Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.04.2018
04:10
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 456

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [849]
Суздаль [295]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [217]
Музеи Владимирской области [57]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [109]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [71]
Вязники [174]
Камешково [49]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [142]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Преемственность поколений мастеров Гусевского хрустального завода в 3-й четверти XIX - начале XX века

Преемственность поколений мастеров Гусевского хрустального завода в 3-й четверти XIX - начале XX века

Пак Н.Т.

материал по данной тематике достаточно обширен, но в основном связан с предпринимательством Мальцевых в контексте развития отечественного стеклоделия. История Гусевского хрустального завода также представлена в искусствоведческой литературе. Авторы работ, отводя значительное место мальцовскому стеклу в отечественном стеклоделии, говоря о сложившейся самобытной школе художественного стекла, практически не рассматривают опыт, накопленный гусевскими мастерами.
Однако сведения о роли гусевских мастеров в зарождении прогрессивных методов работы, преемственности традиций производства, создании уникальных произведений, до прихода на завод профессиональных художников, представляют определённый интерес. Важность выявления имён мастеров, чьи работы украшают музейные коллекции, отмечают ведущие специалисты по русскому стеклу. В том числе известный специалист по художественному стеклу Немчинова Д.И. справедливо признаёт, что о мальцовском стекле писали достаточно много, но «...в основном в популярной форме... не занимаясь тщательным изучением состава работников, коллектива мастеров, ассортимента и эстетических оценок выпускаемых вещей, многие из которых являются подлинными произведениями искусства мирового уровня».
Историография вопроса подтверждает необходимость дальнейшего исследования творчества гусевских мастеров, значительная роль которых в становлении самобытной школы художественного стекла не получила достойного внимания.
Цель данного исследования - изучение системы подготовки собственных кадров на Гусевском хрустальном заводе, преемственности поколений мастеров в создании и развитии специфических стекольных приёмов отделки материала, введение в научный оборот новых имён мастеров.
Источниковую базу работы составляют сведения:
- о мастеровых Гусевской хрустальной фабрики в материалах дел фонда Владимирской казённой палаты (301) Государственного архива Владимирской области (ГАВО);
- о всероссийских мануфактурных выставках в периодических изданиях (Журналы мануфактур и торговли) Департамента мануфактур и внутренней торговли;
- о трудовой мотивации, жизненном опыте и других проявлениях социальной истории, опубликованных в мемуарной литературе.

До середины XX в., в отсутствие профессиональных художников, престиж торговой марки Гусевского хрустального завода создавали квалифицированные мастера. В силу специфики профессии, отсутствия специальных школ подготовки работников хрустального производства, проблема воспроизводства рабочей силы всегда стояла очень остро. Стеклоделие изначально развивалось с форм мануфактурного производства, поэтому квалифицированных кадров было недостаточно и их обучение требовало значительных затрат. Например, к моменту основания на фабрике работало не более десятка мастеров, в совершенстве владевших стекольными профессиями. Готовить мастеров из наёмных людей, имевших право уволиться по своему усмотрению, владельцам-заводчикам было невыгодно, поэтому обучение происходило из числа крепостных. Пополнение рабочих рядов происходило разными способами: первоначально - за счёт использования посессионного права, позже - помещичьего. На завод поступали рабочие, среди которых были и крепостные крестьяне, и купленные, и дарованные. Так, в 1760 г. мастеровые люди завода Богдана Штенцеля (Духанинский стекольный завод основан в 1634 г. шведом Юлиусом Койетом, затем перешёл к его сыну Антону. В 1636 г. А. Койет привез из-за границы пятерых квалифицированных мастеров, в 1640 г. - ещё троих. Позже, когда Койет привёз ещё мастеров из Литвы, производство наладилось и без изменений в управлении оставалось до 1660 г. По-видимому, первые мастера, привезённые в Россию, были в основном специалистами по строительству стекольных заводов и устройству печей, а мастера, вывезенные из литовских и украинских земель - собственно стеклодувами.) по собственному желанию подали челобитную о переводе их на завод Акима Мальцова. Очевидно, что мастера данного заведения имели высокую профессиональную подготовку, т.к. являясь первым в России по времени образования (1634 г.), завод имел уже вековую историю. В основном это были стеклодувы, т.к. завод Штенцеля выпускал оконное стекло, аптекарскую посуду, бесцветное стекло, предназначенное для шлифовки и гравировки. Прибытие гутных мастеров на Гусевскую хрустальную фабрику имело большое значение для налаживания выпуска качественной выдувной продукции.
Несмотря на успешное развитие стекольного производства во второй половине XVIII в., квалифицированных мастеров катастрофически не хватало, поэтому Мальцовы любыми средствами старались заполучить их. Так, например, в 1766 г. Мальцовы обманом увели с Ярославской стеклянной фабрики Молчановых мастера Семёна Андреева сына Панкова. Незаконно на Гусевской фабрике был закрепощён гравёр Степан Лагутин. Имя этого мастера известно из архивных источников и монографий о русском стекле. Отец Лагутина Иван Харламович, рыльский купец гостиной сотни, был товарищем Акима Мальцова и имел пай в Можайской фабрике. После смерти родителя Степан Лагутин стал обучаться «рисовальному» делу. Став гравёром, Лагутин с 1740 по 1748 г. периодически работал на разных стеклянных заводах. В 1748 г. вернулся к Мальцовым, где впоследствии был закрепощён вместе с семьёй, а в 1756 г. переведён на Гусевскую хрустальную фабрику. В 1766 г., после долгих лет судебных разбирательств и прошений Лагутин с семьёй был восстановлен в купеческом сословии и получил вольную. За 10 лет работы на Гусевской фабрике Степаном Лагутиным было обучено несколько мастеров, от которых пошло развитие гравировального искусства на мальцовских заводах. Благодаря этому мастеру и его ученикам, на заводе была полностью устранена потребность в гравёрах. Гусевская хрустальная фабрика, помимо Императорского стеклянного завода, занимала ведущее место в производстве гравированных изделий.

В начале XIX в. ведущее место в разделке и декорировании стекла занимает алмазное гранение. Доходная продукция требовала увеличения объёмов производства, вследствие чего существовала постоянная потребность в профессиональных работниках. В 1816 г. С.А. Мальцов выкупил у Н.А. Бахметева (владельца знаменитой хрустальной фабрики) Великодворскую фабрику с окрестными деревнями. К Мальцовым перешли и мастеровые люди, переселённые в своё время с Бахметевского хрустального завода, имевшего особую славу по выделке хрусталя. Бахметевские мастера привнесли в гусевское производство новые методы декорирования изделий, в частности, технику венецианской нити. Некоторое время на заводе работали и английские специалисты, которые «состояли при машинах и шлифовальной работе», ставя на поток искусство гранения.
Численность рабочих неуклонно росла: так, в 1797 г. Гусевскую фабрику обслуживали уже 234 человека, в то время как в 1756 г. - около 70. К середине XIX в. при Гусевской фабрике работали мастера, которые в большинстве своём были обучены на местах, т.е. привлечённые к хрустальному производству с 8-летнего возраста, к 30 годам становились квалифицированными работниками. Необходимо отметить, что число малолетних рабочих (мальчиков) на Гусевском хрустальном заводе, исполняющих разнообразные операции, было значительно.

В течение столетия здесь сложились специфический тип производственных отношений и самобытная патриархальная атмосфера. Такому положению дел способствовали: отдалённость фабрики от промышленных центров, отсутствие разветвлённых путей сообщения и профессионально ориентированное на производство стекла население10. Необходимо отметить, что и другие крупнейшие центры стеклоделия (например, Дятьковский и Никольско-Бахметевский заводы), аналогично Гусевскому заводу, строились по принципу максимальной изоляции фабричного населения от основного мира. В первую очередь - это политика владельцев завода по сохранению кадров высококлассных мастеров.
Каждое новое поколение заводчан вливалось в большую рабочую «семью». Зачастую от отца к сыну передавалось искусство хрустального производства. Стали образовываться династии потомственных мастеров - Калмыковых, Зубановых, Травкиных, Гуськовых, Ляминых, Чихачёвых, Лебедевых, Новских, Опыхтиных и др.
Так, в середине XIX в. на Гусевской хрустальный завод была привезена семья Сысоевых. Родоначальником династии был мастер-стеклодув Бахметевского хрустального завода Фёдор Михайлович Сысоев. Шестеро сыновей с малолетства работали на заводе. Старший сын Сысоевых Александр Фёдорович более 50 лет проработал в гуте. Из десятерых детей Александра - Виктор, Владимир, Николай встали у стекловаренных печей. Виктор Сысоев стал известным так называемым «круглым мастером», владел всеми премудростями гутного мастерства (ил. 1).


Ил. 1
В.А. Сысоев – потомственный мастер-выдувальщик

Народная память донесла до нас имя мастера-стеклодува Разумея Васильева и легенду о знаменитом стеклянном букете. Подтвердить реальность событий, легших в основу этой легенды, в настоящее время не представляется возможным. Лишь известно, что в 1837-1838 гг. Разумей Васильев проходил по делу о заговоре мастеровых против хозяйского произвола и был сослан на пожизненную каторгу в Сибирь. В именном списке посессионных мастеров Гусевской хрустальной фабрики 1858 г. числятся сыновья Разумея - Николай и Михаил Разумеевы. После отмены крепостного права потомки автора стеклянного букета получили фамилию Любимовых и продолжали трудиться на хрустальном заводе.

С Гусевским хрустальным заводом связало свою судьбу несколько поколений Калмыковых. Старожилы рассказывали, что предок этого рода был завезён владельцем хрустальной фабрики Мальцевым с далёких берегов Каспия. Многие представители этой фамилии были шлифовщиками - мастерами по изготовлению огромных хрустальных люстр, канделябров...
Несмотря на то, что от мастеров требовалось только чёткое исполнение определённых операций, на Гусевском хрустальном заводе сложился особый почерк декорирования изделий, характерный только для данного предприятия. Примером тому являются изделия, созданные династией Зубановых. Первые сведения о родоначальнике династии алмазчиков Максиме Яковлевиче Зубанове (1823-1893) - безземельном крестьянине Парахинской волости, относятся к 1861 г. Его имя числится в списках лиц, имевших в 1861 г. «на Гусю» собственный дом и усадебное владение. С именем этого мастера связан выпуск на хрустальном заводе уникальных изделий в технике «светлое растение».
Самым талантливым из сыновей Максима Зубанова был старший сын Пётр (1843-1933). Отец и сын довели до совершенства искусство нанесения рисунка в технике «светлое растение». Пётр Зубанов был не только образцовым алмазником, но и в совершенстве владел техникой гравировки и травления. Им были исполнены алмазные грани на хрустальных люстрах Георгиевского собора, изделия для всемирных выставок в Чикаго (1893) и Париже (1900). Местные краеведы отмечают, что благодаря «зубановским» изделиям владелец Гусевского завода был удостоен высших наград на этих выставках. Семья Зубановых проживала при Гусевской фабрике, но была приписана к Касимовскому уезду Рязанской губернии. Вслед за Петром на хрустальное производство пришли остальные сыновья Максима Яковлевича - Николай (1852-1917), Иван (1854-1934), Дмитрий (1863-1941), Андрей (1864-1947), Семён (1861-1921). Искусством художественной росписи славился Андрей Максимович Зубанов. Шли годы, к алмазным колёсам пришло новое поколение Зубановых (ил. 2).


Ил. 2
Братья Д.П. и С.П. Зубановы. 1947 г.

Известные мастера Дмитрий Петрович (1880- 1954) и Сергей Петрович (1895-1947) Зубановы учились профессии у отца. Дмитрий Петрович в совершенстве освоил технику «светлое растение». С 1925 г. работал инструктором в ремесленном училище завода. Его учениками были Е. Рогов, С. Орлов, А. Платов и многие другие. В первые дни Великой Отечественной войны Дмитрий Петрович вернулся на завод к верстаку, отказавшись от пенсии.


Ил. 3
Д.П. Зубанов с семьей. 1915 г.

Сергей Петрович Зубанов прекрасно работал и алмазным кругом, и медным колесом. Он имел честь состязаться в искусстве алмазной грани с немецкими мастерами-шлифовщиками. В 1918 г. стеклоделы из немецкого города Вайсвассер прислали в подарок гусевским хрустальщикам хрустальный сапог с поздравлением по случаю свершившейся социалистической революции. Чтобы не остаться в долгу, было решено изготовить для немцев хрустальный красноармейский сапог (ил. 3). Стеклодув Яков Швагирев изготовил форму и выдул сапог, а Сергеем Петровичем Зубановым была выполнена алмазная обработка.
Из шести сыновей Петра Зубанова только один не унаследовал профессию отца. Александр Петрович стал механиком на хрустальном заводе.
В четвёртом и пятом поколении династии гусевских мастеров-алмазчиков было немало ярких представителей. Среди них Владимир Александрович Зубанов - правнук Максима Зубанова. В 14 лет пришёл на хрустальный завод, где проработал практически всю свою жизнь. В 1971 г. главный конструктор В. А. Зубанов, автор учебников и методических пособий для будущих стекольщиков, стал лауреатом Государственной премии СССР.
В становление самобытной гусевской школы огромный вклад внесла династия гусевских гравёров Травкиных. Основателем династии считается Давыдовской волости безземельный крестьянин Николай Павлович Травкин (1819-1878). Его сыновья - Иван (1849-1908), Василий (1862-1898), Дмитрий (1858-1893), Михаил (1865-1936) с малолетства работали на Гусевском хрустальном заводе и впоследствии стали профессиональными гравёрами (ил. 4).


Ил. 4
И.Н. и М.И. Травкины. Отец и сын. Конец XIX в.

Михаил Николаевич Травкин является автором гравировки на бокале с изображением Георгия Победоносца. В 1916-1919 гг. работал в Петрограде гравёром на Зеркальном заводе. По возвращении на Гусевскую фабрику стал инструктором по преподаванию гравёрного мастерства. Учеником Михаила Травкина был и его родной племянник Сергей Васильевич Травкин (1889-1961) (ил. 5).


Ил. 5
С.В. Травкин с учеником М.Д. Диановым

В 1914-1918 гг. участвовал в империалистической и гражданской войнах. С 1922 г. числился мастером-гравёром Гусевского хрустального завода. Сергей Васильевич был последним гравёром из династии Травкиных, секреты профессии передал своим племянникам, талантливым ученикам, братьям Михаилу и Константину Диановым. Работы Травкиных-Диановых являются украшением экспозиции Музея Хрусталя.

В делах о всероссийских выставках Департамента мануфактур и внутренней торговли упоминаются некоторые имена мастеров Гусевского хрустального завода. К сожалению, материалы дел не дают возможности проследить преемственности поколений этих народных умельцев, не сообщают о профессиональных навыках каждого из них в отдельности. Но тем не менее, эти редкие сведения открывают нам новые имена талантливых стеклодувов, алмазчиков, гравёров...
В ревизских сказках 10-й ревизии помещичьих крестьян Меленковского уезда за 1858 г. в числе мастеровых, доставшихся по наследству владельцу гусевской фабрики И.С. Мальцеву, числится Фёдор Аристархов с семьёй. В 1861 г. на мануфактурной выставке в С-Петербурге, в ряду разнообразных изделий Гусевского завода были представлены хрустальные часы, которые вызывали всеобщее изумление посетителей. Обозреватель выставки отмечал, что «часы делают полную честь усидчивости, терпению русского человека, который их сделал... Этот русский человек - бывший крепостной, а ныне - временно обязанный господина Мальцова - Конхин». По итогам мануфактурной выставки 1861 г. мастер хрустального завода действительного тайного советника Мальцова Конхин Фёдор Аристархович (1815- 1867) был награждён серебряной медалью для ношения в петлице с надписью «За полезное» на Станиславской ленте.
На мануфактурной выставке 1865 г. из гусевских мастеров, «отличающихся искусством и заслуживающих награды», отмечены Иван Прокофьев, Михаил Игнатьев, Ерофей Михайлов, Иван Данилов. «Признавая экспонента за отличные хрустальные изделия, при обширном и преуспевающем производстве, вполне заслуживающим прежде полученного права употребления Государственного герба, - найдено вполне справедливым поощрить и лиц, содействующих успеху производства. И положено: мастеров Ивана Прокофьева и Михаила Игнатьева представить к почётным наградам, а Ерофея Михайлова и Ивана Данилова наградить похвальными листами».
На всероссийских выставках 1865, 1870 гг. и на международной выставке 1867 г. экспонировались хрустальные посеребренные рефлекторы, употребляемые для освещения фабрик, созданные мастером Гаврилой Журенковым. «Журенков, крестьянин, представил зеркало 20х12 вершков ртутной подводки, испортившееся от сырости и долговременного употребления, чрез что оно сделалось негодным. Очистив одну половину стекла, он исправил его заново способом химического серебрения. Также добавлены им шары для сада и рефлектор для ламп. До сего времени, сколько известно, из русских ещё никто не заявлял своего умения означенным способом подводить стёкла и возобновлять старые зеркала». На всех выставках был удостоен «Почётного отзыва».

В истории частных стекольных заводов почти не сохранилось имён составителей рецептуры стекла. В фондах Владимиро-Суздальского музея-заповедника находятся пять книжек с рецептами шихты цветных стёкол химика хрустального производства Гусевского завода Василия Николаевича Рябова (1869-1909), датированные 1883, 1886, 1894, 1900 гг. (ил. 6).


Ил. 6
В.Н. Рябов - химик, составщик стекла. Конец XIX в.

Рукописные книги передал в дар музею внук Василия Рябова - известный физик Вадим Александрович Рябов. В 1990 г. научным сотрудником Музея Хрусталя Константиновой Е.Б. был подготовлен доклад, связанный с изучением рецептурных книжек Василия Рябова.
В ходе разработки данной темы, на основе изучения церковных метрических книг гусевской церкви Акима и Анны, хранящихся в городском ЗАГСе Гусь-Хрустального, выявлена родословная династии Рябовых. Основоположником династии гусевских Рябовых является меленковский мещанин Андрей Рябов (1798-1846). Его сын Николай Андреевич (1835-1907) был мастером-стекловаром. Из четырёх его сыновей Василий продолжил дело отца, с 1901 по 1907 г. числился заведующим гусевской гутой. В 1907 г. за сочувствие революционно настроенным рабочим был уволен с завода. Заменил опытного стекловара Рябова его ученик Иосиф Зелинский (1876-1943) (Большой вклад в производство цветного стекла внёс Иосиф Зелинский. На родине, в Польше, работал на Петраховском стекольном заводе мастером хрустального производства. В 1906 г. Зелинский с семьёй был приглашён в Россию на Гусевской хрустальный завод составщиком стекла. И.И. Зелинский работал стекловаром с 1906 по 1933 г. В 1933 г. был назначен составщиком по составлению особого высокосортного стекла.) (Большой вклад в производство цветного стекла внёс Иосиф Зелинский. На родине, в Польше, работал на Петраховском стекольном заводе мастером хрустального производства. В 1906 г. Зелинский с семьёй был приглашён в Россию на Гусевской хрустальный завод составщиком стекла. И.И. Зелинский работал стекловаром с 1906 по 1933 г. В 1933 г. был назначен составщиком по составлению особого высокосортного стекла.). В Гусь-Хрустальном у Василия Рябова родилось трое сыновей - Александр (1893 г.р.), Владимир (1898 г.р.), Михаил (1905 г.р.). После увольнения уехал с семьёй на Никольско-Бахметевский хрустальный завод в Пензенскую губернию, где умер от воспаления лёгких в 1909 г.
Родные братья Василия Рябова - Иван (1867 г.р.), Алексей (1869 г.р.), Николай (1871 г.р.) с семьями остались работать на Гусевской фабрике. Их потомки по настоящее время живут в Гусь-Хрустальном.

Большой вклад в освоение новых художественных приёмов декорирования стекла внесли иностранные мастера на рубеже ХІХ-ХХ вв., некоторые потомки которых, приняв российское гражданство, продолжали трудиться на Гусевском хрустальном заводе. Хотелось напомнить фамилию мастера-живописца Иосифа Шпинара (1886-1942), австрийского подданного, чеха по происхождению.
И.В. Шпинар - профессиональный художник по стеклу, прибыл на Гусевской завод в 1910 г. (по некоторым сведениям - в 1911 г.). Был назначен помощником мастера по живописной части, на протяжении многих лет был ведущим «галлистом» завода. Им воспитана целая плеяда талантливых мастеров - Рогов Е.И., Лямин А.И., Добровольский Г.Н., Мышов А.И. и др.

В начале XX в. Гусевской хрустальный завод принадлежал к немногочисленным крупным производствам стекла, организовавшим массовый выпуск бытовой посуды для самого широкого потребителя. Изделия завода отличались технологичными, несложными в выделке и удобными в потреблении формами с применением ряда специфических стекольных приёмов отделки материала. Производство с постоянно расширяющимся ассортиментом выпускаемой продукции при одновременном повышении её технических и художественных качеств работало без привлечения художников-специалистов. На заводе работали высококлассные мастера, целые семейные династии, которые на протяжении многих лет передавали опыт не только по принципу «от отца к сыну», но и от мастера-учителя к ученику-подмастерью (ил. 7).


Ил. 7
Мастера Гусевского хрустального завода. 1912 г.

С организацией в 1924 г. школы ФЗУ, рабочих для Гусевского хрустального завода и всех стекольных производств района стали централизованно обучать мастерству квалифицированные инструкторы, имевшие производственный стаж и необходимые знания. Опыт, накопленный мастерами и легший в основу становления гусевской художественной школы стекла, активно использовался в последующие годы XX столетия и не был забыт профессиональными художниками.
В ходе работы прослежен процесс формирования высококлассных рабочих кадров на Гусевском хрустальном заводе, начиная с приобретения мастеровых извне и заканчивая подготовкой собственных кадров.
Преемственность поколений мастеров в создании и развитии специфических стекольных приёмов отделки материала представлена в династиях и на примерах «учитель - ученик». Речь идёт о династиях алмазников Зубановых, Сысоевых, Калмыковых, граверов Травкиных Диановых, стекловаров Рябовых.
Отдельной частью представлена деятельность единичных мастеров, талант, квалификация, профессионализм которых отмечены в обозрениях мануфактурных выставок.

Используемая литература:
Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Материалы исследований» Выпуск 18. 2012
Из жизни иностранных подданных при «Гусевской хрустальной фабрике» в сер. XIX – нач. ХХ в.
Зарождение стекольного дела во Владимирской Мещёре
Город Гусь-Хрустальный
Музей Хрусталя им. Мальцовых, гор. Гусь-Хрустальный.
Музей Гуся, гор. Гусь-Хрустальный.
Музей декоративно-прикладного искусства «Хрусталь. Лаковая миниатюра. Вышивка», гор. Владимир

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Jupiter (29.03.2018)
Просмотров: 45 | Теги: Гусь-Хрустальный, промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика