Главная
Регистрация
Вход
Среда
17.04.2024
16:20
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [132]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская губерния

Владимирский губсовнархоз. Часть 3

Владимирский Губернский Совет Народного Хозяйства (губсовнархоз, ГСНХ)

Начало »» Владимирский губсовнархоз Часть 1; Часть 2

Из предприятий металлических изделий в 1920 г. работало: Трудовая Артель мастеровых завод «Гусь», Трудовая Артель «Северотруд», Мстёрсский Металло-обрабатывающий завод.
Производство Трудовой Артели распадается на два рода: кузнечное и ведерное, материал идущий на производство обрезки котельного железа с металлургических заводов и листовое железо, поделочный брак. Предметы производства: сошники, палицы, втулки, поддоски, бороний зуб, дверные петли, болты, крючья, ухваты, кувалды, топоры, колуны, косные приборы, ухваты, тазы, печи, дымари и др. В Артели работает 288 мастеровых. Производство ручное. Усиление производства препятствует недостаток обрезков металла и листового железа. Попытка Губсовнархоза восстановить при помощи Трудовой Артели действие Металлургического завода в части сваривания обломков металла имеющегося на ж. д. и подкатки его на прокатных станах в среднее сортовое железо, могущее пойти для изготовления изделий Артелью, не была одобрена П/отделом Производства и заказов Отдела Металла ВСНХ, в виду слабого и устарелого оборудования Лубянского завода.
Артель „Северотруд" работает на территории завода №4, по особому соглашению с заводом, пользуясь двигательной силой, освещением и некоторыми станками, кои переоборудованы для полумеханического изготовления ведер. Производительность Артели в 1919 году была: 6000 ведер, печей «Балтик» — 3107, очагов «Вит» — 1100 штук; в 1920 году: ведер — 30672 штуки.
Мстёрский Металло-обрабатывающий завод, изготовлявший иконы, постановлением Президиума Губсовпархоза предложено было перевести на работу мелких штампованных изделий. В 1920 году завод приступил к установке нового парового двигателя, построив новое кирпичное здание под котельную, одновременно подготовляя ряд штампов для производства изделий. Заводом изготовлено брезентовых колец 5534 штуки, ведерных ушков 11600 штук, воронок к прядильным машинам 50000 штук, шайб 79590 штук.
Кроме указанных предприятий, относящихся к изготовлению металлических изделий, на территории губернии имеется ряд фабрично-заводских предприятий и кустарных Артелей Муромского района, находящихся в ведений Муромского Агентства Продрасмет, из коих предприятия: б. Т/Д. Наследников Д.Д. Кондратова, б. т-ва Н.В. Кондратова С-й, Завьяловых, Сидоровых, Единение, зачислены в ударную группу заводов. «Муромский металлотрест объединяет следующие предприятия: фабрики стальных изделий «Труд» (быв. наследников Кондратова) в с. Ваче, «Луч» в селе Новоселках (быв. Завьяловых), «Красный металлист» в Городищах (быв. Сидорова), два завода: чугуно-медно-литейный и механический имени Шляпникова (быв. товарищества Торского) и завод «Коммунист» (быв. завод ковкого чугуна «Тармо»). Оба завода в Муроме» («Призыв», 11 декабря 1924).
Из предприятий медеобрабатывающей промышленности губернии в ведении Губсовнархоза значатся:
Медеобрабатывающий завод в г. Киржаче б. Аленчикова и Зимина;
Медеобрабатывающий завод в г. Киржаче б. Болховитина;
Завод медных изделий б. т-ва Захряпина в Переславле-Залесском.
Завод медных изделий б. Т-ва Захряпина — завод ранее изготовлявший церковную утварь. Путем постепенного переоборудования в 1919 году завод перешел на работу медных и железных изделий, приняв заказ Цупвозо на тазы, краны и заказ Губметалла на медную посуду и железные сковороды.
Болховитинский завод изготовил за 1920 г. следующее количество изделий: Чашек латунных – 1200 шт., Мисок – 550 шт., Латунных блюд – 1000 шт., Сковород – 600 шт., Латуни в листах – 800 пуд., Медной проволоки - 900 пуд. Кроме того восстановил силами рабочих разрушенную весенним половодьем плотину завода.
Котельный и Судостроительный завод б. Шорина в 1918—20 гг. выполнял работы по шлюзованию рек Шексны и Дона, по переустройству Москворецкой системы, по переоборудованию завода № 48, признанными Президиумом ВСHX постановлением от 16 августа работами ударного характера. За 1920 год количество железных конструкций, баков, цистерн и др. работ выполнены заводом, всего 28000 пуд., при отсутствии достаточного количества потребных профилей фасонного железа и подходящего размера котельного железа. В виду того, что работа завода связана с работами Главкомгоссоора на местах производства работ, Отдел Металла Губсовнархоза направил производственную программу завода Центру, с предварительной визой Главкомгоссоора, исключив заявки на металл для завода из общей своей заявки, ибо удовлетворение завода металлом особых профилей и размеров может идти только путем непосредственных заказов Центра прокатным заводам, т.е. из производства. (Труды 3-го очередного Владимирского Губернского Съезда Советов Народного Хозяйства. Январь 1921 года.)
Владимирское объединение фабрик и заводов сельскохозяйственных машин "Владзавсельмаш" при Владимирском губсовнархозе образовано в 1922 г. путём объединения серповых фабрик б. братьев Ковалевых, Тарасова, Французова (Неклюдовская Трудовая Артель заняла неработающее серповое предприятие б. Французова, произведя новое оборудование фабрики двигательной паровой силой.), артели "Серп" (Трудовая Артель „Серп" образовалась для работ на серповой фабрике б. Жукова и Клопова) и Коняевского косного завода. В конце 1926 года на базе объединения "Владзавсельмаша" и Муромского металлотреста было образовано объединение металлообрабатывающих фабрик и заводов при Владимирском губсовнархозе "Владметаллотрест".

Владимирский Губернский Комитет Кожевенной Промышленности

18 мая 1917 года на основании закона 21 апреля 1917 года, утвержденного Временным Правительством и одобренной инструкции 22 апреля 1917 года министром торговли и промышленности, образовался Владимирский районный кожевенный комитет. 15 июня 1917 года был учрежден Районный Комитет по Кожевенным делам (Райкож); его работа началась сразу полным ходом, т. к. ему было передано это дело от бывшего Губернского Земства в вполне развитом и налаженном виде.
К преобразованию Владимирского Райкожа в отдел Губсовнархоза было приступлено на основании постановления Губисполкома от 20-го сентября 1918 года.
Первый год эта деятельность заключалась почти исключительно в двух операциях:1) сборе сырых кож и 2) выделки последних на местных кожевенных заводах на готовые кожи; третья операция — пошивка обуви — началась только в конце года; четвертой операции — изготовления Шорно Седельных изделий — совсем не было.
Самой основной операцией в первые три года в деятельности Губкожа является, несомненно — сбор сырых кож. Организован он был довольно широко, по всей губернии, посредством особых агентов по сбору сырья, распределенных в пунктах наибольшего скопления кож; преимущественно в местах наибольшего убоя скота на мясо; число этих пунктов в 1917 г. было — 29 постоянных и 6 случайных.
Расход сырых кож в первые годы был не только на местные кожевенные заводы, но и в другие губернии, куда они отправлялись по распоряжению Главкожа. В 1917 году было отправлено немного, всего 3020 кр. кож; в 1918 г. — уже 26377 кр., в 1919 г. — 34634 кр. кожи — более, чем было отпущено на местные кожевенные заводы; в 1920 г. в другие губернии отправки кож уже не было, т. к. их едва хватало для удовлетворения своих заводов. В 1921 г. на заводы было отправлено за 1 год 43126 кр. кож; в 1918 г. — 61704 к., в 1919 г. уже 21927 к.; в 1920 г. 18938 к.; в последние два года количество отпущенных на выделку на заводы кож было значительно меньше, это потому, что 15 заводов было выделено из Владимирской губернии в Иваново-Вознесенскую; кроме того, мелкие заводы из оставшихся во Владимирской губ. были, согласно постановлению Главкожа, закрыты.
Деятельность Губкожа по выработке кож заключалась как в отпуске на заводы сырых кож, так и в приемке с заводов выделанных кож. В первые годы заводы выделывали кожи посредством собственных материалов, каковых у всех имелось довольно достаточно, почему и выделка кож шла очень успешно, настолько, что Губкож не везде успевал принимать своевременно выделанные кожи; кроме того у многих заводчиков в большом количестве имелись еще собственные койки, которые на некоторых заводах сохранялись. С изменением к худшему общих условий, ухудшилось и дело выработки сырых кож; на многих заводах ощущался большой недостаток различных материалов, необходимых для выработки, что побудило Главкож взять дело снабжения заводов необходимых для выработки материала в свои руки, что в 1920 году и было осуществлено; но за недостатком некоторых материалов, как корье нефть, керосин, деготь, снабжение им в полной степени своевременно и повсюду не могло быть выполнено, почему выделка кож в 1920 году значительно сократилась. В 1917 году работали 35 кожевенных заводов, на кои было отпущено 43220 кр. кож; принято было от них готовых кож 29574 кр. к. и 242 мел. к.; более значительно работали только 20 заводов, 15 заводов были небольших размеров и дали небольшое количество готового товара (менее 500 штук); в 1918 году работали 41 завод (шесть заводов, открытые случайно, взяты были на учет), сырья было отпущено 64987 кр. к и 5393 мелких и принято было готового товара 81025 кр. кож и 4415 м. к менее 500 кож дали только 6 заводов; 24 завода дали более 1000 кож каждый; самое большое количество было 6974 к. (на заводе в т. Судогде, Митрофанова). В 1919 г. 15 заводов отошли к Иваново-Вознесенской губ., осталось 26 заводов; некоторые из них, небольших размеров, закрылись, закончив выработку бывших у них кож; некоторые дорабатывали свое сырье; 4 завода небольших были обнаружены вновь и взяты на учет; снабжались сырьем только 21 завод, на которые было отпущено 21550 кож крупн. жив. и 23530 кож мелк. жив.; готовых кож было принято 53935 кр. кож и 21074 мелк. кож, из коих 9700 хром опойка. В виду последовавшего от Главкожа в 1919 г. распоряжения .о закрытии мелких заводов и о снабжении сырьем только заводов с производительностью не менее 500 кож в месяц, снабжению сырьем подлежали во Владимирской губ. только 6 заводов. Так как перевозка кож с некоторых агентских складов представлялась довольно затруднительной, в видах целесообразного использования их было возбуждено ходатайство об оставлении еще 8 заводов, лежащих вблизи указанных складов; таким образом было оставлено 14 заводов, к ним были присоединены еще 2 завода в силу местных условий; так что в 1919 г. в конце года продолжали снабжаться сырьем 16 заводов.
В 1920 году снабжались сырьем упомянутые 16 заводов, на которые было отпущено 18938 кр. кож и 17234 мелк. кож; принято было готовых кож 21618 кр. и 16245 мелк. кож. Работали, однако, в 1920 году почти все заводы довольно слабо, выделали они кож значительно меньше, чем было принято, т. к. в числе принятых много кож было из выработанных в 1919 г. непринятых своевременно; всего по 1-е декабря было выработано 19.241 кр. к. и 12.561 мелк. кож. Такая слабая деятельность заводов в большинстве случаев обусловливалась недостатком тех или других необходимых для выделки материалов; в некоторых случаях необходимостью ремонта завода (завод Буф Фусецкого). В конце 1920 г. более крупные пять заводов постановлено национализировать; таким образом правительственных заводов получается 7, частных 11; два прибавлены еще, по местным условиям, на которые составлена производственная программа на 1921 г с расчетом выработать 66050 кр. кож и 34000 мелк. кож; это, конечно, при условии, если будет возможность Губкожу своевременно снабжать заводы в необходимой степени не только сырыми кожами, но и всеми необходимыми для выделки материалами, что будет зависеть от того, насколько сам Губкож будет снабжаться всеми необходимыми материалами Главкожем и другими учреждениями.
Деятельность Губкожа по пошивке обуви началась только с конца 1917 г., за каковое время было пошито всего 2538 пар гражданской обуви. Пошивкой занимались несколько частных сапожных мастерских и несколько сапожных артелей.
В 1918 году пошивка обуви приняла уже довольно широкие размеры; она производилась главным образом Союзом Владимирских Трудовых Артелей, включавших в себе тогда 20 артелей; всего было пошито за этот год 83320 пар гражданской обуви, главным образом сапог и башмаков.
В 1919 году пошивка обуви, вместо дальнейшего ее расширения, как предполагалось, значительно уменьшилась, почти на половину, хотя Союз Артелей расширился до 29 артелей и мог бы развить свою деятельность в более широких размерах, чем в предшествовавшем году; причиною такого явления послужил главным образом недостаток жесткого товара, преимущественно, подошвы, каковой на оставшихся во Владимирской губ. заводах нигде, не вырабатывалось, из Главкожа же было прислано крайне недостаточно. В этом году была начата пошивка армейской обуви, но она шла еще более слабо; сдана она была по договорам двум Профессиональным Союзам — Муромскому и Озябликовскому, только что сформировавшимся; долго не могла наладиться из за того же недостатка жесткого товара, и только со второй половины года была отдана Союзу Владимирских Трудовых Артелей, когда начала производиться в несколько больших размерах, но все же в небольших размерах; за весь год было сготовлено только 5836 пар сапог и 4015 пар полусапог. Гражданской обуви было пошито за этот год 44161 пара, а именно: 12561 п. сапог, 24611 п. башмаков, 2929 п. штиблет и 4057 п. ботинок. Всей обуви было пошито 54.032 п. В 1920 году пошивка обуви шла также недостаточно успешно: направлена она была главным образом на пошивку армейской обуви по договорам с союзом Владимирских Трудовых артелей, разросшемся в еще большую организацию с 2249 членов в 34 артелях, могшим развить свою деятельность в широких размерах, но не осуществившим этого все по той же основной причине — недостатка жесткого товара, которого долгое время не было присылаемо из Главкожа, несмотря на настойчивые ходатайства Губкожа. Всего было принято 36194 пар армейской обуви (33357 пар сапог и 2837 пар полусапог) и 22370 пар гражданской обуви, главным образом, башмаков; всего 58564 пары. Пошито в действительности больше, но не вся пошитая обувь могла быть принята в том же году; действительное количество пошитой в 1920 году обуви выяснится по окончании фактического выяснения наличия обуви на складах у артелей на 1 января 1920 г., каковое производится по всей губернии и скоро должно будет закончиться. Кроме союза артелей работала еще Муромская Государственная мастерская, но ей было сготовлено обуви немного, т. к. она только открылась в 1920 году.
На 1921 год предположено пошить 100000 пар армейской обуви и 40000 гражданской, количество это может быть фактически выполнено, но при условии, если не будет опять недостатка в товаре, и главным образом в жестком.
Изготовление Шорно Седельных изделий началось только в 1919 году в Шорно-Седельной мастерской в г. Меленках Щукина, хорошо поставленной и оборудованной. Но и в этой области не оказалось возможным достигнуть тех результатов, которых стремился достигнуть Губкож и какие могла выполнить мастерская, а именно — вырабатывать армейскую упряжь в широких размерах полными комплектами,— вследствие недостатка форнитуры, которой долго совсем не присылали из Главкожа, а затем хотя и прислали, но в крайне недостаточном количестве; также — хомутовых клещей и подкладки; такая недостача ощущалась и в течение всего 1920 г., вследствие чего в приготовлении упряжи получилась большая неравномерность; так, хомутов было изготовлено только 318 шт. Армейских, 118 шт. крестьянских, седелок 1968 армейских, 754 крестьянских, шлей 772 армейской, 1738 крестьянок, уздечек 626 арм., 1616 крестьянок, подпруг 1000, черезседельников 143, мундштуков 90; кроме того было сготовлено 21 п. 16 путцев, 41 п. 28 ф. гужей, 4 п. 15 супоней и 38 п. 39 ф. сшивки. В 1920 г. было изготовлено всего значительно больше, а именно: 976 хомутов, 4230 седелок, 4862 шлей, 2852 уздечек, 13 мундштуков; кроме того — 25 п. 7 ½ ф. гужей, 103 п. путцев, 30 п. 14 ф. супоней, 44 п. 3 ф. сшивки и 47 п. 7 ½ ф. ремня, на 1921 год предположено изготовить 3600 комплектов армейской упряжи. Таким образом общие тяжелые экономические и политические условия жизни страны за последние годы печально отразились и на результатах деятельности Губкожа, несмотря на все его старания поставить и развить эту деятельность во всех направлениях возможно шире. В общем, однако, деятельность эта идет безостановочно во всех направлениях; и это дает уверенность, что трудные условия переживаемого момента будут постепенно преодолены и деятельность Губкожа во всех ее отраслях достигнет тех максимальных размеров, которые он наметил себе в производственной программе. (Труды 3-го очередного Владимирского Губернского Съезда Советов Народного Хозяйства. Январь 1921 года.)

Кооперативный отдел

Кооперативный отдел с подотделами: а) инструкторско-организационным, б) производительно-техническим, в) финансовым (касса мелкого кредита).
Организационная работа на местах все время протекала в полном контакте с местными Исполкомами и профессиональными объединениями и должно по справедливости признать, что эта работа представляла для Президиума огромные затруднения в виду полного отсутствия в его распоряжении инструкторского персонала, так что обязанности инструкторов приходилось брать на себя членам Президиума и, несмотря на перегруженность работой, периодически выезжать на места для инструктирования Уотделов и зачастую для сформирования состава Коллегии Уотделов. Однако, обременительность этой работы вполне компенсируется тем богатым опытом, который удалось приобрести Президиуму благодаря тесному соприкосновению с работой на местах.
Эта работа убедила Президиум, что чересчур прямолинейное проведение Центром принципа единства в построении Уотделов и их делопроизводства не дает желательных результатов, что система построения Уотделов должна проводиться по производственному принципу, как обеспечивающему наибольшую планомерность работы, так как фактически эта прямолинейность приводила лишь к полной путанице в расходах организационного и операционного xapaктера, вынуждая дефекты чисто организационного свойства, корректировать за счет операционных возможностей, что лишает в свою очередь возможности вести правильные наблюдения над деятельностью Главков и Центров в деле регулирования с их стороны местной экономической жизни, что, конечно, не могло соответствовать основной мысли Центра о сосредоточении руководства и контроля над деятельностью местных экономических органов в одних руках.
В силу изложенных соображений, при составлении организационных смет на 1921 год, Президиум счел необходимым обратить внимание Иногороднего Отдела В.С.Н.Х. на нецелесообразность излишней прямолинейности в данном случае и построил сметы Уотделов по производственному принципу, сохраняя тем не менее единство Управления Уотделами через посредство Отделов Управления делами; при этом Президиум надеялся, что этот первый опыт не замедлит отразиться на практической работе с самой благоприятной стороны.
В дальнейшем, в связи с ожидаемым расширением компетенции Губсовнархоза инструкторская работа стаеет для Президиума абсолютно невозможной; поэтому Президиум признал необходимым сорганизовать особый инструкторско-информационный отдел, на организацию и работу которого должно быть обращено особое внимание и для постановки дела на должную высоту в нем должны быть направлены туда достаточные силы.
Организационная и практическая работа на местах сильно тормозилась благодаря наблюдавшейся частой смене работников в экономических органах; между тем здесь более чем во всякой другой отрасли деятельности известный определенный навык к работе получается лишь путем более или менее продолжительной подготовки и всякое новое лицо, прежде чем стать полезным деятелем, должно изучать дело в течение более или менее продолжительного периода, так что на первых порах всякий новичок попросту бесполезен для практической работы. На недопустимость частой смены работников Президиум неоднократно обращал внимание Губисполкома, Губпрофсовета и уездных органов власти. Состоявшееся в июле месяце 1920 года совещание представителей Уотделов также единогласно признало недопустимость частой смены работников в экономических органах, и съезду 1921 года, по мнению Президиума, надлежит еще раз подтвердить своим авторитетным постановлением взгляд Президиума на недопустимость этого дезорганизующего дело явления.
Одновременно с работой по организации и инструктированию Уотделов Президиуму приходилось зачастую вести работу и по организации Управления отдельными предприятиями и не только путем руководящих директив производственным отделам, но и путем непосредственного вмешательства в дело. К сожалению, факты такого непосредственного вмешательства далеко не редки, что, конечно, объясняется не столько невнимательным отношением к делу со стороны производственных отделов, сколько недостатком творческих сил в отделах. Приходилось зачастую организовывать управление промышленными предприятиями давать то или иное направление их работе и, наконец, видоизменять характер производства, который нередко в силу простой рутинности совершенно не соответствовал потребностям времени и жизненным интересам промышленности. Эту систему приспособления производства к жизненным насущным потребностям Президиум проводил не только в отношении к предприятиям индустриальной промышленности, но и по отношению к кустарной промышленности, где устарелые традиции и рутина свили себе особо прочное гнездо.
Касса мелкого кредита начала свое существование в 1910 г., но лишь в 1917 году вступила в первый год действительной фактической работы, так как нельзя было считать деятельностью губернской кассы работу ее с годовым оборотом в 156000 руб., как то было в 1916 году; годовой оборот за 1917 год при действительной работе в особенности с открытием вкладных операций возрос сразу почти на 9 ½ миллионов раблей, при балансе 1975030 руб. 35 коп.
С 1918 года – финансовый подотдел кооперативного отдела Владимирского Губсовнархоза. Главное внимание было обращено на помощь трудовым артелям и потребительским и кредитным организациям, а также развитие посреднических операций по снабжению населения семенами, предметами первой необходимости и сельско-хозяйственными орудиями.
В апреле 1923 г. произведено было объединение первичных кооперативов во Владимирское объединенное ЕПО.

Лесозаготовительный отдел

Лишенная возможности добывать в потребном количестве жидкое минеральное топливо Молодая Советская Республика, с первых дней своего существования, поставлена была в необходимость обратить свое исключительное внимание на заготовку древесного топлива. От снабжения топливом в достаточной мере желдорог и фабричных предприятий было поставлено в зависимость дальнейшее существование республики, т. к. только при надлежащей работе кровеносной системы страны — железных дорог, только тогда, когда не остановились станки на фабриках, только при этих условиях возможно было существование и дальнейшее процветание экономической жизни Советской России. Как только было приступлено к работе по снабжению страны древесным топливом, немедленно было обнаружено, что после империалистической войны, после старого государственного строя, нарушенного смелой рукой рабочего и крестьянина, Советской власти досталось тяжелое наследство. Заготовка топлива, порученная Лесному отделу, Комиссариату Земледелия, вследствие бесхозяйственности и бессистемности ведения дела, совершенно прекратилась. Заготовленные бывшими организациями «Совтоп, Центролес» и другими дрова старой заготовки не вывозились из рощ; поленницы падали и гнили в лесу, совершенно не было никакого учета дров, в связи с переходом в фонд государства частновладельческих лесов на местах, произошло некоторое замешательство перед предстоящей большой работой, планы хозяйства были нарушены, бывшие собственники лесов и заготовленных материалов умышленно вносили беспорядок в ведении лесного хозяйства и вот при таком положении дела пришлось приступить к выполнении задачи чрезвычайного государственного значения, пришлось из существующего хаоса в деле лесозаготовок создать лесозаготовительный аппарат, отвечающий требованию момента.
К выполнению указанной сложной работы с 1-го августа 1918 г. приступил образованный при Губсовнархозе Отдел Топлива с Под'отделами: 1) железнодорожных заготовок. 2) дровяной частью, 3) торфяного и минерального топлива.
В то время организационная часть Отдела Топлива Высшего Совета Народного Хозяйства принимала самые энергичные меры к организации на местах Отделов топлива, которые призваны были заменить собой топливные организации бывшего «Осотопа», упраздненного постановлением Бюро Высшего Совета Народного Хозяйства. Организация на местах Отделов Топлива вызывалась неотложной необходимостью урегулирования топливного дела в стране, в связи с появившимся призраком топливного кризиса. Ближайшими задачами вновь организуемых Отделов Топлива являлось с одной стороны производство правильного учета потребности в топливе, имеющихся запасов его, с другой стороны необходимостью правильного и целесообразного его распределения между крупными потребителями.
Но вместе с тем перед Высшим Советом Народного Хозяйства встал на очередь вопрос огромной государственной важности — необходимость новых крупных заготовок древесного топлива для ближайшего будущего. Железные дороги, водный транспорт, фабрично заводские предприятия и различные государственные технические и правительственные учреждения нашей центральной промышленной области, отрезанной от окраин, снабжавших ее жидким минеральным топливом и каменным углем, вынуждены были всюду переходить на древесное топливо. Это обстоятельство выдвинуло вопрос о необходимости новых заготовок древесного топлива в огромном масштабе для общегосударственных потребностей, что с самого начала составило одно из важнейших задач вновь организованного Отдела.
Из сказанного с совершенной определенностью вытекают те главнейшие задачи, к осуществлению которых должен был стремиться Отдел топлива и на которых была сосредоточена его деятельность. Задачи эти следующие: 1) учет готового древесного топлива в пределах губернии, 2) учет потребности в топливе фабрично-заводских предприятий железных дорог и крупно населенных центров, 3) правильное, быстрое и целесообразное распределение топлива между крупными потребителями и 4) организация в самом крупном масштабе новых заготовок топлива для общегосударственных потребностей. Последняя задача до такой степени сложная многостороння, что осенью 1918 г. Высшая Власть признала необходимым учредить особую Коллегию Трех по лесным Заготовкам с диктаторскими полномочиями, а в качестве исполнительных органов в Коллегии Трех на местах учредить особые Лесозаготовительные Отделы, снабдив их огромными кредитами и поставив им в обязанность заготовить возможно большое количество топлива в короткий срок.
В это время Отдел топлива Владимирского Губсовнархоза был преобразован в Лесозаготовительный Отдел. Торфяная часть отошла. Учетно-распределительные функции и Минеральная часть перешли в качестве Под'отделов в Лесозаготовительный Отдел, или Гублеском.
Было издано особое положение о местных Лесозаготовительных отделах Губсовнархозов. Согласно положения они учреждаются для объединения, руководства и ведения заготовок дров и лесных материалов объединяют в своем районе все существующие ныне правительственные, общественные и частные лесозаготовительные органы и для выполнения своих заданий в деле заготовок могут создавать исполнительные органы, подчиненные им непосредственно.
Полнее задача Лесозаготовительных Отделов и дела, подлежащие их ведению, очерчены в положении о Лесозаготовительных Отделах. Позднее Центральный орган, ведающий лесозаготовками, Коллегия Трех была упразднена, и лесозаготовки были переданы в ведение Лесного Отдела Высшего Совета Народного Хозяйства, а на местах соответственно этому Лесозаготовительные Отделы были переименованы в Губернские Лесные Отделы, при чем на них возложены были заготовки не только древесного топлива, но и делового круглого пиленого леса.
Постановлением Совета Народных Комиссаров от 27 декабря 1918 года в Москве был учрежден Главный Лесной Комитет (Главлеском) с лесозаготовительными функциями, а на местах были образованы взамен Лесных Отделов Губернские Лесные Комитеты (Гублескомы), непосредственно подчиненные в своей деятельности Главлескому.
Задачи и круг ведения Лесных Комитетов совершенно точно определены «Положением и Местных Исполнительных Органов Главного Лесного Комитета». Согласно этого Положения 1 января 1919 года, в г. Владимире преобразован из Губернского Лесного Отдела Губернский Лесной Комитет.
Функции дровообеспечения, а именно учет и распределение готового топлива, изъяты из ведения Главного Лесного Комитета и переданы в Главный Топливный Комитет (Главтоп), соответственно которому и в губернии должны быть организованы Губернские Топливные Комитеты.
Перед Лесным Комитетом Владимирского Губсовнархоза встала трудная задача организовать и провести при крайне неблагоприятных условиях дровяные заготовительные операции во Владимирской губернии. Выполнение этой задачи, помимо всего прочего, осложнялось прежде и тем, что от прежних учреждений, ведавших заготовками топлива, Лесной Комитет получил очень тяжелое наследство: весь заготовительный аппарат был почти разрушен и потому на первых порах своей деятельности Комитету пришлось вновь организовать в губернии заготовительный аппарат.
В самом начале своей деятельности Лесной Комитет с очень ограниченным штатом служащих должен был выполнять сразу два задания: произвести учет по губернии дров, заготовленных в предыдущие годы, а равно регулировать их распределение, считаясь со многими сделками и соглашениями, заключенными на поставку дров ранее с одной стороны, и организовывать вновь дело заготовок в текущем операционном периоде с другой стороны.
Почти при полном отсутствии специалистов и технических сил Отдел приступил к этой работе и к середине октября месяца дрова по губернии были взяты на учет, заготовительный аппарат налажен и уже были начаты заготовки. С начала эти заготовки шли в очень небольшом масштабе и только к декабрю 1918 г. они получили полное, возможное при существующих условиях жизни развитие.
Условия же для расширения и продуктивности работ были чрезвычайно неблагоприятны. Настоящим бедствием в деле заготовок был недостаток, можно сказать почти отсутствие лесорубочных инструментов. Невзирая на неимоверное условие, Лесной Комитет мог получить только 1115 штук поперечных пил, 2967 топоров, 807 колунов и 1675 дюжин подпилков. Почти все это количество роздано рабочим по заготовкам, но это и в малой степени не могло удовлетворить потребности лесозаготовок в лесорубочных инструментах, так как спрос на инструменты особенно на пилы в несколько раз превышал количество инструментов, имевшихся в распоряжении Лесного Комитета.
Но особенно серьезным и можно сказать непреодолимым затруднением и препятствием развития дела лесозаготовок был постоянный недостаток, вернее почти полное отсутствие в распоряжении Лесного Комитета продовольствия и фуража для снабжения лесозаготовок.
С осени недостаток продфуража в распоряжении Лесного Комитета не создавал особых препятствий росту лесозаготовок. А все это продолжалось только до тех пор, пока местные крестьяне могли работать на своем продовольствии и фураже. Но с половины декабря месяца и особенно с начала января 1919 г. стало совершенно очевидным, что население голодающей Владимирской губернии можно удержать на работах или привлечь к работам в лесу только путем снабжения пильщиков и рабочих продовольствием и возчиков фуражом. От Уездных Совнархозов, Лесничих и всех вообще Производителей Работ в Лесной Комитет стали ежедневно поступать грозные предостережения о том, что дело заготовок падает все больше и больше, работы не увеличиваются, а начинают сокращаться, так как рабочие требуют продуктов продовольствия и снабжения их предметами первой необходимости, и не получая этого, уходят на работы в другие организации, где дело снабжения лесозаготовок поставлено более широко. Создалась пагубная для дела конкуренция между заготовительными организациями в деле сманивания рабочих. Во Владимирской губернии самостоятельные заготовки ведут некоторые железные дороги, хорошо снабжавшие рабочих продфуражом, благодаря чему стал наблюдаться отлив рабочих на железнодорожные заготовки. Туда же стали переходить и рабочие с лошадьми, так как железнодорожные лесозаготовительные организации имели возможность снабжать возчиков достаточным количеством овса.
Лесной Комитет пробовал все средства, принял все меры к тому, чтобы получить в достаточной степени фураж и продовольствие, но усилия его не увенчались успехом. Лесным Комитетом в течение осеннего и зимнего периодов получено очень мало продовольствия и сравнительно ничтожное количество овса, которым можно было удовлетворить только самую маленькую долю потребности в фураже, как это можно видеть из ниже приводимых цифровых данных.
«Вопрос о необходимости продовольствия фуража для успеха дела во всей полноте Отделом выяснен Губпродкому, Губисполкому и Главлескому. Туда было послано бесконечное число бумаг и телеграмм с просьбой дать продфураж и предметы первой необходимости, и если требование Лесного Комитета не было выполнено, то он не может нести и ответственность за то, что им сделано не столько, сколько он мог бы и должен бы был сделать при более благоприятных условиях и при более внимательном отношении к его заявлениям со стороны Центральной власти.
Недостаточно внимательное отношение Центральной Власти к делу снабжения лесозаготовок продфуражем было не единственной ее ошибкой.
Со стороны Центральной власти Лесной Комитет получал много распоряжений и указаний, иногда совершенно противоречивших тем положениям, которые он считал жизненно-необходимым проводить на местах. Так, например Центральная Власть разрешила без всякого ведома и контроля Лесного Комитета вывозку дров со станции железных дорог, невзирая на принципиальное запрещение такой вывозки и тем сделала невозможным удержать запас топлива во Владимирской губернии и регулярно направлять их в ту же Москву и фабрики, вызвав вместе с тем широкую спекуляцию с топливом в губернии и вздорожание его. Не могли способствовать успеху цели и противоречивые распоряжения Центрального Лесного Отдела с одной стороны, Высшего Совета Народного Хозяйства с другой стороны по вопросу о передаче лесозаготовительных операций и кредитов из земельных Отделов в ведение Губсовнархоза. Не могло также не отразиться на успешном ходе заготовительных работ неправильное толкование или прямое неисполнение местными властями распоряжений Центральной Власти. Совершенно точные и определенные распоряжения Центральной Власти об освобождении от призыва по мобилизации на военную службу рабочих пильщиков и возчиков дров часто игнорировались местной властью, отрывавшей в разгаре работ от дела рабочих, а иногда и технических руководителей лесозаготовительных работ, что в некоторых случаях весьма неблагоприятно отражалось на ходе работ и вызывало бесконечную переписку Лесного Комитета с различными учреждений военного ведомства.
Переходя к вопросу о заданиях на заготовки дров распоряжением Лесного Комитета, следует сказать, что в пределах Владимирской губернии работают четыре наиболее крупных лесозаготовительных организаций: Владимирский Лесной Комитет, Управление железных дорог, фабрично-заводские предприятия и Владимирская Лесная Контора по заготовкам дров для Московского Совдепа.
Первоначально Лесному Комитету Владимирского Губсовнархоза было дано задание заготовить 47000 кубов дров для железных дорог, впоследствии это задание было увеличено до 100000 кубических саженей и, кроме того, было предложено заготовить для фабрик, заводов и для удовлетворения местных потребностей 363000 кубов. Таким образом общее задание Владимирскому Лесному Комитету выражается в 469000 кубических саженей.
Почти всю заготовку для железных дорог ведет непосредственно Лесной Комитет, прочие же заготовки ведутся под руководством на средства Лесного Комитета при помощи образованных при бывших Уездных Советах Народного Хозяйства Лесозаготовительных Отделов; небольшая часть и этих заготовок также предназначена для железных дорог. Кроме заготовки, Лесной Комитет производит также покупку дров у трудового крестьянского населения и вывозку из леса дров старой заготовки.
Часть Снабжения (ранее секция снабжения) образована в ноябре месяце 1918 года с переходом от Губернского Продфазтопа снабжения Продфуражом всех лесозаготовительных и топливных организаций и предприятий в губернии. До сего же бывшим Отделом Топлива производился лишь отпуск лесорубочных инструментов.
При передаче Губернским Продфазтопом снабжение лесозаготовок Продфуражом имелось в виду, что Продфураж, в потребном количестве, будет доставляться Лесозаготовительному Отделу по плановым нарядам из Центра и тем обеспечит рабочих продовольствием, а возчиков фуражом и повысит производительность работ.
Однако мера эта не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Наряды центра далеко не выполнялись и вагоны с продовольствием и фуражом передавались Губернским Продфазтопом вне планов и нарядов.
Успех заготовок и вывозки топлива всецело зависел от размеров отпускаемого продовольствия и фуража. Поэтому неудовлетворение потребности рабочих в пределах установленных норм, хотя бы в хлебе и овсе, крайне неблагоприятно отразилось на ходе работ, производительность которых прогрессивно падала, а на некоторых лесозаготовках совершенно прекращалась из ухода рабочих.
Крайняя нужда ощущалась в снабжении рабочих валеной и кожаной обувью. Но, несмотря на целый ряд ходатайств в Центре и Губпродкоме об отпуске обуви, до сих пор ничего не было отпущено.
Распределительная часть Под‘отдела Дровообеспечения Лесного Комитета, применительно к положению об Отделе Топлива Владгубсовнархоза, ведала распределением готовых запасов дров и вновь заготовляемых между крупными потребителями (различными учреждениями, фабриками, заводами, крупно-населенными центрами, железными дорогами и проч.); устанавливала, на основании договоров, принадлежность тому или другому потребителю взятых на учет дров заготовки до революционного времени; наблюдала за выполнением на местах распоряжений Операционной Части Главлескома; давала разрешения на право вывозки дров из рощ, на право погрузки их на станциях и отправки в адрес назначения; определяла стоимость как реквизированных, так и вновь заготовляемых дров; следила за своевременным и правильным поступлением исчисленных сумм за все отпускаемые дрова; наблюдала за правильностью отпускаемых дров в адрес потребителя; давала наряды на погрузку и отправку дров со станций железных дорог в адрес потребителей.
Учетной Секцией Учетно-Распределительного Под‘отдела Владгублескома со времени ее образования в конце октября месяца 1918 г. собирались сведения о наличном количестве дров в пределах губернии, при чем 1) по сообщениям Волостных, Земельных Отделов и Уездных Совнархозов в расстоянии 15 верстной полосы от станции железных дорог и сплавных рок значилась 54543,78 куб. саж. дров; в расстоянии далее 15 верстной полосы — 65396,97 куб. саж., и в рощах, расстояние коих от железных дорог и сплавных рек указано не было — 9324,7 куб. саж.; 2) по заявлениям согласно обязательного постановления от 9 октября 1918 года о наличности дров на станциях железных дорог, рощах в пределах губернии таковая выразилась в количестве 188921,13 куб. саж., а всего на учете было 318186,58 куб. саж. дров. Из этого количества со времени образования Отдела Топлива до мая 1919 года было разрешено к вывозу из лесных рощ и станций железных дорог как в пределах губернии, так и вне ее железным дорогам, различным организациям, правительственным учреждениям, фабрикам и заводам и частным лицам 154474,32 куб. саж., следовательно к 1 мая остается на учете в губернии дров 153712,26 куб. саж., но большая часть этих дров за дальностью местонахождения не может быть использована ввиду современных затруднений транспорта. В конце 1918 года были запрошены фабрики и заводы, города и крупные населенные местности губернии о количестве наличного дровяного топлива и размерах годовых потребностей в нем, причем из ответов 100 фабрик и заводов оказалось, что наличное количество дровяного топлива на складах и в рощах составляло 112589 куб. саж., а годовая потребность их выразилась в сумме 210713 куб. саж. Города Владимирской губернии заявили годовую потребность в количестве 83148 куб. саж., при чем некоторыми из них (именно четырьмя) присоединена была и потребность уезда; от крупных населенных местностей были получены только 9 ответов, и потребность по ним заявлена в количестве 12582 куб. саж.» (Журналы заседаний Второго очередного Владимирского Губернского Съезда Совнархозов и доклады съезду 1919 года).
«При выполнении заданий, Гублескому приходилось сталкиваться с одними и теми же причинами, тормозящими работы. Эти причины следующие: отсутствие в достаточном количестве продовольствия, фуража, одежды и обуви на лесные работы, отсутствие необходимого количества лесозаготовительных инструментов для надлежащего поправления работы, недостаточно внимательное отношение Центра к просьбам Гублескома дать те или иные строго определенные разъяснения по вопросам Гублескома, слабая и несвоевременная информация Центра по вопросам о заготовках.
Наконец, на малоуспешность работ оказывает влияние так же слишком частая ломка и переконструировка лесозаготовительного аппарата со стороны Центра.
При названных выше тяжелых условиях Гублеском вел свою работу и, несмотря на эти препятствия, путем громадного напряжения сил немногочисленного штата сотрудников за время с 1 августа 1918 г по 1 июля 1920 г. Гублескомом были взяты по губернии на учет дрова старой заготовки в количестве 318186 куб. саж., да 75 проц. этого количества к 1921 году вывезено силами Гублескома и других лесозаготовительных организаций к путям транспорта и местам потребления. Кроме сего, за упомянутый отчетный период только хозяйственным аппаратом Гублескома заготовлено вновь 119019 куб. саж. дров, 17232 шт. телеграфных столбов и 30952 пуда угля; вывезено 63483 куб. саж. дров и 6266 п. угля.
В 1920-21 операционном году Гублеском начал свою работу при еще более тяжелых условиях. Прежде всего, большую часть своих с большим трудом налаженных аппаратов Гублескому пришлось передать Желескомам, к которым, согласно распоряжения Центра, перешли все почти лесозаготовительные аппараты в 15 верстной полосе от желдороги; при таких условиях Гублескому пришлось центр тяжести своих работ перенести к сплавным рекам и за 15 верстн. полосой пришлось вновь организовать, и налаживать свой лесозаготовительный аппарат, эту организационную работу и развитие дела лесозаготовок Гублеском производил при исключительно тяжелых условиях: обострившийся до крайних пределов, продовольственный кризис в связи с неурожаем 1920 года, отсутствие рабочей силы, в связи с частыми мобилизациями, слишком слабая работа Комтрудов в деле проведения трудовой повинности, нежелание крестьян выполнять наряды по трудповинности, связанные с незначительным развитием гражданственности среди крестьянства, перегруженность лесозаготовительного аппарата Гублескома вследствие необходимости выполнения многочисленных заданий Центра (заготовка дров, угля, клепки, лыка, бересты, кольев, обручей, кольев для снеговых щитов, рудничных стоек и сырья для лесопильных заводов) вот те главные препятствия, с которыми приходилось встречаться Гублескому в своей работе. Несмотря на все это с 1-го июля 1920 г. по 1-е января 1921 г. Гублескомом заготовлено дров - 20750 к. с., угольника 1439 к. с., угля 20183 куля, рудничных стоек 1881 к. с., кольев для снеговых щитов 17761 шт., кольев для обручей 750 шт., телеграфных столбов 3510 шт., строя 4084 к. с. и 40410 шт., лыка 8750 шт., вывезено дров 8055 к. с., угольника 1298 к. с., угля 5893 куля, рудничных стоек 226 к. с., кольев для снеговых щитов 6955 шт., телеграфных столбов 64 шт., строя 1637 к. с. и 27323 шт. Кроме того заготовлено Желескомами до 40000 к. с. дров, Главками и Центрами до 25000 к. с Вывезено Желескомами до 25000 к. с. дров, Главками и Центрами до 15000 к. с.
Для выполнения работ по заготовке и вывозке Гублескомом в 1920 операционном году образовано по Губернии шесть лесозаготовительных районов, основываясь на следующих соображениях:
1-й район. В пределах полосы желдорог от ст. Колокша до ст. Пропасти и от ст. Владимир до ст. Головино. Задание на этот район возложено наиболее крупнее в силу того, что исключительно этим районом снабжается топливом гор. Владимир и с этого же района производится питание топливом Курской Желдороги.
2-й район. В пределах полосы желдорог от ст. Пропасти до ст. Крестниково, от ст. Ковров до ст. Савино, от ст. Новки до ст. Савино и вся река Клязьма до Ковровского уезда. Задание на этот район удобно в смысле подвозки к путям транспорта, сравнительно не велико потому, что в названном районе лесная площадь настолько истощена рубками прошлых лет, что увеличить задания не представляется возможным.
3-й район. По реке Лух, реке Клязьме и реке Тезе (Вязниковский и Гороховецкий уезды). Заготовка в этом районе производится исключительно на сплав. Сплав с этого района возможен на пристань Галицкую для удовлетворения нужд Курской желдороги и с этого же района по нарядам Главтопа производятся сплавы в гор. Вязники и Шую для питания топливом местных промышленных предприятий.
4-й район Гублескома. В пределах реки Оки частью по Муромскому уезду и целиком по Меленковскому и Гороховецкому. Заготовленные в этом районе дрова, сплавленные в гор. Муром по нарядам Главтопа, идут в 50% на удовлетворение местной промышленности и в 50% на удовлетворение Курско-Казанской желдороги.
5-й район. Суздальский уезд и Юрьевский за 15-ти верстной полосой производит заготовку и вывозку дров к желдорогам.
6-й район Гублескома. Покровский, Александровский, Переславский уезды за 15-ти верстной полосой от жел. дор. 50% производителей работ и в этом районе ведут заготовку с последующей подвозкой к желдорогам и 50% производителей работ подвозят дрова к местам потребления для удовлетворения местных нужд.
Организация районов, взамен существующих в 1919-20 операционном году Улескомов, привела Гублеском к более определенной системе постройки лесозаготовительного аппарата, позволив сконцентрировать по району дело заготовки в зависимости от нахождения лесных массивов и в зависимости от степени важности того или иного района для назначения и транспорта заготовленных дров. Кроме сего, таковая организация приблизила все производственные участки находящиеся на учете Гублескома к руководящему и снабжающему их деньгами и продфуражем Центру - районным конторам. Для Гублескома такая организация принесла также некоторое уменьшение загромождающей работы, текущей переписки, что позволяет Гублескому более времени уделять для серьезной творческой работы. В связи с реорганизацией лесозаготовительного аппарата и вследствие вышеуказанных причин тормозящих работу, в начале 1920-21 операционного года произошла некоторая заминка в работах и для поднятия степени интенсивности работ Гублескому приходилось принимать ряд мер. Эти меры следующие: чтобы устранить прогрессивное падение работ Гублеском принимает следующие меры: 1) Путем непрерывных и многочисленных ходатайств перед Центром Гублеском ставит свои задачи снабжения заготовок продфуражем и инструментами в возможно полной мере. 2) В тесном контакте с Комтрудом Гублеском принимает все меры к привлечению к работам население в порядке трудоповинности. 3) Для увеличения вывозки Гублеском через Снабзем принимает меры к снабжению населения предметами хозяйственной утвари для вывозки и по организации кузниц. 4) Принимаются меры к проведению механизации работ, путем ходатайств перед Центром о предоставлении средств и предметов оборудования механизации. 5) В дело лесозаготовок привлекаются военн. Лесозаготовительные Дружины.
Все принятые меры привели к тому, что заготовка в ноябре и декабре 1920 года уже значительно превысила заготовку тех же месяцев прошлого года, вывозку за отчетный период не удалось поднять на должную высоту за неполучением осенью продфуража в достаточном количестве и вследствие того, что санный путь долго не восстанавливался» (Труды 3-го очередного Владимирского Губернского Съезда Советов Народного Хозяйства. Январь 1921 года).
Подотдел Минерального Топлива.
«В задачу Подотдела Минерального Топлива входит снабжение предприятий губернии Минеральным Топливом и керосином для технических целей, поступающими в распоряжение Подотдела по нарядам центра. Снабжение означенными продуктами производится по распределительному методу на основании представляемых Уездными Отделами Местного Хозяйства сведений о потребности в Минеральном Топливе и керосине для предприятий губернии, наличности означенных продуктов, имеющихся у предприятий в данный момент и степени действительной нужды в них для предприятий.
Вследствие незначительных поступлений Минерального Топлива и керосина в распоряжение Подотдела за недостатком этих продуктов в Советской республике потребность предприятий удовлетворить полностью не представляется возможным, благодаря чему отпуск Минерального Топлива производится лишь только предприятиям, которые лишены возможности, вследствие технических условий, перейти с отопления Минеральным Топливом на отопление дровами и которые особенно остро нуждаются в указанном продукте.
Потребность предприятий губернии в марте месяце выражалась: В нефти - 36000 пудов, Мазуте - 2600 п., Антраците - 5500 п., Коксе - 1800 п., Кузнечном угле - 40 п., Керосине - 3000 п.
Из числа вышеуказанных продуктов по мартовскому наряду поступило в распоряжение Подотдела всего только один вагон каменного угля (1000 пудов) и вместо нефти 6 цистерн солярового масла в количестве около 4500 пуд.
Следовательно, продуктов, требующихся для предприятий губернии, в марте месяце совершенно не поступило в распоряжение Подотдела и получены только каменный уголь и соляровое масло, из которых последнее оказалось пригодным в качестве топлива лишь для некоторых предприятий.
Распределены эти продукты следующим образом для предприятий: г. Владимира 1 цистерна, Ковровского у 1 цис., Юрьевского у. 1 цис., Судогодского у. 1 цис.
Помимо того из цистерны солярового масла, слитого Подотделом на местном складе — б. Т-вом Бр. Нобель удовлетворены были предприятия прочих уездов губернии, которым для удовлетворения к экстренной надобности в топливе отпущено было со склада всего около 665 пуд. мелкими количествами. Одна цистерна солярового масла, слитая помимо разрешения Губсовнархоза Ковровским Совнархозом на Ковровском складе б. Т-ва Бр. Нобель, Подотделом забронирована в качестве запасного фонда на случай экстренной нужды в топливе для водокачки и электро-станции Владимира.
Каменный уголь по указанию Металло-Отдела при Губсовнархозе был предоставлен:
'Горскому заводу в г. Муроме в количестве - 500 пудов, Новкинскому заводу в г. Коврове в количестве - 150 п., ф-ке земледельческих орудий в г. Юрьеве - 150 п., Коняевскому косному заводу - 75 п.
В настоящее время имеется на складе всего 110 пуд. и кроме того в последний момент получено сообщение о прибытии еще 3 вагонов каменного угля на ст. Владимир со ст. Алмазная, который по разгрузке вагонов будет немедленно распределен между предприятиями, нуждающимися в этого роде топлива.
За неполучением керосина по мартовскому наряду, предприятия губернии снабжались небольшими количествами из запасов, имевшихся в распоряжении Подотдела от прежних поступлений, при чем отпуск производился особо нуждающимся предприятиям, что удостоверялось Уездными Совнархозами и производственными Отделами Губсовнархоза» (Журналы заседаний Второго очередного Владимирского Губернского Съезда Совнархозов и доклады съезду 1919 года).

Губтоп

В декабре 1918 года Советом Народных Комиссаров постановлено было образовать Главтоп в ряду Главков В.С.Н.X. В апреле 1918 года он был образован.
«Полетели бумажки из Центра в Губсовнархоз с предлож. образовать Губтоп, как орган Главтопа. В течение лета 1919 года, Президиум Губсовнархоза отписывался, доказывая Центру невозможность, да пожалуй и ненужность еще организовать такой Отдел в губернии. Не ясна была здесь на месте и цель его. Но предложено было в категорической форме организовать и Губтоп основался 16 сентября 1919 года.
Тяжело было время, когда Губтоп вступил в свои права. Это была осень 1919 г., которую Москва встретила с нулем запасов топлива. Это был тот ноябрь, когда паровозы из-за отсутствия наличия топлива, вот—вот должны были замерзнуть и движение остановиться. То был момент, когда рабоче-крестьянским правительством брошен был лозунг — все на транспорт, все на топливо. Засновали агенты, политагенты, уполномоченные, особо уполномоченные, и т.д. Рабоче-крестьянская масса встряхнулась. Положение в зиму 1919—1920 года спасено.
Что мог и должен был делать Губтоп в это время в отношении распределения дров, отпуска и т.д. Конечно, правильного распределения в такое время не могло быть. Не было на лицо ни строго учтенных потребностей, ни точного учета топлива. В отношении распределения топлива Губтоп в этот первый период играл роль сдерживающего начала. Населению прививалась только идея Губтопа, как органа, ведающего распределением топлива. Без разрешения Губтопа нельзя расходовать топливо.
Наложено было «вето» на все дрова в лесу. Выпускались они лишь с разрешения Губтопа, хотя у Губтопа и не было достаточных данных для отпуска какому либо потребителю дров: приходилось доверять слову представителей. Но все-таки идея соблюдалась. К выполнению других своих задач — учету топлива и изучению потребителя Губтоп приступил с первых дней своего существования.
Учитывать топливо Губтопу сравнительно легко. Каждый производственный орган сам строго учитывает свои запасы. Губтоп лишь делает сводку этих запасов. В нашей губернии два топливо-производств. органа — Гублеском и Главторф. Учет дров и торфа Губтоп ведет через эти органы. Жидкое и минеральное топливо Губтоп получает в небольших количествах из других губ. по нарядам Главтопа.
Труднее и сложнее учесть потребность, тем более, что конкуренция и частная нажива буржуазного господства оставила нам в наследие не государственную закономерность на запросы, а частные интересы: проси больше, дадут больше: постеснятся много урезать.
Учитывать потребность можно было двояким способом: 1) непосредственно объехать все фабрики, заводы и крупно-населенные места и на месте установить потребность каждого потребителя, или 2) опросить анкетным способом нужные сведения.
Непосредственно объехать все фабрики и заводы, а их в губернии по мирному времени насчитывалось до 700, Губтоп не имел возможности и такой целью не задавался. Он избрал второй способ, как рекомендовал и Центр. Анкеты выработаны были Центром. В них запрашивались не голые цифры о потребности того или другого потребителя, а многие сведения: о топливных установках, о работах, о расходе топлива под котлами и в помещениях, о запасах его и т. д. К сожалению, на местах важной задачи Губтопа не сумели понять и большинство анкет (до 90%) заполнялись смаху, лишь бы отделаться и что-нибудь дать. Такое отношение к анкетам на первый взгляд можно было бы оправдать недостатком технических сил на мелких фабриках и заводах для того, чтобы дать толковые ответы. Однако, при внимательном анализе заполненных анкет приходится отказаться от такой мысли, потому что во многих анкетах не даны ответы на такие вопросы, на которые при вдумчивости может ответить и не специалист. До 25% совсем не ответили не смотря на все предложения Губтопа.
Запасы для своего распределения Губтоп получает от разных производственных органов: Главлескома (дрова), Главконефти (жидкое минеральное топливо), Главугля (твердое минеральное топливо), Главторфа (торф), Главсланца (сланец) и т.д. Каждый из этих Отделов устремлен в одну точку — производить, производить и производить. Отдел топлива является как бы надстройкой над ними. Он объединяет их. Приводит все добытое топливо к одному коэффициенту. И затем распределяет топливо, изучив потребителя.
В результате деятельности Губтопа за операционный сезон 1919—1920 гг. Губтоп на Всероссийский Съезд Губтопов, созванный Главтопом в мае 1920 г., представил опытный свой материал, в виде отчета по распределению дров, учету топлива и выясненную по одному плану Республики потребность в топливе для промышленности губернии и уездных городов губернии.
Все усилия Центра направлены к созданию планового снабжения топливом» (Информационный доклад Губтопа на Губернском Съезде Совнархозов 20 января 1921 года).

Деревообрабатывающий Отдел

Под‘отдел Деревообрабатывающей Промышленности Лесного Комитета, совместно с Под‘отделом Учетно-Распределительным, был образован 17-го сентября 1918 года под общим наименованием «Гублеса», с 1-го же января 1919 года Деревообрабатывающий Под'отдел перешел в ведение объединенного Губернского Лесного Отдела «Гублескома».
Исполнительным органом Под'отдела являлся: а) заведующий Под'отделом, инженер-технолог и специалист по деревообрабатывающей промышленности, б) помощник заведующего, в) делопроизводитель, г) помощник делопроизводителя, д) четыре агента-техника, ж) два писца и з) машинист.
В задачи деревообрабатывающего под'отдела входили:
1) прием, учет и техническое обследование лесопильных и деревообрабатывающих предприятий, расположенных в пределах Владимирской губернии. 2) Пуск заводов в ход., заведывание ими, ремонт ц улучшение технического оборудования, поднятие производительности действующий заводов и создание новых. 3) Прием и распределение заказов между работающими заводами. 4) Составление, проверка и утверждение смет на лесопильных и других деревообрабатывающих предприятиях. 5) Рассмотрение вопросов по финансированию лесной и деревообрабатывающей промышленности губернии, а также о расширении, сокращении и национализации предприятий с предоставлением заключений в Главлеском.

Далее »»» Владимирский губсовнархоз. Часть 4

Категория: Владимирская губерния | Добавил: Николай (28.02.2023)
Просмотров: 197 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru