Главная
Регистрация
Вход
Вторник
18.12.2018
20:42
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 553

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [990]
Суздаль [316]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [338]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [120]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [104]
Вязники [191]
Камешково [54]
Ковров [279]
Гороховец [78]
Александров [166]
Переславль [95]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [86]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [14]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [31]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [60]
Учебные заведения [27]
Владимирская губерния [24]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Учебные заведения

Летние курсы для учащих в церковно-приходских школах Владимирской епархии (1898 г.)

Летние курсы для учащих в церковно-приходских школах Владимирской епархии в 1898 году

В 1898 году во Владимире, по распоряжению Училищного при Св. Синоде Совета, устроены были курсы для учителей и учительниц церковно-приходских школ Владимиро-Суздальской епархии; курсы продолжались полтора месяца: были открыты они 20 июня и закончены 4 августа.
Церковные школы Владимиро-Суздальской епархии только в первый раз пользуются этим нововведением, в других же епархиях учительские курсы устраивались и раньше.
Церковно-учительские курсы получили весьма широкое распространение только с 1897 года. До этого времени подобные курсы устраивались изредка и в местах немногих, там, где для этой цели находились особые местные средства; занятия на этих курсах ограничивались почти исключительно церковным пением. Первые курсы церковного пения устроены были в 1887 году в Киеве, где с того времени и повторяются уже каждый год. До 1895 года подобные курсы устроились в Петербурге, Москве, Ярославле, Туле, Новочеркасске, Ижоре, но все эти курсы представляли явление случайное, большей частью не повторялись и действовали особняком, без общей для всех программы.
Лето 1895 года было особенно обильно курсами церковного пения для учителей и учительниц церковно-приходских школ. Одновременно производились курсы в г.г. Москве, Киеве, Оренбурге, Рязани, Тамбове, Саратове, Самаре и Пензе (с отделением в Краснолободске). В последних пяти городах курсы были организованы приблизительно на одинаковых основаниях, занятия шли по одной программе, заранее выработанной местными Училищными Советами.
В 1896 году церковно-учительские курсы были организованы уже на более широких началах в количественном и качественном отношении. Первый опыт таких курсов был произведен в Нижнем Новгороде во время всероссийской художественно-промышленной выставки. На курсы в две очереди было вызвано 300 учителей и учительниц церковных школ разных епархий.
Занятия на курсах начались поверкой тех знаний, с какими явились учащие. С этого целью им был предложен ряд вопросов, касающихся учебно-воспитательного дела в школе. Из письменных ответов на эти вопросы выяснилось, что большинство явившихся учителей и учительниц вполне понимают свое дело. Во время курсов большая часть времени отведена была занятиям церковным пением. Кроме того, им был прочитан законченный курс методики арифметики г. Шохор-Троцким: читались также лекции по методике русского языка г. Виноградовым (Нижегородским Епархиальным наблюдателем), по географии — Михайловым, по физике — г. Ковальским и по школьной гигиене — д-ром Вирениусом.
В следующем 1897 году, когда ассигновано было дополнительное пособие церковным школам из Государственного Казначейства и когда из этого пособия выделены были особые суммы специально на устройство церковно-учительских курсов, эти последние были устроены в весьма многих губернских городах России, Кавказа и Сибири; до 5000 учителей и учительниц провели прошлым летом на этих курсах от 1 до 1 ½ месяца в разнообразных занятиях.
Прошлогодние курсы можно подразделить на три рода:
1) Педагогические курсы для учителей второклассных школ и кандидатов на эту должность; такие курсы были устроены в Петербурге, Москве, Киеве, Харькове, Одессе, Казани, Курске и Перми; сюда были вызваны учащие из нескольких соседних епархий и потому курсы были т. с. окружными.
2) Курсы педагогические и церковного пения для учащих в одноклассных школах в 30 епархиях; эти курсы у страивались по большей части в губернских городах для лиц одной только епархии.
3) Местные курсы для учителей какой-либо одной части епархии и иногда с какой-нибудь специальной целью.
Таким образом, в 1897 году в первый раз были выделены курсы для учащих во второклассных школах. В виду особо важного значения этих школ, учащие в них нуждаются в тщательной подготовке. Поэтому на курсах обращено было внимание на то, чтобы восполнить пробелы в познаниях учителей по тем предметам, которые преподаются во второклассных школах, оживить и осветить в их умах те познания, которые у них имелись, а главное восполнить пробелы их специально педагогической подготовки. Далее в виду новизны самого типа второклассных школ, нужно было ознакомить слушателей с целями и задачами этих школ, выяснить их значение и место в ряду других школ. Наконец, полезно было воспользоваться опытом собравшихся учителей для выяснения удобств или неудобств только что составленных программ второклассных школ.
Этими соображениями и определялись предметы занятий на курсах. Так, на всех курсах с большими или меньшими подробностями велись чтения по педагогике или дидактике, хотя программы чтений были неодинаковы, нося то более отвлеченный, то практический характер. С чтениями по педагогике в некоторых местах связаны были чтения о церковной школе, в других же местах эти чтения связаны были с лекциями по закону Божию, этому важнейшему предмету курса церковных школ.
Наибольшее количество учебных часов на курсах посвящалось изучению церковного пения, теории и практике пения. В связи с этим желающие обучались игре на музыкальных инструментах,— скрипке, фисгармонии, фортепиано и мелогармониуме.
Программа чтений по русскому языку на курсах Московских, Курских и Одесских включала в себя методику обучения грамоте, методику чтения, письма и преподавания грамматики. На Пермских курсах главное внимание было обращено на методику объяснительного чтения. На Казанских курсах был сделан обзор важнейших произведений русской литературы, наиболее пригодных для классного чтения и изучения в начальной школе. Здесь же предметом особых чтений была методика преподавания русского языка в инородческих школах. На Харьковских курсах было прочитано только об обучении грамоте и об объяснительном чтении, на Петербургских — методика преподавания элементарной грамматики и объяснительного чтения. Таким образом, чтения по русскому языку были довольно разнообразны по содержанию, но носили по преимуществу теоретический характер.
Что касается чтений по церковно-славянскому языку, то они в общем не отличались особенной полнотой, а на Одесских напр. курсах этих чтений и совсем не было.
По методике арифметики чтения велись в общем согласно с составленной специально для курсов программой этого предмета и заключались, главным образом, в изложении метода Шохор-Троцкого и частью Гольденберга (на Казанских курсах).
На всех курсах с большею или меньшею обстоятельностью велись чтения по геометрическому черчению.
В чтениях по русской истории на всех курсах, за исключением Московских и Курских, излагалась по преимуществу методика или лучше сказать техника преподавания этого предмета. Что касается Московских курсов, то здесь, не касаясь почти совсем методики преподавания истории, чтения были посвящены «раскрытию внутреннего смысла русской истории вместе с выяснением основных начал русской народности и государственного строя». Такого характера чтения особенно понравились слушателям: «при свете этих лекций, писал один учитель, понимаешь смысл истории: пред тобой уже не отдельные разрозненные факты истории, не одни имена великих князей и царей, появлявшихся на сцене исторической жизни как бы случайно, наоборот, видишь, как одно событие обусловливает другое, как одна эпоха служить подготовлением другой и какую видную роль играли те или другие великие князья». Методика же преподавания истории в начальной школе была хорошо разработана на Петербургских курсах.
На Московских курсах были прочитаны 4 лекции о русском расколе и сектантстве, на Одесских — одна лекция о штундизме, чтения о сектантстве были и на Киевских курсах.
Чтения по географии велись в существенном почти одинаково на всех курсах, за исключением Казанских. Здесь перед слушателями был изложен собственно краткий повторительный курс математической и физической географии и общей географии России, почти без всяких методических указаний касательно преподавания этого предмета и лишь с очень исполним обзором географических пособий. На всех же других курсах главное внимание обращалось на то, как следует вести преподавание географии в начальной школе, чтобы этот предмет имел действительно образовательное значение.
На всех курсах, за исключением Пермских, были чтения по физике или «беседы о телах и явлениях, нас окружающих». Особенно удачно и интересно эти чтения были поставлены в Петербурге и Москве.
Вместо физики на Пермских курсах особенной полнотой отличались чтения по гигиене (23 лекции), бывшие на других курсах в меньшем объеме.
Весьма не мало времени на курсах было отведено занятиям и сельским хозяйством. На курсах Одесских слушателям были сообщены сведения по садоводству, на Курских — по пчеловодству, на Харьковских — по пчеловодству и садоводству; в Киеве были прочитаны краткие курсы садоводства, огородничества и шелководства; на Петербургских курсах была объяснена программа земледелия для второклассных школ, сообщены важнейшие сведения о почве, удобрении ее, садовых и огородных орудиях и изложены главнейшие основания огородничества, садоводства и пчеловодства применительно к северной половине России. Приблизительно таковы же были чтения по сельскому хозяйству в Казани и Перми с присоединением в последней чтений о луговодстве. На Московских курсах чтения были распределены между профессорами специалистами, которыми и были сообщены сведения о жизни растений, о почве и удобрении, об огородничестве, садоводстве и пчеловодстве. В большинстве случаев все эти классные чтения дополнялись экскурсиями слушателей в образцовые сельско-хозяйственные фермы, имения, пасеки и т. п.
Кроме всего этого, на Харьковских, Курских. Одесских и Пермских курсах ведись еще занятия некоторыми ремеслами и рукоделиями.
При таком обилии и разнообразии теоретических сведений, которые сообщались на курсах слушателям, естественно, что оставалось очень мало времени для практических занятий курсистов школе. Так, в Казани было только 7 уроков, в Москве 8, в Петербурге 9. Исключение составляют Одесские курсы, где уроков в школе было 56, так как здесь сообщение сведений по методике русского языка и арифметики поставлено было в теснейшую связь с уроками слушателей в школе.
Наконец, одной из задач курсов, как сказано было выше, было между прочим и то, чтобы путем живого обмена мнений между руководителями курсов и слушателями выяснить по возможности те данные опыта, которые полезно было бы принять во внимание при окончательной выработке общеобязательных программ для второклассных школ. К сожалению, только в Москве, Казани и отчасти в Курске к этой задаче курсов отнеслись серьезно и внимательно, в остальных же местах этот предмет был оставлен совсем без внимания.
Таковы были прошлогодние курсы для учителей и учительниц второклассных школ. Из приведенного нами краткого обзора их можно уже видеть, сколько полезных и ценных сведений могли получить на них собравшиеся слушатели и ввести за тем эти сведения в свои школы.

Одновременно с этими курсами в прошлом году устроены были в 30 епархиях курсы для учащих в одноклассных церковно-приходских школах, причем в епархиях более обширных,— в Подольской, Воронежской, Самарской, Туркестанской и некоторых других курсы были устроены в нескольких пунктах.
Главным предметом занятий на этих курсах было церковное пение, на некоторых же курсах (Псковских, Новгородских) оно было даже единственным предметом занятий. Вообще же наряду с изучением церковного пения слушатели знакомились на курсах путем чтений, бесед и практических занятий в образцовой школе с лучшими способами и приемами преподавания предметов одноклассной школы. К этому присоединялись по местам чтения и беседы общего характера, направлявшиеся к выяснению задач школьного обучения и воспитания, особенностей церковной школы и т. п. На некоторых курсах были занятия по тем или другим отраслям сельского хозяйства, обучение некоторым мастерствам и ремеслам.
Что касается занятий церковным пением, то на всех курсах они велись по одной программе, выработанной ранее для курсов предшествующих лет. — В занятиях же методикою преподавания предметов церковной школы заметно было довольно значительное разнообразие.
Ознакомление слушателей с надлежащей постановкой начального обучения везде было теоретическое,— путем чтений методики, и практическое,— путем образцовых и пробных уроков в школе. Различие прежде всего сказывалось в преобладании на курсах или теории или практики. Особенно отвлеченным теоретическим характером отличались занятия на Ставропольских курсах, где на лекциях педагогики напр. прочитан был целый курс психологии, на лекциях методики русского языка сообщались исторические сведения о методах обучения грамоте, целый курс русской грамматики и т. п.
В противоположность Ставропольским курсам особенно практическим характером отличались занятия на Архангельских курсах. Здесь не было отдельных чтений по методике начального обучения, а учебный день обыкновенно распределялся так: уроки пения, пробные уроки слушателей в образцовой школе, а после этого или вечером того же дня беседа по поводу данных уроков. — Подробный и обстоятельный разбор плана уроков, самых уроков при участии слушателей, обращался в беседу, во время которой и раскрывались основные методические приемы и давались указания, полезные в начальном обучении. К Архангельским курсам по характеру занятий ближе всего подходили курсы, бывшие в Подольской и Самарской епархиях. — Что касается других курсов, то они не выделялись резко какими-нибудь особенностями. Несколько своеобразна была постановка преподавания методики на Симферопольских курсах, где главное внимание было обращено на разъяснение слушателям некоторых частных приемов, употребление коих, по мнению лектора, может содействовать успешности обучения и облегчить прохождение программы церковно-приходской школы в 2 года.
На уроки церковного пения, методики начального обучения и практические занятия в школе уходило почти все учебное время на курсах, поэтому занятий другими полезными для учащих предметами или совсем не было, или если и были, то в самых незначительных размерах. Так, на некоторых курсах было несколько лекций по школьной гигиене или медицине, собственно о подаче первоначальной медицинской помощи при заболеваниях и разных несчастных случаях; на других курсах даны были кой-какие сведения по сельскому хозяйству или путем соответствующих чтений или путем посещения образцовых ферм и пасек. Но при такой постановке этих предметов едва-ли можно было сообщить слушателям обстоятельные познания.
Таким образом, прошлогодние курсы для учителей одно-классных школ в общем носили специальный характер: всюду они подготовляли учащих к занятиям в школе церковным пением, всюду пытались дать им средства и указания, как поставить и улучшить обучение и воспитание в начальной школе, и затем уже, где оставалось время и были средства, курсы давали и другие полезные знания, хотя и в небольших размерах. Конечно, и в таком виде церковно-учительские курсы являются несомненно весьма полезными для улучшения церковно-школьного дела. Но нам кажется, что не следовало бы навсегда довольствоваться такою программою занятий для учителей одноклассник школ. Теперь, когда курсы в каждой епархии будут часто повторяться, когда одно и тоже лицо может быть приглашено на курсы не однажды, по нашему мнению, полезно устраивать на курсах чтения, и по общеобразовательным предметам, напр. по истории церковной и гражданской, по географии, литературе и т. п. Пополнять общее образование хотя бы таким путем необходимо у тех учителей, кои, не имея законченного среднего образования, получают звание учителя по экзамену, а таковых учителей и учительниц в последние годы поступает в школы все более и более. Опыт показывает, что во многих случаях недостаток общеобразовательных сведений мешает таким учителям надлежаще поставить и свое школьное дело, они твердо усваивают технические приемы обучения, но не умеют вложить «душу живу» в это обучение. Общеобразовательные курсы хотя немного помогли бы и этому делу.
После этого несколько удлинившегося предисловия возвратимся к собственной нашей теме, т. е. к Владимирским курсам текущего года. Как и в прошлом году, нынешним летом были устроены церковно-учительские курсы в 50 пунктах, одни из курсов назначены были для учителей второклассных школ, большинство же для учителей одно-классных школ. Последние были устроены и для нашей епархии в г. Владимире.

Училищным при Св. Синоде Советом постановлено было открыть в настоящем году во Владимире курсы на 80 слушателей, на что ассигнована специальная сумма в размере 2900 руб., а в руководство при организации курсов даны временные особые правила. Согласно этим правилам всем делом на курсах заведует особая распорядительная комиссия, состоящая из председателя и двух членов. Председателем комиссии, на основании § 5 правил, был избран Епархиальный наблюдатель священник А. А. Васильев, членами — преподаватели семинарии И. В. Соболев и В. Г. Добронравов. Первый в тоже время заведывал хозяйственною частью курсов, а второй исправлял обязанности смотрителя курсов, наблюдая за исполнением установленного на них порядка. — В качестве надзирательницы за учительницами была приглашена воспитательница Влад. женск. Епархиал. училища А. И. Павлинова.
На настоящие курсы Влад. Епархиальн. Училищным Советом были вызваны главным образом те из учителей и учительниц церковно-приходских школ епархии, кои не получили законченного среднего образования и предварительной педагогической подготовки, так как эти лица скорее и более других нуждаются в пополнении своих познаний.
Для учителей на время курсов приготовлено было помещение в здании Епархиального общежития при семинаpии, а для учительниц в здании Епархиального женского училища. Занятия тех и других происходили вместе в Епархиальном общежитии, так как здесь имеются обширные и удобные залы.
Для практических занятий слушателей делом обучения заранее подготовлена была школа; старшая и средняя группы составлены были из учеников образцовой при семинарии школы, а для того, чтобы иметь и младшую группу, прием учеников в образцовую школу устроен был вместо Августа в Июне до открытия курсов. Таким образом на время курсов составилась школа из 32 учеников.
Преподавательский персонал на курсах составлен был из следующих лиц: И. В. Соболев приглашен был преподавать методику обучения Закону Божию, церковно-славянской грамоте и чистописанию, В. Г. Добронравов — методику обучения русскому языку и арифметике, регент архиерейского хора Алексей Евграфович Ставровский взял на себя преподавание теории пения и обучение игре на скрипке, учителю пения в семинарии Ф. В. Радиксову поручены были практические занятия пением и руководство хором курсов во время пения за богослужением в церкви.
Ко времени открытия курсов составлена была библиотека необходимых учебников, учебных пособий, руководств для учащих и вообще книг, полезных для чтений.
Таким образом все было заранее подготовлено, чтобы занятия на курсах начались беспрепятственно тотчас по прибытии слушателей и слушательниц.
Открытие курсов назначено было на 20-е июня. К этому дню съехалась большая часть вызванных на курсы. — Утром 20-го июня все прибывшие слушатели и слушательницы собраны были в зале Духовной Семинарии; сюда же явились члены распорядительной по курсам комиссии и преподаватели, о. ректор семинарии архимандрит Иона, представители от Влад. Епархиального Училищного Совета и уездного отделения, члены комитета по управлению Епархиальным общежитием. — В 9 часов прибыл в семинарию Высокопреосвященнейший Сергий, Архиепископ Владимирский и Суздальский. Архипастырь обратился к собравшимся курсистам с речью, в которой указывал на важность деятельности народного учителя для блага русского народа и государства и рекомендовал отнестись с должным вниманием и усердием к предстоящим на курсах занятиям; затем Владыка благословил каждого, при чем осведомился о его образовании, времени и месте службы.
Вслед за сим все присутствовавшие отправились в Богородицкую при семинарии церковь, где совершено было молебствие Спасителю и Божией Матери; за молебном пел сейчас же сформировавшийся хор курсистов.
После молебна слушатели и слушательницы приглашены были в приготовленные для лих классные комнаты; сюда же явились преподаватели на курсах и члены Епархиального Училищного Совета и Уездного отделения. — Здесь инспектор курсов Епархиальн. наблюдатель свящ. А. А. Васильев, объявляя педагогические курсы открытыми, обратился к учителям и учительницам с речью, в которой разъяснял, какая цель имеется в виду и какие результаты ожидаются от педагогических курсов. Опыт показал, говорил он, что педагогические курсы весьма полезны для слушателей. Для тех из них, которые почему-либо оказываются мало подготовленными к преподаванию в народной школе, курсы служат отличным средством восполнить существующий пробел; для лиц подготовленных к преподаванию предметов, изучаемых в школе, курсы могут быть полезны тем, что при руководстве преподавателей имеющиеся знания приведутся в систему, разовьется опытность практическая при ближайшем знакомстве с новыми приемами преподавания, руководствами и пособиями и наконец, при обычном различии взглядов на те или другие частности преподавания, курсы помогут учащимся сблизиться во взглядах и объединиться в деле преподавания. Последнее весьма необходимо и желательно в наших школах. Не говоря уже о том, что практикуются различные приемы преподавания, не все из наших учителей одинаково правильно смотрят на дело учительства в церковных школах, школах с особыми целями и задачами. — Далеко не все учителя выясняют себе, каким должен быть каждый из них в церковной школе, на какой стороне учительского дела он должен сосредоточить свое преимущественное внимание. — Далее, признавая весьма важным для учителей и учительниц уразуметь свое назначение и соответственно этому направить свои труды на курсах, о. инспектор представил слушателям, по желанию Высокопреосвященнейшего Сергия, свод прекрасных наставлений и авторитетных взглядов на учительское дело в церковных школах, данных г. Товарищем Обер-Прокурора Св. Синода В. К. Саблером в его многочисленных речах при посещении школ и учительских курсов.
После речи о. наблюдателя произведено было слушателям и слушательницам испытание по церковному пению. Предварительное испытание было необходимо за тем, чтобы по степени умения петь и знания теории пения распределить слушателей на две группы и вести занятия с каждой группой отдельно. После такого распределения в следующий учебный день можно было уже начать на курсах настоящие занятия.
При назначении предметов занятий па курсах, распределении учебных часов и в самом характере занятий положены были в основание указания Правил о курсах.
Правилами назначены следующие предметы занятий.
1) Закон Божий: способы и приемы обучения молитвам, священ. истории и катихизису, практическое ознакомление с церковным уставом по богослужебным книгам — 2 урока.
2) Дидактика и методика обучения славянской грамоте, русскому языку, счислению и чистописанию с образцовыми уроками по всем сим предметам — 9 урок.
3) Церк. пение: а) общая теория пения. 6 ур. (в каждой из 2-х групп)
б) обиходн. пение, осмогл. 6 ур. (в каждой из 2-х групп)
в) хоровое пение, осмогл. 3 ур.
г) игра на скрипке, осмогл. 2 ур.
Относительно характера занятий правилами даны следующие указания:
1) Занятия преподавателей на уроках должны состоять: а) в ознакомлении слушателей с программами предметов школы церковно-приходской и грамоты, а также с учебниками и учебными пособиями по сим предметам, одобренными Св. Синодом: б) в указании и разъяснении методических правил относительно приемов и способов преподавания сих предметов на основании объяснительных записок, приложенных к программам; в) в образцовых уроках в присутствии всех слушателей во временно для сего устрояемой начальной школе и г) в разборе пробных уроков, даваемых самими слушателями и слушательницами.
2) Занятия слушателей на курсах должны состоять: в посещении уроков преподавателей, в чтении книг, какие им будут указаны преподавателями, в письменных работах, назначаемых преподавателями, и, наконец, в пробных уроках, даваемых по назначению преподавателей.
Сообразно с этими указаниями и составлено было расписание уроков на курсах. Ежедневно для каждой группы было два урока пения — теории и практики, 3 часа в неделю хорового пения и 2 часа игры на скрипке (для желающих). Затем, 2 часа в неделю было отведено методике Закона Божия, 1 час—церковно-славянскому языку, 4 часа—методике русского языка, 3 часа—методике арифметики и 1 час—методике письма; наконец, 6 часов для практических занятий в школе.

Правильные занятия на курсах начались 22-го июня и закончились 31-ю июля. — За все это время дано было 10 уроков методики Закона Божия, 7 уроков — церковно-славянской грамоты, 20 уроков — русского языка, 4 урока — чистописания и 17 уроков методики арифметики,— 69 практических уроков пения (вместе с хоровым), 58 ур. — теории пения и 9 урок. — скрипочной игры. Вне программы прочитано было о. инспектором курсов две лекции о церковной школе. — На этих лекциях была изложена краткая история церковно-приходской школы и выяснен вопрос об истинном характере народного образования, который восстановляется теперь в церковно-приходских школах, где дети, при изучении предметов начального образования, утверждаются в добром христианском настроении под ближайшим руководством церкви и ее пастырей, призванных к учительству самым их званием и испытанных в этом деле многовековым опытом.
Преподавание методики Закона Божия шло по следующей программе. — Особое значение Закона Божия в ряду предметов церковно-приходской школы. Цель обучения Закону Божию в этой школе. Предметы Закона Божия и их распределение в деле обучения. Метод преподавания Закона Божия и его отличие от методов преподавания других предметов в церковноприходской школе. Формы обучения Закону Божию — акроаматическая и евристическая, преимущество той и другой и решение вопроса, какую из них употреблять при преподавании Закона Божия. — Катихизиция, ее пути и цели ее употребления. Расположение учебного материала по Закону Божию. Необходимость употребления на уроках Закона Божия поступательного способа, где каждому из четырех предметов дается самостоятельное значение. — Опыты предварительных пред изучением и объяснением молитв бесед. Молитва, существенная черта ее — благоговение и способ воспитания такого настроения в детях. Объяснение молитвы Святому Духу, как образец объяснения молитв. Общий план изъяснения молитв и частные приемы выполнения его на уроках Закона Божия. Объем и порядок изучения молитв в ц.-приходской школе. — О преподавании Св. истории. О наглядности в этом преподавании. О Свящ. изображениях (картинах), как средствах к наглядности в преподавании Св. истории. Значение их и употребление на уроках. Рассказ, как основная форма преподавания Свящ. истории. Общий план урока Св. истории и выполнение его. Значение библейской географии и ознакомление с устройством ветхо-заветной скинии. О значении библейской хронологии при изучении Св. истории и пособиях для этого. Ознакомление на уроках Св. истории с содержанием Евангельских чтений на воскресные дни. О преподавании катихизиса; отношение этого предмета к другим предметам Закона Божия, значение его и форма преподавания. Объяснение на уроках Закона Божия православного богослужения.
На уроках методики церковно-славянской грамоты выяснялось на курсах следующее. Значение церковно-славянской грамоты в деле первоначального обучения вообще и в церковно-приходской школе в особенности. Методика этого обучения. Способ Н. И. Ильминского. Дидактические правила ц.-славянского чтения. Упражнения в чтении и материал для них, предлагаемый Ильминсковым. Предварительные сведения, заключающиеся в учебном часослове и псалтири и у преосв. Александра, б. епископа Можайского в его «Евангельских чтениях на славянском наречии для народных школ». Приемы обучения ц.-славянскому чтению правильному, беглому толковому и благоговейному. Уяснение составления плана прочитанного. Практическое ознакомление учеников с особенностями церковно-славянской грамматики и с церковным месяцесловом.
На уроках методики чистописания изложены были основные приемы обучения этому искусству в пределах программы и курса одно-классной церковно-приходской школы.
На уроках методики русского языка даны были руководящие наставления и разъяснения относительно преподавания этого предмета от начала до конца курсов одно-классной церковно-приходской школы.
В основание всех разъяснений положены были указания программы ц.-приходских школ и объяснительной при ней записки. Прежде всего выяснено было, как приступать к обучению чтению и как вести первоначальные уроки чтения. В качестве основного метода указан звуковой способ обучения чтению, соединяющий в себе анализ и синтез. После выяснения основного характера этого метода и общих рассуждений о том, как учить читать по этому способу, рассмотрены были употребляющиеся в ц.-приходских школах буквари в последовательном порядке уроков чтения, при чем рекомендовано было слушателям ввести в употребление русско-славянский букварь, изданный училищным Советом при Св. Синоде, как более других целесообразно составленный.
Затем после кратких замечаний о выработке чтения беглого и правильного подробнее остановились на чтении выразительном и слушателям было рекомендовано обратить серьезное внимание и на эту сторону чтения учениками.
Еще подробнее были изложены замечания о т. н. объяснительном чтении. Исходным пунктом рассуждений на эту тему было указание программы, что уроки чтения не должны быть обращаемы в предметные уроки. С этой точки зрения и объяснено было, как вести уроки объяснительного чтения, что давать ученикам и чего требовать от них. В связи с этим рассмотрены были книги для чтения, употребляющиеся в ц.-приходских школах (книга для чтения — год 1-й Попова и год 2-й — Радонежского) и сделан примерный разбор некоторых статей, при чем показано было, на что в данной статье должно быть обращено внимание учителя в особенности и в чем должно выразиться понимание этой статьи учениками.
Отсюда был сделан переход к устной и письменной передаче прочитанного. Слушателям было рекомендовано непременно ввести в школу упражнения в письменном изложении мыслей, которые к сожалению часто стоят на втором плане или даже совсем игнорируются. При этом пересмотрены были все темы, предложенные для этой дели в руководствах Некрасова, Попова и Радонежского, показано, как пользоваться этими темами и какие следует сделать в них исправления.
Особый отдел составили разъяснения касательно обучения в начальной школе правописанию и элементарной русской грамматике.
Так как в программе одно-классной церковно-приходской школы нет точных указаний относительно объема и порядка изучения правописания и элементарной грамматики и так как практика школ ушла дальше требований, намеченных программой, то преподаватель предложил слушателям написать, в каком объеме и порядке (на каждой группе) преподается ими правописание и грамматика в их школах. На основании этих описаний и составлен был общий план изучения данного предмета, указаны нужные при этом руководства.
Этим собственно и закончились чтения по методике русского языка. В заключение все преподанное было обобщено, а затем рассмотрены и по возможности разрешены некоторые недоуменные вопросы из школьной практики, предложенные слушателями в особых записках.
И при разъяснении способов и приемов преподавания в начальной школе арифметики положены были в основание указания программы ц.-приходских школ и объяснительной при ней записки. Но так как объяснительная записка составлена на основании методики арифметики Гольденберга, то преподаватель счел себя вправе воспользоваться для своих чтений этим руководством. Согласно указаниям метода Гольденберга и просмотрен был подробно курс арифметики одно-классной школы от начала до конца. Там же, где указания Гольденберга не полны или неудобоприменимы на практике, разъяснения пополнялись методическими указаниями, заимствованными у г. Шохор-Троцкого. Преподаватель не нашел полезным рекомендовать безусловное последование какой-нибудь одной из этих методик, ибо они в своем целом виде не соответствуют практике особенно деревенских школ. — Гораздо удобнее, положив в основание метод Гольденберга, пользоваться дополнениями из методики Шохор-Троцкого в случаях, отмеченных преподавателем на курсах, напр. при изучении деления, заключительного отдела арифметики и т. п. — Во время чтений рассмотрены были задачники Гольденберга и кн. Тенишева, употребляющиеся в школах Владимирской епархии. — В заключение и здесь все преподанное было также обобщено.
В тесную связь с чтениями по методике предметов одно-классной ц.-приходской школы поставлены были и практические занятия слушателей в школе, их т. н. пробные уроки. Для школы по расписанию было отведено 5 часов в неделю; школьные занятия начались со второй недели; за 5 недель на долю школы достались 23 часа (благодаря праздничным дням), но собственно пробных уроков было дано гораздо больше, ибо час нередко делился между двумя учащими.
Первый урок по Закону Божию в качестве образцового был дан Владимирским уездным наблюдателем священ. М. И. Добротворским. Этим уроком было положено начало занятиям по Закону Божию па каждой группе. Следующие уроки были его продолжением: на младшей группе объясняемы были начальные молитвы, на средней преподавалась Священ. история, на старшей — символ веры.
По ц.-славянскому языку занятия были только со старшей и средней группой: с первыми читались псалмы из шестопсалмия, а со вторыми воскресные Евангелия.
На уроках чистописания обращено было преимущественное внимание на учеников младшей группы.
Уроки русского языка и арифметики поставлены были так, чтобы были опыты преподавания на каждой группе. Так на младшей группе проведены были предварительные беседы, подготовляющие к обучению чтению, ученики упражняемы были в выделении и слиянии звуков, ознакомлены с некоторыми буквами и научены читать первые слова из букваря Лубенца. — Со средними были уроки объяснительного чтения басен и стихов, со старшими—тоже объяснительное чтение, диктант и упражнение в составлении письменных ответов на вопросы.
На уроках арифметики с младшими пройден счет до 10, присчитывание и отсчитывание, задачи на эти действия, показаны некоторые цифры и знаки + и — и =. Со средними повторены действия над числами двухзначными и сделан переход к нумерации устной и письменной до 1000. Со старшими во время самостоятельных работ повторены действия над числами многозначными, дано понятие о составном именованном числе, мерах длины.
Все данные слушателями уроки вслед за тем тщательно и подробно разбирались со всех сторон; к этому разбору привлекались иногда и сами слушатели. Разбор таким образом обращался в дидактическую беседу по поводу данного частного случая.
Что касается церковного пения, то преподавание его велось по программе, приложенной к правилам для устройства курсов. Курсисты были разделены на две группы. Предметом занятий на младшей группе было изустное и потное изучение церковного осмогласия и неосмогласных песнопений литургии и всенощного бдения в одноголосной мелодии и знакомство с общей теорией пения; старшие изучали круг богослужебного пения в хоровом изложении, знакомились с гармонией и управлением хором.
Желающие обучались играть на скрипке: обучение направлялось к тому, чтобы дать возможность и уменье пользоваться скрипкой в школе при обучении пению детей.
Таковы были занятия слушателей на курсах в учебные дни.

В воскресные и праздничные дни слушатели и слушательницы обязательно присутствовали при богослужении в Богородицкой при Семинарии церкви. Хор курсистов и курсисток пел за богослужением. Стройное пение необычного для Владимира смешанного из мужских и женских голосов хора привлекало в церковь много богомольцев.
В праздничные же дни для курсов устраивались паломничества и возможные во Владимире поучительные экскурсии. Прежде всего посещен был Владимирский Успенский Кафедральный собор, этот драгоценный памятник XII века. Здесь был отслужен молебен Богоматери (пред Владимирской ее иконой) и Владимирским Чудотворцам, мощи коих почивают в соборе. После молебна о. ключарем собора любезно были показаны и объяснены достопримечательности собора. В другой праздник сделано было обозрение города Владимира, сохранившего еще несколько памятников старины; обозрение закончилось посещением Успенского женского монастыря, основанного супругой в. князя Всеволода III: здесь курсисты и курсистки поклонились мощам муч. Аврамия. В тот же день по пути посетили пасеку Братства Св. Александра Невского; заведующий пасекой о. диакон любезно встретил посетителей и сказал им обстоятельную и популярную речь о рациональном пчеловодстве. Затем устроена была поездка в Боголюбов монастырь, где находится чудотворная Боголюбская икона Божией Матери и сохранились покои, в которых мученически кончил жизнь князь Андрей Боголюбский. После литургии, которую совершал Преосв. Платон, был отслужен молебен Божией Матери, за которым пел хор курсистов. После богослужения был осмотрен монастырь, а за сим властями обители предложена была посетителям трапеза. Наконец, курсистами осмотрено было древлехранилище Братства Александра Невского; заведующий древлехранилищем объяснил посетителям хранящиеся там предметы церковной старины.
К сожалению, Владимир богат только стариною, поэтому и нельзя было устроить для курсов поучительных экскурсий в ином роде, как это делалось в столичных и больших городах.

Учебные занятия на курсах, как сказано было выше, закончились 31-го июля. 3-го августа, на основании § 18 правил о курсах, произведено было испытание по церковному пению. На испытании, кроме членов распорядительной комиссии и преподавателей, присутствовал председатель Епарх. училищн. Совета Преосвященный Платон, некоторые члены Совета и Владимирского уездного отделения. Удовлетворительно выдержавшим испытание, на основании правил, выдается удостоверение — одним, что они могут обучать пению в школе, а другим, что они могут организовать хор и управлять им.
4-го августа совершено было, в присутствии Преоовящ. Платона, благодарственное Господу Богу молебствие. После молебна Преосвященный, прощаясь с курсистами, напутствовал их следующими словами: «Поздравляю Вас с окончанием Ваших занятий. Дай Бог, чтобы настоящие труды ваши послужили в пользу развития церковной школы. Св. Церковь и государство ожидают от вас выполнения великой задачи. Вместе с сельскими пастырями для сельских жителей вы должны быть светом мира, должны не только учить, но и воспитывать учеников своих в духе строго православном, сознательно развивать в них любовь к церкви, царю и отечеству. Но чтобы иметь возможность дать такое воспитание своим ученикам прежде всего сами вы должны быть на высоте своего призвания, должны быть тверды в вере, любить православную Церковь и повиноваться ее обычаям. Великая вам будет честь и хвала, если вы своим учением, а преимущественно примером своей доброй жизни укрепите в своих учениках веру во Христа и Христову церковь, научите их уважать уставы церкви, повиноваться верховной власти, любить родину и отечество. Благословение Божие снидет на труды ваши, народная признательность и уважение будет сопутствовать вам на всех путях жизни вашей. Но сохрани Бог! Если кто-либо из вас своим легкомысленным поведением подаст соблазн детям. Дурной пример учителя повлечет за собой к погибели многих и послужит нехорошим нареканием на всех вас. Господь Иисус Христос да сохранит вас от всякого зла, да утвердят и укрепит вас своею божественною благодатию. Высокопреосвященнейший Архипастырь Сергий шлет вам свое архипастырское благословение и свои благожелания на дальнейшие труды ваши».
По отъезде Преосвященного курсисты почтили своим вниманием о. Епархиального Наблюдателя, как Инспектора курсов. Ему поднесен был от лица присутствовавших на курсах учителей и учительниц адрес следующего содержания:
«Глубокоуважаемый о. Александр Алексеевич!
Кратковременное наше пребывание здесь в г. Владимире останется навсегда приятным воспоминанием в пашей жизни. Вместе с этим воспоминанием будет связываться глубочайшая благодарность к Вам, глубокоуважаемый о. Александр Алексеевич, за все Ваши заботы о нас и за Ваше сердечное внимание к нам во время педагогических курсов 1898 г.
Приносим Вам искреннюю благодарность и просим Вас принять этот скромный подарок; и пусть он послужит Вам напоминанием того, что есть учителя и учительницы, искренно Вас уважающие» (следуют подписи).
При этом поднесен был о. Наблюдателю весьма ценный письменный прибор.
Тронутый таким вниманием о. Наблюдатель ответил прочувствованной речью, в которой, благодаря курсистов за выраженные чувства, разъяснил им, что внимание к нему со стороны учителей и учительниц дорого в особенности потому, что говорит о их внимании к делу, которому он служит, что чувства, ими выраженные, являются ручательством за то, что всякая добран инициатива е его стороны найдет усердных исполнителей и наконец потому, что только под условием взаимного расположения и доверия друг к другу возможен тот союз между школьными деятелями, который спорит работу, устраняя препятствия и поднимая дело на надлежащую высоту.
Слушатели в свою очередь были растроганы этой благодарственной и прощальной речью.

Вечером того же дня был устроен литературно-вокальный вечер, во время которого хором курсистов и курсисток было пропето весьма не дурно несколько пьес и прочитано несколько стихотворений, а затем за общей трапезой слушатели и слушательницы простились с своими руководителями и преподавателями. И вечер и прощальная трапеза прошли с большим воодушевлением; видно было, что отъезжающие курсисты увозят с собой приятные воспоминания о курсах.
И действительно, курсы — помимо прямого своего назначения пополнять и усовершенствовать методические познания учащих — весьма полезны тем, что сближают отдельных тружеников, вносят солидарность в их труд, возбуждают в них энергию и соревнование. И нельзя поэтому не высказать глубокой благодарности Училищному Совету при Св. Синоде за то, что он дает этому полезному учреждению такое широкое распространение: церковная школа в этих курсах имеет весьма ценное приобретение, весьма ценное орудие для своего внутреннего прогрессивного развития.
В. Д- в.

(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 18-й. 15-го сентября 1898 года).
Церковные школы Владимирской епархии с 1884 по 1904 гг.
Церковные школы Владимирской епархии в 1911-12 учебном году.
Церковные школы Владимирской епархии в 1912—1913 учебном году
Участие церковных школ Владимирской епархии в войне в 1914—15 уч. году
Образование в губернском городе Владимире
Владимирская учительская семинария
Владимирская епархия.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Учебные заведения | Добавил: Jupiter (18.11.2018)
Просмотров: 57 | Теги: Владимир, учебные заведения | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика