Главная
Регистрация
Вход
Четверг
21.09.2017
02:52
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 333

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [646]
Суздаль [235]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [174]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [28]
Александров [130]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [61]
Религия [2]
Иваново [24]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Освящение церкви и общежития при Суздальском Духовном Училище в 1882 г.

Освящение церкви и общежития при Суздальском Духовном Училище

Какие два знаменательные торжества пред нами! Как они важны, как они дороги должны быть для нас, нашего Училища по своим воспоминаниям! 4-го сентября 1882 г. освящена возобновленная на средства доброхотнодателей домовая церковь, бывшая архиерейская церковь, ставшая с сего числа училищной церковью. 4-го же сентября освящено и открыто общежитие для учеников Суздальского Духовного Училища, — бесплатно для сирот и детей священно-церковнослужителей и с платой для детей состоятельных родителей. То и другое торжество произошло при личном и непосредственном участии милостивейшего нашего Архипастыря и благопопечительнейшего Отца, Преосвященнейшего Феогноста.
Но, чтобы оценить по достоинству значение обоих этих торжеств, прежде чем описать их, позволим себе коснуться прежнего состояния того места, где церковь и общежитие нашли себе приют, а затем и самого устройства той и другого т. е. церкви и общежития.
И церковь и общежитие при Суздальском духовном Училище основались в большом каменном здании, расположенном смежно с соборным храмом. Вероятно, каждому едущему в гор. Суздаль, особенно по дороге из губ. гор. Владимира, это здание невольно бросается в глаза, по своей массивности выделяясь из ряда других городских строений. Оно носит два названия: название старого архиерейского дома, как места жительства иерархов когда-то бывшей Суздальской епархии, название, так сказать, официальное, известное по разным документам. Более популярное его название — бурса, название, данное потому, что слишком два десятка лет тому назад в этом здании жили и содержались на казенный счет сироты — ученики духовного Училища, называемые в то время бур саками.
В летописи ключаря Суздальского собора Анания Федорова об этом здании мы читаем следующее: «близь соборной церкви, к западной стороне, дом архиерейской каменной, весьма изрядный, строение Преосвященного Илариона, Митрополита Суждальскаго и Юрьевскаго». Суздальские старожилы рассказывают, что это здание, во дни их молодости, было далеко не таково, каким представляется теперь: что оно тянулось почти вплоть до вала и имело пристройки и не мало других строений, в роде певческой, конюшен и пр., хотя отдельных от главного корпуса, но неразрывно связанных с ним своею вековою давностью. Взрытая земля позади здания, известь, перемешанная с землей, щебень, булыжник, — все это, нам кажется, может служить подтверждением тех рассказов. Заметно, что грозная рука времени, рука сокрушителя древности, слишком много коснулась этого здания: оторвала от него все его детища, оставив в наследие нашему поколению два корпуса, смыкающихся в концах и образующих вид тупого угольника. Пока существовала бурса, здание архиерейского дома сколько-нибудь поддерживалось. Закрылась она, открылось здание для ветра, бурь и непогоды. Явилось в нем много отверстий, как жалких подобий окон и дверей. Только толщина стен на три аршина мерных и более, да стрельчатые крепкие своды удерживали здание от совершенного распадения. Духовное Училище, издавна нашедшее себе приют в этом здании, повело чисто бродячую жизнь. Ему то отводили место в нижнем этаже, то в верхнем. Но везде неприветливая рука мачехи встречала его: везде ему былой грязно, и холодно, и сыро. Разные исправления, к которым училищное начальство прибегало, были не более как новые заплаты на старых мехах. Здание требовало капитального исправления, которое и началось с устройства классов Училища. Это было в 1874 г. Владыка Антоний первый обратил свое милостивое внимание на печальное положение Училища, а с ним вместе и на самое здание: не нашедши средств у духовенства Суздальского учебного округа, он дал свои (Устройство классов стоило 4995 р., из коих о. протоиереем получено лично от Владыки Антония 4454 р., а 541 р. взято из сумм Правления.) и, благодаря неутомимой распорядительности достопочтеннейшего о. протоиерея Александра Е. Кроткова, которому Владыка поручил устройство классов, последние в какой-нибудь год времени поспели, и расположились в том месте, где была некогда Крестовая палата, по замечанию летописца, весьма изрядная, долготы 13 сажен трех аршинных, а широты 8 сажен, и достойная примечания в том отношении, что таковые долготы и широты свод един без столбов содержится непоколебим. Сейчас Училище располагает такими пятью классными помещениями, о которых один из местных представителей дворянства, участвовавший при последнем посещении Преосвященнейшего Феогноста в осмотре Училища, сказал, что он подобных классных помещений ни в одном Училище не встречал, что это своего рода университетские аудитории. И действительно помещения просторны, высоки, и если чего можно пожелать им в настоящее время, так это только возможного улучшения слишком скудной обстановки, о чем впрочем, к чести училищного начальства сказать, есть большая забота его. Но от него ли будет это зависеть? Духовенство, собрания его уполномоченных — вот где альфа и омега всей экономии Училища. Но…
Дорога должна быть для Училища и для всего Суздальского архиерейского дома память о Высокопреосвященнейшем Антонии, Архиепископе Владимирском и Суздальском. Его рука, как рука средстводателя и притом во время неотразимой нужды, щедра и благодетельна. Легок и счастлив был почин его доброго дела. Училище, а с ним вместе и все здание архиерейского дома начало с того времени быстро обновляться, уступленное бесплатно духовенству на все время помещения духовного Училища. Около того же времени устроены два квартирных помещения и обновлено одно. В последнем в настоящее время живет помощник Смотрителя, а в одном из вновь устроенных Смотритель и в другом один из учителей духовного Училища, который, принявши сан священника, стал первым священником училищной церкви — бывшей архиерейской домовой. Первые два занимают помещения бесплатно, а последний — с платой экономии архиерейского дома.
Следующее затем капитальное обновление относится уже к 1880 г. и касается того места, где была домовая церковь Суздальских иерархов. Летопись же Анания Федорова говорит об этом месте следующее: «да в доме его Преосвященства церковь каменная, строение Преосвященного Варлаама Епископа Суждальскаго и Торусскаго (который бысть в лето 7086) во имя Пресвятыя Богородицы, честного Ея введения; потом 1750 г., тоя церковь возобновися и весьма изрядно украсися тщанием Преосвященного Порфирия Епископа Суждальскаго и Юрьевскаго, и переименован бысть той храм во имя Пресвятыя Богородицы, честного Ея образа, именуемаго Казанския». Как долго просуществовала эта церковь в последнем виде, данных для сего под руками мы не имеем. Можно думать, что с выездом Преосвященного Виктора из Суздаля во Владимир на жительство (а это было в 1798 г. июля 31-го дня, по-полудни во втором часу), как все здание архиерейского дома, так и в нем эта церковь, стали приходить в запустение. Знаем только что в 40-х годах церкви не было, а в 50-х, как, мы узнали эту церковь, и до 80-го года в ней не было ничего: ни иконостаса, ни престола, ни жертвенника, ни даже пола, ни печей. Было три отверстия, на подобие окон, на полуденную сторону, четыре — внутрь здания, на галерею. Только арка, отделяющая алтарь собственно от храма, да горнее святительское место выложенное в стене давало знать любознательному, что в этом месте была когда-то церковь. Запустение этого святого места было совершенное. Но... благодарение Богу! После стольких лет запустения мы видим это место снова храмом Бога живого, местом молитвы. И чьей молитвы?.. Детей, — этих чистых и неповинных сердец, о которых Сам Спаситель сказал, что они — наследники царствия Божия, что никто не должен препятствовать им приходить к Богу, и что только тот взойдет в царствие Божие, кто уподобится им.
Кому первому пришло на мысль возобновить это место, сделать его снова местом славы Божией, мы не беремся решать, но не можем не объяснить здесь той нужды, которая вызвала это возобновление. С грустью мы должны сознаться, что ученики Суздальского духовного Училища ни в чем так не нуждались, как в храме Божием, где они беспрепятственно возносили бы свои молитвы к Богу, где они научались бы слову Божию. Для многих казалась бы странною эта нужда, особенно если принять во внимание то число церквей, какое имеется в гор. Суздале, а между тем эта нужда была очевидна и день ото дня становилась существеннее. И у семи нянек дитя плачет, говорит русская пословица. Точно так было и в данном случае. Много церквей в городе, а негде покойно помолиться детям. Издавна ученики ходили к богослужению в соборную церковь и становились сейчас за клиросами. Но бедные ученики оттеснены были почти к выходным дверям в разряд бедных нищих, хромых, чающих милости, благоволения. Что могли видеть и слышать они там, — они — дети духовных лиц? Само собою разумеется, что училищное начальство не могло относиться равнодушно к такому положению дела. В сентябре 1875 г. оно восстало в защиту своего детища: оно подняло вопрос о храме, в котором служба отправлялась бы исключительно для учеников, и где последние были бы полными хозяевами. Храм нашелся — это храм центральный по расположению ученических квартир, храм Входоиерусалимский, лишившийся к тому времени своего настоятеля и перешедший в заведывание причта Предтеченской церкви. Было получено согласие причта и церкви испрошено разрешение Владыки и ученики начали ходить к богослужению во Входоиерусалимскую церковь. Но нашлись неудобства и здесь. Приходилось детям, собравшись около своей церкви, всей массой перекочевывать в другую, или разбившись на квартирные группы идти в близлежащие к их квартирам церкви. Причт Входоиерусалимской церкви заведывал двумя приходами, двумя церквами, и конечно должен вести очередь в отправлении богослужения. И вот когда не бывало службы во Входоиерусалимской церкви, ученики должны переходить в Предтеченскую церковь. Случался праздник во Входоиерусалимской церкви, и опять ученики, как не дающие дохода, а между тем стесняющие праздничных богомольцев, должны искать себе места для молитвы.
Училищное начальство не раз ходатайствовало пред духовенством об ассигновании какой-либо суммы на содержание церкви и на наем священника, но духовенство почему-то всякий раз оставляло это ходатайство неудовлетворенным. Таким образом, волей — неволей приходилось до времени терпеть такое положение дела при отправлении первой и существенной потребности духа.
Наступил 1880-й год, наступило 25-е марта этого года. Церковь поет в этот день: «днесь спасения нашего главизна»... Велик этот день в истории праздников православной церкви. Велик и приснопамятен он и для нас учащих и учащихся в Суздальском духовном Училище. Корпорация учителей Училища собралась в этот день после литургии в квартиру своего помощника Смотрителя о. Василия Несмеянова (будущий законоучитель учительской Семинарии в гор. Киржаче), и здесь окончательно порешила испробовать свои средства и средства доброхотнодателей на возобновление домовой, запустелой архиерейской церкви. Явился подписной лист и рука первых благотворителей в лице почетного блюстителя Училища и безмездного врача Владимира Яковлевича Менци, в лице училищного начальства, гг. учителей Училища и других лиц, случившихся на этот раз в квартире о. Несмеянова записала первых пожертвований до 200 руб. Почин доброму делу сделан и сделан был не кем-либо, а своими, близко стоящими к училищному делу, лицами. Знать дороги им интересы вверенного им юношества, что они не пожалели уделить посильную лепту от своего скудного жалованья. И... то была лепта, лепта евангельской вдовицы, вложившей свою небогатую, но вместе с тем угодную Богу жертву, в сокровищницу храма. Последствия доказали это. Искра прочно залегла и разгорелась в пламя. Решено было, испросить благословение Владыки. Оно получено. Явились радетели доброго дела, благотворители. Между первыми мы не можем не отличить с искреннейшею нашею благодарностью опять того же неизменного благодетеля Училища почетного блюстителя и врача г. Менци и непременного члена по крестьянским делам присутствия Константина Е. Юркова; не можем не упомянуть с таковою же благодарностью о достопочтеннейшем о. архимандрите Спасо-Евфимиевского монастыря Досифея. Первые два приняли на себя труд помочь доброму делу чрез сбор пожертвований, которых и доставили возобновляемой церкви до тысячи руб. сер., а последний, кроме денежной жертвы, нашел возможным украсить иконостас церкви иконами, наперед возобновив их на свой счет. Были и другие жертвователи в лице Шишкина 200 руб., Соловьева 100 р. и прочих, перечислять коих поименно не считаем возможным, а лишь позволяем себе выразить нашу общекорпоративную искреннюю благодарность за их большие и малые пожертвования. Труд же в распоряжении собранными средствами лег главным образом на Смотрителя Училища Михаила Е. Стаховского и на одного из учителей Училища, пишущего эти строки. С некоторого рода робостью взяли они на себя этот немаловажный труд. Они вполне сознавали весь недостаток своей опытности в деле обновления церкви; они чувствовали, что и средств будет мало, что и большого сочувствия ожидать не от кого; они слышали далеко неприветливые взгляды и суждения лиц, от которых только могли бы ожидать одного сочувствия. Лишь надежда на Бога и уверенность, что такое дело, как устройство храма, всегда находит себе почитателей и ревнителей, воодушевляли их. Вся забота и попечение храмовозобновителей сосредоточивалась главным образом на том, чтобы жертвованная копейка получила свое назначение, чтобы удовлетворены были прежде всего первые нужды в устройстве храма. Конец дела увенчал ли их труды и заботы? Смогли ли они удовлетворить желания жертвователей, расходуя их пожертвования на нужды возобновляемой церкви? — эти и подобные вопросы пусть решат сами жертвователи и те, которым вручена от Бога власть. Мы же с своей стороны скажем только, что, если всякое дело в руках Божиих, то наше дело, наша церковь по преимуществу, потому что возникла из ничего, а из ничего творит только Бог. Отнесем же все дело наше Ему, как Творцу и Промыслителю! Он сотворил нашу церковь, Он указал радетелей ее и возвеличил ее до настоящего положения; от Него же зависит и дальнейшая судьба ее. Будем же надеяться, что милосердый Господь не оставит своею помощью нашу церковь и в будущем.
Вместе с возобновлением церкви началось и устройство издавна проектируемого при Училище общежития. Думаем, что не лишне будет здесь ознакомить читателя с историей общежития.
Почти десять лет (с 1873 г.) дело об устройстве общежития при Суздальском духовном Училище тянулось без желаемого результата. Каждый очередной съезд оо. уполномоченных учебного округа занимался обсуждением вопроса об общежитии и каждый раз так или иначе признавался в нужде устроить его. И высшее начальство, ознакомившееся чрез гг. ревизоров с бесприглядным положением физического воспитания учеников Училища, и власть Епархиальная, знавшая о том же и чрез Правление Училища, настойчиво требовали, чтобы духовенство округа нашло средства на устройство общежития, чтобы оно призрело учеников своего Училища. Но духовенство как будто уклонялось от устройства общежития, прикрываясь своею нищетой. Постановление: «устройство общежития желательно, но отложить его до более благоприятнаго времени», было грустным ответом на все требования начальства. Что было на самом деле причиной откладывания устройства общежития, определить трудно. Был ли то действительный недостаток средств духовенства Суздальского округа, или одно предубеждение, что общежитие будет подобно давно отошедшим в вечность бурсам типа Помяловского? Нам кажется, что то и другое имело за собою своего рода поборников. Между тем неблагоприятность условий физического воспитания сказывалась более и более. Мы не считаем возможным и нужным выписывать здесь все те замечания, которые в свое время ставились гг. ревизорами на вид училищному начальству по поводу крайней неудовлетворительности физического воспитания. Мы можем только подтвердить справедливость тех замечаний и сознаться, что они не мало дали горя и забот училищному начальству. Но что последнее могло сделать, находясь в этом случае в полной зависимости от духовенства?
Съезд оо. уполномоченных от духовенства в сентябре 1875 г. постановил: а) предложить духовенству чрез своих уполномоченных делать каждогодный сбор собственно на устройство общежития и этот сбор взносить до времени в кредитное учреждение и б) просить Правление Училища составить подробную смету всех расходов по устройству общежития. Правление было исполнительно. Оно к следующему же ноябрьскому съезду 1876 г. представило опись всех проектируемых под общежитие перестроек и смету всех по сему случаю расходов. Но смета и осталась сметой. Съезд тот, как-бы игнорируя постановление съезда 1875 г. по первому пункту нашел, что смета Правления слишком дешева против действительной стоимости расходов по общежитию, что она составлена некомпетентными лицами, и сам, определив сумму расхода приблизительно в 10 000 руб., должно быть, убоялся этой суммы и дело устройства общежития оставил без всяких последствий опять до благоприятного времени. В таком положении и оставалось это дело, эта злоба дня духовенства Суздальского округа до 1879 года. В это время наряду с другими Училищами Архипастырь Преосвященнейший Феогност обратил свое отеческое внимание и на Суздальское Училище. Он видел, что здание старого архиерейского дома в Суздале в таком виде мало приносит пользы, что оно может сослужить духовенству дорогую службу, если дозволить последнему расположиться в нем не только с Училищем, но и с общежитием. Он потребовал от духовенства округа более внимательного обсуждения вопроса об общежитии при Училище, и сам первый же обещался прийти на помощь духовенству в этом деле, кроме архиерейского корпуса, с 6-ти тысячной лептой. Бывший в октябре 1879 г. съезд уполномоченных от духовенства, собравшийся с целью избрать кандидата на вакантную должность Смотрителя Училища, между прочим, заслушал изъявление члена Правления Училища о. протоиерея Кроткова об обещании Владыки дать в пособие духовенству Суздальского округа от 5-ти до 6-ти тысяч из Епархиальных источников, лишь бы оно приняло деятельное участие в вопросе об общежитии. Съезд с искреннею благодарностью отнесся к такой милости Владыки и постановил просить Правление Училища составить смету как на необходимые перестройки в корпусе, так и на содержание и обзаведение общежитии. Правление задумалось: оно припомнило свою неудачу с сметой 1876 года, свою, признанную духовенством, некомпетентность в строительном деле. Докладывая очередному съезду уполномоченных 1880 г. о том, что оно не могло исполнить поручение съезда касательно сметы, между прочим Правление просило съезд ассигновать какое-либо вознаграждение за составление сметы, имея в виду пригласить для сего более знакомое с строительным делом лицо, чем само Правление. Съезд сей ассигновал на этот предмет 50 р., а резолюция Его Преосвященства ставила Правлению в обязанность употребить все меры к своевременному составлению сметы и донесению Ему не позже 1-го мая о положении дела по общежитию. К тому времени подоспела и ревизия Суздальского духовного Училища, произведенная г. Миропольским, результатом которой был указ Святейшего Синода от 30-го числа месяца мая за № 2057 поручивший Его Преосвященству, в видах крайне неудовлетворительного состояния физического воспитания учеников Училища, кроме принятия других мер к улучшению Училища, найти средства устроить общежитие при Училище, а для сего созвать обще епархиальный съезд уполномоченных, чтобы таким образом нужду Суздальского духовного Училища сделать нуждою всей Епархии. Владыка, в виду того, что Им уже обещано пособие духовенству Суздальского округа в 6 тысяч нашел нужным предварительно созвать окружный училищный съезд, чтобы еще раз испробовать сочувствие духовенства, которому особенно должны быть близки интересы его Училища. По соглашению с некоторыми из оо. уполномоченных съезд созван был на 18-е августа 1880 г. К этому времени Правление Училища изготовило как смету по содержанию учеников в общежитии, и по первоначальному обзаведению его, так и смету по перестройкам для общежития. Последняя составлена Владимирским техником г. Кнопф и определяла сумму расходам 8783 р. 90 к. и за труды по составлению ее требовала вознаграждения в 193 р. 28 к., соответственно процентному отношению сметной суммы расхода. Но съезд постановил лишь уплатить этот последний расход, а на исполнение сметы ответил тем же безотрадным volumus, sed nоn possumus, и дело устройства отложил на неопределенное время. Но не так легко смотрел на проектируемое общежитие наш Архипастырь. Журналы последнего съезда уполномоченных удостоились таких резолюций Его Преосвященства, которые дело общежития лишали той колебательной точки зрения, какой держалось духовенство. Владыка настойчиво и прямо шел к намеченному исходу. Он потребовал, чтобы Правление еще раз потрудилось над этой неразрешенной задачей, чтобы оно сообщило Ему некоторые сведения по общежитию, а представленную смету расходов невозможности сократило. Не дремало и Правление Училища. Еще прежде чем съездовые журналы с резолюциями Его Преосвященства вернулись в Правление Училища к исполнению, последнее заслушало докладную записку одного из своих членов и с тем вместе проект сметы на устройство общежития. Новый проект предлагал Правлению Училища приспособить для общежития пока только комнаты среднего и нижнего этажей архиерейского корпуса, чтобы иметь возможность на первый раз принять в общежитие учеников—сирот и детей нуждающихся родителей (таковых было в то время около 25 человек); приспособление же комнат для имеющих быть своекоштных воспитанников производить постепенно, по мере надобности. Расходы по сему проекту определялись в 1187 р. 50 к. и рассчитаны на часть из средств, обещанных Его Преосвященством. Правление нашло этот проект удобоисполнимым и, по журналу своему от 28-го августа за № 36, представило его на благорассмотрение Его Преосвященства. Но Владыка пожелал, чтобы общежитие строилось зараз на 50 человек, чтобы было, кроме 25-ти вакансий для сирот и других нуждающихся, еще 25-ти для своекоштных воспитанников, и — больница по крайней мере на 6 коек. В этих видах Владыка потребовал от Правления дополнения к представленному проекту и выработки одного общего проекта. Старания и труды Смотрителя Училища г. Стаховского при участии члена Правления, учителя Михаила Снегирева дали желаемый Его Преосвященством проект, который и был представлен Ему Правлением по журналу от 13 сентября — 9 октября за № 44-м. Владыка резолюцией своей от 26 октября 1880 г. за № 519 выразил согласие на предположения Правления Училища, и вместе с тем Он поручал Правлению в свое время сообщить съезду уполномоченных духовенства копию того журнала, и копию указа Св. Синода об учреждении общежития при Училище с присовокуплением Его, Архипастырской, усердной просьбы — съезду тщательно и сочувственно вникнуть в нужное и полезное дело учреждения общежития. Поручение Владыки было исполнено. Очередной съезд — 13 января 1881 года внял отеческой просьбе Владыки; принял целостию новый проект сметы, который, к слову сказать, не требовал никаких издержек, как по перестройкам для общежития, так и по первоначальному обзаведению его на 50 человек; не требовал даже вознаграждения за составление его. Съезд постановил: благодарить Преосвященнейшего Феогноста за отеческие заботы о Суздальском Училище, устроить общежитие для 50 учеников,— 10-ти полнокоштных, 15-ти полукоштных и 25-ти своекоштных со взносом от последних 90 руб. на полный кошт и 55 руб. на половинный. Так окончилось многотрудное и многозаботливое дело об общежитии при Суздальском духовном Училище! Оставалось привести в исполнение составленный и утвержденный Преосвященнейшим Феогностом проект сметы по устройству общежития. Владыка назначил для сего строительную комиссию из трех членов: Смотрителя Училища г. Стаховского, членов Правления: о. протоиерея Кроткова, учителя Снегирева, а духовенство с своей стороны дало еще члена священника о. Каллиопина. В феврале 1881 года комиссия начала свои действия: она составила для себя инструкцию, утвержденную Преосвященнейшим Феогностом, избрала из среды себя казначея (Снегирева) и делопроизводителя (о. Каллиопина). Чтобы вести дело устройства общежития, как можно экономнее, комиссия в течение Великого Поста, когда подрядчики работ еще не набрались делами, заключила условия по всем работам. По некоторым соображениям производство работ должно было окончиться не раньше двух лет, а потому комиссия могла, да и на самом деле поступала в порученном ей деле не спеша, осмотрительно. За первое лето она окончила вчерне внутреннее устройство комнат, а Правление Училища нашло средства обелить весь корпус архиерейского дома, исправить и окрасить медянкой его кровлю, так что еще в том же году громадное здание этого дома высматривало уже далеко не таким, каким было доселе. Внимательный и искренне-заботливый Владыка видел устраиваемое общежитие лично в бытность свою в том году в г. Суздале. Следующая затем забота комиссии была о предметах по первоначальному обзаведению общежития разными принадлежностями. Шкафы, гардеробы, комоды, кровати и проч. комиссия приобрела в течение зимы, когда работа этих вещей сравнительно бывает дешевле, чем в другое время года. Сего впрочем требовал и самый проект сметы, крайне экономный в своих определениях стоимости той и другой вещи. В течение лета 1882 года комиссия окончила последние работы по приспособлению комнат для общежития и в августе месяце донесла Владыке, что общежитие готово, что начало нового 1882/3 учебного года может ознаменоваться освящением его, равно как и освящением училищной церкви во имя свитых и равноапостольных просветителей славян Кирилла и Мефодия; может ознаменоваться и открытием общежития для такого количества лиц, которое определено съездом уполномоченных от духовенства Владыка назначил свой приезд на 3-е сентября, а самое освящение и открытие общежития — на 4-е сентября
Заботы училищного начальства и лиц, которые близко к сердцу принимали интересы училищной церкви, заботы о священнике и церковном старосте увенчались более, чем желаемым результатом. Один из учителей духовного Училища Алексей Богословский пожелал быть первым священником возрождающейся церкви, а Суздальский купец Федор Дубинин — церковным старостой той церкви. Тот и другой ко дню предполагаемого освящения получили согласно своему желанию следуемые указы Владимирской духовной Консистории.
3 сентября, как было назначено, Владыка прибыл в город Суздаль в три часа за полдень. Градское духовенство по обычаю встретило его в облачении в святых вратах Собора, откуда Владыка, приложившись к вынесенному на блюде Кресту и окропивши себя святой водою, в сопровождении всего собравшегося духовенства отправился в Собор. Здесь после обычного молитвословия Владыка приложился к мощам Суздальских святителей Феодора и Иоанна и, преподав благословение духовенству и народу, перешел сначала в возобновленную училищную церковь, а затем и в комнаты общежития. С особенным вниманием Владыка осмотрел и церковь и комнаты общежития, и по-видимому остался всем доволен. Веселая улыбка Владыки, его ласковое отеческое обращение со всеми окружающими, ласковое и внимательное выслушивание всего того, что г. Смотритель Училища считал нужным доложить Ему, давали чувствовать сопровождающим членам комиссии и Правления, что все, сделанное ими, может заслужить одобрение со стороны их Архипастыря.
Чтобы попасть в училищную церковь, необходимо прежде всего войти на училищный двор и здесь чрез парадное крыльцо (новый пристрой) вступить в галерею, в которой идут две лестницы: вправо - в церковь, а влево — в общежитие.
Церковь состоит из трех отделений: алтаря, собственно церкви или храма и, так называемой, паперти. Но последняя в настоящем ее положении не оправдывает своего названия, так как вход в церковь идет не прямо в нее, а с боку, — в ту часть церкви, которая названа нами храмом. Церковь не велика и может считаться достаточною лишь для молящихся учеников. Но так как кроме учеников посещать училищную церковь могут и многие из жителей города (они и есть, и не в малом количестве), то в интересах церкви настоит нужда в будущем распространить ее. Названная нами паперть может дать для сего достаточно места. У храмовозобновителей и было желание расширить церковь на счет этой ее части и здесь под имеющееся окно устроить ход из церкви на лицевую сторону корпуса. Но некоторые обстоятельства помешали осуществиться этому их желанию.
Иконостас церкви — новый, простой, двухъярусный, почти без резьбы и ничем пока некрашеный. Более заслуживающие внимания в иконостасе четыре местных образа: Спасителя, Божией Матери и дванадесятых праздников: Успения Божией Матери и воздвижения честного и животворящего Креста Господня. Эти образа — редкие по живописи и суть дорогое пожертвование о. архимандрита Спасо-Евфимиевского монастыря. Главный же предмет внимания каждого входящего в училищную церковь составляет художественный образ св. равноапостольного Князя Владимира поставленный в простенке, за правым клиросом, против входной в церковь двери. Образ этот действительно художественной работы: писан он на кипарисной дске, в С.-Петербурге по заказу, художником Горбуновым и вставлен в киоту черного дерева, хотя и Суздальского, но довольно искусного мастерства. Он, как вечный памятник, есть пожертвование щедродательного почетного блюстителя Училища г. Менци.
Алтарь, сохранившийся от времен служения в нем Иерархов Суздальской епархии, остался в своем прежнем величии. В нем три углубления: в среднем устроено в стене святительское место, в левом стоит жертвенник, а в правом приделан ход в комнаты общежития. Ход этот внутренний и представляется нужным для того, чтобы ученикам, живущим в корпусе можно было проходить в церковь прямо из своих комнат, не надевая теплой одежды, и без опасения простуды. Он ведет в комнату, вмещающую в себе лестницу в верхний этаж.
Поднимаясь по этой лестнице в три оборота, обнесенной искусно забронзированным балясником, прежде всего вступаешь на площадку, из которой идут две двери в спальные комнаты, расположенные по юго-восточной и северо-западной стороне 3-го этажа корпуса. Эти комнаты идут по линии корпуса вплоть до угла его и на одной стороне, северо-западной, окнами на училищный двор, поворачиваются на запад и занимают ту комнату, в которой в 50-х годах было высшее отделение Училища, а в 70-х — 2-й класс. Спальных комнат всего семь и одна для хранения ученических сундуков. Все комнаты вместо потолков имеют своды. Размер ширины и вышины их неодинаков. Вид из спален величественный: он как бы царит над окрестностью, далеко простираясь вдаль; двери и окна комнат разделаны под дуб. Там, где выход идет в холодное помещение, устроены двери двойные. Полы крашены по два раза. Печи, числом пять, изразцовые, внутри выложены гжельским кирпичом. Для вытягивания из комнат зараженного воздуха в каждой печи устроены вентиляторы, а для притока свежего воздуха — оконные форточки. Ко дню открытия общежития приготовлено 50 кроватей, как требовал того проект сметы, но занято было лишь 35 кроватей, которые и расположились в первых четырех комнатах, а остальные три и с кроватями вместе ждут себе хозяев. Кровати железные, и каждая снабжена тиковым матрацом, набитым чесаным мочалом, перяной подушкой с нижней из бязи и верхней полотняной наволочками, полотняной простыней и шерстяным одеялом. Между каждыми двумя кроватями поставлен небольшой шкафик с двумя местами для ученических вещей.
Близко к 3-му этажу расположилось Правление Училища с особым ходом из комнат 2-го этажа. Правление заняло комнату поперек корпуса, над алтарем: одна часть ее служит местом собраний Правления Училища, а другая — канцелярией.
Во 2-м этаже первая от парадного хода в общежитие — есть комната, в которой по стенам размещены 5-ть гардеробов в три отделения каждый, из коих в каждом, кроме вешалочных гвоздей, устроены места для фуражек и шарфов, и для галош. Каждое отделение назначено для троих. Следующая по линии комната — столовая, комната светлая, высокая и на столько просторная, что может дать место не для 35 или 50 человек, а и для всех 100. Теперь в ней пока помещаются 4 стола с 8-ю скамьями. Рядом со столовой — комната для дежурного надзирателя-учителя, в которой, в ожидании уроков, собираются преподающие. Здесь же помещаются и посудный шкаф и бельевой комод.
Далее, чрез коридор, дверь против двери находится больница на 6-ть кроватей, в которой часть отделена для осмотра больных и хранения в особо-устроенном шкафе разных медикаментов. По проекту сметы больничною комнатою назначена была одна из комнат 3-го этажа, но внимательный Владыка, лично осматривая устраиваемое общежитие в 1881 году, нашел эту комнату неудобною для того, чтобы быть ей больничною как потому что она не под руками, так и потому что доступ к ней (в 3-м этаже) был бы обременителен для больных учеников. Настоящая комната, занятая больницей, бывшее Правление Училища, находится в одном этаже с классными помещениями и отделена от последних лишь небольшим коридором.
Клозетное помещение при общежитии — во 2-м этаже, теплое и устроено так, что вытяжная труба, идущая от самого творила смежно с дымовой трубой кухонной печи, освобождает это помещение от зловония без всяких дезинфекционных средств.
В нижнем этаже, куда ведет из гардеробной комнаты лестница, чрез помещение, заключающее в себе медный рукомойник о 5-ти ключах и с двумя баками для грязной и чистой воды, первая комната — для служителей, а рядом с ней кухня для общежития. В ней — две хлебопекарные печи и плита со вмазанным для нагревания воды кубом. Кушанье готовится на плите в подвижных медных кастрюлях. Вправо от кухни кладовая о двух отделениях; в одном устроены сусеки и ларь; влево — погребное помещение, занимающее квадрат в 4 сажени. Стены этого помещения — каменные и разделено оно на три части каменными же стенами: для погреба при квартире помощника Смотрителя, для погреба при общежитии, и часть для подвала, в котором могли бы сохраняться картофель, свекла и другие годовые припасы. Помещение это сухое и есть величественный остаток первоначального устройства корпуса. Занятными комнатами для учеников служат II и IV классные помещения.
Для полноты описания прибавим, что при общежитии разводится сад, расположенный на юго-запад от корпуса. Обнесен он полисадом и, можно надеяться, что года через два даст ученикам незаменимое и вместе с тем приятное место гулянья в летнее время. Посреди сада устроена беседка, а влево от нее — гимнастические снаряды с гигантскими шагами. Все это: сад, беседка и гимнастика, устроены на средства того-же блюстителя Училища г. Менци, который достойно может считаться истинно почетным благодетелем нашего Училища, с усердием всегда отзываясь на всякое благое дело для Училища, что не везде бывает. Время его блюстительства займет со временем видное место в истории Суздальского духовного Училища.
Не стало квартир маленьких, сырых, темных, крайне гибельных в гигиеническом отношении; не видится тех неудобств, чтобы во время занятий слышно было за шаткой перегородкой крик детей, перебранки хозяев или разговор двух-трех кумушек. Напротив настоящие квартирные помещения учеников отличаются и чистотой и опрятностью, имеют достаточно света, и отдельно-спальные и занятные комнаты, а у каждого ученика обязательно есть своя кровать, свой сенник или матрац и подушка; но все-таки полная обеспеченность относительно квартиры, а главное пищи и занятий, может достигаться лишь при общежитии. Ходьба в Училище с квартир издалека, по камням, в грязь в изорванной одеже, дырявых сапогах — условия квартирования учеников едва-ли могут быть терпимы чадолюбивыми родителями. Мы хотели бы здесь более подробно коснуться пользы для учеников от общежитий, от которых многие из родителей продолжают чураться, и тем, невозможности, исправить крепко засевший в головах их портрет с дурных интернатов старых времен, чересчур рельефно написанный некогда Помяловским.
Вполне ознакомившись совсем нами описанным, Владыка удалился для отдыха в квартиру местного о. протоиерея, где и дал надлежащие распоряжения как о начале всенощного бдения, имеющего быть с вечера на 4-е сентября, так и о самых торжествах 4 сентября — освящения церкви и открытия общежития.
Ровно в 5-ть часов, по благословению Владыки, удары более, чем тысячепудового соборного колокола собрали в церковь учащих и учащихся в духовном Училище и всех желающих помолиться в новом доме Божием за вечерним служением. Владыка прибыл в 6 часов, и всенощное бдение с подобающим торжеством было отправлено местным о. протоиереем. На литию и величание Владыка выходил сам в сослужении о. архимандрита Спасо-Евфимиевского монастыря, о. Ректора Семинарии и кафедрального протоиерея М. Жудро, прибывших вместе с Владыкой из гор. Владимира в Суздаль на училищное торжество, местного о. протоиерея и двух городских священников. Трудно передать, какое глубокое впечатление произвело на нас пение начинательного псалма: благослови, душе моя, Господа... Признаемся, мы без слез не могли прослушать это первое пение. Могли ли мы надеяться, чтобы это место, место некогда святое, сделавшееся под конец «мерзостию запустения», снова собрано, и так торжественно, верующих в Бога и славословящих Его величие, снова огласилось пением божественных гимнов. С восторгом и сердечною благодарностью к Тому, Которому вся возможна, мы вспомнили тот день, который положил начало делу, увенчавшемуся сим торжеством. Мы не могли в глубине души не воскликнуть: настало время благоприятное для нас, настал день, как начало нашего спасения, как конец тех скитаний, которым ради молитвы подвергались десятки лет наши юные питомцы!
На другой день в 8 часов утра удары того же колокола собрали первее всего тех же непременных участников торжества — учащих и учащихся, которые и заняли не более 1/3 всей церкви, за правым клиросом, остальная часть церкви предоставлена прочим молящимся, которые далеко не все нашли себе место в церкви. Многие должны были или с грустью удалиться, или стоять вне церкви, вне оной приносить благодарные молитвы за новое место славы Божией. Владыка прибыл из Спасо-Евфимиевского монастыря, где он провел ночь, в 9 часов утра при звоне колоколов чуть-ли не двадцати городских церквей, мимо которых он ехал. Торжественно встреченный при входе в церковь бывшими накануне сослужителями, Владыка вошел в оную при стройном пении своих певчих. Облачившись в архиерейское облачение, Владыка приступил к омовению и освящению престола, к освящению его одежды и принадлежностей, к одеянию престола, освящению жертвенника и всей церкви. Трогательно было шествие Владыки около алтаря с Мощами на голове, предваряемое окроплением святою водою того пути, по которому он должен быль следовать. Шествие это было направлено внутренним ходом из алтаря чрез комнату, в которой лестница, в 3-й этаж, гардеробную, по парадному ходу в общежитие ко входу в церковь. Умилительно было, невольно восторгало душу молящегося и влекло к небесному и божественному пение певчих и возгласы Владыка пред задернутым занавесом во входе в церковь, взятые из 23-го псалма: «кто есть сей царь славив Господь сил... Возьмите врата князи ваши»... Его Преосвященство совершал литургию в новоосвященном храме в сослужении о. архимандрита, троих оо. протоиереев и двоих священников. Дети — ученики Училища, никогда не видавшие архиерейского служения, с особенною любознательностью следили за служением Владыки. Их детские сердца видимо увлекались торжественностью архиерейского служения, оставлявшего в них отрадное воспоминание из дней юности на дни следующих за тем возрастов. Во время этой первой Литургии посвящен был во диакона учитель дух. Училища Алексей Богословский, изъявивший желание быть священником той же церкви.
В обычное время, после причастного стиха, Смотритель Училища г. Стаховский сказал, приличное торжеству, глубоко-назидательное слово, обращенное преимущественно к ученикам Училища.
После Литургии, окончившейся во 2-м часу пополудни, Владыка, после кратковременного отдыха в квартире о. протоиерея Кроткова, прибыл для другого торжества в столовую общежития. Здесь собрались сослужащие в этот день Владыке священно-служители, начальствующие Училища, учащие и учащиеся и некоторые из оо. духовных, нарочито прибывших на скромное торжество Училища. Не людно было число собравшихся посетителей торжества открытия общежития, но то были члены как бы одной семьи, как дети, собравшиеся около своего чадолюбивого отца разделить радость о новом учреждении.
С благословения Владыки о. протоиерей Жудро совершил в столовой молебное пение, призывавшее всемощное Божие благословение на открываемое с того дня общежитие. Многолетие, провозглашенное Государю Императору со всем Царствующим Домом, Святейшему Синоду, Преосвященнейшему Феогносту с Его паствою, начальствующим Училища, учащим и учащимся закончило это пение, так дорогое при начале каждого дела.
По окончания молебствия Владыка обратился к предстоящим с речью. Он выразил радость о благополучном окончании дела, десяток лет ожидавшего себе благоприятного времени, выразил благодарность членам комиссии за их труды по устройству общежития и, пожелав новому учреждению покровительства Царицы небесной, всегдашней нашей помощницы, благословил оное учреждение в лице Смотрителя Училища иконою Боголюбивой Божией Матери. Обратясь затем к тем ученикам, которые с того дня должны жить в общежитии, Владыка кратко объяснил им пользу общежития для них, их обязанность учиться прилежно и тем благодарить и славить Господа Бога за то благодеяние, которое они должны видеть в общежитии. Благословив каждого из них, Владыка дал им по крестику. Вслед за тем Владыка обошел все спальные комнаты учеников, окропил их святою водою и еще раз осмотрел приготовленные для учеников постели, предлагая тоже делать и сопутствовавшим ему о. Ректору семинарии, кафедральному о. Протоиерею Жудро и бывшим оо. духовным и видимо любуясь простором и удобством комнат. После сего Владыка снова вошел в столовую общежития. Здесь были накрыты обеденные столы для корпусных учеников. Против каждого ученика поставлен был полный прибор: вилка, ножик, салфетка, ложка и тарелка, — принадлежности, которые мы не находили ни на одной ученической квартире и о которых конечно никто из учеников не имел должного понятия. Владыка благословил трапезу и оставался в столовой почти до самого конца обеда, внимательно вникая во все, касающееся пищи учеников. Из столовой Владыка прошел в квартиру, г. Смотрителя Училища, где пробыв не много времени, отправился в дом церковного старосты новоосвященной Кирилло-Мефодиевской церкви купца Федора Дмитр. Дубинина, у которого, как гостеприимного хозяина, собрались многие жители города. Часу в 5 и пополудни Владыка оставил дом Дубинина, готовясь на новый подвиг, на новое торжество освящения новоустроенной церкви в Ризположенском женском монастыре, которое и совершено было 5-го октября. Так закончились наши училищные торжества!
Милосердый Господи! Укрепи драгоценное здоровье нашего дорогого Отца и Владыки, Преосвященнейшего Феогноста, неустанно трудящегося над благосостоянием вверенной ему от Бога паствы, а детей духовного новооткрытого общежития возрасти безбедно в мужей совершенных, в меру возраста исполнения Христова.
М. Снегирев.

/Владимирские епархиальные ведомости. Неофициальная часть. 1882 год № 20 (15 октября)./
День годовщины освящения церкви и открытия общежития при Суздальском Духовном Училище (4 сентября 1883 г.).
Суздальское Духовное Училище

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Jupiter (22.03.2017)
Просмотров: 123 | Теги: Суздаль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика