Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
28.11.2021
14:07
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1425]
Суздаль [438]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [456]
Музеи Владимирской области [61]
Монастыри [7]
Судогда [11]
Собинка [135]
Юрьев [241]
Судогодский район [110]
Москва [42]
Петушки [161]
Гусь [167]
Вязники [319]
Камешково [106]
Ковров [404]
Гороховец [127]
Александров [275]
Переславль [115]
Кольчугино [82]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [42]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [115]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [94]
Учебные заведения [139]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [56]
Муромские поэты [6]
художники [38]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1966]
архитекторы [8]
краеведение [58]
Отечественная война [264]
архив [6]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [37]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [27]

Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 32
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская энциклопедия

Ундольский Николай Павлович

Ундольский Николай Павлович

В Государственном архиве Владимирской области (ГАВО) хранится свыше ста фондов личного происхождения. Особое место в этом ряду принадлежит семейному фонду Ундольских - Виноградовых. Его отличают не только широкие хронологические рамки (1854-2012 гг.); объем (более трех тыс. документов на бумажной основе, сформированных в 251 ед. хр., а также 1170 фотографий, главным образом в 13 альбомах, 238 открыток, восемь рисунков и др.); число членов семьи (14), документы которых включены в фонд, но и история жизни того, чьим трудом данное собранно сформировано.
Николай Павлович Ундольский собрал, атрибутировал и систематизировал составившие фонд документы. После кончины Николая Павловича его младший сын, Александр Николаевич Ундольский, хранил семейный архив и продолжал изучение родословной, а в 2003 г. на основе написанной отцом автобиографии издал для своих потомков книгу «Моя биография» тиражом пять экземпляров. В том же году его разыскал П.П. Фирсов, краевед из поселка Форос, который занимался историей данного населенного пункта, неотделимой от истории церкви Воскресения Христова и семьи ее первого священника. В 2010 г. Фирсов на основе рукописей Н.П. Ундольского выпустил книгу «Форос глазами Николая Ундольского», но с текстом обошелся весьма произвольно. Владимирские исследователи посвятили Н.П. Ундольскому и многочисленным членам этой семьи несколько статей. Таким образом, имя собирателя и хранителя архива вошло в историографию. В 2015 г. Александр Николаевич Ундольский передал семейное собрание в ГАВО.
В настоящей статье - основные вехи жизненного пути Н.П. Ундольского, опираясь на написанные им в 1981-1982 гг. воспоминания «Моя автобиография. 1909-1945 гг.», а также представлены иные документы семейного фонда.
Мемуары (это 118 рукописных листов формата А4) дались Николаю Павловичу с большим трудом, потому что ко времени их создания он плохо видел, к тому же отказывала правая рука, и он переходил на письмо левой, что замедлило процесс. Однако разница в почерке практически незаметна, поскольку в детстве Ундольский был левшой.

Родители Николая, Павел Васильевич Ундольский и Манефа Александровна (урожд. Виноградова), переехали в Крым из Владимирской губернии. Там, в имении Форос (тогда Ялтинского уезда Таврической губернии), он и родился.
В беззаботном детстве были игры с дочерью певца Ф.И. Шаляпина Марфой и его племянницами, была книга А.П. Чехова «Каштанка» с дарственной надписью писателя одной из старших дочерей Ундольских, приезды многочисленных родственников из Владимира и Санкт-Петербурга.
События Первой мировой войны отложились в детской памяти размещением в Форосе Екатеринославской пехотной дивизии, свадьбой одной из сестер с офицером да затемнением окон церкви во время служб из-за опасения обстрела турецкими или немецкими кораблями, которые подходили к крымским берегам. Февральская революция запомнилась ему тем, что были убраны в кладовку висевшие в зале дома и кабинете отца портреты членов царской семьи.
С 1918 г. круговорот событий навсегда изменил жизнь большой семьи Ундольских. Старший брат Николая Василий и мужья двух его сестер Георгий Улахов и Павел Рыбальченко примкнули к Белой армии (Георгий погибнет под Харьковом, Василия расстреляют чекисты под Ялтой). Сестры (Наталия и Надежда) эмигрировали. В Крыму - разруха, болезни и голод. Николая отправляют подкормиться то в одну, то в другую семью родственников. В доме родителей питались болтушкой из муки с травой. Делясь последним с детьми, мать и отец ослабели настолько, что хоронить умерших от голода 16-летних близнецов Сережу и Любу пришлось их юным сестрам Вере и Ираиде и 12-летнему Николаю.
Когда жизнь стабилизировалась, родители Николая Павловича, всегда стремившиеся дать детям образование, в 1924 г. отправили его на учебу во Владимир, к сестре матери Надежде Александровне Гиляревской (урожд. Виноградовой). Так началась история его странствий.
На новом месте Николай не прижился и через год вернулся домой, некоторое время перебивался случайными заработками, затем устроился на работу в санаторий, организованный в бывшем имении. После смерти в 1927 г. отца и закрытия в 1929 г. храма Воскресения Христова семья осталась без средств к существованию. Опасаясь преследований из-за происхождения, Николая отправили в Москву, где жила сестра Зинаида (в замужестве Коваль), чтобы позже перевезти туда или к родственникам во Владимир остальных. С сентября по октябрь 1929 г. Ундольский сезонно был подсобным рабочим на стройке рядом с Третьяковской галереей. Кто-то распорядился пускать строителем в музей бесплатно, и Николай, пользуясь возможностью, часто проводил там свободное время. В ноябре на бирже он получил направление на завод «Серп и Молот» и трудился там до октября 1931 г. Затем были поездка в отпуск к сестре Ираиде в Одессу, скоропалительная женитьба, устройство на работу табельщиком кондукторского резерва на станции Бирзула Одесской железной дороги. В том же году его мать Манефа Александровна с больной дочерью Ниной и внуком Олегом из-за гонений в Крыму переехала к сестре во Владимир. Она попросила сына приехать, и тот, навсегда оставив жену, отправился к родным. Шесть лет Николай Павлович работал в различных должностях на станции Владимир и отделениях железной дорога; в 1934 г. вновь женился. Бытовая неустроенность, рождение двух сыновей, небольшие заработки вынудили их переехать в 1938 г. к отцу жены в с. Туртино под Суздалем, где Николай Павлович получил место счетовода в совхозе «Автогуж». Там в 1940 г. в семье Ундольских родился третий ребенок - дочь Зинаида.
10 июня 1941 г. Ундольский вернулся во Владимир, устроился на Химический завод, а уже 26 июня был мобилизован и направлен в действующую армию, в минометный батальон, расквартированный в г. Пушкине Ленинградской области. В августе 1941 г. подразделение, в котором он служил, направили на фронт в район границы с Эстонией. Всего через две недели боев был получен приказ «вразброд отступать в восточном направлении, т.к. немцы обошли место нашей обороны». Выполняя приказ, Ундольский и его сослуживцы вышли к шоссе, на котором увидели группу людей. «Думая, что здесь уже собираются наши бойцы, мы шли не торопясь, и только когда подошли почти вплотную, мы увидели и услышали, что это немцы. Два их них выскочили к нам, схватили наши винтовки и подвели к остальным солдатам, державшим свои автоматы наготове». Так Николай Павлович оказался в плену. Об этом периоде жизни он пишет в воспоминаниях подробно и откровенно, никого не виня и не оправдывая.
Пленный Ундольский сначала был отдан в работники на хутор в Прибалтике. По мере продолжения военных действий все больше бесплатной рабочей силы требовалось в Германии, куда он и был этапирован вместе с другими пленными. В одном из мест пребывания с ним случилась совершенно невероятная история. Узнав, что один из пленных родом из Сербии, Ундольский обмолвился, что в тех местах жила его сестра, связь с которой давно потеряна. И не поверил себе, когда тот сказал, что Наташа Рыбальченко его односельчанка. Не верил в удачу до тех пор, пока не получил от сестры письмо, из которого узнал, что еще одна их сестра, Вера, и племянница Мила вывезены на работы в Германию и находятся неподалеку. Кроме писем Наталия смогла прислать брату в лагерь посылку - сигареты и печенье. Эту историю он снова и снова вспоминал через многие годы в письмах к дочери сестры, Наталии-младшей, и другим членам семьи.
В апреле 1945 г. Ундольский был освобожден из плена американцами и вместе с группой других военнопленных пешком направился на восток. После прохождения проверочных мероприятий в августе 1945 г. его направили рабочим на шахту № 32-бис в Донбасс. Обретя постоянный адрес, он написал письмо в Москву сестре Зинаиде, из ответа которой узнал, что его младшая дочь умерла, а жена с сыновьями находятся во Владимире.
В феврале 1946 г. Ундольского отправили на шесть лет ссылки в г. Кемерово, где он работал сначала на шахте, затем грузчиком на Кемеровской ГРЭС, такелажником в тресте «Сибэнергомонтаж», арматурщиком на бетонном заводе. В 1947 г. к нему переехали жена и сыновья. Когда срок ссылки закончился, Ундольские еще на шесть лет остались в Кемерове.
В конце 1958 г. Николай Павлович с женой вернулись на родину его матери во Владимир. Так замкнулся круг его странствий.
Во Владимире Николай Павлович работал уборщиком в парке, затем на разных должностях на почтамте, а в 1969 г. вышел на пенсию. Годом ранее он начал вести дневник, делая ежедневно на протяжении двадцати лет короткие записи в обычных школьных тетрадях, 22 из которых вошли в состав фонда. В них отражена повседневная жизнь советских пенсионеров: покупки вещей и продуктов с указанием цен на них, семейные события (свадьбы, проводы в армию, болезни) и др.

Началу его работы над историей семьи послужила статья краеведа Н.С. Софронова об уроженце с. Ундол Владимирской губернии В.М. Ундольском, сыне пономаря, впоследствии известном российском библиографе, опубликованная в 1973 г. в областной газете «Призыв». Стремясь установить родство, Николай Павлович стал изучать литературу и выявил документы В.М. Ундольского в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки им. В.И. Ленина (ныне Российская государственная библиотека). К тому времени как Николай Павлович убедился, что Вукол Михайлович только его однофамилец, он уже собрал определенный объем материалов о своих родственниках и продолжил изыскания. Его помощником в генеалогических исследованиях стал младший сын, Александр Николаевич, который сопровождал отца в поездках по местам, где жили их предки, работал в библиотеках и ГАВО, помогал вести переписку с различными учреждениями.
Установив многие события истории своей семьи и ощутив причастность к двум старинным родам владимирских священников, Ундольских и Виноградовых, Николай Павлович впервые за много лет заговорил свободно. Он первым поднял вопрос о восстановлении храма Воскресения Христова в пос. Форос, обратившись в 1973 г. в Общество охраны памятников истории и культуры при Крымском облисполкоме Украинской ССР. Полагая, что его мнения для решения такого недостаточно, Николай Павлович заручился поддержкой заслуженного деятеля культуры РСФСР, известного владимирского реставратора А.Д. Варганова, который провел переговоры о судьбе памятника в Министерстве культуры СССР, что обусловило постановку Форосской церкви «на охрану и даже на реставрацию».
Об его усилиях свидетельствуют обращения в 1976 г. во Владимирскую экспериментальную научно-реставрационную производственную мастерскую от 19 июня, Владимирское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры от 8 августа, Владимирское епархиальное управление от 12 августа. Надпись на памятнике А.И. Виноградова была восстановлена. Могила А.И. Виноградова, находящаяся у Успенского собора, огорожена, на ней красивый камень с памятной надписью.


«Кафедральный протоиерей
Александръ Ивановичъ
Виноградовъ
ближайшiй участник
въ возстановленiи
древняго вида собора
и первый его историк
оодился 24 iюня 1834 года.
скончался 31 мая 1908 года
служил при соборе 32 года».

Он переписывался с кандидатом филологических наук А.С. Мелковой из Института мировой литературы им. А.М. Горького АН СССР, участвовавшей в подготовке полного собрания сочинений и писем А.П. Чехова в 30 томах, и с дирекцией Дома-музея А.П. Чехова в Ялте об имеющихся в семейном архиве документах, связанных с пребыванием писателя в Крыму.
В поисках родственников Ундольский обращался с запросами в адресные бюро восемнадцати городов СССР; органы ЗАГС пяти городов; Центральный государственный исторический архив СССР, архивы Ивановской, Иркутской, Читинской областей. С родственниками он вел обширную переписку. При этом отправляемые письма писались им под копирку и в дальнейшем прикладывались к ответным письмам, на которых проставлялась дата получения.
Многие сведения об истории семьи Николай Павлович получал от самых близких родственников. Проживавшая в Москве сестра Зинаида, выпускница Усачевско-Чернявского женского училища, отвечала на многочисленные вопросы брата как при личных встречах, так и в письмах. По его просьбе написала воспоминания и другая сестра - Мария (в замужестве Шагина), работавшая после окончания Симферопольского епархиального женского училища учительницей в Мухалатской школе грамотности, построенной при участии А.П. Чехова, которого она знала лично. Сам Ундольский оставил несколько небольших по объему воспоминаний, связанных с жизнью семьи в Крыму: «Кое-что о Мухалатке и ее жителях», «А.П. Чехов и строительство Мухалатской школы на Южном берегу Крыма», «О Южном береге Крыма и А.П. Чехове», «Южный берег Крыма. 1891-1930 гг.», «Из моих воспоминаний о Ф.И. Шаляпине», «О Нате, Павле Ивановиче Рыбальченко, Тусе Лукомской и ее семье».
Его племянница Наталия Павловна Лукомская (урожд. Рыбальченко) писала ему о жизни в эмиграции, в том числе об обучении в Донском Мариинском институте, начальницей которого была вдова генерала Н.Н. Духонина Наталья Владимировна. В одном из писем племянница сообщала о выходе в Югославии книги «Хроники Ботоша» с упоминанием о ее участии в партизанском движении. Она сделала для дяди рукописные копии писем его сестры Зинаиды о судьбах членов семьи Ундольских и их родственников, последнего письма Павла Васильевича Ундольского его сестре А.В. Поповой (урожд. Ундольской) и последнего письма Манефы Александровны Ундольской дочерям, находившимся в эмиграции. Кроме того, Наталия Павловна через 58 лет вернула дяде почтовую открытку, посланную им ее матери в Сербию, а также прислала ему свои собственные воспоминания «История семьи Ундольских».
Племянник Владимир Александрович Александров переслал Ундольскому из Югославии две семейные реликвии, сохраненные в эмиграции его матерью, Надеждой Павловной Александровой (урожд. Ундольской, в первом и втором замужестве Руга), - почтовую открытку с видом храма Воскресения Христова в Форосе, полученную ею в 1912 г. во время обучения в Москве в Усачевско-Чернявском училище от брата Василия, и почтовую открытку от самого Николая Павловича с припиской рукой их матери, Манефы Александровны, полученную Надеждой в 1926 г.
Так, изучая историю рода, Николай Павлович стал создателем семейного архива, сохраняя имевшиеся в его семье реликвии и получая документы от членов многочисленных семей Виноградовых и Ундольских. Самыми ранними в этом собрании стали письма его деда Александра Ивановича и бабушки Павлы Сергеевны, написанные ими во время пребывания по месту службы Виноградова в период с 1855 по 1857 г. на территории Царства Польского. В 1862 г, отец Александра Ивановича Иван Андреевич Виноградов собрал воедино и скопировал в тетрадь по хронологии тридцать писем, отправленных из дер. Петушки Владимирской губернии, Варшавы, Ново-Георгиевской крепости, Минска, местечек Галахово и Закрочим. В них молодые люди, впервые выехавшие за пределы родных мест, подробно описывали впечатления от дороги, уклада жизни военной крепости и гражданского польского населения. Послания содержат сведения о службе Александра Ивановича, его сослуживцах, а также подробности быта молодой семьи, включая обзаведение домашним хозяйством, стоимость вещей и продуктов.
Документы, связанные с именем Павла Васильевича Ундольского, остались в семейном архиве в копиях. Став по приглашению владельца имения Форос А.Г. Кузнецова священником храма Воскресения Христова, Ундольский занимался и просветительской деятельностью. Во время хлопот по строительству здания школы грамотности в дер. Мухалатка возникла его переписка с писателем А.П. Чеховым, с которым Павел Васильевич был знаком лично. Подлинники писем Чехова долго хранились в семье Ундольских, но затем были утрачены. Дольше всего семья берегла корешки почтовых переводов денежных средств, которые писатель одолжил Павлу Васильевичу на строительство. Однако в 1985 г. подлинники отрезного купона от 20-21 нюня 1900 г. на денежные переводы П.В. Ундольскому от А.П. Чехова и отрезного купона от 16 марта 1901 г. на денежный перевод А.П. Чехову от П.В. Ундольского Николай Павлович безвозмездно передал в Дом-музей А.П. Чехова в Ялте. В семейном архиве отложились их ксерокопии.
По крупицам собирая историю семьи, Николай Павлович бережно сохранил немногочисленные свидетельства жизни двух сестер отца Прасковьи Васильевны Ундольской и Анастасии Васильевны Поповой (урожд. Ундольской); дневник-календарь своего старшего брата, ученика третьего класса Владимирской мужской гимназии, Василия Ундольского, адресованную ему в Санкт-Петербург неустановленным лицом открытку и др. Кроме воспоминаний, дневников и переписки, в семейном фонде отложились выписки, сделанные Ундольским из записной книжки бабушки Павлы Сергеевны Виноградовой (урожд. Лебедевой), из сведений о его дяде, Н.В. Ундольском, из истории Успенского собора и др.
Переписка, как и многие другие документы семьи, сохранилась не полностью. Так, после отъезда одного из родственников обнаружилась пропажа так называемой Царской книги, в которой расписывались самые почетные посетители храма Воскресения в Форосе. Готовясь к переезду в Кемерово, жена Ундольского сожгла расходные книги, которые много лет вела Манефа Александровна. Вероятно, была утрачена и часть фотографий. Тем не менее сохранившиеся в семье Ундольских фотоснимки за 1854-1984 гг., сделанные на разных территориях, в разные исторические периоды, представляют большую ценность, позволяя проследить жизненный путь некоторых персоналий от раннего детства до зрелого, а порой и преклонного возраста, включая как радостные событии (свадьба, первые шаги ребенка, приезд гостей), так и выпавшие на их долю испытания (жизнь в эмиграции, отправка на поселение после плена, утрата близких), отражая при этом родственные и дружеские связи больших семей Виноградовых и Ундольских с семьями владимирских священнослужителей Благовещенских, Благонравовых, Гиляревских, Лебедевых, Приклонских и др.
Кроме фотографий родственников в собрании Николая Павловича много снимков знакомых друзей семьи Ундольских. Здесь первый владелец имения Форос А.Г. Кузнецов; его наследник Г.К. Ушков; отец Ушкова Константин Константинович, чья жена Тереза Валентиновна и вторая жена певца Ф.И. Шаляпина Мария Валентиновна были родными сестрами, поэтому Шаляпин с семьей гостил в Форосе; владелица имения Мшатка О.А. Данилевская, жена Н.Я. Данилевского, одного из основателей теории цикличности истории, социолога, публициста, естествоиспытателя и их сыновей; исполнительница русского романса, жена писателя В.Г. Янчевецкого (псевдоним Василий Ян) О.П. Янчевецкая и многие другие.
Некоторые из фотографий выделяются особо. Так, в один из альбомов вошли две копии фотографий учителей и учеников Мухалатской школы грамотности, в сборе средств на строительство здания которой участвовал А.П. Чехов. Подлинники этих фотографий, переданные Н.П. Ундольским в 1985 г. А.С. Мелковой, ныне хранятся в Доме-музее А.П. Чехова в Ялте, а в семейном фонде - их копии, сделанные для Николая Павловича Мелковой.
Снимок столярной мастерской Павла Ивановича Рыбальченко, мужа сестры Н.П. Ундольского Наталии, сделанный в с. Мали-Торак в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, показывает, как выживала эта семья в эмиграции. Именно навыки столярной работы бывшего командира Форосского пограничного отряда поручика Рыбальченко позволили семье иметь средства к существованию на протяжении нескольких лет. На другой фотографии запечатлена Наталия с дочерью и учениками народной школы этого села. Чтобы помочь мужу содержать семью, Наталия, имевшая в России опыт преподавания в школе при имении Форос, выучила сербский и румынский языки и работала народной учительницей в школах сел с румынским и сербским населением. Редкостна фотография преподавателей и выпускниц 1940 г. Донского Мариинского института, который с 1919 г. работал в г. Белая Церковь Королевства сербов, хорватов и словенцев. Этот выпуск был предпоследним в истории учебного заведения, закрытого год спустя.
Еще три фотографии с полным правом можно назвать уникальными. На одной из них - Павел Иванович Демин, десятник на реставрации Успенского собора во Владимире 1888-1891 гг. До поступления в архив данного собрания изображения работников, занятых на реставрации Успенского собора, выявлены не были. Вторая фотография - коллаж, выполненный во Владимире, в фотомастерской В.И. Коренева к 50-летию венчания деда Ундольского, Александра Ивановича Виноградова, и Павлы Сергеевны Виноградовой (урожд. Лебедевой). Он составлен из фотографий самих юбиляров и их родственников (детей, невесток, зятьев, внуков). Всего на снимке изображено более 50 персоналий. Третья фотография снимок Ундольского, сделанный в июле 1941 г. в г. Пушкине Ленинградской области, который он сумел сохранить в немецкой неволе. Почти все фотографии Николай Павлович сопроводил краткими аннотациями, что значительно облегчило создание внутренних описей фотоальбомов и именных указателей к ним (в указатели включено более 400 имен).
Таким образом, Н.П. Ундольского по праву можно назвать собирателем и хранителем памяти нескольких поколений, история жизни которых неотделима от истории страны.

Источник:
Н.Е. Алексеева. Н.П. Ундольский - хранитель памяти (по документам семейного фонда в Госархиве Владимирской области).

Список литературы:
1. Гиляревский Б.Б. Анюта была фотографом-любителем // Старая столица: краевед. альм, Владимир, 2013. Вып. 7. с. 41-44.
2. Гиляревский Б.Б. Домик в Солдатской слободе // Старая столица; краевед. альм. Владимир, 2013. Вып. 7. С. 25-27.
3. Гиляревский Б.Б. Oт Солдатской слободы до слободы Стрелецкой // Старая столица: краевед. альм. Владимир, 2017. Вып. 11. с. 32-37.
4. Гиляревский Б.Б. Памяти краеведа // Старая столица: краевед. альм. Владимир, 2015. Вып. 9. с. 95-96.
5. Павлова И.Н. Улица Ильинская-Покатная и ее обитатели // Старая столица: краевед. альм. Владимир, 2006. Вып. 1. с. 37-41.
Союз Краеведов Владимирской области
Государственный архив Владимирской области

Категория: Владимирская энциклопедия | Добавил: Николай (20.10.2021)
Просмотров: 37 | Теги: краевдение, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru