Главная
Регистрация
Вход
Вторник
06.12.2016
13:12
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [396]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [85]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [35]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Супонев Авдий Николаевич

Супонев Авдий Николаевич

Родился в 1770 году. Был назван в честь деда Авдия Ивановича Супонева - друга историка Василия Татищева (одно из сочинений ученого известно лишь в рукописи деда владимирского губернатора).
Единственный сын ярославского губернского предводителя дворянства Николая Авдиевича Супонева и Ольги Петровны Григорьевой, наследницы большого имения Григорьевское на берегу Волги против Углича (т.н. Супоневский дворец). Отец его завёл в Григорьевском фабрики по выработке шёлка и полотна.
В истории семейства Супоневых была загадка, разгадать которую ученые не могут до сих пор. Сын Авдия-старшего и отец Авдия-младшего Николай Авдиевич Супонев, ярославский губернский предводитель дворянства, вступил в брак с Ольгой Григорьевой, которую молва называла внебрачной дочерью императрицы Елизаветы Петровны. Майор Николай Супонев активно участвовал в дворцовом перевороте 1741 года, который возвел на российский престол дочь Петра Великого. Государыня щедро наградила офицера, пожаловав ему богатое имение под Угличем. По одной из версий, это было приданое незаконной дочери царицы, которую современники называли «угличской царевной».
Впечатляющие руины когда-то великолепного дворца Супоневых на левом берегу Волги прямо напротив Углича можно видеть и сегодня. Таким образом, Авдий Супонев мог быть правнуком царя Петра I.

Авдий Николаевич Супонев начал карьеру в 18-летнем возрасте сержантом лейб-гвардии Преображенского полка.
В феврале 1791 года переведен вахмистром в лейб-гвардейский конный полк и здесь 1 января 1795 года произведен в корнеты.
В 1796 году скончалась Екатерина II и на престол взошел ее сын Павел I. При новом царе началось головокружительное возвышение молодого офицера. В 1797 году переведен в подпоручики, в январе 1799 года в штабс-ротмистры, а в мае того же года в ротмистры.
11 января 1800 года Супонев переведен в только что сформированный кавалергардский полк, с производством в полковники. Некоторые видят в таком благоволении императора Павла доказательство того, что в жилах Супонева текла кровь династии Романовых.
В том же 1800 году за исполнение по повелению императора разных поручений Супонев был награжден орденом святой Анны 3-й степени. Затем он был награжден орденом святого Иоанна Иерусалимского.
Неизвестно, каких высот мог бы достигнуть Супонев, но в марте 1801-го года Павел I был убит заговорщиками. Новый царь Александр I не жаловал приближенных родителя. 1 октября 1801 года Супонев был уволен от службы в отставку с награждением чином генерал-майора.
Опала продолжалась 11 лет. Лишь в начале 1812-го года, когда уже пахло порохом, император вспомнил про генерала и 23 марта 1812 года Супонев с переименованием в действительные статские советники назначен исполняющим должность владимирского губернатора. Сменив на должности губернатора родовитого аристократа и плодовитого литератора князя Ивана Михайловича Долгорукова, 10 лет управлявшего Владимирской губернией.
И.М. Долгоруков аттестовал Супонева с долей иронии:
«Человек очень хороший по нынешнему светскому разумению, то есть любил играть в карты и охотник был до круговой чаши, а с сими двумя свойствами где не наживёшь приятелей. Он был ласков со всеми по нынешней моде, то есть сулил много, делал мало. Добр и кроток, он не сделал никому зла и не хотел его сделать. Частые пирухи молодецкие и свободная картёжная игра приближили к нему множество молодёжи, которая в моё время приучена была к некоторым приличиям».


Супонев Авдий Николаевич

23.03.1812—1817 гг. – Владимирский губернатор.
По указу Императора 23 марта 1812 года Супонев был утвержден в должности губернатора, с переименованием из отставных генерал-майоров в действительного статского советника.
Прибыл во Владимир 10 апреля 1812 года. В отправление должности вступил 15 апреля. За считанные месяцы до начала войны генерал Супонев, зарекомендовал себя во Владимирской губернии как деятельный администратор и общительный человек. Он часто ездил с проверками по уездным городам, не давая подчиненным расслабляться, но и устраивал у себя дома приемы и обеды с обилием яств и питий, куда приглашал всех желающих. Веселый, вежливый и тактичный, хотя и державший себя барином, Супонев очень полюбился владимирцам.

7 октября 1812 года во Владимир прибыл Михаил Барклай-де-Толли, который командовал русской армией на начальном этапе Отечественной войны 1812 года, до Михаила Кутузова, и стал одним из героев Бородинской битвы. После оставления Москвы Барклай-де-Толли временно покинул армию. Его сопровождал негативный шлейф - обвиняли чуть ли не в предательстве за отступление русской армии. На Бородинском поле он был в гуще сражения, словно искал смерти, но выжил. Однако были и такие, кто верил в правильность его стратегии. Несмотря ни на что, губернатор Авдий Супонев и владимирское дворянство приняли Барклая с почетом. Во Владимире Браклай-де-Толли написал два письма императору Александру I, в которых объяснял свои действия в начале войны. Правда, не получил ответа.
Из Владимира Барклай-де-Толли отправился в свое имение в Лифляндии, а позже вновь присоединился к действующей армии.

6 июля 1812 г. сразу после нападения армии Наполеона, император Александр I обратился с первым воззванием, в котором призвал формировать ополчения. 18 июля 1812 года император выпустил второй манифест, уточняющий порядок сбора народного ополчения в губерниях России для борьбы с армией Наполеона. Император отметил, что «предлагаемые добровольно приношения далеко превосходят потребное к ополчению число людей». Поэтому, «чтоб составя достаточные силы из одних Губерний, не тревожить без нужды других», царь перечислил в манифесте 16 губерний, разделенных на три округи. В них и был намечен сбор внутренних сил в помощь армии. Владимирская губерния попала в 1-ю округу, предназначенную для обороны Москвы. «…Для того учреждаем: 1) Округа, состоящая из Московской, Тверской, Ярославской, Владимирской, Рязанской, Тульской, Калужской, Смоленской Губерний, примет самые скорые и деятельные меры к собранию, вооружению и устроению внутренних сил, долженствующих охранять первопрестольную Столицу НАШУ Москву и пределы сего округа…».
Осенью 1812 года неприятелю удалось захватить Москву, и Владимирская губерния оказалась в зоне боевых действий. Передовые отряды французской армии вступили на территорию Покровского уезда, им оставалось всего один-два перехода до Владимира. Население пребывало в сильной тревоге, некоторые впадали в уныние, в страхе ожидая наступления французов на восток. В таких условиях роль владимирского губернатора была очень велика. И, как свидетельствуют факты, находившийся на этом посту Авдий Николаевич Супонев оказался на высоте и достойно выполнил свою историческую миссию.
В июле-августе 1812 года губернатор Супонев участвовал в организации Владимирского ополчения. Ополчение состояло из 6-ти полков, в каждом насчитывалось примерно по 2400 пеших ратников, которых также называли пешими казаками. Общая численность - более 15 тысяч человек. Командирами полков и офицерами были местные дворяне. Только они имели огнестрельное оружие, да и то из собственных коллекций. Рядовые ратники, по большей части крестьяне, вооружались лишь саблями и пиками. Ополчение возглавил бывший командир Супонева по конной гвардии, богатый юрьевский помещик генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын, друг Багратиона. Хотя Голицын был старше летами и чином, имел нелегкий нрав, с губернатором у него наладилось полное взаимопонимание, что стоит отнести на счет толерантности Авдия Николаевича. В сентябре, после того как войска Наполеона заняли Москву, а затем и Богородск (ныне - Ногинск) между целой вражеской армией и Владимиром осталось только Владимирское ополчение! Ополченцы заняли оборону на западной границе губернии, преградив французам путь во Владимир. Против основных сил Великой армии у ополченцев шансов не было. Их задачами стала борьба с отдельными фуражными командами противника, пытавшимися запасаться продовольствием в деревнях, сопровождение пленных и т.д. Успехи в локальных боевых операциях против фуражиров обеспечили отдельные профессиональные части гусар, казаков (настоящих, конных) и конной полиции, приданные ополчению. На случай движения основных сил Наполеона к Владимиру Голицын имел распоряжение Кутузова отступать без боя. Имея в тылу армию Кутузова, авангард Наполеона не решился двинуться в сторону Клязьмы.
Одновременно с ополчением во Владимире при деятельном участии губернатора был сформирован резервный 1-й пехотный полк.
После столкновений с передовыми частями армии Наполеона под Богородском (ныне – Ногинск), 19 октября 1812 года командующий Владимирским ополчением генерал-лейтенант князь Голицын получил приказ от фельдмаршала Кутузова вступить «с вверенным ополчением в Москву» после оставления столицы армией Наполеона. Во Владимирском ополчении было около 15 тысяч человек. И хотя из его состава отрядили два батальона «для препровождения пленных французов до города Оренбурга», оставшееся количество пришлось размещать в окрестностях столицы по принципу бивуака. Жилья для размещения воинов не хватало. «…Москва не имеет в себе более 1000 домов, в прочем все обращено в пепел», - докладывало Голицын Кутузову. Командир 2-го полка Владимирского ополчения Григорий Спиридов был назначен комендантом Москвы. Кроме караульной службы, ополченцы в столице налаживали почтовую связь, проводили санитарную очистку города, убирая трупы, ухаживали за ранеными и больными.
Император Александр I в рескрипте на имя командующего Владимирским ополчением князя Бориса Голицына отметил, что во время двухмесячного пребывания владимирцев «в Московской столице и её окрестностях, в числе 14 тысяч воинов, не было перенесено на них ни единые жалобы».
14 февраля 1813 года Владимирское ополчение выступило из Москвы. Ополченцы двинулись к западным границам России. 1-й полк был направлен в Бобруйск, 2-й и 4-й полки — в Минск, 3-й — в Киев, 6-й — в Могилев. В заграничные походы Владимирское ополчение не взяли, так что боев больше не предвиделось. Однако многие ратники во время долгих походов погибали от болезней. На них не отпустили «ни жалованья, ни рубашечного холста, ни сапожного товару».
Много времени и сил у Супонева занимала помощь беженцам. Часть из них уезжала в Нижний Новгород. Но немалое число людей оставалось во Владимире, и всех нужно было разместить и накормить. Среди них, к примеру, были будущие декабрист Никита Муравьев, муза Пушкина Анна Керн, на некоторое время изгнанный из армии генерал Барклай де Толли и московский генерал-губернатор граф Ростопчин. Даже губернаторский дом стал подобием гостиницы. Мемуаристы свидетельствуют, что владимирский губернатор старался как можно лучше поместить каждого гостя, тратя на их обустройство и свои личные средства.

Во Владимир и через него везли из Москвы драгоценности кремлевских дворцов, соборов и Оружейной палаты, имущество и архивы различных учреждений, в том числе ценнейшие документы Московского архива министерства юстиции и Московского департамента Сената. За сохранность этого добра в пределах подведомственной территории тоже отвечал губернатор.

5 сентября 1812 г. в виду приближения к Москве Наполеоновских полчищ, по пути в г. Муром, во Владимир прибыл архиепископ Московский Августин, сопровождая Владимирскую и Иверскую чудотворные иконы Божией Матери. Св. иконы прибыли в город в момент совершения пр. Ксенофонтом, по случаю тезоименитства Императрицы Елизаветы Алексеевны, Божеств. литургии. По желанию Владимирского Архипастыря святыни были на некоторое время оставлены во Владимире.
8 сентября 1812 г. в праздник Рождества Богородицы был совершен, при огромном стечении молящихся, по городским валам крестный ход с чудотворными иконами Иверской и Владимирской. По окончании литургии народ до позднего вечера не оставлял церкви, молясь перед высокочтимыми иконами об избавлении от грозного врага.
10 сентября 1812 г. Преосв. Августин отправился с Иверской и Владимирской иконами в г. Муром, где и оставался до 20 октября, когда получил приказание возвратиться в первопрестольную столицу, уже совершенно очищенную от неприятеля.
23 октября по пути из Мурома в Москву преосв. Августин с свв. иконами Иверской и Владимирской Божией Матери вновь посетил Владимир, где и пробыл несколько дней.
24 октября чудотворные иконы принесены были с крестным ходом в Успенский собор и благочестивые владимирцы имели утешение видеть в соборном храме вновь после 4-х векового отсутствия великую святыню своей области – чудотворную икону Владимирской Божией Матери, поставленную на время литургии на прежнее свое место, где поклонялись ей отдаленные предки владимирцев. В течение этого и следующего дня толпы народа теснились в соборном храме, стремясь облобызать драгоценные святыни.
25 октября Иверская и Владимирская иконы были торжественно перенесены в Девичий м-рь, 26 октября – в Дмитриевский собор, 27 октября – в Рождественский монастырь, а на другой день, после литургии, процессия со святыми иконами выступила по направлению к Москве. На протяжении 3 верст, до Казанской церкви в Ямской слободе, чудотворные иконы несли на руках жители города, принадлежавшими к дворянскому и купеческому сословиям.

Во Владимирскую губернию привозили тысячи раненых. Устройство госпиталей стало еще одной важной заботой губернатора. Во Владимире и в уездных городах были развернуты временные госпитали. Деятельным помощником Супонева стал инспектор Владимирской врачебной управы надворный советник Федор Федорович Невиандт, который «по препоручению Владимирского гражданского губернатора занимался пользованием штаб- и обер-офицеров раненых и нижних воинских чинов и рядовых в учрежденном в городе Владимире временном госпитале до самого его уничтожения безвозмездно».


«Дом губернатора» - образцовая постройка 1808 г.
Город Владимир, ул. Б. Московская, д. 62

Действия Авдия Супонева получили высокую оценку в Петербурге. В сентябре 1812-го года он был пожалован орденом св. Владимира III степени «за попечение и труды по сформированию во Владимире 1-го пехотного полка», в октябре того же года ему два раза было объявлено высочайшее благоволение «за деятельные по Владимирской губернии распоряжения». После победоносного окончания Отечественной войны 26 марта 1813 года Супонев был награжден орденом св. Анны I степени. Александр I писал Супоневу: «Отлично-усердное служение ваше и неусыпные труды на пользу службы, понесенные по званию Владимирского гражданского губернатора; особенно в деятельном доставлении всего нужного к продовольствию войск, находившихся в губернии, управлению вашему вверенной, и в держании в ней порядка и тишины при бытности в ней неприятеля, обращают на вас особенное Наше внимание и Милость».

Будучи губернатором во Владимире А.Н. Супонев обратил внимание на отсутствие в городе бульвара. Он обустроил Большой Бульвар (см. Парк Пушкина), проложенный поверх срытых оборонительных валов по инициативе владимирского губернатора И.М. Долгорукова. При Супоневе там впервые появились аллеи, цветники, беседка.
15 июля 1815 г. губернатор А.Н. Супонев торжественно открыл бульвар и прочёл стихи В. Бенедиктова:
Дав тень сию тебе и в знойный день прохладу,
Полезным быть во всем я целию имел,
И счастлив истинно, коль скажут мне в награду,
Что я любил тебя и другом быть умел.
Над входом в беседку была помещена доска с этим четверостишьем, написанным М.С. Бенедиктовым от лица основателя бульвара. В 1851 г. губернатором Н.П. Синельниковым на бульваре был устроен павильон, доска с надписью была снята и утеряна.
Общество было очень благодарно Супоневу за это приятное нововведение, что и выразило в двух стихотворениях, напечатанных тогда на особых листах.
Первое стихотворение напечатано на писчем листе бумаги того времени (водяной знак: 1815); на 1-й странице -
Его Превосходительству,
Действительному Статскому Советнику,
Владимирскому Гражданскому Губернатору
Орденов
Св. Анны Первого Класса,
Св. Владимира третьей степени
Кавалеру,
И Св. Иоанна Иерусалимского
Командору
Авдею Николаевичу Супоневу,
на открытие Булевара, 1815 года Июня 27 дня от владимирскаго Благороднаго общества.

2-я страница чистая. А на 3-й:
В разкошной сей тени
От зноя прохлаждаясь,
И нежной свежестью
Сей зелени питаясь,
Забудем ли, кому
Мы сим одолжены?
Кем грубым сим местам
Красы сии даны?
Кто власть начальника,
И вместе нежность друга,
Приличной строгости
Не выходя из круга,
в одном своем лице
Умел соединить?
Умел начальником,
И вместе другом быть?
Гет: мы тогда тебя,
Супонев! Позабудем:
Когда ни ощущать,
Ни чувствовать не будем.

Второе стихотворение напечатано (курсивным шрифтом) на полулистке:
Друзья! Прославим добродетель.
Супонев, друг наш благодетель
Привержен безпрерывно к ней
Всем сердцем, мыслью и душей.

Везде, где солнца луч природу освещает,
Где сонмы бытия в движении живут,
Где разум связь причин и действий постигает.
Повсюду власть ея благоговейно чтут.

Друзья! Прославим и пр:
От ней заимствуют сияние Державы;
И твердостью ея, чрез множество веков,
Цветут не заблемо среди торжеств и славы,
Держав в безмолвии и ужасе врагов.

Друзья! Прославим и пр:
Сподвижники владык земных, подпоры тронов,
С ней истинну Царям дерзают открывать;
И благо прочное блюдением законов,
Странам им вверенным способны доставлять.

Друзья! Прославим и пр:
Ее величием и силой облеченный,
Уважен от Царя, хвалим равно от всех,
И всем любезен Ты, начальник наш почтенный.
Да будет жизнь твоя, век счастья и утех.
Друзья! Прославим и пр.


Губернатор вел переписку с легендарным классиком немецкой литературы Иоганном Вольфгангом Гете, впервые описав по просьбе последнего иконописные промыслы Мстеры, Холуя и Палеха.
Губернатором Супонев оставался до начала 1817 года. Нелюбовь Александра I к Супоневу стала причиной отставки и смерти Авдия Николаевича. С 23 января 1817 г. Супонев воспользовался отпуском. В январе 1817-го года он неожиданно был уволен с губернаторского поста без объяснения причин. 1 февраля 1817 года губернатором был назначен Юрлов.
Он удалился в свой дворец под Угличем, где через два года и умер в возрасте всего лишь 49 лет. Но в истории Владимирского края этот человек будет памятен всегда.
Автор: Николай Фролов

Семья

Жена - Мария Петровна (1777—1844), дочь обер-прокурора П.В. Неклюдова, по отзыву современника - «дама отменная, уважаемая всем городом и добродетельнейших качеств; семейство и хозяйство составляли главные и почти единственные её занятия».
Дети:
- Николай;
- Елизавета, оставшись в девицах, жила в семье Шиповых; рисовала карандашом и акварелью. Похоронена на кладбище Толгского монастыря.
- Ольга (1803—1866) - выросла в Григорьевском, замужем за генерал-майором И.П. Шиповым.
Владимирская губерния.
Губернаторы:
Рунич Павел Степанович (бригадир, действительный статский советник, тайный советник) 06.01.1797—1802
Долгоруков Иван Михайлович (князь, действительный статский советник, тайный советник) 1802—23.03.1812
Супонев Авдий Николаевич (действительный статский советник) 23.03.1812—1817
Юрлов Иван Иванович (действительный статский советник) 01.02.1817—25.05.1820.
Дмитрий Александрович Кавелин
Апраксин Пётр Иванович

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (02.12.2015)
Просмотров: 282 | Теги: губернатор, Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика