Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
21.04.2024
07:13
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирская теплоэлектроцентраль (ТЭЦ) в 1928-33 годах

Владимирская теплоэлектроцентраль (ТЭЦ) в 1928-33 годах

Город хотя и просвещен, но мало освещен (в 1877). Всех фонарей 215 (по одному на 82 саж. уличного протяжения), на расстоянии один от другого по Большой улице на 20 саж., а в боковых и за Лыбедью на 30-40; улицы освещаются в течении 9 месяцев, с августа по май. Освещение сдается от Управы подрядчику за 1997 руб., т.е. по 3 ½ коп. за вечер на фонарь. Здешние фонари скорее служат для усиления мрака, чтобы более оттенить окружающую тьму. Даже на Большой улице в осенний вечер при полном освещении можно, переходя улицу попасть под лошадь (хорошо еще, что езды мало), а в стороне от Большой улицы еле мерцающее светлое пятно фонаря замечается только тогда, когда подойдешь к нему на 2-3 шага. Кроме того Владимирские фонари могут содействовать также появлению натуральных «фонарей» ручными фонарями. При том те окраины, где освещение нужнее, где обыватель более рискует увязнуть или наткнуться на не доброго человека, почти лишены освещения, таковы прибрежные части Подъяческой улицы, Слободы, Боровок, Ременники и т.п. (Субботин А.П., 1877).

В конце XIX века стремительно развивающаяся промышленность Владимирской губернии выдвинулась на одно из первых мест в России. Этому способствовали: густая сеть рек и дорог, облегчавшая торговлю и перевозку материалов; запасы древесного и торфяного топлива, обеспечивающие предприятия энергией; дешевые людские ресурсы.

Директор Мальцевского технического училища Д.К. Советкин закупил за рубежом динамо-машину и использовал ее как источник тока в электростанции, которая была размещена в левом крыле здания училища. Вращаясь от английской паровой машины, через трансмиссию, динамо-машина вырабатывала ток и освещала с 1885 года только мастерские училища. Так начала работать первая во Владимире электростанция инженера Советкина.

Электростанция инженера Русакова в гор. Владимире первый ток дала 5 декабря 1908 года.

В 1920 году была создана Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО) для разработки проекта электрификации страны.
«Новая электростанция. С окончанием оборудования блокстанции при спирто-складе, центральная станция получила значительное облегчение. Блокстанция оборудована паровой машиной 25 сил и такой же мощности нефтяным двигателем. Район обслуживания охватывает часть города, начиная от Красной церкви. Идея использования установки спирто-склада возникла еще в 1919 году, но за разными ведомственными трениями дело не шло дальше разговоров. Установку предполагалось использовать как подстанцию, т.е. питать ее током общегородскую сеть. Однако значительным препятствием явилось отсутствие динамомашины напряжения 440 вольт, какое вырабатывается центральной станцией. Осуществленное теперь использование является блокстанцией, т.е. вспомогательной станцией, питающей свою независимую сеть. Это позволило не считаться с напряжением городской сети и использовать стоявшие без употребления динамо-машины из губернской больницы. Оттуда же перенесен и нефтяной двигатель. Оборудование продолжалось три месяца, хотя уже к концу первого месяца станция начала работать с половинной мощностью, освещая больницу и тюрьму. Таким образом новая станция подоспела на помощь как раз к моменту наиболее темного времени, сопровождающегося наибольшей нагрузкой. Если вспомнить, что еще в прошлом году центральная станция с большим трудом справлялась с зимней нагрузкой, станет понятно значение этой новой победы на фронте труда» («Призыв», 22 января 1921).
«На мельницах быв. Бабушкина (у Московской заставы) и электромельницы (при электростанции, на манежной площади) производится размол всякого зерна без предварительных разрешений, при уплате 2 ½ фунта натурой с размолотого пуда» («Призыв», 18 октября 1921).

В ходе всеобщего трестирования промышленности 9 мая 1922 г. в системе Владимирского губернского народного хозяйства образован Владимирский электро-трест. 5 марта 1923 года приказом по ГСНХ Владимирский электро-трест ликвидирован.
В 1922 году, по инициативе Губпрофобра, во Владимире были открыты краткосрочные электрические курсы. «Недавно на курсах были выпускные экзамены и из общего числа слушателей, допущенных на испытания (их было 32 человека) не выдержало только двое. Остальные все успешно сдали экзамены и теперь готовы работать в области электрофикации. Но увы! Очевидно, курсам не суждено пустить свои корни в почву науки, так как теперь они закрыты и те слушатели, которые выдержали испытания, совершенно не имеют возможности укрепить свои теоретические познания на практике и работать вообще в этой области» («Призыв», 12 сентября 1923).
«Электростанция усиливает подачу энергии. Владимирская электростанция приобретает динамо-машину к двухсот-сильному дизелю. Этим мероприятием удастся увеличить выработку электроэнергии дизелем вдвое» («Призыв», 6 февраля 1925).
«Электрическая станция снабжает светом до 40 проц. всего населения города при количестве 1776 абонентов. Длина проездов, охваченных электрической сетью, равняется 27 км.; число владений, присоединённых к сети, - 592; число уличных фонарей - 80. В течение 1926 г. количество абонентов увеличилось на 11 проц. и число уличных фонарей на 8,7 проц. Оборудование станции: локомобиль в 150 л.с., три дизеля в 40, 120 и 200 л.с. и 5 генераторов постоянного тока на 500 вольт. Обслуживающий персонал: рабочих 46 чел. и служащих 5 чел. За 1925-26 г. станция выработала 916 000 киловатт часов, в среднем по 2150 кв. час. в сутки. Из них учтено 733 000 кв. час., не учтено 183 000 кв. час. (20 проц.). Средний расход в сутки на 1 жителя выразился: учтённых 0,06 кв. час., не учтённых 0,011 кв. час. За указанный период времени станцией получено дохода 209 395 руб. (с дебиторами), израсходовано на отопление, ремонт и содержание служащих и рабочих 128 251 руб.» (Иванов А.И. Город Владимир на Клязьме. 1927 г.).

В декабре 1925 года XIX губернская конференция РКП(б) подтвердила задачу полной электрификации производства Владимирской губернии, для чего требовалось строительство электростанции на 8000 кВт.
2 июня 1926 года государственная комиссия наметила площадку под строительство первой Владимирской теплоэлектроцентрали и красильно-отделочной фабрики, названной впоследствии именем газеты «Правда», на базе которой еще позже возник «Химзавод». Площадка была выбрана на свободных землях между реками Рпенью и Клязьмой на восточной окраине Владимира. При этом отказались от первоначального варианта сооружения электростанции в районе Большого Урусова болота близ станции Второво (Согласно плану под п. № 10 стояло строительство электростанции возле станции «Второво» в районе Большого Урусова болота - источника торфа, на котором должна была работать станция.). Решили, что все-таки дешевле не ТЭЦ строить ближе к источнику торфа, а подвозить его по железной дороге.
Владимирская электростанция в знаменитом плане ГОЭЛРО числилась под № 10.
7 ноября 1926 года, в день девятой годовщины Октябрьской революции, состоялась торжественная закладка Владимирской ТЭЦ-1 по плану ГОЭЛРО.


Закладка Владимирской районной электростанции

«На закладке электростанции
У здания клуба им. Рыкова к общей колонне направляющихся за город присоединились железнодорожники.
Колонна демонстрантов растянулась во весь город: голова уже на месте, у станции, а хвост – у Центрального клуба.
По жидким мосткам спускаются все с Нижегородского шоссе, к месту митинга.
Перед глазами высится обнесенное здание будущей электрической станции.
Рядом — наскоро сколоченная трибуна.
Кругом море голов. Над головами колышутся знамена.
Парад.
Половина первого. Приближается командир корпуса тов. Куйбышев.
— Смирно! — прорезает воздух команда т. Велесевича.
Тов. Куйбышев с представителями губкома, губисполкома, губпрофсовета обходит фронт. Здоровается с красноармейцами. В ответ ему — громогласное ура.
Оркестры исполняют «Интернационал». Орудия салютуют.
Митинг.
Тов. Цикин открывает митинг, посвященный девятой годовщине Октябрьской революции.
Первым выступает представитель губкома ВКП(б) тов. Сергиев. Он говорит:
— Сегодня пролетариат Советского Союза девятый раз празднует свое освобождение от царя, попов и буржуазии.
— Девять лет тому назад пролетариат взял в свои руки власть, для того, чтобы строить и построить новое социалистическое общество, новое, — первое в мире, — Советское государство.
— Да здравствует Октябрьская революция!
Затем слово предоставляется заместителю председателя губисполкома, крестьянину тов. Матвееву.
Он приветствует собравшихся от имени ГИК-а.
— В течение девяти лет мы работали. И сегодня, в день девятой годовщины Октября, мы подсчитываем свои победы.
— Наша страна пережила полосу страданий и лишений. Мы испытывали и холод, и голод, и нужду. Но они, эти недостатки, только закалили нас. Республика с честью вышла из экономической разрухи.
— И сегодня можно, и нужно подсчитать свои победы. А они — налицо. Вот это здание — есть кирпич в фундамент будущего социалистического общества.
— Много сделано. А еще больше впереди. Но все, что нам нужно, — мы сделаем.
— Да здравствует союз рабочих с крестьянством — залог дальнейших успехов!
— Завершить начатое в октябре 1917 года — наша неотложная задача, — заявил председатель владимирского губпрофсовета тов. Семагин.
— Мы работали, восстанавливали народное хозяйство. Теперь восстановительный период закончен. Приступлено к новому промышленному строительству, к индустриализации страны.
Комкорпуса тов. Куйбышев приветствовал трудящихся от имени Красной армии. Он указал на достижения СССР за 9 лет.
— Народное хозяйство вплотную подошло к довоенному уровню. И под руководством ВКП (б) хозяйственное строительство пойдет дальше.
— Да здравствует коммунистическая партия, — руководитель трудящихся!
— Ура!
— Ура!!! — вторит тысяча голосов.
Первая часть митинга окончена.
Начинается торжество закладки.
Слово берет представитель ВСНХ тов. Никифоров.
— В день девятой годовщины великой Октябрьской революции, — говорит он, — Владимир приступает к постройке мощной электростанции, являющейся одним из звеньев электрического кольца, которое охватит всю страну.
Следующим выступил инициатор постройки станции — председатель Владимирского треста тов. Еремин.
— Рабочие Владимирской губернии, пережив тяжелые годы разрухи, начали восстанавливать свое производство. В губернии строятся новые фабрики. Здесь, во Владимире, строится новая электрическая станция, которая будет готова к осени будущего года. Конечная мощность ее — 24000 сил. Электроэнергия двинет фабрики Владимирского и Ковровского уездов, город обстроится рабочими кварталами.
— Это будет показательный участок социалистического строительства.
— Мы развиваем и разовьем свою промышленность. Пусть наши враги негодуют. А мы спокойно делаем свое дело.
От владимирского уездно-городского комитета партии выступил товарищ Бирюков.
- Партия ведет пролетариат по верному пути. Доказательством служит вот эта новая станция — двигатель промышленности.
— Вот здесь, где мы стоим, — раньше ничего не было. Теперь - здесь будет промышленный район.
Председатель горсовета тов. Быков сказал:
— На грани десятого года существования советской власти, мы вступаем в полосу нового промышленного строительства. Владимирская губерния не отстает.
Предгуботдела текстильщиков тов. Тарасов заявил, что постройка электрической станции даст большой толчок развитию текстильной промышленности во Владимирской губернии.
— Будем стремиться, — сказал товарищ Тарасов, — к новым победам, к новым успехам на хозяйственном фронте.
Работница-текстильщица тов. Перевезенцева произнесла простую, но содержательную речь.
Инженер Курицын — строитель станции, в своей речи, между прочим, сказал, что еще 5 лет назад считалось почти сказкой по тонким проводам пустить ток, двигающий машины. Ныне же сказка превратилась в действительность.
Последним выступил старик-крестьянин, пришедший поблагодарить за то, что скоро окрестные деревни получат электрический свет.
Митинг окончен.
Представители партийных, профессиональных, советских, военных, общественных организаций отправились с трибуны на закладку станции.
Все подмостки буквально унизаны народом.
Вслед за представителями организаций, со знаменами на подмостки входят группы демонстрантов.
Место закладки огорожено.
Сергиев, Еремин и другие товарищи кладут первые кирпичи.
Оркестры грянули «Интернационал». Артиллерия салютует. Звездой кладутся кирпичи.
Закладка окончена» («Призыв», 9 ноября 1926).
С этого момента началось строительство Владимирской районной электростанции (ВРЭС) и Красильно-отделочной фабрики «Правда». «Именем «9-й годовщины» Октябрьской революции решено назвать строящуюся во Владимире районную электростанцию» («Призыв», 24 ноября 1926).
«Пожар на новой электростанции. Вчера, в 9 часов утра, на строящейся во Владимире новой электрической станции вспыхнул пожар. Прибывшей пожарной командой огонь был быстро ликвидирован. Как выяснилось, от печки загорелся деревянный накат» («Призыв», 12 января 1927).
«Одно здание — высотой семнадцать с половиной метров уже отстраивается. В этом здании две трети отводится под турбинный зал. Здесь будут спокойно работать силовые гиганты-паровые турбины, мощностью в 23000 лошадиных сил. Остальная часть зала будет занята распределительными приборами.
Сейчас внутри корпуса-полумрак. Строительный беспорядок. Кладутся железно-бетонные перекрытия между этажами, устанавливаются бачки для подвижного крана, двигающегося вдоль всего турбинного зала. По возможности — все работы механизированы.
Рабочие-строители — их 100 человек - попыхивают махорочным чадом «козьих ножек». Блестят в сумраке, как светлячки, огоньки папирос. В этой полутьме муравьи-рабочие настойчиво готовят производство ослепительно яркого света, мощной электроэнергии, которую мы на наших фабриках заставим работать на социализм.
По целой сети проводов электроток устремится на фабрики и заводы, завертит, закрутит станки. Свет озарит город, скрасит деревенские избушки, ильичева лампочка заблестит в комнатах домов новых рабочих поселков.
К турбинному корпусу будет пристраиваться еще более грандиозное здание котельной. Вышина его будет 22 метра. В основание этого здания лягут семь громадных железо-бетонных рам, с незначительными кирпичными простенками. Громадные окна котельной заблестят площадью в одиннадцать квадратных аршин стекла. Котлы будут отапливаться торфом.
Во второй этаж здания котельной будет въезжать поезд в 8-9 вагонов, груженых торфом. Из вагонов торф ссыпается непосредственно в топки.
Для въезда поезда к уровню второго этажа котельной подводится эстакада (так называется мост, построенный на земле). Эстакада постепенно снижается и будет кончаться у Доброго села. Там она соединится со специально построенной железнодорожной веткой, идущей от станции Владимир, через реку Нерль.
Топки котельной будут пожирать до 40 вагонов торфа в сутки...» («Призыв», 31 марта 1927).
«Вооруженное нападение на электростанцию. В воскресенье, около 8 часов вечера, на строящейся близ Владимира районной электростанции остались только старик сторож и мальчик. Неожиданно из темноты появились две фигуры и подошли к конторе. Приблизившись к сторожу, один из неизвестных выхватил револьвер и, скомандовав «руки вверх», потребовал отдать ему ключи от кухни.
Когда ключи были отданы, бандиты загнали старика и мальчика в кухню, где их и заперли, а сами принялись отворять шкафы и ящики столов, надеясь, очевидно, найти деньги. Денег не оказалось. Тогда, пригрозив жестокой расправой, они предложили запертым никуда не выходить в течение 20 минут и сами скрылись» («Призыв», 8 февраля 1927).


Постройка Владимирской электростанции. Водоотводный канал на реке Рпени.

«Сооружение технического водоснабжения и плотины на р. Рпень во Владимире. В ближайшее время строительной конторой «Водоканал» начнутся работы по сооружению технического водоснабжения и плотины при владимирской электростанции и красильной фабрике хлопчато-бумажного треста. Эти работы будут осуществлены в два приема.
Одним из источников водоснабжения будет служить река Рпень. Вопрос о втором источнике временно оставлен открытым. Сооружение на р. Рпени, по предварительным подсчетам, должно давать не менее 750 куб. метров воды в час. Что касается второго источника, то здесь предполагается добиться подачи не менее 1500 куб. м. в час. Вода из р. Рпень будет подаваться самотечным водоводом в особую шахту, откуда через всасывающие трубы поступят внутрь красильной фабрики. По использовании вода по трубоотводам направляется в так называемую сборную шахту и оттуда по самотечному водоводу в реку, значительно ниже плотины. Плотина будет устроена для того, чтобы поднять уровень в р. Рпень на 2 метра. Благодаря этому образуется пруд, обладающий известным запасом воды, на случай временного маловодья р. Рпень. Плотина будет стоять весь год на подпоре. Только весной на очень короткое время плотину будут разбирать для пропуска весеннего паводка и ледохода. Полная разборка и сборка плотины займет не более 15 часов. В зимнее время перед плотиной будет ежедневно скалываться лед, как это делается при плотинах МКХ—Бабьегородской на Москве-реке и Краснохолмской на водоотводном канале, благодаря чему плотина может стоять на подпоре и зимою.
Для того, чтобы закрепить положение русла намечен ряд укрепительных работ. По левому, согнутому берегу реки устраивается дамба до уровня высоких вод. Эта дамба будет служить преградой и речному потоку во время высокого паводка. Откосы берега предполагается укрепить на протяжении 30 метров вверх от плотины и на 50 мет. Вниз — мостовой и на протяжении 150 метров — хворостяной выстилкой.
Проект всех сооружений представлен на утверждение губисполкома» («Призыв», 23 авг. 1927).
«На постройке новой электростанции сейчас работает около 600 человек. Почти закончена постройка турбинного здания. Постройку станции предполагается закончить к осени» («Призыв», 9 июля 1927).
«Сейчас на постройке владимирской центральной электростанции занято около 700 человек рабочих. На постройке нет общежитий-бараков, рабочие живут в городе и ближайших от постройки селениях. Живут даже на чердаках и в сараях, платя за это по 5-7 руб. в месяц.
Культработа рабочкома строителей среди сезонников хромает на обе ноги. Правда, организовали десятка полтора кружков, ячеек, но они не работают. В красном уголке красуется гигантская труба громкоговорителя. Он молчит. Некому его слушать. Ведь строители живут от уголка за 2-3 версты. Так зря и ухлопали 500 с лишком рублей союзных денег.
Казалось само собой понятным, что культработу необходимо вести там, где живет рабочий. Но этого, пока что, не было.
Общие собрания рабочих проходят при самом малом количестве рабочих. Теперь решили прибегать к строгим мерам. Если член союза два раза не присутствует на собрании, на третий раз его исключают из союза.
Работающие на постройке практиканты из ВУЗ-ов в общественную и культурную работу рабочкомом не втянуты» («Призыв», 22 июля 1927).
«На постройке электростанции нужен врач. На постройку электростанции рабочих принимают без медицинского освидетельствования. В результате среди строителей много больных. Принимают даже совершенно больных. Они работают два—три дня, а потом идут в больницу и гуляют по больничному листу. На стройке около 700 рабочих. Для обследования их необходим постоянный или периодически приходящий врач. Сезонники живут в ближних деревнях в антисанитарных условиях. Едят и спят вместе. Между ними могут быть заразные больные.
Больница от постройки далеко. Больному нельзя отлучиться в город, тем более, что в больнице часто по несколько часов приходится ждать приема» («Призыв», 26 августа 1927).
Очевидец так описывает эту стройку: «Под склонами сел Доброго и Красного в версте от Нижегородской заставы, где протекает обрамленная ивняком Рпень, растет новый город. Каменные корпуса поднимаются среди полей. Прежде всего, удивляет темп работы. Около года тому назад были заложены первые кирпичи, а сегодня высятся почти законченные корпуса. От восхода до захода солнца свыше тысячи рабочих заняты своим делом. Нет сутолоки, каждый знает свое место и обязанности».


Фрагмент карты г. Владимира 1927 г. На карте обозначена электростанция при строящейся красильно-отделочной фабрики.

«Котлы вышиной в трехэтажный дом. Оборудование для электростанции к красильной фабрики уже поступает. Электростанцией получены — динамо-машина, генератор и много более мелких частей. Из 58 заказанных для красильной фабрики машин 6 уже получены. Оборудуются электростанция и фабрика по последнему слову техники. Паровые котлы на электростанции, например, достигают вышины трехэтажного дома. Самые сильные из имеющихся в СССР котлов, выдерживают давление в 25 атмосфер, а котлы нашей электростанции будут выдерживать давление в 35 атмосфер» («Призыв», 10 августа 1927).
«Ученичество на стройке электростанции.
На стройке электростанции работает 15 человек учеников, хотя по количеству рабочих их должно было бы быть 30 человек. Учеников часто заставляют носить материалы и инструменты. Приносит ученик 20-30 фунтов гвоздей и говорят:
— На, ступай теперь, — погуляй!
И ученик пойдет «гулять» от одной артели к другой.
Учеников артели арматурщиков (Туркина) заставляют очищать железо от ржавчины и грязи. Конечно, на этом деле ничему не научишься. Есть, правда, и артели, где ученики поставлены в хорошие условия. Так, в артели Ипполитова ученик занимается приращиванием стоек, пришиванием и прибиванием досок и т. д. По отзывам артельных старшин, многие ученики работают дельно и добросовестно, но труд их оплачивается все по тому же 3 разряду.
С увеличенном навыков и квалификации должна, безусловно, увеличиваться и зарплата учеников.
Согласно колдоговора, госпромстроем на постройке должно быть организовано бригадное ученичество. Но бригадного ученичества нет, хотя работы уже развернулись широко.
Нужно серьезно поставить вопрос об ученичестве на постройке. Нам ведь так нужны новые кадры квалифицированных рабочих.
На смену старикам!» («Призыв», 12 августа 1927).
«Бетонные работы на стройке электростанции во Владимире идут в две смены. В первой смене, начинающей работать с 3-х часов утра, в начале работ происходят значительные простои из-за отсутствия воды на верхних лесах. Воду качает локомобиль из реки Рпень. По пожарным рукавам она подается к месту работ. Чем выше бетонные работы, тем сильнее должен быть напор воды. Но локомобиль долго не развивает необходимого количества оборотов.
Простои до сих пор учитывались надзором треста и Госпромстроя. В виду этого бетонщики были спокойны, надеясь получить зарплату и за простой. На деле вышло иначе. Администрация треста отказалась подписать акты, ссылаясь на то, что снабжение стройки водой всецело лежит на обязанности Госпромстроя и что бетонщики сами должны бы поднести воду к месту работ. Бетонщики небыли предупреждены, что должны подносить воду.
Это недоразумение может разрешить лишь РКК. Необходимо обеспечить бесперебойную работу локомобиля, чтобы вода подавалась к месту работ вовремя» («Призыв», 6 сент. 1927).
В 1928 году шли монтажные и наладочные работы. Впервые в Советском Союзе на Владимирской станции установили 3 котла с параметрами пара 35 атм., 425 град. С и турбину с генератором мощностью 2500 кВт (это была вторая по счету турбина, изготовленная Ленинградским металлическим заводом, поэтому в ней было много конструктивных недочетов). В частности, она была очень длинной и громоздкой, при работе в ней возникали значительные осевые усилия, что приводило к перегреву подшипников. Последнее обстоятельство вызвало аварию турбины при пусковых испытаниях в середине ноября 1928 года.
Инженерно-технический персонал электростанции с конструкторами ЛМЗ немало потрудились, чтобы усовершенствовать конструкцию турбины: в дисках, размещенных на валу, выполнили специальные отверстия, и турбина стала работать на полную мощность.
Оборудование на ней было установлено преимущественно отечественного производства, лишь трансформаторы закупили у Всеобщего шведского электрического акционерного общества.

В начале декабря 1928 года Владимирская районная электростанция поступила в число действующих.
Новая теплоэлектроцентраль, хотя и сооружалась при отделочной фабрике, но по своему значению являлась районной, так как предназначалась для электроснабжения Владимира, поселка Оргтруд, а в перспективе - Суздаля и Судогды. Из 8000 кВт мощности, которой должна была располагать Владимирская ТЭЦ после пуска II очереди, для нужд соседних предприятий намечалось расходовать около 1500 кВт, а остальная мощность передавалась в общую систему.
Электростанция становилась главным связующим звеном между Московской, Ивановской и Нижегородской энергосистемами. Но особенное значение она имела для города Владимира и центральной части губернии, потребители которой получили надежный источник энергоснабжения.
«Нас чрезвычайно интересовали причины систематических остановов районной электростанции. Каждый получасовой останов фиксируется актом. Внимательно просматривая эти акты можно установить, что 85 проц. остановов происходит из-за отсутствия топлива. Техническое состояние электростанция вполне удовлетворительно. По отзывам дежурных инженеров станции видно, что паротурбина, сделанная на наших советских заводах (ленинградском) ни на одну йоту не уступает по своему качеству работы заграничным. По словам директора фабрики им. «Правда» тов. Шарова — систематические перебои в работе станции имели место в начале августа и продолжаются по сие время и как директор утверждает, такие же остановы будут иметь место вплоть до последних чисел ноября, а может быть они будут и в декабре».
«Фабрика «Правда» работает отработанным паром и двигательной энергией станции. Исходя из этого нужно было ожидать, что фабрика приложит все усилия на своевременную заготовку топлива. Однако, из предварительных данных видно, что фабрика возложенные на нее обязательства, не выполнила. Основным топливом для электростанции служит торф. Торфоразработки находятся в близком соседстве с электростанцией, удалены не дальше 20 километров. Несмотря на это, мы имеем бесспорный факт кризиса на станции в топливе.
По правительственным распоряжениям, каждая фабрика, предприятие имеет право иметь запас топлива на три месяца и больше. В свое время фабрика «Правда» имела (судя по отношению к тресту) не трехмесячный запас, а годовой. Зимой 1929 года во дворе станции высились торфяные горы. Торф сваливался в общую кучу, вместо бережной укладки в штабеля по его качеству. В результате небрежного отношения к хранению торфа получилась такая картина: высокие сорта были смешаны с торфом, имеющим большую влажность и зольность. Токая смесь торфа, попадая в топки, дает неравномерную температуру в котлах, получается резкое падение атмосфер, а отсюда ослабление работы паротурбины, снижалось количество ампер.
Технический персонал станции своеобразно боролся с этими явлениями. Отдавались строжайшие приказы подвозчикам торфа из сваленных куч торфа кирпичи выбирать такого цвета, который бы полностью подтверждал его высокое качество по горению и температуре. Рабочие с честью выполняли приказ свыше. Торф плохого качества остался нетронутым. Когда производилась «рассортировка» торфа по качеству, в это время его было много раскрошено (т. е. кирпичи были разбиты вдребезги). Такой «окрошки» в настоящее время имеется трехмесячный запас для электростанции. Получается забавная картина: торф есть, а жечь его нельзя!
Администрация спохватилась и решила положение с топливом исправить. Был пущен в ход весь имеющийся запас дровяного топлива. Стали сжигать торф плохого качества вперемежку с дровами. В течение июля и августа от дровяного запаса и следа не осталось. Администрация метнулась к торфоразработкам с просьбой дать им немедленно требуемое количество торфа. Дело осложнилось до чрезвычайности. Торфоразработки не могли дать требуемого количества рабочей силы для погрузочных работ, потому что на разработках ощущался недостаток рабочих. (По обыкновению, отправка торфа начинается после окончания сезона).
Железная дорога открыла волокиту с подачей вагонов. Пока все это шло, от неприкосновенного фонда дров и следа не осталось. В августе фабрика ожидала получить от второвских торфоразработок до 300 вагонов, получила 227. 67 недоставленных вовремя вагонов с торфом положило начало кризиса. Бывают такие случаи: к 12 часам ночи не подадут вагонов — электростанция встает.
В настоящее время фабрика не имеет ни одного полена дров.
Ежедневно фабрики «Организованный Труд», «Абельмановка», «Свердловка» и «Правда» из-за недостатка электроэнергии приостанавливают работу своих производств, все эти фабрики питаются током от владимирской электростанции.
Фабрика «Организованный Труд» по вине электростанции в первом месяце особого квартала не сработала 200 000 метров суровья, а фабрика имени Абельмана, начиная с сентября и кончая 15 октябрем недодала государству 64 258 килограмм пряжи. У фабрики «Правда» также имеется большая недоработка».
«Главным поставщиком топлива являются второвские торфоразработки. Отгрузка торфа с разработок требует желать много лучшего. Основной недостаток отгрузки,— несвоевременная подача вагонов. Бывают такие случаи: вагоны для погрузки торфа прибывают ночью. Старший рабочий вынужден бегать по баракам рабочих и упрашивать итти поработать. Часть людей отказывается работать ночью. Вагоны вынуждены простаивать до утра. Второвская партийная и комсомольская организации на это смотрят сквозь пальцы и очевидно считают себя незаинтересованными в том, что из-за несвоевременной подачи торфа останавливаются фабрики».
«Районная электростанция сидит на голодном топливном пайке. Топливо черпается с второвских торфоразработок. Ежедневно электростанция требует 10-12 вагонов торфа. Такого количества вагонов не дает железка. Дает она не больше 3-4 вагонов, бывает и меньше. Администрация фабрики исписала горы бумаги в правление Московско-Курской железной дороги, а результаты известны. Правление Московско-Курской железной дороги отдало распоряжение давать требуемое количество вагонов. Четвертый участок упорно не хочет выполнить распоряжение начальника Московско-Курской железной дороги. Мы ждем немедленного вмешательства в это дело прокуратуры»
«Директор фабрики «Правда» заявил, что электростанция будет работать с перебоями вплоть до установления санного пути. В настоящее время не представляется возможным весь имеющийся запас торфа перебросить к погрузочным станциям железной дороги, т. к. он сложен в штабеля вдалеке от дороги. Весь торф приходится возить на лошадях, а в болото в настоящее время ехать нельзя.
Возникает еще одно опасение. Вопрос упирается в своевременную доставку вагонов со стороны железной дороги.
... Второвский леспромхоз приступил к отгрузке сырых березовых дров в адрес нашей фабрики в количестве 11000 кубометров, надобности в которых у нас не имеется, а главное, мы дров у леспромхоза не просили, а поэтому, просим сделать распоряжение о немедленном прекращении отгрузки дров.
Директор Лосев. Завхоз фабрики Кочетков» («Призыв», 21 ноября 1930).
В 1930 году для осуществления дела политехнизации школ, центральные органы предложили всем своим подведомственным учреждениям немедленно провести прикрепление всех школ к предприятиям. Педтехникум прикреплен к районной электростанции.

Общая мощность станции проектировалась равной 17.500 кВт. Строительство станции должно было идти так: до 1929 г. устанавливается одна турбина в 2500 кВт. От нее электрифицируются, начиная с 1-го октября 1928 г. фабрики "Оргтруд", Красильная во Владимире и освещается город Владимир, начиная с 1-го января 1929 г. частично электрифицируется фабрика им. Абельмана. В 1929-1930 гг. должна быть установлена вторая турбина в 7500 кВт. С установлением ее должна продолжаться электрификация фабрик "им. Абельмана", "Красильной" г. Владимира и частично должна быть электрифицирована фабрика «Пионер».
«Районная электростанция накануне останова
Годовая потребность райэлектростанции в топливе — 58.500 тонн торфа. При полной нагрузке турбины, каждый день надо 160 тонн торфа и до 50 кубометров дров (зимой).
Торфа в запасе на складах станции — до 4000 тонн. Но по своему качеству торф не может удовлетворить станцию — необходима примесь до 80 проц. второвского торфа. Запасов же второвского торфа нет совершенно. То же количество, которое из Второва сейчас поступает — недостаточно.
Таким образом, несмотря на то, что сейчас есть полная возможность для подвозки топлива гужевым транспортом — электростанции грозит полный останов. В лучшем случае работа пойдет с большими перебоями.
В первом квартале (январь-март) Ивгосторф должен доставить станции с Второвских разработок 12000 тонн, с Собинских — 11000 тонн и с болота «Долгая лужа» 6700 тонн. Это количество может быть доставлено лишь при достаточном количестве возчиков. Между тем, сейчас во Второве, вместо 600 подвод, работает 50, на болоте «Долгая лужа» вместо 100 подвод — 10, с Собинки всего поступило 3 вагона.
Положение с перевозкой дров обстоит еще хуже. В январе-марте должно быть доставлено 9000 кубометров, поступило всего лишь 7 вагонов транзитом. Гужевым же транспортом подвозки совершенно нет. Владимирский леспромхоз отделывается одними обещаниями, а практических мер к снабжению станции дровами не принимает.
Положение чрезвычайно тревожное. Срыв работы электростанция грозит громадными убытками фабрикам им. Абельмана, им. Свердлова, «Оргтруд» и «Правда» («Призыв», 14 января 1931).

Владимирская центральная электрическая станция представляла собой одно целое с Владимирской красильно-отделочной фабрикой и подчинялась Правлению государственного Владимирского хлопчатобумажного треста на тех же основаниях, как и все другие, входившие в трест фабрики. Штаты конторского персонала станция имела общие с фабрикой. Количество инженеров и техников первое время было 12 чел., рабочих - 22 чел.
ТЭЦ находилась до октября 1931 г. в ведении четвертого хлопчатобумажного треста. В связи с тем, что ТЭЦ являлась энергетической базой ряда предприятий различных наркоматов, НКРКИ 8 октября 1931 г. постановил передать ВлТЭЦ в систему "Главэнерго" с передачей ее в энергетическое управление "Ивэнерго".

«Как сообщалось, 3-го декабря топки районной электростанции потухли потому, что второвские торфоразработки прислали накануне недоброкачественный торф. На фабриках получились огромные простои.
Сейчас мы получили сведения о результатах лабораторного анализа этого торфа.
Анализ говорит, что влажность 11 вагонов присланного тогда торфа (из 14 вагонов) составляли 56,2 проц., зольность — 3,82 проц.
Анализ производился при участии специальной комиссии из представителей разных организаций, в том числе и РКИ.
Второвцы — что вы ответите на это? Когда же будет прекращена присылка недоброкачественного торфа.
Надо немедленно привлечь к ответственности виновных в таком небрежном отношении к снабжению станций топливом» («Призыв», 8 декабря 1931).
«18 декабря на районной электростанции выбыл из строя дымосос. Причина — сгорел мотор дымососа. В результате, целые сутки станция работала без дымососа, на следующий день — 19 декабря — были выключены фабрика «Оргтруд» и частично город Владимир.
Торфсклад, зная о том, что станция работает без дымососа — не дал вовремя хорошего топлива. В свою очередь, виновата здесь и смена Тушина — она вовремя не известила торфяной склад. Результатом же этой халатности и было выключение фабрики и города.
Надо привлечь к строгой ответственности виновных в этой халатности» («Призыв», 24 дек. 1931).
В 1931-1932 гг. устанавливается третий (последний) турбогенератор в 7500 кВт. С установкой его заканчивается электрификация фабрик г. Владимира и продолжается электрификация фабрик Ковровского района.

«Весь январь районная электростанция работала без перебоев. Не было ни минуты простоя. Сейчас снова начались перебои. 2-го февраля, например, станция недодала 924 киловатт-часа энергии, 3-го февраля — 2000 киловатт-часов.
Основная причина перебоев — недопустимо плохое снабжение торфом со стороны второвских торфразработок.
Еще с 23-го января разработки начали присылать торф в меньшем, чем это требуется, количестве. Суточная потребность станции — 16 вагонов торфа, а стало присылаться только 7 — 13 вагонов. 31-го января поступило всего лишь 3 вагона, 2 февраля — 7 вагонов. А 1-го февраля не было прислано ни одного вагона.
Станция израсходовала весь имевшийся небольшой запас кускового торфа, а потом уже вынуждена была снимать нагрузку с предприятий.
Неподачу торфа администрация торфоразработок объясняет тем, что станция не уплатила в срок деньги.
Действительно, последние дни у станции с деньгами было неблагополучно — денег на текущем счету не было. Но у торфоразработок были другие меры воздействия на электростанцию — неустойки, пени и т. д. Прекращать же отгрузку торфа, срывать этим работу станции и всех связанных с нею предприятий — недопустимо.
Сейчас же выясняется, что ссылка торфоразаботок на неуплату денег — лишь формальность, прикрывающая бездеятельность администрации разработок. Оказывается, что просто администрация разработок не сумела обеспечить погрузку торфа в вагоны.
В том, что у электростанции был прорыв на финансовом фронте, который дал торфоразработкам повод оправдать неподачу торфа — в значительной степени виновата фабрика «Оргтруд». Мы не раз писали, что администрация фабрики долго тормозила заключение договора со станцией на получение тока.
Сейчас же администрация тормозит другое — не платит деньги за отпускаемую электроэнергию. За январь фабрика должна всего 35000 руб. Несмотря на неоднократные предупреждения о том, что с фабрики будет снята нагрузка — администрация все же никаких мер к уплате денег не принимает.
В это дело должен срочно вмешаться трест. Своим недопустимым отношением к принятым на себя обязательствам администрация наносит фабрике огромные убытки, так как при перебоях в работе РЭС-а, нагрузка в первую очередь снимается с «Оргтруда», которая не платит денег за энергию.
4 февраля второвские разработки прислали уже 18 вагонов торфа. Положение на станции несколько улучшилось, но все же это не гарантирует дальнейшую бесперебойную работу, так как запасов кускового торфа на станции нет.
3 февраля деньги разработкам переведены. Следовательно, повода срывать снабжение станции торфом уже нет. Торф должен подаваться своевременно и в достаточном количестве, чтобы станция снова могла создать хотя бы небольшой запас.
Кстати, давно ведутся разговоры об отправке из Второва маршрутных поездов с торфом. Маршрутизация торфяных поездов значительно бы облегчила работу РЭС-а, была бы более удобной и для разработок и для железной дороги. Но дальше разговоров дело до сих пор еще не двинулось. Торфоразработки ссылаются на железную дорогу, дорога — на разработки.
Вопрос о маршрутизации должен быть срочно разрешен.
«Призыв» долго боролся за освоение электростанцией фрезерного торфа. Перестроенная топка сейчас работает успешно, фрезерный торф, и примеси к кусковому сжигается удовлетворительно.
Сейчас ведется переоборудование под фрезерный торф и второй топки. Работы выполнены уже на 60 проц. К концу февраля топка будет готова» («Призыв», 6 фев. 1932).
«Районная электростанция переведена на хозрасчет полностью. По РЭС-у создано 4 бригады, по торфу — 4 и 1 бригада на железнодорожной ветке. «На фабрике «Оргтруд» среди администрации процветает семейственность. Вот главные виновники: мастер Кабанин, зав. фабрикой Тупиков и бригадир Варюшин. Мастер Кабанин прибыл на фабрику в 1931 году с фабрики им. Свердлова. Через некоторое время Кабанин перетащил односельчанина Варюшина и устроил его на должность бригадира.
Заведующий ткацкой фабрикой блико знаком с мастером и бригадиром. Между этими работниками и образовался коллектив. Этот коллектив в выходные дни «выходят» по подмастерьям и их опивают.
Бригадир Варюшин поставил Пронина работать регулировщиком. За это назначение Варюшин с Кабаниным «накачиваются» у Пронина.
Зав. фабрикой нашел себе еще приятеля — шлихтовала Шебонилова. К нему похаживают пьянствовать. За это зав. фабрикой поставил шлихтовала учиться в клеевары.
В тоже время молодой подмастер Летягин, окончивший школу ФЗУ в 1928 году, в настоящий момент работает не по своей квалификации и ряд молодых подмастеров ходят по запасу, а не квалифицированные рабочие работают подмастерьями.
За такое отношение к молодым подмастерам и за «опой» и семейственность надо виновных привлекать к ответственности» («Призыв», 21 марта 1932).
Бригады РЭС-а имеют такие показатели: за январь задание по производству пара выполнено на 100,9 проц.; получена экономия по топливу в сумме 6350 рублей. В феврале бригады темпы не сдали.
Хозрасчетные бригады на торфу не выполняют промфинплана исключительно из-за скверной подвозки топлива с торфоболот. В январе по плану должно быть ввезено на склад 7482 тонны, а фактически поступило торфа 5628 тонн. В феврале положение улучшилось. По плану должно быть вывезено торфа на склад 7200 тонн, доставлено — 7136 тонн.
Отчетность сильно отстает. Поэтому, показатели хозрасчетных бригад до рабочих доводятся с большим опозданием.
Необходимо наладить учет работы бригад и доводить показатели до них вовремя.
Бригады должны добиваться еще лучших показателей.
Карнулин В.И.» («Призыв», 22 марта 1932).
«На владимирской паро-электроцентрали со стороны администрации не ведется борьба с потерями топлива и проявляется исключительная безответственность.
Вот, например, еще зимой прошлого года с «Долгой лужи» было завезено пять тысяч фрезерного торфа. Последний сложили в штабеля в разрез техправилам. Об этом рабочие своевременно заявляли, но получили такой ответ от администрации:
— Не ваше дело!..
В результате сейчас торф самозагорается. Хуже того, когда дежурные пожарники вызывают пожарных для тушения торфа, то администрация против этого, а старший инженер тов. Мигулин заявляет:
— На болоте горит несколько штабелей, а у нас только один.
За такое головотяпство виновных нужно привлечь к строгой ответственности» («Призыв», 14 августа 1932).
«Директор ПЭЦ тов. Живодеров месяцами не выдает рабочим премии за экономию топлива. До сих пор рабочие еще не получила премии за октябрь месяц. На требование рабочих Живодеров отвечает:
— Премию?.. За октябрь? Успеете, получите...
Организации ПЭЦ-а должны заставать Живодерова немедленно выдать рабочим премии не только за октябрь, но и за ноябрь—декабрь месяцы» («Призыв», 17 янв. 1933).
«На железнодорожной ветке владимирской ПЭЦ нет сигнализации, нет опытного распорядителя маневров. Ответственный за ветку зав. торфоскладом тов. Парков безответственно относится к своим обязанностям и никаких мер к устранению этих недостатков не принимает.
Долго-ли ж.-д. ветка будет находиться в таком состоянии?» («Призыв», 7 фев. 1933).
«На торфскладе электростанции происходят безобразия. Прибивающий торф с болота «Долгая лужа» в штабеля не укладывается, а сваливается как попало, — прямо на снег. После его переваливают с места на место, он перемешивается со снегом. Правда, администрация РЭС за халатное и невнимательное отношение к порученной работе сняла с работы зав. торфскладом, но безобразия еще не устранены» («Призыв», 3 марта 1933).
«На ПЭЦ насчитывается около 300 рабочих и не один из них до сих пор не имеет расчетного листка. Рабочие не знают, какой их заработок за месяц, за что вычитается и т. д.
Со стороны бухгалтера Маркова к рабочим самое пренебрежительное отношение. Сплошь и рядом рабочих обсчитывают и когда рабочие спрашивают Маркова, почему это получилось, то он отвечает:
— а мы на глазок подсчитывали...
Назрел вопрос у рабочих с выдачей премий за экономию топлива. С января не могут получить премии.
— Считать некогда, — отвечает Марков.
Директор же Живодеров на справедливые жалобы рабочих отделывается насмешками:
— будет время получите и расчетные листки, и премию...
Долго ли рабочих будут обсчитывать на ПЭЦ?» («Призыв», 18 мая 1933).
«С 17 июня на ПЭЦ начался капитальный ремонт всей паро-силовой установки, а также подвижного состава по торфоподаче. Составленный план ремонта обсуждался на техническом совещании, затем на цеховых производственных совещаниях и наконец на общем производственном совещании.
На производственном совещании рабочие вынесли ряд предложений, были созданы бригады во главе с ответственными лицами за ремонт.
На основе крепкой сплоченности, организованности и правильной расстановки рабочей силы, ремонт был закончен в срок - 28 июня. В этот день состоялся пробный пуск турбины в 2500 клв. Результат пуска вполне удовлетворительный.
Рабочими и ИТР был выдвинут встречный план по подаче света. По плану электроэнергия в город не должна была подаваться в течение 6 дней. Встречный-же предусматривал сокращение этого срока до трех дней, что и было выполнено.
Вот лучшие рабочие-участники ремонта, которые действительно по-большевистски боролись за качество ремонта и за своевременный пуск турбины: машинисты турбины — Сидоров, Белов, Ратников, Комолов и Круглов; слесаря — Волков, Горшков и Голубев; электрики — Чуприн В., Николаев и Рядов.
По-ударному содействовали быстрейшему ремонту слесаря мех. мастерской Химкомбината — Холодов и Кочешков. Они точно в срок выполняли все работы по изготовлению и ремонту деталей» («Призыв», 4 июля 1933).
«Из-за неподачи электроэнергии ПЭЦ с 8-го по 16-е октября «Пионер» недовыработал 233.200 метров ткани. По вине ПЭЦ за этот-же период «Оргтруд» недовыработал 405.927 метров ткани.
Говорит рабочий:
— Опять сижу без света, не имею возможности регулярно читать газету по вечерам, после окончания работы.
А в это время дежурные инженеры ПЭЦ Шишов и Крюков фиксируют в журнале дежурных: «снята нагрузка энергии столько-то, по причине влажности торфа и отсутствия дров».
Все фиксируют, за исключением рабочего жалобщика, спокойно и уверенно лишь для того, чтобы снять с себя ответственность за последствия, да произвести кое-какой перерасчет. А расчет таков, что фабрики в пятикратном размере взыскивают с ПЭЦ за каждый недоданный киловатт-час, и ПЭЦ в балансе отражает недополученное с 8-го по 16-е октября с фабрик 12.700 рублей.
Все это получается из-за того, что ПЭЦ, не умея работать с торфом большой влажности, не борется за получение торфа более качественного, несмотря на то, что на второвском торфоболоте дежурят их ответственные лица, вплоть до самого директора Живодерова.
В результате, из-за 25 тонн торфа с влажностью до 50 проц. на сумму 1.250 рублей, ПЭЦ получил убыток в 12.700 руб., а потребитель недополучил 648.127 метров ткани.
Фабрики не выполняют промфинплан. Но какое дело до этого директорам второвского торфоболота тов. Крезову и ПЭЦ — Живодерову? У Живодерева одно оправдание:
— Влажный торф.
И как следствие: «снимаем нагрузку».
У Крезова нечто другое. Он отгружает торф, но какой? — Какой нагрузят. Для него важно, чтобы его нагрузили меньше по объему, но больше по весу. Плевать ему на указания ПЭЦ, что они получают торф с влажностью, выше предусмотренной договором, лишь бы этого торфа было вывезено столько, сколько предусмотрено планом.
Лаборатория ПЭЦ настойчиво записывает: «влажность торфа 6 октября — 72 проц., 7 октября - 75 проц., 8 октября — 60 проц., 9 октября — 65 проц., 10 октября — 60 проц., 11 октября — 72 пр.». И дальше — все та же картина. В подтверждение этих цифр зональная станция во Второве также фиксирует, что влажность отгружаемого торфа свыше 50 процентов.
Но что значат эти анализы для Крезова? Он по-своему прав. Он, если, вам желательно, подведет вас к нагруженному вагону и покажет:
— Видите торф, влажность не свыше 30 проц.
Вы убеждаетесь, что облицовка вагона с торфом хороша. Именно облицовка, а средина вагона начинена отвратительным (если не грязью) влажным торфом. И эти жульнические махинации Крезова, как руководителя, продолжаются до сих пор.
Несколько слов о гортопе.
Гортоп, как правило, за доставку дров деньги получает заранее, но и как правило дрова своевременно не доставляет.
Так случилось и с ПЭЦ. Из 2000 кубометров гортоп не доставил ни одного полена» («Призыв», 30 окт. 1933).
«Подготовка к Октябрьским торжествам на ПЭЦ проходит под лозунгом борьбы за лучшие производственные показатели, за выполнение финплана 4-го квартала не меньше как на 60 проц.
Рабочие дали обязательство: два переходящих красных знамя, полученных станцией за хорошую работу на финфронте, они не выпустят из своих рук.
Из числа рабочих и ИТР ПЭЦ выдвинуто на премирование 55 человек» («Призыв», 2 нояб. 1933).
«Владимирская ПЭЦ — основная энергетическая база района, оторванная от других станций области. Это обстоятельство заставляет особенно напряженно следить за состоянием оборудования ее.
Несвоевременное, а порой абсолютное невыполнение заявок на запасные части и материалы, отсутствие своей механической мастерской вынуждают изыскивать пути к реализации внутренних ресурсов и осуществлять проведение планово- предупредительного ремонта своими силами.
Что способствует при таких трудностях выполнению и даже перевыполнению производственной программы?
Прежде всего, преданность рабочих своему производству. Рабочие эксплуатации являются выучениками этого производства. Придя на строительство станции простыми рабочими, не видевшими простейших машин, они освоили технику сложных машин, представляющих из себя котельные агрегаты высокого давления, теплофикационные турбины, установленные и пущенные в эксплуатацию впервые в 1928 году в нашем Союзе.
Теперь эти рабочие уже не простые исполнители черновых работ, а высококвалифицированные турбинисты, старшие кочегары, дежурные у распределительного щита, мастера, сменные инженеры и начальники цехов.
А эта преданность, стремление к освоению техники производства объединили рабочих и ИТР в мощный сплоченный коллектив, успешно справляющийся со всеми трудностями производства. В результате этой сплоченности и организованности не было еще таких мероприятий как по производству, а также и по общественной работе, которые бы срывались и проходили бесследно для производства и общественности.
Борьба с прорывами при топливных затруднениях, выходы на топливные склады, выезды на погрузку торфа, массовые выходы ни разгрузку зерна и т. п. — все эти мероприятия проходят с высоким энтузиазмом.
Доказательством сплоченности коллектива, правильности руководства и здоровых товарищеских отношений, кроме того, что я указал выше, может служить отсутствие текучести основных ведущих профессий. Доказательством освоения техники производства служит изжитие аварийности, правильная эксплуатация, успешное проведение капитальных ремонтов и ревизий турбогенераторов без помощи заводских шефмонтеров.
Считаю, что мы, инженерно-технические работники ПЭЦ, вполне уяснили роль и задачи инженера в социалистической промышленности.
Указания коммунистической партии и ее вождя тов. Сталина ведут к верным успехам, к победе социалистического общества.
Единственно, что плохо у нас на станции — это недостаточное проведение марксистско-ленинского воспитания и повышения политической грамотности среди ИТР. Этот недостаток часто ощущается при организации массовых мероприятий.
Главный инженер В. Федотов
***
В 1927 году было приступлено к оборудованию ПЭЦ. В этот год пришел работать на ПЭЦ и я, совершенно не зная самых простых, элементарных правил электротехники.
Производился монтаж турбин, котлов, агрегатов. И эти громадины, которые уставляли такие же люди, как и я, порабощали меня, казались недоступными. Я часто мечтал о том, могу ли я, совершенно не зная электротехники, освоить сложную технику этих чудовищ. А освоить мне очень хотелось. Но их громада пугала меня, а люди, которые работали по установке этих чудовищ, в моем воображении вставали не просто людьми такими, как и я, а какими-то особенными сверхлюдьми, своей воле подчиняя эти чудовища.
Но шли года. День за днем я вникал внутрь, в сердце того, что казалось невозможным. И то, что раньше пугало меня — теперь стало близким, родным и понятным. Моя жизнь слилась с жизнью этих громад, которыми я уже управляю теперь сам. Теперь я не простой рабочий, а машинист турбины. Верно, путь от простого рабочего до машиниста турбины был трудным, но я не останавливался ни перед какими трудностями, шел, решительно шел, овладевал техникой.
Работая машинистом турбины, я никогда не имел ни одной аварии, ни одной минуты простоя, из месяца в месяц не только выполняю, но и перевыполняю норму. Я вырос на ПЭЦ. И не только технически, но и политически. На ПЭЦ пришел беспартийным, сейчас — член партии. Разбираюсь в сложных политических вопросах и учу других.
Уже семь Октябрьских годовщин прошло как я работаю на ПЭЦ. И каждую из семи я встречаю хорошей и честной работой, почетным званием ударника. Так буду встречать и дальше эти великие годовщины.
Круглов Михаил, машинист турбины» («Призыв», 6 нояб. 1933).
«Знают ли об этом организации ПЭЦ?
Некоторые ИТР ПЭЦ-а живут в неудовлетворительных жилищных условиях. Своих домов ПЭЦ не имеет и часть ИТР проживает в домах «Химпластмасса».
Дирекция «Химпластмасса» не раз ставила вопрос о их выселении, а поэтому всячески тормозит ремонт квартир, отепление погребов и т. д.
У Красуленкова и Костина помещения для хранения овощей до сих пор не были отеплены и им самим пришлось их отеплять.
У Крюкова помещение для хранения овощей не отеплено. В этом доме, где он живет (деревянный, 12-квартирный.), отопление (центральное) работает плохо, в квартирах холод.
У Круглова (шлако-бетонный дом) квартира сырая, печи большие, холодные, рамы приложены к бетону не плотно. Имеющийся погреб не отеплен — овощи мерзнут.
Тихомирову требуется отепление дверей.
Дровами рабочие и ИТР ПЭЦ-а не обеспечены. Нет транспорта для перевозки дров из леса.
Знают ли организации ПЭЦ-а в каких жилищных условиях живут ИТР электростанции? » («Призыв», 20 нояб. 1933).
«К ПЭЦ для вывозки торфа с болота «Долгая Лужа» закреплены сельсоветы: красносельский — 40 лошадей, новосельский — 60 лошадей, богословский — 50 лош. и ямской — 25 лошадей. Они должны заключить договора с дирекцией ПЭЦ, но до сего времени заключены договора полностью только по новосельскому и боголюбовскому сельсовету, в остальных сельсоветах — красносельском из 40 лошадей лишь 22 работают по договорам и в ямском из 25 только 5 лошадей и 4 лошади единоличников работают без договоров.
По плану сельсоветы должны обеспечить вывозку торфа: красносельский — 475,2 тонны, новосельский — 712,8 тонн, боголюбовский — 594 тонны и ямской — 297 тонн. А обеспечено договорными обязательствами на вывозку торфа по красносельскому с/с на 261,31 тонн и вывезено на 20 декабря 312,28 тонны, новосельский — из 712,8 тонны вывезено 396,23 тонны, боголюбовский — 594 тонны, вывезено 423,19 тонны, ямской - 59,4 тонны, вывезено 56,1 тонны.
Договорные обязательства по вывозке торфа по всем сельсоветам на 20 декабря выполнены на 72,9 процента.
Лучше всех показывают ударные образцы по вывозке торфа добросельские колхозники, которые ежедневно перевыполняют нормы выработки.
Срывают вывозку торфа единоличники красносельского и ямского сельсоветов» («Призыв», 23 декабря 1933).

Далее »» Владимирская теплоэлектроцентраль (ТЭЦ) с 1934 года

Категория: Владимир | Добавил: Николай (14.03.2016)
Просмотров: 5452 | Теги: Промышленность, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru