Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
23.10.2017
14:37
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [687]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Протоиерей Василий Васильевич Косаткин

Протоиерей Василий Васильевич Косаткин

Сын диакона с. Осовца Покровского уезда, Владимирской губ., по официальным документам 3 января 1845 г. (по рассказам родных — Василий Косаткин род. в декабре 1844 г., что вполне допустимо, так как в былое время метрические книги по селам отбирались благочинными еще до окончания декабря месяца, и поэтому всех родившихся в конце декабря приходилось местному причту вписывать в книги начала следующего года).
Мальчик Василий до известной степени был подготовлен из необходимых для поступления в духовную школу предметов довольно основательно и в 1854 г. был определен в Владимирское духовное училище, откуда в 1860 году перешел во Владимирскую духовную семинарию, где и окончил курс в 1866 году студентом. Для продолжения образования студент Косаткин в академию не пошел (кончил курс 3-м студентом), а стал добиваться места учителя и в 1869 г. был определен учителем латинского языка во Владимирское духовное училище, где и продолжал служить до 1894 года.


Протоиерей Василий Васильевич Косаткин

В 1877 году учитель Косаткин женился на дочери священника Успенского собора, бывшего регентом архиерейского хора, ближнего родственника епископа Иустина, бывшего в 1850 — 1863 гг. Владимирским (сконч. 1879 г.).
В 1877 г. Косаткин был посвящен к Владимирскому Успенскому собору. Вскоре однако в скромной судьбе священника Косаткина произошла особая перемена. В сан священника он поступил при архиеп. Антоние, но этот епископ в 1878 г. скончался и на Владимирскую кафедру был переведен из Подольской епархии преосв. Феогност. Этот епископ на свое служение имел особый взгляд, приложенный им на деле главным образом в Астраханской епархии. Здесь главная цель была — поднять деятельность духовенства на пользу прихожан в духе православной веры. Правда, Владимирская губерния представляла несколько иные условия, чем Астраханская; но с этим считаться не признано было нужным, тем более что отступления от желаемого идеала всегда можно встретить, найти, а вводимое в практику что-либо новое признавалось более полезным, чем практиковавшееся прежде, старое. В 1879 г. в г. Владимире было учреждено Братство святого благоверного великого князя Александра Невского, в задачи которого было признано нужным включить — просвещение народа, охрану его от различных ересей, борьбу с расколом, собеседования духовенства с народом и т. п. Вообще задачи были намечены широкие и для помощи епископу Феогносту нужны были энергичные помощники. Таким помощником на первых порах и выступил молодой священник В.В. Косаткин. Его усердие и действия в согласии с желаниями епископа и получали полное одобрение со стороны приезжавших к еп. Феогносту различных посетителей. О. Косаткин в истории Братства того времени должен занять первое место: он писал отчеты, вербовал членов, всюду разъезжал и устраивал братские дела. Особенное усердие о. Василий проявил при насаждении в епархии церковно-приходских школ и в создании древлехранилища при братстве из предметов церковной старины и рукописей, имевшихся при церковных библиотеках.
К тому же времени относится и первое выступление о. Косаткина на страницах местных изданий с печатным словом. Так, прежде всего было напечатано им «Слово в 9-й день по кончине Высокопреосвященнейшего Антония, архиепископа Владимирского и Суздальского» — Влад. Епарх. Вед. 1878, № 12, стр. 345 — 351. Далее, на стр. того же органа о. Косаткин начал помещать свой исторический труд — «Очерк истории города Владимира на Клязьме» (1878 г., № 18. стр. 498 — 503; № 20, стр. 588 — 597; № 21, стр. 607 — 618: № 24, стр.700 — 720; 1879 г., № 5, стр. 119 — 132; № 6, стр. 151 — 158; 1881 г., № 15, стр. 413 — 430; № 16, стр. 471 — 478. Эта работа о. Василия, далеко не оконченная, вышла в 1881 г. и отдельным оттиском, как «Вып. 1-й. От времени основания города до ига татарского (990 — 1237)». (Владимир, типогр. П.Ф. Новгородского. 1881. 8°, 90 стр.). Брошюра эта встречается ныне очень редко. — «Преосвященный Иустин, епископ Владимирский и Суздальский. Биографический очерк». Вл. Еп. Вед , 1879, № 13, стр. 344 - 358; № 18. Стр. 499 — 526 и А№ 20, стр. 579 — 594 (тогда же эта биография вышла и отд. оттиском). При погребении этого епископа о. Косаткин произнес «Речь пред выносом тела преосвященнаго Иустина из дома, в котором скончался, в Успенский кафедральный собор». (Там же, 1879, № 20, стр. 594 — 596). С следующего года покойный Василий Васильевич отдается в своих писаниях прославлению братства, — так он прежде всего помещает статью — «Современное значение православных братств для церкви и общества» Влад. Еп. Вед. 1880, № 3, стр. 48 — 53), потом « Внебогослужебныя собеседования пастырей церкви с прихожанами во Владимирской епархии, по отзывам самих священников, ведущих оныя собеседования» (там же, 1880 г., № 9, стр. 280 — 207). К тому же циклу писаний о. Косаткнна относится и «Чудотворная икона Божией Матери Боголюбския», напечатанная сначала там же (1880, № 10, стр. 320 — 329), тогда же изданная Братством и отдельно, сначала без вых. листа, обложки и указания места печати (8°, 12 стр. + 1 рисун. в тексте), а потом несколько раз переиздававшаяся Братством Александра Невского (напр. Вязники. Изд. 3-е. Тип. С. К. Матренинского, 1892. 8°, 14 стр. + 2 рисун.). В том же году о. Василий Васильевич составил и напечатал «Отчет Владимирского православного братства Св. Благ. В. Кн. Александра Невского за первый год его деятельности (18 ноября 1879 — 3 ноября 1880 года)» (1880 г. № 22, стр. 637 — 692); в следующем году последовал такой же «Отчет... за второй год деятельности Братства (1881 г., № 22, стр. 667 — 691; № 23, стр. 699 — 731 и № 24, стр. 747 — 768). Оба эти отчета в свое время вышли и отд. книжками. Такой же «Отчет»... был составлен и напечатан и «за третий год» (1882 г., № 21, стр. 592 — 615; № 22, стр. 625 — 677; № 23, стр. 681 — 741 и № 24, стр. 761 — 767; вышел и отдел. книжкой). В связи с этими отчетами нужно отметить статью его «Экстренное заседание общего собрания Братства, 8 марта 1883 г.», напеч. во Вл. Еп. Вед. 1883 г., № 7, стр. 185 — 192. В промежутке между этими отчетами о. Косаткин напечатал еще «Слово в неделю о слепом» Вл. Еп. Вед. 1881 г, № 10, стр. 263 — 268).
Кроме отмеченных отчетов Братства, о. Косаткин, продолжая составлять эти отчеты (выходили к годичному собранию отдельными книгами), изъявил в 1881 году готовность служить безвозмездно на пользу Братства, составлять для него брошюры, участвовать в народных чтениях и проч. За все это общее собрание Братства в том же году объявило ему особую благодарность: в 1885 г. члены Братства поднесли ему наперсный золотой крест с украшениями, а в 1897 г. Св. Синод, приняв во внимание многолетнюю, усердную и полезную деятельность о. Косаткина на пользу церковно-приходских школ и школ грамоты во Владимирской епархии, по представлению Училищного Совета, назначил ему денежное вознаграждение в 500 руб.
Секретарем и делопроизводителем Братства о. Василий Васильевич Косаткин состоял по 1894 г., а почетным членом там он был до самой своей смерти. — Усердие и труды на пользу Братства ценились в о. Косаткине особо преосвященным Феогностом, который был вдохновителем трудящихся на этом поприще; о. Косаткин пользовался особенным вниманием преосвященного и сделался главным советником его и при жизни последнего являлся вершителем судеб в мире духовенства епархии. При жизни еп. Феогноста судьба и самого Косаткина устроилась особенно удачно: в 1881 г. он был перемещен к Дмитриевскому собору, в том же году утвержден председателем Совета Владимирского епархиального приюта, учрежденного в память XXV-летия царствования Государя Императора Александра II для престарелых и неизлечимо-больных духовного звания; в течение 8 лет, с 1881 г., состоял он членом и делопроизводителем духовного училища; в 1886 г. о. Косаткин был произведен в сан протоиерея; в 1888 г. — награжден наперсным крестом.
В 1884 г. о. протоиерей был назначен членом епархиального училищного совета, в 1889 г. — временно присутствующим во Владимирской духовной консистории, в следующем году — указом Св. Синода назначен был сверхштатным членом консистории, а в 1891 г. — штатным.
Помимо наград, выдаваемых по духовному ведомству, о. протоиерей В.В. Косаткин Высочайше был пожалован различными орденами, начиная с ордена св. Анны 8 степени и кончая орденом св. Владимира 3 степени, который он получил в 1908 г. По ордену св. Владимира 4-й степени он был возведен в дворянское достоинство и внесен с родом его в 3-ю часть дворянской родословной книги. В 1904 г. о. протоиерей был награжден палицею. Епархиальный училищный совет выдал ему свидетельство на право ношения медали в память 25-летия церковных школ; в продолжение 20 лет он исполнял обязанности депутата от духовенства на губернских земских собраниях и, наконец, с 1900 г. протоиерей Косаткин был бессменным председателем общества вспомоществования недостаточным воспитанникам Владимирской духовной семинарии. Дела этого общества председатель привел в такой блестящий вид, что, несмотря на ежегодные для вспомоществования выдаваемые значительные суммы, общество за 14 лет своего существования уже скопило неприкосновенного капитала более 25 тысяч рублей.
Помимо исполнения различных обязанностей по службе, о. протоиерей Косаткин делал все с особой рачительностью и прилежанием. Служил он в церкви особенно хорошо, истово, неторопливо, обладая для того от природы приятным голосом. Читал он, произносил ли поучения — всегда вразумительно, так что всех слушателей приковывал к себе, заставляя их без принуждения сосредоточивать все внимание на том, что он говорил. Очень даровитый от природы, о. Насилий очень любил производить розыскания в различных архивах, библиотеках: он всюду искал материалов для местной истории, и если что находил интересное, то либо немедленно делился с тем посредством печатания статей, либо все складывал это до поры, до времени в своем архиве, с какою целью служил ему чердак его дома. Там, говорил он, — почти полно все набито материалами.
Выше было упомянуто, какие свои труды о. Косаткин опубликовал до 1883 года. Он был избран в развое время членом Императорского Московского Археологического Общества и действительным членом Ученых Архивных Комиссий: Костромской, Нижегородской и Владимирской. Труды его продолжали печататься в таком порядке: «Историческая записка об Епархиальном Приюте для призрения престарелых и неизлечимо-больных, учрежденном в память XXV-летняго царствования Государя Императора Александра II». Влад. Епарх Вед., 1882, № 10, стр. 267 — 273; «Слово в день св. великомученика Димитрия, произнесенное во Владимирском Дмитриевском соборе, по устройстве его теплым». Там же. 1883, № 22, стр. 648 — 652; «Празднование дня памяти св. Мефодия в городах Муроме и Вязниках». Там же, 1885, № 12, стр. 380 — 389; «Записка об учреждении церковно-приходской школы в гор. Покрове». Там же, 1887 г., № 21, стр. 665 — 671: «Краткий отчет о деятельности православного Братства Св. Бл. В. К. Александра Невского за 1886 — 1887 г.». Там же, 1887, № 23, стр. 776 — 788 и № 24, стр. 826 — 847; «Проводы Высокопреосвященнейшего Феогноста. Адрес, читанный прот. Косаткиным». Там же, 1892. № 24; «Речь при проводах преподавателя семинарии Вас. Аникит. Прозорова». Там же, 1893, № 20; «Речь при закладке здания для центральной Ярополческой церковно-приходской школы глухонемых, при Троицком храме в г. Вязниках». Там же, 1897, № 17; «Сто лет огородничеству Муравкиных». Приложен, к Вл. Губ. Вед. 1899, к № 9, 8°. 15 стр. (было издано и отд. оттиск.); «О бородачах и раскольниках, чтоб за бороду пошлину платили и в указанном платье ходили». Прилож. к № 26 Влад. Губ. Вед. 1899 г. и в «Трудах Влад. им. Учен. Архивы. Ком., кн. I, 1899 г., стр. 59 — 72; «Речь при освящении новаго здания Дедюхинской Ярополческой церковно-приходской школы глухонемых в намять 29 апр. 1891 г.». Влад. Епарх. Вед., 1899, № 13; «Речь на 700-летнем юбилее Владимирского Успенского княгинина женского монастыря». Там же, 1900 г., № 19; «Церковь — школа имени Высокопреосвященнейшего Феогноста, бывшего Архиепископа Владимирского и Суздальского, ныне Митрополита Киевского и Галицкаго, в дер. Дуброве, Судогод. уезда». Подпись: Пр. В. К — нь. Влад, Епарх. Вед., 1900 г., № 19, стр. 0618 — 631; «Исторический очерк народнаго образования в гор. Владимире и его области». Труды. Влад. Учен. Архит. Ком., кн. Ill, 1901 г., стр. 133 — 157; «Часть гор. Владимира от кремля до золотых ворот». (По местным сказаниям и архивным материалам). Там же, кн. VII, 1905, стр. 1 — 17; «О дне рождения св. бл. в. к. Георгия Всеволодовича». Там же, кн. XII, 1910 г., стр. 1 — 7; «Андрей Николаевич Шишков». Влад. Губ. Вед. 1909 г. (были и отд. оттиска). Кроме перечисленного, о. протоиерей редактировал часть I-ю труда, изданного в 1906 году, Владимирскою Учен. Архивн. Комиссией — «Монастыри, соборы и приходския церкви владимир. епархии, построенныя в XIX столетии»; в последнее время (в 1914 г.) о. прот. Косаткин взялся редактировать и II-ю часть того же труда («Соборы») и накануне смерти своей закончил этот труд (сделал исправления и дополнения о многих соборах), а главною — лебединою его песнью в этом труде была «История Дмитриевского собора», которой прежде, можно сказать, не было и которая появится в указанном издании почти впервые.

Скончался о. протоиерей Косаткин внезапно в 1-м часу ночи 29 января 1914 г. Скончался он, надо полагать, от разрыва кровеносного сосуда в мозгу (по прост у говоря — от «удара»), а не от разрыва сердца, как определил находившийся при смерти о. протоиерея фельдшер, так как у покойного «удар» уже был прежде, а теперь только повторился.

/Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 5-й./

***

Весть о внезапной смерти о. протоиерея быстро разнеслась по городу Владимиру утром 29 января и вызвала всеобщее изумление и сожаление. Многочисленные почитатели и знакомые спешили поклониться праху почившего и выразить соболезнование его семье. Во все время пока прах почившего оставался в доме почти непрерывно совершались панихиды: совершали панихиды: сам Высокопреосвященный Николай с о.о. членами Консистории, Преосвященный Евгений, Епископ Юрьевский, Преосвящен. Митрофан, Епископ Муромский, нарочито прибывший из Мурома для участия в погребении о. протоиерея, своего бывшего товарища по Владимирской дух. семинарии. Погребение почившего состоялось 1 февраля, «отпевали» его в Дмитриевском соборе, где он более 30 лет настоятельствовал. Литургию в соборе совершил Преосвященный Евгений, а отпевание Высокопреосвященный Николай в сослужении Преосвященных Евгения и Митрофана и многочисленного духовенства. Небольшой Дмитриевский собор не мог вместить всех пожелавших отдать последний долг почившему. По окончании чина погребения гроб с останками почившего по обычаю был обнесен вокруг Дмитриевского собора, а затем погребальная процессия в сопровождении многочисленных почитателей и знакомых покойного направились по Большой улице к городскому кладбищу. На пути совершался ряд литий против храмов Божиих и зданий тех учреждений, где трудился покойный. До ворот архиерейского дома сопровождал погребальную процессию Высокопреосвященный Николай, Архиепископ Владимирский. В воротах городского кладбища гроб был встречен с крестным ходом Преосвящ. Митрофаном, который и проводил его до могилы. Здесь совершена была последняя лития, воздано последнее целование почившему, закрылась гробовая крышка, опустился гроб в объятия могилы; глухо застучала земля, падавшая на гроб; и скоро вырос могильный холм, на веки скрывший останки покойного.

Мы и постараемся в настоящий раз посильно восстановить духовный облик о. протоиерея В. В. Косаткина, насколько этот облик отразился в многочисленных и разнообразных деяниях, какие совершил он за время своей не кратковременной жизни.
О. протоиерей принадлежал к видным представителям приходского духовенства Владимирской епархии, был известен не только всему епархиальному духовенству, ной за пределами епархии высшему церковному управлению…
По окончании курса в духовной семинарии Вас. Вас — ч взял место учителя начального училища в г. Юрьеве Владимирской губернии, после этого был учителем малолетних певчих при Владимирском архиерейском доме и наконец в 1869 году был определен учителем латинского языка во Владимирское духовное училище.
В должности учителя Владимирского училища Вас. Вас — ч прослужил 25 лет и, по выслуге пенсии, в 1894 году оставил эту службу. Не в этой службе, хотя она продолжалась четверть века, сказался талант Вас. Вас — ча, не этой педагогической деятельностью он приобрел известность и не в ней главные его заслуги. В духовном училище это был рядовой исправный учитель, не выдававшийся заметно из среди своих коллег. Очевидно, эта деятельность не вполне удовлетворяла и самого Вас. Вас — ча. В 1877 г. он вступает в брак с дочерью священника Успенского Владимирского собора о. И. Благонравова, бывшего регентом архиерейского хора, ближнего родственника Преосвящ. Иустина, бывшего в 1850—63 г. г. епископом Владимирским, и в том же году определяется священником к Успенскому собору.
Выдвигается о. В. В. Косаткин из ряда городского духовенства в восьмидесятых годах XVIII столетия по вступлении на Владимирскую кафедру преосвящ. Феогноста, бывшего впоследствии митрополитом Киевским, и в связи с деятельностью открытого Владыкой Феогностом во Владимире Братства св. бл. в. кн. Александра Невского. С 1884 г. по 1894 г., в годы особенного расцвета деятельности Братства, о. В. В. Косаткин был его секретарем. Братство было учреждено по инициативе Преосвящ. Феогноста в первый же год пребывания его на Владимирской кафедре. Задачи для деятельности Братства намечены были весьма высокие и широкие, хотя они концентрировались главным образом в распространении и укреплении среди населения епархии просвещения в духе православной веры и церкви различными средствами. Для просвещения подрастающего поколения православного русского народа Братство стало принимать самые энергичные меры к учреждению церковно-приходских школ, так что ко времени издания в 1884 г. Высочайше утвержденных правил о ц.-приходских школах во Владимирской епархии уже функционировало значительное количество таковых школ. Для просвещения взрослых Братство приняло на себя организацию народных чтений и внебогослужебных собеседований, побуждая к тому приходское духовенство, снабжая его нужными книгами, световыми картинами и проч. Для той же цели Братство предприняло издательство брошюр религиозно-нравственного содержания и распространение в народе назидательных и полезных книг, учреждая по уездным городам и крупным селам епархии склады для продажи таких книг. Для укрепления православных в православной их вере и для вразумления заблудших, уклонившихся от православия в старообрядчество или сектантство, и возвращения их в лоно православной церкви, Братство развернуло широкую миссионерскую деятельность, учредило епархиальных миссионеров и помощников им, организовало собеседования с старообрядцами и сектантами, снабжало духовенство нужными книгами и пособиями и пр. Нельзя не отметить и таких полезных учреждений при Братстве, как епархиальная библиотека, единственная в то время общественная библиотека в г. Владимире, и церковное древлехранилище, куда собирались рукописи, старопечатные книги, древние иконы, облачения и проч., вообще предметы церковной старины, которые на местах иногда находились в небрежении и могли затеряться, погибнуть.
Таковы были задачи Братства, задачи, как можно видеть, весьма симпатичные. Преосвящ. Феогност, учредитель Братства, отдавался организации братской деятельности с увлечением, в этом он видел главную задачу своего архипастырского управления епархией и в этом же видел главные заслуги приходского духовенства. Конечно, своею властью один Преосвященный не мог осуществить широких задач Братства, ему нужны были деятельные помощники, толковые проводники его идей и предначертаний. Положим, что в подобных Братству учреждениях существуют советы, как центральные органы управления и направления действий учреждения, — но фактически в этих советах главную роль играют отдельные лица, которые и несут на своих плечах всю тяжесть работы. В лице молодого священника о. В. В. Косаткина Преосвящ. Феогност и нашел самого энергичного и талантливого помощника в проведении в жизнь задач Братства, такого помощника, который действительно на своих плечах нес всю тяжесть Братской работы. Сначала о. В. В. Косаткин был только деятельным сотрудником Братства, принимая участие в разнообразных его просветительных работах, а с 1884 года был избран секретарем Братства. Он, как и Владыка Феогност, с увлечением весь отдался на служение Братству, все другие его дела и обязанности отступили на второй план. Канцелярия Братства, помещавшаяся в архиерейском монастыре, в то время была самым оживленным учреждением. Здесь, можно сказать, кипела работа. Сюда постоянно являлось епархиальное духовенство по делам ц.-приходских школ, внебогослужебных собеседований, миссионерским и проч. за советами, указаниями, книгами, брошюрами и т. п. Сюда в сопровождении миссионеров приходили старообрядческие начетчики, чтобы знакомиться с рукописями и старинными книгами. Душой всей этой оживленной работы, главным распорядителем и организатором был о. В. В. Косаткин, здесь он проводил все свое свободное от других обязанностей время. Здесь слышался его энергичный голос, отдававший различные распоряжения или оживленно беседовавший с посетителями Братства. Закончив в канцелярии Братства текущие дела, о. Вас. Вас — ч обычно каждый вечер отправлялся с докладами к Преосвящ. Феогносту и интимные беседы Владыки с своим ближайшим сотрудником затягивались нередко до глубокой ночи. Во время этих бесед решались и предрешались все Братские дела, намечались планы дальнейших работ, так что о. В. Вас — чу оставалось только приводить в исполнение, проводить в жизнь намеченные решения. Но это исполнение не было только канцелярским делом, канцелярской отпиской. Сам Владыка Феогност при всяком удобном случае лично содействовал осуществлению разных предначертаний Братства, лично проверял на местах различные Братские учреждения. Поэтому и его ближайшему помощнику нужно было не бумажно, а фактически на деле всячески содействовать проведению в жизнь намерений Владыки. А при широте Братских задач для этого требовалась энергичная, напряженная работа. Таким энергичным работником и был о. Вас. Вас — ч в расцвете своих сил; ему тогда было 40 лет.
Наиболее сложным и трудным Братским делом того времени было учреждение и распространение ц.-приходских школ в епархии. Нужно заметить, что это было дело новое, что для этого дела не было никаких правительственных субсидий, а если они и появились в начале девяностых годов, то были ничтожны по сравнению с развившимся уже делом. Нужно было изыскивать средства, сочувствующих лиц, работников для бесплатного или скудно оплачиваемого труда в школах, нужно было налаживать, организовать самое дело. Владыка Феогност, а за ним и иногда впереди его и о. Вас. Вас. Косаткин прилагали к этому самые энергичные старания и эти старания не были безуспешны. Отчеты Братства восьмидесятых годов, кстати сказать и составлявшиеся под непосредственным руководством о. В. Косаткина, дают обильный материал для характеристики того, что и как делалось в этом отношении секретарем Братства. Секретарь Братства содействовал открытию новых школ, лично участвовал на торжественных актах открытия наиболее видных ц.-приходских школ, поверял деятельность открытых школ не только по отчетам, но и на местах, посещая школы и в учебное время и на экзаменах. Генеральная и массовая т. с. поверка ц.-приходских школ производилась обыкновенно во время объездов епархии Преосвящ. Феогностом. Владыка любил эти объезды, делал их ежегодно по два раза и Владыка любил эти объезды, делал их ежегодно по два раза и за время своего пребывания во Владимире объездил всю епархию, побывал даже в самых глухих уголках ее. Во время этих объездов обыкновенно всегда сопровождал Владыку о. В. В. Косаткин. При посещении приходских церквей ц.-приходские школы были предметом особенного внимания Владыки, но ему принадлежал т. с. верховой надзор, вся же черновая работа но ревизии всех подробностей жизни и деятельности школ лежала на о. В. Косаткине. Во время этих объездов со Владыкой епархии о. В. В. Косаткин деятельно помогал осуществлению и другой задачи Братства — организации древлехранилища для предметов церковной старины: он в церквах тщательно осматривал ризницы, библиотеки, не стеснялся заглядывать на чердаки и подвалы, где нередко в небрежении хранились вышедшие из употребления, но ценные в историческом отношении предметы. Все наиболее ценное по своей древности и ненужное уже для церковного употребления о. В. В-ч, с разрешения Владыки, отбирал и направлял в Братство для хранения в древлехранилище. Предметы отбирались не в собственность Братства, а только передавались Братству для более бережного их хранения. Так и отмечалось в описях церковного имущества и в описи древлехранилища. Таким образом при содействии о. В. В. Косаткина, образовалось при Братстве очень ценное собрание церковных древностей, в котором сохраняются предметы церковной старины, едва-ли уцелевшие бы на местах.
Организация народных чтений, внебогослужебных собеседований, продажа книг, хотя и были менее сложным делом, но все таки требовали значительного труда от руководителей этого дела. При участии о. В. В. Косаткина и это дело налажено было довольно прочно. Во Владимире был организован центральный книжный склад, откуда книгами, брошюрами, световыми картинами снабжались уездные книжные склады и церкви.
Принимал живое участие о. В. В. Косаткин и в организации миссионерской деятельности Братства. Хотя он не был специалистом-миссионером, не обладал обширными познаниями в области старообрядчества и сектантства, но благодаря своей природной талантливости и жизненной опытности он умел привлечь нужных и сведущих в этом деле людей, умел даже руководить ими, направлять их деятельность. Помнится нам один съезд местных миссионеров, организованный Братством, на котором о. В. В. Косаткин, как секретарь Братства, был председателем; нас поразило уменье покойного о. В. В. Косаткина разобраться в разных вопросах сложной миссионерской деятельности и направить на надлежащее русло рассуждения специалистов этого дела, склонных обычно к увлечениям.
И в издательской деятельности Братства о. В. В. Косаткин принимал деятельное участие. Плодом этого участия была составленная им брошюра под заглавием «Чудотворная икона Божией Матери Боголюбская», напечатанная в первый раз во Владимирских Епархиальных Ведомостях (1880 г. № 10), а потом издававшаяся неоднократно Братством.
Были и еще две отрасли деятельности Братства св. бл. в. кн. Александра Невского, в организации коих приходилось принимать живое участие и о. В. В. Косаткину — это певческие курсы и иконописные школы в слободах Мстере и Холуе. В устроении этих последних школ, в надлежащей постановке обучения иконописному искусству пришлось особенно много потрудиться в виду новизны этого дела.
В связи с этой деятельностью Братства св. бл. в. кн. Александра Невского шла и литературная работа о. В. В. Косаткина. На страницах Владимирских Епархиальных Ведомостей он помещал статьи и заметки, в коих он популяризировал и изъяснял Братскую деятельность, отмечал выдающиеся моменты в ней и свое участие в этой деятельности. Так в 1880 г. им были напечатаны статьи «Современное значение православных Братств для церкви и общества» (№ 3, стр. 43—53) и «Внебогослужебные собеседования пастырей церкви с прихожанами во Владимирской епархии по отзывам самих священников, ведущих оные собеседования» (№ 9, стр. 280 — 297); в 1879 — 82 гг. им было составлено три годичных отчета о деятельности Братства, печатавшиеся сначала в Епархиальных Ведомостях, а потом вышедшие и отдельными книжками; в 1883 г. им было напечатано «Экстренное заседание общаго собрания Братства 8 марта 1883 г.» (№ 7, стр. 185 — 192), в 1885 году «Празднование дня памяти св. Мефодия в городах Муроме и Вязниках» (№ 12, стр. 380 — 389), в 1887 году — «Записка об учреждении церковно-приходской школы в г. Покрове» (№ 21, стр. 665 — 671), «Краткий отчет о деятельности православного Братства св. бл. в. кн. Александра Невского за 1886 — 1887 г.» (№ 23, стр. 776 — 788 и №24, стр. 826 — 847), в 1892 г. — «Проводы Высокопреосвящ. Феогноста» — адрес читанный прот. В. Косаткиным (№ 24), в 1893 г. — «Речь при проводах преподавателя семинарии В. Ан. Прозорова», деятельного и авторитетного сотрудника Братства в его борьбе с старообрядчеством (№ 20), в 1897 г. — «Речь при закладке здания для центральной Ярополческой церковно-приходской школы глухонемых при Троицком храме в г. Вязниках» (№ 17), в 1899 г. — «Речь при освящении новаго здания той же школы глухонемых» (№ 13) и в 1900 г. — «Церковь школа имени Высокопреосвященного Феогноста, бывшаго архиепископа Владимирского и Суздальского, ныне митрополита Киевского и Галицкого, в деревне Дуброве Судогодского уезда». Последние статьи и речи о. В. В. Косаткина, помещенные им во Владимирских Епарх. Ведомостях, относятся уже не к той поре его деятельности, о которой мы говорили выше, а к последующему времени, когда и положение Братства и положение о. В. В. Косаткина значительно изменились, но мы поместили их здесь потому, что это были так сказать отзвуки предшествующей деятельности Братства и о. Василия, тесно связаны были с ней.
Такое видное положение в Совете Братства св. бл. вел. кн. Александра Невского и такое значение о. Вас. Вас—ча в развитии этой деятельности при Владыке Феогносте естественно сделало его известным всему епархиальному духовенству и всем, приходившим в то или иное соприкосновение с Братством. А так как Александро-Невское Братство приобрело широкую известность и за пределами Владимирской епархии и его деятельность удостоилась Высочайшего одобрения Государя Императора Александра III, то и главный деятель Братства о. В. В. Косаткин приобрел известность и за пределами епархии, приобрел благосклонное внимание и среди представителей высшего церковного управления.
Своим живым энергичным участием во всех видах Братской деятельности, являясь истолкователем и проводником идей Владыки Феогноста, о. В. Вас—ч естественно приобрел его особенное расположение, стал самым близким его советником не только уже в делах, касающихся Братства, но и в других отраслях епархиальной жизни, епархиального управления, стал самым влиятельным лицом во Владимирской епархии. При таком благосклонном внимании Епархиального Преосвященного и даже центрального церковного управления о. В. Вас—ч стал быстро подниматься и в служебном отношении: в 1879 году он награждается бархатною фиолетовою скуфьей, в 1881 году из Успенского собора он переводится настоятелем древнего велико-княжеского Дмитриевского собора, в 1884 г. награждается камилавкой, в 1886 году возводится в сан протоиерея, в 1888 году награждается наперсным крестом, в 1889 г. назначается временно присутствующим во Владимирской Духовной Консистории, в 1890 г. назначается сверхштатным членом Консистории, в 1891 г. утверждается штатным членом, в 1892 году награждается орденом св. Анны 3-й ст.
В 1892 году положение Ал. Невского Братства изменяется. Главным делом Братства были ц.-приходские школы, теперь эти школы передаются в ведение особого учреждения — Епархиального Учил. Совета, который хотя и именовался «Советом при Братстве св. бл. кн. Александра Невского», но действовал уже независимо от Совета Братства. Затем оставляет Владимирскую кафедру и Владыка Феогност. На его место назначается архиепископ Сергий (Спасский), человек совершенно иного характера, иных взглядов. Он, напр., был в принципе против теневых картин на народных чтениях да и вообще к этим чтениям и некоторым другим учреждениям Братства (напр. школа пения) относился не очень благосклонно. При новом Владыке Братство утратило в значительной степени свою прежнюю жизнедеятельность, отодвинулось на второй план в местной епархиальной жизни. Вместе с этим конечно изменилось и положение главных деятелей Братства и в частности о. прот. В. В. Косаткина: сохраняя служебное положение, он не имел уже того влияния, как при архиеп. Феогносте. Впрочем он еще в течение двух лет остается секретарем Совета Братства и делопроизводителем Епархиального Училищного Совета, но в 1895 году оставляет обе эти должности. Предшествующая крайне напряженная деятельность, а также и постигшая его тяжкая болезнь надломили его силы и побудили оставить дело, которому он ранее отдавался с таким увлечением. Училищный Совет при Св. Синоде во внимание к его трудам по устроению церковных школ во Владимирской епархии в 1895 году исходатайствовал о. Вас. Вас—чу благословение Св. Синода с награждением его Библией, а в 1897 году выдал ему за те же труды единовременное вознаграждение в размере 500 руб. Но отказавшись от должности делопроизводителя, о. В. В. Косаткин до самой своей кончины оставался членом Владимирского Епархиального Училищного Совета. Это был самый старейший член Совета, вступивший в состав этого учреждения со времени его основания в 1884 году (в то время Епархиальный Училищный Совет отожествлялся во Владимире с Советом А.—Невского Братства), непрерывно в течение почти 30 лет принимавший живое и деятельное участие в развитии и упрочении церковно-школьного дела во Владимирской епархии. Его участие в Совете, как лица наиболее опытного в церковно-школьном деле, полагавшего начало этому делу в епархии, было особенно ценно. И о. протоиерей любил это дело: до самого последнего времени, несмотря на свой уже довольно преклонный возраст и старческие недуги, он весьма редко опускал очередные заседания Совета.
Такова была деятельность о. протоиерея В. В. Косаткина, в которой он проявил свою талантливость, энергию, свою особенную трудоспособность, деятельность, которая выдвинула его из рядов Владимирского приходского духовенства, доставила ему известность и за пределами епархии, деятельность, составляющая его главную заслугу. Эта деятельность, как мы видели, посвящена была Братству св. бл. кн. Александра Невского, проведению в жизнь просветительных задач этого церковно-общественного учреждения. В лице о. Вас. Вас—ча Косаткина Владыка Феогност и Братство имели вполне достойного сотрудника и нам кажется, что не будет преувеличением сказать, что если бы Братство не имело такого сотрудника, то оно едва-ли успело развернуть так широко и прочно свою деятельность, как это оно сделало в восьмидесятых годах XVIII столетия.
Но о. протоиерей Василий Вас. Косаткин служил не только Братству св. бл. вел. кн. Александра Невского; поэтому наш очерк деятельности его был бы не полон, если бы мы умолчали о других видах его деятельности. Возвратимся ради этого несколько назад.
В 1881 году о В. В. Косаткин был назначен настоятелем Дмитриевского собора и до своей кончины т. е. более 30 лет оставался в этой должности. Дмитриевский собор, построенный вел. князем Владимирским Всеволодом III «на своем дворе», является не только одним из самых древних храмов г. Владимира, но благодаря своим т. н. «обронным» украшениям и самым драгоценным памятником древне-русского церковного зодчества. Как таковой памятник, Дмитриевский собор требует к себе особенного внимания, требует самого бережного охранения и в лице о. протоиерея В. В. Косаткипа собор имел такого внимательного и бережного охранителя. Заботы о соборе о. протоиерея начались со времени определения его на должность настоятеля. Собор в то время не отоплялся и в зимнее время службы в нем не совершалось: последняя литургия совершалась обычно 26 октября в день храмового праздника, и затем собор закрывался до весны. Поэтому первою заботою о. протоиерея было устройство отопления. Дело это для Дмитриевского собора не столь легкое, как в других церквах. Здесь нужно было не только изыскать для этого средства, но и придумать такую систему отопления, которая ни в каком отношении не могла бы повредить этому древнему памятнику, исходатайствовать не только разрешение духовной власти, но и Археологической комиссии. О. Вас. Вас—ч взялся за это дело с свойственною ему энергией и благополучно довел его до конца. Он нашел щедрого жертвователя в лице старосты собора В. Н. Муравкина, заинтересовал в этом деле известного археолога И. Е. Забелина и получил от него указания относительно устройства самой системы отопления, наиболее безопасной для древнего собора, самого Обер-Прокурора Св. Синода К. Победоносцева и др. Отопление собора таким образом было устроено и с того времени службы в нем совершались в течение всего года. Вместе с отоплением на средства того же В. Н. Муравкина рядом с собором, не нарушая его общего вида, устроена была своеобразного вида «звонница» и приобретен набор колоколов. До этого времени — после реставрации собора около 1840 года при Дмитриевском соборе не было колокольни, не было своего звона; богослужение начиналось по звону в Успенском соборе. Но устройстве отопления о. Вас. Вас—ч обратил внимание на внутреннее благоустройство собора. Средствами того же благотворителя в 1892 году был вызолочен в соборе иконостас, а впоследствии возобновлена и стенная живопись. По смерти В. Н. Муравкина о. В. Вас—ч сумел привлечь в лице нового старосты В. Е. Васильева такого же щедрого жертвователя на украшение собора. Вообще о. протоиерей за все время своего настоятельства с сердечным попечением относился к своему собору, принимал все меры к охранению этого драгоценного памятника отечественной старины. Заботился о. протоиерей и о благоустроении богослужения в Дмитриевском соборе. Сам он служил особенно хорошо, истово, неторопливо, обладая от природы приятным голосом; читал и произносил поучения всегда вразумительно, так что приковывал к себе слушателей, заставляя без принуждения сосредоточивать внимание на том, что он говорил. Для пения в соборе он пригласил часть архиерейского хора. Благодаря всему этому этот безприходный храм усердно посещался богомольцами. Интересовался о. протоиерей и историей собора и характером его своеобразных единственных в своем роде «обронных» украшений и в последние годы занят был составлением исторического описания Дмитриевского собора. Этот свой историко-археологический труд он и закончил за несколько часов до своей внезапной смерти.
С 1881 года и до своей кончины о. В. В. Косаткин состоял в должности Председателя Совета Владимирского Епархиального приюта, учрежденного в память ХХѴ-летия царствования Государя Императора Александра II, для престарелых и неизлечимых больных духовного звания. Во Владимирских Епархиальных Ведомостях (1882 г. № 10 стр. 267—273) напечатана была его «Историческая записка» об этом приюте. И к этой своей обязанности о. В. Вас—ч относился с обычным ему вниманием и старанием. Здесь особенно пригодилось еще одно его качество — это хозяйственность.
В.В любил заниматься хозяйством. Каждую пятницу его можно было видеть расхаживающим по базару среди торговцев и торговок и закупающим разные продукты для домашнего обихода. Делал он это и для своего дома, для своего личного хозяйства и для приюта. Посему получалась разумная экономия в расходовании средств приюта без ущерба в содержании призреваемых в нем и средства эти не истощались, а наоборот постепенно увеличивались и положение приюта упрочивалось.
В течении 20 лет о. В. В. Косаткин исполнял обязанности депутата от духовенства на губернских земских собраниях во Владимире, а в последний год был назначен депутатом от духовенства и во Владимирскую городскую Думу.
С 1904 года о. протоиерей Косаткин был бессменным председателем Общества вспомоществования недостаточным воспитанникам Владимирской духовной семинарии. Дела этого общества он успел привести в блестящее состояние, так что, несмотря на довольно щедрую ежегодную раздачу пособий, неприкосновенный капитал общества возрос к настоящему времени до 25 000 руб.
За время почти 45-летней службы во Владимире о. В. В. Косаткин исполнял иные различные обязанности и поручения начальства, выше и мы отметили наиболее крупные и видные. И во всех этих случаях он проявлял ту же талантливость, энергию и работоспособность.
За эту свою продолжительную и многообразную службу о. В. В. Косаткин был почтен почти всеми доступными провинциальному духовенству наградами. В 1895 году он был награжден орденом св. Анны 2-й степени, в 1900 г. — орденом св. Владимира 4-й степени. По статуту этого ордена он был возведен в дворянское достоинство и внесен в 3-ю часть дворянской родословной книги Владимирской губернии. В 1904 г. о. протоиерей Косаткин был награжден палицей, в 1908 г. — орденом св. Владимира 3-й степени. Последней его наградой был наперсный крест, выдаваемый из Кабинета Его Величества.
На этом мы и закончим свой некролог, свой очерк жизни и деятельности о. протоиерея Вас. Вас. Косаткина. Насколько полно и верно воспроизводит этот очерк жизнь и деятельность В.В., насколько верно характеризует личность, предоставляем судить читателям и всем знавшим почившего. Жизнь его только что кончилась и деятельность его у всех еще на виду, на памяти, и потому есть полная возможность восполнить недостающее в этом очерке, исправить неточное.
В. Д—в.
(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 11-й. 15-го марта 1914 года).

Речь при гробе почившего о. протоиерея Дмитриевского, в гор. Владимире, собора Василия Васильевича Косаткина

Дорогой о. протоиерей!
Се разлучаемся... Настал час нам расстаться с тобою: бездыханный лежишь ты в этом тесном гробе. Ты прошел вратами смерти в ту область бытия, откуда нет возврата до всеобщего воскресения. И как прошел: совершенно для нас неожиданно! По окончании дневного труда ты думал отойти на отдых; но Господь определил тебе заснуть непробудным сном смерти. И сбылось над тобою во всей полноте слово песни церковной: «вчерашний день беседовах с вами, и внезапу найде на мя страшный час смертный».
Да будет благословенно имя Господне во веки! По премудрому и непреложному совету Своему Господь назначает предел жизни каждого человека. И мы, присные твои, сослужители и знаемые, собрались ныне вокруг гроба твоего, дорогой о. протоиерей, дабы отдать тебе последний христианский долг, — проститься с тобою, вознести совокупную молитву об упокоении души твоей и выразить тебе одушевляющие нас чувства любви и уважения к тебе. Позволь же, дорогой о. протоиерей, в этом прощальном обращении к тебе воспроизвести хотя кратко главнейшие черты твоей жизни и деятельности. Не венок похвал я собираюсь сплетать тебе: наши человеческие похвалы тебе не нужны. Но мы отошли бы от гроба твоего неудовлетворенными и не исполнили бы своего нравственного долга пред тобою, если бы не принесли сюда, ко гробу твоему, исповедания наших непритворных чувств любви, уважения к тебе и признательности. Притом же, мы пришли ко гробу твоему и для своей нравственной пользы, — для спасительного размышления о том, чему особливо научает нас гроб твой с лежащими в нем бренными твоими останками, какие добрые заветы ты оставляешь нам.
Ты оставляешь нам заветы неустанного, напряженного и благочестного труда во имя Божие. Трудиться — было для тебя основной стихией жизни, потребностью твоей духовной природы; ты не знал и не ценил жизни вне и помимо труда. Своим неутомимым тщанием и усердием, как раб благий и верный, ты возрастил и приумножил сторицею врученные тебе от Бога дарования. Широка и разностороння была твоя деятельность, и в прощальном слове нет возможности ее изобразить подробно. Одно скажу, что имя твое неизгладимыми буквами отныне начертано на страницах истории Владимирского края и разных его учреждений — епархиальных и общественных, в которых ты подвизался. Остановлюсь кратко лишь на тех сторонах твоей деятельности, которые лично мне более известны или по родству нашего служения, или по тем узам, которые связывали меня с тобою. Эти узы были пастырские, учебно-воспитательные, научно-просветительные и родственно-семейные.
Ты был воистину пастырь добрый, учительный; ты право правил слово истины и спасения, освящая верных чад церкви словом Божиим, молитвою и таинствами. С сего священного амвона ты неустанно проповедывал Слово Божие, твердо памятуя наставление св. апостола Павла: «горе мне есть, аще не благовествую» (1 Кор. 9, 15). С высоким пастырским дерзновением ты изобличал закоренелые и наиболее пагубные недуги народной жизни, многоразличными пастырскими мерами кротости, вразумления и прешения ты умел врачевать язвы больной народной совести. Слово назидания, растворенное любовью и пастырской ревностью, привлекало к тебе слушателей во множестве: умы и сердца богомольцев сего храма были отверсты для твоего пастырского влияния. Святый храм сей, в течение 30 слишком лет твоего в нем священнослужения, был источником воды живы, откуда истекали, во спасение верных, потоки христианского назидания в вере и благочестии.
Просвещение христианское исходит не только от храма и амвона, но и от школы церковной. И ты, дорогой о. протоиерей, прилагал усиленную заботу об открытии и насаждении церковных школ, в особенности 25 лет тому назад, когда эти школы вновь вызывались в жизни, возрождались державной волей в Бозе почивающего Государя Императора Александра III-го. Твоему ближайшему участию и содействию многие церковные школы Владимирского края обязаны своим существованием.
Ты и сам принадлежал духовной школе по своей учебной службе: 25 лет нес ты с усердием тяжелое время учительства, пользуясь общею любовью своих учеников и сослуживцев. Ты любил духовное юношество, к которому и сам принадлежал по рождению. Единственной сын бедной матери, овдовевшей на первых порах своего замужества, ты воспитывался и рос сиротою. Собственным горьким опытом знал ты нужды и скорби бедственного существования, и это побуждало тебя оказывать нравственную и материальную поддержку питомцам духовной школы. Движимый любовию и со увствием к духовному юношеству, ты 10 лет тому назад, не взирая на многосложность своих служебных дел, изъявил согласие быть председателем правления общества вспомоществования нуждающимся воспитанникам вверенной мне школы. В этой должности ты много содействовал умножению средств общества и облегчению материального положения питомцев вверенной мне школы, которые ныне в моем лице приносят тебе, к твоему гробу, за твои заботы о них глубокую признательность.
С юных лет, от школьной скамьи ты развил в себе жажду просвещения, которая в точном смысле была неутолимая до конца дней твоих. Лучи просвещения преломлялись в твоем существе сквозь призму твоей богопреданной чисто — русской верующей души. Ты был верный пастырь церкви, а вместе и преданный сын родины. В груди твоей непрестанно горел огонь любви к отечеству. С усердием и любовию изучал ты древния святыни и памятники родной земли, особенно Владимирского края. Главнейшим же предметом твоего внимания и изучения был, как и естественно, этот Димитриевский собор, в котором ты много лет священствовал. Этот собор — древнейшая русская святыня, основание которой восходит к первым векам распространения христианства на Руси; с этою святыней, как и с другой древней святыней нашей — Владимирским Успенским собором связано так много важных исторических воспоминаний. И ты любил Димитриевский собор, тщательно изучал его историю, составил описание его, приложил немало трудов л по его благоукрашению и сохранению в неприкосновенности его первоначальной художественной красоты. За свои труды и попечение об этом храме на твою долю выпало исключительное счастье: не далее, как в минувшем году, ты удостоился у врат этой многовековой святыни сретать Возлюбленного Монарха нашего и Его Августейшее семейство. Знаменательно еще и то, что последнее, самое подробное описание Димитриевского собора и его прошедших судеб, над которым ты трудился в последние годы жизни, ты закончил в самый день своей смерти. Так сам Господь незримо споспешествовал тебе в этом просвещенном труде твоем и поддерживал твои немощные телесные силы до его окончания. Усердно посещал ты и местные архивы и древлехранилища, где в тишине и покое, сохраняются немые, письменные и вещественные, свидетели прошедших времен. О, как любил ты беседовать с этими свидетелями, — заботливо сам собирал их, изучал и, пыль веков от хартий отрясая, выносил на свет, на пользу родного просвещения, документы, важные в бытовом, церковном и историческом отношении. Да, дорогой о. протоиерей, ты умел, по званию пастыря, откликаться на современные запросы жизни и освещать их своим глубоко продуманным и просвещенным взглядом. Ты был подобен евангельскому приточному книжнику, который из сокровищницы своей учености износит на пользу царствия Божия и старое и новое, т. е. и опыт прошедшей жизни, и опыт жизни современной. Ты выразил свое глубокое сочувствие и одобрение всему тому новому, в чем видел последовательное, в порядке исторических времен, раскрытие исконных начал русской жизни — православия, самодержавия и народности; ноты же с решительностию и возставал против того новаго, в чем не осталось уже и следов православно-русского уклада жизни и древних священных преданий родной старины.
Для твоей родной семьи кончина твоя составляет тяжелую утрату. Скорбит возлюбленная супруга твоя, с которою ты, в течение слишком 40 лет совместной жизни, являл высокий пример истинно-христианского супружества, проводимого на началах взаимной любви, единомыслия и нежного попечения друг о друге. Смерть беспощадно расторгла этот идеальный супружеский союз. Скорбят родные чада твои: ты был отец семейства сердобольнейший, чадолюбивейший. Всех нас, детей твоих, ты неизменно содержал в своем любящем сердце. Ты сам любил, обращаясь к нам, повторять высокопоучительные слова св. ап. Павла: «сердце наше распространися: не тесно вмещаетеся в нас» (2 Кор. VI, 11 — 12). Ты имел неослабное родительское попечение и заботу о нас; сердце твое трепетало за благополучие и судьбу каждого из нас. И это продолжалось без малейшего перерыва до последнего дня твоей жизни, когда, наконец, сердце твое, в изнеможении от трудов и невзгод, перестало биться...
И ныне, когда мертвенные останки твои покоятся в этом гробе, мы все, присные твоей семьи, приносим тебе нашу глубокую благодарность за все твои заботы и попечение о нас... В скорби разлуки с тобою утешаем себя тою мыслию, что в исполнении своих родительских обязанностей ты сделал все возможное, — все, что позволяли тебе силы и время: ты до конца возлюбил нас. Утешаемся и тем еще, что по ту сторону гроба и ты пребываешь не одиноким из семьи твоей. Здесь, на земле, мы, присные твои, провожаем тебя и веруем, что, едва сомкнулись очи твои и духом своим ты воспарил к горним высотам, тебя с радостию сретили твои же кровные чада, предварившия тебя и нас в отшествии своем из мира.
Веруем, что наипаче для многочисленной семьи твоей Господь хранил тебя и продлил твою жизнь до возраста старости. 20 лет тому назад постигла тебя, вследствие напряженного труда, тяжкая болезнь: десять дней лежал ты на одре болезни без движениям безмолвии. Врачебные средства были бессильны. И мы непоколебимо веруем, что только горячая молитва возлюбленной супруги твоей и слезы малолетних еще тогда детей твоих испросили тебе у Господа исцеление: Господь, по милосердию Своему, восставил тебя с одра болезни. И только теперь, когда ты исполнил уже свои родительские обязанности, Господь Бог воззвал тебя к упокоению от земных трудов и определил тебе исход жизни, в предвидении которого св. праведный Симеон, узрев собственными очами сбытие своих чаяний утехи Израилевы, с радостию воскликнул: «ныне отпущаеши раба твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром». Сей праведный старец удостоился сретать в храме и держать старческими руками своими Богомладенца Иисуса; а ты, дорогой о. Протоиерей, соединяясь со Христом во время своей земной жизни благодатию в таинстве Пречистого Тела и Крови Его, сам отошел к Нему на небеса духом своим, дабы, предстоя престолу Господа Славы, возносить угодные Богу молитвы и священно-служения на жертвеннике небесном. Помолись же, дорогой о. Протоиерей и родитель наш, пред Господом Богом за всех нас, твоих присных и знаемых, да сподобит Господь и нас непреткновенно и богоугодно совершить путь земной жизни, и пройти врата смерти безболезненно, непостыдно и мирно. Мы же, в благодарной памяти о твоих многополезных подвигах, содеянных в земной жизни, не забудем возносить теплую молитву об упокоении души твоей в селениях праведных. Прощай, дорогой о. Протоиерей! Могила твоя будет всегдашним нам напоминанием что жить по христиански, — значит прежде всего молиться и трудиться во славу Божию, на пользу св. церкви и во благо людей...
Ректор семинарии, Протоиерей П. Борисовский.

9-го февраля вечером в семинарской зале состоялось Общее годичное собрание членов Общества вспомоществования нуждающимся воспитанникам Владимирской духовной семинарии. На собрании происходили выборы Председателя Общества на место скончавшегося протоиерея В. В. Косаткина. Собрание единогласно постановило просить принять звание Председателя Общества Преосвященного Евгения, Епископа Юрьевского, на что Владыка и изъявил свое согласие.
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
«Владимирские епархиальные ведомости»

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (06.12.2016)
Просмотров: 231 | Теги: Владимирский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика