Главная
Регистрация
Вход
Суббота
26.05.2018
18:24
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 466

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [886]
Суздаль [299]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [219]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [111]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [68]
Гусь [94]
Вязники [175]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [74]
Александров [146]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Отмена крепостного права в 1861 г.

Отмена крепостного права

8 июня 1858 г. Александр II подписал рескрипт (указ на имя конкретного лица) владимирскому губернатору Е. С. Тиличееву, разрешавший дворянам избрать губернский комитет по улучшению быта помещичьих крестьян.
24 сентября 1858 года во Владимире начал работать губернский комитет по крестьянскому делу в связи с подготовкой отмены крепостного права. В него вошли по два депутата от каждого уезда и два члена от правительства. Всего 28 человек. От правительства, по предложению губернатора, вошли крупные землевладельцы граф К. Толь и А. Смирнов. Председателем был определен губернский предводитель дворянства С.Н. Богданов, секретарем - ученый агроном и экономист Н. Дубенский.
Такие комитеты в губерниях должны были собирать необходимые статистические сведения и предлагать проекты отмены крепостного права. Работа губернского комитета завершилась в апреле 1859 года.
Большинство дворян отнеслось к подготовке реформы с тревожным недоверием и даже враждебно. Лишь немногие видели необходимость преобразований и связывали с ними лучшие надежды.
Губернский комитет первое время работал вяло. Ему нужно было, в первую очередь, собрать сведения о помещичьих имениях, об их землях, числе крепостных, видах и размерах повинностей. Но помещики отказывались давать такие сведения, считая это нарушением прав, дарованных Жалованной грамотой дворянству. В самом комитете не было единства. Разногласия по коренным вопросам реформы осложнялись склоками на личной почве. Ряд депутатов оставил комитет. Не выдержав травли консерваторов, покинул комитет, а затем и Владимир секретарь Н. Я. Дубенский. Пришлось проводить дополнительные выборы. Министр Ланской был вынужден объявить выговор наиболее ярым спорщикам - депутатам Покровского уезда графу Н. Апраксину и П. Протопопову, Суздальского уезда П. Николаеву, а заодно и председателю С. Богданову, не сумевшему навести порядок в комитете и организовать дружную работу.
Получив выговор, комитет заработал более энергично. В конце марта дебаты закончились. Голосами наиболее консервативных членов комитета, а они составляли большинство (24 члена), был принят проект. В нем признавалась необходимость отмены крепостного права и предоставления крестьянам личных и имущественных прав. Но условия освобождения предлагались непомерно тяжелые. Проект большинства не давал крестьянам ни земли, ни воли. Он допускал выкуп крестьянами только усадьбы, оценив ее баснословно высоко, от 250 до 400 руб. Полевой же надел, по проекту, выделялся помещиком в пользование крестьян только на переходный период (12 лет), после чего требовалось новое соглашение между помещиком и крестьянами. Максимальный надел для крестьян Гороховецкого, Ковровского, Муромского и Судогодского уездов, по проекту, не превышал 3-х десятин, а Владимирского, Юрьевского, Суздальского и Покровского уездов - 1,75 десятины; в остальных уездах - 2,75 десятины. Это в 2-3 раза меньше наделов, которыми пользовались крестьяне до реформы. Но даже этот чудовищный проект казался некоторым членам комитета слишком либеральным и подвергся критике справа. Покровский депутат П. А. Протопопов в противовес выдвинул свой проект и передал его в Главный комитет по крестьянскому вопросу, в Петербург.
В июне 1859 г. три проекта из Владимира поступили в Главный комитет на рассмотрение. Предложения большинства были отвергнуты как не соответствующие новой программе правительства. А проект первого меньшинства оставлен без внимания как чрезмерно радикальный. Только третий проект детально изучался и был использован при разработке Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости.

Девятнадцатого февраля 1861 г. Александр II подписал все законоположения о реформе и Манифест об отмене крепостного права.
8 марта 1861 г. во вторник 1-й недели Великого поста в теплой церкви Успенского собора торжественно объявлен полученный накануне Высочайший манифест 19 февраля об отмене крепостной зависимости. По прочтении протоиереем Надеждиным манифест было совершено преосвященным Иустином благодарственное молебствие с возглашением многолетия Государю Императору Александру Николаевичу. Раздавшийся с высоты соборной колокольни звон возвестил населению города о совершившемся знаменательном событии. После этого происходило на городской площади объявление манифеста во всеобщее сведение.

8 марта 1861 г. учрежденная по Высочайшему повелению временная комиссия по крестьянскому вопросу вслед за обнародованием Манифеста от 19 февраля переименована в Губернское по крестьянским делам Присутствие и в указанное число открыла свои действия в следующем составе: Председатель – Гражданский губернатор Тиличеев. Члены из должностных лиц: Губернский Предводитель дворянства, кол. сов. Солеников; Управляющий Палатой Государственных Имуществ Шиллинг; Губернский Прокурор ст. сов. Немченко. Члены из местных дворян-помещиков,- приглашенные с Высочайшего соизволения Министром Внутренних Дел: кол. сов. Гаврилов, штабс-ротмистр Спиридов. Избранные дворянством: артиллерии поручик Рейнвальд и поручик Протопопов; секретарь Костенецкий.

28 или 29 апреля 1861 г.
Во Владимирской губернии дворовые люди и крестьяне г. Владимира и ближайших поместий, с разрешения начальника губернии (Тиличеев Егор Сергеевич), испросили дозволение епископа на перенесение в г. Владимир из Боголюбовского монастыря чудотворной иконы Боголюбивой Божией Матери, с тем, чтобы в Успенском кафедральном соборе совершить молебствие о здравии государя императора в благодарность за дарованью, манифестом 19 февраля сего года, права. 15 сего апреля икона принесена в г. Владимир и на другой день совершено торжественное молебствие о здравии и долгоденствии его императорского величества, в присутствии начальника губернии и прочих чинов гражданского и военного ведомства и при многочисленном стечении народа. Сверх сего дворовые и крестьяне сделали пожертвование на написание иконы св. благоверного великого кн. Александра Невского, которая, в богатом серебряном окладе, будет поставлена в Успенском кафедральном соборе в память сего события.

12 мая 1861 г.
Во Владимирской губернии волнения возникли в имениях Нарышкиной и Кокошкина; в означенные имения вытребована воинская команда. Принятыми мерами порядок в имении Нарышкиной водворен.
19 мая 1961 г.
Во Владимирской губернии, в имении Нарышкина крестьяне заплатили оброк и приступили к посеву. Затем, кроме беспорядков в имениях Кокошкина, о которых было также упомянуто в прежней записке, возникло неповиновение крестьян в имении Алалыкиной, Судогодского уезда, куда и предположено отправить военную команду.

10 июня 1961 г.
Во Владимирской губернии, Вязниковского уезда в сельце Козакове и деревнях Дубокалихе и Павловской временно-обязанные крестьяне имения помещицы Домашневой отказались от исполнения повинностей в пользу владелицы. После сделанных уездным предводителем дворянства убеждений, некоторые из крестьян обратились к своему долгу, но значительнейшая часть, в числе 34 семейств, составляющих 64 тягла, остались упорно непослушными и уклонились от платежа следующего с них за 1860 г. оброка. Для приведения их в повиновение признано необходимым ввести в имение военную команду.
Ковровского уезда временно-обязанные крестьяне Иконникова, несмотря на все убеждения исправника, упорно отказались от исполнения трехдневных в неделю господских работ, предлагая помещику оброк в 25 руб. в год с тягла, но помещик на это не согласился, требуя, впредь до введения уставных грамот, трехдневной работы по прежнему или платежа оброка по 33 руб. наравне с прочими оброчными крестьянами. Для восстановления порядка в имение введена военная команда.
Петр Валуев

16 июня 1861 г.
От начальника Владимирской губернии получено уведомление, что мастеровые Гусевского завода, наследников гг. Баташевых, заявили жалобу на недостаточность заработной платы для пропитания семейств. По убеждениям предводителя и исправника, мастеровые согласились возвратиться к работам, с тем, чтобы заводское начальство обязалось продовольствовать их в течение двух недель. Но когда продовольствие немедленно не было дано, то мастеровые в числе 600 человек отправились во Владимир (расстоянием около 200 верст от завода), причем, во все продолжение пути ими не было произведено никаких беспорядков. Изложив начальнику губернии тихо и прилично свои жалобы, они покорно отправились обратно, причем оказалось необходимым снабдить их пищей. По предварительным сведениям, положение мастеровых на означенном заводе неудовлетворительно. Сделано надлежащее распоряжение об исследовании заявленных крестьянами жалоб.
23 июня 1861 г.
Начальник Владимирской губернии сообщает, что в настоящее время во всех уездах губернии сохраняется должный порядок и повиновение законам. Сельские общества открыты повсеместно, исключая Ковровского уезда, из которого сведений еще не получено; открытие волостей будет произведено в текущем месяце. Мировые посредники вступили в исправление должности, за исключением троих, о которых производится еще переписка.
14 июля 1861 г.
По донесению Владимирского губернатора, в губернии в течение июня месяца порядок и спокойствие сохранялись, и работы шли, по-видимому, успешно. Уставные грамоты составляются, и по двум имениям (Юрьевского уезда г-жи Сушковой и Суздальского помещика Николаева) поступили уже для хранения в губернское присутствие. Грамота по последнему из упомянутых имений подписана и крестьянами. Грамоты введены в действие.

20 июля 1861 г.
Наиболее важные беспорядки были в губерниях: Владимирской и Тамбовской.
Во Владимирской губернии Покровского уезда временно-обязанные крестьяне имения помещика Казакова, состоящие на смешанной повинности и пользующиеся от помещика землею свыше полного надела, установленного для этой местности, отказались исполнять повинности в пользу владельца в прежнем размере, и на все убеждения мирового посредника объявили, что иначе не будут исполнять прежних обязанностей, как только в том случае, если помещик даст им свободу рубить его лес, а когда командированное в имение Временное отделение земского суда распорядилось взять для наказания главного возмутителя, который уже прежде наделал дерзостей мировому посреднику, то крестьяне всем миром оказали явное сопротивление. По введении военной команды и после арестования наиболее виновных, порядок в имении водворен.
28 июля 1861 г.
Во Владимирской губернии, Ковровского уезда крестьяне с. Покровского с деревнями, принадлежащего помещице Пасынковой, отказались от исполнения добровольно заключенного с помещиком, еще до обнародования Положения, условия, которым они обязались платить оброк в 23 руб. в год и, сверх того, отбывать полевые работы по 12 дней в год, несмотря на то, что с обнародованием Положения помещик уменьшил оброк до 20 руб. На все убеждения предводителя дворянства, исправника, а потом и Временного отделения земского суда крестьяне отвечали, что издельной повинности отбывать не будут, а желают остаться на одном оброке в 23 руб.
3 августа 1861 г.
О возникавших и прекратившихся недоразумениях между крестьянами получены сведения из губерний: Калужской и Владимирской (Ковровского уезда в имениях Пасынковой). По той же губернии получено было сведение об уклонении от исполнения повинностей в Вязниковском уезде крестьянами, водворенными в имении г. Каргер, несмотря на сделанные им внушения местным мировым посредником; ныне и по сему последнему случаю получено сведение о прекращении возникшего между крестьянами беспорядка. Таким образом, в настоящее время, в виду Министерства внутренних дел не имеется ни одного случая не прекратившихся беспорядков.

Начальник Владимирской губернии сообщает, что в течение июля месяца им получено официальное уведомление об открытии 247 волостей, но по частным сведениям известно, что из остальных 52 волостей к 1 августа половина: была уже открыта, так что в настоящее время образование волостей, без сомнения, приведено к окончанию повсеместно. В открытых волостях волостное управление и волостные суды учреждены и уже начали действовать. Все мировые посредники, по свидетельству губернатора, удостоверяют, что образование общественного управления принято крестьянами с особенным участием и удовольствием, и влияние этих учреждений на сохранение порядка и исполнение законов оказывается как нельзя более благодетельным. Уставных грамот в июле месяце представлено 11; 9 из них утверждены посредниками и введены в действие бесспорно, а по двум требуются дополнительные сведения. По частным известиям, грамот составлено гораздо более, но они еще не поверены, оттого что рабочее время затрудняет производство измерения земли и участие при этом крестьян. При составлении уставных грамот со стороны помещиков заметно постоянное и живое желание составить эти акты с согласия крестьян, хотя бы даже с уступкою в своих правах; но крестьяне еще не вполне понимают значение и условия уставных грамот и как будто остерегаются изъявлять свое согласие. Впрочем, при всем этом, помянутые 9 грамот составлены с согласия крестьян и утверждены их подписом. Кроме поземельного устройства, определенного по уставным грамотам, было два случая приобретения крестьянами земли в собственность без содействия правительства. Владимирского уезда, деревни Выремши, помещицы Симоновой крестьянам, в числе 9 душ, уже выдан крепостной акт на землю и они поступили в разряд крестьян собственников. Того же уезда помещик Григорьев формально заявил губернскому присутствию о желании своем всю следующую ему, по разделу с сестрами, землю при сельце Иринках уступить в собственность крестьянам. По удостоверению губернатора, во всех уездах вверенной ему губернии полевые работы как на землях помещичьих, так и временно-обязанных крестьян окончены своевременно и с должным успехом; в настоящее время почти повсеместно идет уборка ржаного и ярового хлеба.
По полученным сведениям, во Владимирской губернии представлено всего 95 уставных грамот. Из 26 введенных уже в действие, 17 составлены с согласия крестьян.
Во Владимирской губернии поступила выкупная сделка помещицы Козаковой, Юрьевского уезда, с крестьянами в числе 274 душ. По всем означенным сделкам крестьяне выкупают, с пособием от правительства, полный душевой надел земли.
Во Владимирское губернское присутствие представлен приговор крестьян с. Холуя (Вязниковского уезда, гр. Бобринской) о желании их учредить сельскую школу. По свидетельству вятского губернатора, введение общественного управления имеет видимое благоприятное влияние на крестьян, которые как бы ожили. Прежняя обычная их апатия заменяется деятельностью я надеждою 3 на светлую и самостоятельную будущность.
Статс-секретарь Валуев

20 декабря 1861 г.
Как о случае беспорядка со стороны крестьян, получено сведение по Владимирской губернии. Временно-обязанные крестьяне помещика Митькова жаловались на неправильную, будто бы, продажу владельцем леса. Жалоба эта признана была неосновательною, о чем было объявлено крестьянам; но, несмотря на то, они выгнали из леса рубщиков и остановили в поле дрова. Для восстановления порядка, в имение командирована военная команда. О последствиях принятых мер ожидается уведомление.

10 января 1862 г.
Беспорядки, возникавшие во Владимирской губернии, в имении помещика Митькова, о которых было упомянуто в одной из прежних записок, прекращены; военная команда выведена из имения.
14 февраля 1862 г.
Владимирской губернии, Александровского уезда в с. Сколепове возникли между крестьянами беспорядки; при вводе во владение оным наследницы после помещика Собакина, Шванской, крестьяне отказались признать Шванскую владелицею означенного села. После безуспешных увещаний, по случаю оказанного крестьянами сопротивления полицейской власти, в имение введена военная команда.
22 февраля 1862 г.
Начальник Владимирской губернии уведомляет, что в имении помещицы Шванской, в которое, по случаю обнаружившихся там беспорядков, была введена военная команда, спокойствие восстановлено. О поступках главных виновников производится формальное следствие.
14 марта 1862 г.
По введенной уже в действие уставной грамоте крестьяне оказывались неисправными в отбывании по оной повинностей во Владимирской губернии, в имении помещика Роговского. Поводом к неисполнению повинностей, по мнению губернатора, было вероятно ожидание разрешения поданной крестьянами жалобы на неправильно отведенный им по уставной грамоте надел и оставление их на изделье. Жалоба эта губернским присутствием признана незаслуживающею уважения, о чем и объявлено просителям.
23 мая 1862 г.
Из полученных от мирового посредника Ардатовского уезда подробных сведении по сему делу видно, что рабочие всех почти заводов, принадлежащих Шепелевым (Нижегородской, Владимирской и Тамбовской губерний), вследствие отказа в уплате им жалованья, по неимению денег в заводе, явились в главную контору к управляющему и требовали от него выдачи им заработной суммы и до тех пор не расходились, пока не выдали им половинного жалованья, но буйства при этом никакого не производили. По удостоверению посредника, положение мастеровых, вследствие сокращения работ и крайне недостаточной поэтому заработной платы, весьма неудовлетворительно, и для приведения заводов в порядок необходима передача их в другие руки.
Вновь получены сведения о возникших между крестьянами беспорядках в губерниях Владимирской, Оренбургской и Подольской.
Владимирской губернии в имении графини Девиер крестьяне отказались от уплаты по уставной грамоте оброка. По удостоверению мирового посредника, крестьяне имеют к этому средства, но упорствуют по предварительному соглашению, приводя в свое оправдание незаслуживающие уважения причины. Посему мировой посредник приступил к описи крестьянского имущества.
6 июня 1862 г.
По сведениям, полученным в течение последней недели, вновь возникли беспорядки в губерниях: Владимирской (в имении Баташевой), Киевской (в имении Журавского), Ковенской (в имениях Комаровского и Тура), Оренбургской (в имениях Сергеева и Булгакова), Полтавской (в имении Кохановского) и Симбирской (в имениях Салькова, Сухановой и гр. Шереметева).
Беспорядки сии состояли преимущественно в уклонении крестьян от принятия уставных грамот и исполнении по ним повинностей, за исключением имения Баташевой, где крестьяне не допустили вырубки леса, проданного помещицею в посторонние руки, несмотря на предложение покупщика уступить крестьянам этот лес по полюбовному соглашению.
Для восстановления порядка и спокойствия во все поименованные имения введены военные команды.
21 июня 1862 г.
От начальника Владимирской губернии (Самсонов Александр Петрович) получено уведомление об оказанном временно-обязанными крестьянами, водворенными в имении помещика Мусина-Пушкина, упорстве при введении в действие уставной грамоты.
Начальник Владимирской губернии уведомляет, что временно-обязанный крестьянин, водворенный в слободе Мстере, Вязниковского уезда, литограф Иван Голышев, действительный член Владимирского губернского статистического комитета, с разрешения губернского присутствия, открыл в общественном доме библиотеку для чтения и воскресную рисовальную школу для детей временно-обязанных крестьян, пожертвовал для библиотеки 200 экземпляров книг учебных и исторического содержания, 20 экземпляров прописей и 6 современных журналов, а для школы рисования 100 оригиналов; кроме того, все принадлежности рисования — карандаши, кисти и бумагу — Голышев обязался доставлять для школы сам, сам же будет обучать крестьянских детей и рисовальному искусству.
Статс-секретарь Валуев

27 июня 1862 г.
Внешнее устройство волосяных правлений представляется далеко не в том состоянии, в каком бы это желалось. Волостные судьи ведут свои дела с тою логическою последовательностью, которою особенно отличается смысл простолюдина.
Из доставленных начальником Владимирской губернии сведений видно, что в 1-м мировом участке Суздальского уезда (у мирового посредника Решетинского) уставные грамоты утверждены и введены в действие по всем имениям, за исключением двух, представленные из которых грамоты возвращены для исправления.
4 июля 1862 г.
От владимирского губернатора получено уведомление, что временно-обязанный крестьянин, водворенный в имении г. Хомутовой, Покровского уезда, в с. Ельцине, Степан Васильев изъявил желание открыть училище для детей крестьян Ельцинского сельского общества; причем, принимая на себя бесплатное обучение детей, Васильев дает для училища на три года помещение, отопление и освещение.
12 июля 1862 г.
Владимирский губернатор объехал Шуйский и Вязниковский уезды, а также обозрел некоторые волости Владимирского, Суздальского и Ковровского уездов. Особых беспорядков им также не замечено; на некоторые недостатки и упущения в делопроизводстве волостных правлений начальником губернии обращено внимание мировых посредников. В Шуйском уезде, по замечанию губернатора, мировые посредники (кроме посредника 5 участка Бороздина) не пользуются доверием крестьян, и это весьма затрудняет соглашение при возникающих недоразумениях.
1 августа 1862 г.
Владимирский губернатор обозревал волости в Ковровском, Гороховском. Муромском, Меленковском и Судогодском уездах. Составление и введение уставных грамот идет не везде одинаково успешно; впрочем, большая часть посредников надеются к осени кончить это дело; в тех участках, где замечена наибольшая медленность по сему предмету, приглашены принять участие в составлении и поверке уставных грамот кандидаты мировых посредников других участков, где надобности в содействии их не предстоит.
16 августа 1862 г.
Владимирский губернатор обозревал волости в Юрьевском, Переяславском, Александровском и Покровском уездах. Говоря о недостатках, замеченных в делопроизводстве волостных правлений и Судов, и о распоряжениях к устранению сих недостатков, губернатор не сообщает подробных сведений об успехе составления и введения уставных грамот в объеханных им уездах. Вследствие сего, от Министерства будет сообщено ему, что главнейшая цель поездки должна состоять в наблюдении за успехом введения грамот, в расследовании на месте причин замедления этого дела и принятии, затем, соответственных мер к устранению оных.
30 августа 1862 г.
Начальник Владимирской губернии сообщает о пожертвовании помещиком Ковровского уезда Миллером на устройство местного училища 111 руб. сер.
12 сентября 1862 г.
Владимирский губернатор доставил сведения об успехе введения уставных грамот в осмотренных им уездах: Юрьевском, Переяславском, Александровском и Покровском. По отзыву губернатора, составление, поверка и введение в действие уставных грамот в означенных уездах замедлялись доныне отлучкою многих крестьян в летнее время на заработки, почему во время обозрения было введено менее половины общего числа грамот.
/Отмена крепостного права. -М.-Л., 1950./

В результате реформы крестьяне Владимирской губернии (без Шуйского уезда) потеряли в виде отрезков 188 775 десятин, или 15,7% надельных земель. Средний душевой надел в губернии составил 3,6 десятины. И это при том, как говорилось ранее, что минимальный надел, необходимый для того, чтобы крестьянин мог сводить концы с концами, в Нечерноземье равнялся 9-10 десятинам. Да и эта земля не стала собственностью крестьян. Крестьяне могли немедленно выкупить только усадьбу, а выкуп полевого надела зависел от воли помещика. До перехода на выкуп крестьяне назывались временно-обязанными и должны были нести повинности в пользу помещика в виде барщины, которая теперь называлась издельем, или оброка, а то и того и другого вместе. Отработки, по закону, составляли 40 рабочих дней мужских и 30 женских в год за высший душевой надел. Оброк равнялся во Владимирском, Вязниковском, Покровском и на левобережье Клязьмы в Ковровском уездах 10 руб., а в остальных уездах - 9 руб.
Отношения помещиков и временно-обязанных крестьян фиксировались в уставных грамотах. К их составлению приступили весной 1861 г. Предполагалось, что эта кампания закончится в два года, но она заняла около трех лет. Крестьяне повсеместно отказывались подписывать уставные грамоты. На 1 января 1863 г. только 32,5% помещичьих крестьян губернии подписали уставные грамоты. Это значительно меньше, чем в соседних Московской (45,88%), Ярославской (63,39%), Тверской (55,62%) и Костромской (53,25%) губерниях.
«Положения» 1861 г. разрешали выкуп полевых наделов или по добровольному согласию помещиков и крестьян, или по одностороннему требованию помещиков.
Сумма выкупа определялась как капитализированный из 6% годовой оброк, т. е. равнялась сумме денег, которая, будучи положена в банк, принесет владельцу доход (6%), равный годовому оброку. Неграмотные крестьяне скоро усвоили процедуру вычисления выкупа, сведя ее к менее сложной операции умножения годового оброка на 16 2/3. Сумма выкупа в 2-3 раза превышала рыночную цену земли. Поясним примером. Во Владимирском уезде годовой оброк при высшем душевом наделе составлял 10 руб. Допустим, в уставной грамоте надел определен в 4 дес. Сумма выкупа составит: (100 : 6 = X : 10) = 166 руб. 66 коп. Или: 10 руб. х 16 2/3 = 166 руб. 66 коп., то есть выкуп одной десятины обходился крестьянину в 41 руб. 66 коп. (166 руб. 66 коп.: 4). По ценам 1863- 1872 гг. десятина земли в губернии стоила в среднем 17 руб. 40 коп. Сумма выкупа, таким образом, превосходила рыночную цену в 2,4 раза. Выходило, крестьянин выкупал не только (и не столько) землю, но и феодальные повинности, лежавшие на его личности. Иными словами, крестьянин платил помещику за свою свободу.
На этом, однако, не заканчивались злосчастия крестьянина. Вполне естественно, что крестьяне, за исключением немногих богатеев, не могли внести единовременно всю сумму выкупа. Помещики же были заинтересованы в получении выкупа не по частям, а сразу. Чтобы удовлетворить этот интерес помещиков, правительство оказывало «содействие в приобретении крестьянами в собственность их полевых угодий», т. е. организовывало выкупную операцию. Сущность ее заключалась в том, что крестьяне получали выкупную ссуду, которую затем они постепенно погашали. Выкупная ссуда составляла 80% выкупа. Остальные 20% крестьяне вносили сразу же, приступая к выкупу. Полученную от правительства выкупную ссуду крестьяне обязаны были погашать в течение 49 лет по 6% ежегодно.
Выкупная операция, несмотря на ее буржуазную сущность, была крепостнической. В основу выкупа, как сказано выше, была положена не рыночная цена земли, а капитализированный оброк, представлявший собой одну из форм феодальной ренты. Выкупная операция давала возможность помещику сохранить в полном размере тот доход, который он получал до реформы. Перевод крестьян на выкуп отвечал интересам массы помещиков, особенно тех из них, которые стремились перейти к новым методам хозяйствования. Поэтому, несмотря на отсутствие в законе пункта, обязывающего помещиков идти на выкуп, выкупная операция шла высоким темпом. На 1 января 1881 г. во Владимирской губернии перешли на выкуп 74,4% помещичьих крестьян.
С переходом на выкуп прекращались временно-обязанные отношения. Крестьяне по закону становились собственниками. Разрывалось последнее звено цепи, которая связывала крестьян с помещиками.
Согласно «Положению» в селениях бывших помещичьих крестьян создавались органы крестьянского «общественного» управления. Низовым звеном их являлось сельское общество, состоявшее из крестьян, «водворенных на земле одного помещика». Поэтому в одном и том же селении могло быть несколько сельских обществ, если оно принадлежало разным владельцам. Несколько сельских обществ образовывали волость. Она создавалась по территориальному принципу с населением от 300 до 2 тыс. ревизских душ. Как правило, волость совпадала с церковным приходом.
Первую ячейку сельского управления составлял сельский сход, состоявший из всех крестьян-домохозяев. Он избирал сельского старосту, сборщиков податей и смотрителей хлебных магазинов. Сход ведал вопросами, связанными с общинным пользованием землей, раскладкой податей, рекрутскими наборами, сбором податей и недоимок, семейными разделами, выходом из общества и приемом в него новых членов. Решения схода выполнялись сельским старостой, который «по делам полицейского ведомства» подчинялся как волостному начальству, так и чинам полиции. Сельский староста наделялся и некоторыми административными функциями: имел право наказывать крестьян за маловажные проступки, подвергая виновных аресту или общественным работам до двух дней, либо облагать штрафом до 1 руб.
Второе звено - волостное управление. Оно составлялось из волостного схода, волостного старшины с волостным правлением и волостного крестьянского суда. Волостной сход состоял из представителей от каждых десяти дворов крестьян, избиравшихся на сельских сходах, а также из выборных сельских и волостных должностных лиц. Сход избирал старшину, его помощников, сборщиков податей и судей, разрешал хозяйственные вопросы, касавшиеся всей волости. Волостной старшина выполнял административно-полицейские функции. Ему подчинялись сельские старосты. Старшина был фактическим хозяином волости. Состоявшее при нем волостное правление большой роли в управлении не играло.
Волостной сход ежегодно избирал членов волостного суда в составе от 4 до 12 очередных судей. Волостному суду были подсудны споры и тяжбы между крестьянами при наличии иска не свыше 100 руб. Он имел право приговаривать к общественным работам сроком на 6 дней, аресту на 7 дней, денежному штрафу до 3 руб., а также телесному наказанию розгами до 20 ударов.
Крестьянское «общественное» управление фактически не было самостоятельным. Оно находилось в зависимости от дворянства и уездных властей. Особенно остро эта зависимость проявилась в создании института мировых посредников, Этот институт учреждался для разрешения конфликтов, возникавших между помещиками и крестьянами в период проведения реформы. Мировые посредники назначались из потомственных дворян-помещиков, обладавших земельным цензом от 150 до 500 десятин. Они ведали составлением уставных грамот, контролировали деятельность крестьянских учреждений, выполняли ряд судебно-полицейских функций, они утверждали избрание волостных старшин, имели право отрешать от должности сельских старост, налагать на сельскую администрацию взыскания в виде недельного ареста или денежного штрафа до 5 руб.
Подавляющее большинство мировых посредников Владимирской губернии принадлежало к крепостникам. В конфликтах помещиков и крестьян они, как правило, вставали на сторону помещиков. Но были среди них и либерально настроенные люди. Они стремились, строго соблюдая законы, максимально учитывать интересы крестьян. Таковы мировые посредники Д. А. Смирнов (Владимирский уезд), В. Ц. Герцык (Меленковский уезд), Н. С. Стромилов (Александровский уезд).
Решения мировых посредников могли быть обжалованы в уездном мировом съезде. В последний входили мировые посредники, член от правительства (опять-таки из местных дворян) и уездный предводитель дворянства в качестве председателя. Высшей губернской инстанцией по управлению крестьянами являлось губернское по крестьянским делам присутствие. Его возглавлял сам губернатор. В нем состояли губернский предводитель дворянства, губернский прокурор, управляющий палатой государственных имуществ, два дворянина-помещика, избранных собранием губернских и уездных предводителей дворянства, и два дворянина, назначенных Министерством внутренних дел по представлению губернатора. Таким образом, в уездных и губернском органах управления крестьянами не было ни одного крестьянина. Они были сплошь дворянскими.
26 июня 1863 г. Александр II утвердил «Положение о крестьянах, водворенных на землях имений государевых, дворцовых и удельных» о реформе удельной деревни. В основу его были положены те же принципы, на которых покоилась реформа в помещичьей деревне. На проведение реформы в удельной деревне отводилось два года. Она предусматривала обязательный выкуп земельных наделов через два года после опубликования «Положения» 26 июня 1863 г. Но реализация реформы затянулась. Последние уставные грамоты были введены в действие лишь в декабре 1869 г. К этому времени во Владимирской губернии уставные грамоты подписали 94,2% удельных крестьян. 29 977 ревизских душ получили в надел 129 934 десятины земли, или 4,3 дес. на душу. Удельные крестьяне в основном сохранили прежние наделы. Средняя цена отведенной в надел десятины равнялась 13 руб. 60 коп. серебром, а вся сумма выкупа по удельным имениям губернии - 1 744 597 руб. Выкуп совершался также при содействии правительства. Таким образом, удельные крестьяне оказались в лучшем положении, нежели их помещичьи собратья. Они получили больше земли и за относительно меньшую плату. А главное, удельные крестьяне сразу же стали собственниками и усадеб, и полевых наделов.
В 1866 г. были приняты законы о реформе государственной деревни. За крестьянами сохранялись их земли и угодья, за которые они обязаны были платить в казну государственную оброчную подать. Размеры наделов и сумма оброчной подати фиксировались во «владенных записях». Средний надел владимирских крестьян составил 4,6 дес. на душу м. п., а оброчная подать - 2,7 руб. серебром. Но выкуп наделов в собственность был затруднен, так как государственные крестьяне не пользовались в этой операции содействием правительства. Тем не менее положение бывших казенных крестьян и после реформы было лучшим, чем крестьян помещичьих и даже удельных. Они получили большие наделы при меньших лежащих на них платежах: ежегодные выкупные платежи бывших помещичьих крестьян в губернии, как говорилось выше, составили в среднем с душевого надела 6.7 руб. серебром, бывших удельных - 3,5 руб. серебром, а оброчная подать бывших государственных крестьян - 2.7 руб. серебром. На удельных и казенных крестьян было распространено то же управление, которое сложилось в освобожденной помещичьей деревне. Реформа ликвидировала сословную неоднородность крестьянства. Все крестьяне обрели личную свободу, но по-прежнему оставались непривилегированным, податным сословием. Крестьянская реформа, несмотря на ее половинчатость, ускорила процесс перехода России от патриархального к индустриальному обществу.
Владимирская губерния.
Бытовая картинка из эпохи крепостного права Владимирской губернии 1852 г.
Крепостной театр шуйской помещицы Екатерины Ивановны Барсуковой.
Крепостной театр меленковского помещика Николая Никитича Названова
Город Владимир в 1861 году
Город Владимир 19 февраля—2 марта 1882 года.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (27.02.2017)
Просмотров: 584 | Теги: владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика