Главная
Регистрация
Вход
Суббота
16.12.2017
02:46
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 391

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [729]
Суздаль [266]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [187]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [53]
Гусь [46]
Вязники [122]
Камешково [46]
Ковров [137]
Гороховец [30]
Александров [132]
Переславль [84]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [74]
Религия [2]
Иваново [30]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [15]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [25]
Учебные заведения [9]
Владимирская губерния [7]
Революция 1917 [44]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Полки квартировавшие во Владимире и Владимирской губернии

Полки квартировавшие во Владимире и Владимирской губернии

Кроме армейских полков во Владимире, как и в других российских губернских городах с XVIII в. стоял для несения гарнизонной службы Владимирский гарнизонный полк (в разное время он назывался батальоном). В 1764 г. Владимирский Золотоворотский монастырь был упразднен окончательно. После упразднения монастыря его храмы стали приходскими, имущество обители было передано во владимирский Успенский собор и в Рождественский собор в Суздале. В бывших монастырских зданиях, частично переданных гарнизонному батальону, разместились комендант и канцелярия военно-сиротской школы.
1767 г. «Во оном городе учрежден владимирской внутренной баталион, и стоит оной, не переходя никуда, на вечных квартирах у здешних обывателей… Во время пребывания полков и баталионов на квартирах требуются от оных в лазареты, в школы и в прочие места дрова и свечи от города немалое число, кои со отягощением обывателей им и отпускаются».
Полковник Латышев Алексей Семенович в 1794-1800 гг. был шефом Владимирского гарнизонного полка (вообще-то батальона, но из почтения к герою-полковнику Латышеву батальон называли полком). С 1797 г. до 1800 г. он являлся комендантом города Владимира. Есть свидетельство, что когда Павел I поздравил коменданта г. Владимира Алексея Латышева с назначением губернатором в Вятку, он, встав на колени, доложил, что «очень плохо читает даже печатное, а писать, кроме своего имени и чина, ничего не может». В ответ на это император сказал: «Чего недостает у тебя со стороны грамотности, с избытком вознаградится твоею честностью». Павел I произвел полковника Латышева в генералы в 1798 году. А затем направил уже на гражданскую службу, губернатором в Вятку в 1800 г.
После выхода в отставку генерал Латышев приехал на жительство во Владимир, где и скончался 4 января 1822 года. Похоронен на Князь-Владимирском кладбище.
Церковь над Золотыми Воротами стала полковой церковью Владимирского гарнизонного полка, и была переименована в Петропавловскую (упоминается в "Описании..." 1801 г.). В пристройках Золотых Ворот в 1834 г. помещалась первая часть полиции и арестантская, пожарные инструменты, пробирная палатка, три лавки, сдаваемые городом в аренду.
Владимирский гарнизонный полк служил во время войны как бы кадром для многих пехотных полков русской армии, выделяя на пополнение и на сформирование новых частей иногда более половины своего состава. Во время Отечественной войны 1812 г. в гарнизонном батальоне проходили первичную подготовку новобранцы для действующей армии. Гарнизонные части комплектовались из лиц, непригодных к полевой службе, либо подвергнутых дисциплинарным взысканиям, а также из местных жителей. Исходя из последнего, следы владимирцев можно найти во многих славных армейских полках. За годы своего существования гарнизонные части неоднократно преобразовывались, упразднялись и вновь создавались.

Весной 1784 года генерал-поручик Александр Васильевич Суворов впервые за долгие годы военной службы получил продолжительный отпуск. Только что закончилась первая турецкая война. Суворов устал, думал, что в отпуске пробудет долго. Но не смог и месяца прожить без любимого военного дела. Поехал в Петербург за назначением. Ему поручили командовать шестой Владимирской дивизией.

30 апреля 1808 года впервые в городе Владимире был сформирован штат полицейских.
Полицейские служители обязаны были следить за городским благочинием и благоустройством, а также за соблюдением правил общественного порядка. Город был разделен на 3 полицейские части. Полицейская команда состояла из 3 унтер-офицеров и 22 рядовых, назначенных из внутренней стражи. Первоначально на 2/3 финансировал новую правоохранительную структуру город, остальные средства поступали в виде пособия от казны.
Городовое положение 1870 года закрепило финансирование и набор сотрудников в городскую полицию за органами местного самоуправления. В 1871 году городская Дума упразднила 3-ю полицейскую часть для упорядочения структуры и работы полиции (По статье О. Арефьевой «Владимирская городская полиция в конце XIX - начале XX века»)

В июле-августе 1812 года губернатор Супонев участвовал в организации Владимирского ополчения из 6 пеших казачьих полков, сформированных из рекрутов и отставных офицеров. Ополчение возглавил бывший командир Супонева по конной гвардии, богатый юрьевский помещик генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын…
Во Владимирскую губернию ополченцы вернулись к лету 1814 года, потеряв почти половину изначального состава, и 17 ноября 1814 года были окончательно распущены.

В 1831 г. на владимирской земле побывали прославленные полки 16-й пехотной дивизии, состоявшей из трех бригад. В 1-ю бригаду входили Казанский и Вятский пехотные полки, во 2-ю - Уфимский и Пермский пехотные полки, в 3-ю - два егерских полка (Егерские полки просуществовали сравнительно недолго. Они были сформированы в августе 1806 г., участвовали в Отечественной войне 1812 г. и в Заграничном походе русской армии 1813, 1814 гг. 32-й егерский полк отличился в этом походе в ряде сражений, за что был награжден георгиевскими трубами с надписью: "32 егерского полка за сражения: под Городечной, в Силезии, при Бриен ле Шато и при сел. Ла Ротьер".). Штаб-квартира дивизии располагалась во Владимире, полки же квартировали на территории губернии. А так как разместить целый полк в одном населенном пункте было невозможно, подразделения полков одновременно размещали по нескольким населенным пунктам, на постое у мирных жителей. Благоустроенные казармы в те годы были редкостью и строились, в основном, в крупных городах.
В соответствии с диспозицией на октябрь 1831 г. Казанский пехотный полк занимал Меленки, Вятский располагался в Муроме, Уфимский полк стоял на квартирах в Судогде, а Пермский в Коврове.
Егерские полки 3-й бригады располагались соответственно - 31-й в Покрове, 32-й во Владимире. Во Владимире, кроме того, разместились 4-я фурштат-бригада и 4-й фурштатбатальон.
К сожалению, пока не удалось уточнить, сколько полки 16-й пехотной дивизии простояли во Владимирской губернии.
В 1833 г. императором Николаем I было произведено общее преобразование армии, и в этой связи были расформированы все сорок два егерских полка. После расформирования егерские полки были присоединены частью в полном составе, или по-батальонно в состав пехотных полков. Некоторые пехотные полки после присоединения к ним егерских номерных полков стали именоваться "егерскими". Квартировавший во Владимире в 1831 г. 32-й егерский полк в полном составе вошел в состав Тульского пехотного полка. В ходе реформы были также упразднены некоторые старые, заслуженные полки, в том числе и три полка, стоявшие в 1831 г. в нашей губернии - Пермский, Вятский и Казанский. История же Вятского полка на этом не потеряла связь с нашей Владимирской землей, поскольку он был присоединен к Суздальскому пехотному полку.
После реформы дивизия под № 16 объединила в своем составе полки, названные в честь городов Владимир и Суздаль: Владимирский пехотный полк и Суздальский пехотный полк, а также два егерских полка - Углицкий и Казанский. Во второй половине 30-х годов полки располагались в нашей губернии, но, к сожалению, пока не удалось уточнить места их диспозиции. Эти славные войсковые части оказали большую помощь нашей губернии, работая с 1837 г. на строительстве Нижегородского шоссе. Кроме того, на строительство были дополнительно определены две резервные дивизии 2-го и 6-го пехотных корпусов. Каждая из 3-х бригад и 12-ти батальонов. Войска эти также располагались во Владимирской губернии и частично в Нижегородской. В 1839 г. войска были отозваны со строительства, и окончание работ по устройству шоссе было произведено вольнонаемными рабочими.

В 1834 г. уланы Сибирского полка были расквартированы во Владимирской губернии. 1 апреля 1842 года владимирцы провожали Сибирский уланский полк, отправлявшийся к новому месту дислокации. Похоже, именно эти уланы помогли Герцену организовать венчание в Казанской церкви Ямской слободы.
Краевед Л. Могильная предположила, что штаб именитой воинской части располагался во Владимире, ведь провожали полк именно отсюда, - с плаца, который был на месте парка "Липки".
И это было целое событие: «В 9 часов утра все восемь эскадронов полка собраны были на парадную площадь перед домом Присутственных мест. По прибытии к полку бригадного командира, недавно вступившей сюда 2-й бригады 17-й пехотной дивизии генерал-майора Квицинского, совершен был полковым священником молебен с водосвятием…
По окончании молебствия и по окроплении штандартов полка и всех эскадронов святою водою нижние чины угощаемы были градским головою от общества завтраком. Господа же штаб и обер-офицеры полка приглашены были к завтраку исправляющим должность губернского предводителя дворянства, местным уездным предводителем г. Долгово-Сабуровым. В 12 часов полк выступил из города», - сообщали об этом дне «Владимирские губернские ведомости».
В 1851 г. Сибирский уланский полк был расформирован.

Военно-статистическое обозрение Владимирской губернии сер. XIX в.
В 1850-70-е годы гарнизонная часть, расквартированная во Владимире, именовалась 35-м Владимирским губернским батальоном и состояла из 12-ти уездных команд, затем пехотным резервным кадровым батальоном, который входил в состав 17-й местной бригады Московского военного округа. Штаб-квартира бригады располагалась также во Владимире.

С сентября 1851 г. и до начала Крымской кампании во Владимирской губернии квартировал Бородинский егерский его императорского высочества наследника цесаревича полк. День вступления полка во Владимир стал для граждан города достопамятным и незабываемым. Владимирцы устроили полку такую торжественную и радушную встречу, какой не удостаивали еще не одну воинскую часть. "21 сентября [1851 года] <...> вступил в наш город давно ожидаемый, уже знакомый нам Бородинский полк <...> В исходе 1-го часа за полдень, победоносные знамена Бородинского полка уже развевались в предместии города, до кремля доходили, хотя и неясные звуки марша, и веселый народ быстро спешил туда, где еще в древности владимирские граждане встречали все великое и достойное уважения - к Великокняжеским Золотым Воротам. Ровно в час полк вступил на главную кремлевскую площадь при звуках музыки разливавшихся между соборными храмами Успенским и Дмитриевским и обширным зданием Присутственных мест, между губернаторским и дворянским домами и зданием Благородного пансиона. Почетные граждане и народ, окружившие площадь со всех сторон, в глубоком молчании ожидали момента, когда грозные для врагов воины преклонят сияющий металл касок и ружей пред Богом брани и мира, пред Господом небесных и земных сил - момент торжественный, величественный!". Но этот полк в составе 2-й бригады 17-й пехотной дивизии стоял во Владимире еще и в 1842 г. Но, к сожалению, более точно о местах его квартирования на тот период ничего пока выяснить не удалось, поскольку в краткой истории полка о местах его диспозиции в мирное время за весь период существования этой воинской части почти ничего не сказано. Командовал полком полковник Всеволод Николаевич Лермантов, на тот момент кавалер ордена св. Анны 2-й степени. В.Н. Лермантов (1812-1877) был троюродным братом великого поэта и отцом Юлии Всеволодовны Лермантовой, первой русской женщины-химика, доктора наук. Он был сыном морского офицера капитан-лейтенанта Николая Петровича Лермантова, прославившегося не только удачными морскими походами, но и славной жизнью своего потомства. Десять сыновей Николая Петровича посвятили жизнь защите Отечества, прошли кадетскую школу, пополнили героический строй российских офицеров. Всеволод Николаевич в 19 лет блестяще окончил Кадетский корпус, его имя было написано золотыми буквами на мраморной доске в зале корпуса. В дальнейшем также блестяще закончил Академию Генерального штаба, где его имя тоже было увековечено на мраморной доске золотыми буквами. Наш город явился последним местом его армейской службы. В августе 1852 г. Лермантов перешел на педагогическую работу, и был назначен сначала исправляющим должность директора Полоцкого кадетского корпуса, а затем, произведенный в чин генерал-майора, директором первого Московского кадетского корпуса. Последнюю должность занимал до выхода в отставку в 1864 г. Командиром полка после Лермантова, в период его квартирования в нашей губернии, был назначен боевой офицер Георгиевский кавалер полковник Евстафий Игнатьевич Веревкин-Шелюта.
В 1850-е годы Бородинский егерский его императорского высочества наследника цесаревича полк, которым командовал, вероятно, с 1848 г. В.Н. Лермантов, по-прежнему входил под номером 33 в состав 2-й бригады 17-й пехотной дивизии, располагавшейся на тот момент на квартирах в Нижегородской губернии. В соответствии с расписанием сухопутных войск на 1852 г. батальоны полка располагались в нашей губернии следующим образом: 1-й стоял в г. Коврове, 2-й в г. Вязники, 3-й в г. Суздале, 4-й в г. Владимире. Полк был составлен из двух полков: Бородинского пехотного и 27-го егерского. Первый ведет свое начало от сформированного 29 ноября 1796 г. из всех полковых и гарнизонных батальонов восьмибатальонного Московского гарнизонного полка. За годы своего существования полк неоднократно преобразовывался, менялась его структура, штатная численность. 17 апреля 1856 г. полк был переименован в пехотный.
С началом Крымской кампании (сентябрь 1853 - март 1856 гг.) полк в ноябре 1853 г. выступил из Владимирской губернии и двинулся в состав действующей армии.

Владимирское ополчение 1855-1856 гг. в Крымской войне.
Во время войны 1853-1856 гг. Преосвященному Иустину приходилось напутствовать своими молитвами и благословением в соборном храме воинства. Владимирское ополчение от рук Владимирского архипастыря принимало и освященное знамя свое: от него же принимало оно в благословение и благодатное сопутствие и Владимирскую икону Богоматери, которая в рядах ополчения была путеводительницей Владимирским ратникам до конца войны. По окончании войны, когда ополчение возвратилось в город, возвратило оно в кафедральный собор и сопровождавшую его св. икону Богоматери. На иконе была сделана надпись: «Всемилостивая Владычица Пресвятая Богородица! Прими под державный покров Твой православную рать, вооружившуюся крестом Сына и Бога Твоего, для защиты веры, царя и отечества, от нападения гордых и несправедливых врагов их. Сею святою иконою, от имени православной церкви, благословил Владимирскую дружину Государственного ополчения Иустин, Божиею милостию епископ Владимирский и Суздальский. Во Владимире в лето от Р. Х. 1855 в 22 день месяца Маия».
Под иконой Владимирской Божией матери уставлена в одной киоте икона Успения Богородицы и внизу киоты вычеканена следующая надпись: «иконы сии Государственное подвижное ополчение Владимирской губернии в 1855 г. при молитвах св. церкви, в знамение небенаго благословения, приняло от преосвященных Филарета митрополита Киевского и Иустина епископа Владимирского. Украшены и поручены Владимирскому собору для хранения Гг. офицерами и ратниками Владимирского ополчения в 1856 г.».

В соответствии с расписанием сухопутных войск по состоянию на июль 1855 г. во Владимирской губернии стояли части и подразделения 1-й гренадерской артиллерийской бригады полевой пешей артиллерии, а также 3-й полевой артиллерийской бригады. Части 1-й гренадерской артиллерийской бригады располагались следующим образом: 2-я батарея в Александрове, 3-я батарея в Киржаче. Части 3-й полевой артиллерийской бригады стояли: 1-я батарея в Юрьев-Польском, 2-я батарея квартировала в Суздале, 3-я батарея в поселке Гавриловский Суздальского уезда. Штаб бригады располагался в Юрьев-Польском. Во Владимирской губернии в Покрове в 1855 г. числится также квартирующей 3-я батарея 18-й артиллерийской бригады. Однако известно, что бригада в это время участвовала в сражениях в Крыму. Скорей всего, 3-я батарея стояла на квартирах в Покрове и раньше, отсюда и ушла к месту боевых действий во время Крымской кампании. Уточнить не удалось. Части 1-й гренадерской артиллерийской бригады, 3-й и 18-й полевых артиллерийских бригад продолжали стоять в губернии до начала 70-х годов XIX в., сохраняя прежнюю диспозицию. Возможно, они стояли и значительно дольше, но пока это не удалось выяснить.

В соответствии с расписанием сухопутных войск на 1861 г. во Владимирской губернии стояли: 8-й гренадерский Московский великого герцога Фридриха Мекленбургского полк 2-й гренадерской дивизии, 11-й лейб-гренадерский Екатеринославский его величества полк 1-й гренадерской дивизии. Возможно, полки прибыли в губернию и раньше, пока не удалось уточнить. На подобную мысль наводит упоминание о возвращении Московского гренадерского полка на квартиры во Владимир после годового пребывания в Москве.
"В понедельник 3 сентября [1862 г.] вокзал железнодорожный представлял оживленную картину. Многочисленная публика собралась сюда встретить возвращавшийся из Москвы батальон, квартировавшего здесь Московского гренадерского великого герцога Фридриха Мекленбургского полк. Московский гренадерский полк, оставив здесь по себе добрую память, находился в Москве более года".
Полки гренадерских дивизий располагались в следующих населенных пунктах губернии: 1-й батальон 1-го лейб-гренадерского Екатеринославского полка стоял в д. Окулово, 2-й в д. Новоселка, стрелковая рота полка располагалась в с. Стригино и в с. Чаадаеве. Штаб 8-го гренадерского Московского полка стоял во Владимире, 1-й батальон в Клементьево, 2-й в Рождествено, стрелковая рота в селе Добрынское. Штаб 2-й гренадерской дивизии располагался во Владимире.
В 1860-е годы в губернии стояли 3-я гренадерская и 2-я гренадерская артиллерийские бригады гренадерской артиллерийской дивизии, состоящей из трех бригад и также входившей, как и вышеназванные гренадерские полки, в состав Отдельного гренадерского корпуса. При этом 3-я батарея 2-й гренадерской артиллерийской бригады располагалась на постоянных квартирах в Юрьев-Польском, 4-я батарея - в Суздале. Штаб 3-й гренадерской артиллерийской бригады квартировал в Александрове, здесь же располагалась 3-я облегченная батарея бригады, 6-я батарея - в Киржаче. Другие батареи этих бригад стояли частично в Московской губернии. По-прежнему продолжали стоять в губернии, сохраняя прежнюю диспозицию части 1-й гренадерской артиллерийской, 3-й и 18-й полевых артиллерийских бригад.

В 1863 г. во Владимирскую губернию вновь прибыли полки 16-й пехотной дивизии: 61-й пехотный Владимирский генерала от инфантерии кн. Горчакова полк (стоял летом 1863 г. во Владимире) и 62-й Суздальский пехотный полк (в тоже время квартировал в Вязниках). Однако кроме этих полков в губернии стояли и другие части этой дивизии, о которых во владимирском краеведении почти ничего не известно. Так в Коврове в соответствии с расписанием стояли 63-й Углицкий пехотный полк и 16-й стрелковый батальон. Штаб 16-й пехотной дивизии располагался во Владимире. Этот полк судьба связывала с Владимирской землей еще в 1836 и в 1841 гг., когда он командировался из Москвы в Покровский уезд, где находился "на работах Нижегородского шоссе".
В 1863 году одновременно с частями 16-й пехотной дивизии во Владимирской губернии стояли и некоторые части уже известной владимирцам в 40-50-е годы 17-й пехотной дивизии. Это: 67-й Тарутинский пехотный великого герцога Ольденбургского полк (стоял в Муроме), 17-й стрелковый батальон (в июле 1863 г. прибыл в Судогду). Полки стояли в губернии совсем недолго, а возможно они просто на тот период были выведены во Владимирский лагерь с мест своей постоянной диспозиции.
В 1864, 1865 гг. во Владимире стоял 70-й пехотный Ряжский полк. Квартиры полка располагались следующим образом: штаб полка и стрелковая рота стояли во Владимире, 1-й батальон в Суздале, 2-й батальон в Судогде, 3-й батальон стоял на квартирах в Коврове. Полк многократно преобразовывался, менял свое наименование. В 1864 г. был наименован 70-м Ряжским пехотным полком. Участвовал почти во всех войнах, которые вела Российская империя во второй половине XVIII - в первой четверти XX вв. В полку служил в 70-е годы XVIII в. шеф Владимирского гарнизонного полка, комендант г. Владимира (1798-1800 гг.) Георгиевский кавалер, Почетный командор ордена св. Иоанна Иерусалимского генерал-лейтенант Алексей Семенович Латышев.
В губернии в 60 - 70-е годы стоял еще один полк этой дивизии, это 10-й пехотный Ново-Ингерманландский генерал-фельдмаршала графа Берга полк.

15 июля 1863 года командиром Великолуцкого пехотного полка (назван 17 апреля 1856 г.) был назначен Александр Петрович Поль (1863-1871 гг.). Летописец 12-го Великолуцкого полка сообщает, что «В 40-е - 50-е годы полк квартировал, меняя Полтавскую губернию и Гродненскую, Родомскую губернию, стоял в лагере при Варшаве <...> в августе 1866 г. полк был переведен во Владимир». см. Великолуцкий полк.

26 августа 1874 года 35-й Владимирский губернский батальон был преобразован во Владимирский местный батальон (Владимирскую местную команду). Это подразделение играло роль внутренней стражи и конвойной службы. Батальон был переведен во Владимир из Симбирска еще в 1847 году под названием Владимирского гарнизонного батальона, затем в 1864 году стал Владимирским губернским батальоном. Вскоре после повсеместных преобразований губернских батальонов в местные, которое было переведено 26 августа 1874 года, началась русско-турецкая война. И Владимирский местный батальон дважды отчислял кадры на составление резервных пехотных батальонов.
Военная администрация вед. военного минист. заведует военной силой расположенной в пределах губернии: органы губерн. воин. начальник и при нем канцелярия. В городе постоянно содержится местный кадровый батальон (4 роты) численностью около 1000 человек (Субботин А.П., 1877 г.).

15 апреля 1877 года во владимирском Успенском соборе был оглашен манифест императора Александра II, означавший начало русско-турецкой войны 1877–1878 годов.
В царском манифесте претензии к Турции объяснялись заботой о ее христианском населении на Балканах: «Всем нашим подданным известно то живое участие, которое Мы всегда принимали в судьбах угнетенного христианского населения Турции. Желание улучшить и обеспечить положение его разделял с Нами и весь русский народ, ныне выражающий готовность свою на новые жертвы для облегчения участи христиан Балканского полуострова».
За 1877–1878 годы в армию из губернии было призвано более 6 с половиной тысяч человек. Из Владимира, Вязников и Шуи отправились воевать на Балканы 12-й Великолуцкий, 11-й Псковский, 9-й Сибирский и 10-й Малороссийский гренадерские полки. Все они отличились в ключевых сражениях той войны. Например, гренадеры из Владимирской губернии успешно действовали в последнем штурме Плевена (Плевны) 28 ноября 1877 года.
Самым известным героем той русско-турецкой войны из Владимира стал представитель большого купеческого семейства генерал Николай Столетов. Он руководил болгарским ополчением, которое действовало в союзе с русской армией. Воевал тогда и младший брат Николая Столетова - капитан артиллерии Дмитрий Столетов.
Штемпель Адольф Готгардович (1833-1903) - полковник, участник освободительного похода русских войск на Балканы 1877-1878 гг.
25 ноября 1878 г. во Владимире торжественное молебствие на площади перед Успенским собором («плац-парадная» площадь) по случаю возвращения во Владимир с театра военных действий в Турции квартировавшего здесь 12 пехотного Великолуцкого полка. Город украшен национальными флагами, а вечером роскошно иллюминован. См.Приветственная речь 12-му пехотному Великолуцкому полку, при возвращении его на родину, после восточной войны в 1878 г.

В марте 1880 года на должность владимирского губернского воинского начальника был назначен 44-летний генерал-майор Николай Павлович фон Витторф - самый выдающийся из занимавших этот пост. Он командовал Владимирской местной бригадой, занимая в официальной иерархии второе место после губернатора. Но так владимирский губернатор той поры Иосиф Михайлович Судиенко в армии не дослужился и до полковника, сделав карьеру на гражданском поприще, то генерал Витторф заслуженно считался первым военным лицом в губернии.

В 1888 г. командиром Псковского пехотного полка был назначен полковник Сергеевский. При нем весь полк был размещен в казармах г. Владимира. Иногда части полка вызывались в города Иваново-Вознесенск, Ковров «для прекращения беспорядков на фабриках и для тушения пожаров в удельных лесах Меленковского и Гороховецкого уездов». Вследствие высочайше утверждённой новой дислокации, осенью 1892 г. полк оставил г. Владимир и прибыл в Тулу.


Октябрьский военный городок

В 1885 г. казармы в гор. Владимире устраиваются на 1897 человек 12-го пехотного Великолуцкого полка, за исключением квартир для офицеров. В 1893 г. казармы 12-го пехотного Великолуцкого полка заняли солдаты 9-го гренадерского Сибирского полка.
В 1893 г. на постоянные квартиры во Владимир прибыли полки 1-й бригады 3-й гренадерской дивизии: 9-й гренадерский Сибирский генерал-фельдмаршала великого князя Николая Николаевича полк и 10-й гренадерский Малороссийский генерал-фельдмаршала Румянцева-Задунайского полк. Полки в полном составе разместились в городских казармах, а также казармах инженерного ведомства. Во Владимире разместился и штаб 1-й бригады.
В сентябре 1896 года Ф.А. Дюбюка назначили командиром 1-й бригады 3-й гренадерской дивизии (Сибирский 9-й гренадерский полк и 10-й Малороссийский гренадерский полк), штаб которой в это время был расквартирован в городе Владимире. Однако Фёдору Александровичу недолго пришлось служить в городе. В мае 1899 года он был «уволен за болезнью от службы с награждением чином генерал-лейтенанта». Фёдор Александрович умер в 1900 году. Но семья генерала оставила заметный след в жизни Владимира на рубеже XIX-XX веков.

В 90-е годы XIX в., а также в начале XX в. во Владимирский лагерь выводились из Псковской губернии полки 24-й пехотной дивизии: 93-й Иркутский, 94-й Енисейский, 96-й Омский.

Во Владимирской губернии губернатор Иван Леонтьев много сделал для создания санитарных отрядов во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. «благодаря его трудам и заботам, как председателя местного управления Красного Креста, вполне успешно и своевременно были выполнены все возлагавшиеся на Управление сложные обязанности по снаряжению на театр военных действий санитарных отрядов, снабжению их необходимыми вещами, по организации пожертвований в пользу страждущих братьев-воинов».
В марте 1904 года в Успенском соборе состоялись проводы на Дальний Восток врачебно-санитарного отряда, состоявшего из 5 врачей, 15 сестер милосердия, 30 санитаров, заведующего хозяйством и фармацевта.
14 апреля 1904 года на Русско-японскую войну был отправлен 2-й медицинский отряд, состоявший из 10 сестер милосердия Владимирской Георгиевской общины.
Работу владимирских медиков на войне с Японией высоко оценил Главноуполномоченный Российского общества Красного Креста Сергей Александровский, направивший во Владимир такую телеграмму: «От души благодарю за прекрасно снаряженный Владимирский отряд. В несколько часов госпиталь в Мукдене развернулся, принял свыше 100 раненых, привезенных с Тюренченской позиции. Состав отряда удивительно применяется к местным условиям, вызывая всеобщее одобрение».
В ходе шести частных мобилизаций за период 1904–1905 гг. в губернии было призвано на действительную военную службу 13 567 нижних чинов, а также 3 665 уроженцев Владимирской губернии вне ее пределов.
28 августа 1904 года во Владимир прибыли 10 пленных японских офицеров, захваченных во время крейсерства Владивостокской эскадры при потоплении грузовых военных судов «Садо-Мару» и «Киншиу-Мару». Штаб Московского военного округа летом 1904 года предполагал расквартировать во Владимире 250 военнопленных японских солдат при 10-м гренадерском Малороссийском полку и 10 офицеров по частным квартирам или в гостиницах. Об этом штаб округа трижды уведомлял Владимирский губернский распорядительный комитет по эвакуации больных и раненых. Однако помещений для 250 рядовых военнопленных власти Владимира так и не нашли, а вот о квартировании 10 пленных офицеров договорились с мещанкой Прасковьей Ивановной Ермолаевой, которая предоставила для этого квартиры в своем доме на улице Щемиловке (на окраине, близ вокзала) сроком на год с платой ей по 50 рублей в месяц. Однако уже в октябре 1904 года японцев из Владимира перевели в лагерь, расположенный в Новгородской губернии. Городская управа предложила Прасковье Ивановне прекратить действие годового контракта на аренду квартир. Но хозяйка потребовала выдать ей 150 рублей сверх ранее уже полученных 100 рублей, мотивируя это тем, что «при освобождении японцами квартир в них оказались значительные повреждения». Городская казна пошла на это «ввиду несомненно могущих быть от простоя квартир убытков».

668-я пешая Владимирская дружина. Его Преосвященство Епископ Юрьевский Евгений 9-го мая 1915 г. совершил Божественную литургию в соборе; после литургии присутствовал на молебне 668 пешей Владимирской дружины, а вечером совершил в Кафедральном соборе всенощное бдение (накануне праздника Св. Троицы).
21 мая 1915 г. во время совершения Божественной литургии в Кафедральном соборе на соборной площади с народом, не вместившимися в соборе, о. епархиальным миссионером, Г. Орфеевым, ведены были беседы на темы: «Союз неба и земли. Святой Покров над Россией. Новый Навуходоносор. Значение настоящей войны для Славянских народов. Православная Церковь — основа и залог могущества нашего отечества». Во время трех перерывов беседы совершены были молебствия с акафистом Божией Матери; припевы и несколько песнопений исполнены были общенародным хором. В центре общенародного хора был военный хор в 60 человек 668-й Владимирской дружины, вследствие чего общенародное пение было весьма стройно и величественно.
Его Преосвященство, Епископ Юрьевский Евгений 24-го мая 1915 г. совершил Божественную литургию в Кафедральном соборе и после молебна о даровании победы вручил начальнику дивизии генералу для передачи 668-й Владимирской пешей дружине освященное знамя, предварив кратким словом о значении знамени для воинского отряда и о доблестях нашего войска.
Преосвященнейший Евгений 9-го мая 1916 г. совершил на плацу молебное пение Святителю Христову Николаю по случаю храмового праздника 668-й пешей Владимирской дружины.

В 1916 г. священник Влад. Кафедр. собора о. Делекторский назначен священником 82 запасного полка (в г. Владимире).
В 1916 г. священник Троицкой г. Владимира церкви о. Беляев назначен священником 215 запасного полка (в г. Владимире).

492-я пешая Владимирская дружина государственного ополчения в Первой мировой войне численностью около тысячи человек на три четверти была укомплектована уроженцами Владимирской губернии. Именно поэтому подразделение получило наименование «Владимирская». Наши земляки входили в состав и множества других дружин, но не имели в них преобладающей численности. Рядовой состав имел необходимое обмундирование и был вооружен винтовками Бердана (модель 1870 года). Регулярно проводились военные сборы, и не следует считать, что ополченцы – это крестьяне с вилами и рогатинами, как это было в предыдущие века.
В 1914 году 492-ю дружину отправили в Севастополь, а затем в Евпаторию. Здесь дружина несла караульную службу на важных объектах. Именно в Евпатории был похоронен ее командир, подполковник Алексеев.
В 1915 году, после «Великого отступления» и больших потерь в кадровой армии, командование начало использовать ополченцев на фронтах. В июле владимирскую дружину перебросили в Одессу. После переформирования она вошла в состав 500-го Ингульского полка. Владимирцы в нем составили один из трех батальонов. Полк отправили воевать на Юго-Западный фронт, на территорию нынешней Украины.
В 1916 году Ингульский полк поучаствовал в знаменитом «Брусиловском прорыве» - успешном летнем наступлении русской армии, в результате которого Австро-Венгрия и Германия потеряли до полутора миллиона солдат убитыми и ранеными. Генерал Брусилов первым в военной истории применил тактику одновременного прорыва на нескольких участках фронта.
В 1917 году в Ингульском полку, равно как и во многих других частях, падает дисциплина. Усиливается антивоенная пропаганда большевиков. Ситуация усугубляется тем, что по уровню выучки ополчение нельзя сравнивать с линейными полками, имеющими богатую историю. Дошло до погромов и морадерств в одном из украинских селений. В результате Ингульский полк, в котором после потерь осталось не так уж много владимирцев, был отведен с фронта и расформирован в Новочеркасске.

В 1915 году Министерством внутренних дел разосланы всем губернаторам особые правила, подлежащие немедленному распубликованию, относительно сдачи населением всего оружия военного образца, годного в настоящее время для употребления в нашей армии.
На основании этих правил подлежит сдаче следующего рода оружие: 1). винтовки: русская трехлинейная образца 1891 года пехотная, драгунская и казачья; японская — образца 1897 и 1905 года, системы Арисака; австрийская образца 1886 и 1895 годов, системы Манлихера; германская образца 1888 и 1898 годов системы Маузера; турецкая — образца 1895 года системы Маузера. 2). Карабины: трехлинейный — образца 1908 года, японский — образца 1905 года системы Арисака, австрийский 1895 года Манлихера и германский и турецкий образца 1895 года системы Маузер.
Перечисленные виды оружия должны быть сданы частными лицами добровольно, лицами же, состоящими на государственной службе как на военной, так и на гражданской, обязательно. Лица, хранившие указанные образцы для коллекционирования, по этим правилам Министерства, сохраняют за собой право получить по окончании войны соответствующий образец оружия и в том же числе; сдающее оружие лицо при самой сдаче должно заявить о желании получить его обратно, причем в этом должна быть выдана особая квитанция. При самой приемке оружие, признанное годным, подлежит оплате по нижеследующей обязательной расценке: винтовка без штыка или карабин русского образца — 20 рублей, иностранного образца 15 рублей, штыки отдельно — русского и иностранного образца (нож) по 2 рубля.
Уплата денег за оружие производится лицами, которые принимают оружие от населения.
/«О сдаче населением оружия», статья в газете «Владимирские губернские ведомости», опубликована 11 декабря 1915 года./

5 апреля 1916 г. Алексий, Архиепископ Владимирский и Шуйский на соборной площади служил напутственный молебен и благословил 45-й Владимирский передовой санитарный транспорт, отправляющийся на театр военных действий, сказал воодушевляющее слово и окропил св. водою всех служащих, а также и каждый фургон и походные кухни.
Владимирский Временный Губернский Исполнительный Комитет в заседании своем 3-го марта 1917 г. в присутствии представителей 82-го и 215-го запасных полков и 668 дружины, имея в виду охранение общественного порядка и безопасности в г. Владимире и губернии постановил: «Власть начальника гарнизона над всеми войсковыми частями в г. Владимире и Владимирской губ. временно вручить полковнику С.А. Венгрженовскому с тем, что он начальник гарнизона, обязан исполнять безусловно все распоряжения Владимирского Губернского Исполнительного Комитета».
В понедельник 20 марта, при весьма торжественной обстановке, в полку состоялось принесение присяге на верность Временному Правительству и новому строю.
На этом торжестве были произнесены горячие речи, из которых особенного внимания заслуживает речь врача Скоморовского, который обрисовал ход событий и призывал всех к единению и горячему стремлению прочнее закрепить завоеванную русским народом свободу.
Не желая быть в стороне от активного участия в деле защиты устоев свободы от последнего врага нашего, коварного немца, унтер офицеры: Михаил Захряпин, Федор Андреенко, Дмитрий Туваев, Иван Гребещов, Григорий Тихонов, Федор Развалинов, Василий Епифанов, Федор Светов, Митрофан Шилов, Иван Сазонов, Александр Рыбенков, Григорий Журавлев, Иван Афанасьев, которым предстояло быть еще неопределенное время в кадре — не захотели пользоваться долее спокойствием жизни в запасном полку внутри страны и отправляются испытать все волнения боевой жизни.
Воздавая должное этим героям за их патриотический порыв, пожелаем, чтобы идея социал-демократов о скорейшем заключении мира, усилием и давлением пролетариата враждебных нам в настоящее время стран, скорее осуществилось, и чтобы нашим братьям не пришлось более проливать бесцельно кровь, столь дорогую на заре грядущей свободы.
Если-же враг захочет продолжать войну, то только себе на погибель, ибо наш великий народ сознательно встает теперь на защиту свободы и права, и пример унтер офицеров учебной команды без подражения не останется. Мы не допустим посягательств жадных немцев на нашу молодую свободу» (Ефрейтор Микшин).
С одной из рот поехали на фронт 16 унтер-офицеров, составлявших кадр учебной команды означенного полка, изъявивших добровольно свое желание послужить делу закреплении свободы на поле брани против стойкого и коварного немца, который стягивает свои полчища на наш северный фронт, тем самым угрожая, в случае успеха на означенном фронте, свободному развитию демократических начал в светлом будущем нашей родины.
22-го марта 1917 г. население г. Владимира провожало на фронт в первый раз после переворота 5 рот ... полка. Проводы носили очень торжественный и задушевный характер. На площади перед казармами был отслужен молебен, после которого представители городского самоуправления передали отходящим икону Владимирской Божией Матери. После молебна напутственное слово сказал полковой священник, затем говорили речи: комендант гарнизона полковник Венгрженовский, член Государственной Думы А.А. Эрн и представители Владимирского Губернского Временного Исполнительного Комитета.
В речах звучали призывы отстаивать завоеванную свободу от посягательства немцев и не беспокоиться об участи своих семей, так как заботу о них берет на себя Временное Правительство и Исполнительные Комитеты.
Выступивший затем с речью представитель солдатских депутатов указал на совершенно иной характер проводов в настоящий момент по сравнению с тем, как отправляли на фронт при старом правительстве.
«Тогда, сказал он, - маршевые роты отправляли по ночам, под конвоем, словно воров, и преступников, теперь же вас торжественно провожает население как граждан и защитников Родины. Перед лицом врага необходимо забыть свои мелкие счеты и распри, стоять друг за друга, слушаться офицеров, помня, что солдаты и офицеры теперь слились в одну военную семью».
От казарм маршевые роты под звуки «марсельезы», с красными знаменами, двинулись по направлению к вокзалу; толпы народа приветствовали уходящих криками «ура», а расставленные по улицам войска брали на караул. Около городской думы шествие еще раз остановилось, священник с балкона осенил крестом ряды солдат; представители города и Исполнительного Комитета высказывали пожелания войскам возвращаться победителями.
У вокзала солдаты и граждане слились в одну общую массу; образовался митинг под открытым небом, звучали речи, полные уверенности и надежды, и в солдатской толпе шли оживленные разговоры о том, каким бодрым настроением отличаются эти проводы в сравнении с прежними.
Невольно чувствовалось, что теперь свободный народ провожает свою гордость и надежду — революционную армию.
25 апреля 1917 года во Владимире был создан уездный Совет рабочих депутатов – орган представительной власти, параллельный структурам Временного правительства. Во Владимире рабочих было очень мало. Поэтому пришлось создавать во Владимире сразу не городской, а уездный Совет рабочих депутатов. Это позволило обеспечить представительство в Совете рабочих крупных текстильных предприятий из окрестностей Владимира - Собинской и Лемешенской мануфактур.
И все-таки из-за малочисленности рабочих наиболее сильное политическое влияние во Владимире имел тогда Совет солдатских депутатов, созданный еще 21 марта. Солдат в губернском городе базировалось несколько тысяч. Причем, вместе с большевиками в руководящий состав солдатского Совета весной 1917 года прошли представители меньшевиков и эсеров.
«На митинге старик с опустившимися усами и дрожащими от волнения челюстями объявил об отречении царя - батюшки от престола и со слезами на глазах, о передаче монаршей власти Михаилу Фитенгоф (полковник, командир 205-го запасного полка) объявил верность государю императору и счел необходимым в знак верности монарху передать командование полком» (Вспоминал ефрейтор М. Жуков).
«Полковой комитет 82-го пех. зап. полка просит объявить для сведения граждан города Владимира нижеследующее:
Полковой комитет 82-го пехотного запасного полка доводит до сведения граждан г. Владимира, что им арестован организатор митинга 28-го сего апреля на соборной площади, солдат сего же полка Николай Волков, в виду того, что он самовольно именует себя делегатом названного полка, а также в виду предосудительной его прошлой деятельности.
Председатель полкового комитета, прап. Карманов.
Товарищи Председателя Ив. Коршунов и Архипов.
Секретари Устинов и Рыбинский» (Известия Владимирского Временного Исполнительного Комитета. Вторник 2-го мая 1917 года).
11 июня 1917 г. в гор. Владимире организовался Союз военно-увечных.

Согласно приказа военного министра А.Ф. Керенского, 82 пех. зап. полк владимирского гарнизона был назначен к отправке на фронт 10-го июля. Узнав об этом, полк, подстрекаемый темными личностями, вынес постановление: на фронт не идти и через посланную в Москву делегацию передать командующему войсками, что свое постановление полк будет отстаивать силой.
8 июля во Владимире, в связи с отказом 82-го пех. зап. полка выступить на фронт, начальником гарнизона получена следующая телеграмма командующего Московским военным округом Верховского: «Узнал о решении 82 пех. зап. полка не подчиниться постановлению Временного Правительства об отправке на фронт. Вижу в этом подлую работу черносотенцев и провокаторов, стремящихся погубить великое дело свободы. Покончив с бунтовщиками в Нижнем-Новгороде, еду во Владимир с председателем Всероссийского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов и представителями Крестьянского, Солдатского и Рабочего Советов Депутатов Москвы и комитета фронта, облеченный властью всей революционной демократии. В моем распоряжении войска, артиллерия, броневые автомобили. На вокзале 9 сего июля в 8 часов утра во Владимире ожидаю услышать новое постановление полка и тогда решу — имею ли я дело, с войсками великой русской революции, которые понимают, что не исполнить приказ нельзя, или с бунтовщиками против дела свободы и революции, к которым я должен буду применить силу оружия».
Несколько тревожно было состояние в 82 полку. За день до приезда Верховского какой-то провокатор крикнул среди глубокой ночи: «Казаки едут!» Полк быстро схватился за винтовки и выстроился в боевой порядок. Никаких казаков не оказалось, но за то старички белобилетники не могли уже спать спокойно.
«Командующий войсками полк. А.И. Верховский, уезжая с экспедицией из Нижнего-Новгорода, приехав во Владимир, отдал владимирскому гарнизону приказ, аналогичный приказу по нижегородскому гарнизону. На вокзале во Владимире командующего войсками А.И. Верховского встретили начальствующие лица и представители полковых комитетов, высказавшие полную покорность воле военного министра. В виду полного успокоения гарнизона экспедиция разгрузила только один броневик. Командующий войсками в сопровождении начальника штаба походного отряда подпоручика Мануилова, председателя московского с.р.д. Л.М. Хивчука и члена исполнительного комитета всероссийского съезда с.р. и с.д. А.А. Сухова посетил № и № полки.
В № полку командующий войсками полк. А.И. Верховский произнес речь о задачах текущего момента и о поездке в Нижний-Новгород. Солдаты после речи устроили полк. А.И. Верховскому овацию.
В № полку, осмелившемся не исполнить приказа военного министра, командующий войсками в своей речи заявил солдатам, что не потерпит, чтобы кучка людей не исполнила приказания своего высшего начальника. Солдаты были в угнетенном состоянии и выразили негодование на подлых людей, подстрекавших их к неисполнению приказания министра, и заявили, что они все готовы отправиться во исполнение приказа на фронт, покрыв восторженными криками «ура» речь полк. А.И. Верховского.
Военным министром получена телеграмма от командующего московским военным округом следующего содержания: «Прибыл 9 июля во Владимир с представителями всероссийского совета рабочих и солдатских депутатов; при мне броневые автомобили, пехота и артиллерия. 82 полк, вынесший постановление не идти целиком на фронт и с оружием в руках защищать это постановление, ныне, видя, что шутить перестали, бросил своих вожаков – большевиков и единодушно отменил постановление и выразил безусловную готовность идти на фронт» (газета «Старый владимирец», 15 июля 1917 г.).
«Провозглашенные «Р. В.» беспорядки покамест выразились в появлении на улицах города юнкеров и казаков. Вечером, около 9 часов, по городу проехал броневой автомобиль «Лев».
В городе полное спокойствие.
Что особенно резко бросается в глаза, это отсутствие в городе 82 полка. Штаб командующ. войсками расположился на вокзале. При посещении им 82 полка в казармах оказалось очень не много солдат. Обращение командующего к солдатам встречено гробовым молчанием.
Вечером, 9 июля, среди населения нарастало тревожное состояние.
Ночью ожидали решительных событий, но утром беспокойство рассеялось и жизнь вошла в обычную колею» (газета «Старый владимирец», 11 июля 1917 г.).
«Посещение Верховским 82 полка оставило неизгладимый след в памяти солдат. Желая выяснить причину неповиновения, командующий приказал поднять руки, кто не желает идти на фронт. Поднялась во всем полку одна рука, что дало повод командующему высказать несколько слов в упрек полку» (газета «Старый владимирец», 12 июля 1917 г.).
Совместное заседание Губ. Совета Солд. Депутатов, комитетов частей Владимирского гарнизона и Исп. Комитета Владимирского уездного Совета Раб. Депутатов приняло резолюцию, в которой считает приказ командующего МВО об отправке целиком полков на фронт неправильным, но во избежание кровопролитных эксцессов признает нужным выполнить приказ об отправке 82-го пех. зап. полка на фронт, оставить во Владимире по 50 чел. от каждой роты.
9 июля 82 полк дал согласие выступить 17 июля. До 17 июля полк будет пользоваться отпуском.
С трибуны у собора, 10 июля, выступали 2 комиссара западного фронта. Оба они призывали общество и солдат к единению для отражения нашествия германцев и приглашали граждан записываться в ударный батальон.
«Отстраняется от должности, в связи с последними событиями, начальник пехотной запасной бригады во Владимире полковник Гембицкий. Начальником владимирской пехотной запасной бригады назначен полковник Горский, боевой офицер, дважды раненый» (газета «Старый владимирец», 16 июля 1917 г.).
16 июля 1917 г. 215 полк проводил на фронт 13 роту. Среди красных знамен провожающих было одно желто-голубое украинское.

10 ноября 1917 г. Совнарком издал Декрет о демобилизации армии. «Солдаты-фронтовики, прежде чем отправиться по домам, взламывали арсеналы и склады, забирали себе все, что можно унести, остальное продавали местным жителям... увозить домой военную форму и оружие, добытое со складов, стало обычной практикой».
Во Владимире готовился погром винного склада, но он не состоялся. «Во Владимире чуть не разгромили винный склад, на котором хранился большой запас - около 2 млн. ведер. „Солдаты обеих полков вынесли решение разделить военное имущество поровну между собой, а казармы продать, так же разделить весь запас винного склада... для этой цели по городу рассылались записки по квартирам с приглашением для участия в разделе вина, даже с угрозами... мы поехали на винный склад... охрана вся пьяна... среди кучки людей споры, как делить спирт“. Собравшуюся толпу остановил только страх перед приведенными в боевую готовность пулеметами».

7-я Владимирская Стрелковая Красно-Знаменская дивизия начала формироваться в Ярославском военном округе в конце сентября 1918 года. В нее вошли 1. Таврическая, 2. Тверская, 3. Костромская и 2. Владимирская народные дивизии. Штаб дивизии формировался в гор. Шуе, 1-й и 3-й бригады в гор. Костроме и 2-й в гор. Владимире.

20 августа 1944 года во Владимире был сформирован военный комиссариат Владимирской области. Этим днем датирована соответствующая директива Генштаба Красной армии. По области были созданы 26 городских и районных военкоматов. Первым областным военным комиссаром был назначен полковник Алексей Котёлкин, который прибыл с должности Краснодарского крайвоенкома. Он возглавлял облвоенкомат до 1950 года.

Автор: Л.А. Могильная
1. Церковное напутствие пред отправлением в Сербию (1876 г.)
2. Послание Императору из Шуи 1876 г.
3. Подписание мира с Турцией в 1878 г. 19/31 января 1878 г.
4. Вязники 26 февраля 1878 года
5. Шуя в феврале 1878 года
6. Что такое крейсеры добровольного флота и почему они необходимы для России?
7. Встреча Псковского пехотного полка 22 ноября 1878 года в г. Вязниках
8. Встреча в г. Шуе II-го пехотного, Псковского полка в 1878 г.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (09.08.2017)
Просмотров: 185 | Теги: полк, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика