Главная
Регистрация
Вход
Четверг
18.04.2024
16:39
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Первое мая 1925 года во Владимире

Первое мая 1922 года во Владимире и губернии

«На сборном
Солнце вместе с нами праздновало первое мая... Еще накануне был проливной дождь, а утром, в день праздника, весеннее солнышко появилось на небе умытым и радостным.
На улице шум раньше обыкновенного. Снуют пролетки, грохочут автомобили, весело раздаются детские голоса.
К десяти у «Дворца Труда» собираются профсоюзы. Длинные пестрые ряды: рабочие, работницы, служащие... Кто то говорит... Оркестр громко и торжественно играет интернационал. Военные держат под козырек, остальные снимают шапки. В сторонке три почтенных «спеца». Опасливо озираясь, один рекомендует:
— Иван Петрович, наденьте шляпу... тут никто не видит...
Предварительный митинг окончен. Стройными рядами идут на сборный.
— Маруся, выходи из рядов, здесь суше и все видать, трещит советская барышня, только что дезертировавшая из рядов своего профсоюза.
На сборном войска: пехота, конница. По сторонам тесной массой толкутся любопытные. Народом запружена вся улица. Кажется весь город высыпал на улицу. Даже старухам не усиделось дома. Они сокрушенно вздыхают и недоверчиво доглядывают на происходящее.
— Откуда это народу столь много?.. Это, тетка, не наши... Знать из других городов понагнали...
Многотысячная процессия стройно движется на место празднества.
На площади.
Громадная площадь полна людей. Все построены в правильные ряды квадратом. Посредине трибуна. Краткая, бодрая приветственная речь...
— Рабочие, красноармейцы, дети, всех вас, товарищи, поздравляем с пролетарским праздником — первым мая.
Ура несмолкаемое, могучее катится по рядам. Красноармейцы, рабочие, дети — все сливаются в едином порыве. Дети чувствуют себя взрослыми... Им отведено много внимания... Они равноправные участники празднества... Их радостям нет пределов.
Присяга войск... ружья взяты на перевес... знамена склонены... Чувствуется торжественность и величие момента...
— Обязуюсь по первому зову рабоче-крестьянского правительства выступить на защиту Советской Республики... отчетливо звенит в воздухе. Войска вторят слово за словом. Старухи в сторонке ворчат:
— Ишь придумали... тоже присяга... перед чем присягать-то?..
— Перед совестью, бабушка, перед народом, перед рабочими всего мира,— ответила сзади стоявшая скромная фигура в рабочей кепке.
Войска идут церемониалом: стройно, уверенно, весело... Сколько их... идут... идут... курсанты, боевые части, конница. Музыка гремит. У всех на лицах гордость, решимость, уверенность... Сосед рабочий взволнованно говорит:
— Дух-то какой, силища-то какая! Таких не побеждают!
К. Мальцев» («Призыв», 5 мая 1922).

«На первомайском празднике
День солнечный, ясный.
На небе ни облачка.
Подхожу к Дворцу труда.
Еще нет 10-ти, а уж вижу целый лес красных знамен и черную людскую ленту союзов. Напротив черной массы вытянулась серая полоса солдат. Это полк, шефом которого состоит Губпрофсовет.
Становлюсь в свой союз. Радостно пожимаю руки товарищам. Приветствия несутся, с праздником поздравляют.
«Знамя, знамя понесли вручать»!
Чуть высунулся из рядов, смотрю.
Черная кучка членов президиума губпрофсовета идет вручать знамя полку.
Тихо, только лишь ветерок.
Чуть слышно голос доносится, должно быть речь говорят.
Интернационал сыграли. Видимо кончилась церемония.
Стоим, ждём.
Празднично на душе. Шутки, остроты посыпались.
Вот председатель одного Губотдела предлагает публике, стоящей на панелях, присоединиться к своим союзам, а если, дескать, вы не члены, не вытерпел — с'агитнул он, то должны записаться.
Позубоскалили над его рвением.
Девчурочка, маленькая, идет вдоль рядов, в одной руке ведет совсем уже малюсенькую девочку, должно быть сестренку, а другой прижимает тряпичную куклу.
Личишко так и сияет радостью.
Должно быть решила показать сестренке и кукле праздник. Над ней посмеялись ласково и нежно.
Ну, трогаться пора!
Музыка марш грянула. Вытянулась черная змея рабочих и потянулась к Студеной горе.
Звуки музыки бодрят. Так славно идти.
«Эко, да сколько нас»!
Оглядываюсь с горы. Да, далеко растянулся черный поток.
Приехали на праздник рабочие с окрестных фабрик и еще бодрее, шагают ноги под звуки марша.
Около Мальцевского училища опять остановка. Пропускаем войска вперед.
Проехала, шелестя значками на пиках, кавалерия.
Двигаемся и мы.
В поле вышли.
Первая зелень улыбается.
Жаворонок решил присоединить свою бодрую песенку к оркестру и где-то звенит в вышине.
Солдатский городок. Войска построились карре.
Ставят и нас.
Четыре оркестра выстроились.
Ждем.
«Едут, едут!»
Закрыл глаза.
Недавнее прошлое вспоминается.
Вот открою сейчас и увижу важные генеральские фигуры.
Войска здороваются.
Открываю глаза и опять ласково солнце смеется и светло на душе.
Маленькая кучка обходит, здороваясь, войска. Скромный военный и еще более скромные штатские. Свои они! Наши!
Знамя вручают всему гарнизону. Гремит музыка. Речи говорят.
Их мало слышно.
Ничего!
Сердце подсказывает хорошие братские слова для всех трудящихся, для всех обездоленных.
Они! Наверно они! Эти слова на устах ораторов.
Но слышатся и сильные слова.
Конечно!
Мы полуголодны, оборваны, но нас не замай!!
Что завоевали мы кровью, не отдадим!
Попробуй! Вон как ощетинилось поле красными защитниками.
Присягают войска.
Председатель Губисполкома читает присягу.
Дружным, могучем эхом гремит ему в ответ красноармейская масса.
Кончилась церемония, кончились и речи. И мы, рабочие, в лице своего представителя, поздравили Красную армию с праздником.
Церемониальный марш.
И опять необузданная радость, что не надутые генералы принимают парад, а опять та-же серая своя родная кучка.
Торжественно проходят войска под звуки перекидывающегося от одного к другому оркестру марша, козыряя нашим трудовым знаменем и вытягиваясь перед нашими рабочими вождями.
Не «здорово братцы» слышится, а «здравствуйте товарищи!», «да здравствуют трудящиеся всего мира!, да здравствуют красные защитники труда!».
Несется «ура» в ответ.
Кончился парад, пора и домой.
Пропускаем вперед ребятишек и молодых спортсменов и спортсменок и опять под звуки оркестра двигаемся в город.
Устали немного ноги, утомилась душа от масса впечатлений, а на душе умиленно и радостно.
«Рабочий» («Призыв», 11 мая 1922).

«1 мая в Коврове.
1-е мая в Коврове прошло ярко, торжественно, празднично. Подготовительная работа велась с большим подъемом. Все учреждения были украшены зеленью и красными знаменами. Особенно заслуживает внимания то участие, которое приняли в подготовке к празднику Женотдел и РКСМ. Они устроили для работ специальный субботник.
В праздновании принимаю участие около 5000 человек. Было три духовых оркестра, много знамен и плакат.
В лесу был митинг, выступали 4 т.т. После митинга состоялся футбольный матч, лотереи, гулянья в саду и парке и спектакли.
Праздник прошел оживленно и с большим подъемом» («Призыв», 11 мая 1922).
«Шефское знамя.
В день 1-го мая Влад. Губсовнархозом при торжественной обстановке на площади «Свобода» принято шефство местн. Радио-телеграфной Бригады. В знак братского единения и взаимной поддержки междутрудящимися и Красн. Армией нашей Советской Республики боевой Радио-Телеграфной Бригаде вручено шефское знамя» («Призыв», 11 мая 1922).
«Отклики 1 мая.
В день международного пролетарского праздника 1-го мая, после манифестации, гарнизон гор. Меленок торжественно принял присягу на честность и верность службы делу защиты пролетарской революции, затем произведено торжественное открытие спортивных площадок на летний сезон.

1-е мая в Судогде.
В городе Судогде,— в глухой провинции, день Первого Мая был отпразднован с особой торжественностью. В 12 часов дня на площадь стали стекаться громадные толпы народа. Под марш духового оркестра пришли части ЧОН и баталион допризывников, вооруженный винтовками. Затем с красными знаменами пришли дети из всех приютов города. Части гарнизона были построены в карре — для принятия Красной Революционной присяги. Красные воины клялись пред лицом международного пролетариата умереть за дело Великой пролетарской Революции. Как гром разносились слова клятвы.— Умрем, защитим, победим. Это действительно была Красная присяга — та присяга, которая впервые может быть в России давалась сознательно и от чистого сердца. После присяги части гарнизона прошли церемониальным маршем. Праздник «Первое мая» в 1922 году останется памятным для Судогодцев навсегда.
Иванов» («Призыв», 13 мая 1922).
«ПЕРВОМАЙСКИЙ СУББОТНИК.
Служащие Владимирского лесничества решили отметить 1 мая творческим трудом.
В одной из подгородных лесных дач 1 мая собралась лесная стража и администрация в количестве 35 ч.
День 1 мая прошел в общей дружной, кипучей работе по постройке лесной сторожки. Постройка была закончена к концу дня. Построен дом с двором, предназначенный для сторожа.
Коллегия Губземуправления благодарит лесную стражу и администрацию за проявленную солидарность с мировым пролетариатом и отмечает ценность подарка, преподнесенного Республике.
Хочется верить, что и в дальнейшем слова служащих Владимирского лесничества не разойдутся с делом» («Призыв», 18 мая 1922).
«1-го МАЯ на ф-ке БАЖАНОВКЕ.
За несколько дней до 1 мая была начата подготовительная работа. В самый день праздника все здания фабрики пестрели красными флагами с революционными лозунгами. Делегация рабочих, в количестве 25 человек, отправилась праздновать 1 мая в г. Владимир.
Первое мая — праздник детей. В этот день дети дошкольного и школьного возраста получили хороший завтрак с белым хлебом, обед из двух мясных блюд с черным хлебом и ½ ф. кулечки со сладостями.
Вечером был устроен бесплатный спектакль для рабочих, на котором присутствовало много народу. Перед спектаклем был митинг, который прошел оживленно.
Рабочие вынесли резолюцию приветствия и всемерной поддержки нашей делегации в Генуе.
1 мая прошло оживленно и ярко и долго не исчезнет из памяти рабочих» («Призыв», 20 мая 1922).

Первое мая 1924 года во Владимире

Накануне.
Вечером 30-го апреля — в канун обще-пролетарского праздника — во всех рабочих клубах состоялись вечера-доклады, посвященные выяснению исторического смысла и значения 1 мая.
Наиболее многолюдными были собрания железнодорожников и в Гарнизонном клубе.
Демонстрация.
Утро праздника.
Чуть серое, склонное к дождю, как все последние апрельские дни.
Но внешний лик города — ярко праздничный, нарядный, сугубо подчеркивающий радостную особенность дня.
Пестрый людской поток, которым с утра чернеет улица Интернационала, необычный праздничный колорит трудовой толпы,— констатирует и выявляет ясно и определенно:
— Перед Первым Мая, праздником пролетариата, поблекла отжившая обывательская пасха... Даже с ее наглым колокольным звоном. Сделалась никчемной, пустой, абсолютно ненужной.
У стареньких, но крепких Золотых ворот, переживших столетия, растет и ширится праздничная толпа, заполняющая колонны демонстрации.
За Дворцом Труда, ко второй улице спустились от Золотых ворот ряды профсоюзов.
Суетятся, водворяют порядок распорядители.
Железнодорожники, печатники, нарпит, работники земли и леса, коммунальники, совработники, текстильщики...
— По шести в рядах, товарищи. Порядок!
Веселые, бойкие, говорливые детские ряды протянулись по обоим сторонам улицы Интернационала.
В двенадцатом часу дня частями Чона и гарнизона, с военными оркестрами и войсковыми знаменами, началось следование демонстрации по улице Интернационала.
За правильными рядами войск далеко-далеко растянулись колонны профсоюзов с своими алыми стягами.
А на стягах:
— Да здравствует первое мая — праздник пролетарской борьбы и победы!
— Советской делегации в Лондоне наказ — революционных завоеваний рабочих и крестьян международным хищникам не сдавать.—
Бодро и радостно шумят трубы оркестров.
Заполнена народом вся площадь имени Ленина — от белых колонн Народного Собрания до громады Губисполкома и собора.
Колоссальный, массовый митинг.
Для небольшого, тихого провинциального города это — стихия.
Ораторы говорят в трех местах. Почти одновременно за пролетарским гимном над толпой плывут траурные мотивы трех оркестров…
В память погибших склоняются знамена.
Речи ораторов — коротки, сжаты и сильны.
— Величие и сила пролетарского праздника в том, что за нами, пролетариями, мировая победа. Она неизбежна.
Кошмары нынешних вооружений Европы и Америки с ее чудовищными химическими газами для истребления людей - не страшны: в конечном итоге будущих столкновений буржуазного мира победит мощью своего единства пролетариат...
В Липках, у беседки-веранды сгрудилась юная толпа: комсомольцы и дети-пионеры ведут митинг. Бодро и звонко звучат голоса юных ораторов. Завершает митинг ясноглазая девочка-подросток:
— Да здравствует 1-е мая! Да здравствует западный пролетариат!
У братской могилы.
Снова по пути к кладбищу вытягивается чернеющая людская лента. Оркестры, войска, знамена, профсоюзы.
Братская могила. У скромного бледно-голубого мавзолея с простотой свеже-сосновых гирлянд правильным квадратом разместилась пролетарская демонстрация.
От губкома РКП говорит тов. Осьмов:
— Склоним знамена памяти павших товарищей...
К зеленеющему простору поля уходят печальные звуки оркестров. Прячутся в чуть шумящих березах кладбища, что с одной стороны окаймляют братскую могилу.
Кончается демонстрация.
По улице Интернационала возвращаются с оркестрами войска и профсоюзы.
Трудящиеся Владимира с истинной пролетарской солидарностью отметили грань восьмой советской годовщины международного пролетарского праздника.
Вечером в театрах, кино, клубах, переполненных до последней возможности, состоялись политические доклады о международном положении, предварявшие бесплатные спектакли и концерты.
В сумраке вечера празднично-красными огнями горела улица Интернационала.
(«Призыв», 4 мая 1924 г.).

Первое мая 1925 года во Владимире

«12 ноября закончил занятия первый пленум Губсовета ОДВФ, наметивший план дальнейшей работы по созданию двух самолетов нашей губернии.
Имена самолетов:
— «Красный Владимирец» и
—«Красный Текстильщик».
Время идет... Постройка самолетов должна начаться в скором времени, но средств еще недостаточно. Вызовы через «Призыв» хоть и не иссякают,— они, наоборот, с каждым днем увеличиваются, но их одних, конечно, не достаточно.
Здесь необходимо усилие всех трудящихся Владимирской губернии, здесь необходим общий порыв по созданию двух самолетов.
Только при этих условиях мы сможем в скором времени быть участниками нашего общего торжества — первого взлета «Красного Владимирца» и «Красного Текстильщика» («Призыв», 18 ноября 1923).
«22-го января 1925 г. выехала в Ленинград комиссия для приемки самолета «Владимирский текстильщик». В состав комиссии входят: Мастеров (губотдел текстильщиков), Солдаткин (ф-ка «Красный Текстильщик»), Муратов (ф-ка «Красный Профинтерн»)» («Призыв», 25 января 1925).
«Владимирская губерния имеет в рядах эскадрильи «Ленин» свою стальную птицу. 25 января 1925 г. на аэродроме в Ленинграде, в присутствии командования ленинградского военного округа, торжественно был передан самолет «Владимирский Текстильщик». Владимирские рабочие и служащие получили следующую расписку:
«Почетная дата.
25 января 1925 года.
Рабочими и служащими различных организаций Владимирской губернии передан в Ленинграде Красному воздушному флоту СССР самолет «Владимирский Текстильщик», построенный на трудовые отчисления.
Президиум ОДВФ/СЗО
Евдокимов, Комаров.
Реввоенсовет ЛВО, УВВС ЛВО (подписи).
подпись тов. Зиновьева».

Пасха в апреле 1925 года

«- Праздник еще не наступил, а пьяных уже волокут!..
Излишне проверять такое категорическое заявление дежурного по милиции и рыться в сегодняшних протоколах: живое, но полубезжизненное доказательство правдивости его слов уже налицо... Быстро подкатывает к помещению милиции извозничий экипаж. Трое милиционеров бережно стаскивают с него увесистую тушу, облаченную в праздничный, но, увы, испачканный, изгаженный наряд. С трудом вносят ее в дежурку и опускают на две вместе сдвинутые скамьи.
- В 4 ч. 30 м. поднят на углу Шишовой ул. и Базарной площади. Лежал ногами на тротуаре, а лицом в мусорной куче. Спервоначалу подумали, что это удар с ним, и отвели его в больницу... Там сказали, что ему другого лечения, кроме apестного дома, не нужно...
Туша только мычит и хрюкает. Ее снова подхватывают на руки и выносят к пролетке.
К вечеру таких «невольных посетителей» дежурки зарегистрировано 6... Бедняги!.. Они слишком рано «разговелись» и будут теперь «праздновать» на нарах в ардоме... Впрочем, особенно сожалеть об их участи не приходится: они очутятся в «теплой» и хорошо подобранной компании...
Но вот серая шапка сумерек опускается на город... Тянутся со всех закоулков богомольные старухи, почтенные лавочники… Зачернели от этой публики тротуары улицы им. IIІ-го Интернационала.
Какая умиленная, елейная сладость написана на лицах не забывающих сплетничать друг с дружкой старушенций… Как томно повизгивают в ответ на комплименты «кавалеров» разряженные мещанки... Торжественность и солидарность на физиономиях лавочников, одевших самые лучшие пиджаки и новенькие, скрипучие штиблеты...
Живописное зрелище являет собою мещанский Владимир, высыпавший на главную улицу. Не нарушает праздничной торжественности, а наоборот - гармонирует с нею появление шаркающих ногами и усиленно размахивающих руками субъектов, на лицах которых можно прочесть:
- «Умный человек и в будни, и в праздник выпить горазд... Особого случая искать нечего!»
В стороне от праздничной толпы, посреди улицы, держатся милиционеры. Сегодня они патрулируют по всему городу... Предосторожность совсем не лишняя, ибо «блатная» братия не прочь, воспользовавшись религиозным рвением набожных обывателей, опустошить оставленные ими квартиры. Не исключена, конечно, возможность ночных «мордобитий» и т. п. Религиозный дурман и «Ивашка Хмельницкий» - родные братцы: в эту ночь трезвых будет, пожалуй, меньше, чем пьяных, а отсюда вытекают всякие «последствия».
Дребезжащий, неуверенный, сорвался и расплылся в вечернем воздухе удар колокола... Другой... Третий... Как в лихорадке, пляшут медные языки...
Толкаясь, давя друг дружку, втискиваются в церковные ворота люди с корзинками, сумками, мешочками.
Еще 3 часа «кануло в вечность»... Снова оживает окутанный ночною мглою город... Песни... Озорной гогот хулиганящих мальчишек... Выстрелы на «пугачей»...
Меряют быстрыми шагами улицы патрули... Вот один из них приблизился к вокзалу и... остановился, как вкопанный. Картина действительно презанятная.
На ступеньках, у входа во второй класс, комфортабельно уселся некий гражданин, снявший со своих плеч сумку. Возле него бутылка с предательской жидкостью и неопределенного вида «закуска»... Время от времени он возводит свой взор к небу, очевидно, созерцая звезды, и в то же время прикладывается к горлышку бутылки.
Его «астрономические наблюдения» прерываются самим неожиданным образом и он, кряхтя и отдуваясь, следует за милиционерами в «дежурку».
Еще несколько шагов... Неясный, прерываемый икотою шепот достигает ушей милиционеров.
На пороге пользующегося неважной славой трактира расположилось двое порядком уже хлебнувших субъектов. Бутылка с вином беспрерывно прогуливается между их ртами. Пьют на «паевых началах».
«Компаньонам» предлагают шествовать в милицию... Яростный протест. Один заявляет, что он «нонче в милицию не пойдет». У другого доводы оригинальнее:
— Я англичан и не п.. позволяй мне в.. вести!..
Милиционеры неумолимы — и «знатный иностранец», вместе со своих собутыльником, следует за уже отправленным в «дежурку» субъектом с вокзального подъезда.
Странное, кажущееся на первый взгляд маловероятным, явление... За всю эту ночь в милицию доставлено только трое пьяных. Неужели обыватели не пьянствуют «ради праздника».
Разгадку такой «игры природы» дает выбежавшая перед самым рассветом на улицу простоволосая женщина, в отчаянии взывающая к помощи милиционера:
- Спасите!.. Осатанел муж совсем!.. Пришли из церкви - он выпил и давай в меня куличами швырять... Все в доме бьет, крушит!
Сколько еще таких «домашних сцен», не ставших достоянием гласности, происходит в это утро под крышами мещанских домишек?.. Сколько еще куличей летит в головы безответных жен, не догадывающихся даже обратиться за помощью к милиционеру?!
Иной супруг, быть может, «христосуется» таким оригинальным способом со своими домочадцами не только куличом, а даже традиционным поросенком... Сергей Глинский».
(«Призыв», 22 апреля 1925 г.).

«День леса»

Необычайно дружно и организованно был проведен «день леса» во Владимире. В воскресенье, к 8 часам утра, на площадь Свободы, вооруженные лопатами, топорами, граблями и др. инструментами явились комсомольцы, пионеры и учащиеся городских учебных заведений. Живописно пестрят на солнце плакаты о «Дне леса».
Собралось белее тысячи человек.
Фотограф схватывает картинку праздника молодежи.
— «Стройся» — раздается команда.
И под звуки музыки бесконечный поток молодежи с песнями двинулся по улице им. III Интернационала.
После ряда приветствий начинается чествование ветеранов труда лесных сторожей, которым от имени ГЛО преподносятся серебряные часы.
Беспрерывное эхо «ура» гулко разносилось по лесу.
Наконец, молодая рать двинулась к месту работы.
Вот порубь... Рассыпавшись по поляне, молодежь принимается за дело.
Жизнерадостность, праздничное настроение и торжество и готовность к предстоящему труду на лоне природы — так и сквозит в каждом движении, в каждом лице.
Черные фуражки, да бесчисленное количество ярко-красных платочков красуются на солнце.
Беспрерывная песня разносится по широкому простору равнины.
9 верст прошли незаметно.
— «Добро пожаловать» — рельефно красуется на воротах из зелени у лесной сторожки.
— «Лес помог нам завершить революцию и мы должны залечить его раны» — говорит т. Борисоглебский открывая митинг под громкие аплодисменты.
Зазвенели лопаты, застучали топоры. Неумолкая, раздаются песни и смех. Кто роет канавы, кто сгребает сучки и мусор, кто подбрасывает охапками хворост в зажженные костры. Кое-где лесоработники беседуют о значении и уходе за лесом. Знакомят с приростом, так называемым «урожаем» леса и т. п.
Желание работать было громадное, вся работа, законченная в течение одного часа, оценивается в 200 рублей»
Газета «Призыв», 30 апреля 1925 года.

Первое мая 1925 года

Словно сверхсметную дозу тепла и света отпустило в этот весенний день щедрое солнце. Помолодевшими кажутся облитые его лучами, разубранные маками флагов дома улицы им. III-го Интернационала, вдоль которой течет беспрерывный, говорливый поток праздничной толпы…
Первое мая... Праздник весны, праздник цветов.
Как радостно выкрикивают по слогам «Да здрав-ству-ет пер-во-е ма-я»! розовощекие детишки, разъезжающие по городу на украшенных еловыми гирляндами автомобилях. И в веселую улыбку невольно складываются губы взрослых- трудящихся Владимира, встречающих первое мая - праздник мира труда.
Поблескивая сталью штыков, движутся, проходя через Золотые Ворога к Октябрьской площади, серо-зеленые колонны красноармейцев. Выстраиваются четырехугольником вокруг высокой трибуны. А сзади — море голов со всех концов города стянувшейся к центру толпы.
Звуки музыки. Мерный топот тысяч ног. Зареяли, извиваясь мягкими складками и под теплым, ласкающим ветерком, алые знамена и плакаты, испещренные серебром и золотом первомайских лозунгов. Длинная живая лента шествия профессиональных организаций тянется к зданию центрального клуба.
Мужские и женские, юные, почти детские, и совсем уже старые, морщинистые лица вокруг знамен. Весь трудовой Владимир здесь. В едином радостном порыве встречает праздник мировой солидарности рабочего класса.
Там, далеко, за необъятным простором равнин нашей родины – первого государства пролетариата - победителя в этот день тоже алеют знамена на улицах городов, тоже раздаются песни… Но там могут заалеть пятнами крови булыжники мостовых. Там мобилизованы все силы фашизма и полиции, чтобы в «рамки» убрать первомайский протест рабочих против тирании капитала.
Это знают, это сознают трудящиеся Владимира. Эта мысль сквозит в коротких замечаниях, в беседах, которыми они обмениваются.
Тесней и тесней, кольцом обступает публика трибуны, поставленные у финотдела а и на пушкинском бульваре. Плотней жмется к четырехугольнику красных частей, посреди которого высится третья…
Ликующе-радостные, вырвались из серо-зеленого, штыками ощетинившегося четырехугольника звуки оркестров. Командир корпуса, в сопровождении представителей губернских организаций и командования дивизии, обходит ряды красноармейцев, поздравляя их с первым мая...
Речи с трибуны... От имени губкома выступает тов. Воронин. от губисполкома — тов. Матвеев, губкома РЛКСМ - тов. Карпов, тов. Зайцев - от ГСПС. Коротко, по военному приветствуют красноармейцев командир корпуса тов. Ольшанский и военкомдив тов. Давыдов.
Привет зарубежным братьям, изнывающим в тисках капиталистического гнета, посылают ораторы. Призывают трудящихся еще тесней сплотить свои ряды, укрепить смычку пролетарского города с революционной деревней, во имя грядущего, неизбежного мирового Октября.
— Настанет день, когда свободные, свергшие трон капитала, встретят в братском единении первое мая трудящиеся всего мира.
— Краевая армия, своим героизмом, самоотверженностью, отвоевавшая трудящимся советского союза право жить по своему, приблизит в нужный час приход всемирного Октября.
Рокочущим «ура», сливающимся со звуками «Интернационала» отвечают красноармейские ряды...
Метнулось над трибуною красное знамя — дар Владгубкома мопровской организации. Тов. Рыбаков торжественно вручает его представителю МОПР-а, призывая к усилению помощи борцам революции.
Нет, не забыты в этот день и никогда не будут забыты Владимирскими трудящимися братья русского рабочего, томящиеся в тюрьмах и казематах буржуазии...
- На руку!..
Бесшумно вскинутые уставились штыками внутрь четырех угольник винтовки.
С трибуны, слово за словом, чеканя текст торжественного обещания на верность трудовому народу пред. ГИК-а и член ВЦИК, тов. Воронин. Многоголосое эхо красноармейских голосов вторит ему.
— Я... сын... трудового... народа...
Серьезны, вдумчивы лица красноармейцев, старательно, твердо выговаривающих слова обещания. Они - не автоматы старой армии, целовавшие кроет и евангелие, присягая своему кровному врагу. Они полны решимости до конца бороться за счастье своих отцов и братьев, за счастье угнетенных всего мира.
С той же серьезностью, с сознанием торжественности минуты выслушивают они поздравления командиров политработников дивизии и корпуса представителей партии и органов власти.
С винтовкой в руках выходит на трибуну для ответа на поздравления красноармеец Махонин.
Не красноречием, а правдивостью, безыскусственностью проникнуто его краткое слово::
— Клянемся выполнить возложенные на нас трудящимися задачи. Все усилия вложим в учебу. Будем готовы в любой момент встать на защиту рабочих и крестьян.
Тут-же мысль высказывает комдив. Тов. Аплок, заверяющий командование корпуса и трудящихся Владимира, что N-ская дивизия по первому зову рабоче-крестьянского правительства готова выступить на бой со врагами трудящихся и донести победные красные знамена до империалистических тюрем, где томятся борцы за свободу труда.
Отхлынула на улицу им. III Интернационала публика. Под музыку, перед командованием и трудовым народом, дефилируют части N-ской дивизии.
Легким быстрым шагом идут рослые молодцы-пехотинцы. Частит в одной из рот, стараясь «держать ногу» седобородый крестьянин—почетный красноармеец, живой символ смычки между трудящимися и этими рабочими и крестьянскими сынами, одетыми в защитные гимнастерки.
Ускоряется темп музыки. Скачут на сытых лошадях кавалеристы, громыхая, прокатывают орудия.
Гулкое «ура» вырывается из движущихся рядов, в ответ на приветствия командования и представителей организаций.
Прошли войска — змеёю тянутся звенья шествия гражданских организаций. Спортсмены, члены союзов, пионеры, учащиеся.
- Выше знамена! - славьте прекрасное первое мая.
А вечером ульем пчелиным жужжит город. Полны сады, бульвары. Лодки на Клязьме полны катающимися. Всюду музыка, всюду песни, смех. Нет печальных лиц в день первого мая!
Огненным языком вьется над кровлею губисполкома багряное знамя, освещенное снизу электрическим светом. Перебегают цветные огни по пятиконечной звезде на фасаде губфинотела.
Мечут каскадом разноцветные искры, рвущиеся в выси ракеты.
Алая полоска рассвета вздымается на востоке, когда покидают улицы и сады празднующие первое мая — владимирцы.
(Газета «Призыв», 5 мая 1925 г.).

«Смотр нашим силам. Смотр физкультурникам. Колонны, колонны двигались без конца на зеленое поле, на свежий воздух. Начинается праздник общим прохождением через площадку. Впереди - заревом краснеют галстуки пионеров. Идут, идут и идут. Кажется, что им нет и не будет конца.
Затем выступления. Выделяет красноармейская часть, прекрасно делающая упражнения с винтовками. Четкие движения и удивительная чистота работы. На поле начинают выползать постоянные спутники всех выступлений — турник, конь и т. д. Одни за другими взлетают тела, выделывая самые разнообразные движения. Каждое движение развивает какую-нибудь часть тела, каждое — укрепляет организм.
Футбольный матч. С одной стороны красные рубашки гарнизона, с другой зеленые сборные Владимира. Публика заранее предсказывает 3:0 в пользу Владимира, но с первых же минут матча игроки гарнизона берут инициативу в свои руки, несколько раз дружно срываются и, наконец, один гол в воротах владимирцев. Несмотря на все усилия владимирцев, желающих отквитаться и притиснувших гарнизон к самому голу, матч кончается со счетом 1:0 в пользу сборной гарнизона.
В то время, как кончается матч, на реке начинает выстраиваться флотилия центрального клуба. Впереди, с гордо развевающимися парусами, яхта. Шумит моторная и за ними стройно идут еще несколько судов. Парадом флотилии заканчивается смотр физкультурникам»
(Газета «Призыв», 5 мая 1925 г.).

1-ое МАЯ В ДЕРЕВНЕ

Первое мая в Ставрове, Влад. yeз., прошло оживленно. В торжестве, главным образом, принимали участие комсомольцы, пионеры и школьники. Взрослое население, исключая части рабочих, не имевших связи с землей, находилось на полевых работах. Местом сбора участников торжества служил волком РКП (б). Отвода все направились к ВИК-у, где бал открыт митинг. С приветствиями выступали представители различных организаций. Из речей ораторов заслуживает быть отмеченными речи т. Фатеевой и пионерки тов. Вотулиной. Весьма красивую картину представила передача пионерами знамени и их присяга.
От ВИК-а участники торжества стpoйными колоннами прошли к ткацкой фабрике имели Кутузова, где их приветствовали представители администрации, фабкома.
Вечером—торжественное заседание в нардоме. На сцене, где заседал президиум, бюст Ленина в свете красного огня.
На следующий день молодежь, руководимая—агрономом тов. Петровым, провела «День леса», посадив на запущенном когда-то фабричном месте до 150 елочек. Посадка сделана в виде аллей на одной стороне пруда. Вечером того-же дня в нардоме состоялся детский спектакль. В числе посетителей были малютки не старше 4-х лет, покрикивающие на взрослых, когда последние заслоняли собой сцену:
— Уйдите, ничего не видно!..
Когда играла музыка, «переимчивые» детишки («красные зернышки») держали свои ручонки по-пионерски.
Смена смене на смену смене идет!» (П. Д-ский. Газета «Призыв», 5 мая 1925 г.).

«Первомайские торжества во Второвской волости.
Подготовительная работа к 1 мая у нас во Второвской волости началась с 25 апреля. Все активные силы как яч. РКП, так и РЛКСМ и др. организаций были прикреплены к отдельным районам волости для проведения подготовительной работы.
1 мая по волости проходили торжественные заседания. Следующий день проходи под лозунгом — «Праздник детей». Днем в клубе состоялся доклад, вечером детский спектакль, декламация и т. п. А 3 мая, в село Лаптево к 9-ти час. утра стекались с красными знаменами юные ленинцы, молодежь и беспартийные. От здания ВИК-а с оркестром духовой музыки, участники демонстрации, стройными рядами двинулись в конец села, где было назначено место сбора. Здесь, выстроившись рядами, собравшиеся двинулись к площади, где предстоял митинг и открытие памятнику Ильичу.
Скоро вокруг памятника собралось много народа. На памятнике - надписи: «Мировому вождю рабочих и крестьян В.И. Ленину, от трудового крестьянства Второвской волости, в день 55-летия со дня рождения». Затем — «смычка города с деревней — залог хозяйственной мощи страны и верный путь к социализму»... По сторонам памятника стоит почетный караул. Митинг открылся пением «Интернационала», после чего много товарищей выступали с приветствиями. В торжествах приняло участие свыше 1000 человек. Затем начались массовые выступления школьников, пионеров, комсомольцев, игра в футбол. Детям и пионерам была розданы подарки. Вечером состоялось народное гулянье» (Газета «Призыв», 9 мая 1925 г.).

«Памятник Ильичу (г. Ковров). Площадь Свободы. Со всех сторон стекается народ. Сегодня 1-го мая, открытие памятника Ильичу.
Во время митинга черная завеса, покрывающая памятник, постепенно спадает. Перед трудящимися предстала фигура Ильича во весь рост, указывающая правой рукой вдаль, на верный путь, по которому должен идти пролетариат всего мира» (Газета «Призыв», 9 мая 1925 г.).

«У муромских спортсменов.
В первомайский праздник спортсмены муромских ж.-дорожных мастерских и ф-ки Ледина-Рогоськова принимали участие в демонстрациях и параде.
Муром впервые видел такую картину, когда спортсмены в одних только трусиках демонстрировали по городу.
По окончании демонстрации на спорт-поле при большом стечении публики были проведены массовые игры и различные спортвыступления.
Празднество на поле закончилось футбольным матчем между городской командой и ж.-дорожных мастерских. Матч закончился в пользу городской команды» (Газета «Призыв», 9 мая 1925 г.).

Памятник М.И. Лакину на фабрике егo имени, близ станции Ундол, открыт 1 мая 1925 г.

***

«К губернской выставке стенных газет.
Сегодня, в 12 час. дня, в доме им. 8-го марта, открывается губернская выставка стенных газет.
Стенная газета начинает играть все большую и большую роль в общественной жизни предприятия и деревни. В ней, как в зеркале, отражаются все положительные и отрицательные стороны нашей жизни. Вокруг нее сплачиваются наиболее активные из среды рабочих и крестьян. Она поощряет инициативу, бичует недостатки, дает советы, освещает повседневную жизнь фабрики или деревни. Ни одна общественная организация, ни одно культурное учреждение не обходятся уже без стенной газеты. Она вошла уже составной частью не только в нашу культурно-просветительную работу, но и в наш быт.
Это громадное завоевание революции.
Это одна из форм проявления культурной самодеятельности рабочих и крестьянских масс. О значении стенной газеты можно судить хотя бы по тому, что темные силы, наравне с рабкорами и селькорами печатных газет, преследуют рабкоров и селькоров и стенных газет.
Вот почему открывающаяся сегодня выставка стенных газет должна привлечь к себе широкое общественное внимание. Здесь мы увидим, как растет наша деревня, как пробивает себе дорогу общественная самодеятельность. Наравне с высоко-художественными по технике стенными газетами, мы увидим газеты на оберточной бумаге, написанные корявым крестьянским почерком, где бесхитростно рассказывается о жизни нашей деревня. Каждая газета — кусочек подлинной жизни» (Газета «Призыв», 24 мая 1925 г.).

5 июля 1925 г. во Владимире на площади Свободы открыт памятник В.И. Ленину, построенный на средства, собранные трудящимися Владимирского уезда, скульптор А.Л. Котихин.
12 июля 1925 года во Владимир прилетел первый самолет авиахима.
2 августа 1925 г. - торжественное открытие в г. Владимире стадиона «Локомотив» на 2000 зрителей. Затем он получил название «Строитель», ныне - стадион «Лыбедь».
«Приступлено к организации музея губсовета Авиохима. Уже получена первая партия экспонатов (отравляющие вещества, отравленные предметы и т.д.)» («Призыв», 11 августа 1925 г.). В ноябре 1925 г. организован Губмузей Авиахима, имеющий 4 отдела: авиационный, военно-химический, химия в сельском хозяйстве и литературный.
Первое мая 1906 года в городе Муроме
1-е мая 1917 года в гор. Владимире и Владимирской губернии
День празднования 1-го мая 1917 года в городе Муроме
Празднование 1-го Мая 1923 года в Муроме и Меленках
Первое мая 1925 года во Владимире
Владимирская губерния 1918-1929 гг.
Праздничные демонстрации трудящихся во Владимирской области 1-гр мая 1970 года

Категория: Владимир | Добавил: Николай (10.06.2019)
Просмотров: 1032 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru