Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
11.12.2017
03:23
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 388

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [729]
Суздаль [256]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [186]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [53]
Гусь [46]
Вязники [122]
Камешково [46]
Ковров [134]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [84]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [74]
Религия [2]
Иваново [30]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [15]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [25]
Учебные заведения [9]
Владимирская губерния [7]
Революция 1917 [44]

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Текстильная промышленность гор. Суздаля в XIX – нач. ХХ вв.

Текстильная промышленность гор. Суздаля в XIX – нач. ХХ вв.

В XIX веке наиболее массовой оказалась профессия текстильщиков. Ещё в конце XVIII века в Суздале была полотняная фабрика Луки Ермолина,- именитого гражданина города Суздаля. К 1806 году 42-летний Лука Ермолин, женатый на дочери тульского купца Федосье Михайловой, имея сыновей — Михаила, 17 лет, Николая, 11 лет, и 5-летнего Фёдора, жил вместе со своей матерью Стефанидой Васильевой Ермолиной, 71 года. Купив на Всполье дом с кожевенным заводом у господина Безобразова, продолжать это занятие он не стал, а устроил полотняную фабрику, получая доход и «от торгу по разным городам». В 1800 году Лука Ермолин был бургомистром. В то же время сообщалось, что с 1800 по 1803 год он являлся суздальским градским головой. Дом и фабрика у Ермолина были каменные. Огородная земля при доме простиралась «до Хлебной площади». В Пинаихе он строил ещё один дом и фабрику. После его смерти в 1829 году наследство было поделено следующим образом: сын Фёдор, 27 лет, женатый на дочери владимирского купца Елизавете Даниловой, получил дом на Всполье близ Златоустовской церкви и при нём каменную фабрику да ещё каменную лавку в гостином дворе, «мыларню на Введенском лугу». Доход имел «от фабрики пестрядинной». Вдова Луки Ермолина осталась в каменном доме, построенном по плану в Пинаихе возле дома мещанина М. Вихрева, а также получила лавку в гостином дворе. И наконец, часть ермолинского владения досталась вдове Николая Ермолина Александре с сыном Александром, 8 лет: каменный дом с «прежде бывшим каменным заведением», состоящий из трёх каменных корпусов, «без крыш, полов и потолков». Очевидно, это всё, что осталось от фабричного заведения. Находилось оно в Пинаихе, «у большого нового моста, а слева — прежде бывшего кожевенного завода Вихрева». К 1842 году — времени составления «Оценочной книги города Суздаля» — из всех Ермолиных оставался в качестве владельца имущества лишь Фёдор, который имел каменный двухэтажный дом, а на его жене Елизавете Даниловне числились две лавки в гостином дворе, но оба они состояли уже в мещанском сословии.
В 1850 году мещанин Николай Фёдорович Ермолин имел каменный двухэтажный дом, при нём каменную палатку и лавку в гостином дворе, а Александр Николаевич Ермолин, тоже мещанин, владел каменным трёхэтажным домом, при котором был фруктовый сад размером 60х20 саж. и огород 20x10 саж.
Ермолинское же фабричное заведение перешло в руки купцов Белиных, которые в конце XVIII века торговали крашениной. В 1806 году купец 2-й гильдии Ефим Белин, 43 лет, торговал крашениной. Имел сыновей: Евграфа, 11 лет, и Ефима, 10 лет. У него был дом «старого строения» у Ризположенского монастыря, деревянный, трактир у Входоиерусалимской церкви, ещё один дом «при Троицкой лесной площади подле земли Луки Ермолина», при котором была «выстроенная ими каменная фабрика, да еще три лавки в гостином дворе». Основной доход Ефим Белин имел в то время «от торга мутного». В 1850 году Евграф Белин владел деревянным двухэтажным домом. При доме была обширная огородная земля, а на реке Каменке «ермолинское красильное заведение, в коем мерою по р. Каменке 9 саж., поперек 3 саж., при нем деревянная контора». В 1872 году купец Николай Евграфович Белин имел угловой каменный двухэтажный дом возле Пинаевского моста с фабричным заведением и домашними службами да «под бывшим красильным заведением земли 1394 саж.». Он же вместе с братом Романом близ Похвалынской улицы в Вознесенском заулке имел деревянный двухэтажный флигель с каменным подвалом, при котором значилось 536 кв. саж. земли с яблоневыми и вишнёвыми деревьями и на Дмитровской стороне 625 кв. саж. огородной земли. В 1885 году уже мещанин Николай Евграфович Белин остался владельцем лишь деревянного дома в Вознесенском заулке (ныне ул. Гастева, дом № 2). О фабриках уже не говорится ничего. Так ещё одно купеческое семейство разорилось «на фабричном заведении».

Следующим известным нам фабрикантом был купец Семён Лужнов, владелец нынешнего дома № 55 по ул. Ленина. В 1830-е годы он имел доход «от фабрик полотняных». Среди его надворных строений, принадлежавших «к фабричному обрабатыванию», числилась сушильня двухэтажная — она находилась в нижнем каменном этаже, а над ней, в деревянном, была сновальня размером 8Х3 саж., деревянная колотильня, а на р. Каменке — «вновь устроенный красильный деревянный завод», длиной 15 метров, шириной около 6 метров. В 50-е годы XIX века наследник Семёна Лужнова имел доход ещё от «фабричного заведения», а его внук Григорий Лужнов в 1860-е годы после пожара продал своё владение купцу 2-й гильдии В.Я. Жинкину, который, хотя и владел «каменным фабричным заведением», т. е. нынешним домом № 53, продолжать эту традицию не стал.

В 50—70-е годы XIX века красильное заведение на р. Каменке имел суздальский купец Сергей Петрович Адов. Его отец Пётр Антонов сын Адов был вольноотпущенным из дворовых людей, владел домом на Борисовой стороне и получал доход от «мастерства портного». Он состоял в мещанском сословии Суздаля в 1818 году, сын же его был уже купцом и приобрёл в 1855 году у Гаврилы Охлонина деревянный дом «со светелкой» — так в Суздале продолжали называть часть дома, известную как мезонин. Самим Адовым был построен двухэтажный каменный дом (ныне ул. Варганова д. № 1). Там у него разместилась миткалево-ткацкая фабрика. В 1877 году дом с фабрикой Адовым был продан. Интересные сведения сообщил об этом доме В. М. Снегирёв: в нём разместилось общежитие суздальского духовного училища, находившегося в Архиерейских палатах. Во время большого весеннего разлива 1896 года произошёл, по его словам, такой случай: «Ночью внезапно раздался стук в наше окно и стряпуха... мокрая по пояс, взволнованно сообщила отцу, что речная вода затопила нижний этаж их дома, вода через окна вошла в помещение настолько, что сундучки учеников плавают по комнатам, а ученики с ногами забрались на свои кровати. Немедленно были приняты меры для спасения утопающих; за неимением лодок были сняты с петель ворота, и на них учеников переправляли из затопленного дома на кремлёвский вал».

Пожалуй, дольше других держалось фабричное заведение купцов Назаровых. Свой первоначальный капитал они приобрели, занимаясь кожевенным производством. В 1806 году купец Иван Семёнович Назаров имел каменный дом на Пинаевской улице, при нём кожевенный завод, и доход получал «от торгу кожевенного». Ивану Назарову было в то время 43 года, его сыновьям: Степану — 19, Ивану — 14, Роману — 10 лет. Был ещё купец Иван Михайлов сын Назаров, у которого был каменный дом, а напротив — кожевенный завод на берегу р. Каменки, тоже в Пинаихе. У него был сын Фёдор. В 1818 году вдова его Анна Назарова с сыном Фёдором продолжали владеть домом и кожевенным заводом, получая доход «от торга юхотного». А Иван Семёнов сын Назаров к 1827 году стал уже купцом 2-й гильдии, имея дом, построенный по плану в Пинаихе, и при нём полотняную фабрику, получая доход «от торгу полотняного». Его сын Степан имел собственный дом с правой стороны от отцовского дома. Доход получал «от торгу кубовой краски и бумажного заведения».
В 1842 году купец Роман Иванович Назаров имел каменный двухэтажный дом, мерой по улице 8 саж., поперёк 5 саж. 1 аршин, надворное строение: каменную палатку со сводом размером 3 саж. 2 арш. х 4 саж., «людскую избу для фабричного заведения», контору, сновальню, колотильню, сушильню, красильню, шпульню, а также деревянное «построение для машинного заведения галандра», размером 7Х4 саж. В гостином дворе ему принадлежала лавка.
Его брат Степан Иванович Назаров тоже имел каменный двухэтажный дом, по улице длиной 5 саж. 1 арш., а надворное строение включало в себя помещение «для бумажного заведения» и вновь устроенную для этого же случая светёлку, размером 15x6 метров. И следующее владение принадлежало в эти годы третьему сыну Ивана Назарова, тоже Ивану. Оно состояло из каменного двухэтажного дома, длиной по улице 6 саж. 1 арш., амбара для галандры, шпульни, сушильни, мыларни, клеильни, красильного заведения и мукомольной мельницы на р. Каменке. У Ивана Ивановича был сын Фёдор. Возможно, его внуку Фёдору Фёдоровичу Назарову в 1910 году принадлежал существующий дом № 28 по ул. Ленина. Следовательно, два существующих дома, в частности № 30, тоже были назаровскими. В 1867 году купец 1-й гильдии Роман Иванович Назаров скончался, в связи с чем была составлена подробная опись принадлежавшего ему имущества: «каменный двухэтажный дом в городе Суздале в Пинаевской улице в 16 квартале в смежности с домами по левую сторону купца Назарова, а по правую сторону Знаменской дьячихи, крытый железом, по линии имеет 28 аршин, во двор 18 аршин». К дому имелась сзади деревянная пристройка, вмещающая кухню, два чулана, упоминаются хлебный амбар, погреб, конюшня о шести стойлах — всё это крыто тёсом. Рядом с домом находилась каменная палатка, перекрытая сводом, длиной 17 аршин, шириной 12. В ней хранилась готовая продукция. Фабричные постройки, кроме так называемого каменного завода на берегу р. Каменки, располагались здесь же: «клеильня двухэтажная на каменном фундаменте, в нижнем этаже помещается клеильня, а в верхнем — шпульня, крытая тесом, имеет меру в длину 14 аршин, ширину 10 аршин и вышины 7 аршин». В клеильне два котла. Главным фабричным зданием был каменный двухэтажный дом, длиной свыше 40 метров, шириной более 10 метров, в верхнем этаже которого размещалась шпульня, сушильня и галандра, а в нижнем — колотильня, сушильня и красильня. Дом, как и все хозяйственные постройки, был покрыт тёсом. Во всех этих помещениях находилось и специальное оборудование: чаны, котлы, какая-то деревянная крахмальная машина, в сновальне — специальные сновальные машины, в мыларне — 4 чана, диаметром 2 метра каждый, в пряжной красильне — 10 кубов краски, 7 пудов арману, 2 бочки квасцов, 80 пудов синего купоросу, 8 пудов пшеничного крахмала, 15 пудов белильного порошка, 9 пудов купоросного масла, полторы бочки поташа, бочка соды, 100 пудов извести и т. д. Судя по описи готовых тканей, это была пестрядь узкая — 2214 штук (в каждой штуке 34,5 аршина), общей стоимостью 4428 рублей, полуширокая пестрядь — 476 штук, той же длины каждая штука, на сумму 1190 рублей, 122 штуки коновату по 38 аршин в каждой, на сумму 671 рубль, тик нитяной 5 и 6 четвертей, да неотделанной пестряди, коновату, равендуку, миткалей, коленкору несколько сотен штук, платков кубовых — 10 штук, причём миткали были как крашеные, так и некрашеные, а также бязь и т. д.
Очень много тканей числилось в продаже, причём география распространения была чрезвычайно разнообразной. Так, среди расписок и долговых документов на общую сумму в 12 с лишним тысяч рублей были и от харьковского купца Ивана Вихрева, и ещё семи харьковских купцов, нахичеванского купца Яковлева, полтавского, симферопольского, николаевского, черниговского, ахтырского, конотопского, раменского купцов, «казака местечка Смелова Данилы Кишкина» и многих других, в том числе и суздальского мещанина Николая Евграфова Белина на сумму в 4200 рублей. Последний торговал тканями в своей лавке. Впрочем, у самого Романа Назарова была лавка в задней линии гостиного двора. Активно выходил он со своим товаром и на ярмарки. В Москву было отправлено подрядчику Василию Леонову для отсылки на Вознесенскую ярмарку в Ровне пестряди и коновату 1890 штук на сумму 4 тысячи рублей. Интересно, что ткани отправлялись и для отделки, например, в Богородский уезд Московской губернии на фабрику Шабаева: «белильщику сурового миткаля 650 штук по 65 аршин в каждой». За суздальскими ткачами-надомниками тоже значилось пестряди узкой 1288 штук, широкой 90 штук, полуширокой 196 штук, а также равендук, тик, миткаль, основа утка в початках — всего 35 пудов.
Из всего назаровского имения, оценённого в 53651 рубль 65 копеек, стоимость недвижимости — дома и фабричных построек — составляла 40441 рубль 75 копеек. Остальная сумма приходилась на упомянутые выше долговые обязательства, готовую и ещё не отделанную продукцию, и лишь незначительную долю составляла оценка личных вещей. Например, у его вдовы Александры Тимофеевны числилось драгоценностей на 456 рублей 35 копеек, а также столовое серебро, состоящее из 15 столовых ложек, 2 десертных, 3 чайных, 1 разливной ложки, которое оценивалось в 50 рублей, да ещё старинные серебряные карманные часы «старого формату» с медной цепочкой, стоимостью 3 рубля.
Из мебели в доме Назаровых находились 12 стульев, отделанных под чёрное дерево; дюжина стульев, окрашенных чёрной краской, с камышовыми решётками, подержанных, общей стоимостью 6 рублей. У первых 12 стульев были подушки, обшитые какой-то американской клеёнкой. Ещё было 16 стульев с подушками, обитыми разными ситцами, 2 ломберных стола, оклеенных ореховым деревом, 1 стол круглый диванный, тоже оклеенный ореховым деревом, односпальная кровать, 2 простых шкафа со стёклами и дверками, два больших зеркала в рамах красного дерева, 6 кресел, обитых разным ситцем, оклеенных тоже красным деревом с мягкими подушками, обитыми американской клеёнкой, как и диван, длиной 2 метра и шириной 70 см, обитый ореховым деревом. Другой диван был окрашен под орех, с подушками, обитыми бомбой, комод с туалетом красного дерева со шлифованным стеклом, стоимостью 15 рублей. Самым дорогим было новое фортепиано красного дерева, стоимостью 25 рублей. Очевидно, на нём играли внучки Романа Назарова — Анна, 16 лет, и Екатерина, 14 лет, дочери его безвременно скончавшейся единственной дочери Марии, бывшей замужем за купеческим сыном Николаем Васильевичем Жинкиным. В доме было 9 образов, 5 лампад со стаканчиками, три дюжины тарелок медных и глубоких полуфаянсовых, полторы дюжины фаянсовых чайных чашек, 2 медных самовара, дюжина простых ножей и вилок, 4 хрустальных графина с дюжиной рюмок и стаканов.
Из одежды самого Романа Назарова перечисляются шуба лисья, крытая чёрным сукном, поношенная, пальто на лисьем меху с бобровым воротником, крытое чёрным драпом, тоже поношенное; два суконных сюртука — один чёрный, другой коричневый, сюртук суконный на вате с шёлковой подкладкой, пальто синего сукна на вате с шерстяной подкладкой, пальто драповое коричневое на беличьем меху; двое брюк: одни драповые с жилетом, а другие чёрные суконные с креповым жилетом, поношенные; шляпа пуховая, картуз холодный и две пары сапог поношенных; полдюжины поношенных ситцевых рубашек — вот и весь гардероб самого богатого в Суздале фабриканта. Общая стоимость мебели и одежды с посудой составляли всего 224 рубля с копейками. Как видим, основной капитал был вложен в фабрику, которая сдавалась в аренду суздальскому купцу Василию Яковлевичу Жинкину за 1000 рублей в год. В 1869 году в Суздале было 2 полотняных фабрики. Возможно, одна из них принадлежала Назаровым, другая — Шишкиным. Так, в 1872 году купцу Ивану Васильевичу Шишкину принадлежал на Большой Ярославской улице каменный двухэтажный флигель с палатками и фабричным зданием.

В 1876 году в Суздале была одна пестрядинная фабрика с 11 рабочими и суммой производства 13500 рублей и две миткалевых, на которых работали 35 рабочих, производство составляло 28500 рублей в год. К 1890 году осталась всего одна пестрядинная фабрика, на которой работали 25 человек. В 1900 году упоминалась всего одна раздаточная контора, которая раздавала сырьё ткачам-надомникам, и красильное заведение, где эти ткани окрашивались. В 1912 году современники констатировали: «Фабрик в городе нет, торговля незначительная, главное занятие жителей — огородничество».

Л.В. Дудорова. Суздаль из века в век. Владимир 2015.

Промышленность гор. Суздаля

В 1830 г. открыт кожевенный завод мещан Василия и Михаила Петровичей Биркиных, в г. Суздале. В 1890 г. конный привод на 1 лошадь; 3 рабочих.
В 1832 г. открыта пестрядильная фабрика купцов Василия и Якова Яковлевичей Жинкиных, в г. Суздале. Не работает с 1887 г. Конный привод на 4 лошади, паровой железный котел. Рабочие: 9 муж., 5 малолетн.
В 1835 г. открыта пестрядильная фабрика Суздальской купчихи Александры Сергеевны Назаровой, в г. Суздале. В 1890 г. конный привод на 4 лошади, паровой котел малых размеров; рабочие: 20 муж., 5 жен.
В 1879 г. открыт колокольный завод Суздальского мещанина Петра Тимофеевича Никуличева, в г. Суздале. 2 рабочих.
В 1882 г. открыт кожевенный завод купца Павла Ивановича Кашинова, в г. Суздале. В 1890 г. конный привод на 1 лошадь; 6 рабочих.

22 сентября 1899 г. открыта Суздальская Земская образцовая кузница.
Овчинные и терочные заведения Суздальского уезда в 1911 г.Хмелеводство во Владимирской губернии
Суздальские огородники
Город Суздаль

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Jupiter (03.12.2017)
Просмотров: 14 | Теги: промышленность, Суздаль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика