Главная
Регистрация
Вход
Пятница
24.11.2017
06:39
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 382

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [719]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [183]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [16]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]
Революция 1917 [43]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Иустин, Епископ Владимирский и Суздальский

Иустин, Епископ Владимирский и Суздальский

Часть 1

Преосвященный Иустин, до монашества Иаков, родился 1708 г. в октябре месяце. Отец его Евдоким Михайлов был в то время дьячком (Впоследствии Евдоким Михайлов был переведен в другое село — Лаврово и произведен был во диакона, скончался на 90 г. от роду, когда сын его жил уже на покое в Боголюбове монастыре. Мать Преосвященного скончалась на 80 году от роду.) в селе Альшанах Орловской губернии и уезда. Мать его Анисья Ивановна была дочь Орловского посадского человека. Незавидно материальное положение всякого причетника, тем более незавидно оно было у Евдокима Михайлова. Во дьячки он попал не по своей воле, учился он в Семинарии, дошел даже до реторики и желал продолжать ученье свое дальше, но по несчастию был «великовозрастен». Епископ Орловский Аполлос приказал всех таковых уволить из Семинарии и обязать их подписками приискать в течение года дьяческие места; в противном же случае отправить их в Губернское Правление для сдачи в солдаты. И вот в силу этих то обстоятельств Евдоким Михайлов делается дьячком в селе Альшанах, женится на посадской сироте и влачит бедственную, страдальческую жизнь.
Альшаны — приход бедный, семейство Михайлова время от времени приращалось. Необходимость заставляла его снискивать пропитание трудами рук своих. Старший сын его Иаков с самых первых лет отрочества своего должен был участвовать во всех вольных работах его, пахать, сеять, жать, косить и проч. Но как ни беден был дьячок Евдоким Михайлов, однако ж ни одного из сыновей своих (а у него их было пятеро) не оставил без образования. Так на 12 году своего возраста Иаков отвезен был отцом в Орловское дух. Училище. Тяжелое было положение тогдашнего ученика духовного Училища. Забитый, загнанный, оторванный от родной семьи, он был и «голоден и холоден, во всем недостаточен». О 2-м духовном Училище Орловском рассказывают, что в нем даже в 1838 году почти не было дверей и окошек и что зимою в классах можно было видеть целые сугробы снегу (Орлов. епарх. вед. 1873 г.). Сам Преосвященный говаривал, что в его время в училище никогда зимой не топили печей, нагревались классы дыханием самих учеников. А в чем состояло обучение? Латынь и латынь и почти ничего больше. Ничему бывало не учили нас дельному, говаривал Преосвященный, и с восторгом и увлечением перечитал, живши уже на покое, на последних годах своей жизни все учебники духовно-училищного курса, как бы желая пополнить пробелы своего училищного образования. Костюм тогдашнего семинариста составлял желтой или синей нанки халат — летом, и суконный домашнего изделия тулуп — зимой. Летом ходил семинарист босой, зимой в лаптях.
В 1815 году Иаков Михайлов переведен был в Орловскую Духовную Семинарию, находившуюся тогда еще в г. Севске. Немногим чем отличалась и Семинария тогдашняя от училища. «Ни учебно-воспитательная часть, ни экономическия условия ея не могли удовлетворить весьма простым и невзыскательным требованиям. При совершенном почти отсутствии учебных пособий в Семинариях первой четверти настоящего столетия господствовал в них главный недостаток — крайняя ограниченность предметов Семинарского курса, как в количественном, так и в качественном отношении» (Русская Старина об архиеп. Иннокентие — современнике Еп. Иустина февр. 1878 г.). В числе учителей Преосвященного по Семинарии был протоиерей Феодор, впоследствии архимандрит Феофил — настоятель Боголюбова монастыря, в 1856 году 4-го сент. судил Бог ученику Епископу похоронить своего бывшего учителя. Иаков Михайлов учился в Семинарии лучше всех учеников своего класса. В 1817-м году последовало преобразование Севской Семинарии: введены в ней новые предметы, определены новые наставники, улучшены приемы обучения и воспитания. Иаков Михайлов первый ученик среднего отделения, таковым же переведен был в 1819 г. и в высшее отделение Семинарии. В июле месяце означенного года, по окончании экзаменов, он пришел пешком в дом родителей. Вакация, — по словозначению своему время отдыха, не такова в действительности для иного и нынешнего Семинариста, тем более не такова была она в старые годы. Прибывая на родину — в село, Семинарист застает там самое тяжелое время — страду: отец со всем семейством целый день в поле — за работой сын волей неволей должен разделять труды их. Так и Иаков Михайлов, отдохнувши от пути, принялся вместе с отцом своим за работу. Так работают труженики неделю и больше. Но вдруг нежданно-негаданно ни отцом, ни сыном прерывается их труд. Раз вышли они на обычную работу, жнут, как говорится не разгибая спины. Вдруг подходит к ним посланец от Ректора Семинарии. «Бог на помочь»,- приветствует он тружеников. Пойдем, Яков, продолжает он, к Ректору, который посылает тебя учиться в Киевскую Академию. Изумился Михайлов, выслушавши слова посланца. Не думал он о столь раннем назначении своем в Академию, так как не окончил еще семинарского курса; но не мог в то же время и не верить словам говорившего от имени ректора. Спешно собравшись, отправляется он вместе с посланцем в Севск и здесь от самого ректора выслушивает предложение — идти в Академию. Михайлов с радостью принял предложение ректора.
В сентябре месяце 1819 года дьячок Евдоким Михайлов отвез на одноколке сына своего в Киев и вот Иаков Михайлов делается студентом Духовной Академии 1-го курса по преобразованию ее. Товарищем его был земляк его Иван Борисов, впоследствии знаменитый проповедник архиепископ Иннокентий, поступивший вместе с ним в Академию из Севской Семинарии по окончании полного семинарского курса. Учился Иаков Михайлов в Академии, — выучился и совершив в ней высший учебный курс, со способностями очень хорошими, прилежанием постоянным, поведением примерным, на окончательном испытании оказался успевшим в науках Богословских, Св. Писании, Церковной Истории, Церковного красноречия, филосовских, гражданской истории, всеобщей словесности, и языках Греческом, Еврейском и Французском — отлично и причислен к 1 разряду академических воспитанников. В разрядном списке воспитанников Киевской Духовной Академии Иаков Евдокимович Михайлов значится под 4 № (Киев. Дух. Акад. по преобразов. ее в 1819 г. Аскоченского.).
1823 года сентября 17 дня с утверждения Комиссии Духовных Училищ он произведен в Магистра Богословия и назначен в Киевскую Духовную Академию бакалавром по классу Богословских наук. С этого времени открылось новое поприще для Михайлова - поприще наставника и воспитателя, продолжавшееся почти 18 лет. Вступивши на оное, он прежде всего произнес обет посвятить всю свою жизнь служению церкви.
25 февраля 1824 года принял монашество с именем Иустина и в продолжение одного следующего месяца рукоположен в иеродиакона (марта 3 дня и иеромонаха 30 д.). Четыре с половиной года иеромонах Иустин служил при Академии и заявил себя с отличной стороны. Это видно из того, что кроме прямых своих обязанностей по должности бакалавра Богословских наук он проходил в Академии не мало и других должностей. Так был он библиотекарем Академии, членом внутреннего Академического Правления по ученой части, членом Академической конференции и внешнего Академического Правления, обозревал Кишиневскую и Екатеринославскую Семинарии, исправлял должность Инспектора Академии, а 11 апреля 1828 года был утвержден в оной. Но Инспектором Академии Иустин был меньше месяца. Мая 8 дня того же он назначен ректором Киевской Духовной Семинарии и настоятелем Выдубицкого 3 классного монастыря, и 18-го июля возведен в сан Архимандрита. По званию ректора Семинарии вместе с тем он занял должность присутствующего в Консистории и определен членом цензурного комитета при Киевской Духовной Академии. За исправное прохождение должности Ректора Семинарии Комиссией Духовных Училищ изъявлена ему признательность с объявлением, что дальнейшая его усердная служба не останется без должного воздаяния.
В 1834 году Архимандрит Иустин перемещен был ректором в Черниговскую Духовную Семинарию и определен Настоятелем Елецкого 1 классного монастыря. Вместе с тем последовал указ из Св. Синода о вызове его в С.-Петербург для окончания чреды священно-служения на место бывшего там на оной и умершего Архимандрита Владимирской епархии Гедеона (настоятеля Волосова монастыря). 1835-й год Архимандрит Иустин провел в Чернигове, отправляя должность ректора Семинарии, присутствующего в Консистории, цензора проповедей и разные другие, по поручению Епархиального Начальства. В следующем году по указу Св. Синода от 15 декабря он вторично вызываем был в С.-Петербург на год для прохождения чреды священно-служения и проповеди слова Божия. Здесь в 1837 г. мая 23 д. в воздаяние усердной службы и трудов он Всемилостивейше сопричислен к ордену Св. Анны 2 степ. По окончании чреды Архимандрит Иустин возвратился снова в Чернигов и проходил должность ректора Семинарии и некоторые другие — епархиальные еще почти три года с половиной.

В 1841 г. июня 1 д. (замечательно — в самый день Ангела Преосвященного) именным Высочайшим указом, данным Св. Синоду, повелено быть Архимандриту Иустину Викарием Подольской епархии с саном Епископа Винницкого. Хиротония над ним произведена была июля 20 д. в Киеве в Кафедральном Софийском соборе митрополитом Киевским Филаретом и епископами: Иосифом, пребывавшем на покое в Киевопечерской лавре и Иеремиею Чигиринским, Викарием Киевским.
Отселе начинается третий период его жизни — служение церкви в сане Епископа. Кратковременно было пребывание Преосвящ. Иустина в Подольской епархии — всего один год. Жительство он имел в Шаргородском монастыре, отстоящем от Подольска около 120 верст. Замечательно, что этот монастырь владел еще тогда вотчинами. Во времена отлучек местного Архиерея, которым был тогда Архиепископ Арсений, впоследствии Митрополит Киевский, из Подольска в епархию Преосвящ. Иустин для занятия епархиальными делами перебирался в губернский город. В другое же время он, по дальности местонахождения своего от главной кафедры, мало имел влияния на дела епархиальные. Преосвященный рассказывал, что, ему в бытность викарием Подольским даже не пришлось совершить ни одной хиротонии, только посвятил в стихарь одного причетника.

1842 года 27 июля именным Высочайшим указом повелено было быть Епископу Иустину Епископом Старорусским, викарием Новгородской епархии. Здесь он застал на должности Ректора Новгородской Семинарии Архимандрита Антония впоследствии досточтимого Архиепископа Владимирского, и здесь относившегося к Иустину всегда с любовью и уважением. Но в Новгороде пришлось Преосвященному служить еще меньше, чем в Подольской епархии, только 4 месяца. Служебная деятельность и административные способности его уже обратили на себя внимание Синода, который нашел полезным назначить Еп. Иустина викарием Петербургской епархии, с саном Епископа Ревельского Митрополит Серафим был тогда дряхлым и слепым старцем и не в силах был управлять епархией. Права и обязанности по управлению Высочайшим повелением предоставлены были Петербургскому викарию его, которым был сначала Венедикт, а по перемещении его на Олонецкую кафедру, Иустин. Но последнему пришлось не помогать митрополиту в управлении епархией, а хоронить его. Серафим был в живых при нем только 2 месяца. Он скончался января 17 дня 1843 года. Все распоряжения по похоронам митрополита поручены были Св. Синодом викарному Иустину. Умный и деятельный епископ оправдал доверие к себе Начальства и своею распорядительностью при сем случае обратил на себя внимание самого Государя Императора Николая Павловича, который через Обер-Прокурора выразил ему Свою благодарность. Преемник Серафима, митрополит Антоний так полюбил деятельного своего викария, что сохранил за ним de facto почти все прежние права. По поручению его он три раза в 43 и 44 годах обозревал Петербургскую епархию и в последнюю поездку открыл в Царском селе училище девиц духовного звания, получившее Августейшее покровительство Государыни Императрицы.
Вследствие представления митрополита Антония, в 1844 году марта 24 дня Преосвященный Иустин «за усердное служение и ревностные труды в исполнении возложенных на него обязанностей Всемилостивейше сопричислен к ордену Св. Анны 1-й степени».

В 1845 году именным Высочайшим указом от 11 августа повелено быть викарию С.-Петербургской епархии Епископу Ревельскому Иустину Епископом Костромским и Галичским и в первых числах сентября Преосвященный выехал из С.-Петербурга к месту нового своего назначения.
При проводах его Архимандрит Поликарп ректор Владимирской Семинарии, бывший тогда на чреде священно-служения просил Преосвященного, чтобы он на пути своем остановился в Переславле в его Даниловом монастыре. Преосвященный исполнил его просьбу и ночевал в нем. На другой день при выезде из монастыря случилось, по-видимому, ничтожное обстоятельство, но замечательное потому, что дало повод Преосвященному произнести как бы пророчественные о своей дальнейшей судьбе слова. Преосвященный вышел из настоятельских келлий, простился с казначеем и братией монастыря, сел в свой экипаж; но лошади, тронувшись с места, перепутались так в постромках, что потребовалось довольно значительное время для приведения всего в порядок. «Должно быть во Владимире быть мне епископом», сказал Преосвященный провожавшим его, что действительно чрез 5 лет оправдалось самым делом.
В Кострому Иустин прибыл 21 сентября и встречен был градским духовенством в Ипатьевском монастыре, где помещается Архиерейский дом. Предместник его Епископ Виталий, назначенный членом Московской Синодальной Конторы, по причине тяжкой болезни (он одержим был водяною) не мог выехать из Костромы и жил в том же Ипатьевском монастыре. Преосвященный Иустин тотчас после Архиерейской встречи в храме посетил больного успокоил его обещанием доставления ему всевозможных удобств в жизни (В 1848 году Еп. Виталий скончался и погребен в Ипатьевском монастыре. Погребение совершал преемник его по кафедре Епископ Иустин.). Служение Преосвященного Иустина в Костромской епархии продолжалось 4 года с половиною. В синодском указе о назначении его во Епископа Костромского между прочим было сказано, чтобы он «делам Консистории, которым но разным причинам задержаны Преосвящ. Виталием без разрешении, дал надлежащее движение в возможной скорости». Новому епископу нужно было употребить много анергии и труда чтобы в точности исполнить предписание Начальства. Но Преосвященный Иустин был как бы рожден для труда. С обычным ему рвением и усердием, не жалея своего здоровья, от природы не особенно крепкого, он занялся приведением в порядок и прежних и текущих дел. На первых порах он два и три раза в неделю сам ходил в Консисторию, так что все дела решались под его собственным наблюдением и руководством. Трудясь таким образом почти и день и ночь, Преосвященный в два месяца успел все накопленное окончить, о чем тогда же и рапортовал Свят. Синоду.
Неусыпными трудами своими, правдивым и всегда беспристрастным словом своим, чуждым всякой лести, доступностью к себе и добротой сердечной он скоро расположил к себе Костромичей. В особенности он дорог им стал в бедственные для Костромы годы — 47 и 48. В первом из сих годов страшный трехдневный на одной неделе пожар истребил едва не весь город, а в последнем свирепствовала холера. В тот и другой раз Преосвященный Иустин был по истине Ангелом утешителем для своей паствы. Словом веры и надежды на милосердие Божие Архипастырь утешал несчастных погорельцев, а вместе с тем и самым делом помогал многим из них. Между прочими зданиями сгорел в тот пожар Богоявленский монастырь, в котором помещалась Семинария. Пламя так быстро охватило это здание, что жившие в нем едва выбрались из него только чрез проломанную стену.
В тот пожар едва не погиб ректор Семинарии Архимандрит Агафангел уроженец Владимирский, впоследствии Архиепископ Волынский. В испуге, выбежав из своих келлий и видя монастырь в пламени он бросился никем незамеченный, в подвал находившийся под монастырскою церковью. Еще во время пожара поднялась тревога, где ректор. Окончился пожар, а его опять нет. На всех напал страх, думалось, не сгорел ли он. Преосвященный принял самые энергичные меры к отысканию его — живого или мертвого. Наконец только к вечеру через полсутки, был он отыскан но счастью целым и невредимым.
Разрушенные почти до основания здания Богоявленского монастыря не было средств восстановить, — в следствие того монастырь был упразднен, а Семинария, по распоряжению Преосвященного Иустина, помещена была в 2-х домах находящихся при Успенском Кафедральном соборе, из которых в первом, который слывет Архиерейским, потому что Преосвященные, приезжая из Ипатьева монастыря в Кострому для торжественных служений в страстную и светлую седмицы, здесь пребывают, Иустин поместил ректора Семинарии и Правление, а во 2-м устроил учебные классы.
В годину страшной болезни, опустошившей Кострому, Архипастырь речами своими возбуждал упавший дух своей паствы и приглашал ее к молитве и к покаянию. Пасомые с любовью внимали словам своего Архипастыря, и вместе с ним и в храмах святых и на стогнах городских и в домах своих, исповедуя пред Христом Спасителем грехи свои, умоляли Его, чтобы Он повелел Ангелу смерти прекратить опустошение. Милосердый Бог внял покаянной молитве Костромичей и 5 сентября 1848 года они уже возносили в кафедральном Костромском соборе благодарственное Господу Богу молебствие по случаю прекращения холеры, «этой страшной болезни, которой, как говорил Архипастырь в речи своей по сему случаю, не знали предки наши и которая получила имя чуждое языку русскому».
После холерного 1848 года Преосвященный Иустин прожил в Костроме только 2 года.

25 февраля 1850 года состоялось Высочайшее повеление о назначении его на Владимирскую кафедру 20 марта было последнее архиерейское служение его в кафедральном соборе. В тот день в последний раз Костромичи внимали словам любимого своего Архипастыря.
«Всемилостивейший Государь Император, говорил в прощальной речи своей, державною своею властию благоволил указать мне другое место общественного служения. С верноподданническим благоговением повинуюсь верховной власти, видя в ней выражение воли Божией. Но не могу утаить пред Вами чувство моего сожаления о том, что мне не суждено было послужить более пользе и благу Костромской паствы. С скорбью сердца приняли граждане весть о разлуке с своим Архипастырем, в столь непродолжительное время успевшем заслужить любовь и уважение».
Дворянство, купечество и духовенство спешили друг пред другом выразить ему свои чувства и для того устраивались обеды в честь него. Вот как об одном из них рассказывает очевидец: «1850 г., марта 20 д. члены Костромской духовной консистории, Костромское градское духовенство и наставники Семинарии давали обед своему доброму Архипастырю Преосвящ. Иустину, по получении Высочайшего указа о перемещении его на Владимирскую Епархию. Обед приготовлялся на 80 кувертов. Усердные хозяева угощавшие в семейном кругу своего бывшего Домовладыку, приглашали на прощальную беседу с ним и высших сановников города. В продолжение обеда зала оглашалась духовным пением, которое исполнил с полным усердием и искусством два певческие хора — Архиерейский и семинарский, одушевляемые любовью к виновнику нарочитого собрания. Пение по временам прерывалось возглашением тостов за здравие Государя Императора, отъезжавшего Архипастыря, присутствовавших гостей, а в конец, по желанию и возглашению самого Архипастыря, и за здоровье любезной ему Костромской паствы. Как пред обедом, так и в продолжение, и по окончании обеда, воспитанники Семинарии приносили Архипастырю обычную дань признательности своих сердец — стихи и речи. Общие слезы при расставании, довершив семейную картину детей при разлуке с отцом, были неложным свидетельством той искренней любви, которую успел Архипастырь найти в сердцах пасомых в непродолжительное время (4-х годов с половиною) своего управления Костромской епархией (Ист. опис. Костр. Усп. Кафедр. соб. свящ. Островского. М. 1855 г.). Но еще больше открылось любви и уважения со стороны пасомых к своему Архипастырю при проводах последнего из города. Так в день отъезда Преосвященного собрались в Ипатиев монастырь представители от духовенства, дворянства и купечества. В Троицком монастырском соборе отправлено было моленное пение в путешествие, по окончании которого, Архипастырь, приложившись к Св. иконам и благословивши каждого из присутствовавших, отправился в путь. Дорога лежала чрез Кострому. Колокольный звон во всем городе возвестил всем Костромичам отъезд бывшего Владыки их. При каждой церкви, мимо которой проезжал Преосвященный, ожидала его встреча местным священником с животворящим крестом и диаконом со св. водой, а в Кафедральном соборе ожидали его Начальник губернии с чинами города и тысячи народа. В соборе отправлена обычная лития, возглашено многолетие, Преосвященный приложился к иконе Христа Спасителя и чудотворном Федоровской иконе Божия Матери, преподал благословение бывшей своей пастве и по старому доброму обычаю уже пешим в сопровождении всего, так сказать, города, продолжал путь от собора на другую сторону р. Волги (расстоянием около версты). День был прекрасный, солнечный, теплый насколько возможна теплота в марте месяце. За Волгой Преосвященный смотря на собор, осенил себя крестным знамением, благословил Костромичей своим святительским благословением глубоко растроганный любовью к себе бывшей своей паствы сел в дорожный экипаж и отправился в путь к Владимирской Епархии. До города Нерехты сопровождали его два Костромские Архимандрита и Секретарь Консистории, до с. Писцово — один Архимандрит.

24 марта Епископ Иустин прибыл в г. Шую и в день Благовещения Пресв. Богородицы слушал литургию в городском соборе. В Суздале встретили его член Владимирской Консистории Архимандрит Иероним и ризничий Архиерейского Дома Священник Афанасий Кохомский. Въезжая в Суздаль Преосвященный имел намерение пробыть в нем несколько месяцев, чтобы не стеснить своим приездом во Владимир предместника своего по кафедре Преосвящ. Архиепископа Парфения, оставшегося в Архиерейском доме до летнего времени. Он слышал, что в Суздале есть при соборе Архиерейский дом, — в нем то и хотел на время поселиться, но увидевши тот дом в развалинах, должен был переменить свое намерение. И так на 30 марта 1850 года назначен был въезд Владимирского Епископа Иустина в его Кафедральный город.
30 Марта 1850 года, в половине первого часа по полудни, при тихой и теплой погоде, новый Архипастырь въехал во Владимир и встречен был в Воскресенской церкви, священником её, и. д. Полиций-мейстера, Градским Головою и избранным купечеством, по русскому обычаю, с хлебом-солью. Воскресенская церковь была первым местом посещения Преосвященного Иустина во Владимире. Приложившись в ней к св. иконам, Преосвященный следовал далее, предшествуемый градским Благочинным и купечеством.
Колокольный звон во всех церквях города возвестил Владимирским гражданам прибытие нового архипастыря и внимание всех устремлено было по пути торжественного поезда.
При Успенском Соборе Преосвященный Иустин встречен был и. д. Губернатора Вице-Губернатором и штаб-офицером корпуса жандармов, двумя архимандритами — Ректором семинарии Евфимием и членом консистории архимандритом Иеронимом с соборным и градским духовенством.
В соборном храме архипастырь после обычной эктении и многолетия, приложась к местным св. иконам и св. мощам, приветствовал новую паству свою краткою но весьма трогательною речью, в которой выразил свои чувства и намерения.
Наконец при колокольном же звоне отправился Преосвященный в свой Архиерейский дом, в крестовой церкви которого встречен был монашествующими. Прямо из храма, не заходя в свои комнаты, он посетил предместника своего Преосвященного Парфения, оставшегося во Владимире до летнего времени и занимавшего часть Архиерейского помещения, и отсюда уже вступил в свои комнаты, где снова встречен был купечеством с хлебом-солью, членами консистории, духовенством и преподавателями духовно-учебных заведений.
Через 2 дня, после прибытия своего, новый архипастырь Владимирский совершал в первый раз Божественную литургию в крестовой церкви, в присутствии множества народа, стекшегося видеть нового Владыку. Так испросив себе благодатную помощь у небесного Пастыреначальника, вступил Преосвященный Иустин в управление обширною и многолюдною епархией Владимирской, на 52 году от рождения.
Прежде всего, конечно, было обращено внимание Преосвященным Иустином на дела консистории. На самых первых порах он заметил в ней медленность в производстве дел. Это зависело, кажется, преимущественно от того, что большинство членов консистории и секретарь были люди преклонных лет, но Преосвященный не обидел старцев и не отрешил их от занимаемых ими должностей. Уже со временем, внимательно всмотревшись в дело, он нашел необходимым некоторые должностные лица заменить новыми и то или за смертью одних, или по собственному желанию других. Чтобы завести порядок в консистории, Преосвященный сам не редко навещал ее и лично разъяснял присутствующим и служащим в ней свои требования.
Современные ему деятели по делам управления епархией с благодарною памятью относятся к его мудрым вразумлениям и говорят, что нынешняя консистория своим порядком и благоустройством во всех частях своих обязана именно Преосвященному Иустину, и что в улучшении и ускорении хода дел он сам показывал всем пример, трудившись над ними в поте лица. И действительно громадного труда стоило управление Владимирскою епархией! В 50 годах монастырей было в ней 27 и в них монашествующих с послушниками более 1250, соборов и приходских церквей 1151 и при них штатных священно-церковно-служителей 3669; учащихся в семинарии и училищах более 1840 человек, всех же лиц духовного звания мужского и женского иола с монастырскими доходило, например в 1858 году, до 21681 лиц. Так обширна и многолюдна Владимирская Епархия!
Недаром и предместник Преосвященного Иустина Преосвященный Парфений жаловался на множество дел. «По огромности епархии, многочисленности церквей и монастырей и по множеству учащихся должен быть и для здорового Владимирского Епископа помощник (Викарий)», писал он митрополиту Серафиму от 2 ноября еще 1837 г. По консистории в период управления епархией Епископом Иустином было в производстве средним числом до 2500 дел, несмотря на то, что он старался еще сократить количество их, а иное дело было в 100 и более листов, доходили иные дела до 200 листов. Число ставленнических (священно-служительских и церковно-служительских) дел бывало до 600 в год. А сколько было хлопот в производстве в старые годы сих последних?
Места по большей части были наследственные. Между сдающим место и принимающим оное, обыкновенно, заключались письменные условия. Архиерею требовалось рассматривать оные, чтобы с обеих сторон они были удобоисполнимы; требовалось, так сказать, улаживать дела между тестем или тещей с зятем. Весьма часто на условиях сего рода видишь пометки, сделанные собственною рукою Преосвященного Иустина, — изменения, дополнения, сокращения и пр. Особенное же внимание обращено было Преосвященным, по консистории, на дела следственные. Как от следователей, так и от консистории, он требовал суда беспристрастного, основанного на точном смысле законов. А нужно сказать, что Преосвященный Иустин весьма хорошо знал все действующие законы, за что и поныне называют его юристом — администратором. Суд его над виновными был и не без милости. Весьма часто в резолюциях его на следственных делах встречаются подобного рода выражения: «в виду таких-то смягчающих обстоятельств делается виновному такое-то снисхождение, но с строжайшим внушением, что, если в будущем будет усмотрено за ним подобное, поступлено будет так то». Вообще Преосвященный любил больше устрашать и исправлять, чем наказывать, не губить виновных, а щадить раскаяние и вразумлять упорство. В особенности щадил он молодость и неопытность своих подчиненных. Так много его резолюций в роде следующей: «Священник N достоин большего наказания. Делаю снисхождение в виду молодости и неопытности его, с пастырским моим советом на будущее время быть осмотрительнее и в сомнительных случаях обращаться за советами к людям более его опытным и сведущим».
Преосвященный отличался живостью и пылкостью нрава и восприимчивостью впечатлений. Вследствие такого характера часто случалось, что он и покричит на провинившегося. «Да ты знаешь-ли братец», говорил он бывало таковому, «какое наказание влечет за собою проступок твой, ведь вот-что следовало бы с тобой сделать, вот что», и начнет бывало вычитывать. Действительный же гнев, а в особенности мстительность были совершенно не в характере Преосвященного. Самое словообращение, которое любил он употреблять в разговоре с подчиненным, «братец» уже много говорит в пользу его снисходительного характера. В особенности горячее участие принимал Преосвященный в судьбе угнетаемого духовенства. В его время крепостное право еще было во всей силе. Во Владимирской губернии разве треть только была крестьян свободных. В помещичьих селах почасту возникали несогласия у духовных лиц то с помещиками, то с управляющими и помещичьими конторами. Весьма трудно было Епархиальной власти разбирать подобные тяжбы. Крестьяне на допросах большею частью держали сторону своего господина и клеветали на лицо духовное. В таких случаях сам Преосвященный являлся защитником угнетенного и в угоду помещика, иногда сильного и влиятельного, не жертвовал своим подчиненным. Чтобы оградить оправданного следствием и на будущее время от неудовольствий, Преосвященный почти всегда рекомендовал таковому уйти с занимаемого им места и давал желающим места лучшие. Конечно бывали случаи, когда и лица духовные были не правы в отношении помещиков и их правлений. В таких случаях Преосвященный не делал снисхождения и подчиненным и наказывал их, сообразно вине их. Заботясь о скорейшем производстве дел по консистории, Преосвященный заметил, что замедление их зависело и от духовных правлений, существовавших в некоторых городах епархии. Дела начинались, обыкновенно, в правлении, за тем пересылались для рассмотрения в консисторию, отсюда опять в правление и иногда чередовались подобные пересылки из одного места в другое по нескольку раз; отчего дела и усложнялись и без нужды промедлялись решением. Окончательное же заключение давала по ним все таки консистория, как высшая инстанция. Преосвященный задумал уничтожить правления и сосредоточить управление епархией по всем частям ее, в одном Владимире. Но для исполнения сей мысли служило препятствием на первых порах самое здание, в котором помещалась консистория. Это здание, бывшее на западной стороне крестовой церкви Архиерейского дома, было тесное и до того ветхое, что грозило скорым разрушением. На первом же году, по прибытии своем на кафедру, Преосвященный перевел консисторию в наемный дом (купца Славнова) и начал ходатайство пред Святейшим Синодом о разрешении построить новое здание для консистории. В 1855 году последовало сие разрешение и ассигнована была потребная сумма (20083 р.). В течение трех лет новый дом был построен, под личным наблюдением самого Преосвященного, и в 1858 г. открылись в нем заседания консистории. <«A href="http://lubovbezusl.ru/publ/istorija/vladimir/h/37-1-0-1213">Консистория - каменный 2-х этажный дом, напротив архиерейского дома, с огромными окнами, узкий и высокий; внизу архив» (Субботин А.П., 1877 г.).
Через три года после сего уважено было Святейшим синодом и другое ходатайство Преосвященного о закрытии духовных правлений. В 1862 году закрыто было первое из них Суздальское, как менее всех представлявшее надобности в существовании и по близости местонахождения к консистории и по ничтожному количеству дел, находившихся в производстве его (всех дел производилось в нем до 100, из которых следственных было до 10). Сумма, отпускаемая на содержание служащим в оном правлении, присоединена к сумме, ассигнуемой на консисторию и составила таким образом «некоторое пособие», как выражался Преосвященный в докладе по сему предмету в Св. Синод, «скудному содержанию чиновников консистории». В 1864 году закрыты были и прочие правления уже при преемнике Преосвященного Иустина, Преосвященном Феофане.
Не оставлял своими заботами, архипастырь и бедняков своей епархии — вдов и сирот и всеми силами старался увеличить средства Попечительства. Преосвященный Парфений, которому обязано Попечительство о бедных духовного звания своим существованием, имел в этом отношении достойного себе преемника в лице Епископа Иустина. 54000 руб. билетами и 2726 р. наличными, оставшиеся после перемещения первого из Владимира в Воронеж, в период 13 летнего управления Владимирскою епархией последнего, возросли почти вдвое. Так в 1863 году в духовном попечительстве значится уже 150000 р. билетами и 7327 р. наличными, несмотря на то, что расход в 1863 г. был почти вдвое более, чем в 1849 году. В первом из сих годов израсходовано на бедных 20600 р., а в последнем 10855 р. А сколько было в распоряжении у попечительства в показанный период времени жертвованного холста, нанки, коленкору, ситцу, и проч.
В особенности озабочивала Преосвященного судьба девочек — круглых сирот. Во Владимире еще не было ни детского епархиального приюта, ни женского училища. Преосвященный Иустин первый ив Владимирских Архиереев сделал почин наведению сих благотворительных, учреждений. На средства попечительства он в 1853 г. устроил во Владимирском женском монастыре дом (см. Владимирский женский приют) на том самом месте, где теперь существует игуменский и все в нем приспособил для помещения сирот. На первый раз было помещено в нем 12 самобеднейших девочек. Дети учились здесь грамоте, закону Божию, арифметике, рукоделью. По несчастью это благодетельное заведение существовало не долго. Оно уничтожено было пожаром 1855 года, столь памятным для Владимирцев по опустошительности своей. Дети могли вследствие того остаться опять бесприютными. Но преосвященный, раз решившийся заменить им Отца, не оставил их и теперь без призора. Он нашел в своей епархии благотворителей, которые взялись до-воспитать детей: а в последствии, по совершеннолетии их, утверждал за ними священно-церковно-служительские места и выдавал им некоторые суммы, не менее 100 руб. каждой, на первоначальное обзаведение хозяйством. Даже в последующее время, когда уже был на покое, он не оставлял забот о них и ходатайствовал о устроении еще не устроенных пред преемниками своими по кафедре, Преосвященными Феофаном и Антонием.
Для обозрения епархии Епископ Иустин раз или два в году предпринимал иногда довольно продолжительные поездки. Так, в первый год своего архипастырства во Владимире, обозрено было им в срок от 30 мая по 7 июля, 2 духовных правления, 2 пустыни, 17 градских и 44 сельских церквей и совершено было во время поездки 16 Божественных литургий. В 1851 году с 22 мая по 11 июля, обозрел он церкви в 4 городах, 79 селах и 3 монастырях и т.д. каждогодно.
Духовенству же тех церквей, в которых не мог Преосвященный лично быть, заблаговременно рассылались чрез благочинных приказания являться к Преосвященному с церковными документами в ближайшие места пребывания его, с точным указанием города, или села и времени. Во время сих поездок приходилось иногда и огорчаться Преосвященному то жалобами одного члена причта на другого, то прихожан на кого либо из священно-церковно-служителей. Не во всех, конечно, церквах велась и точная отчетность, не все духовенство отличалось доброй нравственностью и не все было исправно по службе. Преосвященный терпеть не мог в особенности кляуз между членами одного и того же причта, и случалось, что он с гневом вразумлял заводивших оные; строго преследовал он также нетрезвость между духовными лицами.
Совершал Преосвященный Иустин Божественную литургию весьма часто: то в соборе, то в крестовой церкви, то в приходских церквах, по случаю храмовых праздников. Замечательно, что не осталось во Владимире ни одной церкви, в которой Преосвященный в бытность свою Еп. Владимирским не совершил бы хоть раз Божественной литургии. Кроме воскресных, праздничных и высокоторжественных дней, он часто служил в своей домовой церкви и в будничные дни для рукоположения ставленников. Иногда на одной неделе бывало до трех Архиерейских служб. Совершал он Божественную литургию просто, но величественно. Проповеди он говорил только в особенно важных случаях иногда экспромтом, иногда по написанному. После смерти его осталось несколько речей, говоренных им при избрании дворян на судебные должности, при совершении различных торжеств, напр. при открытии памятника Петру I, гробницы Князя Пожарского и пр., и в военное время 1853 — 1856 годов. Речь его была простая, вразумительная, но и вместе с тем возвышенная по мыслям. В другое время проповедовали за Архиерейским служением очередные Священники, Преподаватели Семинарии, Учители Духовного Училища. Преосвященным Иустином заведена была во Владимире и катихизация и первыми, кажется, катихизаторами были: Инспектор Семинарии, Иеромонах Кирилл, священник Кафедрального Собора М.И. Жудро и священник Ильинской ц. Андрей Ефимович Харизоменов. Известны также катихизаторы его времени Священники И.П. Грацилевский, В. Минервин, труды которых напечатаны были в свое время. Так трудился Преосвященный Иустин в деле управления Владимирскою епархией! В особенности много труда и беспокойства испытал он в первый год своего служения во Владимире. В этот год, в продолжение 9-ти месяцев, он, кроме своей епархии, управлял еще, по поручению Св. Синода, Нижегородской епархией, за смертью местного епископа Иакова. Целый месяц, с 28 июля по 28-е августа, по распоряжению Правительства, он даже проживал в Нижнем-Новгороде, где 9 августа имел счастье встречать Их Императорских Высочеств Великих Князей Николая и Михаила Николаевичей, в тот год путешествовавших по России (Великие Князья были в тот год 15 августа и во Владимире).
Среди множества трудов и забот о делах епархиальных Преосвященный находил время заниматься делами и местной Семинарии. Под наблюдением и руководством его, Владимирской духовной семинарии, управляемая ректорами — архим. Евфимием (Скончался 17 окт. 1877 года Саратовским Епископом.), Платоном 1-м (Скончался 12 мая 1877 года Костромским Архиепископом.), Леонтием, Платоном 2-м и последнее время Алексием, была благоустроенною.
Для противодействия расколу, существующему во Владимирской епархии, Преосвященный Иустин, по инициативе Правительства, завел во Владимирской Семинарии два урока в неделю для изучения и обличения раскола. Историю раскола читал воспитанникам высшего отделения Семинарии Профессор, Священник Н.И. Флоринский, а обличение раскольничьих мнении преподавал профессор А.И. Боголюбов. Учившимся в Семинарии в те времена в особенности памятны Архиерейские приезды на экзамены. Преосвященный, обыкновенно, мало спрашивал учеников по учебникам. По большей части возражениями своими он испытывал степень их умственного развития и сознательного усвоения преподанного. Ответы учеников записывал в списках он сам и случалось, что, судя по ним, он сам и повышал учеников и понижал. Списки учеников, окончивших курс, он имел у себя и на основании их размещал учеников по местам без особого испытания. Да при множестве в тогдашнее время ставлеников и некогда было епархиальному Архиерею заниматься келейными испытаниями их. Заботясь об умственном образовании воспитанников Семинарии, Преосвященный вместе с тем заботился и о призрении беднейших из них. Старая 2280">бурса, находившаяся за р. Лыбедью, пришла в такую ветхость, что грозила падением потолков; к тому же она была и малопоместительна и находилась в отдаленности от учебного корпуса. Семинарская больница, занимавшая дом, принадлежащий Архиерейскому дому, требовала также перестроек и также, как бурса, находилась далеко от Семинарии. Преосвященный нашел выгоднее и целесообразнее устроить общежитие и больницу на семинарском же дворе. Как было задумано, так и сделано. С 1857 года началась переписка с Св. Синодом и академическим правлением по сему предмету, а в 1859 г. началась и самая постройка нового каменного трех-этажного здания для общежития на 150 человек. На сей предмет, по ходатайству Преосвященного, отпущена была в разное время из духовно-учебного строительного капитала сумма, определившаяся на последних торгах в количестве 87170 руб., вместо сметных 92024 р. Одновременно с строением нового корпуса для общежития, Преосвященный назначил комиссию для перестройки старой — залыбедской бурсы и приспособления ее к помещению 4 классов училища и библиотеки. Работы по сему зданию, начатые с 18 августа 1860 г., были окончены к началу следующего учебного года. Училищем прежде сего занимался дом, в котором теперь помещается семинарская больница и старинное каменное одноэтажное здание на восточной стороне учебного семинарского корпуса, оставшееся еще от бывшего Богородицкого женского монастыря.
Постройка общежительного корпуса семинарского в 1863 году была окончена. Но Преосвященному Иустину не суждено было благословить учеников в новом здании. Последняя резолюция его на журнале строительного комитета была дана от 19 июля 1863 года. В это время все здание было уже готово к принятию учеников. Оставались только некоторые мелочные работы. Открыто было общежитие 3 ноября 1863 года Преосвященным Феофаном, когда уже Преосвященный Иустин был на покое.
Таким образом все духовно-учебные заведения в г. Владимире обязаны устройством своим в разных частях Преосвященному Иустину!
Любя науку, преосвященный поощрял к занятию ею и ученых мужей своей епархии. В его время было много опальных ученых духовного звания, поселенных по разным монастырям Владимирской епархии в наказание за разные проступки. Преосвященный всех их поощрял к занятию учеными трудами. И многие из них с охотой занимались ими. Лучшие из сих произведений Преосвященный представлял в цензурный комитет и потом печатал. Для примера достаточно указать на магистра, иеромонаха Иоасафа. Пользуясь покровительством и руководством Преосвященного Иустина, сей ученый муж, во время своего пребывания в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре, составил церковно-исторические исследования о гор. Суздале, а потом, вызванный своим покровителем во Владимир, много писал и о древностях Владимира.
За долговременное и усердное прохождение духовного поприща и пастырские старания о пользе вверенной ему епархии Преосвященный Иустин Высочайшею грамотою марта 23 дня 1858 года сопричислен был к ордену Св. Равноапостольного князя Владимира 2-й степени большего креста.

Кроме устройства епархиальных дел и духовно-учебных заведений Преосвященного Иустина много озабочивали Владимирский Рождествен монастырь (Архиерейский дом) и Кафедральный Успенский собор. В первом из сих Рождество-Богородицкая церковь, построенная в 1192 г. Владимирским великим князем Всеволодом III, пришла в совершенную ветхость; так что не безопасно было совершать в ней богослужения. При посещении гор. Владимира 24 августа 1858 г. Государем Императором и обозрении Им древностей Рождествена монастыря, Преосвященный Иустин доложил Его Величеству между прочим и о крайней ветхости сего Рождественского храма. Августейший Посетитель принял живое участие в судьбе древней святыни, в которой некогда почивали нетленные мощи Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского, и изволил повелеть Главноуправляющему путей сообщения и публичными зданиями генерал-адъютанту Чевкину сообразиться о восстановлении храма в древнем виде. Проект, приготовленный местными архитекторами Карицким и Н.А. Артлебеном и представленный на Высочайшее усмотрение, получил утверждение. Составлен был Строительный Комитет под председательством Преосвященного Иустина. Старое здание было разобрано до основания и в ноябре месяце следующего 1859 г. торжественно заложен был новый храм, по рисункам древнего. С полным усердием занялся Преосвященный наблюдением за постройкой. Каждый день в 6 часов утра уже его можно было видеть при работах и затем по несколько раз в день. Сверх пожалованных Его Величеством 40 тысяч и высланных из Свят. Синода 10 тысяч руб., стараниями Преосвященного приобретено было от разных благотворителей на сооружение и украшение храма еще до 30000 р. Все жертвованные суммы, с полною аккуратностью и точностью до последней копейки, записывал в книгу Преосвященный своею рукою. При такой усердной деятельности Архипастыря работы шли быстро; наружные стены скоро были выведены и купол в 1868 году украсился прекрасно вызолоченным крестом; привезены были уже и медные листы для главы, отлично отволоченные гальваническим способом на петербургском гальванопластическом и литейном заведении торгового дома Генке. Августейший храмоздатель, второй раз в 1863 году посетивший Владимир, при осмотре храма остался очень доволен им и лично изволил выразить благодарность Преосвященному за труды его. К несчастью, болезненное состояние здоровья не дало возможности Преосвященному довести построение храма до конца. Внутренние украшения храма — суть плоды трудов преемников его Преосвященных: Феофана и Антония. Последним из сих Архипастырей храм был и освящен июля 22 дня 1869 года. На торжестве освящения, хотя и присутствовал Преосвященный Иустин, живший в то время в Боголюбове, но по слабости своих сил не мог принять деятельного участия в самом торжестве.
И Успенский Кафедральный собор много получил улучшений и внутри и вовне в бытность Преосвященного Иустина Епископом Владимирским. Так, его заботами, по почину впрочем еще предместника его Преосвященного Парфения, устроена была в Соборе новая серебряная гробница для мощей св. Благоверного Великого Князя Георгия и установлена перед нею золотая лампада, пожертвованная в 1855 году Его Высочеством Великим Князем Константином Николаевичем по случаю рождения Великой Княжны Веры Константиновны; поставлена пред иконостасом чугунная балюстрада; устроена чугунная же прекрасной работы винтовая лестница на хоры и прочее менее значительное. Но владимирцы имеют благодарное воспоминание о Преосвященном Иустине в особенности за сооружение теплого храма при Успенском Соборе. Это благое деяние архипастыря, кажется, никогда не забудет г. Владимир. С незапамятных времен существовал теплый придел внутри Успенского Собора в юго-западной части его. Сей придел и портил внутренний вид Собора и был до такой степени тесен, что едва мог вместить до 100 человек — богомольцев (длина его была 7 сажен, ширина 2 сажени и 2 четверти). Вследствие того в Кафедральном Соборе не было Архиерейских служений около 8 месяцев в году. Преосвященного Иустина сильно огорчало сие неудобство в соборе и он на первых же порах, по вступлении своем на кафедру, стал хлопотать об устранении его. Думал он сначала построить теплый храм отдельно от Успенского. Но на такую постройку требовались большие суммы, а таковых в Соборе не было. Трудно было также получить и разрешение на постройку отдельного теплого храма. Археологи доказывали, что таковой храм будет портить фигуру древнего Успенского. Тогда пришла архипастырю счастливая мысль — устроить между колокольней и Собором каменную галерею и в ней поместить теплый храм с приделом. В 1857 году сия мысль получила утверждение и от Высшего Начальства, а в следующем за сим году началась уже и постройка галереи. Благодаря усердным заботам Преосвященного, нашлись в достаточном количестве и средства для сооружения храма. Граждане Владимирские, возбуждаемые и собственным религиозным чувством и воззваниями, которые по временам делал к ним Архипастырь при служениях своих, усердно жертвовали в Собор. Так в журналах строительной Комиссии значится пожертвований материалами на сумму 9505 р. и деньгами 14109 руб. В I860 г. работы стали приходить к вожделенному концу и хотя храм внутри не совершенно был устроен, но по нужде уже можно было совершать в нем Богослужения. В новоустроенный храм, ко дню освящения его, Преосвященный Иустин пожертвовал от себя бархатное облачение на престол и несколько икон, а 25 октября 1860 г. освятил его, при многочисленнейшем стечении радостных и благодарных Владимирцев. Икона в честь св. мученика Иустина Философа, поставленная на столпе, ближайшем к архиерейской кафедре, доселе как бы служит памятником в честь храмоздателя — соименного сему угоднику Божию, — святителя Владимирского. Через два года после освящения главного храма, Иустин освятил и придел в новоустроенном теплом храме, посвященный имени Архангела Михаила.

В 1851 году производимы были, графом А.С. Уваровым, по Высочайшему повелению, археологические изыскания в г. Суздале. Преосвященный Иустин оказал ученому археологу всевозможные содействия к успешным его действиям. Между различными раскопками в Суздале произведены были оные и в Спасо-Евфимиеве монастыре. Результатом сих изысканий было открытие усыпальницы князей Пожарских и Хованских и в ней 23 каменных гробниц. В числе сих последних найдена была и утверждена несомненными доказательствами гробница, в коей покоится прах достопамятного князя Дмитрия Михайловича Пожарского. 23-го февраля 1852 года, вследствие Высочайшего соизволения, сделан был в присутствии Преосвященного членами комиссии, назначенной но сему делу, с подобающим приличием и не гласностью осмотр сей гробницы, которым вполне подтвердилось, что в сей именно гробнице покоится прах к. Пожарского. На другой день после того (24 февраля) в зимней церкви Спасо-Евфимиева монастыря Преосвященный со всем духовенством монастырским и городским, при многочисленном стечении народа, совершил панихиду о упокоении души князя. Для большего возбуждения в народе, присутствовавшем в храме, чувств благоговейной признательности к памяти знаменитого Пожарского и теплой молитвы о упокоении души его, Преосвященный предварил панихиду краткою речью, в которой вспомнил о заслугах для отечества в Бозе почившего князя и объяснил случай, подавший повод к предстоявшему молитвенному церковному действию. За труды, подъятые для определения места погребения кн. Д.М. Пожарского, Преосвященный удостоился вместе с прочими членами комиссии получить Монаршее благоволение. А члены комиссии графы Дм. Н. Толстой и А.С. Уваров, при письме своем от 23 марта 1852 года, поднесли Преосвященному Иустину серебряную вызолоченную стопу с крышкою, увенчанною двуглавым орлом, вензелем Преосвященного и следующею надписью, изображенною вязью: «лета от Р. Хр. 1852, месяца Февруария в 23 день, повелением Императора Николая 1 и по благословению Иустина Епископа Владимирского и Суздальского, открыто место погребения и гробницы Князя Д. М. Пожарского тщанием Гр. Алексея Уварова». Эта стопа принесена Преосвященным в 1860 г. в дар Владимирскому Кафедральному собору, в ризнице которого хранилась. Письмо членов Комиссии к Преосвященному было следующего содержания: «Преосвященный Владыко, Милостивый Государь и Архипастырь! Призванные Высочайшею волею к участью, под руководством Вашего Преосвященства, в занятиях Комиссии для освидетельствования гробницы князя Д.М. Пожарского, — мы этому случаю обязаны честью ближайшего знакомства с Вами и навсегда сохраним воспоминание о приятных минутах, проведенных в просвещенной беседе Вашей. Желая и о себе продлить благосклонное воспоминание, мы приемлем смелость поднести Вашему Преосвященству посылаемую при сем стопу, сделанную по образцу, завещанному нам нашими предками. Примите ее, Преосвященнейший Владыко! Не по достоинству дара, а по степени нашего усердия. Испрашивая Архипастырского благословения Вашего, мы с отличным почтением» и проч.
Через полгода после открытия гробницы Пожарского Преосвященному Иустину суждено было принимать деятельное участие в другом событии, не менее важном, чем первое. Это было торжественное открытие и освящение памятника Петру 1, сооруженного дворянством Владимирской губернии, на берегу Плещеева озера в селе Веськове. Достопамятный день сего торжества был 17 августа 1852 года.

Продолжение » » » Иустин, Епископ Владимирский и Суздальский. Часть 2.
Парфений (Чертков) с 21 августа 1821 г. по 25 февраля 1850 г.
Иустин (Михайлов) с 25 февраля 1850 г. по 22 июля 1863 г.
Святитель Феофан (Говоров) с 22 июля 1863 г. по 17 июня 1866 г.
Владимиро-Суздальская епархия

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (23.12.2016)
Просмотров: 274 | Теги: Владимир, Владимирская епархия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика