Главная
Регистрация
Вход
Среда
16.08.2017
16:27
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 320

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [589]
Суздаль [227]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [168]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Церковь Иоанна Воина гор. Коврова

Церковь Иоанна Воина

Адрес: г. Ковров, ул. Першутова, д. 7
Архитекторы: Петров Е.Я., А.Н. Вершинский.

В 1531 г. все окрестные селения облетела скорбная весть: в селе Рождественское скончался князь Василий Ковер. Тогдашние села и деревни были немноголюдны, но все равно на погребение князя Ковра в Рождественское собралось огромное стечение народа. Многочисленные князья Стародубского дома — Ряполовские, Палецкие, Гундоровы, Пожарские и иные съехались проводить в последний путь своего заслуженного родственника. Князь Насилий Ковер прожил долгую жизнь, много лет провел на государевой службе в боях и походах.

При Покровской церкви уже лежали каменные надгробные плиты его отца князя Андрея Федоровича Кривоборского и братьев, князей Романа, Ивана и Алексея Андреевичей, умерших в молодости раньше отца. Тесали эти плиты местные умельцы-камнесечцы из мягкого известкового камня, добывавшегося тут же, при селе. Украшали они княжеские памятники бордюром по краям и причудливым узором в центре. Между узоров вилась по камню славянская вязь, сообщая, когда и кто погребен под плитой. Рядом с отцом и братьями был положен и князь Василий Ковер. Плита над его могилой сохранялась вплоть до 1934 г. и долгое время была старейшим историческим памятником в Коврове. Позже, при сносе Иоанно-Воиновского кладбища, эта плита в число прочих оказалась уничтоженной.
После Василия Ковра, спустя всего 10 лет, там же были похоронены и его три сына, князья Иван, Андрей и Семен Ковровы. Так постепенно на кладбище села Рождественского-Коврова образовался целый княжеский некрополь. В народе это кладбище стали называть «кладбищем князей Ковровых». Название это сохранялось среди жителей села и даже города Коврова вплоть до начала XIX века. Жители Коврова чтили своих легендарных князей. В начале XIX века над сохранившимися к тому времени гробницами князей Ковровых они устроили деревянную часовню. Вот что говорилось об этом в литературном журнале за 1857 г.:
«В городе Коврове всякому укажут фамильную усыпальницу князей Ковровых, над которой ныне стоит бедная деревянная часовня. Надгробные надписи отнимают всякое сомнение в том, что тут погребены лица угасшего княжеского рода Ковровых. Отсюда видно место, где, по преданию, стоял дом или дворец, как выражается народ, князей Ковровых».
В начале XX столетия часовня над могилами князей Ковровых была перестроена и, практически, заново выложена в камне. Старые надгробные плиты отделялись от входа ажурной кованой решеткой, открываемой для публики только в дни и двунадесятых праздников. Под сводами часовни нал гробницами день и ночь горели неугасимые лампады. После сноса Ивано-Воиновского кладбища в середине 1930-х гг. уничтожили и часовню вместе со всеми надгробиями.

Кладбищенская церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы существовала в селе Рождественское-Коврово в течение всего XVI столетия. В 1609 г., во время войн и бедствии Смутного времени, село Коврово было разорено поляками, казаками и русскими изменниками, служившими самозванцу Лжедимитрию II, прозванному Тушинским вором. Враги разграбили и сожгли многие селения Владимирской земли. После лихолетья Смуты заново отстраивались села, на старых пепелищах ставились новые храмы. Вместо спаленной «панами» Покровской церкви в селе Коврово был выстроен новый деревянный храм в то же именование с приделом в честь св. Иоанна Рыльского. В писцовой книге 1628/1629 г. «письма и меры Михаила Трусова и дьяка Федора Витовтова» при описании села Коврова упоминается «церковь Покров Пресвятой Богородицы да в пределе Иван Рыльский Чудотворец древян клецки да в церквах образы и свечи и книги и ризы и колокола и сосуды церковные и всякое церковное строение и монастырское и мирское».
В XVI веке придела Иоанна Рыльского при Покровской церкви не существовало. Почему же ковровчане после событий Смуты и литовскою разорении выстроили в своем селе придельный храм именно в честь святого Иоанна Рыльского? На Руси храмы произвольно никогда не освящались и выбор того или иного святого или церковного праздника делался осознанно. Святой Иоанн вел подвижническую жизнь в Болгарии в IX—X веках и скончался в возрасте 70-ти лет 18 августа 946 г. Мощи его прославились многими чудесами и исцелениями. Они перевозились в города Софию, Эстергом (в Венгрии) и, наконец, были помешены в городе Тырново — старой болгарской столице. Перенесение мощей преподобного Иоанна в Тырново состоялось 19 октября 1195 г., и именно в этот день православная церковь празднует память преподобного Иоанна Рыльского. Последнее событие связано с именем болгарского царя Ивана Асеня I, правившего в 1186-1196 гг. и восстановившего независимость Болгарии после того, как эта страна много лет находилась под властью иноземных захватчиков-византийцев. Царь-освободитель пожелал упрочить положение нового государства тем, что перенес в свою столицу мощи очень почитаемого в Болгарии святого. На Руси очень хорошо знали житие Иоанна Рыльского и, возможно, ковровчане после освобождения России от поляков, Лжедимитриев и шведов специально посвятили новый придельный храм святому, чье имя в свое время было знаменем при борьбе за независимость родственного болгарского народа.
Сколько лет просуществовал придел святого Иоанна Рыльского при Покровской церкви в селе Коврово — неизвестно. Однако, к концу XVII столетия там не было уже ни Покровского храма, ни придела при нем. И все же память об этой церкви в сердцах ковровчан сохранялась вплоть до второй половины ХІХ века. Уже в 1857 г. священник В. П. Туторский писал, что в Христорождественской церкви города Коврова до сих пор хранится древний дубовый аналогий, на котором вырезаны слова: «К образу Покрова Пресвятыя Богородицы».
Таким образом, первый ковровский кладбищенский храм просуществовал не менее двухсот лет. Почему он исчез в середине XVII века, мы не знаем, Скорее всего, деревянная Покровская церковь стала жертвой одного из частых прежде опустошительных пожаров. Вновь ее не восстановили, ограничившись лишь устройством часовни, которые по обычаю ставились на Руси на месте прежде существовавших храмов. Кладбище же «князей Ковровых» продолжало существовать и оставалось единственным ковровским кладбищем вплоть до начала XIX века.
В сентябре 1778 г. в жизни села Коврово произошло одно из самых знаменательных событий за всю его историю. По указу императрицы Екатерины II был образован уездный город Ковров в составе Владимирского наместничества. Учреждение города Коврова непосредственно повлияло на устройство нового ковровского кладбищенского храма. Около столетия в селе Коврово, после гибели Покровской кладбищенской церкви в пламени пожара, не было отдельного храма на старом сельском кладбище. Но когда прежнее село стало городом, то сразу возник вопрос о строительстве отдельного кладбищенского храма. Дело в том, что еще в 1771 г., когда по России прокатилась опустошительная эпидемия чумы, скопление мертвых и живых в городских храмах не раз приводило к распространению «морового поветрия». Вследствие этих печальных событий 17 ноября того же 1771 г. появился указ Правительствующего Сената, по которому предписывалось строить в городах при кладбищах отдельные, «на первый случай хотя бы небольшие деревянные церкви». Пока Ковров оставался селом, ему кладбищенского храма как бы не полагалось по штату, но стоило ему стать городом, то подобный храм, во исполнение сенатского указа, стал необходим.
Так уже в начале 1780-х гг. на «кладбище князей Ковровых» стараниями настоятеля приходской Христорождественской церкви и на пожертвования ковровских обывателей была построена небольшая деревянная церквушка. Потому ли, что строился этот храм не по желанию ковровских граждан, а по велению властей, или же из-за скудости средств жителей новообразованного города, не успевших еще сполна использовать все выгоды своего нового положения, но средств на строительство кладбищенской церкви собрали очень немного. Сам храм получился маленьким и неблаголепным. Тем не менее он был освящен и использовался по назначению почти 30 лет. Новая церковь стала приписной к городской приходской Христорождественской церкви и самостоятельного причта не имела. Освящен новый храм был во имя Святого мученика Иоанна Воина.
Этот святой жил в середине IV века в царствование римского императора Юлиана Флавия Клавдия, правившего с 361 по 363 гг. Воспитанный как христианин, этот император, придя к власти, отрекся от христианства и попытался возродить древнюю языческую религию. За преследования христиан и приверженность к язычеству он и получил прозвание Отступника. Иоанн Воин как «царский стратилат» (военачальник) был послан императором Юлианом в одну из областей для преследования христиан. Но, сам будучи христианином, Иоанн вместо преследования укрывал своих единоверцев, помогал им деньгами, пищей и одеждой. Узнав об этом, Юлиан повелел привести его в столицу империи Константинополь, чтобы предать непокорного суду и казни. Св. Иоанн по пути в столицу претерпел «мучение велие» от сопровождавших его воинов, которые его заковали в железные цепи, всячески истязали, били, морили голодом и холодом. Так как император в то время находился в походе в Персию, то Иоанна в Константинополе посадили в темницу до возвращения Юлиана. Однако император так и не вернулся назад, будучи смертельно ранен копьем в одном из сражений, когда его войско уже одержало победу. После гибели Юлиана, приверженцы христианства вновь восторжествовали в империи. Св. Иоанн получил свободу. Всю свою последующую жизнь он посвятил служению Богу и ближним. Скончался Иоанн в глубокой старости.
Содержащиеся в службе Св. Иоанна песнопения восхваляют его, как «славнаго мученика, и добляго воина», «благочестия поборника», «изящнаго чудотворца, помощника обидимым, благоверным предстателя, и врача безмездна», «от напрасныя смерти хранителя, и путей благих известника», «всех печалей утешителя», «милости творителя, на бранех воином способника», укрепляющего «воины в ратех» и избавляющего их «от врагов пленения», «в бедах предстателя, и унывающим истинное радование, нищии обогатителя», «помощника всем в скорбех, и злых дел обличителя, и погублений тайных явителя», обличающего «крадущия люди» и «в радость» приводящего «богомудрыя человеки возвращением и объявлением похищеннаго имения их». По Прологу, широко распространенному и популярному славяно-русскому церковно-учительскому сборнику, Св. Иоанн Воин «лукавых человек всякаго чина, убийц немилостивых, разбойников бегство, ради злобы их и пронырства, удерживает, и сотворяет им препоны в совете погибельном, и в пути где-либо крытися имущим, татьбы и кражество и грабительство многообразие извещает, и улучение на коем мосте явленно творит». В прежние времена Св. Иоанна Воина в России называли – «карателем воров» и в случае кражи или обиды от злых людей служили молебен именно этому святому. Весьма вероятно, что мещанско-купеческое население Коврова, занимаясь торговлей и находясь порой в дальних отлучках, нуждалось в заступничестве Св. Иоанна Воина, дабы не потерять свое достояние, а порой и жизнь. Поэтому и посвятили новую кладбищенскую церковь именно этому святому. Представляется примечательным и то обстоятельство, что упомянутый выше сенатский указ предписывал устраивать кладбища в городах на окраинах или же вовсе за городской чертой. Но старое сельское кладбище и в ставшем городом Коврове оказалось на юго-западной его окраине, почему и не было закрыто, и новый кладбищенский храм появился там, а не в другом месте.

Первая по времени Ковровская Иоанно-Воиновская церковь быстро обветшала и все болле не соответствовала своему назначению. Ни видом, ни размерами не подходила она для все больше растущего города. Но хотя многие ковровчане и полагали, что пора-мол строить новый храм на городском кладбище, но никто не хотел брать инициативу в этом хлопотном деле на себя. Все же, наконец, такой человек нашелся. Как это часто бывает в подобных случаях, он не являлся постоянным жителем Коврова. Звали его Петр Борисович Ошанин.


Герб рода дворян Ошаниных

Он принадлежал к старинному дворянскому роду, известному с XV столетия и происходящему, по легенде, от выходца из Венеции некоего Стени, чей сын стал служить великим князьям московским. П. Б. Ошанин являлся потомком Стени в XI колене. Ошанины были в родстве с князьями Ковровыми. Именно по линии Ошаниных прослеживаются последние прямые потомки этого древнего княжеского рода. Последний известный на сегодняшний день потомок князей Ковровых Лчитрий Александрович Ошанин скончался после 1789 г. и был погребен при Успенской церкви села Любец Ковровского уезда. Могила его сохранялась вплоть до последней четверти XIX века. Петр Борисович Ошанин принадлежал к другой ветви рода Ошаниных и приходился Дмитрию Александровичу Ошанину братом в шестом колене. Весьма вероятно, что П. Б. Ошанин знал о родстве своей фамилии с угасшим княжеским родом Ковровых.
Его отец, Борис Васильевич Ошанин при императрице Анне Иоанновне служил в лейб-гвардии Преображенском полку и вышел в отставку гвардии капралом. Он был помещиком Владимирского уезда и Ногайской округи Казанской провинции. Его единственный сын Петр Ошанин родился примерно в 1749 г. В молодости он состоял на военной службе, откуда был отставлен в чине поручика. С образованием Владимирского наместничества поручик Ошанин по выбору дворянства в 1778-1781 гг. занимал пост заседателя Вязниковского уездного суда. В 1782-1785 гг. он был расправным судьей в Ковровской нижней расправе — в судебном органе, разбиравшем дела государственных крестьян в уезде. За добросовестную службу на этих постах П. Б. Ошанин получил чин титулярного советника (капитана) и в ней уже окончательно вышел в отставку. Ошанину принадлежали часть села Данилово, сельца Никитинское и сельца Кирсаниха Ковровского уезда, а также сельцо Горки Судогодского уезда.
Еще в начале 1770-х гг. Петр Борисович женился по любви на девице из дворян Марии Максимовне Козловой, которая была старше его примерно на два года. Но брак этот, оказался не слишком продолжительным. В то время, когда Ошанин был ковровским расправным судьей, его жена заболела чахоткой и безвременно скончалась 30 января 1783 г. в Коврове на 36-м году жизни. В метрической книге Христорождественской церкви за 1783 г., хранящейся во Владимирском областном архиве сохранилась запись, что поручица М. М. Ошанина была «погребена на кладбище г. Коврова при церкви». Здесь имеется ввиду кладбищенская церковь Иоанна Воина. Дворянку Ошанину, жену видного уездного чиновника, похоронили рядом с кладбищенским храмом, что считалось особенно почетным.
Овдовев в неполных 34 года. П. Б. Ошанин вполне мог бы жениться второй раз. В то время это было достаточно распространенным явлением, а возраст, состояние и положение делали его достаточно видным женихом для уездных барышень. Но он так и не вступил во второй брак. Видно, крепко любил свою безвременно почившую супругу Петр Ошанин, если хранил верность ее памяти всю свою оставшуюся жизнь — более 40 лет. Весь свой досуг он посвятил воспитанию дочери. Прасковья Петровна Ошанина (р. 1772-ум. ок. 1839/1840) была единственным ребенком Ошаниных. Отец выдал се замуж за отставного гвардии прапорщика Ивана Михайловича Владыкина, дворянина хорошей фамилии, имевшего две с половиной сотни душ. Жили И. М. и П. П. Владыкины в селе Марьино Ковровского уезда.
Петр Борисович один и вместе с дочерью часто посещал дорогую его сердцу могилу на «кладбище князей Ковровых» при церкви Иоанна Воина. Между тем, он не мог не видеть, что храм этот, изначально не отличавшийся изяществом архитектуры, год от года ветшал и приходил в упадок. Такое состояние храма на кладбище, где покоилась столь сильно любимая им супруга, где сохранялись старинные надгробные плиты князей Ковровых, также родственников Ошанина, давших имя самому уездному городу, сильно угнетало Петра Борисовича. Постепенно у него родился замысел личным участием исправить подобное положение дел. Он обратился за советом к нескольким ковровским постоянным жителям. Более всего понял Ошанина и проявил горячее сочувствие к его замыслу ковровский мешанин Иван Федорович Апарин.
Апарины принадлежали к одному из старейших ковровских мещанско-купеческих родов. Впервые представители этого рода Олешка и Лучка Григорьевы обнаруживаются в числе ковровских крестьян в 1660 г., как пасынки местного же крестьянина Ивана Михайлова по прозвищу Урус. Так как фамилию Апарины носили две ветви этого рода, разделившиеся еще в первой половине ХVIII столетия, то, очевидно, что прозвание Опара (Aпapa) принадлежало их общему предку. Вероятно это был Федор Лукьянович (1674-1740). Первых Апариных никак нельзя назвать людьми зажиточными. Тот же Федор Лукьянович даже двора своего не имел, а жил с семейством во дворе своей тетки (1701). С течением времени, однако, Апарины породнились со многими самыми именитыми ковровскими фамилиями и сами пополнили ряды ковровского купечества. Род Апариных сильно размножился в течении XVIII столетия. И. Ф. Апарин был сыном крестьянина с. Коврово Федора Федоровича Апарина (р. ок. 1733-ум. 10.12.1794) от его второго брака с некоей Марией Андреевной, дочерью ковровского крестьянина, записавшегося после открытия нового города в 3-ю гильдию местного купечества.
Иван Федорович Апарин (1775-1.1.1831), сам в 1800-1805 гг. был ковровским купцом 3-й гильдии, в 1803-1805 гг. по подряду от казны он выстроил в Коврове новое здание городской тюрьмы. В 1803 г. по выбору городового общества Иван Апарин занимал пост ковровского ратмана, а в 1806-1808 гг. — бургомистра. Он и поддержал титулярного советника Ошанина в вопросе о строительстве новой кладбищенской церкви в то же именование с приделом Георгия Победоносца.
В октябре 1810 г. П. Б. Ошанин и И. Ф. Апарин подали совместное прошение на имя епископа Владимирского и Суздальского Ксенофонта, при котором прилагали от Ошанина 1000 рублей, а от Апарина 500 рублей на строительство новой каменной кладбищенской церкви. После неспешного рассмотрения прошения. 2 ноября 1810 г. из Владимирской духовной консистории был прислан указ ковровскому благочинному священнику А. М. Широкогорову уточнить все обстоятельства дела и подтвердить, есть ли необходимость в строительстве нового храма. В своём ответе в консисторию А.М. Широкогоров отметил, что церковь действительно ветха, более походит на старый дом «…и тем делает безобразие как тому месту, которое она занимает, так и целому городу…». На новый указ Владимирской консистории 28 февраля 1811 г. последовала разрешающая резолюция Его Преосвященства, а 1 марта того же года была дана, наконец, и храмозданная грамота на строительство каменной кладбищенской церкви. Резолюция Его Преосвященства от 23 февраля 1811 г. гласила: «Вместо ветхой деревянной церкви построить каменную на кладбище с приделом дозволяем, на что, заготовя грамоту, представить к подписанию и план ко утверждению. Деревянную же за ветхостию не перенося... оставить до окончания строения новой в настоящем положении».

Первоначальный проект церкви разработал владимирский губернский архитектор титулярный советник Алексей Никитич Вершинский. Любопытно отметить, что в Коврове в то время служил уездным землемером его сын губернский секретарь Петр Алексеевич Вершинский.


Церковь Иоанна Воина

Строительство каменного Иоанно-Воиновского храма началось только весной 1811 г. Пожертвованные Ошаниным и Апариным 1500 руб. по тем временам составляли весьма приличную сумму, но для строительства достаточно большого каченного храма с колокольней ее все равно не доставало. Поэтому, наряду с проведением строительных работ в Коврове, был начат сбор дополнительных средств на создание кладбищенской церкви. Всей деятельностью по строительству храма руководил И. Ф. Апарин, избранный на трехлетие с 1812 по 1814 гг. ковровским городским головой.
В январе 1812 г. в должности Владимирского губернского архитектора Алексея Никитича Вершинского сменил, переведенный из Московской губернии Евграф Яковлевич Петров. Изначальный проект был переделан Петровым. И в течение долгих лет он наблюдал над воплощением своих замыслов в камне. Во Владимире Е. Я. Петров прослужил 27 лет, достиг здесь чина надворного советника и потомственного дворянства, но храм Иоанна Воина в Коврове стал одним из первых, если не самым первым его проектом, утвержденным в качестве владимирского губернского архитектора.
Но с началом Отечественной войны 1812 г. строительство новой кладбищенской церкви было остановлено. Теперь жители Коврова и уезда жертвовали на нужды Владимирского губернского ополчения, создававшегося для защиты губерний, расположенных к востоку от Москвы.



Колокольня церкви Иоанна Воина

Только в 1814 г., когда закончилась война с наполеоновской Францией, когда воротились по домам ковровские ратники, вновь стали собирать деньги для продолжения работ. Возведение храма шло очень медленно. Вначале был устроен и освящен теплый придельный храм во имя Св. Великомученика Георгия Победоносца. Потом зaвершили постройкой холодную церковь во имя Св. мученика Иоанна Воина. И только в 1827 г. завершились работы по строительству колокольни и весь храм, по благословению тогдашнего епископа Владимирского и Суздальского Парфения, был освящен. Храм был выстроен в стиле модного тогда классицизма, об одной главе с колокольней, увенчанной высоким шпилем.
1 января 1831 г. скончался бывший городской голова Иван Фёдорович Апарин. Храмоздателя Иоанно-Воиновской церкви похоронили у стен его детища. Его жена Ксения Ивановна Апарина, урожденная Молодкина (р. ок. 1773-уч. 5.1.1840), дочь ковровского купца 3-й гильдии Ивана Ивановича Молодкина и его жены Ирины Семеновны, пережила своего супруга почти ровно на девять лет. У Апариных известны четыре дочери: Александра, Екатерина, Мария и Анна.
Время кончины П. Б. Ошанина неизвестно. В 1813 г. он жил в своем имении сельце Горки Судогодского уезда. Ему тогда уже было около 64-х лет. Вероятно, вскоре он и скончался, не дожив до освящения Иоанно-Воиновского храма. Место его погребения неизвестно. На Иоанно-Воиновском кладбище погребена его супруга Мария Максимовна, скончавшаяся в 1783 г.

Даже после окончания работ по строительству каменного кладбищенского храма, продолжалось устройство кирпичной кладбищенской ограды, а потом и строительство небольшой также каменной церковной сторожки напротив церкви.

Почему придельный храм был посвящен именно Св. Георгию Победоносцу — сказать трудно. Помимо популярности этого святого на Руси, вероятно, были и особые причины, побудившие храмоздателей предложить освятить теплый придел в его честь. В конце XIX века две улицы, по обе стороны 6-го городского квартала, шедшие по направлению к Иоанно-Воиновскому кладбищу и храму, получили названия Ивановской и Георгиевской — по двум престолам кладбищенской церкви. Придел Св. Георгия располагается в южной части храма, поэтому и улица Георгиевская южнее Ивановской. В советское время эти улицы были переименованы: Ивановская стала улицей Урицкого, Георгиевская — улицей Свердлова.
Таким образом, у нового каменного кладбищенского храма во имя Св. мученика Иоанна Воина с приделом во имя Св. Великомученика Георгия Победоносца с 1827 г. стало два престольных праздника: 23 апреля (празднование памяти Св. Георгия) и 30 июля (празднование Св. Иоанна Воина, обе даты по старому стилю). Церковь Иоанна Воина стала вторым каменным храмом Коврова. Следующую по времени церковь в городе (в честь Феодоровской Божией Матери при железнодорожных мастерских) выстроили только к 1875 г. Силуэт кладбищенского храма, по тем временам одного из самых значительных строений в городе, сразу стал одним из основных ориентиров панорамы Коврова. Иоанно-Воиновский храм был поставлен на более возвышенном месте, нежели Христорождественский собор, поэтому, хотя сама кладбищенская церковь своими размерами меньше старого собора, ее было видно также издалека со стороны Клязьмы. Для путников, двигавшихся к Коврову с южной стороны, по дороге из села Павловское через деревню Шашово, колокольня храма Иоанна Воина открывалась раньше всех остальных городских строений.
Образ Иоанно-Воиновского храма вполне естественно получил в уездном городке значение символа местного кладбища. Видный земский деятель Владимирской губернии, действительный статский советник Александр Петрович Смирнов так описывал Ковров середины 1830-х гг. в своих воспоминаниях:
«Ковров расположен на высоком берегу Клязьмы и из-за реки имеет очень хороший вид. Много раз горел он, и потому почти все дома новые. Улицы, покрытые глубоким, сыпучим песком, не нуждаются в мостовой и никогда не бывают грязны. Общество уездного города состоит большей частью из служащих. В памяти моей возникают давно забытые образы. Вот в собрании уездного общества раздается пение и игра на гитаре. Гитарист поет: «Не дивитеся, друзья»; и вместо слов:
И сложу мою главу
Неоплаканиу
поет:
И сложу мою главу
Ивану Воинственнику».
В Коврове еще в начале XIX века, помимо старого кладбища «князей Ковровых», было отведено и новое кладбище к югу от городской черты (на месте нынешнего парка КЭЗ). Оно получило название Ильинского, по сооруженной там одноименной деревянной часовне. На месте этой часовни предусматривалось выстроить новый кладбищенский храм, а Иоанно-Воиновскую церковь обратить в приходскую, но этот план так и не был осуществлен. Именно Иоанно-Воиновское кладбище вплоть до начала XX столетия сохраняло роль центрального кладбища города. Там были погребены практически все представители местной дворянско-купеческой элиты. В центральной части кладбища образовались своего рода семейные некрополи, где покоились представители нескольких поколений одного и того же семейства. Многочисленные мраморные, гранитные и чугунно-литые памятники представляли немалый исторический и художественный интерес.
Храм по-прежнему оставался приписанным к Христорождественской церкви. Положение приписного храма не могло не отражаться на скудости ее внутреннего убранства. Духовенство Христорождественской церкви не испытывало особенного рвения к украшению кладбищенского храма. Клировая ведомость Христорождественского собора за 1870 г., например, говорит о «приписной к означенному собору Иоанно-Воиновской церкви» следующее: «служение в ней бывает в течение всего года, кроме 4-х зимних месяцев... Утвари в сей церкви значительной и ценной не имеется, а нужное для служения берется из Христорождественского собора». Церковные старосты к кладбищенскому храму избирались отдельно, но более всего они занимались лишь присмотром за общим состоянием церковного здания и благоустройством кладбища. Так в 1873 г. старостой Иоанно-Воиновской церкви был избран ковровский мешанин Иван Архипович Куликов, а с 1879 по 1886 гг. этот же пост занимал ковровский купец 2-й гильдии Дмитрий Николаевич Мытарев (7.2.1828-20.2.1898). В 1887-1890 гг. Д. Н. Мытарев занимал пост заступающего место Ковровского городского головы. Его хлопотами и заботами следующего церковного старосты Иоанно-Воиновского храма Василия Ивановича Терентьева, а также тогдашнего настоятеля Христорождественского собора протоиерея А. Г. Радугина по представлению епархиального начальства указом Св. Синода в 1888 г. к Иоанно-Воиновской церкви был определен отдельный причт из священника и псаломщика.
Город пожертвовал Иоанно-Воиновской церкви 400 квадратных сажен земли, на котором был выстроен деревянный на каменном фундаменте дом для новоопределенного причта.
Первым настоятелем Иоанно-Воиновского храма стал священник Николай Никифорович Быстрицкий (р. ок. 1842 - ум. 22.4.1903). Выходец из духовного сословия, он окончил Владимирскую семинарию в 1868 г., после чего священствовал в селе Польное (1870-1876) и Дмитриевском погосте (1876- 1888) Меленковского уезда. Оттуда о. Николай был переведен в Ковров к кладбищенской церкви. При нем Иоанно-Воиновский храм обзавелся всей необходимой утварью, значительно улучшилось внутреннее церковное убранство. Особенно заботился Н. Н. Быстрицкий о создании нового иконостаса, который своим великолепием не уступал бы соборным. За усердную службу и заботы о благолепии храма о. Николай награждался епархиальным начальством набедренником, скуфьей и камилавкой. 23 октября 1897 г. он был перемешен священником в Ковровский Спасо-Преображенский собор. Там в 1902 г. он успел получить наперсный крест от Св. Синода, но вскоре скончался. Н. Н. Быстрицкого погребли близ храма Иоанна Воина, где он настоятельствовал 9 лет.
Первым псаломщиком был - Василий Иванович Лебедев.
Вторым настоятелем кладбищенской церкви и преемником Быстрицкого стал Стефан Иванович Виноградов. После окончания Владимирской духовной семинарии в 1878 г. он служил учителем Уршельского народного училища Судогодского уезда (1878-1881) и надзирателем Владимирской семинарии (1881-1885), затем священствовал в селе Бородино Суздальского уезда (1886-1897). С 1897 по 1912 гг. о. Стефан был настоятелем ковровского кладбищенского храма. Он успешно продолжил труды своего предшественника. Уже в 1898 г. в описании Иоанно-Воиновского храма указывалось, что «утварью, ризницею, св. иконами и богослужебными книгами церковь снабжена достаточно». Помимо забот о храме, о. Стефан постоянно проявлял попечение о благоустройстве Иоанно-Воиновского кладбища. «Владимирские епархиальные ведомости» в апреле 1898 г. отмечали: «..кладбище в городе Коврове, находящееся при церкви Св. мученика Иоанна Воина, содержится благоприлично, обнесено каменною оградою, имеет сторожку и сторожа». В то время должность сторожа или «дежурного у ворот» занимал мешанин Михаил Соколов.
С. И. Виноградов вынашивал замыслы сделать Иоанно-Воиновскую церковь приходской. Определенные предпосылки для такого изменения в положении кладбищенского храма имелись. О сложившейся на рубеже веков ситуации вокруг этой церкви достаточно подробно писал в 1903 г. московский историк И. Ф. Токмаков:
«В 1900 г. администрацией и рабочими ткацко-прядильной фабрики Треумова возбуждено ходатайство пред Святейшим Синодом об учреждении при кладбищенской Церкви Св. Влм. Иоанна Воина самостоятельного прихода. Ходатайство это идет уже, так сказать, по второй инстанции: ранее те же лица обращались с ним к Высокопреосвященнейшему Сергию, архиепископу Владимирскому. Просители имеют за собою известные основания. Дело в том, что, как и большинство городов русских, Ковров год от году расширяется, и в настоящее время его население исчисляется в 15-16 тысяч жителей, а приход имеется один — собор, хотя с двумя храмами, но с одним причтом. Несомненно, что исполнение треб при таком многочисленном населении для одного причта затруднительно, а потому и возникали частые недоразумения и неудовольствия по поводу медлительности соборян при крещении младенцев, напутствовании умирающих и даже при проводах усопших в место вечного упокоения. Кладбищенский же причт не имеет права исполнять никаких треб: у него нет метрических книг, так как церковь Св. Влм. Иоанна Воина — приписная к собору. Рабочие Треумовской фабрики, а число их без их семей, до 2000, всегда посещают храм Св. Влм. Иоанна Воина, а с требами должны обращаться непременно к соборянам. Вот и причина, почему они захотели, чтобы храм Св. Влм. Иоанна Воина стал для них приходским храмом, и в этом смысле возбудили ходатайство пред владыко Сергием. Конечно, все ковровцы были бы довольны, если бы эта просьба получила благоприятное разрешение, если медлительность в исполнении треб ощутительна для треумовцев, то, полагать надо, не менее ощутительна она и для остальных обитателей Коврова».
Однако вопрос о придании Иоанно-Воиновской церкви статуса приходского храма так и не был положительно решен епархиальным начальством вплоть до 1917 г., так как причт собора опасался потерять значительную часть своих доходов.
Несмотря на неудачу С. И. Виноградова в попытке придать самостоятельность вверенному его попечению храму, на его карьере священнослужителя это никак не отразилось. О. Стефан во время служения в Ковровской кладбищенской церкви был награжден камилавкой (1902). наперсным крестом от Св. Синода (1908) и, наконец, орденом Св. Анны III ст. (1912).
22 чая 1912 г. о. Стефана на посту настоятеля Иоанно-Воиновской церкви сменил Константин Павлович Тихомиров. В 1886 г. он окончил Владимирскую духовную семинарию и священствовал в селе Хозниково Ковровского уезда (1888-1896) и в селе Григорово Юрьевского уезда (1896-1912). В Григорово о. Константин занимал пост благочинного 4-го округа Юрьевского уезда, но по прошению был переведен в Ковров. Он стал последним настоятелем Иоанно-Воиновского храма, до его закрытия.
Из церковнослужителей Иоанно-Воиновского храма первым псаломщиком в 1888-1899 гг. был Василий Иванович Лебедев. С 15 января 1899 г. это место занимал псаломщик Василий Михайлович Покровский, к 1916 г. уже возведенный в сан диакона.
Кроме сторожки и дома, в котором проживали семьи священника и псаломщика, Иоанно-Воиновской церкви принадлежали две часовни на кладбище – входная и не входная. Входная была воздвигнута над старинным некрополем князей Ковровых. Часовня неоднократно перестраивалась и ремонтировалась. Последний раз она практически заново была возведена в нач. XX в…

Иоанно-Воиновская церковно-приходская школа в 1899 г.: Попечитель – куп. Василий Иванович Терентьев. Законоучитель – свящ. Степан Виноградов. Учитель – псаломщ. Петр Чижев.

«В Ковровских госпиталях были уже случаи смерти больных и раненых воинов, вероятно и еще будут. Умершие похоронены на особо отведенном месте Иоанно-Воинского кладбища. Место это следовало бы оградить решеткой, поставив здесь памятник-крест, а в церкви металлические доски с соответствующими надписями, на каковой предмет управа и просит собрание ассигновать до 200 руб.» (Доклады Ковровской Уездной Земской Управы 49-му очередному Уездному Земскому Собранию 1914 года).

Вскоре после событий 1917 г. и отделения Церкви от государства, при передаче метрических книг в ведение ЗАГСов, Иоанно-Воиновский храм к 1919 г. стал, наконец, приходским, хотя время для этого было далеко не лучшее. Не только гонения новой власти обрушились на Православную Церковь, но внутри самого церковного организма не было единства. По выражению недавно почившего митрополита С.-Петербургского и Ладожского Иоанна. «У нас на Руси в начале ХХ-го века много печального для Церкви принесло появление обновленческого раскола и других церковных разномыслий». Раскольники-обновленцы обосновались и в Коврове. Вскоре их оплотом здесь стал храм Иоанна Воина. В марте 1923 г. он стал «кафедральным собором» обновленческого «епископа Ковровского» Александра (Лаврова). 5 августа 1923 г. была зарегистрирована Иоанно-Воиновская религиозная община, которая, объединяя «граждан православного исповедания для удовлетворения своих религиозных потребностей», пыталась хоть как-то предотвратить закрытие церкви.
В июне 1924 г. лжеархиерей был переведен своим начальством в Рыбинск. Обновленчество в Коврове не получило большого развития. В 1926 г. по решению Ковровского уездного исполкома помещение храма Иоанна-Воина было отобрано у обновленцев и передано общине автокефалистов, состоящей из 100 человек.
К началу 1930-х гг. местными властями была начата кампания по полному закрытию всех ковровских храмов. К 1934 г. рабочие Ковровского экскаваторного завода выступили с инициативой о закрытии Иоанно-Воиновской церкви и устройства парка на месте старого городского кладбища. Опубликованное в газетах их обращение нашло полное понимание со стороны Горисполкома. Вероятно, эта «инициатива снизу» была попросту инсценирована, и все уже было решено заранее. В том же году храм Иоанна- Воина был закрыт. Началось разграбление церковного имущества и варварское разорение сложившегося в течение пяти с половиной веков уникального Ковровского некрополя. Все могилы сравнивались с землей, надгробия вывозились и предназначались для использования в качестве строительного материала. Гранитные и мраморные памятники вывозили в Москву на строительство метрополитена им. Ленина, где они пошли на облицовку станций. Уже в конце прошлого столетия оставшиеся надгробия использовались как заготовки для современных памятников. В частности, могильные памятники пошли на замощение части улицы Абельмана и строительства ряда фундаментов возводимых каменных зданий. Среди прочих надгробий были уничтожены и весь комплекс белокаменных плит с могил князей Ковровых, редчайший памятник середины XVI столетия. Сами могилы князей, давших имя городу, подверглись осквернению. Часовня, устроенная над княжескими гробницами, была снесена. На снесенных могильных насыпях расставили скамейки и изваяния вождей. В связи с наступившим в 1937 г. 100-летием со времени смерти А. С. Пушкина, которое широко отмечалось в СССР, прежнее Иоанно-Воиновское кладбище получило название «парк имени А. С. Пушкина». Впрочем, два захоронения там были произведены и после обращения кладбища в парк. Туда перенесли из Орехово-Зуева останки машиниста-большевика Александра Яковлевича Малеева, убитого во время событий 1905 г. В 1949 г. напротив могилы Малеева был похоронен генерал-майор инженерно-артиллерийской службы Василий Алексеевич Дегтярев, известный конструктор стрелкового оружия.
Через девять лет после закрытия Иоанно-Воиновского храма, в 1943 г., в разгар Великой Отечественной войны, отношение Советского государства к Церкви изменилось, что сделало возможным открытие в Коврове одного из прежде упраздненных храмов. Церковь Иоанна Воина вновь была открыта для служения, но ненадолго. Бывший кладбищенский храм оказался слишком мал для Коврова, поэтому уже к 1945 г. общине верующих власти передали Христорождественский собор. В Иоанно-Воиновской церкви, повторно закрытой, разместился городской краеведческий музей, помещавшийся там до 1962 г. Затем музей из-за варварского (иного слова не подберешь) отношения городских властей к культуре вообще и истории в частности был закрыт. Потом «отцы города» спохватились, музей вновь открылся, но уже в другом месте. А в прежнюю кладбищенскую церковь вселилась торговая база.
Почти 48 лет простоял Иоанно-Воиновский храм, как писали в старых документах, «без пения». Здание обветшало, кресты, шпиль колокольни, купола основного и придельного храмов были снесены, окна заложены кирпичом. Казалось, что еще немного и уже начинающуюся разрушаться старую церковь уже никогда не удастся восстановить.

28 февраля 1994 г. глава городской администрации К. В. Белов передал храм на баланс Владимиро-Суздальской епархии. Почти месяц спустя, 2 апреля того же года, на Крестопоклонной неделе Великого поста в храме Иоанна Воина прошло первое Богослужение. Прежняя кладбищенская церковь стала третьим по счету приходским храмом в Коврове. Настоятелем церкви Иоанна-Воина был назначен протоиерей Стефан Бензюк.
Степан Алексеевич Бензюк происходит из духовного сословия, родился 12 октября 1958 г. в городе Дубровина Ровенской области на Украине. Еще до получения духовного образования он окончил музыкальное училище по классу баяна. Потом учился в Московской духовной семинарии, а в 1982 г. получил назначение третьим священником в Крестовоздвиженскую церковь города Вязников. В 1985-1989 гг. о. Стефан священствовал в ковровском Христорождественском соборе, а в 1989- 1990 гг. был настоятелем Благовещенского собора и церкви Спаса в городе Киржаче, где открывал Киржачский Благовещенский монастырь. В 1990-1994 гг. он занимал пост ключаря Успенского кафедрального собора гор. Владимира, откуда вновь прибыл в Ковров.
О. Стефану пришлось проделать огромную работу по восстановлению Иоанно-Воиновского храма, благодаря его неутомимой энергии и немалым организаторским способностям, почти полвека побывавшая в запустении церковь стала возрождаться буквально на глазах. Вновь поднялся шпиль над колокольней, новый купол вознесся нал сводами храма. 21 октября 1994 г. епископ Владимирский и Суздальский Евлогий в Михайлов день совершил архиерейское служение в возрожденном храме и освящение креста на колокольню. Большую помощь настоятелю в восстановлении церковного здания оказал коллектив Ковровского Домостроительного комбината во главе с директором С. Н. Филипповым.
Церковь Святого мученика Иоанна Воина пользуется особой любовью ковровчан. Даже в будние дни этот храм всегда полон людьми. Настоятель о. Стефан не имеет ни одной свободной минуты. Наряду с обязанностями пастыря и настоятеля храма, он занимает пост секретаря Северо-Восточного благочиннического округа Владимиро-Суздальской епархии и благочинного храмов г. Коврова и Ковровского района. В его ведении находятся храмы четырех районов: Ковровского, Камешковского, Вязниковского и Гороховецкого. И при всем при том, о. протоиерей еще успевает продолжать свое образование, являясь слушателем Московской духовной академии.
/Фролов Николай Владимирович, Фролова Элла Владимировна. «О храме Иоанна Воина». Историко-краеведческое издание. 1998./

Во время восстановительных работ был найден массивный памятник с могилы богатейшего человека Коврова, фабриканта-миллионера Ивана Андреевича Треумова (личность колоритная и неоднозначная). Сейчас это надгробие стоит на почётном месте у северо-востока алтаря бывшего кладбищенского храма.

В 2006 г. на месте входной часовни над могилами князей Ковровых был поставлен православный крест – символический памятник многим поколениям ковровчан, нашедших упокоение на кладбище при церкви во имя святого великомученика Иоанна-Воина.



«Сей крест установлен в память князей Ковровых, в честь которых получил имя город Ковров, и десятков поколений ковровчан, погребенных здесь на бывшем Иоанно-Воиновском кладбище».

По инициативе директора историко-мемориального музея Ольги Моняковой в 2015-м году городские власти приняли решение о создании в Коврове исторического места и передали парк им. Пушкина в пользование музея. Постановлением администрации города от 17 июня 2015 года парк имени А. С. Пушкина передан Ковровскому историко-мемориальному музею для организации на его территории Историко-мемориального парка. Парк стал называться историко-мемориальный парк «Иоанно-Воинский некрополь».

Ковровский историко-мемориальный музей предлагает тематические экскурсии по парку:
«Тайны старого парка», или Ковровский некрополь;
Квест «В аллеях парка дремлет память ...».
Парк включен в следующие городские экскурсионные маршруты:
«Прогулка по старому городу»;
«По Никитинским местам ...» (объекты и места, связанные с детством и юностью известного писателя, земляка С.К. Никитина);
«Ковров в прошлом и настоящем»;
Квест «Старый город».
См. Парк Пушкина.
Город Ковров
Свято-Знаменский женский монастырь.
Храмы Коврова.
Храм в честь Феодоровской иконы Божией Матери

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (13.03.2017)
Просмотров: 333 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика