы после изучения особенностей лунного света, ее солнечные тона переделать на лунные. Но из-за душевного расстройства Левитан в 1892 году так и не осуществил свой замысел. Возможность отделки картины в лунных тонах он получил лишь через пять лет - в 1897 году, когда его друг — врач Трояновский, лечивший его от порока сердца, привез Левитана к себя на дачу в Калужскую губернию, где он и занялся изучением тонов лунного света, после чего и отделал картину.
Костерёвские левитанисты, выезжавшие в Желтухино, на место создания картины, установили правильность определения Н.П. Аксеновым. До сих пор третий с краю дом Карповых сохранился в той форме, в какой он был изображен на картине 72 года назад. Первый дом Пальцевых и второй — Калиберновых в двадцатых годах были перестроены по современному типу.
Местные старожилы, просмотрев фотографию картины, сразу же узнали в ней существовавшие ранее первый и второй дома. В деревне сохранились и заборы, изображенные с левой стороны картины, а за ними и сейчас стоят развесистые тополя, выросшие на месте старых, срезанных 35 лет назад, сохранились там и потомки ив и берез, изображенных Левитаном, и широкие поля с лесом на горизонте.
Костерёвские художники нашли цветную репродукцию этой картины, по которой ими будет создана копия масляными красками для показа ее на стендах местного народного музея вместе с другими копиями картин великого художника, созданных в их родной местности.
Евгений СОЛОВЬЕВ, наш нештатный корреспондент» (газета «Вперед», 19 сентября 1964 г.).

Улица им. Левитана в гор. Владимире

Улица послевоенной застройки в северо-западном Ленинском районе города, между улицами им. Балакирева и им. Лакина. Улица названа именем известного русского художника передвижника Исаака Ильича Левитана по решению исполкома Владимирского горсовета № 1228 от 5 июня 1957 г.
Административные районы гор. Владимира
Музеи Владимирской области
Категория: Музеи Владимирской области | Добавил: Николай (29.09.2017)
Просмотров: 3996 | Теги: Петушинский район, Музеи | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru