Главная
Регистрация
Вход
Пятница
05.03.2021
03:23
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1345]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [433]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [115]
Юрьев [227]
Судогда [105]
Москва [42]
Покров [148]
Гусь [159]
Вязники [287]
Камешково [101]
Ковров [387]
Гороховец [123]
Александров [253]
Переславль [112]
Кольчугино [76]
История [39]
Киржач [86]
Шуя [107]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [105]
Писатели и поэты [102]
Промышленность [90]
Учебные заведения [123]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [51]
Муромские поэты [5]
художники [29]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [42]
Отечественная война [244]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

3-й пеший Ковровский полк Владимирского ополчения во время Отечественной Войны 1812-го года

3-й пеший Ковровский полк Владимирского ополчения во время Отечественной Войны 1812-го года

М.И. Полянский. 3-й пеший полк Владимирского ополчения, сформированный 18 августа 1812 года в городе Коврове, для обороны Москвы во время ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ИЗДАНИЕ Ковровского Уездного Комитета Попечительства о Народной Трезвости.

ПРЕДИСЛОВИЕ

На страницах этой брошюры я расскажу читателю лишь о том, что удалось по крупицам собрать из материалов истории участия Ковровцев в рядах ополчения, сформированного в разгар отечественной войны для обороны Москвы.
Перечитывая эту краткую летопись родной славы, каждый Ковровец невольно преклонится пред величием русского духа и пред пламенным стремлением каждого принести себя в жертву для блага отечества за святую веру и за своего Царя.
Эти строки пишутся как раз в такие знаменательные дни, когда по слову Царскому возрождается воинский дух в народе и его молодом подрастающем поколении, когда по завету прадедов и дедов — ополченцев славной отечественной войны юные Ковровцы горят любовью и преданностью к Вере, к Царю и Отечеству и осчастливлены Высочайшею благодарностью за свою подготовку к военному строю и за гимнастику. Пусть у каждого Ковровца проснется гордость быть настоящим патриотом, пусть принадлежность к великому народу Суздальской земли, исстари доблестному, наполнит его сердце светлым и теплым счастьем. Пусть наконец явится у него желание подняться до этих патриотов предков и проникнуться заветами их.
В 1812 году на защиту родины от нашествия величайшего полководца Наполеона и его 600 тысячной армии восстал по царскому зову весь русский народ: дворяне, купцы, мещане, духовенство и крестьяне, взрослые и подростки и даже женщины.
Мы зажгли от всей России
Лишь одну свечу большую
Матушку—Москву Родную!
У храброй японской нации существует пословица:
Всякий благородный—воин,
Всякий воин благороден!
Что может быть выше самоотверженной готовности положить душу свою за други своя?
Польза отечества выше личности. Жизнь верноподданного имеет смысл и ценность в государстве только ради государства. Лучшая мечта каждого подрастающего японца—это сделаться „Хейсоцу", что означает по-русски солдат. Пусть же каждый русский мальчик стремится в потешные, а из них рукой подать к славному „Солдатскому Званию".

ИСТОРИЯ возникновения, формирования и службы Ковровского ополчения

В 1806 и 1807 годах была сформирована милиция (земское войско) на усиление русской армии, действовавшей против Франции.
Вследствие заключения Тильзитского мира многие приготовления по организации милиции во Владимирской губернии были приостановлены, а заготовленное вооружение: пики, сабли, мушкеты поступили на хранение в губернский арсенал в запас, на случай надобности при военных обстоятельствах.
Минуло 5 лет и надобность эта приспела.
12 Июня 1812 года император французов Наполеон I с 600 тысячною армией, переправясь через р. Неман, вторгся в пределы России без объявления войны.
Император Александр Павлович, находясь при наших войсках в Полоцке, соизволил издать 6 Июля 1812 года Высочайший манифест, призывающий к ратному делу в помощь армии народное ополчение из ближайших к театру войны губерний, по 15 тысяч человек, в каждой из этих губерний. Во Владимирской губернии в 1812 году числилось за дворянами 312000 душ крестьян, из коих назначено сформировать шесть полков силою 15000 человек. Хранящееся в запасе от милиции вооружение способствовало ускорению исполнения Высочайшей воли, кроме того патриотично настроенное Владимирское Дворянство само предложило Государю сформировать из рекрут два пехотных полка, из коих один обмундировало и вооружило на собственный счет. Духовенство пожертвовало на ополчение 30349 рублей и слишком 1 фунт 26 золотников золота и 36 фунтов серебра.
Неожидан манифеста, призывающего народное ополчение, Владимирское дворянство в предвидении настоятельной нужды созыва народного ополчения, еще 27 Мая 1812 года постановило своим журналом за № 279 образовать в губернии временное внутреннее ополчение, по одному воину с каждых 20 ревизских душ, в возрасте 20—45 лет и вооружить тульскими ружьями со штыками, а на кого оружия огнестрельного ее хватит снабдить пиками из милиционного запаса; на каждого воина дворянство заготовило: трехмесячную пропорцию провианта, по 6 фунтов сухарей в особом мешке, по фуражке с медным ополченским крестом, по красной рубахе-косоворотке, по кафтану с шароварами, по ременному поясу, по кожаному телячьему ранцу и по паре сапог.
Все проживающие в уезде отставные офицеры и унтер-офицеры добровольно записались в ополчение. Помещичьи крестьяне на перерыв записывались охотниками в ополчение и дабы не отринуть желающих пламенных патриотов дворянство было вынуждено допустить в ополчение молодежь восемнадцатилетнего и старцев даже свыше пятидесятилетнего возраста.
Когда в Коврове был получен Высочайший манифест о призыве ополчения от 6 Июля 1812 года, то все к исполнению такового было уже в готовности. Память народная сохранила упование на помощь Божью в пережитых Суздальскою Землею бедствиях в XIII век от татар и в начале XYII века от Поляков и Литвы. Как тогда, так в 1812 году народ надеялся на заступление Всевышнего. Здоровые устои народные побороли татарщину, времена междуцарствия, литовщину и самозванщину. В своем благочестии народ обрел неиссякаемый источник живых сил. С горячею верою и любовию к Царю и родине Ковровский ополченец наперегонки спешил вступить в ряды защитников отечества от нагрянувшего врага.
Несмотря на то, что ополченцам даровано было три дня на устройство домашних дел и 7 дней на переход от места жительства к сборному пункту в г. Ковров, большинство ополченцев, а именно 1211 из 1271 человека, вместо десятого дня прибыло на третий день в г. Ковров — 19 августа 1812 г.
20, 21 и 22 августа предводитель дворянства уже произвел разбивку ополченцев по сотням третьего пешего Ковровского полка. Отставные офицеры и дворяне, назначенные на офицерские должности в ополчение, съехались в г. Ковров 18 августа. Благочинный протоиерей Александр Широкогоров с городским головою Иваном Апариным, Ратманом Иваном Горновым и прочими лицами соборного причта благословили собранное в Коврове ополчение чудотворною иконою святителя Николая в серебряной ризе.
На торжественном молебствии 22 августа присутствовали: предводитель дворянства гвардии подпоручик Сергей Безобразов; командир 3-го ополченского полка действ. статск. советник Павел Зубов. Батальонные начальники: 1-го батальона надворный совет. Иван Бабичев; 2-го батальона надворн. сов. Василий Головин; 3-го батальона капитан-лейтенант Иван Макаров и 4-го батальона капитан-лейтенант Николай Макаров 2-й. Сотенные начальники: 1-й—Капитан Григорий Спечев; 2-й—Поручик Иван Невежин; 3-й— Подпоручики: Архип Нарбеков; 4-й—Михаил Щербаков; 5-й—Петр Юхомзин; 6-й—Павел Сивков; 7-й—Алексей Селиванов. 8-й—Прапорщики:— Степан Растригин; 9-й—Платон Зубов; 10-й—Николай Растригин 2-й; 11-й—Николай Кострицкий; 12-й—Василий Архангельский; 13-й—Иван Голубев; 14-й—Василий Фишер, 15-й—Павел Васильев; 16-й—Николай Лихарев. Младшие офицеры: Коллежские ассесоры: Андрей Селиванов и Дмитрий Редриков. Штабс-Капитаны: Павел Герасимов и Федор Бычковский. Поручик Дормидонт Генцель. Подпоручики: Андрей Клюшников, Яков Суполенов, Александр Кашинцев, Абрам Воронов, Тимофей Свистунов, Егор Быков. Корнет Николай Цвиленев и Прапорщики: Александр Редриков, Михаил Потресов, Степан Рыжков, Борис Крамаревский, Роман Герасимов, Иван Пестров, Платон Зайцев, Степан Щербатов, Николай Головин, Аполлон Селиванов и Дмитрий Кудрявцев.
Святыню принял коленопреклоненный полковой начальник Павел Петрович Зубов и с полковым адъютантом подпоручиком Нарбековым обнес икону по фронту всех сотен полка.
По окончании молебствия полковому начальнику Зубову приносили поздравления с окончанием формирования Ковровского ополченного полка предводитель дворянства С. Безобразов, городничий надворн. совета. Павел Сыровацкий, городской голова Апарин, Ратман Гарнов, уездный казначей Николай Ложкин, уездный судья Николаев, земский исправник Александр Аверкиев, уездный стряпчий Петров, соляной пристав Березинский, уездный заседатель Вырубов и экспедитор Григорий Федоров.
Лица эти поднесли П.П. Зубову собранные среди администрации и дворян деньги на экипировку неимущим ополченским офицерам.
Из предназначенных в 3-й полк младшими офицерами не явились по неизвестным причинам:
Титулярный советник Свешников. Поручик Павел Овцын. Подпоручики: Дмитрий Дуров, Петр Стромилов, Дмитрий Мансуров.
Пятнадцатитысячное ополчение Владимирской губернии под общей командой генерал-лейтенанта князя Бориса Голицына разделено было на 6 полков.
Распределение ополченцев с уездов по полкам было следующее:
1-й полк под командою генерал-майора Меркулова. Из Вязниковского уезда—982; из Гороховецкого у.—1091; из Шуйского у.—442. Итого—2515 чел.
2-й полк под командою действительного статского советника Спиридова. Из Владимирского уезда—1154; из Судогодского уезда—684; из Меленковского уезда—677. Итого—2515 человек.
3-й (Ковровский) полк под командой действительного статского советника Зубова. Из Ковровского уезда—1271; из Шуйского уезда—1081; из Суздальского уезда—162. Итого—2514 человек.
4-й полк под командой полковника Поливанова. Из Покровского уезда— 1292; из Александровского уезда—687; из Переславского уезда—535. Итого—2514 человек.
5-й полк под командой полковника Черепанова. Из Юрьевского уезда— 1528; из Суздальского у.—576; из Переславского у.—410. Итого—2514 чел.
6-й полк под командой полковника Нефедьева. Из Муромского уезда—1570; из Меленковского уезда—542; из Гороховецкого уезда—402 (см. Гороховецкие ополченцы). Итого—2514 человек. Всего—15086 ратников.
Из них ополченц. 15000 и охотников отставных унтер-офицеров 86 чел.
Во время созыва ополчения за дворянами Владимирской губернии числилось 12000 ревизских душ крестьян.
Ковровский ополченский полк № 3 выступил из г. Коврова в Москву по направлению на город Шую 2-го сентября 1812 года.
Ковровские ополченцы вошли в ряды сотен 3-го полка: 16 человек в 1-ю сотню, 99 чел. в 5-ю сотню, 152 чел. в 6-ю сотню, 141 чел. в 8-ю сотню, 140 чел. в 12-ю сотню. 136 чел. в 13-ю сотню, 147 чел. в 14-ю сотню, 148 чел. в 15-ю сотню, 166 чел. в 16-ю сотню.
Остальные 126 чел. образовали полков. штаб, нестроев. роту и обоз.
Вследствие уничтожения пожаром казарм в Москве Ковровский полк не был введен в Москву и расквартирован в г. Покрове откуда высылал в Москву маршевые команды для занятия караулов столицы.
14 сентября 1812 года, прапорщик Васильев привел в г. Покров остальных Ковровских ополченцев, опоздавших по разным случаям.
Из г. Покрова ополченцы высылались дозорами по берегам р. Клязьмы, куда французы из занятой ими Москвы ежедневно высылали партии от 100 до 600 человек конных с фурами за добычей для продовольствия людей и лошадей.
Ровно через месяц 14 октября Ковровское ополчение приступило к несению караульной службы в г. Москве, к санитарной очистке столицы и к уходу за ранеными в госпиталях и обывательских домах, но переход из г. Покрова в Москву на постоянные зимние квартиры состоялся 23 октября 1812 года и то полк расположился биваком до приготовления квартир в Екатерининских и Хамовнических казармах, где даже под полами лежали разлагавшиеся трупы. Особому охранению ополченцев на первых порах были назначены Слободской и Лефортовский дворцы и дворцовый конюшенный двор.
Владимирскому ополчению не довелось выказать свою отвагу в борьбе с французами на поле брани. На долю ополченцев выпала невидная, но тяжелая работа. Во время отечественной войны ни санитаров, ни полевых подвижных госпиталей не было. Раненых офицеров и нижних чинов развозили по городам на попечение обывателей, так называемых доброхотных. Даже такой герой войны, как раненый главнокомандующий 2-й армией князь Багратион не избег общей участи и отвезен был на поправку от раны осколком гранаты в берцовую кость с Бородинского поля в Юрьевский уезд, Владимирской губ. в село Симы (в 23-х верстах от г. Юрьева-Польского), где и скончался 12 сентября 1812 года. Тело героя было впоследствии перевезено из села Симы к подножию Бородинского памятника в 1839 году.
Владимирское ополчение два года несло охранительную, военно-полицейскую и санитарную службу и многим из них пришлось жертвовать собою для блага общего, убирая трупы, распространяющие заразу и нестерпимый смрад.
Ковровские ополченцы содержали в Москве караулы днем и ночью. Поимка воров, шпионов и других злоумышленников была главнейшей обязанностью ополченцев, на них же было возложено содержание пешей почты окраин с центром столицы, уборка, погребение или сожжение трупов и уход за больными и ранеными. Бородатые ратники, конечно самые престарелые, были обращены в сестер милосердия. Насколько тяжела была доля этих бородатых сестер милосердия видно из того, что московский госпиталь выслал в Ковров 15 ополченцев, за старостью не выносивших тяжелой санитарной службы при больных и раненых.
Так протекала службы Ковровских ополченцев до конца декабря 1812 года, когда 3-й полк был двинут из Москвы к г. Витебску.
В городах Владимирской губ. занимали караулы Нижегородские ополченцы. 11 августа 1813 г. 3-й полк из Витебска был передвинут в г. Минск. Особо отряженная сотня для очистки Москвы от трупов окончила свои труды 27 февраля 1813 года, за что и объявлено всем чинам ее Монаршее благоволение. Из Минска 3-й полк к началу 1814 года был передвинуть в г. Киев, откуда 3-й полк возвратился на родину и был распущен по домам 17 ноября 1814 года, а полковая святыня образ святителя Николая с приделанным над образом всевидящим оком снимком с медали 1812 г. водружен на прежнее место в Рождественский собор.
5-го августа 1814 года Ковровские дворяне вместе с прочими дворянами Владимирской губернии имели счастие представиться Государю Императору Александру Павловичу и были осчастливлены Высочайшею благодарностью за жертвы для спасения отечества людьми и деньгами. Государь соизволил поздравить дворян с долговременным и прочным миром как в России, так и в Европе, причем ополченцам были пожалованы серебряные медали с портретом Государя на одной стороне и с надписью: „за любовь к отечеству 1812 г.“ на оборотной стороне на Георгиевско-Андреевской ленте, а дворянам старшим в семьях бронзовые медали на Владимирской ленте с всевидящим оком и цифрами 1812 год на лицевой стороне и надписью на обратной: „Не нам, не нам, а имяни Твоему". Согласно Высочайшего Указа 30 августа 1814 года бронзовыми медалями были пожалованы следующие старшие в роде дворян Ковровского уезда:
Авдулин, Безобразов, Беклемишев, Владыкины Василий и Иван, Вырубов, Горюшкин, Голембовский, Кишкины Иван и Николай, Култашев, Кащиев, Мишуков, Николаев, Подобедов, Пожарский, Сыровацкий, Тяпкины: Илья, Алексей и Виктор, Толпегин, Трепин, Танеев, Федоров, Хметевский, Чихачев, Шипилов, Расков, Буженинов, Епишков, Зубов, Замыцкие Иван и Гавриил, Крюковской, Лодыгин, Чернавин. Дворянки: Шувалова Ольга, Зубова Татьяна, Иванова Евпраксия.
Убыль офицеров и рядовых из 3-го полка во время походов 1812, 1813 и 1814 годов:
Убыли из командного состава ополчения начальники 3 и 4 батальонов капитан-лейтенанты: Иван и Николай Макаровы, первый в г. Александрове 15 октября, 1812 г., а второй 15-го октября 1812 г. в Переславле оба за болезнью. Их заменили: Макарова 1-го, капитан-лейтенант Сергей Кушников, а Макарова 2-го, гвардии шт.-капитан Иван Меркулов.
Умерли во время похода 3-го полка подпоручик Тимофей Миронов Свистунов в ноябре 1812 г. при очищении Москвы от французских трупов и штабс-капитаны: Павел Семенович Герасимов и Федор Селикович Бычковский 28 сентября 1813 г. Находившийся на излечении болезни в г. Переславле коллежский ассесор Дмитрий Васильевич Редриков умер 10 июля 1813 года.
Исключены из списков 3-го полка поручик Дормидонт Владимирович Генцель, подпоручик Егор Иванович Быков и прапорщик Иван Петрович Пестров.
Отстали от полка за болезнью: подпоручик Яков Александрович Суполенов в г. Вязниках с 30 марта 1813 года и прапорщики; Платон Дмитриевич Зайцев в г. Александрове с 22 января 1813 года, Степан Степанович Щербатов в г. Александрове с 15 марта 1813 года, Николай Васильевич Головин в г. Александрове с 15 марта 1813 года, Аполлон Иванович Селиванов в г. Костроме с 15 марта 1813 года и Дмитрий Михайлович Кудрявцев в г. Переславле с 20 июля 1813 года.
Убыли переводом из 3-го в 5-й полк: корнет Николай Савич Цвиленев и прапорщик Роман Семенович Герасимов и командирован в г. Покров для заведывания ранеными в дворянском лазарете подпоручик Абрам Николаевич Воронов.
В рядах ополченцев 3-го полка за двухлетний поход убыль была следующая:

Ковровское дворянство, кроме заготовления натурой провианта на довольствие ополчения и безденежной поставки армии 100 лошадей кавалерийских и артиллерийских сделано в казну и денежное пожертвование свыше пятидесяти тысяч рублей. По раскладке Владимирского дворянства по рублю с ревизской души, Ковровские дворяне внесли 23949 р. Исправником собрано по подписному листу с вотчин 2707 р. остальные 25000 рублей Ковровские помещики собрали между собою добровольно: 1) На обмундирование одного пехотного полка вновь формируемого в г. Владимире из 2240 человек. 2) На обмундирование офицеров ополчения из неимущих дворян. 3) На выдачу жалованья ополченцам. 4) На сооружение запасного магазина хлеба для армии в зерне и муке. 5) На постройку в г. Владимире военного лазарета для лечения раненых и 6) В пособие московскому и петербургскому патриотическим обществам на выдачу вспоможения разоренным войной помещикам.
Владимирское дворянство на указанные выше нужды в общем пожертвовало свыше полмиллиона руб. деньгами и на 300000 руб. натурой, повозки, лошади, крупа, сухари, овес. Богданович исчисляет пожертвования всех сословий Владимирской губернии на нужды войны в четыре миллиона рублей.

Спустя сорок лет со времени возвращения ополченцев 3-го Ковровского полка на родину последовал бы второй созыв ополчения, названного подвижным государственным (см. Формирование дружин Владимирского ополчения 1855 г.), в 1855—56 годах, во время Крымской войны, в составе 236 дружин.
Из жителей г. Коврова и уезда была в 28 дней сформирована Ковровская дружина за № 127 и выступила походом 20 июля 1855 года в г. Литин Подольской губ. куда и прибыл 25 октября 1855 г., где она вступила в состав Низовского резервного егерского полка в числе 1097 человек из коих во время войны выбыло умершими 70, больными 71 и бежавшими 4 ратника. Возвратилось на родину 952 человека. Ковровская дружина подчинялась начальнику Владимирского ополчения полковнику Катенину произведенному по окончании войны в генерал-майоры.
За ревностную службу в Ковровской дружине после роспуска ополчения были награждены: командир дружины шт.-капитан Секерин орденом св. Анны 3 ст., командиры рот: 1-й шт.-капитан Колтовской, 2-й подпоручик Секерин, 3-й поручик Карякин, 4-й подпоручик Соболев и Дружинный. Адъютант, подпоручик Оржанский орденами св. Станислава 3 степени. Ополченцы же награждены бронзовыми медалями на Владимирской ленте с вензелевым изображением имен Императоров Николая I и Александра II на лицевой стороне и с надписью на оборотной стороне: „На тя Господи уповахом да не постыдимся во веки".
Иностранцы за такие невероятные жертвы русских людей всем своим достоянием и готовностью предать огню свое последнее жилище лишь бы оно не укрывало от непогоды неприятеля, называют нас варварами, не постигая величия русского патриотизма. Да останемся мы еще долго, долго варварами в таком смысле и да будут рубежи России грозою чужеземцу. Безотчетное чувство самоотвержения закалило в сознании нашей силы и дало нам возможность отстоять Россию от покушений на нее наглого врага избалованного военным счастьем.

ОПИСАНИЕ Полкового образа 1812 года во Имя Святителя и Чудотворца Николая

Образ Владимирского письма (По Новгород. иконописному подлиннику у Св. Николая риза багрова, пробелен исподь Лазорь, бела. Ничего этого в натуре не оказалось, кроме багровых крестов на ризе.) на липовой доске высотой 15 вершков и шириной 12 вершков, клееной на шпонке и выгнут к середине от времени самая живопись весьма потемнела. По возвращении образа из похода он вставлен в иконостас правого малого придела во имя Смоленской Божией Матери, Христо-Рождественского Ковровского собора для чего к образу приделаны две приставки: верхняя шириною 13/4 вершка и длиною 12 вершков с всевидящим оком в сиянии и облаках по бокам и нижняя шириною 8 вершков и длиною 12 вершков с чеканною надписью тропаря „Правила веры и образ кротости воздержания учителя яви тя стаду твоему яже вещей истины сего ради стяжал еси Смирением высокая, нищетою богатая отче священноначальниче Николае моли Христа Бога спастися душам нашим".
На самом образе и на приставках верхней и нижней серебряная вызолоченнная риза чеканной высоко художественной работы.
Пошиб иконописи сходен с работою известных московских изографов Кирилла Иванова и Тимофея Тимофеева и представляет собою тип иконы Святителя Николая в Галее Никологалеевской церкви города Владимира, XVII века, но только без чудес по сторонам образа. Как известно в г. Владимире на месте слободы Гитиловой на речке Лыбеди издревле находилась стрелецкая церковь „Николы Чудотворца Воинсково", в воспоминание которой ныне существует Никольская церковь в Кремле в г. Владимире и на том же основании в г. Коврове сооружен в Преображенском соборе южный предел во имя Святителя и Чудотворца Николая (Древняя ополченская икона Николая Чудотворца — это тоже священная книга для не умеющих читать и в глубину веков послужит летописью патриотизма наших предков Ковровских ополченцев.).
Рождественский собор древнейшее сооружение в г. Коврове постройка его относится к XVI веку при владении Стародубского князя Василия Андреевича Ковра, погребенного на кладбище при Ивановской церкви в 1531 году. На месте нынешнего г. Коврова была деревня Епифановка с постройкой храма во имя Рождества Христова переименована в село Рожествено, которое в 1778 году названо уездным городом Ковровым.
Молодому городу поэтом Екатерининского царствования, известным Ермилом Костровым, было посвящено следующее четверостишие:
Г. Ковров
И ты содейственник Российския Астреи,
От коего бежать во мрачну ночь злодеи,
Правдивый Воронцов, споспешествуй судьбе,
Честь, славу и хвалу прими во мзду себе!
(Владимирский Сборник 1857 г. стр. 127).
Следом за Рождественским собором по седой древности идут надгробные плиты Стародубских Князей погребенных на кладбище при церкви Иоанна Воина:
1. Князь Андрей Васильевич Ковров † 7049 (1541 г.) на Воронче в Полоцкой обл.
2. Князь Юрий Васильевич Ковров † 1569 г.

3. Княгиня Федора Никитина † 7059 (1551 г.).
4. Князь Дмитрий † 7049 (1541 г.).
5. Князь Василий Иванович Ковров † 7070 (1562 г.).
В 6 верстах от г. Коврова находится село Троицкое Никольское, большая вотчина князя Дмитрия Михайловича Пожарского, погребенного в Суздальском Евфимиевом монастыре. В этом селе в Никольской церкви сохраняются великие по воспоминаниям для каждого патриота военные святыни: походный образ князя Пожарского во имя Святителя и Чудотворца Николая с басменным серебрен. окладом, но с чудесами вокруг образа и животворящий крест (родовой князей Стародубских-Пожарских), при котором князь Д.М. Пожарский приводил к присяге Нижегородское ополчение, собранное для освобождения Москвы от поляков 1612 году.

I. Об участии в отечественной войне 1812 года Ковровских ратников Владимирского ополчения

На всем громадном протяжении русской истории несколько раз иноплеменники наводняли нашу Родную Землю. И всякий раз они дорого платились за это.
С татарами мы рассчитались на Куликовском поле (1380 г.). В тяжелое Смутное время наводнили землю нашу поляки, шведы и всякий разбойничий сброд, и русские ополчения во главе с Мининым и Пожарским выгнали поляков из Москвы, а затем очистили и всю Русь (1612 г.). В 1812 г., в Россию пришел Наполеон, приведя с собою не сметные полчища, и уже через пять месяцев бежал из нашей страны, в ужасе бросив на произвол судьбы жалкие остатки „великой" армии.
Слова Царя: не положу оружия, доколе не единого неприятельского воина не останется в царстве Моем, нашли отклик в сердце каждого русского человека. Вся Россия ополчилась.
Царь и народ слились воедино. От крестьянина до первого вельможи, все горели священной местью и никакой враг не мог устоять перед народной грозою. Ополчились крестьяне, воевали с врагом женщины и даже дети.
Наполеон хотел отобрать у России все западные области до самого Днепра. И думал он так же легко справится с Россией, как с Пруссией, Австрией и другими западно-европейскими странами, у которых он отнимал владения и переменял границы. В отобранных от нас землях он хотел открыть новые государства, а с нашими войсками предполагал отправиться в самую отдаленную часть Азии—Индию, и приобрести русскою кровью эту богатую страну. Индия же принадлежала англичанам; Наполеон ничего не мог поделать с Англией в Европе и хотел нанести ей сильный удар в Азии.
Но Император Александр I не отчаивался. За год до начала Отечественной войны Государь заявил французскому послу, что „мы скорее умрем с оружием в руках, нежели позволим поступать с нами как с другими европейскими народами".
Я не хочу войны,— продолжал Царь — Мой народ, хотя и оскорблен отношениями ко Мне вашего императора так же, как и я, не желает войны потому что знаком с ее опасностями, но если на него нападут, то он сумеет постоять за себя.
Наполеон принудил Австрию и Пруссию выставить свои войска для борьбы с нами. Все мелкие западно-европейские государства также должны были отдать в его распоряжение свои военные силы.
К весне 1812 года со всех концов Европы стекалась по направлению в нашим границам громадная вражеская армия около 600 тысяч человек.
Готовясь к войне, Император Александр I не рассчитывал на помощь других государств и на первых порах мог выставить против Наполеона всего 210 тысяч войска.
Узнав о приближении французов к нашим приделам Государь 9 апреля отправился в Вильну, где находилась главная квартира одной из наших армий.
Наш посол князь Куракин заявил Наполеону, что Государь не желает войны и сделает все, чтобы избежать ее. Но французский император ответил с запальчивостью.
— Я иду в Москву и в одно или в два сражения все окончу. Император Александр на коленях будет просить мира.
В Вильне Государь подтвердил французскому послу, что сам Он не начнет войну.
— Но,— прибавил Монарх,— Я не положу оружия пока хоть один неприятельский солдат будет оставаться в России.
А в это время Наполеон хвастливо говорил всем съехавшимся в Дрездене государям Германии.
Я хочу поразить — и поражу русских. Прежде шести месяцев две северные столицы (т.е. Москва и Петербург) будут видеть в стенах своих непобедимых победителей.
Император Александр в точности исполнил свой священный обет: не прекращать войны до полного изгнания врага из пределов России. Но Наполеону не удалось осуществить своих хвастливых предсказаний.
Император Александр I также видел, что у нас очень недостаточно войска для борьбы с Наполеоном и решил призвать весь народ на защиту Родины. Из Вильны Государь выехал 14 июня, а 6-го июля в Полоцке издал манифест о созыве всеобщего ополчения „Да встретит враг,— начал Царь,— в каждом дворянине — Пожарского, в каждом духовном — Палицына, в каждом гражданине Минина".
Этими словами Александр напоминал русским людям о злых временах смуты XVII века, когда Московскую Русь наводнили иноземные полчища, когда Русской земле, казалось, пришел конец. Но русский народ восстал тогда на защиту Отечества, как один человек. Все сословия объединились. Началось движение из Нижнего-Новгорода под предводительством Минина и Пожарского. К нижегородскому ополчению присоединились жители других областей и направились к Москве. Столица была освобождена от врагов и на царство был избран Михаил Феодорович Романов. На Руси стал водворяться порядок.
„Соединитесь все,— объявлял Александр I,— с крестом в сердце и оружием в руках никакие силы человеческие вас не одолеют. На призыв Царя горячо откликнулась вся Россия. Русский народ решил пожертвовать всем своим достоянием жизнью ради спасения Родины.
И лишь кликнув Царь
Свой народ на брань
Вдруг со всех сторон
Поднялася Русь.
Война с Наполеоном потому и называется Отечественной, что вся Россия двинулась для спасения Отечества.
Между тем Император Александр I отправился в свою Первопрестольную столицу. По всему пути народ встречал Царя с восторгом. В Смоленске местное дворянство первое подало прошение о разрешении вооружиться и вооружить своих крестьян. Смоляне дали до двадцати тысяч Ратников. В Смоленске же Государь получил известие, что шестилетняя война с турками прекращена и с султаном заключен мир. Теперь наша Дунайская армия, действовавшая против Турции, могла принять участие в Отечественной войне. Главнокомандующему этой армией адмиралу Чичагову Государь повелел идтти немедленно в Россию. В Дорогобуже, Вязьме, Можайске и во всех других городах жители с восторженной любовью встречали Царя и давали обет жертвовать всем своим достоянием.
12 Июля, в самую полночь. Государь подъехал к Москве. На Поклонной горе Его встретил священник из ближайшей церкви с крестом и с зажженной свечей в руке. Александр остановил лошадей вышел из коляски, положил земной поклон и с глубоким вздохом приложился к кресту.
— Да воскреснет Бог и расточатся врази Его! — с глубокой верой воскликнул священник.
— Наполеону не победить нас! — понеслось из встречавшей Монарха толпы.— Для этого нужно всех нас перебить. С восходом солнца Кремль наполнился народом. В 9 часов утра Александр вышел на Красное крыльцо и поклонился народу. Раздалось мощное „ура“ заглушившее звон колоколов.
— Веди нас, куда хочешь веди нас, отец наш!— кричал народ.— Умрем или победим!
Началось шествие к Успенскому собору. Государь едва мог двигаться сквозь тесную толпу народа. Свита пыталась раздвинуть ее.
— Не троньте. Я и так пройду,— говорил Государь, кланяясь во все стороны.
При вступлении Царя в Успенский собор, преосвященный Августин произнес речь, в которой с сильным воодушевлением сказал.
— Царю, Господь с тобой! Он обратит бурю в тишину и умолкнут волны потопные. С нами Бог!
Разумейте, языцы, и покоряйтеся, яко с нами Бог!
На третий день, 15 июля, в день святого Равноапостольного Владимира, в Слободской дворец съехались московские дворяне и купцы. Государь обратился к дворянам:
— Вы, по примеру предков, не потерпите ига чуждого, и неприятель не восторжествует в своих зверских замыслах... Этого от вас ожидает Отечество и Государь.
— Готовы умереть! Все, что имеем, отдаем Тебе! — гулом пронеслось по залу.
Дворяне решили дать восемьдесят тысяч человек в ополчение и пожертвовать три миллиона деньгами.
Государь плакал от волнения.
— Я многого ожидал от московского дворянства,— произнес сквозь слезы Александр,— но оно превзошло мои ожидания. Благодарю вас именем Отечества.
Государь перешел в купеческий зал.
— Мы все готовы пожертвовать Тебе жизнью и имуществом!— воскликнул городской голова Куманин.
В несколько минут московское купечество подписало пожертвований около трех миллионов рублей.
Взволнованный и умиленный Александр много раз повторял:
— Это Я никогда не забуду!
Каждый стремился принести на защиту Отечества все, что имел. Некоторые богатые люди выставили целые полки на свои средства. Московские монастыри и Троицкая лавра пожертвовала много серебра и десять тысяч рублей деньгами. Священники, причетники, чиновники, артисты, все классы народа несли свои лепты.
Купец Рахманинов пожертвовал сукно для ополченцев, а портной Гетман бесплатно сшил им одежды. В ратники ополчения шли — и чиновники и студенты и семинаристы, и люди всякого звания один миллион и остальные сословия один миллион.
По примеру Москвы, во всех городах, деревнях и селах началось вооружение.
Народный подъем произвел сильное впечатление на Александра.
— Желею, что не могу, как бы желал, отвечать на преданность этого чудного народа,— неоднократно говорил Царь.
Александр I опять подтвердил свое непоколебимое решение не прекращать войны, пока ни одного неприятельского воина не останется в пределах России.
Готовность жертвовать была так велика, что Государь призвал к вооружению лишь третью часть тогдашней России, 16 губерний. Собралось свыше трехсот тысяч ополченцев и пожертвовано более ста миллионов рублей. Владимирское дворянство вооружило шесть полков. Донские казаки дали новых двадцать полков.
На призыв Царя откликнулись во всех концах России, даже на берегах Ледовитого океана, в далекой Сибири, на Оби, Енисее, Амуре. Уральские казаки восклицали:
— Не дадим святой Руси в обиду иноплеменникам!..
Вначале Отечественной войны Александр находился при первой армии в Вильне. Здесь Государь и узнал о совершившемся, в ночь на 12 июля, вторжении наполеоновских полчищ в Россию через реку Неман, между Ковной и Гродной. Государь тотчас издал свой памятный приказ по армии.
„Воины, вы защищаете Веру, Отечество, Свободу. Я с вами. На зачинающего Бог.
В рескрипте на имя фельдмаршала, графа Салтыкова, Александр дает, пред лицом русского народа и всего мира, священный обед.
„Я не положу оружия доколе не единого неприятельского воина не останется в царстве Моем".
Между тем, Наполеон самоуверенно заявил внимавшим ему со страхом западно-европейским племенам.
— Прежде шести месяцев две северные столицы (т. е. Москва и Петербург) будут видеть в стенах своих непобедимых победителей.
Пред приближением к русским границам, он объявил войскам следующий приказ:
— Солдаты, начинается вторая польская война (так он называет Отечественную войну). Первая была окончена под Фридландом и в Тильзите...
„Россия увлекается роком,— она не избежит своей судьбы".
Еще раньше, он обратился с речью к солдатам, в которой хвастливо говорил:
— Вы будете господствовать над русским народом, готовым исполнить раболепно все ваши повеления и доставлять вам удовольствия, какие только будут угодны вашей душе.

Список с представления Владимирского господина гражданского губернатора к господину министру внутренних дел от 19 февраля 1814 года, под № 18

Отличные подвиги дворянства Владимирской губернии, в продолжении последней с Французами войны оказанные и послужившие к пользе общественной, составляют предмет всепокорнейшего моего к Вашему Высокопревосходительству донесения.
В то время, как Владимирская губерния, будучи сопредельна с Московскою, должна была понести все, по состоянию военных дел общественные повинности и доставить значительные на многие предметы пожертвования, местное начальство при видимой готовности означенного дворянства предпринять все, что только полезным для блага общего казалось, не встретило ни самых малейших затруднений в приведении в действительное исполнение тех мер, с которыми соединена была ее общественная польза. Принимая живое участие в надлежащем отправлении всех повинностей, о которых выше я имел честь упомянуть, оно тем возбуждало соревнование во всех прочих сословиях к равномерной готовности, понесет оныя с должным усердием особенно же ознаменовало себя следующим:
1) На обмундирование одного полка, который сформировался во Владимире иждевением сего дворянства, оно употребило принесенных от него в пожервование денег 158, 351 руб., оказав при том всякое содействие в приготовлении всех нужных материалов и в самой постройке вещей, для того полка требовавшихся; так что в самое короткое время он был обмундирован и мог выступить по назначению его.
2) В поощрение недостаточных офицеров к вступлению в оный полк дворянство в следствии добровольной своей подписки собрало на вспоможение им 6258 рублей.
3) При составлении внутреннего ополчения сверх одежды и трех месячного продовольствия для воинов, оно доставило деньгами 36 т. руб., употребленные потом в выдачу жалования на воинов вместо отпуска сих денег из казны.
4) Для покупки 500 лошадей, которые в 1812 году требовались для армии, из единственного усердия к выгодам казны пожертвовало 59 т. рублей, отклонив притом мерою сего приношения затруднения, с которым соединено было исполнение требования, о произведении таковой покупки лошадей под квитанции.
5) При учреждении так же для армии подвижного запасного хлебного магазина, который по исчислению стоит губернии вообще до 250 т. рублей, кроме выставленных натурою погонщиков, дворянство вызвалось пожертвовать всей той частью его, которая по количеству помещичьих душ была с оных назначена, чему в то время последовали экономические и удельные крестьяне, и таким образом магазин сей сделался общим их пожертвованием, хотя в прочем предназначались на него издержки от казны.
6) С ощутительною выгодою для оной посредством уездных гг. Предводителей и некоторых свободных дворянских чиновников, делалась закупка 500 артиллерийских и 400 кавалерийских лошадей для резервной армии, из которых при производстве последней заменено сверх того принадлежащею дворянству суммою по добровольному его желанию все то число денег, которое требовалось от казны на местное продовольствие лошадей во время закупки их.
7) В С.-Петербургские и Московское Патриотические общества, оно отправило в пользу разоренных от неприятеля 12000 рублей.
8) Когда больные и раненые воинского звания чины явились в губернию, требовали человеколюбивого призрения и помощи со стороны жителей, в то время дворянство оказало оныя в полной мере и кроме помещения многих раненых Штаб и обер-офицеров в домах своих, оно дало для них всякие вспоможения.
Таким образом изъяснив в краткости похвальные поступки дворянства Владимирской губернии, я, не могу не обратить на оныя особого внимания, Вашего Высокопревосходительства, Всепокорнейше прося, довести их до сведения Всемилостивейшего Государя и исходатайствовать к дворянству сему, в ознаменование столь ревностных подвигов его, при последней с французами войне для пользы общей оказанных. Высокомонаршего благоволения на намять будущих времен и его потомства.
Верно: Экспедитор Ильинский.

Народное ополчение 1812 года

К груди земли, в одежде пышной,
Приник пылающий июль,
Шептал, в истоме, еле слышно:
„Тебя родная, обману-ль!
Желтеют радостные нивы,
Лелея в колосе зерно...
Реки сверкающей извивы
Покрыл с деревьев пух давно!..
Сады стоят в молчаньи строгом.
На ветках зреет пышный плод!..
Поля вздохнули: по дорогам
Смертельный враг уже идет.
Реки серебряной извивы
Копытом конским замутит,
Растопчет колос желтой нивы,
Сады пожаром озарит!..
Вокруг давно не русским духом
Горячий воздух напоен...
К земле приникни чутким ухом,
Ты слышишь! Говор чуждый... Звон...
В немолчно—радостной беседе
Штыки и сабли говорят:
„Идем всегда вперет, к победе,
И незнаком нам путь—назад!..
Где император бросил сети,
В руках французов—та земля!
Июль! Мне страшны речи эти!..
Замолкли бранные поля…
За то гремел слышнее голос
Кровавой мести и вражды...
Склоняли нивы тучный колос,
В тоске роняли плод сады...
Народ, великим прошлым славный,
Храни на сердце манифест;
„Враг безпощадный, своенравный,
Окинул взором мир окрест"
И, полон дерзостного чувства,
Решил вступить в наш отчий дом!..
Сам гений брачного искусства.
Идет плечо к плечу с врагом.
Властитель гневный и суровый,
Мечтая мир завоевать,
И нашу родину в оковы
Поспешно хочет заковать...
Народ! Но с мольбой прибегнув к Богу,
И взявши в руки дедов меч,
Мы верим, бранную дорогу
Врагу сумеешь ты пресечь!
Нет сердца русского безстрашней!
Светильник яркий веры в нем:
Всех—кто в хоромах, иль на пашне,
Зовем на смертный бой с врагом!..
Мы знаем в горестной судьбине
Скорбит, как Минин весь народ...
Пожарский в каждом дворянине,
В духовном—Палицын живет!..
В союз, сыны России, тесный!..
Пусть крепнет дух, чтоб мы могли,
Врагов, забывших суд небесный,
Согнать с лица родной земли!
Так — слово царское вещало...
Еще набат дрожал в сердцах,
А „ополчение" вырастало
Как Божий гнев, — врагам на страх!..
Кипела жизнь в селе, в деревне
Народ толпился в городах.
Пылал светильник веры древней!
Все шли с молитвой на устах,
С одною мыслью—чем возможно
Несчастной родине помочь...
И понял враг, что думал ложно
Упорство русских превозмочь!
Со всех сторон стекались силы
Для нужд годины боевой.
Бедняк давал топор и вилы,
Богатый—весь достаток свой
И в ополченье каждый смело
Считал за честь себе вступить...
Русь показать в те дни сумела
Как нужно родину любить,
Как жарко нужно в силу верить
Непобедимого креста!..
Тех, кто не может лицемерить,
Мольба понятна и проста;
Она летит к престолу Бога,
Звенит немолчно как струна,
И взор судьбы, взглянувшей строго,
Смягчает, кротости полна.
Звучал напев под сводом храма,
Молился ополченцев ряд...
Французы шли вперед упрямо,
Но... не могли уйти назад!..
Не зыблем, словно звезд течение,
Закон земли для всех таков:
Души народной возмущенье
Последний час ее врагов!..
Николай Каменский
Учреждении в России милиции (земского войска) 30 ноября 1806 г.
К событиям 1812 г.
Воспоминания о пребывании Московских Святынь в г. Муроме в 1812 году
Уроженцы Владимирской губернии, принявшие участие в Отечественной войне 1812 г.
Фельдмаршал Остен-Сакен муштровал пехоту под Владимиром
Участники Отечественной войны 1812 г.
Полки, названные в честь городов Владимирской губернии
Александровский край в войне 1812 года
Гороховецкие ополченцы 1812 года
Категория: Ковров | Добавил: Николай (11.02.2021)
Просмотров: 26 | Теги: Ковров, 1812 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика