Главная
Регистрация
Вход
Среда
17.04.2024
14:22
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [132]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Танеев Сергей Иванович

СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ ТАНЕЕВ

Сергей Иванович Танеев (13 [25] ноября 1856, Владимир — 6 [19] июня 1915, Дютьково под Звенигородом) — русский композитор, пианист, педагог, теоретик музыки, музыкально-общественный деятель.

Сергей Иванович Танеев принадлежал к старинной дворянской семье. Как указывают генеалогические источники, Танеевы служили стольниками и воеводами, за службу свою были жалованы в XVII столетии поместьями и приписаны к столбовому дворянству, занесенному в шестую часть дворянских родов Воронежской губернии.
В описи Владимирского Кремля 1626 г. упоминается «двор Дементия Никифорова Танеева, вдоль 17 саж. поперек спереди 7 и ½ саж., а позади 4 саж., дворника не было. Д.Н. Танеев владел вотчиной - пустошь Маринино на реке Вязе, пожалованной ему по государевой жалованной грамоте от царя Василия (Шуйского) за московское осадное сиденье; двор Ивана Федоровича Танеева 14x4 саж. (у Артлебена - Кокуева) 12x10 саж. с дворником плотником Петрушкою Позднеевым».
С третьей четверти XVIII столетия с. Маринино и Цикуль имели общих владельцев. После кончины отставного майора Танеева большая часть его имений перешла к четырем сыновьям: Сергею, Андрею, Илье и Василию Михайловичам Танеевым. Все четыре брата Танеевы, подобно отцу, служили в гвардии и достигли генеральских чинов, лишь младший Василий дослужился «всего лишь» до полковника.
Каменное здание Преображенской церкви в селе Цикуле было построено в 1815 году братьями Танеевыми, среди которых Илья Танеев - дед композитора С.И. Танеева.
В 1830 году Иван Ильич Танеев, будущий отец композитора, прожил в Цикуле несколько недель.
Иван Ильич (1796-1879 гг.) был человеком образованным и до конца своих дней сохранял страсть к наукам и искусству («учится, учится и притом без всякой системы», — говорил о нем старший сын Владимир).
У него же, у Владимира, брата Сергея Ивановича, в литературном наследии читаем. «Древний город, окруженный селами, монастырями, стоит на высоком месте узкого горного хребта. Обилие церквей и садов придает ему великолепный вид. Над крутым обрывом высится кремль с бойницами и башнями, извилистая река, чистая, прозрачная, омывает обрыв...»
В.И. Танеев, старший брат композитора, много занимавшийся исследованием семейных документов и преданий, сохранил в описании родного Владимира картины патриархальной жизни в старинном губернском городе. Цветение садов весною, наполнявшие улицы тонким сладостным ароматом, затопленные в половодье луга, далеко видные с кремлевского обрыва, оживление почтового тракта перед началом знаменитых нижегородских ярмарок, — путь на них пролегал через Владимир, разноголосие базара, куда «являлась продавать и покупать Древняя Русь, нетронутая, неизменившаяся, с громким говором, оглушительными криками, непечатной бранью и рукопашными схватками...»
Патриархальной была и неспешная жизнь родителей композитора. В 1838 году Иван Ильич обвенчался с дочерью титулярного советника, владимирского чиновника «из обер-офицерских детей» Павла Андреевича Протопопова, Варварой Павловной. Ему в это время было 42 года, ей 16, тем не менее их сорокалетняя супружеская жизнь прошла в редком согласии и дружбе.
В начале 1839 года Иван Ильич поселился во Владимире-на-Клязьме. Дом их стоял на отшибе главной Дворянской улицы, на небольшой площади движения обыкновенно не бывало. Богатыми Танеевы не были, но их потребности были вполне обеспечены. Они имели лошадей, экипажи н славились гостеприимством. Два раза в год — в свои именины и в именины мужа — Варвара Павловна угощала роскошным завтраком многочисленных знакомых, а Иван Ильич, по свидетельству его старшего сына, «вообще смотрел на свой дом, как на квартиру для гостей — был рад вся кому, званому и незваному...»
Случалось принимать и редких гостей. Так, в 1856 году с визитом к Танеевым приезжал писатель М.Е. Салтыков-Щедрин. Они были знакомы и с А.И. Герценом, который в 1838-1840 годах находился во Владимире в ссылке.
Иван Ильич верой и правдой 23 года прослужил во Владимире советником губернской Палаты государственного имущества. Во время разразившейся тогда в губернии эпидемии холеры он был избран на выборную общественную должность «смотрителя для предохранение от холеры» в Меленковском уезде.


Улица Большая Нижегородская, д. 5. На месте этого здания стоял дом в котором родились и жили до 1864 года братья Танеевы.

Дом приобрел Протопопов П.А., дед братьев по материнской линии, в начале XIX в.
Владимир Иванович признавался, что был нежно привязан к родительскому дому: «Я вспоминаю о нем с самой страстной нежностью». Он всю жизнь помнил до мельчайших подробностей, где что находилось: «Дом стоял на углу небольшой площади и главной владимирской улицы, в отдаленном конце ее. Из окон были видны еще четыре других церкви и семинария. Улица в этом месте была пустынная. На ней обыкновенно не было никакого движения. Только по утрам и после полудня семинаристы толпами шли в класс и из класса».
Но по субботам сонную жизнь обывателей города нарушал звон цепей колодников, которых гнали в Сибирь по печально знаменитой «Владимирке». Эти субботние картины навсегда остались в памяти Танеева-старшего: «Колодники проходили в серых суконных халатах, скованные по двое, бледные, изнуренные. Иногда выдавалась колоссальная фигура, смелая, величественная, с поднятой головой, с презрением на лице. По сторонам шли жалкие, ничтожные гарнизонные солдаты. На тучном коне красовался штабс-офицер, провожавший партию. Позади несколько телег с женщинами, детьми, больными».
Не потому ли потом, став взрослым, В.И. Танеев посвятил себя защите политических противников царского самодержавия, за что и получил прозвище «адвоката красных». Выступая на политических судебных процессах, он не только защищал обвиняемых, но и громил царский суд. Великий вождь пролетариата К. Маркс лично засвидетельствовал Танееву глубокое уважение, подарив ему свою фотографию в 1871 г.
Дом Танеевых был одноэтажный, довольно живописный: «Перед окнами, которые выходили на площадь, находился палисадник с акациями. К дому примыкал большой вымощенный двор и довольно обширный сад с яблонями, малиной, крыжовником, смородиной. В нем не было больших тенистых аллей, но большая дорожка, хотя и усаженная яблонями, была очень недурна. Вдоль забора стояли старые величественные липы», — с теплом описывал свой дом В.И. Танеев.
Отец братьев Танеевых слыл большим охотником строиться. В доме всегда что-то переделывалось, перекраивалось. «Дом принял почти европейский характер», — с легким юмором вспоминал Владимир Иванович, когда отец, Иван Ильич, приделал у двери звонок, а тяжелую мебель заменил новою, легкою. «Наконец, явилась главная принадлежность каждого цивилизованного жилища — вентиляция, всюду понемногу были устроены форточки».


Сергей Иванович Танеев

Сергей Иванович Танеев родился в 1856 г. в г. Владимире, в дворянской семье.
«Музыканты были любимыми гостями, к какому бы званию не принадлежали», — читаем у Владимира Ивановича. Он и описал сцену, когда все, кто был в доме, бросились к воротам, завидев приближающуюся толпу, во главе которой шествовал оркестр. Им управлял, размахивая тростью, Иван Ильич. В плаще пушкинских времен он направлял ее прямо к дому. У хозяйки сперва голова кругом пошла. Но музыканты без церемоний наполнили огромную залу. После обеда до самой ночи в доме стоял шум и гам. Иван Ильич был вне себя от радости. Редкостно радушный, он располагал к себе людей, привлекал общительностью, вниманием, любезным характером, занимательной беседой. После любопытства, какими языками владеет новый знакомый, он переходил к музыке, спешив узнать, на каком инструменте играет гость. Выяснив, что последний способен проаккомпанировать на фортепиано, хозяин немедля брался за скрипку, которую любил превыше всего, хотя играл также на форте пиано, флейте и гитаре».
О музыке Иван Ильич обычно говорил с велеречивой восторженностью. Естественно, что он заботился о музыкальном образовании своих сыновей. Надо ли говорить о его радости, когда обнаружились проблески музыкальной одаренности у Сережи, т.к. старшие братья, Владимир и Павел, избрали юридическое поприще. Хотя нам мало известно о детстве композитора, косвенные данные позволяют предположить, что влияние родителей и всего домашнего уклада было в жизни Сергея Ивановича очень существенным.
«У нас был прекрасный дом, старинный, уютный, с большим садом. В саду была беседка с декорациями. В этой беседке раза два или три давались театральные представления, до которых брат Владимир большой охотник. В саду были яблоки, смородина, малина... Не могу сказать, чтобы мои детские воспоминания были особенно живы. Но и до сих пор я себя иногда представляю находящимся в нашем владимирском саду. Я часто забирался в кусты и ел смородину. Мне теперь стоит взять в рот красной смородины, чтобы начать вспоминать ощущения, очень похожие на те, которые я испытывал ребенком в нашем саду. Дом наш, проданный нами при отъезде в Москву, несколько лет назад сгорел, на его месте теперь стоит другой», — писал много позже С.И. Танеев Аренскому.
С пяти лет Сережу стали обучать игре на фортепиано, чтению и письму на русском, французском и немецком языках, а также арифметике. Посещавшие Ивана Ильича музыканты неизменно восхищались талантливостью ребенка. Дирижер местного городского театра даже написал в честь его польку, которую назвал — «Сереженька — полька».
Будущность Сережи была решена — он должен стать музыкантом. Родители пригласили к пятилетнему мальчику учителей. Сначала это была М.А. Миропольская — ученица известной пианистки С. Малоземовой, а затем В.И. Полянская (урожденная Возницына), о которой Танеев впоследствии говорил, что именно она привила ему постоянную и настоящую любовь к музыке.
В 1866 году, когда Сереже шел десятый год, Танеевы продали свой дом и переехали в Москву.
«Я часто думал о нем, страдал при мысли, что его продали, и все мечтал его выкупить, — продолжал вспоминать В.И. Танеев.— Недавно, в сентябре 1874 г. (?), дом сгорел до основания. Только тогда нежность моя к этому дому ослабла».
Дом Танеевых сгорел до основания в сентябре 1874 года (из воспоминаний В.И. Танеева). На его месте было построено здание Семинарской больницы. Но в газете «Владимирские Епархиальные Ведомости Владимирские Епархиальные Ведомости» за 1871 год говорится, что семинарская больница была освящена 17-го октября 1871 г. Антонием, Архиепископом Владимирским и Суздальским.


Больница Владимирской семинарии

В Москве Сережу отдали в гимназию. В сентябре 1866 года Танеев переступил порог Московской консерватории с тем, чтобы не расстаться с ней без малого сорок лет — учеником, профессором, директором, снова профессором...
Музыкальное развитие мальчика шло быстро. Успехи в фортепианной игре свидетельствовали о его врожденных пианистических данных и о сознательном отношении к художественному характеру исполняемых произведений.
Н.Г. Рубинштейн очень внимательно следил за развитием музыкальных способностей Танеева и в 1871 году он взял его в свой класс. В классе Рубинштейна Танеев научился очень многому. Впоследствии он нередко применял приемы преподавания своего учителя. Высоко ценил Танеева и не сомневался в его будущности и Рубинштейн. «Танеев, — говорил он, — принадлежит к числу весьма немногих избранных, — он будет великолепный пианист и прекрасный композитор».
По композиции Танеев занимался у другого замечательного музыканта — Чайковского. У него же он прошел курс гармонии и инструментовки. Танеев был любимым учеником Чайковского. «Не знаю никого, — писал он, — кто бы в моем мнении в сердечном отношении стоял выше Танеева». Чайковский оказал огромное влияние на Танеева и как композитор, и как человек. Он научил его той редкой дисциплине труда, олицетворением которой являлся сам. Чайковский привил Танееву любовь к выдающимся музыкантам прошлого. Именно в консерваторские годы начинается их профессиональное общение, перешедшее затем в глубокую и внимательную дружбу.
А их переписка! Она переполнена спорами, принципиальными разногласиями, расхождениями по многим творческим вопросам — и в то же время излучает истинно дружескую приязнь, покоряет душевной красотой обоих корреспондентов. Этих благороднейших людей роднила высота нравственных, этических убеждений, они буквально жили высшими целями искусства. Петра Ильича особенно восхищало в Сергее Танееве «бодрое, здоровое, оптимистическое отношение к задачам жизни».
В ученические годы Танеев начинает выступать на концертной эстраде в качестве пианиста. В одном из писем своим друзьям Масловым он живо описывает концертные хлопоты, поиски фрака, беспокойство о неисправном рояле: «Я сначала очень боялся, но когда вышел играть, успокоился. Все остались очень довольны. Николай Григорьевич сказал, что я сыграл лучше, чем он ожидал...»
В мае 1875 года Сергей Иванович Танеев окончил курс по двум специальностям: по фортепиано у Н.Г. Рубинштейна, по композиции у П.И. Чайковского. Он первым в истории Московской консерватории был отмечен высшей наградой — Золотой медалью. Его имя и сегодня можно видеть на Почетной доске возле Малого зала консерватории.
По окончании ее начались самостоятельные выступления С. Танеева, как в России, так и за границей. С годами он подходит к своим выступлениям требовательнее — вне зависимости от их масштабов и сложности. «Играю аккуратно 5-6 часов в день..., приходится повторять какой-нибудь пассаж из листовой пьесы по двадцать раз, чтобы сообщить ему элегантность и легкость, требуемые от фортепианного виртуоза» — пишет Танеев Чайковскому. На что тот ему отвечает: «Я нахожу, Сергей Иванович, что вы слишком много играете. Зачем шесть часов? Два было бы совершенно достаточно. При вашей превосходной памяти для репертуара более двух часов не нужно...»

Осенью 1878 года С.И. Танеев начинает педагогическую деятельность в стенах Московской консерватории. Он становится преемником П.И. Чайковского — берет на себя классы гармонии и инструментовки, а через три года он наследует класс и другого своего учителя — Н.Г. Рубинштейна, который внезапно скончался в Париже в 1881 году. Преподавание становится для Танеева «источником самых чистых наслаждений», а сам он стал со временем одним из крупнейших авторитетов в этой области, по словам А.К. Глазунова, «мировым учителем».
Внезапная смерть Рубинштейна жестоким ударом обрушилась на любимое его детище — Московскую консерваторию. Чайковский, наблюдая постепенный упадок столь близкого ему учреждения, приходит к мысли о необходимости выдвижения нового директора — достойного преемника Рубинштейна. «Только на одном Танееве с удовольствием отдыхает моя мысль. Вот в ком вся будущность консерватории», — пишет Чайковский Юргенсону.
В 1882 г. под управлением Танеева была исполнена в Москве его собственная «Увертюра на русскую тему», а в 1884 г. – кантата «Иоанн Дамаскин» (по поэме А.К. Толского), в 1885 г. – Третья симфония.
В мае 1885 года С.И. Танеев был избран директором Московской консерватории и руководил ею в течение четырех лет. Среди его учеников целая плеяда композиторов и деятелей русской музыки. В своих воспоминаниях о Танееве С.В. Рахманинов писал: «Своим личным примером он учил нас как жить, как мыслить, как работать...»
В 1887 г. Танеев начал работу над оперой «Орестея» (поставлена в Петербурге в 1895 г.).
В 1898 г. окончил Четвертую симфонию, исполненную в Петербурге.

В 1882, 1889, 1890 гг. Танеев гостил в усадьбе двоюродной тетки Е.Д. Сахаровой Останьино, недалеко от д. Даниловка Владимирской губернии (ныне Собинский район), куда в раннем детстве ездили всей семьей.
В августе 1893 г. и августе 1905 г. побывал в д. Налескино под Мстерой, где находился дом его первой учительницы музыки М.А. Миропольской.

Живя и трудясь в Москве, Сергей Иванович не терял связь с родным Владимиром. Листая его дневники, мы можем почувствовать атмосферу далекого времени. В мае 1901 года он в очередной раз приехал в родные места: «Владимир мало изменился... Я не могу заметить, есть ли какая разница с тем, что было прежде. Пошел... мимо Красной церкви и нашего бывшего дома вниз, но вернулся, так как очень грязно. Возвращаясь в гостиницу, вторично был на бульваре, любовался на Клязьму. Потом пошел за Золотые ворота...»
Через два дня Сергей Иванович совершил большую прогулку через клязьменский мост, по дамбе и лесам, потратив на дорогу в одну сторону более полутора часов, а оттуда прошел прямо к своим друзьям Ильяшевичам, где просидел весь вечер. «На другой день, — читаем запись в дневнике, — встал в пять часов. Напившись чаю, в начале 7-го пошел в Боголюбово (10 верст). Чудесная дорога, вся в зелени! Вид на Клязьму: все обширное пространство долины реки покрыто зеленой травою, ни кочек, ни зарослей. Виды очень красивые. В Боголюбове пил чай и молоко на вольном воздухе в каком-то плохоньком трактиришке. Зашел ранее в монастырь, купил просвирку...»
Прогулки по родным сердцу местам забавляли композитора. В одной из записей в дневнике об очередном пребывании во Владимире читаем: «Проходя мимо Красной церкви, зашел в бывший танеевский сад. Он значительно изменился. От него отрезали целую полосу спереди, выстроили на месте огорода заразный барак, вместо крыжовника и смородины, бывших справа, сделали гряды, сделали новый забор с каменными столбами и т.п. Одна старая беседка сохранилась в прежнем виде».
Находясь в мае 1901 года во Владимире, Сергей Иванович Танеев не только навещал своих друзей и знакомых, но и «угощал» их игрой на фортепиано, а также занимался сочинением музыки.

Танеев мог быть удовлетворен результатами своей деятельности на посту директора консерватории. Однако директорство с течением времени становится для него все более и более отягощающим бременем. В 1889 году он освободился от обязанностей директора консерватории. Его преемником стал Василий Ильич Сафонов. Он был энергичным и властным администратором. Будучи сторонником коллегиального метода руководства, Танеев выступил с критикой единовластных действий директора. Споры переросли в нескрываемую обоюдную враждебность, приведшую к уходу Танеева из консерватории.
В 1905 г. Танеев оставил Московскую консерваторию из-за несогласия с действиями директора. Итак, Танеев вынужден был расстаться с консерваторией, с которой был связан тридцать девять лет. С его уходом Московская консерватория лишилась своего наиболее авторитетного профессора. Характерно, что, покидая консерваторию, он отказался от полагающейся ему правительственной пенсии.
В 1906 г. принял участие в создании Народной консерватории. В марте С.И. Танеев становится преподавателем Народной консерватории. Это было общедоступное правительское учреждение, стремившееся дать самым широким кругам учащихся необходимые знания о музыке, развить в них понимание искусства, познакомить с его историей. «Я лично питаю очень большое доверие к музыкальным способностям русского народа... Надо заботиться, чтобы дремлющие творческие силы нашего музыкального народа пробились наружу и проявили себя в созданиях, стоящих на уровне тех бессмертных народных мелодий, которые составляют недосягаемые образцы для нас, ученых музыкантов», — писал Танеев.
Диапазон творчества Танеева достаточно широк. Им написаны четыре симфонии, большое число струнных ансамблей, увертюра на русскую тему, сюита для скрипки с оркестром, опера «Орестея» на сюжет Эсхила, три кантаты, Симфония до минор, большое число хоров и свыше 40 романсов. Композитор старательно вынашивал замысел своих вокальных сочинений. Подборки текстов, черновые эскизы романсов и хоров, случалось, подолгу лежали в папках, дожидаясь своего часа. Среди них было и небольшое стихотворение Якова Полонского. Романс «Мое сердце — родник» не принадлежит к числу танеевских шедевров. Вместе с тем как в тексте, так и в интонационном строе его музыки звучит нота, утверждающая жизнь, характерная для зрелых лет творчества музыканта:
Мое сердце — родник, моя песня — волна.
Пропадая вдали — разливается...
Под грозой — моя песня, как туча, темна,
На заре — в ней заря отражается.
Если ж вдруг вспыхнут искры нежданной любви
Или на сердце горе накопится —
В лоно песни моей льются слезы мои,
И волна уносить их торопится.
На исходе жизни Танеев создает произведение суровое и глубоко человечное — кантату № 2 «По прочтении псалма» на слова А.С. Хомякова. Это вокальное поэтическое переложение библейских мотивов. Автор слов подчеркивает космическую грандиозность ветхозаветных образов и их общечеловеческое содержание. Бог-творец обращается к народу: ты мне строишь храмы, пышно их украшаешь, кадишь фимиамом, но к чему мне все это? Ведь «я создал землю, создал воды, я небо очертил рукой» и «не я ль светила зажег над вашей головой?» Золото и «бездушный камень» — скудный дар. Но «есть дар бесценный»:
Мне нужно сердце чище злата
И воля крепкая в труде,
Мне нужен брат, любящий брата,
Нужна мне правда на суде.
Как видно, образы, восходящие к религиозной традиции, наполнены вечным смыслом.
И пусть вам, уважаемые читатели, не покажется странным, что я, человек, не имеющий к композиторской деятельности никакого отношения, готов поставить сейчас свою подпись под столь пламенным панегириком нашему выдающемуся земляку — Сергею Ивановичу Танееву. Что греха таить: для многих из нас вечные истины потеряли нынче привлекательность, так сказать, информационной новизны. В наш век информатики и «ценностей» для разового употребления, в нашей погоне за комфортом, в наших метаниях от искусства к субкультуре и обратно образ С.И. Танеева, его наследие спокойно и строго напоминают нам о музыкальной чести и совести, о достоинстве музыки и культуры в целом.

Умер 6 [19] июня 1915 года в Дютьково (под Звенигородом).

Память:
- Во Владимире именем С.И. Танеева названа детская музыкальная школа № 1.


Концертный зал имени Танеева

- Концертный зал имени Танеева был открыт 7 ноября 1967 года.


Бюст С.И. Танеева в сквере у кинотеатра «Мир»

- Первоначально бюст Танеева был установлен в 1967 г. в сквере, недалеко от дома Танеевых, у кинотеатра «Мир». В 70-х гг. памятник был демонтирован и установлен вновь у Концертного зала имени Танеева в 1994 г.


Бюст С.И. Танеева у концертного зала областной филармонии.
Памятник изготовлен из бронзы, высота вместе с постаментом 5,6 метра.

- С 2013 года во Владимире ежегодно проводится межрегиональный фестиваль «Танеевские музыкальные собрания» (Танеевский фестиваль) - фестиваль классической музыки, посвященный Сергею Ивановичу Танееву.

14 ноября 2021 года в 17.00 в Концертном зале им. С.И. Танеева вечер-открытие фестиваля «Танеевские музыкальные собрания», посвящённый хоровой музыке. Сочинения для хора - один из самых обширных разделов творчества Танеева. Им написано тридцать семь хоров без сопровождения и около десяти вокальных ансамблей, часто исполняемых и как хоры. Такое внимание к музыке для хора имеет причины. Танеева привлекало фундаментальное свойство хоровой музыки — способность выражать крупные идеи, высокие помыслы, как бы «поднимающиеся» над уровнем переживаний отдельного человека.
Честь открытия фестиваля в 2021 году принадлежал Рязанскому камерному хору.

Улица Танеева в гор. Владимире



Улица Танеева

Улица Танеева расположена между переулком Новоямским и улицей им. Чайковского. Ленинский район.
Улица послевоенной застройки получила название в 1952 г. В то время это была окраинная улица с одноэтажными домами. Она имеет несколько странную конфигурацию, не так просто найти нужный дом, зная его номер. С этим связано местное предание, о котором рассказала одна из старых жительниц города: будто бы улица была построена в форме скрипичного ключа, потому что автор проекта, архитектор, был влюблён в пианистку. В последние годы прежние строения улицы всё больше замещаются многоэтажными зданиями и невысокими каменными особняками современного стиля. Рядом с улицей им. Танеева находится несколько улиц, названных именами композиторов.
Административные районы города Владимира

ДЮТЬКОВО

Адрес: Московская область, городской округ Звенигород, микрорайон Дютьково, д. 23а.




Музей Сергея Танеева в Дютькове

В Дютькове Танеев жил со своей няней Пелагеей Васильевной десять лет - с 1906 по 1915 гг., весну, лето и осень. Здесь им написаны увертюра к опере "Орестея", соната для скрипки и фортепиано, симфония "Ре-минор", романсы "Узник", "В годину утраты", "Бьется сердце беспокойное", труды по теории музыки.
О своей жизни в Дютькове он писал: "Живу я здесь в чистой избе, называемой дачей, имею инструмент. Работаю ежедневно в определенные часы, один день провожу, как другой, и прекрасно себя чувствую". Для студентов консерватории композитор устроил в Дютькове бесплатный музыкальный класс.







Концертный "зал" музея Танеева - летом в нем и на полянке перед ним бывают праздники и фестивали.

Осенью Дютьково - просто уютная деревенька, теперь она опять дачная, как и когда то - во времена Танеева. А вот летом, во время музыкальных фестивалей тут слышны звуки рояля, приезжает много приятной публики, что гуляет по знаменитой аллее из Дютьково в Кораллово.

Дом Танеева в Москве

Будет воссоздан интерьер его дома в Москве, на Пречистенке, в Малом Власьевском переулке, где он прожил последние 11 лет жизни. Этот дом – живой свидетель прошлого – был когда-то музыкальным и культурным центром Москвы. Сюда, на знаменитые «танеевские вторники», приходили ученики Сергея Ивановича: С.В. Рахманинов, А.Н. Скрябин, Н.К. Метнер, Станчинский А.В., бывали члены семьи Толстых, М.И. Чайковский, С.С. Прокофьев, А.С. Аренский, Андрей Белый, А.М. Васнецов, К.А. Тимирязев, И.В. Цветаев, приезжали знаменитые иностранцы: клавесинистка Ванда Ландовска, дирижер Артур Никиш, Чешский квартет. Известный своим бескорыстием, именно здесь Танеев занимался совершенно бесплатно со своими учениками; работал над теоретическими трудами «Подвижной контрапункт строгого письма» и «Учение о каноне», которые впоследствии приобрели мировую известность; сочинял камерно-инструментальную музыку, хоры, известную кантату «По прочтении псалма» на слова А.С. Хомякова.

Сайт музея: http://m-dutkovo.ru/istoria_dutkovo.html

Усадьба Танеевых
с. Маринино, Ковровский р-н, Владимирская обл.

Еще в нач. XVII в. Танеевы обосновались в живописном уголке центра России: основали село Маринино, устроили усадьбу, выстроили храм. До наших дней чудом уцелели остатки старинного парка да одноэтажный деревянный дом Танеевых. В советское время в нем располагалась сельская школа, а после ее закрытия в 80-е гг. - библиотека, клуб и фельдшерско-акушерский пункт.

Танеев Владимир Иванович (1840—1921) - русский философ, адвокат и общественный деятель, старший брат композитора С.И. Танеева.
Танеев Андрей Михайлович (февраль/март 1750 - 16.5.1827) - Ковровский уездный предводитель дворянства в 1794 г., Предводитель дворянства Владимирской губернии 1794—1796 гг.
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Станчинский Алексей Владимирович (1888-1914) — русский композитор и пианист. Родился во Владимирской губернии.
Город Владимир.
Категория: Владимир | Добавил: Николай (03.05.2015)
Просмотров: 8437 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru