Главная
Регистрация
Вход
Суббота
03.12.2016
01:16
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 193

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [392]
Суздаль [150]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [100]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [58]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [21]
Гусь [31]
Вязники [80]
Камешково [24]
Ковров [27]
Гороховец [14]
Александров [43]
Переславль [32]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [7]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [3]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Музеи Владимирской области

Церковно-историческое древлехранилище Братства Александра Невского

Церковно-историческое древлехранилище Братства Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского

Владимирский музей был основан в 1862 г. Владимирским Губернским Статистическим Комитетом по инициативе секретаря Комитета К.Н. Тихонравова и располагался в здании губернской мужской гимназии.

В 1879 г. во Владимире образовалось Братство Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского.
В 1879 г. 18-го ноября епархиальная библиотека сдана была в ведение Александро-Невского Братства (см. Библиотека Братства Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского).

Возникновение церковно-исторического древлехранилища при Александро-Невском Братстве тесно связано с деятельностью Братства, направленной против раскола. Мысль об устройстве при епархиальной библиотеке церковно-археологического музея была еще у Преосвященнейшего Иакова, что видно из того, что, при организации библиотеки, он приобретал и предметы церковной древности, но мысль эта осталась неосуществленной до тех пор, пока развивающаяся с каждым годом деятельность Братства не выяснила практической пользы учреждения древлехранилища. Состоящим при Братстве в качестве миссионеров в беседах с глаголемыми старообрядцами приходилось для доказательства истинности своих доводов в защиту православия отсылать своих противников в Москву в столичные музеи и древлехранилища. Нечего и говорить о тех трудностях, какие возникали в этих случаях для миссионеров и их слушателей-раскольников. Дальность расстояния Владимира от Москвы, отсутствие материальных средств, часто являлись важными препятствиями для желающих убедиться в истине бесед миссионеров, так что и сами беседы становились в виду этого обстоятельства неубедительными и неплодотворными. Нужно было, чтоб миссионер по руками имел рукописные и старопечатные книги, обличающие неправоту раскола, а также в вопросах например об имени Иисус, о перстосложении, о форме креста и пр. мог легко и без особых затруднений подтвердить истину своих бесед свидетельством памятников церковной древности. В виду этих потребностей Братство в 1885 г. решило открыть при епархиальной библиотеке такое древлехранилище, которое бы, заключая в себе памятники древней письменности и вообще церковной древности, служило могущественным орудием в руках против раскольнических миссионеров. Помещение для этого учреждения было найдено рядом с библиотекой и канцелярией Братства под крестовой церковью Архиерейского Дома – и тогда же в древлехранилище были перемещены из библиотеки и разложены в особо-устроенных шкафах рукописи и старопечатные книги, которые хранились ранее в библиотеке, а также и те весьма немногие древние вещи, которые были в той же библиотеке.

Деятельность городского музея со смертью К.Н. Тихонравова замерла. В течение нескольких лет экспонаты музея валялись в помещении Губернского Правления. В 1886 году остатки музейной коллекции поступили в древлехранилище братства Александра Невского.

Затем Совет Братства обратился к духовенству Владимирской епархии с просьбой и пожертвованиях предметов древности во вновь открытое учреждение, выяснив его цели и задачи. Духовенство сочувственно отнеслось к этому начинанию Братства, и многие церкви, в особенности же монастыри, прислали на хранение рукописи, старопечатные книги и предметы древности. Высокопреосвященнейший Феогност во время обозрения епархии обращал особенное внимание на предметы церковной древности, и многие из них, вышедшие из богослужебного употребления и предназначенные к уничтожению, вследствие отсутствия церковно-археологических знаний в духовенстве, по распоряжению Феогноста, поступили на хранение в церковно-историческое древлехранилище при Александро-Невском Братстве. Затем по поручению Архипастыря, заведующий библиотекой и древлехранилищем В.Т. Георгиевский предпринимал специальные поездки в некоторые местности Владимирской епархии (в Суздаль, Муром) с целью собрать сведения об имеющихся там предметах древности, и результатом этих поездок было поступление в древлехранилище на хранение многих рукописей, старопечатных книг (напр. из библиотеки Суздальского собора) и предметов древности (из Мурома), весьма полезных для миссионеров, ведущих собеседования с раскольниками и ценных в археологическом отношении. Таким образом в течении 3-х летнего существования древлехранилища Александро-Невского Братства, при нем составилось довольно обширное собрание церковных древностей. Отправляясь на беседы с «глаголемыми» старообрядцами, православные деятели против раскола заранее выбирают себе из древлехранилища древние рукописи и старопечатные книги, заранее изучают их и затем уже пользуются ими на беседах. Так, например, в 1889 году с большим запасом старопечатных книг древлехранилища миссионеры ездили в село Новое, Владимирского уезда, в сс. Борисовское, Богослово, Дунилово, Баглачево и др. места. Затем миссионеры приводят, или присылают в него самих раскольников для ознакомления с древними церковными памятниками, находящимися здесь. Неоднократно «глаголемые» старообрядцы и сами приходили в древлехранилище для обозрения его и тогда древлехранилище становилось местом продолжительных бесед о церкви, о таинствах, о частных раскольнических мнениях, об имени «Иисусъ», о перстосложении, о четвероконечном кресте и т.д. Состоящие при Братстве миссионеры в беседах с старообрядцами в древлехранилище пользовались всеми средствами, коими обладает древлехранилище, для убеждения своих собеседников, приводя свидетельства о церкви и таинствах из подлинных старопечатных книг, которые наиболее любимы старообрядцами, каковы: Книга о вере, Кириллова и др., показывая в то же время древние четвероконечные кресты, иконы, антиминсы и т.п.
В древлехранилище хранилось несколько древних антиминсов XV, XVI и нач. XVII вв., переданных туда из ризницы Архиерейского дома. Почти на всех этих антиминсах сделано простыми чернилами, а иногда и киноварью изображение Св. Креста, при этом замечательно то, что на всех антиминсах XVII века, принадлежавших древлехранилищу, изображаются кресты восьмиконечные, между тем как на антиминсах XV и начала XVI вв. или вовсе нет таких изображений, или если есть изображение креста, то большей частью четырехконечного, при этом такого, который совершенно похож на крестное изображение на просфорах, называемое «хулителями-раскольниками антихристовою печатью». В особенности хорошо сохранился антиминс 1483 г. с ясным изображением небольшого четвероконечного креста, с уставной надписью «iс. хс. нiка», который весьма поражает старообрядцев при обозрении древлехранилища.
В беседах с старообрядцами в древлехранилище нередко принимали участие воспитанники семинарии и преподаватель учения о расколе В.А. Прозоров. Бывали в древлехранилище и упорные раскольники-начетчики, которые приходили сюда затем, чтобы узнать, насколько опасны для раскола те свидетельства, которые заключаются здесь в древних книгах и церковных памятниках старины. Они с подозрительностью осматривали древлехранилище, стараясь не доверять этим свидетельствам, или толковать их в свою пользу. Так особенно памятно подобного рода посещение известного раскольничьего начетчика Швецова.
Помимо той пользы, какую приносило древлехранилище противораскольническим миссионерам, как собрание древностей, обличающих заблуждения раскола, это учреждение имеет важное значение для школ иконописи, открытых Братством с целью поднять уровень искусства иконописания в пределах Владимирской епархии.
Известно, что главным руководством для иконописцев служил русский иконописный подлинник толковый и лицевой. Составлен этот подлинник в конце XVI в. на основании иконописных преданий, сохранившихся до того времени, и затем, пережив два столетия, подвергся многим изменениям и искажениям, в особенности благодаря западному влиянию, которое в сфере церковного искусства было довольно сильно в XVIII в. Иконописцы-ремесленники, не понимая значения иконописных сюжетов, заключающихся в иконописном подлиннике, пользовались им не более, как подспорьем своей ремесленной рутине. Для того, чтобы иконописец мог оценить важность того или другого иконописного сюжета, заключающегося «въ подлиннике», он должен знать происхождение этого сюжета и его значение, а для этого весьма полезно для него познакомиться с памятниками иконописи, не только русскими древнейших времен от начала христианства на Руси до XVII в., но и византийскими и даже древне-христианскими, так как все они имеют тесную между собой связь и преемственность. Многие из уцелевших до нас таковых памятников христианского искусства представляют высокие образцы для подражания иконописцам, каковы: древние византийские мозаики, фрески, миниатюры некоторых рукописей и иконы.
Братство Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского, вполне сознавая важность таких собраний образцов древне-христианского искусства, заботилось о приобретении для древлехранилища точных снимков со многих из этих памятников искусства. Так, при самом открытии древлехранилища, в него поступило от Феогноста собрание точных фотографических снимков, иллюминованных красками, с недавно открытых фресок XII столетия Владимирского Успенского собора, затем фотографические снимки с фресок XV века Московского Благовещенского собора и несколько икон лучших русских школ иконописания.

Летом 1897 года во Владимир приехал Селиванов Алексей Васильевич, назначенный управляющим государственными имуществами Владимирской и Рязанской губерний. Вместе с вице-губернатором князем Николаем Петровичем Урусовым Селиванов основал Владимирскую ученую архивную комиссию 26 ноября 1898 года. В 1898 г. Владимирский музей снова возрождается в качестве Исторического музея, и переходит в ведение Владимирской Архивной Комиссии, которая получила в свое распоряжение экспонаты, собранные Статистическим Комитетом.

В 1898 году были приобретены точные фотографические снимки с мозаик XI века Киево-Софийского собора, исполненные прекрасно киевским фотографом Н.П. Постернаком, и с фресок XII века Киевской Кирилловской церкви, открытых и реставрированных известным ученым археологом, профессором А.В. Праховым. Снимки с фресок XII в. Спасо-Нередицкой церкви и Староладожской Георгиевской церкви имеются в древлехранилище, извлеченные из изданий В.А. Прохорова, а также и снимки с фресок XII Владимирского Дмитриевского собора, рисованные учителем гимназии Дмитриевым. Кроме того в древлехранилище поступило 40 гипсовых слепков с барельефных фигур XII века, служащих украшением Дмитриевского и Успенского соборов в городе Владимире и подлинных икон, замечательных своей древностью и художественным исполнением в количестве 36.

Императорский Исторический Музей отношением своим от 1-го ноября 1898 г. за № 990, на предложение Феогноста, относительно пожертвования в древлехранилище гипсовых слепков с барельефов Юрьевского собора и с креста Святославова, изъявил особенную готовность исполнить это предложение Высокопреосвященнейшего и, по изготовлении избранных для Братства слепков, доставить в его древлехранилище.

Преследуя цель – сосредоточить в древлехранилище памятники церковной древности, относящиеся к обличению заблуждений раскола и к христианской иконографии, Братство Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского вместе с тем стремилось собрать в древлехранилище и вообще памятники церковной древности, лишь бы они были замечательны в археологическом отношении.

Учреждение церковно-археологических музеев в епархиях было уже давно задушевным желанием всех археологов и людей, преданных науке отечественной древности, с горечью заявлявших Обществу об исчезновении с каждым годом все большего и большего количества древних памятников.
Известно, что ничем так не развивается и не поддерживается любовь к произведениям древнего национального искусства, как изучением их, и ничто так не развивает вкуса к ним и уменья ценить их, как наглядное ознакомление с уцелевшими памятниками этого искусства.

Братство, при учреждении древлехранилища, имело ввиду и ту цель, чтобы дать возможность воспитанникам духовной семинарии ознакомиться с памятниками церковной древности. Наглядное изучение этих памятников может послужить прекрасным пособием при преподавании литургики и развивать в воспитанниках любовь к русскому, национальному церковному искусству. Воспитанники семинарии, будущие священники, узнав цену древностей, научатся и сами дорожить ими и беречь их.

Братство, не имея возможности приобрести многих подлинных памятников разных времен, приобретало их точные снимки, ценя их в научном отношении наравне с самыми памятниками церковной древности.
В состав древлехранилища входили: а) рукописи, б) старопечатные книги, в) памятники церковной архитектуры, г) памятники христианской иконографии и вообще древне-русского искусства, д) древняя церковная утварь, священные облачения и пр.
В 1897 г. заведующим древлехранилищем, библиотекарем В.Т. Георгиевским, составлен краткий указатель древлехранилища.
Отдел рукописей заключал в себе довольно богатое собрание их. Отдел этот составился из рукописей, хранившихся в епархиальной библиотеке, большинство которых собрано было Иаковом.
В 1886-1887 гг. поступили из Успенского женского, в гор. Александрове, монастыря 9 рукописей и из Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря 29, между которыми замечательны: Кормчая «1517 года», составляющая список трех кормчих Сумоновской, Вассиановской (1481 г.) и Евфимиевской (1483), Псалтирь с толкованиями, перевода Максима Грека 1523 года и Стоглав 1591 года.
В 1887-1888 гг. в древлехранилище на хранение поступило 23 рукописи Флорищевой пустыни. Между ними особенно замечателен сборник разных повестей с лицевыми изображениями. Этот памятник старинного русского искусства, относящийся к XVIII в., заключал в себе более 200 картин, сделанных от руки неизвестным художником, несомненно южно-руссом, что видно было из одежд и аксессуаров на картинах.
«Зеркало – безымяннаго творца, на раскольниковъ обличение»,- сочинение известного древне-русского публициста времен Петра I Ивана Тихоновича Посошкова; «обличение на Соловецкую челобитную» Юрия Крыжанича. Затем довольно ценное собрание рукописей поступило от Суздальского Рождество-Богородицкого собора (21 рукопись) и из Покровского женского монастыря (9 рукописей). Между ними замечательны требник XVI в., синодик, заключающий в себе множество боярских родов (из Суздальского собора) и Евангелие апракос (из Покровского монастыря), написанное прекраснейшим уставом между 1464-1483 гг. по благословению Суздальского Владыки Евфимия (ум. 1483 г.).
Древлехранилище увеличилось ценными пожертвованиями, поступившими из ризницы архиерейского дома, состоящими из 29 экземпляров. Между ними замечательны два Тактикона XV и XVI вв. Никона Черногорца, святоотеческие творения, Дионисия Ареопагита, Иоанна Златоуста и затем Космография или описание четырех частей света.
Отдел старопечатных книг составился таким же образом; при открытии древлехранилища в него поступило 112 томов из епархиальной библиотеки, затем вошли старопечатные книги из библиотек Спасо-Евфимиева монастыря, Флорищевой пустыни, Суздальского собора. Отдел этот увеличился вкладом 7 т. из Владимирского архиерейского дома, из библиотеки которого поступили следующие книги: Апостол 1633, общая минея 1639 г., Ефрема Сирина 1647 г., Триодь 1627 г. и т.д. Всего старопечатных книг на конец XIX века было 154.
Отдел памятников церковной архитектуры состоял из снимков с древних храмов, преимущественно Владимирской епархии. Особенно ценно для этого отдела пожертвование Феогноста, состоящее из двух альбомов с 74 фотографическими снимками с замечательных церквей и монастырей Владимирской епархии.
Затем следуют альбомы Ивана Александровича Голышева (см. Литография Голышева), заключающие в себе литографические снимки с древних деревянных церквей, а также с некоторых замечательных по своей архитектуре каменных церквей Владимирской епархии.
К этому отделу относилось «описание Дмитриевскаго собора» гр. Строганова (см. Дмитриевский собор в фотографиях и почтовых открытках кон. XIX – нач. XX вв.), снимки с планов и фасадов, замечательных по своей древности русских церквей,- каковы: Георгиевская Старо-Ладожская церковь и Спасо-Нередицкая. Для изучения архитектуры более поздних храмов древлехранилище имело издания Снегирева и Мартынова с множеством рисунков замечательных церквей русских. Кроме того, Братство, при открытии древлехранилища, обратилось к причтам тех сел, где храмы построены не позже XVIII века, с просьбой составить обстоятельное описание их по заранее составленному плану. Благодаря этому, в древлехранилище поступило более 200 описаний разных храмов Владимирской епархии, начиная с XII по XVIII столетия включительно. Отдел памятников русской иконографии обогатился иконографией весьма многими пожертвованиями, поступившими из церквей и монастырей Владимирской епархии. Кроме фотографий с мозаик Киево-Софийского собора и гипсовых слепков с барельефов Владимирского Дмитриевского собора, в древлехранилище поступило несколько древних икон XII, XV, XVI и XVII вв. В особенности ценны поступившие на хранение из ризницы архиерейского дома XI месячных миней, писанных по левкасу на холсте XV века Строгановских писем и 10 икон двунадесятых праздников XVII века, исполненных одним из лучших мастеров того века в греческом стиле.

1) Настоятель Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря о. архимандрит Досифей, с просвещенным сочувствием относящийся к древлехранилищу, сделал ценное пожертвование, и между прочим пожертвовал икону Ев. Луки, написанную Симоном Ушаковым, или учениками его школы, расписывавшими Покровский женский монастырь в Суздале. Весьма возможно, что икона эта написана и самим Ушаковым митрополиту Суздальскому Иллариону, после которого она сохранилась в монастыре. Известно, что митрополит Илларион был родственником Ушакову и ближайшим его другом.
2) Иконописец с. Мстеры Мумриков пожертвовал 8 икон изящного Строгановского письма XVII в. 4-х Вселенских соборов и «Достойно есть» на 4-х иконах 4 в. и икону 7х6 в. Сотворение света XVII в.
3) Из Покровского женского монастыря была пожертвована икона Николая Чудотворца XVI в.
4) Из Смоленской г. Суздаля церкви икона Николая Чудотворца в древнем медном окладе XVI в.
5) Складень XVII в. 3-х Строгановских или Сибирских писем, с 12-ю праздниками и Святыми, пожертвован из с. Талиц.
6) Две иконы XVII в. из бывшего иконостаса церкви Иваново-Вознесенской на текст: «сучецъ во отце брата, твоего видиши, а у себя и бревна не чуеши» и иллюстрация притчи о безумном богаче. Обе иконы чисто русского происхождения. На первой иконе изображены два человека в русской одежде XVII в., у одного из глаза торчит длинный сучек с разветвлениями, а у другого от глаза идет большое тесанное бревно. На второй: плотники с топорами строят деревянную в сруб житницу в присутствии самого богача, у которого сзади изображена смерть в виде скелета с косой, с пилой, ножем и т. под. Смертоносными орудиями.
7) Две иконы, изображающие сивилл Персику и Агрифу, бывшие за клиросом в церкви с. Тейкова.
8) Затем поступили из ризницы Архиерейского дома две иконы: одна запрестольная, на камне, XVII в., в деревянной раме с рукоятью; на ней с лицевой стороны написано Рождество Пресвятой Богородицы, а на другой вверху Спаситель и перед Ним в молитвенном положении Иоанн Златоуст, Фотий и Анникита, а справа Владимирские Чудотворцы: м. Авраамий, св. Благоверные Великие Князья Георгий и Андрей Боголюбский.
9) Икона Божией Матери Владимирская прекрасного греческого письма, XVI в. в окладе с цатами и жемчугом.
В особенности замечательны Царские Врата XIV в. из Входо-Иерусалимской гор. Суздаля церкви. Эти врата, одни, уцелевшие от древнего иконостаса, обречены были на гибель среди разного хлама на чердаке кладовой, и случайно найдены, при обозрении Феогностом епархии, между тем как они представляют замечательный памятник древне-русского искусства резьбы по дереву, свидетельствующей о высоком состоянии этого искусства на Руси в XIV и XV в. Врата были вызолочены и раскрашены синей и красной краской; резьба не сквозная, а по рисунку, чрезвычайно изящна. Размер их 2 аршина (140 см.) 11 вершков (45 см.) вышины и 1 арш. 2 вер. ширины. Но в своем первоначальном виде они были гораздо меньше – именно: 2 арш. 4 вер. высоты, что дает право происхождение их отнести к XIV в., когда иконостас еще заменялся простой алтарной преградой и царские двери были не больше вышеуказанного размера. Затем при переделке иконостаса в XVI и XVII в. они были посажены, ради их изящества, и удлинены простой без резьбы вставкой внизу в пол аршина, о чем свидетельствуют видный шов и места древних петель. В клеймах не сохранилось икон древней живописи, они заменены позднейшими иконами XIX века.
Из ризницы архиерейского дома поступили на хранение медные вызолоченные рипиды 1590 года. На одной вырезано Рождество Богородицы, согласно древнему иконописному подлиннику, и кругом тропарь праздника, по сторонам вверху Господь Вседержитель, Архангелы Гавриил и Михаил и великомученики Георгий и Дмитрий. На другой стороне в середине Рождество Христово, сверху: Господь Саваоф, Св. Николай Чудотворец, Московские Св. Петр и Алексей, Иона и св. князья Владимир и Александр Невский. На другой рипиде в середине Знамение Пресвятой Богородицы с тропарем «Достойно есть», вверху Св. Троица и кругом херувимы и серафимы. На оборотной стороне в чаше возлежащий младенец Христос, окруженный херувимами и серафимами и двумя ангелами; кругом: «искупилъ ны есть отъ клятвы законныя»; по сторонам в клеймах: св. ап. Иаков, Василий Великий, Иоанн Златоуст и Григорий Великий – творцы литургий. Кругом надпись вязью – на обеих рипидах: «лета 7098 (1590) Декемврия 25 на Рождество Господа нашего Иисуса Христа сделаны бысть сия святыя рипиды въ монастырь Пресвятыя Богородицы въ Володимеръ Российскаго государства въ самодержавие боговенчаннаго благочестиваго Царя и Государя Великаго Князя Феодора Иоанновича всея России Самодержца и при благоверной и христолюбивой Царице и великой княгине Ирине въ шестое лето государства его и при отце и богомольце святейшемъ Иеве, патриархе Московскомъ и всея Руси повелениемъ великаго господина преосвященнаго Ионы, архиепископа Вологодскаго и Великопермскаго на обещание». Оттуда же поступила замечательная панагия XII в. на зеленом камне, отправленная в серебро, с изображением Св. Великомученника Димитрия,- по сторонам в два столпца надпись: «агiосъ Димитрiос».
Последний отдел древлехранилища, состоящий из предметов церковной утвари, заключает в себе несколько древних крестов, брачных деревянных венцов, деревянных потиров, кадил, древних ларцов, шитых золотом и шелком воздухов, покров Св. Даров, древних священных облачений. Между ними замечательны: а) деревянные брачные венцы из села Першина, на мужской венце изображен Спаситель с двумя Ангелами по бокам, цари: Давид и Константин; на женском венце – икона Божией Матери Казанской, с двумя херувимами по сторонам, царицы Елена и Зоя и русская княгиня Ольга; б) серебряное кадило 1690 года с надписью кругом, весьма оригинальное по своей форме; в) воздух, шитый для княгини Друцкой в Киево-Печерской Лавре в начале XVII века из с. Бремболы), богослужебные облачения из древней шелковой китайской материи с прекрасным рисунком – трав, цветов, рыб, птиц и животных (дар о С. Никольского из с. Выползовой слободки); д) 46 холщевых антиминсов, поступивших из ризницы архиерейского дома, древний литой медный четвероконечный крест – параман; ж) ветхий деревянный крест восьмиконечный, обложенный латунной медью (из Муромского Спасского монастыря).
Кроме того, в древлехранилище поступило несколько древних актов, благословенных грамот и монастырских указов. Такое собрание указов по с. Лежневу. Касающихся хозяйственного управления дворцовой вотчины этого села. В святительских ставленных грамотах есть подписи Св. Димитрия Митрополита Ростовского, Митрополита Суздальского Илариона, Архиепископа Серапиона и др. всего же рукописей, старопечатных книг и предметов древности поступило в 1888-1889 отчетном году 155, с прежними же 702.

Краткое описание церковно-историческаго древлехранилища при братстве Святаго Благовернаго князя Александра Невскаго во Владимире губ. Составилъ В. Георгiевскiй. Вязники. Типо-литографiя С.К. Матренинскаго. 1895.


***

В 1918 г. в музей было передано полностью древлехранилище Братства Александра Невского с ценнейшими предметами церковного искусства и лицевыми рукописями. Всего экспонатов поступило 810. В 1919 г. состоялась передача в музей наиболее ценных музейных предметов из ризниц – Успенского и Дмитриевского соборов, быв. Флорищевой пустыни и быв. Спасо-Евфимиева Суздальского монастыря. Сюда же поступили некоторые вещи из быв. Дворянского собрания и полностью музейные собрания быв. Сибирского и Малороссийского полков. Всего поступлений за год было 975.
Деятельность Братства Александра Невского против раскола
Новые залы Исторического Музея в Москве в 1900 г.

ИСТОРИЯ города Владимира.

Музеи Владимирской области.
Владимирская губерния.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Музеи Владимирской области | Добавил: Jupiter (07.01.2016)
Просмотров: 354 | Теги: Владимир, Музеи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика