Главная
Регистрация
Вход
Пятница
02.12.2016
23:07
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 193

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [392]
Суздаль [150]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [100]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [58]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [21]
Гусь [31]
Вязники [79]
Камешково [24]
Ковров [27]
Гороховец [14]
Александров [43]
Переславль [32]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [7]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [3]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Состояние частных конских заводов и коннозаводства во Владимирской губернии

Несколько слов о состоянии частных конских заводов и вообще коннозаводства во Владимирской губернии

В настоящее время (1844 г.), когда заботливое Правительство наше, с отеческим попечением способствуя благосостоянию отечества, приняло деятельные меры к распространению и улучшению в России коннозаводства; этой важной отросли промышленности и хозяйства, кажется, не лишним будет сказать несколько слов, о современном состоянии частных конских заводов во Владимирской губернии, количестве их, степени улучшения, или упадка некоторых из них и о причинах сего последнего.
Конские заводы во Владимирской Губернии все вообще очень незначительны (В уездах: Владимирском, Покровском, Александровском, Переславском, Юрьевском и Суздальском), как то: один завод во Владимирском уезде, при селе Старом Фетиньине, Надворного Советника Графа Зубова, существующий постоянно около 60 лет; в нем при первоначальном его учреждении было до 70 маток и 14 жеребцов, а ныне по распоряжению владельца значительно уменьшен и состоит из тридцати маток и восьми жеребцов, а всего с приплодными из 120 голов. Лошади на этом заводе трех пород: рысистой, скаковой и полукровной. В Покровском уезде также один завод в имении Гвардии Штабс-Капитана Козакова в селе Фетинове. Этот завод учрежден в 1831 году и состоит из пяти кобыл рысистой породы завода Графини Орловой-Чесменской, от приплода которых, судя по общей сложности, владелец может получать круглым числом в год до 570 рублей серебром дохода. В Александровском уезде один же завод при селе Кучках, отчины малолетней девицы Толстой. Завод сей со времени первоначального образования своего, отцом малолетней, Коллежским Асессором Толстым, постепенно уничтожается; в настоящее время в нем находятся: два жеребца, 14 маток и 22 жеребят (от одного до пяти лет) простой русской породы, среднего роста. Дохода с сего завода не получается ничего, потому, что учреждение его владельцем, было с целью, только для собственного употребления лошадей в хозяйстве. В Переславском уезде: три конских завода. Первый Штаб-Капитана Карцева в сельце Романке, и состоит из 70 штук рысистой породы завода Графини Орловой-Чесменской. Этот завод со времени учреждения нисколько не увеличился, дохода получается с него около 600 руб. сер. Второй – Штаб-Ротмистра Свиньина, в селе Смоленском. На этом заводе до 100 лошадей, из коих некоторые рысистой породы с завода Графини Орловой-Чесменской и другие из верховых. В сравнении с временем первоначального учреждения этого завода, число лошадей на оном увеличилось вдвое и доходу с них получается ныне до тысячи рублей серебром, и третий – завод в имении умершего Действительного Статского Советника Князя Долгорукого, при селе Шурме. Здесь находится до 40 лошадей, из которых четвертая часть рысистой породы завода Графини Орловой-Чесменской, а прочие Английских и Персидских верховых лошадей. Завод сей находится ныне в посредственном состоянии; доходу с него не получается ничего после смерти владельца, и успех в улучшении со времени первого образования его вообще очень незначителен.
В Юрьевском уезде также три конских завода: один вдовы Генерал-Майора Княгини Одоевской, при селе Никульском, другой – Поручика Графа Толстого и третий – Действительной Статской Советницы Валуевой, в селе Кощееве. На первом заводе находится два приплодных жеребцов скаковой породы завода Графа Шереметева, один – рысистой породы завода Г. Пашкова, и – девять приплодных маток завода Графини Орловой-Чесменской; приплода от них 18 штук от 1 до 4 лет. Второй завод состоит из четырех жеребцов неизвестной породы и 15 маток; от них приплода – 9 штук. Владельцы обоих сих заводов, дохода не получают нисколько потому, что лошади употребляются ими только собственно для себя. На третьем заводе рысистой породы завода Князя Львова, приплодных жеребцов – один, маток пять, жеребцов неизвестных пород – 17 и маток – 16; приплода от них – 21 штука; дохода от сих лошадей можно получить до 572 руб. серебром. Завод сей со времени первоначального образования своего несколько улучшился.
И наконец два завода в Суздальском уезде. Один Штабс-Капитана Карцева, существующий с 1795 года и получивший образование от трех маток и одного жеребца; ныне состоит из 25 маток и 4-х заводских жеребцов, а с приплодными из 80 голов. Все они пород рысистой и упряжной. Завод сей первоначально был заимствован от бывших казенных конских заводов, находившихся при г. Александрове и Гавриловском посаде; доходу получается с него в год 142 руб. серебром. Другой завод при селе Бородине Генерал-Майора Бутурлина, состоит из 48 лошадей тоже рысистой и упряжной породы; жеребцы взяты с завода Англичанина Жаксона, матки русской породы, и – приплода от них ежегодно получается от 4 до 8 голов; в продажу они не поступают, а потому и доходу от них нисколько не получается.
Коннозаводство в здешней Губернии вообще находится в самом независимом положении и едва может удовлетворять главным потребностям жителей. Количество лошадей простирается: у крестьян Государственных до 56 тысяч, удельных – 13 тыс., в помещичьих имениях и у крестьян других ведомств до 183, а всех вообще до 252 тыс. голов. Лошадей сих нельзя отнести ни к каким из известнейших пород, отличающихся разными видами и признаками; между поселянами они известны под именем: русской породы, крестьянских, рабочих. Их можно разделить на два рода: одни доморощенные, или – собственно так называемые – крестьянские, а другие смешанные, или от смеси доморощенных с приводимыми из других мест,- Казанскими, Вятскими и Сибирскими. Первые из них малосильны, нестройны и малорослы, так, что редкие бывают ростом 2 арш. 1 верш.; этот род лошадей весьма удобно переносить довольно холодный климат Губернии и недостаток корма, которого при скудости пастбищных мест, крестьяне не в состоянии доставить в изобильном количестве. Что же касается до лошадей приводимых из других мест, то все они отличаются от первых крупным ростом, быстротой и силой и, известны под названием возовых; сих последних в сравнении с первыми самая меньшая часть, и главнейшее употребление их состоит в отправлении почтовой гоньбы и перевозе тяжестей. К размножению сих лошадей, нисколько не прилагается попечения потому, что крестьяне находясь постоянно в извозе, не имеют возможности особенно заняться воспитанием их и надзором в местах жительства своего, а также и потому, что приводят в губернию большей частью меренов.
Земледельческие и домашние работы поселян, отправление почт, а по топографическому положению губернии, пересекаемой двумя линиями шоссе и другими большими трактами, перевозки тяжестей, фабричных изделий и других транспортов,- вот что составляет важный промысел народа и служит главнейшей потребностью к содержанию лошадей в здешней губернии. В первом случае могут быть полезны более лошади хотя мелкие, но сильные и которые могли бы переносить здешний климат и скудость лугов; для чего необходимо улучшить простую крестьянскую породу приобретая хороших случных лошадей Вятских, Донских, Сибирских и Лифляндских, и вместе с тем усилить надзор за воспитанием их, содержанием и самым уходом, а в последних случаях потребны лошади крупные, сильные и быстрые; они приводятся в губернию из различных мест и ни к какой из особенных пород их нельзя отнести. Ямщики и извозчики приобретая сих лошадей весьма часто ошибаются в выборе их (чему не мало способствуют торгующие лошадьми, называемые обыкновенно барышниками); поэтому полезнее было бы постепенно ввести одну из известных пород,, соображаясь с климатом и местными удобствами.
Главная и основная причина такого состояния коннозаводства в здешней губернии – не достаток в сене и пастбищных местах и вообще дурное состояние сельского хозяйства; хорошие пастбищные луга очень редки, и находятся только по берегам рек: Оки, Клязьмы, Нерли и других не многих; в местах же удаленных от сих рек, лошади довольствуются в зимнее время года, по большей части одной только яровой и ржаной соломой; от чего крестьяне мало имеют маток, полагая, что содержание жеребенка до 5 лет, считая корм и уход, далеко превышает ценность самой лошади. На случки лошадей поселяне не обращают решительно никакого внимания, и это допускается ими обыкновенно в стадах в летние месяцы; воспитание лошадей чрезвычайно худо и без всяких правил; как в летние, так и в зимние месяцы помещаются они накрытых соломой дворах, от чего в холодное время года и при худых кормах терпят изнурение и становятся едва годными, чтоб удовлетворить главным потребностям поселян.
В заключение этой статьи остается пожелать, чтобы в здешней губернии постепенно улучшалось коневодство,- эта главная потребность крестьянина промышленника, и надеяться, что внимание Правительства к тем лицам, которые наиболее способствуют улучшению состояния коннозаводства, преобразование ремонтировки и увеличение ремонтной суммы для поощрения частных конских заводов, возбудить старания здешних коннозаводчиков к поддержанию и улучшению своих заводов, и твердое желание быть участником в успехе общеполезного дела».

Прибавление к Владимирским губернским ведомостям. № 8. Суббота, 19 февраля, 1844 года.

Конный завод в Гавриловском посаде

В 1565 году царь Иван Грозный заложил в Гавриловской слободе конный завод.
1587 год - первое письменное упоминание (донесение) Андрея Ивановича Гундарова царю и великому князю Фёдору Ивановичу о приобретении для него коня в Гавриловской слободе.
- Да я ж, холоп твой, сыскал в твоём Государеве селе Гавриловской слободе коня рыжего, девяти лет, грива на левую сторону, звезда в челе.
1613 год, конный завод продолжает работу, о чём имеются документы:
1) 18 декабря. «Дьяку Михаилу Бегичеву из Приказа Большого Дворца память о покупке в Суздале из суздальских четвертных доходов 254 четвертей овса на Гавриловскую Государеву конюшню»;
2) 3 января. «Память дьяку Семену Головину приказа Большого Дворца о пожаловании деньгами Суздальского уезда села Гавриловского слободы Кобылинской конюшни прикащикам по их бедности»;
3) 25 января. «Отписка из Суздаля Ивашка Салтыкова о выдаче жалования суздальского уезда Гавриловской слободы Кобылинской конюшни прикащикам».
/ист. Фонд 396 “Оружейная палата”, опись 1, часть 1, NN (20/29)/ Ф/ 122, .. (21/30) О.О/ 249 (2), .. (25/34) Т/ 316(2)./
В 1739 году императрица Анна Иоанновна отдала распоряжение о строительстве в Гавриловской слободе, взамен старых деревянных конюшен, нового кирпичного конного завода.
В 1760 году при конном заводе была открыта школа грамотности для обучения детей местных конюхов (на 40 мальчиков).
В 1783 году в Гавриловом-Посаде построен дворцовый конный завод по проекту П.М. Еропкина.
14 апреля 1829 г. был получен указ о закрытии Гавриловского дворцового конного завода. Гавриловская волость передаётся в ведение Московской экспедиции Кремлёвского строения.

В 1886 г. в здании бывшего дворцового конного завода по инициативе князя А.Б. Голицына открыта Владимирская племенная конюшня.
Архитектор С.Е. Эверт 16 июня 1885 г. выехал в Гавриловский посад для осмотра и оценки конного завода и возвратился обратно 18-го числа. 19-го июня начал составлять оценку существующих зданий конного завода и составлять план и смету на ремонтные работы для помещения в заводе конюшен на 82 лошади и при них квартиры служащих и разных помещений, и окончил 21 июля.
Губернское земское собрание, в вечернем заседании 22-го июня 1885 г., по обсуждении вопроса о приспособлении имеющихся в Гавриловском посаде заводских зданий под заводскую конюшню, постановило: 1) просить председателя собрания, светлейшего князя Н.И. Грузинского принять на себя труд ходатайствовать в министерстве внутренних дел о безвозмездной уступке Владимирскому губернскому земству находящихся в Гавриловском посаде заводских зданий и принадлежащей им земли; 2) принять предложение управления государственного коннозаводства – и как на приспособление существующих в Гавриловском посаде заводских зданий под заводскую конюшню по составленному архитектором Эвертом плану, так и на приобретение и другие расходы по устройству случной конюшни ассигновать 20,000 руб., которые и внести в смету губернского земского сбора на 1886 г.; если же в расходе этих денег встретится надобность в 1885 г., то предоставить управе позаимствовать их из свободных губернских сумм; 3) благодарить князя А.Б. Голицына за труд его по собранию сведений относительно заводских конюшен и вместе с тем просить его принять на себя труд ходатайствовать в государственном коннозаводстве об учреждении случной конюшни во Владимирской губернии, а также принять труд совместно с губернской управой в устройстве самой конюшни.
Об означенном постановлении собрания, губернская управа сообщила Владимирскому губернатору, в ответ на отношение его от 10-го мая, светлейшему князю Н.И. Грузинскому и князю А.Б. Голицыну, прося его светлость принять на себя труд ходатайствовать в министерстве внутренних дел о безвозмездной уступке губернскому земству находящихся в Гавриловском посаде заводских зданий со всей принадлежащей к ним землей, для устройства заводской конюшни, а его сиятельство, князя Александра Борисовича – уведомить губернскую управу, для доклада собранию, о результате ходатайства его в государственном коннозаводстве.
В ответ на это, губернский предводитель дворянства, князь Н.И. Грузинский, при письме от 5-го октября на имя председателя управы, препроводил копию с полученного его светлостью, в августе месяце, от г. директора канцелярии управления государственного коннозаводства письма, из которого видно, что переписка о передаче зданий бывшего Гавриловского конского завода в ведение губернского земства под заводскую конюшню еще не приведена к окончанию, но нет сомнения, что она окончится в желаемом смысле. Причем его светлость добавил, что об окончании решения вопроса по означенному предмету, он отнесся к г. директору и о результатах уведомит.
Между тем, вслед за этим получено было письмо от князя А.Б. Голицына, следующего содержания: «директор канцелярии главного управления государственного коннозаводства сообщил мне, в отношении своем от 4-го сентября сего годя за № 3,254, что учреждение Владимирской заводской конюшни вопрос решенный и действия ее будут открыты со случного периода 1886 г.
Здания бывшего конного завода в Гавриловой слободе возвращаются безвозмездно министерству внутренних дел удельному ведомству, с тем, чтобы последнее, приведя их на свой счет в надлежащий вид и произведя необходимые перестройки, представило их главному управлению под заводскую конюшню за арендную плату в 2,000 р. из сумм ведомства государственного коннозаводства. Жеребцы-производители для Владимирской конюшни уже отобраны и находятся теперь в государственных конских заводах, откуда в начале 1886 г. они поступят прямо на случные пункты во Владимирскую губернию. 29-го сентября я разослал всем уездным управам правила для устройства случных пунктов с просьбой указать главному управлению государственного коннозаводства те местности в уездах, где наиболее желательно и удобно устройство случных пунктов и где казенные жеребцы могли бы рассчитывать на более или менее успешную случку. Экземпляр правил при сем прилагаю».
О вышеизложенном, с представлением правил для устройства пунктов из жеребцов заводских конюшен и для случки с ними кобыл частных владельцев, губернская управа имеет честь доложить на благоусмотрение губернского земского собрания и при этом выразить, что за принятием удельным ведомством на себя устройства заводских конюшен во внесении в смету назначенных губернским земским собранием на этот предмет 20,000 руб. уже не представляется надобности и эти деньги управой в смету не внесены.
В 1889 году на Гаврилово-Посадском конном заводе прошла выставка лошадей.
«В очередное губернское земское собрание сессии 1911 года управа вносила доклад о расширении заводской конюшни в Гавриловском Посаде с следующим заключением: 1) возбудить ходатайство перед Главным Управлением Государственного Коннозаводства о приобретении 33 жеребцов для вновь открываемых случных пунктов в губернии с 1913г; 2) ассигновать до 1000 руб. на наем помещения в Гавриловском Посаде для 50 жеребцов и просить Главное Управление о возможно скорейшем приспособлении нужного помещения; 3) возбудить ходатайство перед Управлением, чтобы вновь приобретаемые жеребцы для Владимирской конюшни для предположенного к расширению состава ее и для замены павших и бракованных жеребцов были главным образом чистокровными, выводными, клейдесталями и рысаками по такому расчету, чтобы на всю конюшню было не более 20 рысаков и несколько брабансонов или крупных арденов для Бектышева.
На возбужденное ходатайство Главное Управление Коннозаводства отношением от 23 февраля ответило, что ходатайство земского собрания о расширении конюшни не может быть удовлетворено и вместе с тем сообщило, что начиная с текущего года Ведомство Государственного Коннозаводства приходит на помощь земствам путем отпуска денежных пособий на покупку жеребцов для постоянных земских случных пунктов с тем условием, чтобы купленные жеребцы считались казенными и были уступлены земству на постоянные пункты».
25 июня 1959 года Совет Министров РСФСР принял решение создать на базе подсобного хозяйства Гаврилово-Посадской заводской конюшни и бывших полевых бригад колхоза имени Горького (село Огренево и деревня Маньково) конный завод под номером 49.
В 1987 году по итогам Всероссийского социалистического соревнования за успешное выполнение государственного плана экономического и социального развития, городу и племенному конному заводу присуждены переходящие Красные знамёна Совета Министров РСФСР и ВЦСПС.

ПРАВИЛА для устройства случных пунктов из жеребцов заводских конюшен и для случки с ними кобыл частных владельцев

1) Для производства с жеребцами заводских конюшен случки кобыл частных лиц, независимо от центральных помещений конюшен, управляющие избирают случные пункты в местах своего района, наиболее населенных, преимущественно в уездных городах и селениях, где жители занимаются коневодством, и удобнейших как для привода кобыл, так и для помещения жеребцов. Для более прочного улучшения местного коннозаводства и коневодства желательно было бы пункты учреждать на несколько лет сряду.
2) Самым удобным признается пункт в 4 жеребца при двух конюхах или же в два жеребца при одном конюхе.
3) Помещение для жеребцов на случных пунктах избирается сухое и просторное, защищенное хорошо от дождя и сквозного ветра. Жеребцов необходимо разделять жердями или барьерами, если не имеется деревянных перегородок. Для случки жеребцов в холодное время необходимо подходящее помещение, защищенное от сквозного ветра.
4) На случных пунктах в конюшне, где помещаются жеребцы, обязательно выставляется на видном месте для всеобщего сведения печатное объявление с правилами о случке, ниже сего изложенными.
5) Управляющий назначает жеребцов на случные пункты сообразно потребностям местности, где пункты находятся. Жеребцы же высших пород, по возможности, оставляются на центральном пункте.
6) Район действия каждой заводской конюшни определяется расстоянием не более 300 верст от места ее расположения, но, в случае удобства сообщения, по желанию частных лиц, район может быть увеличен при условии, чтобы издержки по проводу жеребцов на все расстояние подали на счет требователя. Виленская же земская конюшня действует исключительно только на губернии – Виленскую, Ковенскую, Гродненскую и Минскую.
7) За бесплатное помещение, даваемое в течение пяти лет для казенных жеребцов с командами на случное время, частные лица удостаиваются Высочайше установленных серебряных медалей, ценою в 20 руб.
8) Кроме помещения, ни фураж, ни подстилочная солома безвозмездно не требуются, так как жеребцы на пунктах, а равно и прислуга при них содержатся на казенный счет.
9) Общества или отдельные лица, желающие иметь в месте своего жительства случной пункт из жеребцов заводских конюшен, должны заявлять свое желание письменно управляющему ближайшей конюшни непременно до 1-го ноября каждого года, так как заявления, поступившие после сказанного срока, не могут быть удовлетворяемы.
Примечание. Заявление обществом и частных лиц о желании иметь случной пункт должны быть оплачиваемы гербовым сбором, в размере 60 к. за каждый лист, и сверх того прилагается одна 60-ти копеечная марка на ответ: неоплаченные таким образом заявления, согласно ст. 73 Устава о гербовом сборе, Высочайше утвержденного 17-го апреля 1874 г., не удовлетворяются до полной оплаты причитающегося сбора.
10) Так как учреждение пунктов и распределение по ним жеребцов предоставлено ближайшему ведению управляющим конюшнями, то просьбы о назначении пунктов, адресуемые в главное управление государственного коннозаводства от частных лиц, обществ и земских управ, пересылаются по принадлежности к одному из управляющих конюшнями.
11) Случка начинается на центральном пункте с 1-го февраля, а на прочих пунктах района с 1-го марта и оканчивается 15-го июня. Жеребцов можно случать не более одного раза в день, причем, в отвращение изнурения, следует давать им по временам отдых, обращая особенное внимание на 4-х и 5-ти - летних жеребцов, идущих в случку в первый раз. Для случки кобыл не требуется никаких письменных заявлений.
12) За случку с казенными жеребцами назначается определенная плата, которая показана в объявлении, вывешиваемом на каждом случном пункте на видном месте, и вносится, вместе с гербовым сбором за свидетельство, до первой садки; сверх же сего никакого сбора ни деньгами, ни фуражом не дозволяется.
13) Для каждой кобылы, случаемой с казенным жеребцом, допускается не более 4-х садок; если кобыла выкажет охоту и после 4-й садки, то более к тому жеребцу она не допускается, ибо опытом доказано, что продолжение случки в таком случае будет бесполезно.
14) Переводить кобылу после случки с одним жеребцом к другому разрешается не иначе, как по внесении вновь платы, установленной за случку с другим жеребцом, причем прежде внесенная сумма не возвращается и не засчитывается.
15) Владельцу слученной кобылы обязательно дается на то свидетельство от талона, в котором означаются: звание, имя и фамилия владельца, приметы и масть кобылы, имя жеребца и плата, внесенная за случку; за таковое свидетельство сверх случной цены одновременно уплачивается еще 60 коп. деньгами или гербовой маркой.
16) Кобылы, приводимые для случки, допускаются в здоровом состоянии и в надлежащей степени охоты, а потому их предварительно осматривают со всей подробностью, употребляя для этого, где нужно, маточное зеркало; только совершенно здоровую на вид кобылу по шерсти, телу и дыханию нет надобности осматривать посредством маточного зеркала, если хозяин ее не желает этого.
17) Не допускаются к случке кобылы, у которых при осмотре окажутся следующие признаки нездоровья: худоба тела с поднятой шерстью, гноящиеся и запавшие глаза, слабость, вялость, при движении хромота на заднюю ногу без видимой или определенной причины, особенно хромота с приседанием или подворотом копыта; опухоль или затвердение вымени, опухоль наружных детородных частей, прыщи и язвенки как снаружи, так и внутри, истечение нечистой материи из них, слабость зада, изсыхание спины; паралич какой-либо части тела, как-то: ноги, уха, губ и слепота при светлости глаз, отеки на брюхе и вымени, судорожное одушье, продолжительная яровливость и не удовлетворяемая похоть; течение из одной или обеих ноздрей, опухоль под челюстью и кашель при этом; опухоль ног и маленькие желвачки, в виде горошин, расположенные, как четки, во внутренней стороне ног, на плечах, в пахах, под глоткой и на морде, или же в одном месте желвачки и возле маленькие язвинки, источающие желтоватую клейкую материю; голые пятна по телу, чешуйчатость кожицы, шершавость шерсти на некоторых местах, зуд и морщиноватая жесткая кожа.
18) Если бы случилось, что болезненное состояние кобылы усмотрено было после первой садки при второй или последующих пробах, то, хотя бы жеребец, с которым она случена, и не оказывал еще никаких болезненных признаков, тем не менее кобыла к случке более не допускается, а жеребец оставляется, для полного удостоверения, без случки в продолжение одного месяца от дня последней садки или до первого осмотра ветеринара; при малейшем же обнаружении болезни, жеребец уже не случается более. Внесенные за случку деньги возврату в этом случае не подлежат.
20) Худоба тела, при полном здоровье кобылы, не может служить препятствием к случке ее с казенным жеребцом.
21) Кобылы допускаются к случке по очереди, т.е. приведенная прежде будет случена ранее той, которая приведена после; если же кобыл приведут в один день более, нежели жеребцов на пункте, то они случаются по жребию; этот же порядок соблюдается при одновременном приводе нескольких кобыл к одному и тому же жеребцу. Но для повторных садок случаемые кобылы должны быть приводимы в назначенные очередные сроки.
22) Владельцам приплода предоставляется право, по их желанию, требовать приложения на шее жеребенка установленного тавра З. К. (заводская конюшня), как доказательство происхождения его от казенного жеребца.
23) В случае не выполнения на пункте требований, основанных на вышеизложенных правилах, владельцы кобыл приглашаются письменно уведомлять о сем управляющего конюшней или же, при осмотре пунктов управляющим или ветеринаром, приносит жалобу лично.

***

Владимирское губернское земское собрание 1888 года постановило выразить свою благодарность бывшему управляющему Владимирской заводской конюшней, статскому советнику Готтарду Фридриховичу Шаммингу за устройство пунктов по губернии, успешное ведение и постановку всего этого дела.

Князь А.Б. Голицын, как корреспондент государственного коннозаводства, ходатайствует перед губернским земским собранием – не найдет ли оно возможным ассигновать на выставку лошадей в городе Муроме до 300 руб. и Гавриловском Посаде до 200 руб. в 1889 году и назначить от себя представителя на обе эти выставки.

В 1895 году прошли выставки лошадей в г. Муроме (25-26 июня), Гавриловском посаде (18-19 сентября) и передвижная в г. Гороховце (в первый раз).
Князь А.Б. Голицын заявил, что сочувственное отношение губернского земского собрания к делу улучшения коневодства в губернии, выражающееся ежегодным ассигнованием денег и назначением особого представителя от губернского земства на выставки, не проходят бесследно. С каждым годом количество лошадей, приводимых на выставки, увеличивается, и в настоящем году достигло не бывалой за 10 лет цифры – 237 гол. В Гавриловском посаде, из которых 180 лошадей улучшенной породы. В Муром приведено было 104 лошади и в Гороховце 39 лошадей; представители от губернского и уездного земств могли убедиться, что средства отпускаемые правительством на Гавриловскую выставку не достаточны, и потому Суздальское и Юрьевское земские собрания назначили по 100 руб. на выдачу премий для выставки в Гавриловском посаде, так что на предстоящей выставке в Гавриловском посаде денег имеется 600 руб. Если губернскому собранию благоугодно будет ассигновать, как и в прошлом году, 400 руб. на Гавриловскую выставку, то, таким образом, составится 1000 руб., пока достаточно для выдачи премий коневодам местности около Гавриловского посада.
В смету 1896 г. на выдачу премий крестьянам за сельско-рабочих и крестьянских лошадей внесена сумма 1000 руб., именно: на Гаврилово-посадскую выставку 400 руб., на Муромскую и Гороховецкую (14 сентября 1896 г.) по 300 руб. В заседании 23 июня, губернским собранием назначено было еще 200 руб. на вновь учрежденную выставку (29 июня 1896 г.) в селе Бектышеве, Переславского уезда.

Ипподром в городе Владимире

Лошади здесь с каждым годом ухудшаются, прежние дворянские рысаки исчезли; рысистые бега, расположенные овалом у Вокзальной рощи, упразднены, и самый ипподром снесен, остатки породистых коней перешли к извозчикам; теперь почти ¾ всех лошадей – рабочие; извозщичьи, ямские, водовозные и проч.; «собственных» коней во всем городе не наберется и сотни. Лошади здесь не дороги: 30-100 руб., редко более. (Губернский город Владимир в 1877 году. Субботин А.П.).

11 сентября 1899 года владимирский губернатор Цеймерн Николай Максимович выдал владимирскому полицмейстеру предписание, в котором указал на недостатки в работе городских извозчиков.
Среди недостатков, о которых губернатору стало известно от горожан и по собственными впечатлениями, в предписании было отмечено, что несмотря на изданную городской думой таксу, извозчики позволяли себе торговаться с пассажирами; экипажи и сбруя у некоторых были очень ветхи, а прочие экипажи не отличались чистотой; в ночное время вместо себя они выпускали работать мальчиков, которые не могли обеспечить безопасность в силу своей слабости и неумения управляться с лошадьми; все извозчики группировались в центре города, на главных улицах, что было неудобно обывателям при найме извозчика.
Видимо, раздражение горожан от работы «конных таксистов» было столь велико, что губернатор предписал полицмейстеру утром собрать всех извозчиков и лично проверить все экипажи на предмет соответствия их существующим положениям. На каждой стоянке вывесить таксу, а стоянки сделать в разных местах города, удобных для горожан.
Цеймерна, видимо, «достала» и показная лояльность извозчиков по отношению к нему лично: при виде губернатора они снимали шапки и кланялись, а простым ездокам грубили. Поэтому губернатор потребовал от полицмейстера внушить всем извозчикам, "что их поклоны и снимание шапок при встрече совершенно излишни; вместо того они должны держать себя более прилично и вежливо с публикой, пользующейся их услугой".

За Юрьевской заставой в 1899 г.:
…Упраздненное лагерное место; Рысистый бег, Сторожка при нём; Сторожка Курлова.

Появление ипподрома в городе Владимире на пустыре за Юрьевской заставой в районе современного главного корпуса Госуниверситета можно отнести к сер. XIX в. Владимирский ипподром был обнесен забором. По краям стояли трибуны на несколько десятков мест. Были при ипподроме и служебные помещения, и конюшни.

26 сентября 1856 г. открытие во Владимире общества рысистых бегов «для поощрения коневодства губернии испытанием и наградой резвости и силы лошадей». В Общество вошли известные люди, в частности Николай Иванович Крузенштерн - сын адмирала Крузенштерна, бывший тульский и орловский губернатор, владелец конезавода в Покровском уезде.

В XIX веке конезаводов, где занимались «улучшением сортов лошадей», во Владимирской губернии было немало. Это был достаточно выгодный бизнес. Сын владимирского губернатора Ивана Куруты - Владимир Курута, составивший «Алфавитный указатель русским конезаводчикам в 1839-1883 годах» насчитал во Владимирской губернии около 11 заводов - во Владимирском, Юрьевском, Покровском и Переяславском уездах.

Скачки на владимирском ипподроме на призы «Общества рысистых бегов» и Управления Государственного Коннозаводства в 1850-1860 гг. проходили регулярно, сразу по несколько дней. Каждый раз газета «Владимирские губернские ведомости» публиковала подробный отчет об испытаниях. Заезды проводились отдельно для 3-4-летних жеребцов, отдельно для кобыл такого же возраста, отдельно для более взрослых животных, отдельно для троек и отдельно для «возовых» (ломовых) лошадей. Молодые жеребцы бежали 1-3 версты, тройки - до 15 верст, «возовые» - всего 150-200 саженей.
Для каждого заезда была определена своя «нормальная быстрота», например «2 минуты 13 секунд на версту», медленнее которой лошадь не должна была бежать. Определялось для каждого заезда и количество сбоев - когда лошадь переходила с рыси на галоп. Если лошадь делала больше сбоев, чем положено, она теряла право на приз.
Испытания кобыл и жеребцов производились с беговой дрожкой (конной коляской) - летом, а зимой - с санками. «Возовые» лошади стартовали с места с грузом в 100 пудов (около 1600 кг.), постепенно груз подкладывали и к финишу они приходили уже с 200-300 пудами веса.
При регистрации, желающие участвовать в бегах, которых, к слову, было не очень много, вносили в кассу «Общества рысистых бегов» 5 рублей - с члена общества и 15 рублей - с «посторонних охотников». Призы за первое место колебались от 100 до 200 рублей.

Вот несколько отчетов о забегах 1859 и 1860 гг. на владимирском ипподроме:
- На приз Вице-Президента в 100 рублей для жеребцов трех лет, дистанция 1 верста. Участвовали две лошади.
Первый: темно-серый жеребец П. Дуйкина, трехлетний, завода Константина Толя, родители - «Машистый» и «Селитра».
Второй: самого Константина Толя темно-серый жеребец «Кролик» своего завода, родители - «Машистый» и «Волшебница». Первый жеребец пробежал за 2 минуты 4 секунды и получил приз, сбился 2 раза, «Кролик» сбился 1 раз. Наездники: Родион Рогов и Степан Анисимов.
- Приз Управления Государственного Коннозаводства в 100 рублей для троек. Дистанция 15 верст. Нормальная быстрота - 30 минут. Троек на регистрацию не явилось и приз остался неразыгранным.
- Приз Управления Государственного Коннозаводства в 100 руб для «возовых» лошадей. Стартовый груз - 105 пудов. Участвовала только одна вороная лошадь Н. Платонова «Угрюмый», 7 лет, неизвестного происхождения. Везла 268 пудов и получила приз.

На владимирском ипподроме горожане могли наблюдать не только за конскими бегами. В апреле 1912 года здесь владимирцы впервые лицезрели настоящий аэроплан. Пилот поднялся на несколько саженей над землей, сделал небольшой круг над ипподромом и опустился на землю. Публика разочаровано разошлась по домам.

После Октябрьской революции, в годы НЭПа, скачки на ипподроме, который стал принадлежать Владимирскому «Губсельтресту», продолжаются. Даже несмотря на то, что южная часть ипподрома отошла кирпичному заводу «Берлин», наладившему в этом месте добычу глины. Ипподром «сократился», поворот дорожек в южном конце стал крайне неудобным. «Губсельтрест» даже стал подыскивать новое место для ипподрома. Вот как описывает скачки 1926 года газета «Призыв».
«В четыре часа дня вокруг огромная стена людских голов. На протяжении версты, которую занимает ипподром, по обеим сторонам шпалерами стоят люди. Стоят, сидят, лежат - их здесь тысячи. Ни одно массовое гуляние за последнее время не было так многолюдно.
- Вот, едут, едут, - пронеслось по рядам.
- Глядь-ко, белоногий, заглядишься!
- Красота, лошади!
В программе было 8 заездов, в них участвовал исключительно молодняк, впервые принимающий боевое крещение...
На ипподроме кобыла американской породы, вороной масти, завода В. Павлова. С ней должна соперничать серая «Проталинка».
2 звонка, сейчас начнем. Первый заезд не удался, «Проталинка» поломала качалку.
Выступает молодняк: 2-летний «Вечерний звон» и «Вихрь». Публика предчувствовала, что «Вихрь» должен победить. Так и вышло.
Еще тогда, когда бежал молодняк, у публики разгорелись страсти. А когда выскочил «Быстролетый» - жеребец караковой масти, американской породы, зрители пришли в восторг.
«Быстролетый», как и следовало ожидать, победил своего соперника «Карамболя».
Далее идут лучшие лошади «Губселтреста» - рекордисты «Русак» и«Аргонавт».
«Русак» еще в прошлом году взял первенство. Никто и думать не хочет, что он уступит сейчас, тем более, что в наружной статности чувствуется превосходство перед «Аргонавтом». Но, увы!
Публике суждено было только чмокать губами. «Аргонавт» с наездником Кузьмичевым далеко оставил позади «Русака». Зрители остались весьма довольны бегами»

Что сталось с владимирским ипподромом - доподлинно неизвестно. Возможно, его закрыли, когда НЭП «послали к черту» и скачки стали «буржуазным развлечением». На месте ипподрома в начале 1960 гг. появился главный корпус ВлГУ.

Дмитрий Пешков во Владимире

28 апреля 1890 года до Владимира доехал сотник Амурского казачьего войска Дмитрий Пешков, который с 7 ноября 1889-го по 19 мая 1890 года верхом на своем строевом коне по кличке Серко амурской породы совершил путешествие из Благовещенска до Санкт-Петербурга.
Расстояние более чем в 8 тысяч верст казак преодолел за 193 дня, включая 40 дней отдыха и непредвиденных задержек в пути. Останавливался он и во Владимире, где дал коню отдохнуть до 30 апреля.
Владимирцы провожали Дмитрия Пешкова с большим почетом. «Проводы были с музыкой. Провожало много офицеров, генерал-лейтенант Витторф и командир 11-го полка полковник Сергиевский верст до двенадцати. До заставы шла громадная толпа народа», - цитирует воспоминания Дмитрия Пешкова краевед Николай Фролов.
Дмитрий Пешков и его верный Серко от Владимира до Петербурга успешно добрались менее чем за 20 дней. В столице казака принял сам император Александр III с семьей.


Дмитрий Пешков на коне


ИСТОРИЯ города Владимира

Владимирская губерния.
Владимирская Ямская Слобода
Владимирская Тяжеловозная лошадь
Владимир Иванович Фомин - «Король русской тройки»

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (10.01.2016)
Просмотров: 353 | Теги: Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика