Главная
Регистрация
Вход
Четверг
29.02.2024
21:28
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [162]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Село Великово на Тальше

Село Великово на Тальше

«Село расположено на речке Тальше и находится от уездного города (Ковровский уезд) в 20 верст, а от губернского в 60 верстах». [1]
Это село входило в Ковровский уезд, где существовало еще одно село Великово. Чтобы различить их, к названию первого стали добавлять «на Тальше», уточняя, что село расположено именно на речке Тальше. Второе село писалось «Великово, что в Медушах».
Тальша - правый приток Уводи, берёт начало в Ивановской области, протекает в основном по Владимирской области, и, описав дугу, впадает в Уводь на границе Владимирской и Ивановской областей. Длина реки 23 километра, площадь бассейна 211 кв. км. У посёлка на Тальше построен пруд (длина 2,2 километра, ширина - 180 м, площадь водного зеркала 30 га).

В 1620 г. царь Михаил (первый из династии Романовых) подарил село Великое (так оно тогда называлось) воеводе Михайле Новосильцеву за ратную службу при обороне Москвы от поляков. В 1644 г. село унаследовал Владимир Михайлович Новосильцев.
После смерти Г.В. Новосильцева в 1694 г. его вотчина досталась сыну, стольнику Якову Григорьевичу Новосильцеву. Жизнь и служба при царском дворе оказались ему не по средствам, и он в 1695 г. заложил свою родовую вотчину известному сподвижнику Петра I, боярину князю Борису Алексеевичу Голицыну. И поскольку расплатиться вовремя не сумел, Великое получило в 1699 году новых владельцев, правда, ненадолго. В 1700 году князь Голицын меняет Великое на каширскую вотчину думного дьяка Адриана Григорьевича Ратманова.
Дочь Ратманова, Аграфена Адриановна, ставшая в замужестве Воейковой, получает село в приданое, и оно переходит в род Воейковых. В 1767 г. село перешло к сыну последней Ивану Андреевичу Воейкову.
Затем Великовское имение перешло к действительному статскому советнику и кавалеру Василию Ивановичу Воейкову (1759-1817).
В 1806 г. помещик села Великово на Тальше действительный статский советник Василий Иванович Воейков во время охоты потравил поле, принадлежавшее священнику церкви Староникольского погоста Гавриилу Иванову. Когда же смиренный иерей отправился к его превосходительству и попросил возмещения за понесенные убытки, то господин Воейков собственноручно батюшку… прибил, после чего велел лакеям гнать бедного попа вон.
Василий Иванович Воейков, имел жену, Авдотью Александровну, урожденную княжну Касаткину-Ростовскую. Но сам он, охладев к жене, большей частью обитал в Новгородской губернии и Петербурге, оставляя Авдотью Александровну в великовском имении.
В феврале 1802 года губернатором Владимирской губернии назначается князь Иван Михайлович Долгоруков. Князь-поэт посещал имение Воейковых в Великово на Тальше. В своих воспоминаниях он упоминает об этом селе и его помещице (жене В.И. Воейкова):
«Воейкова Авдотья Александровна, женщина добрая и очень романическая. Ей вздумалось однажды, не будучи со мной знакомой, писать ко мне и просить некоторых моих стихов: я их послал. За сим последовал зов к себе, и я познакомился с нею. Начались доверия и откровенности: она не очень была счастлива со стороны мужа. Знакомство наше от того укоренилось, сделалось продолжительным и до конца ее дней постоянным; она меня очень полюбила и имела ко мне большую доверенность. Я посещал ее иногда в владимирской ее деревне и там, в унылые дни моего вдовства, посвятил ей стишки под названием «Тальша» (см. «Сумерки моей жизни»). Связь моя с ней основана была на чистых началах бескорыстной приязни, и я многими приятными часами в жизни обязан доброму и приветливому ее характеру».
«…Вчера в пути мы наслаждались
Мгновеньем древних дней златых,
Усердной лаской угощались -
Сей собственностью душ простых,
Стихи прекрасные читали,
Не занимались суетой:
И где ж так время провождали?
На Тальше, речке небольшой.
Ее в ландкартах не рисуют,
В ее струях нет стерлядей;
Суда на парусах не дуют,
Индийский груз не тонет в ней;
Но люди добры и любезны
При ней спокойно дни ведут;
Их жизнь скромна, труды полезны:
Они читают, сеют. жнут.
Да будет счастья солнце вечно
Над их убежищем сиять!
Тот счастлив должен быть, конечно,
Кто любит горесть обласкать…»
Последним помещиком с. Великово из рода Воейковых стал коллежский асессор Дмитрий Васильевич Воейков, служивший в 1812-1816 гг. штабс-ротмистром в Гродненском гусарском полку.
В конце 1820-х гг. Великово на Тальше стало владением помещиков Алалыкиных.


Герб рода Алалыкиных

Алексей Кузьмич Алалыкин участвовал в губернском ополчении 1812-го года в чине майора. В феврале 1826 г. Алексей Кузьмич Алалыкин (1795-1853) вышел в отставку из Павлоградского гусарского полка в чине майора. Вскоре он женился на Наталье Николаевне Васильчиковой и приобрел Великово на Тальше с окрестными деревнями у прежнего помещика Дмитрия Васильевича Воейкова.
В 1836-1842 гг. занимал пост ковровского уездного предводителя дворянства. В 1836-м г. принимал в Коврове императора Николая I, посетившего город по пути в Нижний Новгород.
При Алалыкиных поместье достигло своего расцвета: помимо пахотных и сенокосных угодий, помещик имел 250 душ крестьян, усадьба состояла из двухэтажного господского дома и множества пристроек, был фруктовый сад, полотняная фабричка и мельница на реке. Даже газета «Московские ведомости» упоминала Алалыкина как «образцового хозяина». Алалыкин вел прежде отличное хозяйство с кормовыми травами и усовершенствованным севооборотом. При обширных скотных дворах землю удобрял прекрасно, осушил болото вольнонаемным трудом, вырастил леса.
Сохранилось описание имения А.К. Алалыкина, сделанное в 1835 г., которое в качестве примера приводится с небольшими сокращениями:
«Ковровской округи в селе Великове и деревнях Вакуриной, Арефиной и Ефимкове всего мужеска пола 247 душ. При оных селениях земли единственного владения: палатной — 1523 десятины...; сенокосу — 164 десятины...; неудобной и под селениями — 42 десятины...; лесу строевого — 80 десятин; лесу дровяного — 156 десятин...; всего 1966 десятин...
Крестьянских тягол всего 140, из них на господской запашке 100, которые доходу приносят 6000 рублей. На оброке — 40, коего платят с каждой тягла по 50 рублей.
Промышленность же крестьян состоит в плотничестве, пилке и бондарстве, а настоящее занятие в хлебопашестве; рыбные ловли хотя и имеются, но дохода не приносят.
Господского строения в селе Великове: дом деревянный, двухэтажный а при оном по обеим сторонам каменные пристройки с 12-ю комнатами, конюшня с лошадьми, два скотных двора со скотом; три людских флигеля, из них один с террасой, две каменных риги и одна деревянная; фруктовый сад, приносящий доходу 500 руб.; цветной сад; мельница о двух поставах, за обмолотом собственного хлеба приносит доход 500 рублей; два погреба; две кладовые, восемь амбаров для хлеба, четыре сарая для сена; восемь сараев для конного скота; фабрика полотняная, доходу приносит за всеми расходами 1000 рублей».

Корреспондент «Московских ведомостей» преподаватель историк и словесности Владимирской духовной семинарии Мирон Григорьевич Никольский в 1862 г. писал об имении Алалыкиных: «Великово на Тальше - село помещичье. Владетель здешних земель г. Алалыкин вел прежде отличное хозяйство с кормовыми травами и усовершенствованным севооборотом; при обширных скотных дворах землю удобрял прекрасно; осушил болото вольнонаемным трудом еще в давние времена, вырастил леса».
Однако, хозяйство Алалыкина преуспевало лишь до тех пор, пока был жив его неугомонный владелец. Между тем, Алексей Кузьмич скончался 7 апреля 1853 г. в возрасте 57-ми лет и был погребен на Ваганьковском кладбище в Москве. Через год 1 июля 1854 г. безвременно умер, не дожив 6 дней до своего 21-летия, старший сын и наследник Николай Алексеевич Алалыкин, окончивший знаменитую школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров.
Наследником майора Алалыкина был его сын от брака с Натальей Николаевной Васильчиковой (1808-1881) Аркадий Алексеевич Алалыкин (р. 1835), отставной подпоручик, занимавший в 1875 г. должность церковного старосты Грузинской церкви села Великово. Аркадий Алексеевич Алалыкин не обнаружил талантов своего родителя. Он хотя и продолжал жить в Великове и даже прославился благотворительностью по отношению к местной церкви в честь Грузинской иконы Божией Матери, но хозяйство при нем пришло в упадок, чему способствовала и отмена крепостного права. Постепенно он продавал свои уголья местным крестьянам. Тот же М. Никольский писал:
«По смерти г. Алалыкина хозяйство, поддерживалось его наследниками на некоторое время. Теперь же значительная часть земли лежит в запустении от недостатка рабочих рук: это земля, говорили мне, назначается в надел крестьянам; леса в какие-нибудь два года наполовину выведены; крестьяне, бывшие прежде в барщине, теперь состоят в смешанной повинности».
Местные крестьяне, помимо хлебопашества, издавна занимались плотничеством, бондарством, пилкой и колкой дров.
После реформы 1861 года село Великово было приобретено помещиком князем Чернецким.
«26-го августа 1862 г. мне пришлось провести день в одном знакомом издавна селе, которое громко называется Великое, с прибавлением, что на Тальше (речке), так как в Ковровском уезде есть другое село — Великое, что в Медушах. На мой приезд в означенном селе случился храмовый праздник и ярмарка. В статистическом списке населенных местностей Владимирской губернии, составленном и изданном редакцией Губернских ведомостей в 1857 г. (этот список я имел с собой) не указаны ярмарки, какие бывают в некоторых селах во дни храмовых праздников. Между тем, некоторые из этих ярмарок не так ничтожны, чтобы о них вовсе не упоминать. Например, хоть эта ярмарка, которую мне случилось обозреть в селе Великом на Тальше, о которой я намереваюсь теперь повести речь для всеобщего сведения.
Но предварительно несколько слов о самом селе.
Великое на Тальше — село помещичье. Владетель здешних земель г. Алалыкин вел прежде отличное хозяйство с кормовыми травами и усовершенствованным севооборотом. При обширных скотных дворах землю удобрял прекрасно, осушил болото вольнонаемным трудом еще в давние времена, вырастил леса. По смерти г. Алалыкина (1853) хозяйство поддерживалось его наследниками на некоторое время. Теперь же значительная часть земли лежит в запустении от недостатка рабочих рук; эта земля, говорили мне, назначается в надел крестьянам; леса в какие-нибудь два года наполовину выведены; крестьяне, бывшие прежде на барщине, теперь состоят в смешанной повинности.
Но обратимся к праздничной ярмарке. Настоящий праздник церковный в селе Великове бывает 22 августа в честь Грузинской иконы Божией Матери. Праздник же народный, для гостей и бражничанья, равно и ярмарка, получили от праздника в окрестности название Грузинской, по обыкновению, во многих селах соблюдаемому, отлагаются до ближайшего воскресного дня, следующего за 22-м числом.
Теплая и сухая погода, стоявшая в 20-х числах августа, благоприятствовала ярмарке, как нельзя более. На Грузинскую съехалось немало продавцов и покупателей, большей частью, впрочем, из одного Ковровского уезда. Представляем перечень товаров, привозимых для продажи в село Великое. Из торгашей, скупавших товар, я заметил на базаре одного, который торгует обыкновенно на других ярмарках медом, а здесь скупал воск в сыром, так сказать, виде восковых сотов. Цены на воск давал он разные: от 20-40 коп. за фунт, смотря по сухости сотов. В продолжение целого дня торгаш набрал не более двух пудов воску, хотя пчеловодство довольно распространено в Ковровском уезде. Большая часть товаров, продаваемых торгашами и покупаемых местными жителями, составляли яблоки. Этих плодов привезено было на Грузинскую ярмарку примерно четвертей 300. Лучшие яблоки оказались привозные с Оки. Но высокие цены (около 1 руб. 50 коп. за меру) окских яблок не дали возможности торгашам продать их в значительном количестве. Спрос был большей частью на яблоки 60-80 коп. за четверик из местных садов. Продажа яблок производилась четвериками и по десяткам. Крестьяне покупают яблоки и употребляют их в мочку.
После яблок значительное число балаганов занято было продажею пряников, орехов и других сельских лакомств. Я насчитал до 12 таких балаганов. Столько же палаток, но меньшего объема занято было продажей мелочных вещей, каковы: тесемки, пуговки, гребешки, мыло разных сортов и другие вещи, какие разносят по городам и селам коробейники. Копеечная торговля мелочами шла, кажется, очень оживленно. Из кожаных изделий продавались на ярмарке сапоги, рукавицы, лошадиная сбруя в значительном количестве. Цены на сапоги черного товара (3-4 рубля) мне показались по-деревенски недешевы. Сырого кожаного товара было мало. Кожаными изделиями торговали люди, скупавшие этот товар от местных мастеров и сами мастера. В числе последних я заметил одного отставного причетника из села Антилохово (Дьячок села Антилохово Филипп Максимович Преображенский, род. 1793) и порадовался, что старик, прослуживши лет 30 церкви, занимает праздные руки честным мастерством.
С красным товаром я насчитал семь лавок, около которых постоянно толпилось множество покупателей. Жители Ковровского уезда издавна отличались пред другими уездами щегольством и любовью к нарядам. На ярмарку привезено было также достаточное количество железных и чугунных изделий, глиняной и деревянной посуды, сит, решет, коробиц, плетеных из прутьев, и даже детских игрушек. Хрусталь я видел только на двух столах и далеко не завидной доброты. А чайной посуды вовсе не было. «Видно еще не пришло время крестьянину чаи распивать», — заметил мне кто-то по этому случаю. В одной лавке продавались иконы холуйского писания. Цены на иконы, говорил мне продавец их, разные: кому не надо 5 рублей, а кому надо уступим за 25 рублей. Причем тот же торговец рассказал мне забавный случай, бывший с ним в городе Владимире, как там его связали, было, вместе с иконами и выслали с базара. Можно судить по этому о достоинстве иконописания. Странно, картины печатаются с цензурой, а иконы пишутся и продаются без всякой цензуры лицами, не имеющими аттестатов.
Так как по времени ярмарки в полях остались на корню только овес и гречиха, то из земледельческих орудий продавались на ярмарке одни косы с окосьями. Известно, что в Ковровском уезде яровой хлеб не жнут, а косят. На одном маленьком прилавке продавались книги и картины. Из книг, которые теперь распространяются различными обществами в народе, я не нашел здесь ни одной, кроме Евангелия на русском наречии. За Евангелие просили с меня 60 коп. серебром, оно, кажется, так и осталось непроданным. В двух или трех балаганах продавшись крестьянские шляпы, тапки, картузы, кушаки и крестьянская обувь в значительном количестве. В нескольких возах продавали пшеничную муку (ржаной вовсе не было на ярмарке), пшено, соль, сальные свечи и постное масло. Масло, говорил мне один крестьянин, продают все негодное. Моршанское из гнилого семени, лучше не покупать, а доведаться, пока станут бить свежее семя. Была на ярмарке и выставка, то есть продажа вина, помешавшаяся в помещичьем каретном сарае. Тут же продавались калачи и мясная закуска. К приятному удивлению, в нынешний год пили тихо. Не то, чтобы не было пьяных, но не заметно было того разгула, которым прежде отличалась эта ярмарка. Причина этого утешительного явления, впрочем, не совсем утешительна. В Ковровском уезде, в окрестностях описываемой ярмарки, кроме земледелия, одною из важнейших отраслей промышленности было ткание миткаля. В каждом селе, в каждой деревне можно встретить две-три светелки, в которых помещаются по 40 и более ткацких станов. Кроме светелок, в видах сбережения нравственности молодого поколения, некоторые домохозяева брали к себе на дом основу и уток. Пряжу обыкновенно берут с бумагопрядильной Ивановской фабрики. Были люди, так называемые комиссионеры, которые оптом закупали пряжу и раздавали ее по светелкам и домам. На Грузинской ярмарке с окончанием полевых работ комиссионеры и содержатели светелок обыкновенно задабривали ткачей, чтобы у них брали пряжу или садились ткать на будущий зимний сезон и поили обыкновенно рабочих винцом в сытость. Теперь с упадком бумагопрядильной промышленности комиссия, говорят, пала, и тканиха тоже остановилась.
Наконец, нельзя не упомянуть об одной всегдашней принадлежности каждой сельской ярмарки, именно о слепых певцах и певицах. Между действительно слепцами бывают, конечно, и притворно слепые. На описываемой ярмарке я нашел целый хор таких людей, состоящий из пяти мужских и двух женских голосов. Седмеричное число знаменательно! С раннего утра и далее полудня слепые тешили православный народ разными песнями духовного содержания. Поелику те, какие трудно разобрать, и притом песни их, может быть, давно записаны, то я не счел нужным вслушиваться в содержание самих песен. Все певцы и певицы одеты были в чистые кафтаны и рубахи и обуты в хорошие сапоги. Вожаки их, мальчики, тоже прилично одетые, сбирали по ярмарке. Стороной расспросил я об этих людях: оказалось, что они всем известны, живут по разным деревням бобылями, собираются вместе только на ярмарке или богомолье. Здесь они получают подаяние, которое собирают вместе и раздел простирается 2-3 рублями на каждого. К кружку певцов примыкали еще один нищий, не поющий и один юродивый, которые собирали подаяние, не входя в долю певцов.
Ярмарка помещалась, как и прежде, на просторной площади около церкви. Эту площадь приезжие торговцы произвольно разбирают еще с вечера на несколько неправильных четырехугольников. В каждом четырехугольнике смыкаются они в каре, на лицевой стороне продают товары, а во внутренней помещают свои обозы и лошадей. Если смотреть немного издали, то вся ярмарка представляет одну сплошную массу людей, лошадей и возов, с вздернутыми вверх оглоблями. Так как русский человек не любит говорить, а тем более торговать тихо, то шум и гам от ярмарки слышен за полверсты от села. Властей, обязанных наблюдать за порядком и тишиной, мне не удалось видеть. Впрочем, случаев, вызывающих власть, не было. Церковь за места ничего не берет с торгующих, кроме того, что сами они подают на церковное блюдо и священнику, обходящему базар со святой водой» (Московские ведомости. 23 ноября 1862 г. № 256.).
В 1863 г. была построена водяная мельница при с. Великом А.С. Черницкой. В 1890 г. «колес водяных полуналивных – 2; поставов мукомольных – 2; освещение керосином; работает днем и ночью; 1 рабочий».
Село Великово приглянулось купцу-фабриканту Ивану Никаноровичу Дербеневу. В 1890 г. это имение у Чернецкого купил Дербенев И.Н., задумавший построить фабрику на Тальше. Но имение в селе ему так понравилось, что он решил использовать его как дачу для летнего отдыха. А фабрика была построена в 1892 году в пустоши Камешки.

В погосте Староникольском Ковровского уезда, священник В.В. Тихонравов в 1916 г. принимал у себя дома епископа Суздальского Павла (Борисовского), который вскоре после своей хиротонии приезжал на погребение фабриканта Онисима Мартыновича Кочеткова. В селе Великове Владыка зашел на могилу покойного брата священника Федора Борисовского и служил краткую литию.

После революционного 1917 г. в Ковровском уезде началась кампания по внедрению коллективных форм хозяйствования в деревне. 18 марта 1918 г. коллегия Ковровского уездного комиссариата вынесла решение: «На базе дербеневского имения, находящегося в селе Великово, Тынцовской волости, учредить Великовское сельскохозяйственное имение». Заведующим имением был утвержден Эвирбул К.М. – бывший инструктор земельного комиссариата, агрономом имения Бушуев Н.А., бывший земский агроном, конторщиком-счетоводом Данилов Д.М., житель д. Сереброво.
По описи имущества бывшего имения Дербенева хозяйству было передано:
1. Жилищно-бытовой фонд (в сопоставимых ценах) на сумму 41000 руб. в том числе:
- дом деревянный двухэтажный, восьмикомнатный; дом каменный, одноэтажный четырехкомнатный с кухней; дом каменный (флигель) трехкомнатный; дом каменный двухкомнатный; дом деревянный трехкомнатный; баня деревянная; две беседки в саду: оранжерея каменная под стеклом.
2. Постройки производственного назначения на сумму 24000 руб.:
- большой производственный комплекс под одной крышей: мельница, крупорушка, турбина водяная на 6 лошадиных сил, сепараторная-молочная, водокачка с насосом, молотильный ток и при нем навес. Отдельная изба для помольщиков;
- конюшня каменная на 16 голов с жилыми помещениями для конюха и кучера;
- скотный двор на 40 голов с деревянной надстройкой, на втором этаже для жилья скотниц и доярок;
- тележник на каменных столбах; свинарник каменный и деревянная пристройка кормо-кухни; птичник деревянный; зимовник пчелиный деревянный;
- кладовая каменная с деревянной надстройкой зерносушилки и с подвалом-ледником;
- каретный сарай для хранения транспортный средств;
- навес для сельхозинвентаря; зерновой склад двухэтажный деревянный; 3 сарая для хранения сена-фуража;
- кузница деревянная на 1 горн.
3. Сельхозмашины и инвентарь, в том числе: жатки, сенокосилка, сеялка, конные грабли, плуги, бороны раз.., культиваторы, катки - на сумму 2500 руб.
4. Механизмы и машины производственного комплекса на сумму 6000 руб. в том числе: молотилка сложная, веялка, соломорезка, корнерезка, 2 сепаратора, 2 маслобойки, жернова, приводные валы и ремни со шкивами, весы и проч.
5. Упряжь, в том числе: хомуты, шлеи, уздечки, седелки, седла, покрывала, упряжь троечная, пристяжная, ошейники с бубенцами, дуги, постромки ременные и ценные, вожжи всякие - на сумму 1500 руб.
6. Транспортные средства: летнего хода дрожки, пролетки, тарантасы, телеги, зимнего хода сани рабочие, санки выездные - на 3000 руб.
Всего передано по описи основных средств производства на сумму 83000 рублей, в том числе чисто производственного назначения на 42000 рублей.
Кроме того, передано скота и птицы в количестве:
- крупного рогатого скота - 30 голов, в том числе: быков тирольской породы - 3 головы, коров швецкой породы - 20 голов и телок - 7 голов; лошадей 12 голов, в том числе: жеребцов (1 орловский рысак и 1 тяжеловоз); свиней 8 голов, в том числе: боровов - 3, свинок - 5; птица - 27 голов, в том числе: кур - 13, гусей – 8, индеек - 6; пчелосемей - 14 и комплект пчеловодного инвентаря.
Их стоимость в сопоставимых ценах 21000 руб.
Всего основных средств производства передано на сумму 104000 рублей, что и составило основной уставной фонд.
Помимо основных производственных (уставных) фондов хозяйству были переданы и оборотные средства - семена, продукты, и материалы: зерно, картофель, крупа, мука, отруби, грубые корма, подстилка, овощи, масло, мед и прочие.
Из материалов — кирпич, пиломатериалы, дрова, деловая древесина, железо кровельное, деготь, керосин, машинное масло, запчасти к сельхозмашинам и оборудованию и прочее - всего 35 наименований.
Мелкий инвентарь - вилы, лопаты, грабли, топоры, пилы, фляги, ведра, кадки, бочки, мешки, подойники и т.п., всего на сумму 4800 руб.
Кроме того, по особой описи передан инвентарь и вещи домашнего обихода, обстановки жилых домов всего 112 наименований: шкафы, столы, диваны, тахты, стулья, зеркала, скатерти, шторы, матрацы, перины, одеяла, подушки, простыни, кровати и койки, кухонная посуда и прочее вплоть до ночных горшков, по составимым ценам на 32 000 руб.
По существующим ценам 1918 года все хозяйство оценено в 15 471 988 руб.
Всех сельхозугодий в хозяйстве числилось 208 десятин. В том числе: пашни - 133 десятины, сенокосов - 30 десятин, сад и огород - 5 десятин, выгонов и прочих - 42 десятины.
В протоколе коллегии Ковровского земельного отдела с участием агрономического персонала от 23.11.1918 было записано:
«...1. Великовское имение должно оставаться советским в ведении уземотдела.
2. В имении должен быть организован питомник крупного рогатого скота приокской красной породы.
3. Целью племенного питомника должно быть выращивание племенных быков и телочек для снабжения стад селений, коммун, артелей и советских имений в Ковровском уезде.
4. Второй целью хозяйство должно производить сортовые семена важнейших местных зерновых культур (рожь, овес) и картофеля.
5. В хозяйстве установить 9-ти польный севооборот на площади 108 га по 12 га в поле и приусадебный севооборот 5-ти польный по 5 га. Под садом и огородом оставить 5 га...»
К этому времени в совхозе имелось скота - быков 2, коров 40, лошадей 14, 1 хряк и 4 свиноматки по 32 условных головы на 100 га сельскохозяйственных угодий.
От 14 марта 1919 года протоколом № 17 коллегии земельного комиссариата утверждена приходно-расходная смета совхоза на 1919 год в суммах по тому денежному исчислению - по приходу 379240 руб., по расходу 307182 руб., прибыль (переходящий остаток) 71 558 руб.
Списочный состав рабочих и служащих утвержден в количестве 27 человек.
27 октября 1919 года коллегия уездного земельного отдела приняла решение о телефонизации и электрификации совхоза, о выделении помещения для проведения культурно-просветительной работы.
До 1920 года Великовское хозяйство имело племенное направление.
В начале 1923 года (12 февраля) комиссия в составе представителей уездного продовольственного комитета рабоче-крестьянской инспекции уездного земельного управления и главного уездного агронома провела обследование совхоза «Великово», к тому времени уже находящегося в ведении владимирского губсельтреста и в своем акте зафиксировала:
«После произведенного осмотра хозяйства и ознакомления в конторе со счетоводством комиссия выяснила:
1. Что из общего количества крупного рогатого скота в 30 голов, в том числе 2 быка, более 50 % составляют животные красной приокской породы, признанной наилучшей для целей улучшения съестного скота.
2. Что хозяйство содержит 5 племенных свиней и 1 хряка, чистокровной крупной йоркширской породы, выращивает на племя еще 2-х свиней и 1 хряка и ежегодно продает около 100 штук поросят весьма ценных для целей улучшения и развития местного свиноводства.
3. Что хозяйство имеет племенной рассадник яйценосных кур породы «минорка», приплод и яйца от которых охотно раскупаются крестьянами.
4. Что совхоз ежегодно производит обмен из урожая улучшенного сорта ржи крестьянам для посева на их местную рожь, а также семена овса.
5. Что хозяйство представляет в пользование крестьян веялки и сортировки для очистки семян, а также сеялки для рядового сева.
Комиссия постановляет: признать великовское хозяйство племенным, имеющим государственное значение.
Таким совхоз был до конца 20-х годов ХХ века. В совхозе ежегодно устраивались волостные сельскохозяйственные выставки. В качестве экспонатов на выставку, как сам совхоз, так и окрестные крестьяне представляли коров и молодняк крупного рогатого скота, породистых лошадей и конский молодняк, образцы зерновых и бобовых культур, картофеля, овощей и другие экспонаты сельскохозяйственного производства и, само собой разумеющееся, новейшие сельскохозяйственные машины, поступившие в совхоз.
Совхоз являлся маяком новой жизни и в период коллективизации служил хорошим примером, своеобразной школой, убеждавшей крестьян окрестных сел и деревень в преимуществах крупного общественного хозяйства. Он был также базой, на которую опирались создавшиеся колхозы.
Директором совхоза в это время был коммунист Курыгин А.С., секретарем партячейки Воронков Павел, коммунисты Умина М.И., Умин М., Ефремов Тимофей и другие проводили большую агитационную работу и в целом оказывали большую помощь колхозам.
В 1930 году хозяйство получает тракторы марки «Фордзон-Путиловец» и сложные сельскохозяйственные машины. В совхозе появилась новая профессия - трактористы-механизаторы. Первыми из них были Горшунов С.Ф., Тигрова М.Г., Яковлев А.И., Хахин В.И.
С 1930 года совхоз укрупняется. Ему передается хозяйство бывшего Дмитриевского женского монастыря (ныне пос. Придорожный), часть земель пролетаризированных хозяйств селений Балмышево, Каменово, Эдемское и Верещагино. Передан был совхозу и сенокосный участок 17 гектаров под названием «Дудоровская» из землепользования д. Арефино.
Земельная площадь совхоза увеличилась до 1789 гектаров, в том числе пашни 600 га. сенокосов 210, перелоги, выгоны и залежи - 203 га, при чем сенокосные угодья увеличились главным образом за счет лугов в Клязьменской пойме.
Советское хозяйство (совхоз) "Великово" образовалось в 1935 году.
Центр совхоза переместился в Дмитриевский монастырь., в период второй половины тридцатых годов и до 1944 года (около 10 лет) несменяемым директором совхоза был тов. Дудоров Дмитрий Анфимович, бывший заведующий животноводчеством колхоза «Новый путь» д. Арефино.
Дальнейшее развитие хозяйства шло по неуклонному пути совершенствования производства. Путь пройден большой, его передавали из одного ведомства в другое. В начале тридцатых годов он был на правах отделения совхоза «Гигант» Ковровского района, потом опять стал самостоятельным совхозом.
В 1940 г. совхоз «Великовский» задумал построить на реке гидроэлектростанцию. Для совхозной ГЭС на месте мельничной плотины устроили новую из бетона.
С 12 января 1942 года по октябрь 1946 года стал именоваться совхозом "Великово" подсобного хозяйства завода № 46 г. Мытищи, затем совхозом "Великово" Рязанского свиноводческого треста по 1954 год.
На 1-е января 1952 года совхоз имел на 1013 гектаров сельскохозяйственных угодий, крупного рогатого скота 260 голов, в том числе коров – 100, свиней - 481 гол, овец - 115 гол., птицы 1084 гол., лошадей - 53 гол. и 28 пчелосемей. В переводе на условную голову на 100 га сельскохозяйственных угодий приходилось более 35 условных голов.
Средства механизации составляли: тракторов - 8 (в переводе на условные единицы) - 15, комбайнов «Коммунар» - 1, молотилок МК-1100 - 1, жаток-самосбросок - 5, автомашин – 4. Много других сельскохозяйственных машин и всевозможной техники.
С 1954 года по 1961 год подчинялся тресту совхозов Владимирской области.
С основания совхоза по март 1957 года совхоз имел три отделения, а с 28.07.1958 года (в связи с укрупнением колхозов на основании решения исполкома Камешковского районного Совета депутатов трудящихся № 465 от 28.07.1958г.) в совхоз вошли следующие ликвидированные колхозы: им. Ильича д. Каменово, "Володарского" д. Вахромеево, "Новый путь" д. Арефино, им. Красина с. Тынцы; в мае 1959 года - "Передовик" д. Брызгалово, "Красный коммунар" с. Эдемское и "Знамя Октября" д. Сереброво.
Совхоз стал иметь всей земли - 16947 гектаров, в том числе, пашни - 6696 га, сенокосов - 2305 га, выгонов и пастбищ - 1975 га.
Площадь сельхозугодий совхоза увеличились в 11 раз, а производственные фонды совхоза на 1 января 1960 года составляли около 2-х миллионов рублей, в том числе, средств механизации - 570 тыс. руб.. построек производственного назначения - 750 тыс. руб., жилой и культурно-бытовой фонд - 300 тыс. руб. с оборотным фондом - 550 тыс. руб.
С февраля 1962 года по март 1970 года подчиняется Камешковскому районному производственному управлению сельского хозяйства Владимирской области.
Размеры хозяйства стали так велики, что оно стало трудноуправляемым, и в 1964 году было проведено разукрупнение совхоза. 13 марта 1964 года совхоз "Великово" был разделен на два совхоза. Из состава совхоза "Великово" вышли бывшие колхозы "Передовик" д. Брызгалово, "Красный коммунар" с. Эдемское и "Знамя Октября" д. Сереброво и образовали совхоз "Камешковский" с центральной усадьбой пос. Дружба.

Далее »»» Поселок Краснознаменский
Категория: Камешково | Добавил: Николай (01.11.2016)
Просмотров: 3459 | Теги: Ковровский уезд, Камешковский район | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru