Главная
Регистрация
Вход
Среда
28.07.2021
04:51
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1402]
Суздаль [419]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [235]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [151]
Гусь [165]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [257]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [40]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [11]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека


 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирский Кремль в XVII веке

Владимирский Кремль

Начало » » » Город Владимир в XVII веке

Мономахов город/Печерний город

До создания укреплений Владимиром Мономахом здесь (центр Владимира, парк Пушкина…) находилось древнерусское поселение (см. основание города Владимира).
В 1107 г., Суздаль подвергается нападению болгар. Ростовская летопись рассказывает так: болгары «обступиша град и много зла сотвориша воююще села и погосты, убивающе много христиан... суздальцы затворишася во граде». Скорее всего, что это болгарское разорение и вызвало приезд Владимира Мономаха на другой год. В 1108 г. Владимир приезжает в Суздальщину. Работы по сооружению владимирской крепости были начаты, видимо, во время приездов Мономаха на север в 1099 - 1102 гг. и закончены в его последний приезд в 1108 г. Это была очень большая военно-инженерная стройка. Город был обнесен насыпными валами, поверх которых устроены были деревянные крепостные сооружения. Периметр этих укреплений составлял 2,5 км, а площадь города равнялась 6,25 га.
Крепость предназначалась для защиты юго-восточных границ Ростово-Суздальского княжества. Город в это время назывался Владимир-Залесский (до князя Владимира Красное Солнышко – Китеж-Залесский).
Границы бывшего Мономахова города в современной топографии Владимира таковы: на западе - это склон холма, вдоль которого идет центральная аллея парка имени Пушкина; на востоке - постройки Рождественского монастыря; с юга - возвышенный берег Клязьмы; с севера - берег реки Лыбеди.
Мономахова крепость позднее стала именоваться Печерним городом.

Владимирский детинец

Во времена правления Великого князя Владимирского Всеволода III (Большое Гнездо) во Владимире была построена стена Владимирского детинца (внутренняя крепость 1194 - 1196 гг.). Лаврентьевской летописи под 6702 1194 г. мы читаем: «Того же лета заложи благоверный князь Всеволод Юрьевичь детинець, в граде Володимери, месяца июня в 4 день на память святого Митрофана патриарха Костянтинаграда».
В 40-45 м. к северу от колокольни Успенского собора под землей лежат открытые в 1936-1937 гг. остатки белокаменных укреплений владимирского детинца, сооруженных Всеволодом III и епископом Иоанном I в 1194-1196 гг. и отрезавших от города их дворы и дворцы.
Ворота детинца были уменьшенной и упрощенной копией Золотых ворот. В их широкой западной стене шла лестница на верхнюю боевую площадку, в центре которой стояла маленькая надвратная епископская каменная церковь Иоакима и Анны построенна двумя годами позже закладки детинца, в 1196 г., епископом Иоанном I. Которая вскоре и освящается. Лаврентьевская и Воскресенская летописи сообщают, что эта церковь была поставлена «на воротех святое Богородици», т. е. на воротах Успенского собора. По позднейшему житию владимирского князя Георгия Всеволодовича, епископ Иоанн I заложил эту церковь «на своем дворе». Таким образом выясняется, что ворота детинца с надвратной церковью Иоакима и Анны были в то же время воротами, ведшими к епископскому собору.


Успенский собор во Владимире и его колокольня - бывшие ворота (по рис. 1801 г.)

Владимирский Кремль в XVII веке

Описная книга Владимирского Кремля от 1625-26 гг. Ивана Афанасьевича Головленкова и подьячего Василия Львова прежде всего говорит: «в городе церьков соборная Пречистыя Богородицы владимирские каменна». Внешний вид этой церкви - Успенского Собора - в описываемое время (XVII в.) был, вероятно, таким же, в каком застала его реставрация собора в 1888 г. Внешние стены собора были снаружи замазаны, колонки полуразрушены, а рельефы сбиты. Вместо узких продольных окон были широкие, искажавшие его древневизантийскую красоту, а па белокаменных стенах - массивные кирпичные накладки. Пять соборных трибун - глав закрыты на целую половину кровлей, по углам же собора четыре огромные контрфорсы, обезображивавшие все здание. Из приделов в соборе тогда имелись: в северной части - в честь Благовещения, переименованный затем в честь иконы Знамения, а в пристройках Всеволода - придел в честь великомученика Пантелеймона, а на хорах — в честь священномученика Антипы.
Собор был окаймлен каменной оградой с входными воротами с западной стороны. Эти ворота наверху имели два яруса, из которых в первом помещалась церковь Иоакима и Анны, а во втором - колокольнца. Возле этих ворот под колокольницей, вероятно, в стене самих ворот помещался погреб, где хранилось «пушечное зелье». Западнее ворот, между ними и нынешней южной площадкой парка Пушкина, простираясь вдоль него, находился «Патриарший двор великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси». Размер этого двора был вдоль 40 саж. (85 м.), поперек впереди 30 (64 м.) и позади 38 саж. (81 м.) Сам патриарх, конечно, в нем не жил, а здесь находились лишь два дворника - Ивашка Лаврентьев и Федька Курбатов. На патриаршем дворе были еще два двора патриарших боярских детей Кузьмы Степанова Рагозина (по списку 1646 г. Ивана Кузьмина Рагозина) и Никиты Степанова Рагозина (по списку 1646 г. - Бессона Рагозина) - владельцев села Семеновского. В этих дворах жили по одному дворнику. Далее подле этих домов, ближе к входу на бульвар, стоял двор Никиты Ивановича Романова - владельца села Кишлеева на Кухтюче, в котором помещались три дворника-серебряника, а по описи 1646 г. - 9 человек.
Далее непосредственно с этими домами описная книга указывает съезжую и губную избу и двор воеводский - правительственные учреждения города. Есть предположение, что они находились около Дмитриевского собора на месте бывшего губернаторского дома. Но это мнение едва ли основательно. Нам кажется более правильным допустить, что эти строения были на месте нынешней площади бывшего плаца против Успенского собора. В пользу этого говорит то, что в писцовой книге они упоминаются непосредственно с двором Романова, находившимся почти тут же, но несколько западнее, а посему соседство их по книге могло быть выражением и их смежности по месту расположения. Сметный список 205 (1697 г.) говорит: «и колокольница соборная от приказной избы... построена вблизи», что прямо доказывает нахождение одного из этих зданий по соседству с Успенским Собором. Да, вполне естественно допустить, что эти «присутственные места» того времени даже должны были находиться тут, как в самом центре Кремля. А этим центром и было место нынешней площади перед Успенским собором, как расположенное между ним и торговищем - главным нервом всей жизни города. К тому же и на плане 1769 г. до перепланировки города на этом месте указаны три строения, стоявшие как бы особняком - одно почти у самого торгового моста, а два другие вправо от него по направлению к Успенскому собору. Здесь же, подле этих дворов, на патриаршем дворе тогда же помещалась и провинциальная канцелярия. В «Допросе владмирцев» за 1679 г. сказано: «напротив патриаршего двора, что ныне провинская канцелярия».
О Дмитриевском соборе описная книга говорит лишь: «Церковь соборная Димитрия Солунского каменна»…
Далее описная книга приводит перечень дворов от торговых ворот по Большой улице. Улица эта шла в том же направлении, как и теперь, но строения ее начинались согласно плану на месте нынешнего монумента 850-летия города, и доходила до бывшей Борисоглебской церкви, занимая таким образом парк «Липки». Здесь были шесть дворов: дворовое место Ивана Афанасьевича Плещеева 20x20 саж.; двор подьячего Якова Никонова; Антона Иванова Куприянова - помещика села Косого на Важище 17x16 саж., где проживал дворник печник Алешка Семенов; двор юрьевца Ивана Семенова Куприянова 10x7 саж. без дворника; двор владимирца палача Куземки Климова 11x5 саж.; князя Ивана Давыдова Гундорова 12x27 саж., где жил дворник его Сережка Иванов - скоморох муромец.
« Храм Бориса и Глеба, - говорит описная книга, - древян-клецки с трапезою, а в нем двери царские и образы, и книги, и свечи, и сосуды церковные, и колокола, и всякое церковное строение мирское». В XVII в. эта церковь была деревянная и возле нее, по-видимому, с левой стороны была колокольня, и возле сторожка с правой стороны от этой церкви. По Большой улице на церковной земле размером 19x16 саж., стояли дворы: борисоглебского попа Ивана Андреева; губного дьяка Гришки Семенова; стрельца Ивашки Данилова. По другую сторону, тоже на церковной земле, были два двора: Ивашки/Юшки Иконникова и площадного подьячего Дружинки Матвеева с Афонькой Семеновым. Эти два двора занимали пространство в 9 ½ x 6 саж. От угла этих дворов, доходивших почти до северной стороны Дмитриевского собора, на плане 1769 г. показана улица, идущая отсюда к северо-западному углу Соборной площади прямо к Торговому мосту и называвшаяся «Димитровскою». О нем описная книга, к сожалению, не говорит ничего, но можно полагать, что здесь, позади Борисоглебского храма, тоже на церковной земле жили: сторож Ивашка - 10x7 саж., тут же на государевой земле Богдашка Иванов, сын Калашников Москвитин и некая вдова Марица. Здесь же помещались дворы: Тихона и Ивана Семеновичей Хоненевых, 10x7 саж.; пустое место Якима Брянцова, 7x6 саж.; двор патриаршего крестьянина Федьки Архипова свешника, 10x7 саж.; двор Николо-Волосова монастыря, 16 кв. саж., в котором проживал дворник Пронька Курзаков; двор губного старосты Василия Карпова сына Тулупова (Познеева), 7 кв. саж., а там жил дворник, работный человек Васька Осипов. В пользу достоверности нашего мнения о нахождении перечисленных дворов именно на этом месте, как позади Борисоглебской церкви, говорит и то, что общее протяжение их вдоль - 60 саж. - соответствует длине указанной улицы на плане.



План города Владимира 1715 г.
8 — Слободы Посадские (или «Посацкие»). 9 — винокурни.
13 — река Клязьма
18 — дорога круг города рвом.

24 — башни Наугольная против зелени. 25— башня Ивановская, под ней проездные ворота. 26 — башня наугольная, что за Рождественным монастырем. 27 — башня другая отводная. 28 — башня отводная. 29 — башня Теремыш. 30 — башня Потайнишных ворот.
31 — государев сад. 32 — дорога позади государева саду
33 — башня за Соборной церковью. 34 — башня двойная. 35 — башня Торговая, под ней проезжие ворота. 36 — башня средняя. 37 — башня наугольная, что против девичья монастыря. 38 — башня Фроловская, под ней тайнишные ворота. 39 — мост. 40 — тайник.
41 — слободы монастырские (или «монастырские слободы»).
42 — Слободы Рожественного монастыря
43 — большая дорога от торговых ворот к Ивановским воротам
44 — дорога от Тайнишных ворот на большую дорогу
45 —дворы всяких чинов
46 — озеро
47 — дорога от Тайнишных ворот к Торговым воротам
48 — церковь Рождества Христова
49 — Осадные ворота
50 — церковь честного Воздвиженья креста
51 — дворы осадные всяких чинов грацких жителей
52 — церковь святой Троицы
53 - Рожественой монастырь
54 — Трапеза
55 — кельи
50 — церковь Николая Чудотворца
57 — церковь Димитрия Селунского
58 — Воевоцкой двор
59 — дорога мимо Бориса и Глеба к соборной церкви
60 — церковь Бориса и Глеба
61 — дворы всякого чина жителей
62 — тюрьма
63 — Патриарший приказ
64 — дворы всякого чина людей
65 — соборная колокольня
66 — Приказная
67 — дворы соборных попов
68 — дорога от торговых ворот к соборной церкви
69 — Патриарший двор
70 — Соборная церковь
71 — Торговой мост через ров.
72 — дворы посацкие

Далее в опиской книге указывается храм Николы Чудотворца Старого «с приделы и с трапезою, да теплый храм Симеона древяные клецкие». Возле этой церкви, также на церковной земле, стоял ряд дворов. Судя по описной книге 1626 г., они начинались на месте нынешнего Музея, шли до самой церкви Николы Старого, доходили до места соединения Рождественского монастыря и бывшего губернаторского сада и отсюда поворачивали вправо, на юг к надклязьменскому валу. Отсюда подходили к алтарю церкви Бориса и Глеба и замыкались у своего начала на Большой улице. Этот целый квартал составляли следующие дворы: дьячка Васки Васильева, 4x9 саж.; Фильки Юрьева, неводчика Рождественского монастыря, 4x6 саж. Оба эти двора, как было указано выше, стояли на «Никольской земле». Далее двор Федора Хоненева, 9x11 саж., в котором жил дворник Афонька Яковлев, работник по найму - «наймует у перевоза»; двор Спасо-Златовратского монастыря, 11x17 саж. с дворником Оленкой женой Васильевской, служебницей Рождественского монастыря; двор Василия Федоровича Янова (у Артлебена - Сьянова) помещика села Воскресенского и Круты, размером 16x10 саж., а в самом дворе жил дворник Федька Иванов Москвинник; двор помещика села Красное Ивана Михайловича Борятинского - вдоль 39 саж., поперек впереди 29 и ½ саж., а позади 20 саж., а в нем дворник Самойла Афанасьев, занимавшийся извозничеством; двор Ивана Ивановича Дубенского, помещика села Крюкова Муромского уезда, 16x13 саж., в котором жили стрельцы Филька Васильев и Ивашка Лазарев; двор Дементия Никифорова Танеева, вдоль 17 саж. поперек спереди 7 и ½ саж., а позади 4 саж., дворника не было. Д.Н. Танеев владел вотчиной - пустошь Маринино на реке Вязе, пожалованной ему по государевой жалованной грамоте от царя Василия (Шуйского) за московское осадное сиденье; двор Ивана Федоровича Танеева 14x4 саж. (у Артлебена - Кокуева) 12x10 саж. с дворником плотником Петрушкою Позднеевым; двор Елизара Иванова сына Хоненева 14x4 саж. с работником Алейкой Микитиным (у Артлебена - Агейко Никитин); место дворовое пустое Нехорошева Ильи (у Артлебена - Калиты Коптева да Степана и Мирона Беспаловых. Место дворовое пустое Нехорошева да Калиты Коптевых, да Степана, да Мирона Баскаковых.) 18x13 саж.; двор Карпа и Прокопия Нероновых детей Волковых - 18x20 саж., при дворе дворника не было; двор Федора Резанцова, недельщика (недельщик - сыщик; в допетровской Руси судебный пристав, исполнявший свои обязанности по неделям.) - 18x7 саж. Земля, находившаяся под этим двором, принадлежала Дмитриевскому собору. Двор Дмитриевского попа (Дмитриевского собора) Антипы Матвеева, 18x15 саж. Здесь же помещались отдельные избы: а) домницы (Может быть имеется ввиду, домница, в которой варили железо. Это стационарное сооружение, воздвигавшееся на довольно продолжительное время. Термин «домница» впервые упоминается в писцовых книгах только в конце XV в., но так назывались, вероятно, подобные сооружения и в XIII и XIV вв.) (у Артлебеиа - дом вдовы дворницы), б) работника Мишки Иванова, бывшего владимирского ямщика, в) калачника Дружинки Андреева и Ивашки Жиздрикова (у Артлебеиа - Ивашко Жибран). Последний значился «приходцем», временно здесь проживавшим. Место церковное - 9x7 саж., на котором жили церковный сторож Карпишка Данилов (Корнишко Данилов) и нищие; место церковное 7x5 саж. и там бобыль Лучка Ермолин; двор московского Вознесенского Девичья монастыря 18х 13 саж., с дворником работником Трофимкой Ермолиным; двор Григория Пятова и Романа Всеволожских (Двор Григорья... детей Всеволоцких.) 13x9 саж. с дворником Микиткой Прокофьевым Ярыжным; двор Федора Всеволоцкого (Двор Богдана Федорова сына Всеволоцкого, дворника нет.) 9x4 саж. с дворником; двор Василия Савельева сына Шестакова 12x8 саж.; порожнее дворовое место подьячего Якова Никонова - 12x8 саж.; двор Чудова монастыря, что на Москве 20x21 саж., с огородом 11x9 саж. Во дворе жил стрелец Данило Иванов. Двор Василия Андреевича (у Артлебена - Ивановича) Кайсарова - 7x9 саж., без дворника; двор Кондрашки Иванова сына - 5x3 саж., выходца из Погорелова Городища; двор площадного подьячего Афоньки Боркова - 7x5 саж.; место порожнее (у Артлебеиа - проезжее) дьячка (у Артлебена - дьяка) Ивана Грязева 14x13 саж., а в другом конце 18 саж.; двор вдовы Алены Михайловской (у Артлебена - Микулаевской) жены Свинорского с детьми Гаврилом, Борисом - 13x10 саж. с дворником Аниськой Степановым скоморохом; двор Ивана Романова Безобразова 10x12 саж. с дворником работником Мишкой Семеновым. В южной части этого квартала в XII в. находился, вероятно, княжеский гарем. К северо-восточному углу того же квартала примыкал храм Николы Старого.
Непосредственно же с ним располагался Богородице-Рождественский монастырь. в 1667 г. в Рождественском монастыре останавливались ехавшие в Москву греческие патриархи: Таисий Александрийский и Макарий Антиохийский, причем для дальнейшего их следования по воеводскому приказу от 14 октября было им назначено с вотчины Покровского монастыря, что на Нерли, подвода с зеленью с проводником и со всякою снедью.

Мы обозрели почти всю южную половину Владимирского Кремля XVII в., как она рисуется нам по данным описной книги. Остается сказать лишь о небольшом участке в Кремле, ныне занимаемом Присутственными местами и самой южной частью сквера перед ними (парк Липки). Здесь, как можно думать, находилась Стрелецкая слободка, указанная в описной книге при обозрении южного района Кремля. По свидетельству Артлебена эта слободка действительно находилась на этом месте. Это предположение на наш взгляд не может опровергать того обстоятельства, что собственно Стрелецкая слобода в XVII столетии находилась там, где и теперь, то есть на северо-западной окраине города. Возможно предположить, что в Кремле была лишь часть - «слободка» - временное размещение стрельцов при их постоянном проживании в слободе, то есть за городом. Это и понятно, так как Кремль, как центральный пункт города особенно нуждался в охране, а потому и должен иметь в своих стенах постоянную стражу в лице стрельцов. Последние поэтому в силу самой своей службы должны были проживать именно в Кремле, составляя как бы его гарнизон. Конечно, в XVII в. необходимость пребывания стрельцов в этой слободке в силу безопасности города не встречалась, вследствие чего мы и видим, что в это время стрелецкая слободка по составу своих жителей довольно мало оправдывала свое наименование.
Что касается ее расположения, то мы думаем, что эта слободка, состоящая из двойного ряда дворов, находилась на месте здания теперешних Присутственных мест, начинаясь приблизительно с середины его, доходила до начала нынешней Годовой горы, что идет от Успенского собора к Клязьме, занимала часть нынешнего парка плаца, с северной стороны, а с южной упиралась в осыпь Кремля, образуя таким образом круг. На плане Владимира XVII в. на этом месте имеется обозначение строения; как раз подобного расположения общей протяженностью 400 саж. в длину, длина же всех дворов перечисленных по переписной книге в Стрелецкой слободке 373 саж. - разница сравнительно незначительная. Из писцовой книги видно, что в этой Стрелецкой слободке в XVII в. находились дворы некоторых служителей Успенского собора, а мы знаем, что эти дворы до построения в XVIII в. здания Присутственных мест, были как раз там, где построено это здание (Дело владимирского губернского правления 1782 г., № 634). К тому же согласно описной книге в Стрелецкой слободке было 39 дворов, тогда как опись 1639 г. (писцовая книга Тихонравова) Гатиловой и Красной стрелецких слобод, бывших за городом, дает совершенно другую картину.
В Кремлевской стрелецкой слободке находились дворы стрельцов в среднем размером 6x9 саж., затем двор сторожа съезжей избы, двор протопопа Федора Иванова (Протопопов Федор Иванов) - 30x22 саж., двор протодиакона Онуфрия Сидорова - 32x13 саж., двор ключаря Андрея Иванова 32x13 саж., попа Данилы Дмитриева - 10x8 саж., двор попа Петра Лукина - 7x7 саж., три двора соборных (пречистенских) проскурниц (пречистенской проскурницы, пречистенского пономаря и бобыля) и сторожа в среднем 15x10 саж., а затем дворы: юрьевца посадского человека Подставина (Ганка Подставкин) 11x4 саж., двор посадского человека Васьки Морозова 5x3 саж., двор пушкаря Янки Андреева - 3x2 саж., двор вдовы подьячего Марии Ивановны Корчемниной (вдова Марья подьячего Иванова, жена корчемника) – 20x19 саж., двор Петра Богданова сына Вельяминова 18x26 саж., двор Дея Иванова сына Борисова (Дей Иванов сын Горин) 15x6 саж., двор вдовы Феодоры Сущевой 20x16 саж., дворы всяких людей, оброк с которых поступал протопопу с братией, изба Оксении масленика (Аксенка масленик), двор Васьки Суворова сапожника 4x4 саж., двор стрелецкой вдовы, двор уфимицы вдовы рассыльщика Волкова (Двор Офимьицы вдовы разсыльщика Мишки Шолкова.), двор стрелецкой вдовы Первушкиной (изба вдовы Марфутки), двор коновала Ивашки Белянкина 10x4 саж, дворишко вдовы рассыльщика Палашки Алешинской жены 6x4 саж., и еще 10 дворов, из них бобылей 5, вдовых 3, одного сапожника, кузнеца и московского отставного стрельца. Во всех дворах слободки дворники не показаны, а лишь указаны два приходца. Вероятно, и позже здесь же, в стрелецкой слободке находились те же 18 дворов бобылей, которые согласно выписке из владимирских переписных книг 1646 г. находились тогда в «Кремле-городе подле соборные церкви на церковной земле».
Так рисуется нам южная половина владимирского Кремля XVII в. с правой стороны его Большой улицы и кварталами, Дмитриевской улицей и Стрелецкой слободкой, где было определенное число дворов.


План-реконструкция Л.Д. Мазур (Мазур Л.Д. Русский город XI-XVIII вв. Владимирская земля. М., 2006.)

Теперь обратимся к северной половине Кремля, где по опиской книге 1625 г. перед нами расстилается левая сторона Большой улицы, существующая и ныне на том же месте под именем Большая Московская. Но улица эта была почти вдвое уже современной, и дворы, составлявшие ее левую сторону, в XVII в. стояли приблизительно на месте нынешних тротуаров и палисадов. Об этом свидетельствует обнаруженные здесь при земляных работах 1926 г. срубы из бревен, лежавшие рядами на глубине 1,5 метров. Согласно описной книге «в городе от торговых ворот по Большой улице и Ивановскими воротами по левую сторону» в последовательном порядке значится двор киржачского монастыря с порожним местом 28x20 саж., во дворе жили два дворника. Этот двор находился впереди и несколько восточнее здания нынешнего Банка. К этому двору примыкал двор Вельяминова и подьячего Ивана Мелентьева 16x16 саж., далее на месте бывшего Дома офицеров стоял двор боярина князя Ивана Васильевича Голицына - 18x17 саж. с дворником его крестьянином Захаркой Максимовым. Далее шел двор архиепископа Суздальского 15x17 саж. с дворником «рабочим человеком». Двор этот стоял примерно на месте бывшей мужской гимназии. Далее до начала нынешней Музейной улицы шли: двор Ивана Тихонова - 19x10 саж., дворника нет; двор Кузьмина монастыря - 20x16 саж., дворник - рабочий человек; двор Рождественского монастыря 10x3 саж. На этом же дворе находилась кузница. Далее на месте бывшего дома Вевер находился конюшенный двор Рождественского монастыря 18x19 саж. Думается нам, что эти два двора Рождественского монастыря имеет в виду описная книга монастыря князя Ивана Борятинского от 1701 г., в которой говорится: «внутри города монастырский конюшенный двор со всяким деревянным строением». На этом дворе книга указывает следующие строения: келья с сенями, изба жилая, сушильня о двух мыльных, амбар большой со всякими жилыми амбарами, изба да амбар, два сенника с воротами, посредине двора ледник, амбар кладовой, в котором ставятся кареты и коляски и всякая конюшенная мелкая сбруя. На заднем конюшенном дворе амбар - ставятся телеги и сани, три поднавеса. На том же дворе сушильня, где мечут сено о пяти жильях, амбар где кладется всякая сбруя, под ним стойло. Далее шли: двор Боголюбова монастыря — 20x12 саж. с дворником крестьянином того же монастыря (там, где были здание Причта Успенского собора и дом консистории). Еще далее место Рождественского монастыря, где жил площадной подьячий Бесона Кононов - 9x7 саж.; пустое место того же монастыря, 12x6 саж. двор Рождественского монастыря 4x5 саж., где жил портной мастер.
Влево от Торговых ворот занимая пространство от Вала и место сада бывшей мужской гимназии, находилась широкая городская площадь, бывшее старое торговище (разделенное Большой улицей с площадью перед собором). С этой площади на север и северо-восток Кремля отходили четыре улицы.
От торговых ворот от города первая улица (улица Комсомольская). Она шла с площади и упиралась в угол вала, где был спуск к лыбедским баням. Здесь по обеим сторонам было 10 дворов: часовника Рождественского монастыря 5x6 саж.; двор муромцев Чирковых 13x14 саж.; двор Ивана Самарина 15x30 саж. с дворником-работником; двор братьев Салмановых 13x8 саж., дворник «нанизу в ярыжных» (Ярыга — низший служитель приказа, исполняющий полицейские функции в Российском государстве XV1-XVII вв. Либо представитель некоторых групп беднейшего населения, занимавшийся наёмным физическим трудом.); двор Димитрия княж Петрова сына Пожарского 17x15 саж. в нем дворник Карпунка Осипов, сын «ярыжной белянин»; двор Семена Рахманинова — 20x5 саж. без дворника; двор Михаила Козакова — 11х12 саж., «дворник Исачка Ванновик бывал владимирский ямщик»; двор Порфирия Чарашникова 10x16 саж. дворник - оружник Пигин да Ерофека Тиханов портной мастер (двор Перфилья Чашникова 10x12 саж., дворники оружник Пигин, да Ерофейко Тихонов портной мастер.); двор Ивана и Федора Степановых Новощековых 9x11 саж., дворник Баженко Кузьмин - лапотник; место порожнее Симона Бологовских (Симона да Андрея Боголовских) 6x5 саж.
От этой улицы, почти от ее начала, вправо отходил переулок, который затем шел почти рядом с вышеуказанной улицей и затем поворачивал вдоль надлыбедского вала и почти посредине его заканчивался тупиком. На плане Владимира 1769 г. с обозначением старых улиц этот переулок назван «тупик». В переулке этом было 17 дворов: Иосифова монастыря с дворником масленником (Масляник (или масленик) - продавец масла, торговец маслом.), двор Матвеевых, Петровых (двор Матвеевых да детей Пестрова), двор Зловидова с дворником портным мастером, двор Вологоского (двор Павла Боголовского) и Ероховых с двумя дворниками маслениками, двор Петра Алябьева, дворник ярыжный приходец (двор Петра Олябьева, а в нем дворник Ивашко Иванов Ерышко приходец); двор Ознобишина без дворника; двор Жегорской без дворника, двор Маментьева (двор вдовы Купреяновы жены..., двор Опа Амаметова), двор Максимова при дворнике извозчике, далее двор и место дворовое Новодевичьего монастыря, что на Москве - по 19x15 саж. По-видимому, этот двор и дворовое место упоминаются в описи Владимирского девичьего княгинина монастыря от 1665 года, где говорится: «Да во Владимире внутри города подле Наугольной башни двор монастырский осадный, а на нем хором изба да клеть между ними сени, да изба пристроена да третья изба, старая. А на том дворе живет дворник монастырский бобыль. Да против того же двора через дорогу подле валу место огородное монастырское».
По другой стороне переулка «двор монастырский же, при дворнике, далее двор монастырского «попа Сергия» - 6x6 саж., дворы подьячего Антонова, юрьевца иноземца Семашкина – дворник приходец, двор братьев Рагозиных дворник ярыжный, затем двор Селецкого, дворник ярыжный приходец, и двор Тимофея Тархова - 12x18 саж., а на нем дворник Данилка Романов Веселый.
Воздвиженская улица начиналась в левом, северо-западном углу площади, шла почти параллельно западному кремлевскому валу и оканчивалась у северного, немного влево от схода к «Поцелуеву мосту» (на ул. Воровского была лестница — спуск с горы к Лыбеди. Деревянные ее ступеньки вели к «Поцелуеву мосту» через Лыбедь на Петропавловский пер.). Эта улица получила свое наименование от церкви Воздвижения, стоявшей в начале ее, позади бывшего Дома офицеров. Описная книга 1625 г. о ней говорит: «храм каменный, честного Креста, пуст», а в 1676 г. кровля на ней была вся повреждена, а ворота даже не имели затворов.
В Воздвиженской улице было всего 38 дворов. По левой стороне 18 дворов. Василия Неудачина сына Плещеева - 21x12 саж., дворник приходец, ярыжный (дворник Потапко Иванов Ярышко приходец); двор Федора Кириллова Плещеева - 20x14 саж., дворник его же крестьянин; двор Федора Дмитриева сына Плещеева - 20x19 саж., дворник - сторож таможенной избы; двор Ивана и Давыда Соболевых 12x10 саж., дворник ярыжный; двор Путила Шалимова и Неведы Воронова 9x12 саж., дворник ярыжный; двор Ивана Федорова сына Акинфиева 11x18 саж., дворника нет; двор вдовы Акинфиева 11x13 саж., дворник-судоплат (судоплатами называли лудильщиков, делавших «заплаты» на прохудившейся посуде) (или обручник. - одно из названий бочара или бондаря, делающего деревянную посуду из «клепок», связанных «обручами») приходец; двор Ивана Зловидова 10x13 саж., дворник сапожник; двор Григория Акинфиева 22x14 саж, дворник портной мастер; двор Андрея и Василия Жуковых 25x10 саж., дворник приходец; двор Кира Патрикеева 20x11 саж., дворник Янка Сергеев судоплат; двор Ивана Курочкина (Иван Кучин) 20x13 саж., дворника нет; двор Бориса Кучина 9x10 саж., дворник приходец; двор Афанасия Булгакова 19x12 саж., дворник приходец; двор Дениса Чертова и вотчинника его Василия Потапова 13 кв. саж. без дворника; двор Юрия Стромилова и Ивана Неведимского (Ивана Нелединского) 10x8 саж., дворника не было; двор Петра Жеребятичева 10x13 саж., дворник; двор вдовы Соломониды Михайловны Жеребятичевой с зятем Максимом Квашеным 31x8 саж., есть дворник.
В тупике, которым замыкалась Воздвиженская улица, на месте, как нам думается, возле бывшей водопроводной будки стояли дворы: двор Ивана Васильевича сына Ельдехина (Ельдезин) 9x7 саж. с дворником «беляниным» (скорее всего, «беляниным» дворник был назван потому, что занимался отбеливанием тканей); двор князя Ивана Михайловича Воротынского 29x12 саж. с дворником и двор боярина князя Ивана Ивановича Шуйского (ок. 1566 — ок. 1638. Сын князя Ивана Андреевича Шуйского, младший брат царя Василия IV Шуйского. Считается последним представителем старшей ветви Шуйских.) 30x9 саж., дворник Сашка Афанасьев масленник.
По правой стороне Воздвиженской улицы шли 17 дворов: в начале улицы на месте сада позади почты (улица Подбельского, д. 2) двор боярина князя Владимира Тимофеевича Долгорукого 12 кв. саж., а на нем подклеть 2x2 саж. Во дворе жили губной староста Иван Чертов и дворник посадский человек Гришка Приведнев. Далее шли: пустой двор посадского человека Сеньки Седельникова 10x4 саж., двор Василия Романова сына Подлесова 10x12 саж. с дворником, двор Андрея Бунакова (Андрея Буланова) 10x12 саж. при дворнике, двор Ивана Манулова 15x13 саж. без дворника; двор соборного пречистенского ключаря Наума 20x11 саж., затем двор троицкого попа Ивана Самойлова 18x13 саж., далее двор братьев Всеволодских 9х18 саж. при дворнике-масленике; двор Федора Соболева 10x13 саж. с дворником-сотником Артемкой Тимофеевым; двор Никольского попа Игнатия Евтихиева (Игнатия Тимофеева) 20x12 саж.; двор Григория Андреева Плещеева 21x14 саж., дворник приходец; братьев Шенгуриных (двор Ивана да Федора Шангурских) 10x13 саж., дворник-сотник приходит; двор Степана Кучкова 7x12 саж., дворник приходит; дворовое место вдовы Авдотьи Борисовой вдовы Навалкина (место дворовое вдовы Овдотьи Борисовы жены Волкова) 15x8 саж. владеет по купчей 1621 г.; двор Никиты Заболоцкого 13x9 саж., дворник приходец, извозничает; двор братьев Акинфиевых 16x11 саж., дворник Семирна Клементьев (Митька Мелентьев) «епанечник старичонок» (Прозвище «епанечник» восходит к нарицательному «епанча» - широкий безрукавный плащ. Возможно, прозвище епанечник получил портной.); двор вдовы Соломониды Александровой жены Акинфиева 16x8 саж., дворника не было.
Немного вправо от Воздвиженской на той же площади начиналась Троицкая улица. Она далее шла почти в одном направлении с Воздвиженской, проходила мимо Троицкой церкви, от которой получила свое название, и доходила до северной стороны вала приблизительно возле бывшего так называемого «Поганого пруда».

О Троицкой церкви описная книга 1626 г. говорит: «Храм Троицы живоначальные, да храм теплой преподобного Сергия древяные клецкие, а в нем церковное строение, двери царские и деисусы и образы и книги и свечи и сосуды церковные и колокола и всякое церковное строение мирское». Время основания самого храма неизвестно. В 1628 г. эта церковь по патриаршим окладным книгам «платила дани 12 алтын (Старинная русская монета и счетно-денежная единица с XV в. 1 алтын равен 6 московским или 3 новгородским деньгам (новгородская деньга получила позднее название копейка); сохранилось название «пятиалтынный» для 15-копеечной монеты. В 1654 выпущены медные, в 1704 - серебряные алтыны.), в 1628 г. по новому дозору Семена Извольского положено дани 19 алтын, заезда гривна».
В Троицкой улице был 31 двор, в том числе по правой стороне, направляясь примерно от фасада нынешнего Банка через угловой дом почты шли дворы: Дмитриева сына Кузьмина (Кутмина) 16x15 саж. с дворником; двор Нехорошева с братьями Матвеевых (двор Нехорошева с братом Юматом) 7x10 саж.; двор Арины Микитишны (Ирины Микишны) 22x25 саж., дворники Ивашка-овчинник и Ивашка-извозчик; двор Федора Юрьева сына Беречинского 13x16 саж., без дворника; двор Кирилла Прохорова, двор Петра Петрова сына Мячкова и Гаврилы Васильева сына Стромилова 14x16 саж., дворники Алешка Ржевитин (вероятно он был выходцем из Ржева, хотя это могло быть не прозвище, а фамилия) и Петрушка беллянин ярыжные; двор Спасо-Евфимиева монастыря, что в Суздале 24x22 саж., дворник ярыжный; двор князя Никиты Вяземского 16x12 саж., дворник Романко Никитин тюремный сторож (двор этот находился приблизительно на месте пересечения нынешней Музейной улицы с улицей имени Подбельского). Возле самой Троицкой церкви несколько вправо от входа в нее двор Федора Федорова сына Мясоедова 7x8 саж., дворник ярыжный; место дворовое пустое князя Димитрия Михайловича Пожарского 20x8 саж. против алтаря Троицкой церкви. Примерно позади церкви двор Андрея Семеновича сына Кузьминского 22x8 саж., дворник ярыжный; далее двор вдовы Марины Павловской жены Охонина (Двор вдовы Марьицы Павловской жены Онапина) 16x5 саж., дворник Филипп Смолянин сапожник. Сама вдова жила на посаде. Место городового приказчика Нелюба Володимерова 23x5 саж. Далее двор Ивана Володимерова сына Дубенского 29x18 саж., а на том же дворе хоромы посадского человека Семена Селенина (...хоромы посадскою человека Сомова). На дворе два дворника (один из них сапожник). Двор этот занимал часть почти в конце Никольского переулка. Далее двор Ивана Степанова сына Коренева 10x13 саж. с дворником. На месте сада при этом же доме - пустое место таможенного человека Федьки Яковлева 6x4 саж. Далее двор посадского человека Васьки Чирова 7x9 саж. Сам Чиров значился проживающим на посаде и рядом. Двор посадского человека Первушки Макарова (Мокеева) 8x3 саж. В овраге у Поганого пруда был двор Рождественского монастыря - бобыля сапожника 20x4 саж., земля государева.
По левой стороне Троицкой церкви шли дворы: Михаила Федорова Соболева 14 кв. саж., дворник приходец; дьяка Андрея Романова сына Подлесова 12х8 саж. дворник Терешка овчинник; двор Ивана Андреева Исарова 13x9 саж. дворник Ромашко сапожник; двор Муторзы Степанова сына Башева 15x18 саж., дворник Бессонка Малыгин; двор Петра Афанасьева сына Казалкова 12x6 саж.; двор князя Григория Болховского 12x14 саж.; место церковное пустое троицкого пономаря 12x8 саж.; двор дьяка Семена Собакина, 18x15 саж.; двор Левки Марьицы дочери Турова 8x16 саж.; двор князя Григория Филатьева 16x9 саж., дворник Михалко Барзов, плотник; двор вдовы Орины Богдановы жены Фефилатьева с сыном, 17x8 саж., дворник; двор Владимира Корякина 18x13 саж., дворник-сапожник; двор Михаила Игнатьева сына Новосельцева 19x20 саж., дворник Первушка, сапожник, тюремный сторож.
Почти рядом с Троицкой улицей от правого угла той же Кремлевской площади шла улица Рождественская. Она именовалась в описной книге «улица от Фроловских ворот к Рождеству Христову» (на плане 1769 г. в она называлась просто «Фроловская»).
Эта улица была соседней с «Большой» и направлялась с Торговой площади через нынешнюю Музейную улицу, пересекая ее почти в середине от Большой улицы до Троицкой церкви. Отсюда она шла далее на соседнюю улицу и там «воротив влево» и подходила к бывшему «Поганому пруду». Таким образом, она доходила до стоявшей против этого пруда Фроловской башни с воротами. Этот загиб бывшей Рождественской улицы существует и сейчас под именем Воронцовский переулок. Храм Рождества, от которого называлась эта улица, находился позади палисадника возле дома директора гимназии (улица Б. Московская, д. 37), и в описной книге 1626 г. назывался «храм Рождества Христова древян. ветх: а в нем Божие милосердие, образы и всякое церковное строение мирское, а деисус и евангелия и иных никаках книг и колоколов нет». По-видимому, эта церковь была в ту пору в запустении, но вскоре возобновлена, так как в 1636—38 гг. она уже значилась жилою и писалась в приходских книгах патриаршего приказа «с жилыми церквам» (Примечание Холмогорова к его списку описной книги), а в 1641 г. она значилась «Царского Величества в богомолий ружною».
Перечень домов по Рождественской улице описная книга ведет от Фроловских ворот. Но мы в целях удобства приводим их в обратном направлении, то есть от церкви, и левую сторону по описи, мы здесь обозначим правой.
Здесь на правой стороне Рождественской улицы шли девять дворов: медведчика (Медведчиками в старину называли людей, которые устраивали различные представления с медведями. Также можно предположить, что это обозначение профессии человека, варившего мед.) Михаила Иванова 4x6 саж.; двор Андрея Балакирева 8x15 саж., дворника не было; двор Якова Загорина 10x9 саж., дворника нет; двор губного старосты Степана Савина 8x9 саж. дворник Первушка Осип Ярыжный; двор вдовы Вострогубова 8x12 саж.; место пустое воина Мятлова 7x7 саж.; место пустое Демида Баклина 7x6 саж.; двор вдовы Севолоцкого 32x26x8 саж., дворника нет; двор Андрея Ошанина 8x7 саж., дворник Кондрашка Васильев, портной мастер.
По левой стороне Рождественской улицы шли дворы: Карпа Борисова сына Новалкина с племянником 13x16 саж., дворники — Дружинка, Матюшка и Володька ярыжные; двор Юрия Михайловича сына Курова 16x11 саж., дворник Игнатка Ондреев; двор Козьмы Фефилова, «а Козьмы не стало, а живет в том дворе сестра его вдова Офимья степановская жена» — 17x5x7 саж.; двор Богдана Андреева сына Ладоженского 9x14 саж., дворник-сапожник; двор Степана Матвеева сына Проестова 14x18 саж., дворник Теренька Павлов, сапожник Филимонов; двор Сновицкого монастыря, что во Владимирском уезде 13x16 саж., дворник Микифор Филимонов; двор посадской вдовы Ализы Игнтьевской жены Серова с сыном 15x4 саж., а она живет и на посаде. Двор Потешки и Сеньки Столетовых 9x4 саж.; двор Степана Анучина 12x3 саж., дворник Ивашко Васильев приходец.
Последние из названных дворов примыкали к Поганому пруду.
Выше этого пруда к Рождественской улице с правой стороны примыкал Никольский переулок, отходивший от Большой улицы приблизительно на месте бывшего Дома офицеров, то есть несколько далее того места, где он начинается теперь.
По левой стороне Никольского переулка шли дворы: двор «володимерца» Романа Бакина 10x10 саж. дворник Мишка приходец; двор Греченина Ивана Андреева 15x11 саж., дворника не было; двор Федора Васильича сына Половина 11x11 саж.; двор Ивана и Михаила Юрьевых, детей Плещеева, 11x18 саж, без дворника.
На правой стороне Никольского переулка шли шесть дворов: двор Федора Савинова, сына Плещеева 25x12 саж., дворник Тренька Повыкин; двор Ивана Петрова сына Хомякова 18х12 саж., дворник Янка Игнатьев портной мастер; двор Михаила Васильева сына Языкова, 11x9 саж., дворник Янко Кузьмин ярыжный; двор Ивана Языкова 13x7 саж., дворники Панька Онуфриев и Филька Матюшкин ярыжный; двор воина Андреева сына Кайсарова 10x7 саж., дворника не было; двор Ивана Матвеева, сына Кайсарова 13х6 саж.
Дальше с левой стороны Большой улицы, примерно на месте бывшего соборного дома (здание Причта Успенского собора), на север отходил до соединения с нынешним Воронцовским переулком «переулок от Большой улицы улица позади Николы» - как он именуется в описной книге. В нем находилось четыре двора: двор Самсона Головина 8x13 саж., дворник Сенька Аханшин; двор Ивана Микифорова, сына Выповского, 10х12 саж., дворник Томилко ветошник (Тот, кто собирал или скупал для последующей продажи ветошь, бумагу, кости и т.п.; старьевщик.); двор боярина князя Бориса Михайловича Лыкова 25x11x15 саж., дворник Мишка Степанов ярыжный; двор Нехорошева да Ивана Никитиных детей Марковых 19x10 саж., дворника не было.
От конца нынешней улицы Подбельского, где устроен переезд через вал, начиналась Михайловская улица. Она направлялась к Поганому пруду, имея переулок направо и налево. Левый переулок в свою очередь имел два небольших переулка. Таким образом, создавалось восемь небольших кварталов, замененных впоследствии двумя кварталами, составленными улицами Подбельского и Воровского и пересекающими их двумя переулками Кремлевским и ... вдоль восточного вала.
В Михайловской улице с переулками находилось 32 двора в том числе: Гостиный двор Рождественского монастыря 9x18 саж., 16 дворов служек того же монастыря, размером в среднем 8x10 саж. Кроме того здесь были дворы: два двора конюхов монастыря, двор неводчика Афанасьева, двор вдовы Катлучинской 5x5 саж., двор монастырского пивовара и вотощика (Скорее всего, имеется в виду ватажщик (ватащик) - член ватаги (артели), например, рыболовной и т.п.), двор монастырского вотощика Власова 17x3 саж., а земля под ним оброчная Афанасия Тургенева и рядом под двором служки также оброчная земля того же Тургенева. Далее двор «володимерев детей боярских Артемья и Кузьмы Домниных» 8x10 саж. Далее двор монастырского повара, под ним оброчная земля все того же Тургенева, его же оброчная земля под соседним двором ярыжного Кузьмина. Далее место дворовое порожнее Федора Ушакова, двор неводчика да монастырского конюха, два двора монастырских крестьян, последний - Рождественского монастыря. Таким образом, в этих двух кварталах, с Михайловской улицей в центре их, жила преимущественно челядь Рождественского монастыря. Это и естественно в силу близости последнего.
Переписная книга города Владимира, составленная в 1646 г. стольником Никитою Боборыкиным и подьячим Фомою Третьяковым также указывает дворы служек, служебников и всяких рабочих людей Рождественского монастыря и Рождественской улицы «в слободке у монастыря же внутри города». Такой слободкой монастыря и являлись эти кремлевские кварталы возле монастыря.
Общее количество дворов в Кремле по данным переписной книги 1625-26 гг. было 248 дворовых мест и в них дворников 115 человек, по переписи Боборыкина и Третьякова в 1646 г. 102 осадные двора и дворников в них 151 человек, а в 1678 г. – осадных дворов 96 и дворников в них 214.
По списку же 1679 г. сметной росписи воеводы и стольника Бориса Васильевича Горчакова осадных дворов за 1679 г. показано 60, а по списку того же года годовой сметной росписи стольника и воеводы Федора Григорьевича Орлова осадных дворов значится 75, в том числе монастырских: Троице Сергиевого, Новоспасского, Вознесенского, Чудова, Симонова, Новодевичьего, Иосифа Волоколамского, Кузьмина, Волосова, Покровского на Нерли, Царе-Константиновского, Георгиевского, Рождественского, Спасо-Златовратского, Успенского девичьего, Боголюбова, Соборные церкви, Суздальского архиепископа, трех князей: Ромодановского, Репнина, Прозоровского. При осадных дворах показаны слуги, сторожа, дворники, звонари, конюхи и служебные работники с отметкой боевых нарядов или же «без боя». Всего отставных дворян и всяких чинов-людей по списку 1679 г. показано 1322, а по списку 1697 г. стольника и воеводы князя Степана Яковлевича Щетинина 1746 человек.

Источник:
Косаткин, Михаил Васильевич. Город Владимир в XVI, XVII, XVIII веках / Департамент культуры администрации Владим. обл., Владим. обл. науч. б-ка им М. Горького; (отв. ред. А.А. Тихомирова).- Владимир, 2018. 156 с.

Далее » » » «Ветшаный (Старый) город» XVII века
Категория: Владимир | Добавил: Николай (04.01.2017)
Просмотров: 1326 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru