Главная
Регистрация
Вход
Пятница
24.05.2024
23:41
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Поселок городского типа Красное Эхо. Стекольный завод "Красное Эхо"

Поселок городского типа Красное Эхо

Красное Эхо — посёлок городского типа в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области России. Центр сельского поселения «Посёлок Красное Эхо».
Расположен в 26 км к северу от Гусь-Хрустального.


Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

На карте Менде 1850 года рядом с дер. Федоровкой обозначен Горденский стекольный завод.
В 1875 году близ деревни Фёдоровка Моругинской волости, Судогодского уезда, в 6 км. от Дубасово, на месте старого Гординского стекольного завода, был основан Ново-Гординский (Федоровский) стекольный завод судогодским купцом Владимиром Ивановичем Комиссаровым.
В 1912 г. В.И. Комиссаров продал Ново-Гординский завод полковнику В.С. Храповицкому.
«Храповицкий завод вырабатывал стеклянную посуду, бутылки, аптечную посуду, ламповые стекла и чайную посуду. Завод работал превосходно. После революции завод перешел в государство, управляли заводом служащие Храповицкого А.Н. Афанасьев и Брянцев Ф.С., совместно с рабочими избранниками. Завод работал лучше прежнего, но этим служащим стало на заводе не, мило: они стали искать себе добычи той, к которой они привыкли при куме лисе Павле Карловиче Герле (леснич., управляющ. имен. Храповицкого). Вот они и надумали: Афанасьев поступил во Владимире ревизором Железкома и не покидая завод, сделался агентом, получает паек во Владимире и на заводе не упускает. Брянцев тоже поступил в Губсиликат; тоже получает тут и там паек и пользуется квартирой, приличной, со всеми удобствами, как-то: лугами, и огородами, сажает картофеля по 300 мер, занимает самые хорошие места, а рабочие ищут себе земли, кое-где роют новь. Но этим две лисы не успокоились: они привыкли есть курицу. Тогда они надумали выбрать в заводоуправление своего прежнего хоря, который и прежде добывал и ловил им курятину. Так и устроили: поставили хоря Голубева Е.К. Что же стало на заводе в течение одного года? А вот что: лисы хорю указывают все норы, а «хорь» и ходит по ним и рвет горла рабочих, рабочие ревут, жалуются, просят сменить этого „хоря“, но нигде не могут найти концы, а «хорь» — Голубев рвет сильнее, а лисы накопили себе хлеба слишком на год, дают мужикам взаймы, а рабочие ходят голодные. В настоящее время Ново-Гординсклй завод стал. Гутту забили. Что-же там стало? А вот что. Хорь приучил гнать самогонку для себя и для всех, которые его поддерживают, как то: Судогда, Гусь и волость. Значит Ново-Гординский завод стал не стекольный, а винокурный. Жаль такой превосходный завод, который может дать Государству большой доход» («Призыв», 15 июня 1922).
«… Прежде всего, я отнюдь не по своей воле оставил работу в Н.-Гординском заводе, а был мобилизован в Г. С. Н. X. по соглашению последнего с Главстеклом в начале 1921 г.; при чем сделано это было путем водворения меня на новую работу через завком и с угрозами применить репрессии, в случае отказа.
Что касается удобства, на которые указывает автор статьи, как-то: квартира, луга и огород, то таковыми семья моя пользуется в заводе, как семья выборного профработника, временно оторванного от нее. При этом, еще работая в заводе, я просил о переводе моей семьи из „приличной" квартиры на слободу; недавно даже состоялось постановление завкома поэтому поводу, но тов. рабочий, с которым мы должны были поменяться квартирами, от перехода в мою квартиру категорически отказался. Луга и огород семья моя получает на равных основаниях со всеми жителями завода по постановлению земельной комиссии от рабочих. Никакой земли при заводе самостоятельно я никогда не занимал, при чем картофеля каждогодно высаживаю на отведенном мне участке 18—20 мер, по числу имеющихся в моей семье едоков.
Но самое существенное в статье, это упоминание о каких то темных делах, вроде указывания „нор" управляющему и таскания „курятины", при чем автор, чтобы опорочить человека, престо взял ком грязи и кинул в него, не приводя решительно никаких фактов. В данном случае я порекомендовал бы автору более благородный путь: это или привести в статье определенные материалы, или просить о производстве ревизии в заводе Рабкрином, или другим органом, имеющим на то право.
В конце статьи автор подчеркивает, что Н.-Гординский зав. встал и гутту забили. К сведению его сообщу, что завод этот остановился наравне со всеми другими стеклозаводами губернии вследствие тяжелого положения этой громоздкой промышленности вообще и находится в состоянии нисколько не худшем, чем другие стеклозаводы.
Член правления Губотдела профсоюза химиков, работающий в ГСНХ Ф. Брянцев» («Призыв», 29 июня 1922).
«На культфронте. Со школой дело плохо. (Новогординский стеклозавод Суд. у.). На нашем стеклозаводе имеется школа I ступени, в которой обучается 181 человек. До 1 января школа находилась на содержании предприятия, с 1-го же перешла на средства УОНО. Положение разом изменилось: учебных принадлежностей и новых книг школа не дает, топлива нет, приходится за ним обращаться в заводоуправление, но оно выдало заимообразно только на один месяц, а на будущее время отказало. Особенно плохо обстоит дело с учебниками: новых нет, а те, которые имеются, слишком допотопного содержания, в них можно встретить выдержки из евангелия и псалтыря на славянском языке и прочую дребедень.
Таким образом, школа попала в очень тяжелое положение. Надо Судогодскому УОНО обратить на нее внимание» («Призыв», 12 февраля 1924).

В 1924 г. Ново-Гординский завод был переименован в завод «Красное Эхо».
«Горе—клуб (Ново-Гординский стеклозавод). Когда праздновалось открытие нашего клуба, в задушевных приветственных речах много говорилось о том, какое громадное значение сыграет клуб в жизни рабочих, как широко можно развернуть в нем культурно-просветительную работу.
Рабочие радостно встретили открытие клуба.
- Мы теперь будем учиться – говорили они: - будем знать, что делается на белом свете.
- Ведь теперь у нас свой уголок, есть где отдохнуть, побеседовать,- поддерживали другие.
Но не сбылись мечты рабочих. Клуб не оправдал их надежд: 600 ч. рабочих при клубе остались без клуба.
И что обиднее всего, так это то, что есть полная возможность широко развернуть работу.
Помещение клуба хорошо оборудовано, имеется кино-театр и – что важнее всего – имеется громадная тяга рабочих к знанию.
Посмотрим, как же используются эти возможности и как претворяется в жизнь стремление рабочих к знанию.
Кино, имеющееся при клубе, не работает, читальня оборудована из рук вон плохо: столов нет, книг недостаточно, да и те, которые есть, настолько допотопны по содержанию, что ими рабочие не интересуются, газет и журналов мало, хотя интерес к ним большой.
Секционная работа до половины прошлого года совершенно не велась. Работала только одна драматическая секция, поставившая несколько спектаклей.
Во второй половине прошлого года предположено было организовать несколько кружков: драматический, по изучению юношеского движения и естествознания.
Но ни один из них, за исключением драмкружка, работающего с горем пополам, не ведет работы.
Главная причина неработоспособности наших кружков,— бедность культурными силами.
Что, в конце-концов, делает рабочий клуб? В чем заключается его работа? Единственно в постановке танцевальных вечеров. Танцуют на призы: кто протанцует 1 ч. 10 минут без перерыва, тому дают премию в 5 руб. золотом.
Рабочих старшего возраста и более, серьезную молодежь эти развлечения к клубу не привлекают.
Общие собрания членов клуба редки, да и те проходят с руганью или дракой.
Дисциплина среди членов клуба отсутствует. Клубники так загрязнили клуб, что обратили его в уборную.
При наличии культурных сил, роботу можно было бы поставить на правильные рельсы» («Призыв», 13 января 1924).
В 1926 году в посёлке Красное Эхо имелось 197 хозяйств, начальная школа.
«На стеклозаводе «Красное Эхо» охотничий кружок существует с 1920 года. В кружке - 70 человек членов» («Призыв», 24 февр. 1927).
«Поселковый совет при заводе «Красное Эхо» (Гусевской уезд).
Поселковому совету завода «Красное Эхо», организованному в 1926 г., избиратели дали наказ:
- кооперировать всех рабочих завода;
- привести в надлежащий порядок школу и амбулаторию;
- поставить на должную высоту противопожарную охрану поселка.
Наказ избирателей выполнен. На январь настоящего года активных членов в поселковом кооперативе насчитывалось 370, сейчас — 570.
В заводской амбулатории хозяйственная часть велась из рук вон плохо: амбулатория топливом снабжалась в недостаточном количестве, печи были в ней разрушены. Теперь, благодаря заботам совета, топливо заготовлено на весь зимний период; печи отремонтированы.
Поселковая школа обслуживает не только детей поселка, но и двух близлежащих к заводу деревень. Более 300 детей обучается в ней. Прошлый год было обычное явление, когда дети распускались то и дело по домам из-за того, что для школы не было заготовлено достаточно топлива. Сейчас это явление отошло в «область предания»; топливом школа обеспечена. Помимо этого, ей был произведен капитальный ремонт.
Заслуживает особого внимания работа совета по охране поселка и самого завода от пожаров. Раньше противопожарная охрана была поставлена скверно. Весной этого года по инициативе совета была организована добровольная пожарная дружина из 80 чел. Приобретено пять пожарных машин, 8 огнетушителей. Приведен в порядок обоз.
Заводской поселок разделен рекой. Рабочие, живущие на другом берегу реки, во время половодья зачастую не являлись на работу и проводили время дома. Сейчас советом достроен через реку мост.
Борьба с частной торговлей. Совет вел и ведет усиленную борьбу с частными торговцами. Так, рабочие еще недавно покупали сено у частных торговцев, платя по 2 рубля за пуд. Теперь советом заарендованы луговые угодья у лесничества. Угодья дают возможность заготовлять в большем количестве сено и по очень низкой цене — 30 коп. за пуд.
Совет прислушивается к голосу рабочих. У совета имеется огромный запас актива. Посещаемость общих собраний, собираемых советом, доходит до 100 проц. Объясняется это тем, что совет всегда по-деловому подходит к массам, чутко прислушиваясь ко всем запросам ее и ставя в повестку дня вопросы, особенно волнующие рабочих.
Совет часто практикует намечать вопросы в повестку дня самим собранием.
ВИК не инструктирует совет. Работа совета проходит в чрезвычайно тяжелых условиях. Арсамакский ВИК за год всего-на-всего один раз проинструктировал работу совета. Однако, наш совет вел работу по правильному руслу. Настоящий состав совета поставил работу совета на должную высоту по сравнению с работой советов прошлых лет» («Призыв», 11 окт. 1927).
С 1929 года посёлок являлся центром Красно-Эховского сельсовета Гусь-Хрустального района.
В 1940 году посёлок отнесен к категории рабочих поселков.
С 2005 года посёлок отнесен к категории сельских населённых пунктов, является центром муниципального образования «Посёлок Красное Эхо».

Численность населения: в 1859 г. – 81 чел.; в 1905 г. – 280 чел.; в 1926 г. – 1058 чел.; в 2002 г. – 2295 чел.; в 2010 г. – 2022 чел.
В посёлке имеются:
- средняя общеобразовательная школа,
- детский сад №10,
- Красноэховская районная больница,
- дополнительный офис №8611/0221 Сбербанка России, отделение федеральной почтовой связи, участковый пункт полиции.
Прихожанами Анопинского Покровского храма являются жители посёлков Анопино и Красное Эхо, а также близлежащих деревень Александровка и Арсамаки.

Стекольный завод

Развитие пивоварения и виноделия, а также установленный закон о продаже водки в стеклянной посуде повлияли на развитие бутылочного производства. В 1875 году близ деревни Фёдоровка Моругинской волости, Судогодского уезда, в 6 км. от Дубасово был основан Ново-Гординский (Федоровский) стекольный завод судогодским купцом Владимиром Ивановичем Комиссаровым.
Предприятие начинало свою деятельность, имея более развитую производственную основу, чем многие другие заводы: две гуты, крытые тесом, две гончарные – бревенчатая и каменная, крытые железом, бревенчатые песочник и известочник, 3 стекловаренные печи, 7 закальных и 2 горшковые печи. Основной продукцией были бутылки различной емкости. Главными рынками ее сбыта были Москва, Нижний Новгород, Тамбов и Курск.
В 1897 году на заводе работало 97 человек, в том числе 66 мужчин и 31 подросток. Действовал приемный покой на две койки, четыре раза в месяц приезжал врач, постоянно работал фельдшер.
В начале XX века это было одно из крупнейших предприятий по производству бутылок и бытовой хозяйственной посуды во Владимирской губернии.
Новогординцы были приписаны к храму Покрова на Покрово-Башевском погосте, но некоторые из них посещали и Дубасово, тем более там была усадьба барина, и вид красавицы-барыни в изысканных одеждах на гулянии вызывал неподдельный интерес у молодых крестьян и крестьянок.
В 1912 г. В.И. Комиссаров продал Ново-Гординский завод полковнику В.С. Храповицкому.


Граф Владимир Семенович Храповицкий

В 1914 г. горшковые печи были заменены на ванную системы Симменса-Дралле с сохранением ручной выработки. В 1913 г. на заводе работали 152 человека с годовой производительностью более 5 млн. штук бутылок разных фасонов на сумму 61 500 рублей.
С Октябрьской революции завод перешел всецело в руки ново-гординских рабочих. Рабочие не имели опыта управления производством, не знали всей сложной работы хозяйствования. Они имели только горячее желание работать, да коллективную волю к труду, к победе над разрухой и голодом, к борьбе за светлое будущее. Прежде всего рабочие в высшей степени сознательно отнеслись к отвоеванному ими добру; о погромах, дебоширстве не было и речи, ни один фонарный столб не был сломан. Завод благополучно работал даже в тягчайшие годы гражданской войны и голода. Много помогло производству умелое использование рабочими специалиста, бывшего управляющего заводом, честного и дельного работника. Рабочие, как хорошие хозяева, заботились не только о сохранении завода в том виде, в каком он им достался, но и успешно стремились улучшить и расширить производство. В технико-экономической характеристике завода того времени отмечалось: «Завод оборудован каменной гутой, гончарной, силовой станцией... снабжён электросветом... Занято рабочих 380 человек. Завод располагает большими залежами местного песка, известняка, опоки. Лесные массивы березняка достаточны на полтора десятка лет... Кроме того, имеются как подсобное предприятие — лесопильный завод, паровая мельница, кирпичный завод с производительностью 400 тыс. шт. кирпича в сезон... Завод представляет из себя довольно компактную единицу в своём рентабельном состоянии и качества выпускаемых изделий... По данному заводу равняются в большинстве своём и калькуляция и цены при обслуживании их».
«Как у нас справляли масленицу. На нашем стеклозаводе безработица. Завод не работает. Рабочие живут в полуголодном состоянии. Но есть люди, которые живут хорошо. Это бывшие директор завода гр-н Голубев и его помощник гр-н Ламакин, которых рабочие сместили с занимаемых должностей, как неработоспособных. Теперь же они торгуют во всю, добывая с рабочих миллиарды. И им живется, конечно, не плохо. И у них, конечно, масленица была широкая. Есть и еще люди, живущие во всю... Эта так называемые нелегальные нэпачи—самогонщики. Из всех их, разгулявшихся на масленице, особенное внимание обращал на себя техник Грошев, который пришел в этот день в мастерскую шлифовню, с гармошкой и в пьяном виде. Весело праздновали самогонщики нашего стеклозавода «широкую масленицу». И попались. Как то они теперь будут перед Нарсудом отвечать, который на днях будет разбирать дела о них. Наряду с худыми делами рабочих нашего стеклозавода — приходится отметить и хорошее явление — культурно-просветительными силами завода масленая неделя объявлена неделей помощи школе. Ставились спектакли, производился сбор в пользу школ» («Призыв», 2 марта 1923).
«Завод восстанавливается. Наконец-то Новогординский завод пробуждается от годовой спячки... 22 год прошел. Топлива не готовилось, печь не ремонтировалась, только велась охрана завода. Рабочим жилось тяжело.
В нынешнем-же 1923 году кое-что предпринимается. Большую энергию в восстановлении завода проявила заводская ячейка РКП. В настоящее время работают спецы по кладке печи. Рабочие завода приступили к заготовке топлива для завода. За весенний сезон предполагается заготовить 1500 кубов.
Стеклотресту надо обратить больше внимания на оплату рабочих и тогда быстро завод заработает» («Призыв» 22 мая 1923 года).
«Наши культурно-просветительные силы завода за период прошлой зимы организовала клуб, в котором велась работа по ликвидации безграмотности. Есть еще на заводе и кино-театр, который не функционирует лишь благодаря нашего директора Горячева. Как-то раз культкомиссия обратилась к Горячеву с просьбой об отпуске нефти для пуска машины (для электрического освещения), т. к. в это время ставились спектакли, сбор с которых должен был поступить в «помощь школе», но директор ответил:
— Нет нефти. А поэтому и машина не пустится. Когда же справились в правдивости слов т. Горячева,— то оказалось, что он нагло соврал.
А в мае месяце директор распорядился занять клуб рабочих завода под контору, в которой посадил 5-ть конторщиков. Когда местные организации запротестовали против такого распоряжения,— то он сказал:
— Это дело не ваше, а мое!
А ведь директор из рабочих Уршельского стеклозавода. Ну и уршельцы,— дали нам то, что им негоже» («Призыв» 30 мая 1923).
После долгой стоянки, завод начал работать с 23 сентября 1923 года.
«Завод заработал. В сентябре, в день открытия, рабочие дали друг дружке обещание работать сознательно, увеличать производительность и приложить все силы, чтобы завод был безубыточным. В дореволюционное время, бывшие хозяйчики в особо важные моменты на заводе, всегда приглашали попа. Без попа ни шагу, и в тоже время беспощадно эксплуатировали рабочих. Больше всего молебствий совершалось в главном цехе завода, в гуте, где поп кропил водицей стеклоплавильные печи, чтоб последние давали больше прибыли в карман хозяйчика, из которого немало попадало и духовному отцу. А сейчас, вместо попа и кадила — Интернационал и торжественное заседание» («Призыв» 21 сент. 1923 года).
«Администрация завода решала усовершенствовать отрезку лампового стекла. Пригласила специалистов, которые изобрели особый аппарат. При пробе оказалось, что аппарат режет 4000 штук, из которых выходит порча до 25 проц. В виду невыгодности аппарата, администрация совсем отказалась от выработка ламповых стекол. Но вот некий тов. Смирнов предложил изобретенную им машину, которая в 8 час. режет 24 000 штуки, при сгорении 8 ф. керосина, в то время как прежний аппарат работал бензином. Изобретатель тов. Смирнов много лет работает слесарем на стеклозаводах» («Призыв», 1 ноября 1923).
«На Ново-гординском стеклозаводе есть мельница, которая в начале 1922 г. смолола крестьянам 13 пудов ржи, а в это время как раз агент запротохолил и к концу года на мельницу бухналог, что-то пудов 900! Заводоуправление после акта испугалось и крестьянам молоть перестало, а акт то, конечно, так и остался. Теперь по суду с мельницы присуждено: оба жернова (мельница на два постава), ремень и еще что-то, а отсюда вытекает, что мельница будет разорена и рабочий-безработный должен будет с пудом ржи ехать верст за 15-ть.
Правильно-ли это?
Нет!
Жернова рабочих, приобретенные ими, и они, конечно, вправе негодовать на этот суд, который берет ими купленное и плюс к тому, заставит их ездить куда-то!
Нет-ли тут виновника кого другого? Невиновато-ли тут заводоуправление, сначала пустившее мельницу в эксплуатацию, а потом целый год на ней не работавшее!
Кругом деревень много и верст на 15 мельниц нет, сколько можно было бы заработать!? А ведь рабочие не виноваты!» («Призыв» 25 февраля 1923).
«Клуб Ново-Гординского стеклозавода работает довольно хорошо, иногда там читаются лекции и доклады, устраиваются открытые партийные собрания и т.д. Но вот библиотека при клубе вряд ли чем может похвастаться. Среди 200 подписчиков ее работы никакой не ведется. Это потому, что библиотекарь – местная школьная работница Знатнова не хочет наладить дело. Придет к ней кто-либо из юных читателей и просит совета, какую книгу лучше прочесть, а гр. Знатнова со злостью швыряет каталог, в котором разобраться совсем нельзя. Со времени открытия библиотеки не было составлено ни одного рекомендательного списка, не ыбло устроено книжной выставки» («Призыв», 1924).
«В феврале текущего года к нам, на завод, на должность директора стеклотрестом был прислан Копыткин, который кроме убытка производству до сих пор ничего не дал.
Не понимая ничего в производстве, он еще пригласил к себе на службу стекловаром приятеля, некоего Мимера, который также не был специалистом стекольного производства.
В результате,—масса стекла в ванной печи портилась, а продукция получалась на 60% браку и уничтожалась.
Насколько Копыткин обладал хозяйственными способностями, видно из того, что в самое половодье он распорядился прудить плотину, несмотря на предупреждения рабочих, конечно, деньги брошены на ветер.
От нераспорядительности и неспособности Копыткина, на складе готовых изделий погибло до 1000 кулей, пришлось снова проделывать работу по переупаковке.
В мае месяце директор Копыткин настолько восстановил против себя рабочих, что они 12 часов не выходили на работу.
Трест, очевидно, понял, что ошибся в назначении и прислал нового, а Копыткина назначил ему помощником.
Обиженный понижением, Копыткин живет теперь как трутень в производстве: спит по 15 часов в сутки, работой не интересуется. В контору выйдет часам к 11—12, посидит час-два и опять уходит.
Новый директор Иванов не знает, как избавиться от лодыря — своего помощника. Заявлял об этом тресту, но Копыткин до сих пор служит, увеличивая накладные расходы в производстве» («Призыв», 26 сентября 1924).
В 1924 г. Ново-Гординский завод был переименован в завод «Красное Эхо».
За первый квартал 1923-24 года заводу было дано задание выработать продукции (бутылочных изделий) 12000 пудов ежемесячно. Задание было выполнено на 110% при штате 382 чел., по 1 п. 7 фунт. в день на одного человека. Расход топлива на один пуд готовых изделий выражается 4 п. 20 фунт.
За второй квартал 24 года производительность на один человеко-день было 1 пуд 14 фунт. или 94% довоенного времени. Топлива на 1 пуд готовых изделий в довоенное время расходовалось 3 пуда 6 фунт., а за второй квартал расходовалось 4 пуда 13 фунт.
Со второго квартала 24 г. топлива стало с каждым месяцем расходоваться все меньше. Так в январе месяце 25 г. на один пуд готовых изделий расходовалось 3 пуда 29 фунт., в марте 2 пуда 9 фунтов и апреле 2 пуда 6 фунтов.
В январе на человека в день приходилось выработки 1 пуд 21 фунт при штате рабочих 398 человек. Выработано продукции 14153 пуда или 743052 винных и наливочных бутылок при затрате 34196 руб. В апреле выработка равнялась 1 пуд 19 фунт. при штате рабочих 437 чел. Выработано продукции 14790 пуд.
С ростом производительности труда и росла зарплата рабочих. Так по главному цеху гутты средняя зарплата мастера стеклозавода в 1924 г. в месяц была 26 руб., а в 1925 г. – 45 руб.
«При сооружении стеклоплавильной ванной печи на заводе «Красное Эхо» в сентябре 1924 г., рабочие завода заметили, что при кладке колпака образовалась впадина (одна сторона колпака ниже другой).
На совещании производственной ячейки рабочий Туманов говорил об этом администрации и предупреждал, что работать долго де придется, но администрация уверяла, что ванная печь будет работать при нормальных условиях весь операционно-хозяйственный год.
Теперь, после 5 месяцев работы, колпак, ванной печи настолько провис, что дальнейшая работа, на ванной печи угрожает опасностью. Завод преждевременно приходится становить для ремонта, который, по мнению технорука, будет продолжаться до 25 дней.
Убыток от этого преждевременного ремонта, по заключению директора завода, выразится в 10000 руб., недоработка продукции,- в 12000 пуд.
Рабочим завода предоставлен очередной отпуск на 2 недели; остальные дни рабочие дорабатывают по ремонту ванной печи» («Призыв», 18 февраля 1925).
«Превратите часовню в библиотеку (Новогординский стеклозавод). На заводской площади красуется довольно большая каменная часовня, построенная бывш. хозяином Комиссаровым. В прежнее время здесь часто совершались богослужения, но с Октябрьской революции все это прекратилось: рабочие поняли поповские обманы и отстали от церкви. Часовня стоит неиспользованная тогда как нужда в помещении для культурных целей громадная. Не лучше ли часовню превратить в библиотеку-читальню?» («Призыв», 15 апреля 1924).
«В отряде юных пионеров при стекло-заводе «Красное Эхо», Судогод. у. насчитывается 46 ребят, в том числе 6 крестьянских детей из ближайших к заводу деревень. При отряде организована группа октябрят в 25 чел. При школе организован форпост. Рабочие завода отдали детишкам под пионерский клуб часовню и сейчас вместо креста над ней развевается красный флаг.
Пионеры посещают ближайшие деревни, где среди крестьянских ребят проводят беседы. При пионерском клубе имеется ленинский уголок, литература по юношескому движению, а при школе организован кружок рукоделья, в котором девушки-пионеры занимаются почти ежедневно.
Партийная и комсомольская ячейка прикрепили к отряду нескольких товарищей, которые ведут среди пионеров воспитательную работу» («Призыв», 17 марта 1925).
«Раньше, наш рабочий поселок с 17 — 18 часов погружался в «египетскую тьму». Теперь не то: рабочий поселок электрифицирован. Мало того, электрифицированы и некоторые цеха завода. Рабочие довольны.
— Теперь мы работаем по-советскому — говорят они» («Призыв», 26 марта 1925).
«На «Таганке», — рабочем поселке, при ф-ке «Красное эхо» весь вечер рабочие сидят без электричества, которое им отпускается «в час по чайной ложке», посветят за весь вечер час и довольно» («Призыв», 14 апреля 1925).
«Пожap на стеклозаводе «Красное Эхо». 27 апреля в 11 часов дня, в рабочем поселке стекло-завода «Красное Эхо» возник пожар. Сильный ветер способствовал распространению огня. Им было уничтожено пять рабочих домов. 19 семей лишись крова. Погоревшие семьи рабочих временно размещены в школе. Управлением завода принимаются меры к скорейшей постройке новых домиков. Во время пожара завод получил простой в 10 часов. В тушении пожара принимали участие крестьяне окрестных деревень. Причиной быстрого распространения огня была запущенность пожарных инструментов. В связи с пожаром получилась недоработка в 16000 бутылок» («Призыв», 9 мая 1925).
«Надумал наш завком «пошефствовать», но над кем и как — об этом не подумал. 12 июля на общем собрании рабочих завкомом в повестку дня собрания был включен вопрос о выборе шефской комиссии из шести рабочих. На вопрос рабочих — над какими деревнями принимается шефство, - завком стушевался, - да мы, говорит, еще над деревней шефство не принимали. Ну а для чего же вы выбираете комиссию – спрашивают рабочие. Завком совсем растерялся. На этом и покончили собрание. Выборы комиссии были отложены до следующего собрания. Отложили, - а это равносильно тому,— что шефство отложили в долгий ящик.
Не мешало бы нашему завкому поучиться у ячейки РКП (б), как шефствовать над деревней. Ячейка шефствует над деревней Поповичи, где открыла избу-читальню» («Призыв», 1 августа 1925).
В 1925 году стоявшая во дворе фабрики «Красное Эхо» часовня передана на трибуну и киоск для выдачи рабочим газет, журналов и пр. литературы.
«Стеклотрест приступает к расширению Ново-Гординского стеклозавода. На заводе уже приступлено к сооружению новой каменной гутты с железным верхом, это большая редкость для наших заводов, так как большинство их деревянные и с деревянным верхом. Одновременно с этим, на заводе строится мощная ванная печь, которая будет выпускатъ не менее 1000 пудов готовых изделий в сутки. Работающая сейчас на заводе печь выпускает в день 600 пудов готовых изделий» («Призыв», 20 августа 1925).
«Красное Эхо» расширяется. В виду предполагаемой постройки железной дороги от Судогды до Уршела, через стеклозаводы «Красное Эхо» и Иванищи, владимирский стеклотрест решил пустить завод «Красное Эхо» - на две печи. С 1-го августа приступлено к ремонту старой печи и гутты, а для новой подвозятся со станции материалы. Кроме того, строятся новые здания под квартиры рабочих. Пять домов уже построено и часть старых отремонтирована. Количество рабочих ежедневно увеличивается. С 1-го января завод начнет работу на обе печи.
12-часовой рабочий день. При стек. Заводе «Красное Эхо» имеется лесопильный завод. На нем работают сезонные рабочие, которые не страхуются. Вместо 8 часов они работают 10-12. Работают и по праздникам. Законов об охране труда не знают, им их никто не разъяснил. В числе этих рабочих работают женщины. Они в лесу с утра и дотемна вяжут пучки из сучьев» («Призыв», 25 августа 1925).
2 октября 1925 г. завод «Красное Эхо» остановлен на ремонт. Делается заново колпак ванной стеклоплавильной печи и горелки. Ремонт вызван тем, что насадки горелок залило стеклом. Работы по ремонту производились усиленным темпом: каменщики работали в три смены в течение полных суток. Штат постоянных работников на 400 человек перевден на время ремонта на другие работы с оплатой по своей тарифной ставке. Сдельщики – гуттенские мастера работали по среднему заработку.
В 1944 году возвратился из консервации и стеклозавод «Красное Эхо». Вступив в действие, он приступил к выработке оконного стекла. И этим завод занимался до 1949 года, когда проводилась его реконструкция с задачей перехода на производство бутылок. В 1950 году он сделал первый их выпуск в количестве 3040 тыс. штук.
Не изменяя профиля, в 1970-е годы продолжал развиваться стеклозавод «Красное Эхо». Несколько расширилась его территория. Также как и на многих других предприятиях, проводилась реконструкция. Построены были новые производственные объекты. Вместо устаревшего и изношенного устанавливалось новое оборудование. Заметно возрос на заводе объем производства. В 1975 году, например, он был на 40% больше, чем в 1965 году. Увеличивалась количественно и улучшалась в качественном отношении выпускаемая элитарная стеклотара. Освоена была, рекомендованная гусевским филиалом института стекла, технология окрашивания стекломассы феррохромовыми шлаками, что позволило повысить производительность стеклоформующих машин, улучшить условия труда в составном цехе. В апреле 1975 года за успешное выполнение государственных планов и в связи со столетием со дня основания завод был награжден орденом «Знак почета».
До 1978 г. завод специализировался на выработке бутылок вместимостью 0,5 л и 0,7 л из темно-зеленого стекла. В 1978 г. завод перешел на выработку бутылок из бесцветного стекла на трех машинолиниях ЛУС-2 с автоматами ВВ-7, проектная мощность – 52,7 млн. шт. в год, производительность печи – 77,8 т/сутки.
В 1980 г. пущен в эксплуатацию новый цех по выработке бутылок из бесцветного стекла на высокопроизводительных импортных двухячейковых автоматах типа S-10 мощностью – 95 млн. шт. в год, производительность печи – 126,3 т/сут.

В 1992 г. предприятие получило статус открытого акционерного общества.
В 1996 году на гусевской земле было создано объединение «Стеклохолдинг». В 1997 г. ОАО «Красное Эхо» вошло в состав объединения с материнской компанией ОАО «Стеклохолдинг».
В 1997 году был реализован инвестиционный проект по механизации существующего производства. В сжатые сроки было проведено техническое перевооружение производства. Вместо технически отсталого и к тому же изношенного установили новое, современное оборудование чешской фирмы. Проведены были и необходимые пуско-наладочные работы. Объем освоенных капиталовложений составил около 10 млн. долларов США. В итоге появилась возможность, по меньшей мере, в два раза увеличить объем производства.
В 1997 г. проведена реконструкция цеха №2 с заменой на новые секционные автоматы AL-118 мощностью 162,8 млн. шт. в год, производительность печи - 200 т/сут. А в 2000 г. произведена реконструкция цеха №1 с заменой 3-х стеклоформующих автоматов ВВ-7 на два секционных стеклоформующих автомата AL – 1110, мощностью 135 млн. шт. в год, производительность печи – 190 т/сут.
Высокое качество выпускаемой продукции подтверждено многочисленными дипломами и медалями специализированных выставок, золотым знаком «Всероссийская марка (III тысячелетие) «Знак качества. XXI». По итогам третьего Всероссийского конкурса «1000 лучших предприятий России — 2002″ коллектив награжден почетным дипломом и памятной медалью за высокую деловую активность и эффективную деятельность. ОАО «Красное Эхо» — участник альманаха «Золотая книга России, XXI век». В 2004 году коллектив награжден «Золотой грамотой мецената» как признанный лидер в претворении в жизнь социальной политики государства, направленной на укрепление индустриальной мощи страны и улучшение благосостояния ее граждан.
Благодаря концентрации капитала и техническим возможностям вышеназванной корпорации, в настоящее время завод входит в семёрку крупнейших отечественных производителей стеклянной тары и охватывает 4% российского рынка.
Предприятие изготавливает типовые и эксклюзивные бутылки и банки различных емкостей от 100 до 1000 мл, производит стеклобутылки для кетчупов, соусов, соков, банки для майонеза, детского питания, мёда, кофе, джема. Литейное производство предлагает изготовление отливок из легированного и серого чугуна по чертежам заказчика, чугун низколегированный для изготовления формокомплектов и запчастей стеклоформующих машин.
Адрес: Гусь-Хрустальный район, пос. Красное Эхо, ул. Советская, д. 1
Сайт завода: http://red-echo.ru/

В посёлке Красное Эхо находилась железнодорожная станция (конечный пункт ветки длиной 15 км от станции Комиссаровка на линии Владимир — Тумская).
В 1949 году открыт участок узкоколейной железной дороги от Анопино до Красного Эха. В 1980-х годах параллельно этой железной дороге велось строительство дороги нормальной колеи. Так как узкоколейная железная дорога обеспечивала бесперебойную работу завода, то она продолжала работать до полного ввода в строй дороги широкой колеи. В настоящее время работу завода прекрасно обеспечивает автотранспорт, и железная дорога демонтирована.


Основная статья: Промышленные предприятия Владимирской области
Зарождение стекольного дела во Владимирской Мещёре
Проникновение стеклоделия на Владимирскую землю
Стеклоделие во Владимирской губернии в XIX веке
Стеклоделие во Владимирской губернии в нач. ХХ века.
Мишеронский стеклянный завод
Великодворский стекольный завод
Курловский стекольный завод
Уршельский хрустальный завод
Анопинский стекольный завод
Иванищевский стекольный завод
Завод «Гусевской хрусталь»
Категория: Гусь | Добавил: Николай (29.03.2018)
Просмотров: 3292 | Теги: Гусь-Хрустальный завод | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru