Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
26.02.2024
17:40
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [161]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [113]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Промышленность

Владимирский хлебозавод

Владимирский хлебозавод

Владимирская ремесленная управа считала датой своего основания 1828 год. В 1847 году учредили новый девятый булочный цех…
Владимирская Контора „Хлебопродукт" начала свое существование с 1-го октября 1922 года.


Владимирский хлебокомбинат ведет свою историю с 18 октября 1929 года. Социалистическая индустриализация, начавшаяся в 1925 году, остро поставила вопрос о снабжении хлебом растущего рабочего класса. Город Владимир был центром Владимирской губернии, увеличивающееся население города остро нуждалось в хлебе. Кустарная выпечка хлеба не удовлетворяет спрос, поэтому было принято решение о строительстве хлебозавода.
«Нужен хлебозавод. За последнее время в городе наблюдаются частые случаи выпечки недоброкачественного хлеба, совершенно негодного для еды. Нередки также случаи, когда хлеб выходит из выпечки полусырым. По мнению губотдела пищевиков, все это является результатом отсутствия в городе механизированных хлебопекарен. Хлеб в городе до сих пор еще приготовляется кустарным способом. Большинство городских хлебопекарен плохо приспособлено для печения. Отсюда в свою очередь получается, что заболеваемость среди хлебопеков города достигает 50 проц.
В городе уже давно пора открыть хлебозавод. База для работы завода найдется безусловно достаточной.
После концентрации всего хлебопечения в одном заводе, качество хлеба несомненно значительно улучшится.
Вопросом постройки завода должны серьезно заняться губисполком, губвнуторг и горпо.
Вместе с постройкой завода, уменьшилось бы и количество жилой площади, занимаемой в настоящее время хлебопекарями» («Призыв», 18 июня 1926).
«Владимиру нужен хлебозавод. Еще в прошлом году был поднят вопрос о постройке во Владимире хлебного завода. Тогда же при губкооперативе была создана специальная комиссия, которая наметила ряд основных мероприятий.
Завод предполагалось оборудовать в помещении, занятом сейчас автогаражем (около Васильевских казарм). Были составлены проект и смета постройки. Производительность завода намечалась в 1500 пудов хлеба в день. По смете на одно только оборудование завода требовалось 100000 р. Из-за отсутствия же достаточных свободных средств, постройка завода была отложена.
За последнее время, в связи с непрерывным увеличением спроса на печеный хлеб, а также наблюдающимися перебоями в снабжении хлебом, вопрос о постройке хлебозавода снова поставлен на обсуждение.
Не так давно вопрос этот обсуждался в губисполкоме. Губисполком признал необходимой постройку хлебозавода во Владимире и предложил ЦРК проработать этот вопрос совместно с губпланом.
При условии благоприятного разрешения вопроса, постройка хлебозавода должна начаться с предстоящего строительного сезона. Правлением ЦРК уже предприняты шаги к изысканию необходимых кредитов» («Призыв», 13 дек. 1927).
«Вопрос о постройке хлебозавода во Владимире обсуждался на-днях в президиуме губкоопсовета. Заслушав сообщение председателя ЦРК, кooпcoвет признал постройку завода целесообразной. Церабкоопу предложено в месячный срок представить полный план и финансовые соображения о постройке и, кроме того, немедленно возбудить ходатайство в центре об отпуске средств на постройку завода» («Призыв», 28 дек. 1927).


Нижегородская застава в 1835 г.:
С. Строения, принадлежащие к богоугодным заведениям Приказа общественного призрения.
D. Мост через речку Лыбедь.
2. Дом мещан Ефима и Афанасья Шавиных с принадлежностями.
3. Огород мещанина Евграфа Петрова Рукава.
4. Дом мещанина Дмитрия Щукина.

Фрагмент карты гор. Владимира, 1927 г.

Строительство хлебозавода началось весной 1928 года. Производимая к тому времени в городе кустарная выпечка хлеба не удовлетворяла спрос растущего, в связи с расширяющимся промышленным строительством, населения. Соответствующее решение о начале строительства было принято на Президиуме Горсовета. Однако, быстрого строительства предприятия не получилось. Перед городом стояли более глобальные задачи по строительству, прежде всего завода «Автоприбор» и химкомбината. К тому же определенное время потребовалось на поиск необходимых денежных средств, составление планов проектной документации. Тем не менее, в июле 1928 года окончательно определились со строительной площадкой около завода Госспирта и завезли первые 500 тысяч штук кирпича.
19 февраля 1929 г. были введены заборные карточки на хлеб. Лица 1-ой категории, к которым относились промышленные рабочие, получали 500 гр. 11 категории – служащие и дети – 400 гр. Было решено не выдавать карточки лишенцам, административно-высланным и прочим нетрудовым элементам, сюда входили бывшие служители религиозного культа. Их в г. Владимире в 1929 г. насчитывалось 560 человек.
В 1929 г. Владимирская губерния была упразднена, город становится районным и окружным центром Ивановской промышленной области. Финансирование строительства завода сократилось, поэтому строительство хлебозавода в городе взяла на себя инвалидная кооперативная артель «Коллективист», а строительным подрядчиком артель «Свободный труд». Стоимость завода составляла 350 тыс. рублей, часть из которых предоставил Центросоюз г. Москвы, остальную - кооперативы города и средства городского бюджета. Образцом для постройки хлебозавода был избран хлебокомбинат №2 г. Москвы.
Основное строительство осуществлялось в 1929 году. Президиуму Горсовета приходилось вмешиваться в работу артелей «Коллектив» и «Свободный труд», не всегда уделявших достаточное внимание обеспечению нормального строительства хлебозавода. В конечном итоге это позволило завершить стройку. Ежемесячно новый завод стал выпекать около 800 тонн хлеба, что позволяло с избытком покрывать потребности городского населения. Кроме черного хлеба завод стал выпускать стандартизированный формовочный ситный хлеб и сайки.
«Давно откладывавшийся из-за недоделок пуск в ход механизированного хлебозавода, наконец, состоялся. Завод окончательно отстроен и уже начал работать. Сейчас производятся пробные выпечки хлеба. Завод ежемесячно выпекает около 800 тонн хлеба. Потребность городского населения этим покрывается с избытком. Кроме черного хлеба, завод будет выпускать стандартизованный формовочный ситный и сайки. Хлебные пекарни ЦРК в связи с пуском завода постепенно свертываются. В ближайшие два-три дня население будет получать в кооперативных булочных злеб уже с нового завода. Пробные выпечки показали, что хлеб выходит вполне хорошего качества. Завод находится в ведении кооперации инвалидов. С Церабкоопом заключен договор на снабжение завода мукой и реализацию его продукции. Началу бесперебойной работы завода мешает недостаточная подготовленность транспортных средств. Постройка и оборудование завода стоили 340 тысяч рублей» («Призыв», 22 мая 1930).
«Около железной дороги за Нижегородской заставой, «Ивстрой» сооружает для «Союзхлеба» большой склад. Этот склад должен быть построен к 1 сентября. Однако, Ивстрой не торопится с постройкой. Пока лишь поставлены столбы и сооружены леса. На постройке много бесхозяйственности. Часты простои. Целый день стояли рабочие 17-го августа, был простой и 15-го. Доски, предназначенные для полов, пущены под леса. Вместо требуемых гвоздей присылаются другие и т. д.» («Призыв», 22 августа 1930).
«Хлебозавод обслуживает печеным хлебом весь город. Ежедневно выпекается около 24 тысяч килограмм. Производственное задание ударного квартала заводом было выполнено на 103 проц. В начале января рабочие завода выдвинули свой встречный план, который увеличивает ежедневный выпуск готовой продукции на 500 килограмм. Январский план выполнен полностью.
Но если удовлетворительно с количеством, то с качеством выпускаемого хлеба дело обстоит далеко неблагополучно. Хлеб часто получается плохой — то недопеченый, то с горелыми или отвалившимися корками. Влажность и кислотность хлеба все время колеблется.
Процент брачного хлеба администрация завода не учитывает. Администраторы даже не знают, сколько брака предусматривается планом. Учетчик выполнения промфинплана авторитетно заявил:
— Брак — это не наше дело... Если вы интересуетесь браком, то спросите в правлении артели.
На заводе есть несколько коммунистов. Партячейка находится при правлении артели инвалидов города. Секретарь партячейки на завод заглядывает редко, партсобраний почти не бывает.
Лица членов партии на хлебозаводе не чувствуется. Они не являются застрельщиками соревнования и ударничества, не являются передовыми бойцами за выполнение производственных показателей.
Профработа на заводе развернута чрезвычайно слабо. Производственные совещания устраиваются редко. Разукрупнение совещаний до сих пор не проведено. Месячник по сбору рабочих предложений не проводился.
Несколько месяцев назад завод объявил себя ударным. Четыре смены заключили между собой договоры на соревнование. Но ударности на заводе не чувствуется, рабочие относится к порученной работе с прохладцей. Администрация выработку соревнующихся не учитывает.
За последнее время участились случаи нарушения трудовой дисциплины. Мастер Данилов из-за пьянки недавно не вышел на работу, группе рабочих за хулиганство в производстве были вынесены выговоры.
Прежде чем пускать муку в переработку, ее надо отеплить. Мука на заводе обычно отепляется плохо, что влияет на качество хлеба.
Все дело в том, что ЦРК неаккуратно снабжает завод мукой. В наличии имеется всегда только на 1-2 дня муки.
Еще хуже с топливом. Недавно от железной дороги получили извещение о вагоне антрацита, но на станции вагона не оказалось.
Скверно снабжает леспромхоз дровами. За январь хотя бы, из-за топлива завод простоял 36 рабочих часов.
По некоторым магазинам и столовым хлеб развозится не на автомобилях, а на лошадях. Отношение возчиков к перевозке — безобразное. Еще не остывший хлеб в сани бросается с двухметровой высоты, брезент, на котором складывается хлеб, топчется ногами. В результате, на место хлеб прибывает мятым, с отваленными корками.
Магазины и столовые хлебом снабжаются нерегулярно.
В столовой и буфете «Пионера», хотя бы, во время обеденного перерыва хлебом, особенно белым, всех рабочих удовлетворить не удается. Еще хуже в закрытом фабричном распределителе. Вместо того, чтобы заказ исполнить своевременно, завод зачастую доставляет хлеб на другой день. Иногда хлеб не бывает по 2 дня. Рабочие утренней смены хлеб получать не успевают.
Примерно раз в полтора или два месяца выходит заводская стенгазета «Производственник». Редколлегия стенгазеты до сих пор еще не перестроила свою работу. Газета не мобилизует массы на выполнение промфинплана, не привлекает рабочих в ряды рабкоров.
Возьмем последний номер. Подписи под заметками показывают, что он написан не больше, как 2-3 авторами.
Этот номер совпал с отчетно-перевыборной кампанией советов, с составлением встречного плана, с перезаключением колдоговора. Ни об одной из этих важнейших кампаний газета даже не заикнулась. Три больших стиха и заметка (в общем, больше половины всей газеты) были посвящены песенкам... о трех парах галош, одну из которых, без ведома распределительной комиссии, присвоил директор завода.
Четвертый стих, помещенный в газете, написан по случаю разговоров о переходе хлебозавода в ведение ЦРК. Подпись под стихом — «Овод». Стих начинается так:
Спи мой милый церабкопик,
Баюшки баю.
Брось мечтать ты о заводе,
Баюшки баю.
Дальше автор стихотворения рассказывает о том, как горсовет и профсовет выносят резолюции по поводу передачи завода правлению ЦРК, советует им на завод не протягивать свои руки, иначе мы их отобьем (!?)
В заключение говорится:
Инвалиды всем предносят
На подносе шиш,
Не умели коль построить —
От завода киш.
Приведенные строки говорят о полной литературной безграмотности «Овода». Но этого еще мало. За своими строчками «Овод» прячет махровый оппортунизм. Он недоволен передачей завода в распоряжение ЦРК, он сеет это недовольство в рабочую массу.
Занимаясь песенками о галошах, предъявляя какие-то «киши» горсовету и профсовету, стенгазета играет на руку отсталым настроениям части рабочих» («Призыв», 20 февраля 1931).
«Расширение хлебозавода
Владимирский хлебозавод нуждается в расширении. Увеличение городского населения приводит к тому, что уже сейчас хлебозавод удовлетворяет потребность города в хлебе не более, чем на 75 проц. Остальное количество хлеба приходится снова выпевать кустарным способом.
В связи с этим, правление артели «Коллектив» решило дооборудовать завод, установив там еще 2 новых печи и одну тестомесилку. Фундаменты для них уже приготовлены. Расширение обойдется в 35000 рублей. В счет этой суммы уже получены из облкооминсоюза 25000 руб.
Работы по расширению завода будут закончены к осени. Ежедневная продукция завода после расширения увеличится на 36 тонн печеного хлеба» («Призыв», 14 января 1931).
«Месяц назад здравотделом был прислан на хлебозавод врач для организации здравячейки. Бюро ячейки врач создал, обещал развернуть работу, читать лекции, проводить беседы и г. д. Но все это осталось словами. Больше рабочие не видели этого врача» («Призыв», 28 апреля 1931).
«В мучных складах хлебозавода — летнем и зимнем, лежат горы мешков с мукой. На полу здесь и там встречаются окурки, бумажки и прочий помет. В зимнем складе — запах сырости, в углах на стенах плесень.
Говорят: — «Хлебозавод построен на болотистом месте, а потому сырость неизбежна». Но мука, как известно, должна храниться в сухом помещении.
Есть грызуны в складах. Меры приняты к устранению их, сделана заявка на станцию защиты от вредителей, уплачены деньги, но ответа оттуда нет до сих пор.
В тестомесильном зале, где должна быть идеальная чистота, стоят дежи с тестом, а над ним вьется масса мух и своими грязными лапками бродят по тесту. Рядом с тестомесилкой стоит деж с хлебом, предназначенным к переработке, он так залеплен мухами, что трудно отличить, где мухи, где корки хлеба — сплошь черная масса.
Тесто не покрывают, оправдываясь тем, что «московские хлебопекарни никаких сеток не имеют и тесто не покрывают».
Для окон сетки имеются, но находятся не там, где им надлежит быть; некоторые из них в углу у стены, иные между рамами закрытых окон. Окна грязные, на подоконниках грязно, валяются окурки, корки хлеба, погибшие мухи, висит паутина.
В пекарном зале — картина та же — грязные окна, окурки и т. д.
В экспедиции — на окнах грязно, пыльно, окурки, спички, мухи и паутина, на полках, где хранится хлеб — пыльно. Стены украшены плесенью — показатель сырости.
В столовой, где рабочие пьют чай, тоже чистоты не видать. На стенах беспорядочно висят рваные плакаты.
В красном уголке лежит в углу связанная литература, плакаты висят оборванные, а некоторые — просто воткнуты за шкафы, видимо ими некому интересоваться.
На заводе имеется здравячейка, а работа по проведению санитарного минимума не проводится. «В смене у нас имеется одна уборщица и одна смазчица форм, поэтому нет возможности содержать в чистоте предприятие» — дает объяснение администрация.
Хлебозавод должен быть показательным предприятием. Чтобы добиться этого, надо устранить отмеченные недостатки. А устранить их очень легко.
Бригада: Ромашкевич, Кальнина, Лебедева» («Призыв», 8 сентября 1931).

В 1932 г. был образован наркомат легкой промышленности, в состав которого вошла и пищевая промышленность.
«На хлебозаводе началась подготовка к третьей районной партконференции. Ведется работа по созданию новых ударных бригад по дальнейшему развертыванию соцсоревнования. Развернута работа по переходу на хозрасчет. Для этой работы выделена бригада из лучших ударников.
Из 28 рабочих кондитерского производства 12 лучшим ударникам на-днях выданы ударные карточки. В ленинские дни они будут премированы.
На последнем собрании рабочих завода принят встречный план четвертому, завершающему году пятилетки» («Призыв», 10 января 1932).
«Артель «Коллектив» будет расширять имеющийся у нее хлебозавод и построит завод фруктовых вод. На эту цель отпускается 175000 руб.» («Призыв», 5 февраля 1932).
«На владимирском хлебозаводе больше четырех месяцев существуют посменные ударные бригады пекарей, но администрация завода не хочет озаботиться о переводе их на хозрасчет.
— У нас производственный план заводом выполняется и перевыполняется, а раз это так, то не к чему и переводить на хозрасчет отдельные бригады — так думают хозяйственники и партийно-профессиональные работники завода.
В основу заключения договоров по соцсоревнованию между бригадами было положено фактическое выполнение плана. Например, по плану каждая смена должна дать восемь тысяч килограмм выпеченного хлеба, а в действительности давала 8250 килограмм. При заключении договоров бригады вызывали друг друга на выполнение только этой цифры, а не исходили из того, чтобы еще увеличить это перевыполнение плана.
Рабочие завода даже не знают, а что такое бригадный хозрасчет и для чего он нужен. Кто в этом виноват? Вина здесь администрации, но виновата и партийная и профессиональная организации, обслуживающие завод, так как они являются ответственными за работу завода» («Призыв», 3 апреля 1932).
«Хлебозавод еще с 1 мая перешел на семичасовой рабочий день, но семь часов работают только механический цех, транспорт и контора. Остальные цеха работают восемь и больше часов» («Призыв», 15 августа 1932).
«Рабочие хлебозавода и артели кондитерского и квасного производства решили в своей работе применить методы «сталинского займа». На общем собрании оба коллектива избрали тиражные комиссии.
Рабочие первой и второй смен хлебозавода взяли на себя обязательство по займу: своевременно доставлять хлебопродукты и вызвали торгующие организации (горПО, ГОРТ, ЗРК и др.) наладить своевременное снабжение завода мукой, ликвидировать «хлебные очереди» и своевременно давать заводу заявки на хлеб.
Рабочие кондитерского и квасного производства взяли на себя обязательство организовать при кондитерской столовую. Столовая сейчас организована и приступила к работе» («Призыв», 26 сентября 1932).
«Мощность владимирского хлебозавода до последнего времени были очень слаба. Имея всего только три печи, он был в состояние удовлетворять лишь 50 проц. потребности городского населения в печеном хлебе.
В связи со всем этим, артель «Коллектив» еще весной поставила вопрос о расширении завода. Тогда же весной в Москве были заказаны печное оборудование и агрегаты. Сейчас все это завезено на завод и с 15 октября бригада печников, прибывшая из Москвы, приступила к работе по установке на хлебозаводе еще двух печей. Таким образом, мощность завода будет увеличена почти вдвое.
Но по подсчетам работы продолжатся 40 дней и только 1 декабря новые печи дадут уже первую продукцию.
Ощущается недостаток цемента, листового железа, асбеста и рельс.
В будущем году намечено расширение эксплуатации завода и склада муки. А в 1934 году предполагается число печей довести до 8, путем надстройки второго этажа на имеющееся здание» («Призыв», 22 октября 1932).
«Для организации государственных закупок хлеба создается специальная контора — Закупхлеб. Заведующая ее, по совместительству, утвержден тов. Постнов — зав. конторой Заготзерно. Новая организация чрезвычайно медленно развертывает работу. Тов. Постнов еще 30 января получил из области директиву о развертывании закупок хлеба. Эту директиву он мариновал целых четыре дня, ничего не сделал. В результате, сильно задержалась организационная работа по закупкам» («Призыв», 7 февраля 1933).
«На прилавке лежит буханка. Верхняя корка у нее черная-причерная. Корка отстала и живет своей отдельной от буханки жизнью. Это продукция нашего хлебозавода.
Покупатель негодует, покупатель отказывается получать брак. Продавец уверяет, что хлеб замечательный, только «слегка подгорел».
— А потом, что вы с меня спрашиваете? Хлебозавод печет, а не я. С хлебозавода и спрашивайте.
Спрашивать с хлебозавода!? Не пустое ли это дело?
Хотя попробуем.
Начнем с его руководителя — директора тов. Андреева. Вот он стоит перед нами спокойный и невозмутимый.
— Говорите, корка горелая? Ну и что-ж из того? Некоторые даже уважают горелую.
— Но позвольте...
— Что «позвольте»? Вы, уважаемый, столько же смыслите в массовом хлебопечении, сколько, извините, коза в астрономии. При выпечке 115 — 120 буханок хлеб временами будет сырой, временами горелый и никогда не будет без брака.
Слова у Андреева не расходятся с делом: брак на хлебозаводе считается вполне обычным, законным явлением.
Когда, например, 9 июня в 6 часов утра мастер Антропов сжег корку у 88 буханок, звенпарторг Шмырев так объяснил этот брак:
— Очень просто, не досмотрели и только. О чем шум поднимать?
Брак вошел в систему.
11 июня в продожении суток хлебозавод выпекал кислый хлеб.
В лавках происходил скандал за скандалом. Рабочие отказывались брать этот мало съедобный продукт, который только по внешнему виду напоминал хлеб.
В чем же дело? Оказывается на хлебозаводе прокисла закваска. Лаборантка Солдатова проглядела.
— Я не проглядела,— оправдывается Солдатова,— я не обязана следить за закваской. Мое дело фиксировать качество готовой продукции и докладывать начальству.
Что это глупость или вредительство? Вместо того, чтобы предупреждать брак его спокойно «фиксируют», портят сотни тонн муки.
— Вы не расстраивайтесь,— успокаивает Солдатова.— Сегодня был плохой хлеб, зато завтра выпечем хороший.
На хлебозаводе есть мастер Кузьмин. Он работает без брака, у него хлеб в меру пропечен, не сырой, но и не горелый.
— Ну, знаете, это случайность, — иронически улыбается, Андреев.
Называть случайностью высокое качество работы, умышленно не изучать опыт лучшего мастера, а проповедывать «неизбежность» брака — какие факты нужны еще для характеристики директора Андреева.
— Мы не раз постановляли,— заявляет председатель производственных совещаний Балакин,— о том, как уничтожить неполадки в работе завода, но наши решения, администраций упорно не проводит в жизнь.
На заводе расхлябанность. Что ни день, что ни шаг — упущения. Одни крупнее, другие мельче, но все в одинаковой мере влияющие на производство.
Веять хотя бы такое несложное дело: покрышки для чанов, где приуготовляется тесто. Чего, казалось, бы проще изготовить эти покрышки. Однако день проходит за днем, неделя за неделей, а покрышек все нет.
— Это дело завхоза,— говорит парторг Воронцов.
Завхоз же оправдывается, что материала не может найти.
И чаны стоят непокрытые. Мухи свободно разгуливают по тесту.
Еще один факт. В ночь на 11 июня лопнула труба. Вода быстро стала заполнять помещение. Кругом топки образовалось целое озеро.
Вместо того, чтобы немедленно же произвести ремонт повреждения тexнopyк Воронин ограничился только тем, что поставил ведра.
Вообще, надо сказать, Воронин слабоват насчет технического надзора. Зато силен по другой части. Любит, грешный человек, изделиями госспирта побаловаться.
6 июня вечером решил Воронин отдохнуть на лоне природы. Пригласил зав. столовой Голованова и зав. пожарной охраной Арефьева. Запаслись положенным количеством поллитровок и так «зарядились», что Воронин едва-едва до квартиры Голованова добрался, а на следующий день на работу даже не смог выйти.
Проходя по владимирским улицам, можно, часто наблюдать такую картину. Около лавки стоит толпа. Чего то ждет. То и дело на середину мостовой выходит то один, то другой из ожидающих. Они прикладывают ладонь козырьком над глазами и безнадежно смотрят вдаль.
Так продолжается час-полтора-два.
Это ждут подводы с хлебом.
— Едет, едет! — восклицает один из наблюдающих и толпа опрометью бросается в лавку и строится в очередь.
И так чуть не каждый день. Сколько теряется времени, сколько проклятий сыплется на голову хлебозавода:
Но все остается прежним. Вес остается по-прежнему, даже после решения райпартактива, в котором было предложено фракции горсовета и райснабу упорядочить подвоз хлеба к магазинам и ликвидировать очереди.
Тов. Богданова из горсовета и тов. Тарасов из райснаба, вы быть может краешком уха слышали про это решение?
Говорите, слышали, почему же не выполняете?
Почешу сотни рабочих и служащих фабрики «Пионер» и других организаций продолжают стоять в очередях за хлебом.
Почему?
Почему ни дирекция хлебозавода, ни райснаб, ни горсовет не обращают внимания на неоднократные сигналы «Призыва» о безобразном качестве выпекаемого хлеба, об очередях за ним?
До каких пор будет продолжаться этот «заговор молчания»?» («Призыв», 26 июня 1933).
25 марта 1934 г. горсовет принял решение о передаче хлебозавода из кооперации в государственную систему хлебопечения.
«Романова — член горсовета, директор хлебозавода, бывший работник здравотдела. В общем — человек как будто культурный. А как она культивирует свою квартиру?
Бригада горсовета проверила квартиру Романовой. Обнаружено: кухня, в которой приготовляют пищу, находится в антисанитарном состоянии, всюду пыль, тенета, печь развалилась и требует ремонта. На кухне — поросенок. Одним словом свинарник в масштабе индивидуального хозяйства Романовой.
Надо оштрафовать Романову, чтобы другим неповадно было.
Бригада: Соловьева и Хван» («Призыв», 10 июня 1934).
«На ремонт хлебозавода отпущено 6000 рублей. Ремонт начался с мая и продолжается до сих пор. Ремонт печей произведен плохо. Ремонт водогрейных котлов тоже. Пришлось вновь переделывать.
Директор Романова распорядилась окрасить фасад завода в белый цвет. Окрасили. Через несколько время белый цвет не понравился, перекрасили в розовый. И этот цвет не понравился. Романова решила в третий раз перекрасить уже в красный цвет.
Такая же чехарда с окраской изгороди. Сначала покрасили в серый цвет, оказался марким. Переделали в темный — тоже не понравилось. Покрасили в красный цвет масляной краской, но неудачно. И после пятикратной перекраски вновь прошпаклевали и теперь красят в голубой цвет.
На все это расходуется много средств и в то время, когда оборудование завода приходит в негодность, требует капитального ремонта» («Призыв», 16 июля 1934).
14 июля 1934 г. нарком снабжения СССР А.И. Микоян дал телеграмму Владимирскому исполкому, в которой говорилось, что город включен в список городов свободной продажи хлеба (коммерческий хлеб) и обязал местные органы власти немедленно приступить к увеличению числа магазинов, продающих коммерческий хлеб. Цена ржаного хлеба была установлена в 2 руб. за 1 кг., тогда как по карточкам его цена была 25 копеек за 1 кг. Это сделано потому, чтобы показать привилегированное положение рабочих перед другими группами населения.
«Хлебозавод шефствует над колхозом «Ударник» (Второвский сельсовет). Представителей шефа колхозники не видели с весны.
Ждем шефа на поля!
Егоров А.И.» («Призыв», 30 июля 1934).
«Комсомольцы хлебозавода отчислили полдневный заработок на постройку ангара для агитсамолета «М. Горький». Комсомольцы начали сбор средств на ангар среди рабочих завода и артели «Коллектив» («Призыв», 30 июля 1934).
«Сделать хлебозавод образцовым по чистоте
В декабре прошлого года Центральный комитет партии принял специальное решение о работе пищевой промышленности. В мае обком партии своим решением напомнил предприятиям пищевой промышленности о включении во всесоюзный смотр выполнения решений ЦК. Такое большое внимание партии предприятиям пищевой промышленности вызывалось необходимостью улучшить их работу и в первую очередь изжить бескультурье и антисанитарию.
Все эти решения партии мало расшевелили руководство нашего хлебозавода. Директор завода Романова и секретарь парткома Сорокин отнеслись к этому делу формально.
В конце мая обсудили постановление обкома о включении в конкурс на общем собрании, выбрали штаб, но плана проведение конкурса не составили. Штаб совершенно бездействовал и фактически ничего по борьбе за чистоту на хлебозаводе не сделано.
Территория двора хлебозавода в самом антисанитарном состоянии, регулярной уборки не производится, всюду мусор, отбросы и т. д. Метрах в тридцати от помещения, где готовится, выпекается и хранится хлеб, расположена конюшня и свинарник. Навоз из конюшни складывается тут же около завода. Навоз не вывозится все лето и его скопилось больше 50 возов. Несмотря на осень, над этой кучей навоза тучи мух, они попадают и в производственное помещение. Помойная яма открыта, хлорирование не производится. С апреля на хлорирование израсходовано всего лишь 3 кил. извести, тогда как на такую территорию надо было израсходовать не менее полутора центнеров.
При постройке завода было выделено специальное помещение для санобработки работающих в заводе. Теперь часть этого помещения занята кухней и кладовой. Верхнее платье рабочих и санитарная одежда хранится в одних и тех же грязных шкафчиках. В помещении кухни, столовой и раздевалок много тараканов, всюду грязь, тенета.
Запасы муки хранятся без стелажей, прямо на полу. Количество полок для готового хлеба недостаточно и часть готовой продукции, около 5 тонн, размещена непосредственно на полу с подстилкой мешков сомнительной чистоты.
Хлеб отпускается в грязную тару. Например, фургон Заводстроя без крышки, шосстройучасток за хлебом прислал машину совершенно без тары и экспедитор Савельев на это не обращает внимания. Свои фургоны тоже не исправны, без полок, хлеб в них возится навалом в пять рядов. Строятся новые фургоны, но они спроектированы с теми же недостатками.
Личная гигиена работников завода далеко не на должной высоте. Например, мыло для мытья рук рабочим не дается. Рабочий Дмитриев и другие заявляют, что в течение года мыло дали один раз, на 16 человек кусок. Вместо полотенца у умывальника грязная тряпка.
Общественно-санитарных инспекторов не имеется. Сантехучебой работающие не охвачены, экзамена по сантехминимуму не сдавали.
Для устранения антисанитарии на хлебозаводе необходимо провести генеральную уборку территории двора, подсобных и производственных помещений и в дальнейшем уборку вести регулярно.
Конюшню и свинарник совершенно вывести со двора. Кухню и столовую оставлять в помещении завода дальше нельзя, они являются основными питомниками тараканов.
Перед артелью инвалидов «Коллектив», в ведении которой находится завод, должен быть поставлен вопрос о коренном и решительном улучшении санитарного состояния хлебозавода.
Бригада «Празыва» — Иванов, Тихонов, Хрустина» («Призыв», 27 сентября 1934).
В ноябре 1934 года Пленум ЦК ВКП (б) принял постановление «Об отмене карточной системы на хлеб и на некоторые другие продукты». Была отменена карточная система снабжения хлебом, мукой, крупой; отменены все виды продажных розничных цен и введены единые розничные государственные цены. Также был отменен существующий порядок нормированного отпуска хлеба сдатчиками сельхозпродукции, и устанавливалось, что продажа печеного хлеба должна проводиться, как через сеть государственных, так и частных хлебных магазинов.
«Справятся-ли городские пекарни с выпечкой необходимого количества хлеба?
Хлебозавод вырабатывает 1350 тонн хлеба и имеющиеся поварни — 347 тонн в месяц. Кроме того, имеются законсервированные пекарни, общей мощностью в 300 тонн в месяц. Этого количества пекарен, по примерным расчетам, вполне хватит для удовлетворения спроса на хлеб в количественном отношении. Но в качественном отношении дело хуже: кустарные пекарни не могут дать хлеб высокого качества и достаточно широкого ассортимента. На очереди стоит вопрос о расширении хлебозавода.
Хлебозавод имеет две машины и пять лошадей, кроме того прикреплено четыре лошади артели имени Буденного. При двухсменной работе машин, всего этого транспорта едва-едва хватит для развозки хлеба. Но малейшая поломка одной хотя бы машины сразу же вызовет перебои в снабжении магазинов хлебом. Нужен резерв. Райвнуторг возбудил вопрос об отпуске хлебозаводу еще двух машин» («Призыв», 2 декабря 1934).
«Две печи на хлебозаводе приспособлены под дровяное топливо. Дров же на заводе — ни полена. Нет и денег. Деньги можно достать под будующую продукцию, но для этого надо заключить договоры с потребителями хлеба. Но до сих пор еще не установлено, с кем хлебозавод должен заключать договоры — с трестом ли хлебепечения, или непосредственно с торгующими организациями» («Призыв», 15 декабря 1934).





Владимирский хлебозавод. Внутренний вид цеха. 1930-е гг.

С 1 января 1935 года в Советском Союзе открылась свободная торговля хлебом. Во Владимире 51 магазин распахнул свои двери для покупателей хлеба. Ассортимент: хлеб черный, хлеб пеклеванный, хлеб белый и батоны. Ржаной хлеб запрещалось продавать раньше 4 часов и позже 36 часов после его выпечки. Хлеб пшеничный, соответственно, не раньше трех часов и не позже 24.
Рабочие хлебозавода взяли на себя обязательства полностью обеспечить город черным хлебом высокого качества и с ними справились. Работая на полную мощность, завод удовлетворял потребности Владимирцев в хлебе.
«В городе имеется вполне достаточная база хлебопечения, располагающая суточной производственной мощностью в размере 75-78 тонн и вырабатывающая до 35 сортов печеного хлеба и хлебобулочных изделий. По состоянию на 10-е сентября 1936 г. она по организациям распределяется так:
1. Хлебозавод и его пекарня – 52,5 тонн.
2. Пекарни Треста хлебопечения – 17,5 тонн.
3. Пекарни Трансторга – 2,5 тонн.
4. Пекарни Горторга – 5,5 тонн.
Вместе с этим Трестом хлебопечения и Трансторгом вырабатывается ежедневно пирожного в количестве 1500-2000 штук и в 1936 г. оборудуется для выпечки пирожного, тортов, кексов и т.д. специальная кондитерская от Ярославской кондитерской фабрики.
Вопрос о передаче хлебозавода в систему Треста хлебопечения Горсоветом поставлен перед Облисполкомом. Качество хлебо-продуктов поставлено неудовлетворительно. Хлебо-продукты очень часто поступают в продажу низкого качества» (Отчет Владимирского городского совета Ивановской области о выполнении наказа избирателей за 1935-36 гг.).
Советско-финская война 1939-1940 гг. вызвала необходимость переключения продукции заводов на выпечку сухарей для Красной армии. Это сузило снабжение населения хлебом. Очереди за хлебом стали повседневной реальностью жизни горожан.

«Много желает лучшего работа лаборатория хлебозаводов. Она слабо борется за качество и вот почему зачастую заводы хлебоуправления выпускают хлеб с повышенной кислотностью, закалом, сырой» («Призыв», 8 февраля 1941).
«Курительная комната или контора?
Есть еще немало у нас в городе руководителей, которые о культурном виде своего учреждения думают меньше всего. К таким относятся, в частности, руководители конторы Хлебокомбината.
Посетителя, пришедшего в контору, прежде всего поражают густые облака табачного дыма, среди которых не видно даже сидящих сотрудников. Курят почти все и много. Так и кажется, что здесь курительная комната, а не контора предприятия.
Все углы, полки, шкафы, столы сотрудников завалены толстыми папками со старыми документами. Папки покрыты толстым слоем пыли.
Пора директору Хлебокомбината т. Жевакину сделать выводы из доклада тов. Маленкова и навести порядок в конторе. Ведь по чистоте в конторе можно судить и о чистоте на самих заводах.
И. Воробьев» («Призыв», 14 июня 1941).
22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. Вновь была введена карточная система в СССР. Она была отменена только в 1947 г.
За плохую светомаскировку: «С директора хлебозавода — Логинова И.И. взыскать штраф в размере 300 рублей» («Призыв», 9 августа 1941).
В начале ВОВ в городе ощущалась нехватка печеного хлеба. Наряду с пекарней треста хлебопечения, располагавшейся в доме 2 по ул. Красномилицейской (Девической) Городской комитет обороны постановил 31 октября 1941 г. построить в срок с 2 по 15 ноября три резервных земляных хлебопекарни в районе стадиона у Зачатьевского вала, у Троицкого вала и по ул. Комсомольской около детсада им. Крупской. Мукой город снабжал мельзавод №5 Ярославского мукомольного треста, построенный в 1935 году на улице Спиртовка (д. 1, 1а и 2) за линией железной дороги у самих путей, а также небольшая Ямская мельница.
Продовольственный кризис вызвал необходимость расширения сельскохозяйственного производства и материальной базы. В начале 1942 г. при мелькомбинате № 1 начали строить макаронную фабрику, которая была сдана в эксплуатацию в марте 1942 г. См. Жизнеобеспечение владимирцев в годы Великой Отечественной войны.

Труженики хлебокомбината, как и весь народ, стали перестраивать свою работу на военный лад. Коллектив хлебозавода с первых дней войны испытывал большие трудности в своей работе: не хватало основных производственных средств, сырья, по технологическим причинам затруднялся производственный процесс. Но и в этих условиях, заводчане трудились с полной отдачей, стремясь сокращать количество брака и преодолевать трудности с доставкой продукции, чтобы не оставить жителей и красноармейцев без хлеба. Перед коллективом была поставлена задача подняться с 43-го места среди заводов пищевой отрасли на первые места. Коллектив хлебокомбината с честью выдержал важнейшие испытания Великой Отечественной войны: труженики предприятия своим самоотверженным трудом внесли вклад в Великую Победу над фашизмом. Работники комбината собрали деньги для формирования батальона народного ополчения, участвовали в строительстве оборонительных сооружений под Москвой, вступали в доноры и сдавали кровь для раненых красноармейцев. Ряд рабочих хлебозавода вошли в состав лыжного лыжного отряда, вошедшего в состав Красной Армии. В период битвы под Москвой комбинат встал на стахановскую вахту и выполнял задание по производству хлеба и сухарей для Красной армии на 120-130%.
«Бывшие руководители Владимирского хлебокомбината — директор Логинов и его заместитель Захаров, — игнорируя правительственные постановления, продолжительное время, разбазаривали хлеб.
С февраля по ноябрь прошлого года ими незаконно было отпущено разным лицам и организациям 32.025 кг. хлеба, 5.700 кг. сухарей, 34.298 кг. мучных отходов.
Выездная сессия Ивановского облсуда на-днях разбирала это дело. Логинов приговорен к 4 годам лишения свободы и Захаров — двум годам» («Призыв», 27 марта 1943).
«Наладить работу хлебокомбината
Неудовлетворительная работа хлебокомбината общеизвестна. Торговая комиссия горисполкома поставила целью выяснить причины. На состоявшемся заседании был заслушан доклад тов. Михневич — зам. директора хлебокомбината — «О состоянии работы хлебозавода № 1 и о снабжении населения хлебом». Как всегда, т. Михневич ссылался на трудности даже по таким мелочам, как недостаток весов, они на заводе одни, скопление подвод до 12 одновременно и другие причины.
В работе хлебозавода вскрыт целый ряд недостатков и антисанитарии. Спецодежда не оправдывает своего назначения, в большинстве грязная, спецобуви нет. Оборудование промывается плохо. Отмечена постоянная задержка с отгрузкой хлеба с завода. А иногда, из-за несогласованности, подвода, простояв час и более, уезжает ни с чем. На заводе отсутствует запас топлива, не создано суточного запаса хлеба, недостает форм для выпечки хлеба. Выпекаемая хлебозаводом №1 коврижка не удовлетворяет потребителя вкусовыми качествами. Видимо, выпуск коврижки удовлетворяет только администрацию завода в коммерческом отношении. Потребитель ждет качественного хлеба, бесперебойного снабжения им.
Комиссия вынесла решение в декабре созвать совещание с проверкой исполнения намеченных предложений.
Пора положить конец безобразиям,— это голос общественности и всего населения города.
Депутат горсовета Е. Тюгова» («Призыв», 27 октября 1943).
«Победа коллектива хлебокомбината. Коллектив Владимирского хлебокомбината (директор тов. Корокин) добился крупной производственной победы. Во Всесоюзном социалистическом соревновании за ноябрь он занял третье место по своему наркомату. Ему присуждена третья премия. Ноябрьский план комбинатом по валовому выпуску продукции был перевыполнен. Производительность труда рабочих достигла 146 проц. к норме. Рабочих, не выполняющих норм, нет» («Призыв», 16 декабря 1943).
«Хлебокомбинату—собственную топливную базу
Владимирский хлебокомбинат работает на дровяном топливе. Дрова находятся далеко, транспорт недостаточен. В результате бывают перебои в работе комбината из-за топлива.
Настоятельно встает вопрос о переводе комбината на торфяное топливо, о создании собственной торфяной топливной базы.
Комбинат нашел такую базу. Это — торфболото в урочище «Подгорное», всего в 6 километрах от города. В райисполком была подана заявка о передаче болота комбинату. Но председатель райисполкома тов. Графский местнически подошел к делу и, вместо содействия, не нашел ничего лучшего, как рекомендовать... обратиться за согласием колхозников.
Общее собрание колхозников Кусуновской артели отказало в просьбе комбината, мотивируя, что болото, якобы, является кормовой базой колхоза.
В действительности дело обстоит не так. Болото было исследовано и еще в году 1929 году занесено в торфяные фонды Ивановской области. Оно имеет 470 тысяч тонн торфа хорошего качества. Его растительный покров — мелкий лес, кустарник. Сенокос отсутствует. Для колхоза никакой ценности, как кормовая база, не представляет.
Все это хорошо известно райисполкому. Но тов. Графский с решением колхоза согласился, отказавшись даже рассматривать заявку комбината. Он сослался на то, что болото передано в вечное пользование колхоза. Объяснение это по меньшей мере несерьезно.
Право разработки богатств, находящихся в недрах земли, осталось за государством и никому не передавалось.
Хлебозаводы города в текущем году расширяются. Бесперебойное снабжение трудящихся Владимира хлебом, особенно в дни войны, имеет чрезвычайно важное значение. Собственная торфяная топливная база вблизи города создаст все условия для нормальной работы заводов.
А. Каинов, инженер треста «Росглавхлеб».
ОТ РЕДАКЦИИ. Вопрос, поднятый инженером Канновым, имеет большое значение для города и редакция надеется, что горисполком и райисполком совместно разрешат его в самое ближайшее время.
Расширение хлебозавода. На Владимирском хлебозаводe № 1 начинаются работы по peконструкции и восстановлению печи, которая была законсервирована и не работала длительный срок. Реконструкцию завода предполагается закончить в первых числах мая. Печь будет сооружена с железным каркасом, что обеспечит прочность ее и выпечку хорошего качества хлеба.
Производительность завода после реконструкции — 40 тонн хлеба в сутки, почти в два раза больше, чем завод дает сейчас» («Призыв», 13 апреля 1944).
В послевоенные годы, в условиях роста населения города (строительство тракторного завода и других предприятий), владимирские хлебопеки неустанно трудились над увеличением выпечки хлеба. Проектная мощность предприятия составляла 35 тонн в сутки, выпекалось – 75-80 тонн. Предстояло довести выпуск продукции до 130-140 тонн. С этой целью осуществлялась постоянная модернизация оборудования, в первую очередь печей.
К 1947 году нормы выработки на заводе составили 110%. В 1950 году на предприятии работали 33 стахановца. А лучшая смена добилась нормы выработки в 145%. В это же время на предприятии была введена сначала бригадная, а затем индивидуальная сдельщина.
1964-1982 гг. – директором Владимирского хлебокомбината был Фирсов Анатолий Фёдорович (1919–1993).
В 60-е годы комбинат состоял из двух заводов, которые выпускали разнообразную продукцию. К примеру, только ассортимент завода № 1 насчитывал шестнадцать наименований хлебных изделий высших сортов. Все они пользовались повышенным спросом населения, особенно булки «Подмосковная» и «Московская». 60-е годы были отмечены на комбинате акцентированием на высокое качество выпускаемой продукции. На каждый вид изделия составлялась карта технического уровня, который должен был соответствовать лучшим отраслевым образцам.
В конце 70-х комбинат объединял уже 3 хлебозавода и макаронную фабрику, вырабатывавших почти сорок видов хлебобулочных изделий, шесть бараночных, тридцать шесть кондитерских и тридцать видов макаронных изделий. Девиз социалистического соревнования в середине 70-х: «Дать продукции больше, лучшего качества, с меньшими затратами. Он выполнялся за счет внедрения достижений научно-технического процесса, улучшения технологии производства и организации труда. На предприятии ежегодно расширялся ассортимент хлебобулочных и кондитерских изделий, проводилась реконструкция цехов, внедрялась комплексная система управления качеством продукции.
В 80-е годы комбинат объединял уже 4 предприятия: 3 хлебозавода и макаронную фабрику. Хлебозавод № 1 вырабатывал в сутки 17-20 тонн мелкоштучных булочных изделий; хлебозавод №2 - до 10 тонн формового хлеба; хлебозавод №4 - до 23 тонн булочных изделий, 3 тонны кондитерских и 2,6 тонны бараночных изделий; макаронная фабрика – 19 тонн макаронных изделий.
В 1977-1993 гг. – директором хлебозавода №2 был Константин Иванович Борисов. В память о нём открыта мемориальная доска.


Мемориальная доска из черного гранита установлена на здании ОАО «Владимирский хлебокомбинат» по инициативе его руководства. «1977 - 1996. В память директору, Человеку Борисову Константину Ивановичу, внесшему огромный вклад в основание хлебокомбината».

Борисов Константин Иванович (20.1.1935, д. Ново-Полхово ныне Судогодского р-на Владимирской обл. - 29.1.1996, г. Владимир) - генеральный директор ОАО «Владимирский хлебокомбинат». Окончив в 1954 г. Муромцевский лесотехнический техникум, в 1954-1962 гг. работал на промышленных предприятиях области. С 1963 г. - в хлебопекарной промышленности. В 1963 г. начал работать электриком на Владимирском хлебозаводе №4. В 1977 г. был переведен на хлебозавод №2. В 1977-1993 гг. - директор этого хлебозавода. В 1993-1996 гг. - генеральный директор Открытого акционерного общества «Владимирский хлебокомбинат». Много сделал для реконструкции предприятия. В период его работы было построено и оснащено новым оборудованием здание хлебокомбината на улице Большой Нижегородской, начато строительство нового производственного корпуса на его территории.
Похоронен на Улыбышевском кладбище г. Владимира.

Несмотря на сложности, в первую очередь связанные с недостатком производственных мощностей и дефицитом рабочих кадров, которые особенно обозначились в перестроечные годы, комбинат решал задачи повышения эффективности производства, роста производительности труда, улучшения экономии материальных ресурсов, улучшения качества выпускаемой продукции. Вопреки всем трудностям в декабре 1986 года была сдана в эксплуатацию первая очередь хлебозавода №2.

«Во Владимире рядом со старой двухэтажкой хлебозавода № 2 поднялся новый корпус, возведенный строителями СУ-12 треста «Владпромстрой».
Светлые и просторные цехи, уютные бытовки. Кстати, под женский гардероб на новом заводе отдан весь третий этаж, тут санпропускник, помещение для верхней одежды, душевые. А на четвертом – заводская столовая.
Новый завод сдан в эксплуатацию в декабре 1986 года. Сейчас выпечка хлеба ведется непрерывно.
В дрожжевом цехе трудится первая смена. Бригада девушек, в основном недавних выпускниц СПТУ-3, готовит закваску. На вопрос, нравится ли новый завод, работница цеха А. Гришунькина отвечает:
- Лучше, конечно, чем на старом: света больше, выше производительность агрегатов.
…Мощность нового завода 170 тонн хлеба в сутки, тогда как на старом суточная норма выпечки хлеба составляла 90 тонн. Кстати, действовало лишь три линии, а на новом их шесть: на первой выпускается хлеб из муки высшего сорта, вторая линия – резервная, на третьей – выпекается подовой хлеб, остальные три – формовочные.
Пока мы беседуем с А. Гришунькиной, девушки из дрожжевого цеха сливают холодную воду из «рубашки» заварочной машины, заливают в нее горячую, затем постепенно засыпают муку, перемешивают смесь и подают жар. Продолжительность брожения два-три часа.
Но вот закваска готова. Пятьдесят процентов содержимого чана идет на замес теста, к оставшимся добавляется питательная смесь в таком же объеме, и процесс возобновляется.
Работа идет в непрерывном ритме. Впрочем, вот что бросается в глаза: работницам то и дело приходится тянуться через трубы, чтобы в очередной раз включить агрегаты. Оказывается пусковые кнопки расположены неудобно – далеко от чана с закваской.
- В старом цехе было лучше,- жалуются девушки,- там пусковые кнопки находились под рукой.
Разумеется, нужно время, чтобы рабочие привыкли к новым машинам. Но многих проблем могло и не быть, отнесись организации, устанавливающие оборудование, более требовательно к своей работе. Многое еще на новом заводе не устраивает рабочих. К примеру, нет мешалок в емкостях, тогда как раствор подается весовым и необходимо, чтобы жидкость постоянно вращалась, иначе раствор оседает. Нельзя применять раствор патоки, только сахар, тогда как применение патоки более экономично.
- Немало у завода претензий к строителям,- продолжает разговор директор хлебозавода №2 Константин Иванович Борисов,- неправильно построена погрузочная площадка, в результате не могут к ней вплотную подъехать машины. Площадку придется переделывать.
В тестоместительном цехе одна дозировочная станция обслуживает две линии и имеет два пульта управления, которые находятся под контролем одного человека. Но пульты управления расположены в разных концах станции, поэтому, чтобы добраться от одного пульта к другому, приходится затрачивать время.
Обеспечение населения хлебом должно осуществляться бесперебойно, потому завод работает в три смены, суточная норма – 70-80 тонн. Выпекается пока лишь два сорта хлеба: славянский подовой и славянский формовой. С выходом на проектную мощность, завод планирует расширить ассортимент.
Если старый завод специализировался на выпечке хлеба лишь из ржаной муки, то на новом есть печи под белый хлеб» («Призыв», 8 сент. 1987).

Продолжение »»»
Категория: Промышленность | Добавил: Николай (27.01.2024)
Просмотров: 61 | Теги: хлеб, Промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru