Главная
Регистрация
Вход
Пятница
01.03.2024
04:26
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [162]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Музеи Владимирской области

Собор Рождества Богородицы города Суздаля. Часть 1

Собор Рождества Пресвятой Богородицы

Ключарь Ананий Федоров в своем «Историч. Собр. О гр. Сужд.» о происхождении Суздальского соборного храма говорит, что он имеет свое начало от равноапостольного князя Владимира. «Во граде Суждале соборная церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы…, которая начало свое имеет от Святаго Равноапостольнаго Великаго князя Владимира». Это была «деревянная, из дубоваго леса, об одном верхе». В новопостроенную церковь Св. Владимир пожертвовал некоторые церковные вещи, принесенные им по крещении из Херсона.
Первый епископ Ростовский и Суздальский, святитель Феодор пожертвовал в созданную князем Владимиром церковь, настоятелем которой он был назначен, принесенные им из Греции: Образ Нерукотворного Спаса, написанный на полотне, и кипарисный крест, на одной стороне которого вырезаны праздники Господские, а на другой – Страсти Господни.

С 1093 г. Ростово-Суздальской землей владел Владимир Мономах. Владимир часто ездил в Ростово-Суздальскую землю.
Первые ростовские епископы Федор I и Илларион мало преуспели во внедрении христианства в Ростово-Суздальской земле и покинули Ростов, не стерпев закоренелого язычества его населения. Третьим епископом был знаменитый проповедник христианства святой Леонтий, погибший от рук язычников. Его сменил святой Исайя, бывший ранее игуменом Дмитриевского монастыря в Киеве. Житие епископа Исайи (ум. 1090 г.) сообщает, что он, приехав из Киева в Ростов, обошел «все грады и веси по области Ростовской и Суздальской, и еще где обретоша идолы и капища, разоряше их и огню предаваше».
В период проникновения христианства около Суздаля на высоком берегу реки Каменки возник монастырь. Он был основан монахами Киево-Печерского монастыря. В нем была построена церковь в честь Димитрия Солунского, отчего монастырь и получил свое название Димитриевский Печерский монастырь. Летописные источники упоминают монастырь Димитрия в Суздале под 1096 г.

Успенский собор

В 1096 г. вместе с другими городскими строениями деревянная церковь во имя Богородицы была предана огню Олегом Святославичем, сыном вел. кн. Святослава Ярославича, князем Черниговским и Муромским, во время междоусобной войны его с родичем Мстиславом Владимировичем, сыном Мономаха, князем Новгородским, а потом Ростовским. Об этом печальном событии препод. Нестор так повествует: «Олег приде к Суждалю (в 1096 г.) и слышав, яко идет по нем Мстислав, повеле зажещи Суждаль город, токмо остася двор монастырский Печерскаго монастыря и церквы, яже тамо есть Св. Димитрия, юже бе дал Ефрем и с селы».

Мономахом был сооружен Суздальский кремль - самая древняя часть Суздаля. Земляной вал кремля был устроен из глины, внутри деревянная конструкция (поэтому вал до настоящего времени сохраняет начальную форму). По земляному валу кремля был сооружен дубовый «заборол» - тын из бревен, заостренных вверху.


Владимир Мономах. Роспись интерьера Владимирской Ученой Архивной комиссии. 1903 г.

Успенский собор Владимира Мономаха в Суздале

Успенский Собор постройки Владимира Мономаха. Реконструкция В.М. Анисимова

Успенский Собор постройки Владимира Мономаха. Реконструкция Варганова А.Д.

В 1101-1102 гг., вероятно во 2-й приезд кн. Владимира (Василия) Всеволодовича Мономаха, в Суздале Вел. Кн. Владимиром Мономахом и блаженным епископом Ефремом был заложен храм из плинфы (тонкого кирпича).


Кирпич-плинфа

Это был первый кирпичный собор Северо-Восточной Руси, в отличие от деревянного Ростовского. Строителями собора, судя по его кладке, были привезенные Мономахом киевские мастера. Здесь же они наладили и производство строительных материалов. Вдоль по течению Каменки в специально устроенных печах обжигали кирпич, а в самой крепости, неподалеку от строительной площадки собора, жгли в круглых больших печах известь. Остатки этих производственных сооружений также были открыты археологами. Есть основания думать, что княжеский дворец располагался к западу от собора; но каким он был — кирпичным или деревянным, — мы не знаем.
Большой собор с его четким и светлым, сверкавшим красочной росписью интерьером производил, конечно, сильное впечатление на обитателей курных и закопченных тесных полуземлянок и хижин. Архитектура непосредственно внушала простому люду мысль о могуществе нового бога, величии и силе власти господ, создавших подобный невиданный по красоте «дом божества».
В 1107 г. болгары разграбили Суздаль. В 1108 г. Владимир Мономах приезжает в Суздальщину.
В нач. XIII в. владимирский епископ Симон в вошедшем в Патерик послании к печерскому монаху Поликарпу говорит: «И в своем княжении христолюбей Владимер, вземь меру божественныа тоа церкви печерскыа, всем подобиемь сзда церковь в граде Ростове: в высоту, и в ширину, и в долготу… Сын же того Георгий князь (Юрий Долгорукий), слыша от отца Владимера, еже о той церкви сотворися, и той во своем княжении сзда церковь во граде Суждале в ту же меру. Яко по летех вся та распадошася, сиа же едина Богородична пребывает в векы».
Лаврентьевская летопись именует строителем первого суздальского храма Мономаха, а Патерик говорит о том, что Мономахом был возведен храм в Ростове, а храм в Суздале - Юрием Долгоруким не позднее 1125 г.
Археологические раскопки позволили обнаружить в западной стороне собора Богородицы остатки каменного гражданского сооружения, поставленного одновременно со зданием собора, т. е. в кон. XI в. Весьма возможно, что здание было палатами Юрия Долгорукого и его преемников. Согласно летописным сведениям, Юрий Долгорукий жил больше в Суздале, чем в Ростове. В Суздале он построил и церковь Спаса. Из этого города он выступал в походы и возвращался в него. Суздаль делается постоянной резиденцией Юрия. Даже в Киеве Юрия окружают не ростовцы, а суздальцы.

По версии Г.К. Вагнера, уже в 1148 г. собор был разобран, после чего возведен заново, но не из плинфы, а из бутового камня. Н.Н. Воронин и С.В. Заграевский отрицали существование собора 1148 г.
Под 1148 годом Новгородская Первая летопись сообщает: «Ходи Нифонт Суждалю мира деля к Гюргеви, и прият и с любовью Гюрги, и церковь святи Св. Богородицы великым священием, и Новтржце все выправи, и гость всь цел, и посла с цестию Новугороду, и мира не дасть». Это сообщение говорит о том, что в 1148 г. в городе Суздале был построен новый собор на месте первого храма, который освятил новгородский епископ Нифонт.
Внутри южного притвора существующего храма на глубине 82,5 см. исследования 1937-1940 гг. обнаружили остатки пола из мелких известняковых плит. Этот пол находился выше пола первого храма и ниже второго (в его уровне было найдено погребение князя Святослава Юрьевича, умершего в 1174 г.), и указанные исследователи отнесли его к предполагаемому храму 1148 г.


Успенский собор Юрия Долгорукого. Реконструкция В.М. Анисимова

Притворы существующего собора «приложены» к нему (не имеют перевязки кладки), уровень цоколя южного притвора ниже уровня цоколя храма, а верх южного притвора врезается в аркатурно-колончатый пояс. Это позволило указанным исследователям утверждать, что притворы были возведены в 1148 г., т.е. принадлежали гипотетическому храму, датируемому этим годом. В поддержку этой позиции приводилось летописное сообщение, подтверждающее наличие у собора притворов в кон. XII в.: в 1194 г. при ремонте храм был покрыт «оловом от верху до комар и до притворов».
Под порталом северного притвора существующего храма исследования 1937-1940 гг. открыли остатки предыдущего портала (достаточно простого, состоящего всего из двух уступов) и цокольный отлив. Простотой исполнения эти фрагменты схожи с соответствующими архитектурными деталями Спасо-Преображенского собора в Переславле-Залесском и церкви Бориса и Глеба в Кидекше, и указанные исследователи полагали, что эти детали принадлежали притворам гипотетического храма 1148 года, а при Юрии Всеволодовиче притворы получили новые порталы и новый цоколь.
Между стратиграфическими слоями строительства храма времен Мономаха и собора 1222-1225 гг. имел место слой подсыпанного грунта. Указанные исследователи отнесли его к строительству предполагаемого собора 1148 г.
Количество грубообработанного туфообразного известняка (в историко-архитектурном обиходе обычно именуемого туфом) в облицовке первого яруса существующего храма очень велико - по данным В.М. Анисимова и Т.О. Бачуриной, около 40 %. Туфообразный известняк является первичной облицовкой нижней части собора, а фрагменты гладкотесаной белокаменной стеновой кладки являются следами ремонтов, что подтверждается следующими данными:
- согласно исследованиям 1998 г., кладка из туфообразного известняка выполнена на розовом известково-цемяночном растворе, а кладка из белого камня - на светлом растворе с добавлением белокаменной крошки;
- по данным археологических исследований 1994-1996 гг., стены забутованы известковым раствором с добавлением цемянки, т.е. этот раствор более близок к раствору, на котором выполнена кладка из туфообразного известняка;
- по наблюдениям автора этого исследования, кладка из туфообразного известняка однородна, а из гладкотесаного белого камня - разнородна и разновременна.
В связи с первичностью облицовки из туфообразного известняка А.Д. Варганов и А.Ф. Дубынин, Г.К. Вагнер, В.М. Анисимов и Т.О. Бачурина считали, что нижняя часть существующего храма была возведена из такого известняка в 1148 г., а верх в 1222-1225 гг. был перестроен в гладкотесаном белом камне (а затем в XVI в. был вновь перестроен, уже в кирпиче). Соответственно, по их мнению, сохранившиеся фундамент и нижние части стен принадлежат не собору 1222-1225 гг., а предполагаемому храму 1148 г.
Указанные исследователи обратили внимание на то, что профилированные порталы и аркатурно-колончатые пояса существующего собора «врезаны» в облицовку из туфообразного известняка, и полагали, что указанные архитектурные детали появились на гипотетическом храме 1148 г. позднее (в 1222-1225 гг.).
Указанным исследователям виделся логичным следующий путь развития строительной техники в Суздальской земле: эпоха Мономаха - плинфа и булыжник, 1148 г. - туфообразный известняк, с 1152 г. - гладкотесаный белый камень. В противном случае, по их мнению, облицовка собора туфообразным известняком в нач. XIII в. означала бы регресс строительной техники.
Таким образом, указанные исследователи полагали, что гипотетический собор 1148 г. был шестистолпным, трехапсидным, трехпритворным, облицованным туфообразным известняком. Этот собор, по их мнению, был «переходным» от техники «opus mixtum» времен Мономаха к гладкотесаной белокаменной технике, в которой начали строить в 1152 г.; в 1222-1225 гг. верх предполагаемого храма 1148 г. до аркатурно-колончатого пояса включительно был переложен, нижняя же его часть в основном сохранилась до наших дней (отметим, что в случае принятия позиции указанных исследователей потребовалось бы изменение базовой датировки существующего собора с 1222-1225 гг. на 1148 г.).

В Суздале по велению Всеволода III была обновлена дубовая ограда Суздальского Кремля 1192-1194 гг. Мономахов тын, как устаревший тип военно-оборонительного сооружения, заменяется новым рубленым городом (соединенные срубы клетей с засыпкой глиной). При князе Всеволоде III Большое Гнездо в 1194 г. епископ Иоанн для возобновления собора нашел между русскими мастеров каменного дела и литейщиков, которые выложили из камня церковь о трех верхах. «В лето 6702, месяца сентября, обновлена бысть церкы Святая Богородица в Суждали, яже бе опадала старостию и безнарядьем, блаженным епископом Иоанном (еп. Иоанн I), и покрыта бысть оловом от верху до комар и до притворов… а иже не ища мастеров от Немец, но налезе мастеры от клеврет святое Богородицы и от своих, иных олову льяти, иных крыти, иных известью белити» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 411). Храм из одноглавого превращается в трехглавый. Епископ Иоанн украсил отремонтированный собор вставкой в его фасад большого белокаменного закладного креста с высеченной надписью «похвалой кресту».
По мнению М.Н. Тихомирова, сообщение летописи «указывает на существование в Суздале ремесленных слободок, зависевших от соборного клира и епископа» (Тихомиров М. Н. Древнерусские города. М., 1956. С. 398).



Схема Суздаля X-XIII вв.

В этом храме, в 1174 году, по сказанию летописи «положено бысть тело князя Святослава Георгиевича» (Лет. по Лавр. списку. изд. Археогр. Ком. 1872 года).
В этом храме, в 1202 году положена княгиня Михалкова Феврония, скончавшаяся 5-го августа (Михалко - Михаил Георгиевич, сын Великого князя Владимирского, Георгия Владимировича).
В 1222 г. при князе Юрии (Георгий) Всеволодовиче стены обветшавшего храма пришлось подсекать в основании и обрушивать. Великий князь Георгий Всеволодович «заложи церковь камену святыя Богородицы в Суждали на первемъ месте, раздрушивъ старое зданье, понеже учала бе рушитися старостью и верхъ ея впал бе; создана в 1225 году и священа епископом Симоном, в 8 день сентября».
Собор возвели на шести крестчатых столбах с тремя абсидами и тремя притворами. С запада располагались хоры для князя и его окружения. Их площадь была небывало велика, так как они достигали подкупольного пространства, о чем сейчас можно судить по следам, стесанных арок. По фасадам собор украшал аркатурно-колончатый фриз с женскими масками. Северный портал, выходивший к крепостной стене, был оформлен простыми прямоугольными уступами, а перспективные порталы на западной и южной сторонах - богато украшены резьбой.
В 1230-1233 гг. собор был расписан фресками, покрывавшими все его стены, а по сказанию летописца измощена красным разноличным мрамором. «В лето 6738 (1230 г.). Почата бысть писати церкы святыя Богородица в Суждали, потщаньем священаго епископа Митрофана, юже бе рушил велики князь Юрги в епископьство Симона, и опять созда краснеишю первыя: бе бо обетшала велми от мног лет». «В лето 6741 (1233 г.). Написана бысть церквы Святая Богородица в Суждали, и измощена моромором красным разноличным» — сообщает Лаврентьевская летопись. Об этом событии в начале XIII века пишет в письме суздальский епископ Симон: «...кто не весть мене, грешнаго Епископа Симона и сиа зборныа церкви красоты Владимирскиа и другиа Суждальскиа церьки, юже сам создах!»
В 1938 году исследователь Суздаля Варганов А.Д. обнаружил в соборе фрагменты необычных росписей. На стене южной апсиды (полукруглое помещение, примыкающее к восточной стороне собора) из-под побелки проступили детали орнаментов и голова старца. Первые пробные раскрытия, выполненные Варгановым, подтвердили древнее происхождение живописи. Вновь открытые росписи оказались чистыми фресками, то есть росписями, выполненными водяными красками по сырой штукатурке. Кое-где рисунок был обозначен графами, линиями, продавленными по сырой штукатурке острым предметом, возможно, заостренным черенком кисти. Под красочные слои, чтобы их не обесцветила известковая штукатурка, была положена подготовка — рефть. Древнейшими оказались и изводы рисунка. Так были открыты монументальные росписи Владимиро-Суздальской Руси, выполненные в 1233 году.
В 1967 году Владимирской экспериментальной научно-реставрационной мастерской были продолжены исследования и реставрация этих росписей. Изучались архивные документы. Живопись фотографировалась до реставрации и в процессе ее. Составлялись подробнейшие схемы всех композиций, на которых отмечалось состояние штукатурки, красочных слоев и сохранившиеся фрагменты. Анализировались технико-технологические особенности каждого вновь раскрытого фрагмента. К концу 1968 года были открыты почти все древние росписи.
Собор был не княжеским, как Дмитриевский во Владимире, а собором горожан. Для них зодчие устроили громадные полати, которые являлись, по сути дела, вторым этажом. По сравнению с полутемным нижним помещением, тесно заставленным гробницами и расписанным на тему «страшного суда», верхний этаж выглядел светлым садом. Это впечатление усиливалось обильными орнаментальными росписями, которые заполняли все свободные от сюжетных композиций участки стен, столбов и сводов. Сами эти композиции ограничивались яркими расписными рамами.
В Древней Руси существовал артельный метод росписей. В артель входили знаменщики, то есть рисовальщики, живописцы, левкасчики (штукатуры). Внутри артели художники разделялись на орнаменталистов, живописцев, выполняющих сложные многофигурные композиции или одиночные изображения. Возможно, существовала и более подробная специализация. Руководил артелью самый опытный художник. Он договаривался с заказчиком об оплате, выяснял тематику росписей и устанавливал сроки выполнения заказа.
Основная часть фресок 1233 года открыта в южной апсиде. До перестройки собора внутреннее пространство его было оформлено двумя широкими пилястрами, на которых в орнаментальном аркатурно-колончатом обрамлении были изображены четыре старца. Низкая алтарная преграда не закрывала росписи, и с обширных полатей горожане видели стены апсиды от сводов до пола, расписанные геометрическими и растительными орнаментами. Сочные темно-малиновые, золотистые и зеленые тона узоров на шероховатой поверхности стен при мерцающем свете свечей создавали впечатление завес из дорогого бархата. Орнамент на верхней части стен располагался вертикальными полосами, а внизу — сплошным ковром.
В артели, расписывавшей собор в Суздале, работало не менее четырех живописцев. Один из них написал старцев на пилястрах южной апсиды. Мастер в совершенстве владел византийской художественной грамотой. Мягкость моделировки, утонченная сдержанность колорита живописи — характерная особенность его работ. Суровый образ старца, созданный его кистью, под стать образам апостолов фресок Дмитриевского собора.
Вторым замечательным художником был автор орнаментальных росписей южной апсиды. Он нарисовал на стене три вертикальные орнаментальные полосы. На одной циркулем разметил розетки и закрасил их темно-малиновой краской. Вторую полосу, полосу трилистников, выполнил голубой краской без какой-либо предварительной разметки. Рисунок третьей, самой широкой, полосы предварительно обозначил кистью, объединив широкие пятилопастные листья-пальметты вьющимся побегом. Листья написал сочной зеленью и золотистой охрой. Орнамент-плетенку на нижних частях стен нарисовал темно-малиновой краской. Разнообразные технические приемы, большое художественное чутье позволили создать яркое праздничное орнаментальное убранство стен.
Отличается техническими приемами картина «Исцеление». Композиция хорошо нарисована, но сдержанна по колориту. Орнаменты, выполненные в нише западной стены, выдают руку иного художника.


Юрий Долгорукий. Миниатюра из «Титулярника». 1672 г.

Успенский собор Юрия Всеволодовича. XIII в. Реконструкция Вагнера Г.К.

Суздальский собор времени Юрия Всеволодовича. 1222-1225 гг. Реконструкция В.М. Анисимова

При татаро-монгольском разорении Суздаля в 1238 году собор не пожгли и не порушили, но только разграбили. После чего, около 300 лет, соборная церковь находилась в жалком состоянии.

Собор Рождества Пресвятой Богородицы


Суздальский Собор

В 1528 г. Геннадий II, епископ Суздальский, получил «позволение и пособие от в. кн. Василия Иоанновича, для перестройки соборной церкви, которой своды и главы, бывшие долгое время без поддержки, совершенно обветшали и угрожали падением. Церковь была низменная. Великий Князь приказал возвысить ее…» В 1528 г. по распоряжению великого князя Василия III Иванович приступили к восстановлению собора. Здание разбирается до половины высоты (до аркатурно-колончатого пояса) и на белокаменных старых стенах надстраиваются новые кирпичные. Собор восстановлен в 1530 г. из трехглавого в пятиглавый, своды были укреплены на шести столбах, главы и вся церковь были покрыты оловом.
После чего храм был заново освящен 23 декабря 1530 г. и переименован из Успенского в Рождественский собор.





Аркатурный пояс Рождественского собора

Рождественский собор. Капитель фасадной полуколонны с растительным орнаментом.

Фрагменты белокаменных блоков. Рождественский собор. XIII в.

Южный вход в собор

Западный вход в собор

«Уцелевший от древнего собора XIII века нижний ярус, вместе с другими данными, позволяет составить представление об этом примечательном памятнике в целом и его особенностях.
После того как нами осмотрен Успенский собор 1158—1160 гг. во Владимире, уже по внешним формам Суздальского храма мы легко поймем, что перед нами здание того же типа. Это большой городской собор, но очень вытянутый по продольной оси за счет удлинения его алтарной части, так что внутри он стал как бы восьмистолпным. К главным входам примыкают с трех сторон притворы, создающие крестообразность плана здания. Фасады членятся лопатками и опоясаны аркатурно-колончатым фризом. Однако многое здесь глубоко отлично от виденных нами памятников архитектуры XII века.
Здание сложено в основном из неровных плит ноздреватого туфа, создающего далекую от идеальной глади пластическую поверхность стены, первоначально покрытую лишь известковой обмазкой. Из тесаного белого камня выполнены лишь архитектурные детали: профиль цоколя, лопатки фасадов, полуколонки алтарных апсид, колончатый пояс, резные порталы собора. В этом сказался не столько практический расчет исполнения кладки из более дешевого материала — туфа, сколько новые художественные вкусы. Четкие белокаменные резные детали контрастно и эффектно выступали на неровном смятом фоне стены. Здесь зодчие как бы сочетали владимирскую любовь к утонченной и детальной декоративной отделке здания с простой и грубоватой фактурой стенной плоскости, напоминающей кладку новгородских или псковских храмов.
Упростилось и членение фасадов: сложные пилястры с полуколонкой уступили место узким и плоским лопаткам; теперь они не совсем точно отвечали осям внутренних столбов, так что этот основной элемент членения фасадов терял связь с конструктивной логикой здания. Если зодчие XII в. мыслили фасадные лопатки как конструктивно существенное утолщение стены по осям распора сводов, то здесь лопатки стали как бы тонкими и узкими «накладками» на стену, создающими лишь ее членение. Сами лопатки зодчие перерезают лентой резного орнамента и вставкой на углах рельефов, изображающих распластанных львов и грифонов, что еще более нарушает их конструктивный смысл. Особенно примечателен в этом отношении южный портал, в котором почти отсутствует характерная для порталов зданий XII в. конструктивная ясность и логичность. Здесь профиль архивольта не отвечает профилю косяков портала, его наружные полуколонки неожиданно завершаются не капителями, но резными плитами, вторая колонка косяка отрывается от кладки и прерывается нарядной бусиной и т. д.
Все это свидетельствует об ином отношении зодчих к архитектуре, об усилении чисто декоративного начала, которое стремятся освободить от связанности с конструкцией. Сказывается это и в трактовке аркатурно-колончатого пояса. Он помещен безотносительно к уровню хор, то есть, как и лопатки, не выражает в фасаде внутренней конструкции здания: он используется как откровенно декоративная деталь, которую можно свободно перемещать по высоте. Пояс углублен в стену, создавая сочную игру светотени. Но его пропорции решительно изменились. Легкие и стройные, утоньшающиеся кверху колонки уступили место сравнительно коротким цилиндрическим стволам, похожим на резные деревянные балясины. Консоль превратилась как бы в кубоватую подставку; от развитой базы оставлен один валик с угловыми рогами-грифами; капитель и валик под ней также стали массивнее. Все элементы пояса густо покрыты резьбой; насечкой в елочку украшен даже поребрик, утерявший четкую и острую форму тесаного камня и также похожий скорее на ряд округлых деревянных балясинок. В самой резьбе решительно господствует плоскостное орнаментальное начало, которое мы видели еще в рельефах Дмитриевского собора, связывая его с навыками резчиков в работе по дереву. В этом смысле показательны фигуры львов на южном портале, поражающие мастерством почти графического исполнения и выразительностью каждого штриха, а также широкая лента дуги архивольта, украшенная плетением растительного орнамента, выходящего из хвоста птицы. Эта любовь зодчих собора к орнаментике и узорчатости, столь переосмысляющая характер архитектурных деталей, позволяет с полной уверенностью считать, что и верхний ярус здания был обильно украшен резьбой, не уступая в этом смысле декоративному богатству Дмитриевского собора. Есть основания думать, что над поясом лопатки приобретали сложный профиль и были покрыты резьбой; очень возможно, что уже здесь возникла развившаяся вскоре в Георгиевском соборе Юрьева-Польского система плоской ковровой орнаментации стены, на которой ясно выделялись исполненные в высоком рельефе резные камни и композиции. По верху алтарных апсид, расчлененных тонкими полуколонками, видимо, шел колончатый пояс.
Как фасады притворов, так, вероятно, и фасады храма завершались килевидными закомарами. Над ними возвышались три главы: большая — над перекрестьем средних нефов собора; относительно двух малых возможны два предположения. Они могли освещать увеличенное пространство алтаря и помещаться на восточных углах здания; именно так расположено трехглавие на монастырских соборах Суздаля XVI в., подражавших главному городскому собору. Но ряд памятников XII столетия позволяет также думать, что две главы могли стоять и на западных углах собора, создавая дополнительное освещение обширных соборных хор. По аналогии с некоторыми постройками XII века в Полоцке, Пскове и Чернигове, а также потому, что в 1445 г. рухнул верх собора, можно предполагать, что он имел необычную композицию и что центральная глава поднималась над сводами на повышенном башнеобразном постаменте, как это было в соборе владимирского Княгинина монастыря. Вероятно также, что западная четверть собора с ее двумя главами была пониженной и массив здания приобретал ступенчатый характер. Если эта догадка справедлива, то и Суздальский собор примыкал к тому же передовому течению русского зодчества XII—XIII вв., которое стремилось к переработке традиционной крестовокупольной системы храма, к поискам его динамической композиции. В целом же Суздальский собор, видимо, был зданием весьма своеобразным и на редкость нарядным.
Существенной чертой архитектуры собора является его связь с окружающей территорией. Место здания было определено собором Мономаха. Он был поставлен довольно близко к северному валу крепости, а южной и восточной стороной был обращен к городской площади. В связи с этим зодчие обращают особое внимание на главный парадный южный фасад и его притвор: над ними работают лучшие резчики, их орнаментация богаче и тоньше, резной портал превращается как бы в гигантский белокаменный киот, в котором мерцают золотым письмом клейма медных врат. Узорчатая резная кайма связывает портал с угловыми лопатками притвора, Боковые фасады притвора зодчие украсили эффектным карнизом из двух полос нависающего поребрика, дававших богатую игру светотени. Килевидная закомара, венчающая фасад притвора, была украшена скульптурными изображениями (центральный рельеф, возможно фигура архангела Михаила, исчез, сохранились лишь нимбы боковых масок) и широкой орнаментальной лентой с изображениями птиц и растений. Через этот богато убранный южный вход шли в собор горожане. Эффектно оформлено и смотрящее на юг окно восточного членения соборного фасада с амбразурой, украшенной «наличником» из полуколонок с резными капителями и базами.
Второй по значению была западная сторона собора, видимо, обращенная к княжескому двору. Фасад западного притвора прорезает широкий и величавый резной портал с мягкими дугами архивольта, выложенного из мелкого камня. И здесь примечательно, что при крупных размерах портала его детали подчеркнуто легки: тонки и вытянуты полуколонки и уступы косяков, уплощена дуга архивольта, словно неспособного вынести тяжесть кладки над ним. Портал, видимо, не имел дверей, и притвор был открытым. За ним в стене собора входящий встречал второй, возможно, расписанный портал, также с «златыми вратами». Притвор был двухэтажным (верхний этаж сломан в конце XVII века). В его северной стене изнутри собора идет лестница в верхнее помещение, через которое можно было выйти на хоры. Арочный проем входа, заложенный в позднейшее время, сохранился в стене собора под кровлей притвора.
Северный, обращенный к валу фасад был значительно беднее. Это сказалось в особенности в обработке его сложенного из тонкого кирпича портала, который имеет скупой профиль из ряда прямоугольных уступов без баз и капителей; его только расцветили фресковой раскраской (сохранившаяся роспись портала в основном XVII века). Колончатый пояс северного фасада резали менее опытные мастера, а мотивы его резьбы были однообразнее. Таким образом, здание приобрело связанные с его окружением главный и второстепенные фасады, которые отделывались по-разному» (Н.Н. Воронин. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев-Польской. Книга-спутник по древним городам Владимирской земли.).


Фрагменты фресок с граффити. Рождественский собор. XIII в.

Фрагменты поливных плиток пола. Рождественский собор. ХIII в.

Главки Рождественского собора Суздаля.

25 марта 1577 г. Богородице-Рождественский собор пострадал от пожара. Из грамот Суздальского епископа Варлаама I видно, что «не токмо строение деревянное в соборной церкви и в доме архиерейском погоре без остатку, но и в каменных кладовых в доме архиерейском палатах древния грамоты и писма погибша». После пожара собор был восстановлен епископом Варлаамом I.
В нач. XVII в. собор был ограблен буйной толпой поляков и литовцев, занявших Суздаль под предводительством Лисовского. Ананий Федоров свидетельствует "из Суждальския соборныя церкви и из архиерейскаго немалое бысть похищение святым древним иконам и всякой церковной богатой утвари и ризнице». Собор стоял опустошенным более полугода, пока город не был очищен от захватчиков.

Интерьер и роспись Рождественского собора

Интерьер собора также принадлежит двум эпохам. На северной грани юго-западного столба, на высоте 3 м., сохранился профилированный карниз — это след уничтоженных древних хор, опиравшихся на эти столбы. Площадь хор была необычайно велика — они перекрывали своими сводами два западных нефа собора, разделяя их как бы на два этажа. Верхний был обильно освещен окнами угловых глав и окнами второго яруса. Очевидно, что такие огромные хоры были рассчитаны не только на княжескую семью и ее приближенных, да и вход на хоры, как мы знаем, шел изнутри собора и никак не был связан с княжеским двором. Суздальский собор был первым собственно городским собором, и на его хоры через пышные порталы западного притвора и лестницу в его стене шли именитые люди города — бояре, крупные торговцы и мастера — городская знать.
Пространство под хорами было полутемным — лишь два небольших окна в западной стене и открывавшиеся в средний поперечный неф арки хор были источниками света. Под хорами располагалась усыпальница. В основании стен в соборе и в притворах были устроены аркосолии для гробниц членов княжеского дома и епископов. Видимо, в связи с этим храм и был удлинен в восточном направлении, что увеличивало его площадь. Некоторые из погребальных ниш сохранили и орнаментальную роспись 1233 г. Особенно красива роспись южного аркосолия западной стены с пышным малиново-красным цветком в центре извивающихся побегов; по своду аркосолия вились желтоватые стебли с темно-синими и розовыми цветами. Однако аркосолии почти не пришлось использовать строителям собора и их ближайшим преемникам — через тринадцать лет по окончании постройки собора на Суздаль обрушился удар монгольского завоевания, поэтому соборная усыпальница была использована главным образом для погребений позднейшей феодальной знати.
Алтарь отделялся от помещения для молящихся алтарной преградой. Скорее всего она была белокаменной и, может быть, к ней относятся вставленные на фасадах над колончатым поясом кубические камни с женскими масками под килевидной арочкой. Как показали исследования, эти камни являются трехликими капителями — обколотые маски на двух сторонах блока скрыты теперь под кирпичной обкладкой. Подобные капители могли венчать боковые стояки дверей преграды, вводивших в алтарь и боковые апсиды; изображения таких стояков с трехликими капителями и резными полотнищами деревянных дверей имеются в древних миниатюрах.
Пол храма был в 1233 г. покрыт цветными майоликовыми плитками. Большие участки были выстланы квадратными плитками желтого, зеленого и темно-коричневого цвета. Пол под куполом и, вероятно, в алтаре был исполнен в наборной технике из маленьких фигурных плиток, образовавших сложные, как бы мозаичные узоры. Эти цветные и сверкающие своей стеклянной поверхностью полы летописец назвал «моромором красным разноличным».
Собор был украшен фресковой росписью, исполненной в 1233 г. ростовскими или суздальскими мастерами епископа Кирилла; ее фрагменты открыты А.Д. Варгановым в 1938 г. Важнейшие из них находятся в верхней части южной апсиды. Здесь изображены строгие фигуры двух старцев с суровыми аскетическими ликами, вписанные в узорчатые арки на орнаментированных колонках.


Фреска Рождественского собора. XIII в.

Манера письма, характеризующаяся точностью рисунка и мягкостью моделировки, некоторой утонченностью и сдержанностью, говорит о большом мастерстве авторов росписи. Разнообразный растительный и геометрический орнамент как бы обтягивает поверхность стен подобно пестрым полотенцам или тканям. Он решительно преобладает здесь над изображениями святых, которые как бы теряются в его причудливых узорах. Орнаментика росписи Суздальского собора послужила одним из главных источников растительной резьбы Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, который мы увидим позднее. Эта черта росписи Суздальского собора свидетельствует о проникновении в живопись народных вкусов, народной любви к цветистости и украшенности здания. Эти особенности являются общими как для монументальной живописи, так и для декоративной скульптуры собора и его утвари.

В 1635 - 1636 гг. Серапион Суздальский Архиепископ, по повелению Царя Михаила Феодоровича, собор, обезображенный и разграбленный поляками, привел в прежнее положение. Расписываются внутренние помещения собора. По поводу этого возобновления живописи в соборе царь Михаил Феодорович святителю Серапиону писал: «ты богомолец наш в писать вновь стенным иконным писмом, и во алтаре, и в верху в небе, и в пяти главах, и в папертех, и летопись на наше государское имя устроил; и мы тебя богомольца за это похваляем, что ты учинил добро, радея о церковном благолепии». Пристраивается абсида к южному притвору, образован придел в честь св. Иоанна и Федора, Суздальских чудотворцев и сделал «со многоразличным тщанием над их мощами стенное надписание».
Над св. мощами святителя Феодора написано: «В лето 6498 первый благоверный и великий князь Владимир просвети Суздальскую землю святым крещением и паству вручи епископу Феодору»; а над мощами святителя Иоанна: «Лета 6882, октября в 15 день сей святитель Иоанн преставися и почи зде».
Архиепископ Серапион возобновил собор в древнем вкусе: он устроил малые окна и хоры, на которых, как значится в церковных описных книгах за 1628 и 1629 годы, было до пяти престолов. Собор был мрачен: узкие окна, хоры, занимавшие половину верха, так мало пропускали света, что и в ясный день нельзя было читать без свеч. В соборе было до 40 гробниц князей и епископов, надгробные камни которых, расставленные по храму, делали его весьма тесным.

Роспись собора не раз «возобновлялась», то есть переписывалась, — в 1775, 1818 и 1850 гг.; роспись западной стены была уничтожена полностью, а в остальных частях густо записана.

Стоит посмотреть сохранившиеся фрагменты фресок XVII века. Свод северного притвора занят темой прославления Богородицы, которой посвящен собор. Не переписанными остались здесь роспись левой половины северной стены — поясные фигуры апостолов в орнаментальных медальонах — и под ними декоративный пояс «завес» с орнаментом. Ту же тему похвалы богородице развивала роспись южного притвора. Ее подлинная незаписанная часть сохранилась на западной стене притвора внизу. Здесь хороши летящие ангелы с трубами и фигуры двух людей, забирающихся на деревья. На юго-западном подкупольном столбе сохранился в открытом виде фрагмент росписи 1635—1636 гг., оставленный «реставраторами» XIX в. без прописи, но поновленный. Несколько фрагментов росписи XVII в. сохранилось и в других местах основного помещения собора. Такова группа праведников из композиции «Страшного суда» на северной грани юго-западного столба и великолепные поясные изображения святых в больших медальонах на правой стороне алтарной апсиды. Из них особенно красиво изображение архидиакона Стефана в охристо-желтом, как бы сияющем круге, в белых одеждах, с зеленоватыми складками. Эти фрагменты позволяют говорить о большой монументальности росписи, ее строгом колорите, связи художников со старыми высокими традициями фресковой живописи.

Архиепископом Серапионом строится монументальный восьмигранный столп колокольни с высоким мощным шатром, а в среднем ярусе столпа помещалась домовая церковь с престолами: Благовещенским и во имя св. муч. Феодосии.


Колокольня Суздальского Кремля. 1635 г.

Для сообщения рядом стоящих митрополичьих покоев с церковью от палат к западному фасаду колокольни были сделаны величественные переходы.


Переход в колокольню из Архиерейских палат

27 апреля 1682 году скончался Царь Феодор Алексеевич и любимец его, Суздальский и Юрьевский митрополит Иларион (1682-1708), вскоре после кончины его, оставил столицу, где он находился по воле своего царственного благодетеля и уехал в Суздаль. Здесь, им было обращено внимание на состояние кафедрального собора; весной 1683 года, преосвященный Иларион поручает составить подробные соборные описи. В описи показано: «Соборная церковь Рождества Пресвятыя Богородицы каменная о пяти главах, кресты на главах обложены медью золочены, главы и верхи и олтари и паперти крыты белым железом. У церкви двери передния, да южныя Корсунские, на меди писаны золотом; на однех праздники, а на других чудотворение Архангела Михаила и иныя бытьи, третьи двери обиты медью. Внутренний вид собора: В церкви писано стенным письмом. В церкви ж двери царския и сени и коруна и столбцы обложены серебром чеканным, по местам золочены, росписаны священными картинами из истории страданий Спасителя и из жизни Богоматери, украшенными разными драгоценными каменьями. Святыя иконы большею частию украшены золотом, серебром и драгоценными камнями; из них обращает на себя внимание икона препод. Евфимия и Трофима блаженнаго, местно чтимаго, погребеннаго в Предтеченской приходской церкви». В описи оказано: «место Митрополиченской каменное, писано по нем красками разными, над ним шатер деревянной писан красками ж, на нем крест железный; место Государское каменное покрыто сукном червчатым».

Соборные описи 1683 года (Книги переписные Суждальские соборной церкви 191 году)

Лета 7191-го марта в день по указу преосвященного Илариона митрополита Суждальского и Юрьевского, Спаса-Кукоцкого монастыря игумен Савва, да соборной церкви ключари Феодор Григорьев да Григорий Васильев, да дети Боярские Осип Салманов, Алексей Ширяев, в Суждале в соборной церкви Рождества Пречистые Богородицы образы Божие милосердие, местные и деисусы и пядницы и у образов оклады и паникадила и свечи поставные и всякую церковную утварь, против прежних переписных книг, Святейшаго Патриарха сына боярского Осипа Сурминина, и мы против тех переписных книг пересмотрили и переписали все на лицо.
Соборная церковь Рождества Пречистые Богородицы каменная о пяти главах, кресты на главах обложены медью золочены, главы и верхи и олтари и паперти крыты белым железом.
У церкви двери передние да южные Корсунские, по меди писали золотом; на однех праздники, а на других чудотворение Архангела Михаила и иныя бытьи, третия двери обиты медью (Третьи Корсунские двери взяты в 1401 году в Москву и находятся там в Успенском соборе с южной стороны; в прежнее время назывались Золотыми.).
В церкви писано стенным письмом (Стенное письмо это, произведенное старанием Архиепископа Суздальского и Торусского Серапиона в 1636 году сохранялось до 1850 года, когда усердием старосты Р.И. Назарова возобновлено по прежним рисункам. От прежней стенописи, бывшей в Суздале в 1352 году для археологических исследований граф А.С. Уваров успел спасти, на правом столпе за Митрополичьим местом, тогда вынесенным, написанный на стене Деисус.).
В церкви ж двери царския и сени и коруна и столпцы обложены серебром чеканным, по местам золочены; на коруне Распятие Господне и Снятие со креста и Положение во гроб чеканны золочены, да шесть херувимов чеканных, три золочены, а три незолочены, а на них на спнях три камени бечета, а два вареника. К коруне приклепаны седмь понагей: понагея образ Спасов резь на камени аспиде, обложена серебром золочена, на серебре святые чеканные, а в ней двенадцать каменев бирюз и винис и стаканов, да одиннадцать жемчугов бурмицких обнизано жемчугом, во главе Нерукотворенный образ Спасов да четыре жемчуги бурмицких, да в закрепах два жемчужка. Понагея образ Спасов резь на черной кости обложена серебром сканью золочена. Понагея уголчатая репьем Воплощение Пресвятыя Богородицы обложена серебром сканным золочена с финифты, около ее на спнях шесть каменев, а у них в закрепах по жемчужку, да на спнях четырнадцать жемчугов больших, да восмь малых, в ней же камень червчат, около ево пять жемчугов. Попагея Успения Пресвятыя Богородицы резь на белой кости, обложена серебром резным. Понагея уголчатая репьем сканная золочена с винифты, а в ней крест серебряной, у ней же десять каменев да тринадцать жемчугов. Понагея образ пресвятыя, живоначальныя Троицы резь на черном древе, обложена серебром, золочена, в ней десять каменев, да семь жемчугов. Понагея Воплощения Пречистыя Богородицы обложена серебром резным золочена, а в ней жемчуги и каменья.
На сени образ живоначальные Троицы в киоте серебряном золоченом, чеканном; на киоте четырнадцать каменев бирюз и литиков; по сторонам того киота Причастие Господне в круглых чеканных киотах. На сени ж, на подписи понагея седми отрок, резь на черном камени, обложена серебром резным, золочена, а в ней шесть каменев, над понагиею камень хрусталь (Хранилась в ризнице, только уже один камень без оклада.).
На дверях Благовещение Пресвятыя Богородицы, да четыре Евангелиста в киотах серебряных золоченых, чеканных; у Богородицы и у архангела на киотах два камени хрусталя, осмь бирюз, шесть винис, четыре смазни зелены, у Евангелистов на киотах по десяти каменев, четыре хрусталя, шестнадцать бирюз, двенадцать винис, восмь смазней, а у Евангелиста Иоанна Богослова в гнезде камени нет, да у Марка Евангелиста в гнездах четырех камени нет.
На двери ж на притворе четыре плащи серебряны, чеканны, а в них 36 каменев хрусталей и бирюз и винис и смазней, в средине четыре камени больших в том же числе, а в среднем плаще в гнездах нет двух каменев, да в верхнем плаще в гнезде нет камени, да на нижнем плаще камень тумбаз.
На столбцах писан образ Спасов и Богородичен и святых в тяблех.
Деисус большой, а в нем 19 образов обложены серебром, пола и венцы и цаты басебны золочены.
Над Деисусом праздники Господские и Богородичны 18 образов, обложены серебром басебным золоченым.
Над праздники образ Пречистые Богородицы, да пророки поясные 19 образов, обложены серебром басебным, золоченым.
Над пророки образ Господа Саваофа да праотцы стоящие 23 образа, обложены серебром басебным.
Над Праотцы херувимы и серафимы басемны на меди 23 золочены, а 23 посеребряны; на тяблах писаны травы красками.
На правой стороне местной образ Спасов Вседержителя, обложен серебром резным золоченым и венцы серебряные резные золочены, подписи чеканные серебряные белые, оплечье серебряное гладкое золочено.
Образ местный Пресвятыя и живоначальные Троицы обложен серебром, поля и венцы и цаты чеканны золочены, а в венцах и в цатах четыре винисы обнизаны жемчугом, да пять бирюз обнизаны жемчугом же, да четыре бирюзы не обнизаны, два смазня, три виниса, у Аврама и у Сарры в венцах шесть каменев, две цаты серебряны резные золочены; те каменья в гнездах серебряных золоченых.
Образ местный Рождества Пречистыя Богородицы с житием обложен серебром чеканным золоченым; у святыя Лнны в венце две бирюзы, виниса в гнездах, обнизаны жемчугом мелким, в цате две ж бирюзы да виниса в гнездах; у святыя Анны в привесе образ Пресвятыя Богородицы Смоленские в серебре резан на кости на белой, два креста серебряных, один золочен, а другой маленек, да денег 15 алтын, да пять копеек золоченых.
Образ местный Пресвятые Богородицы Неопалимые купины, обложена серебром чеканным золоченым; а по окладу подписи; у Пресвятыя Богородицы венец с каруною и все венцы чеканные ж; в киоте гладком акафист Пречистые Богородицы.
Над южными дверми образ Господа Саваофа, а на дверях изгнание из рая Адамова.
За южными дверми образ местной Пречистые Богородицы с превечным младенцем и преподобные княжны Евфросинии Суждальские обложены серебром золоченым, гладким, а венцы и подписи серебряные резные белые, в снизках восмь мест, да пять занизок золоты, да две записки серебряные золочены сканные; у Пречистые ж Богородицы рясы жемчужные с каменьем с яхонты лазоревыми и занизками золотыми решетчатыми, а в них жемчугу крупнова четыре пряти, в пряти по каменю, да по две заниски; приклеплены те рясы к двум колодкам золотым, в колодке по четыре камешка, да в закрепах по четыре жемчужка; концы и наконешники золоты.
Образ местной Распятие Господне обложен серебром басебным золоченым, венцы серебряны золочены чеканные, а в них 12 каменев да жемчуг; цата серебряная золочена сканная, а:в ней восмь каменев, 4 в золоте да два жемчуга да раковина, а четыре места просты, каменья нет в них, около цаты обнизано жемчугом.
Образ местный Пречистые Богородицы Цареградские поля обложены серебром басебным золоченым, венцы золоты чеканные; у Спаса в венце два яхонты лазоревы, два литика, у Пречистые в венце два камени зелены, два червца, два сизовы, да лал; цата золота скрозная изломлена, а в ней камень изумруд, да четыре винисы да два литика; да к той же цате приклеплены пять понагей золоты, а в них четыре камени яхонты, да восмь изумрудов, 12 жемчугов, 12 винис, около трех понагей обнизано жемчугом. У Спаса ожерельицо низано крупным жемчугом на серебряной цке, а в ней две бирюзы, две винисы обнизаны жемчугом; у Пречистые ризы жемчужные с каменьем яхонты и с занисками золотыми, а в них жемчугу крупнова восмь прятей, да восмь каменей, да 16 занизок, колодки, концы и наконешники золоты, в колодках восмь каменев, в закрепах шесть жемчужков.
Образ местной Пречистой Богородицы обложен серебром басебным, да две цаты басебны ж золочены, в венце три камени простых, у Богородицы ожерелейцо низано мелким жемчугом, на гойтане 15 плащиков медных золочены, промеж их прописки аспидные и ашмовые и медные; а стоят те два образа Пречистые Богородицы в одном киоте; оба те образа ветхи.
В том же киоте, вверху и внизу одиннадцать образов штилистовых обложены серебром, три образа Спасовы, Пречистые Богородицы Казанские, у Спаса и у Богородицы ожерелейца низаны мелким жемчугом, в привесе девять копеек белых.
Образ Николы чудотворца, образ Евфимия Суждальского, три образа Покрова Пречистые Богородицы, образ Тихона чудотворца, образ Живоначальные Троицы, обложены басемным окладом, венцы сканные с финифты золочены.
По левую сторону на налое образ Пречистые Богородицы Одигитрия, обложена серебром басемным, венцы сканные золочены, а в них четыре камешка да два жемчужка, поднизано жемчужком, а в нем камешек; в подвесках жемчуг, два ожерелейца низаны жемчужком, цата низана мелким жемчужком и шита золотом, у ней три плащи низаны мелким жемчугом и шиты золотом а в них по камешку червцу, на гойтане камешки ж червцы, меж их жемчуги да прониски серебряны золочены, рясы низаны жемчужком с камешки; а в них жемчугу шесть прятей, да ниточка жемчужку ж; серги двоенки серебряны золочены камень яхонтец; на полях у Пречистыя Богородицы образа в приписи святые, венцы у них сканные золочены, а в них пять камешков да жемчужек.
По левую сторону царских дверей образ Пречистые Богородицы Одыгитрия местной, обложена серебром гладким, венцы резные золочены, в них семь каменев в гнездах, а гнезда навожены финифтию; на венце у Пресвятыя Богородицы коруна резная, на ней 13 каменев разных цветов, на закрепах жемчужки небольшие; у той же иконы в подножии образ чудотворца Еуфимия да архидиакона Стефана; на них два венца резные золочены.
Образ местной Софеи Премудрости Божии обложен серебром басебным золоченым, венцы и цаты серебреные золочены резные.
Образ местный Пресвятыя Богородицы знамения, обложен серебром гладким золоченым, венцы серебряные резные, Пресвятыя Богородицы корун резной, а на нем 13 каменев розных цветов, на закрепах жемчужки небольшие у той пресвятыя Богородицы четыре херувима на них четыре венца, резных белых же.
Образ местной Николая чудотворца да Иоанна и Феодора Суждальских чудотворцев обложен серебром басемным золоченым, венцы и три цаты серебряные золочены резные.
На северной двери видение преподобного Иоанна лествичника ветха.
Над северною дверью поверх Авраама и Исаака и Якова писаны на красках.
Образ чудотворца Еуфимия и Трофима блаженного (Погребен в Предтеченской приходской церкви; местно чтимый, по нем служили панихиды; лежит под спудом.) обложены серебром гладким золоченым, венцы серебряные резные, белые.
Образ пресвятые Богородицы Смоленские в киоте, поля обложены серебром басебным золоченым, венцы серебряные золочены чеканные в них пять каменев разных цветов, у Богородицы в венце поднизь низана жемчугом с дробницами мелкими серебряными да ожерелье писано жемчугом мелким с дробницами ж на гойтане девять плащиков медных золоченных с финифтью промеж ими прониски аспидные и ашмовые и медные серги серебряные в них камения простыя, в них четыре жемчужка.
На левой же стороне киот, а в нем 15 образов в окладе штилистовых ветхи, обложены серебром басебным венцы резные и басебные у Пречистыя Богородицы Одигитрия цата серебряная золочена.
На правой стороне против митрополия места на налое в киоте 19 листов ветхи, а на них господские праздники и Богородичны на обоих сторонах избранные святые на золоте, киот резь древяная золочена, сверху обложен серебром басебным золочен а в нем камень зелен.
На другом большом налое против митрополия же места образ Пречистые Богородицы Одигитрия в серебряном киоте обложен серебром чеканным, венцы и каруна и цата золоты чеканные, другая цата серебрянная гладкая, у Пречистые в коруне камень яхонт лазорев большой гранен, два яхонта лазоревые гладкие, два изумруда гладкие, да в коруне ж жемчугу пять зерен бурмицких больших в них три зерна истрескались да четыре зерна бурмицких же поменьше в венце у Пречистые камень лал четвероуголен, а на углах у него четыре алмаза, два яхонта лазоревы гладкие, два лала, да изумруд гладких, а меж каменев семь зерен бурмицких, венец кругом обнизан жемчугом скатным, в подвесках 18 зерен бурмицких, на синях золотых поднизь низана жемчугом, в поднизи камень яхонт червчат, около ево 12 алмазиков малых, ожерелейцо жемчуг бурмицкой, а в нем в гнезде камень лал, да два изумруда; у Спаса в коруне в гнездах камень лал, да два яхонта лазоревы гранены, да пять жемчугов бурмицких, да в венце яхонт червчат, да лал, да два изумруда гладких, а венец обнизан месты жемчугом скатным, да у Спасова образа ожерелейцо низано жемчугом скатным большим, а на золотой цате вычеканен образ живоначальные Троицы, а по сторонам святые, а на цате в гнездах два яхонта лазаревых, два лала, два изумруда гладких, около цаты обнизано жемчугом, рясы жемчужные, а в них жемчуг скатной, по три пряти, сверху у прятей подконцы яхонты лазоревые граненые в средине у ряс четыре лала, два изумруда, да по концам четыре яхонта лазоревые, да два лала закреплены жемчугами скатными, серьги лалы на золоте, на серьгах четыре жемчуга бурмицких больших, у серег же в подвесках два лалика, да четыре изумруда; у того же образа Пречистые Богородицы во звезде камень лал большой гладкой, а у звезды пo концам жемчуги скатные шесть зерен, на полях 12 господских праздников резных наведены чернью, меж праздников на полях в золотых гнездах пять лалов, четыре изумруда, а кругом у киота на серебряных затворах на одной цке резано зачатие святыя Анны, да Борис и Глеб, да Феодор Стратилат, Николай чудотворец, ангел хранитель; на другой цке Зачатие Иоанна Предтечи, Василий Блаженный, Никита мученик, Мина мученик, Тихон епископ, архидиакон Стефан.
Образ Всемилостивого Спаса обложен серебром резью золочен, венец серебрян золочен резной же, в венце четыре репья в них по пяти каменев, два яхонта лазоревых, лал, восмь бирюз, восмь бечаток; около венца и около риз обнизано крупным жемчугом; у того образа на поле приклеплены праздники избранные святые, седмь дробниц серебряные золочены резные, да на полях же в гнездах 43 камени больших и малых, шесть яхонтов лазоревых, 10 бечаток, 10 бирюз, 8 смазней зеленых, 9 червчатых, цата золота резная, а в ней изумруд зелен четвероугольной, около ево четыре жемчуга бурмицких на золотых спнях, две бирюзы, две бечеты, да к той же цате приклеплен плащ золотой, а в нем понагея живоначальные троицы резная на белой кости, да на ней же семь бирюз, да семь червцов, другая цата серебряна золочена резная, крест золот в величину тощий с мощми, а в нем четыре камени изумруд да яхонт лазорев, две бирюзы, около креста обнизано жемчугом, во главе Спасов образ.
Образ Пречистые Богородицы Умиления обложен серебром басебным золоченым, венцы и цаты серебряны золочены чеканные, круг венца и цаты обнизано жемчугом, в венце два яхонта да лал, да четыре жемчуга, около каменев и жемчугов обнизано мелким жемчужком, понагея невелика, резь на камени яшмовом, на обе стороны обложена золотом, у главы в закрепке два жемчужка, да крест серебряный золочен с финифтом, две прониски серебряныя золочены решетчаты сканные, рясы жемчужныя, а в них жемчугу шесть прятей, колотки и кольца и заниски и наконешники серебряные золочены резные, сережки невелики жемчужные на золоте; на поле у Пресвятые Богородицы апостоли Петр и Павел, венцы у них серебряны, золочены, сканные.
Образ местный Пресвятыя Богородицы Городецкия обложен серебром чеканным, венцы золоты чеканны, а в них камень, лал да два яхонта лазоревы, две винисы, два льялика, два серовика, на венце коруна серебряна золочена чеканная, а в ней две бирюзы, два смазни лазоревы, два смазни червчаты, два стакана зелены, виниса на коруне да камень лазорев большой, на проволоке три королька червчатых, а на них в закрепе по жемчугу, поднизь низана жемчугом, в подвесках 16 жемчугов на спнях серебряных с каточки серебряными золочеными; у Пречистые Богородицы ожерелье низано жемчугом средним; у Спасова образа ожерелейцо маленькое низано крупным жемчугом, а в нем три камешка два зеленых, а третий червчат, в гнездах серебряных.
Над царским местом образ Вседержителя Спаса в подножии святителя Иоанн и Феодор Суждальские обложен серебром, поля и венцы и цата чеканные золочены, а место Государское каменное покрыто сукном червчатым.
Позади Митрополья места у столпа: образ Пресвятыя и живоначальныя Троицы в киоте обложен серебром басебным золоченым венцы и цаты серебряныя резныя золочены, а около святыя Троицы в киоте 12 образов штилистовых, 4 Спасова образа оклад басемной, венцы резные; образ Пресвятыя Богородицы Казанские оклад басемной; венец резной, а в нем пять камешков розных цветов, образ Живоначальные Троицы оклад и венцы чеканные золочены, два образа Пресвятыя Богородицы явление преподобному Сергию со апостолы, оклад басемной, венцы резные золочены, два образа Ярославских чудотворцев, а другой серебряной венцы золоченые, образ Варлаама Футынского оклад басемной золочен, венец сканной, образ Димитрия Прилуцкого оклад басемной, а киот обложен медью канфареною золоченою.


Продолжение »» Собор Рождества Пресвятой Богородицы. Часть 2
Живописные фрагменты периода средневековья в Рождественском соборе г. Суздаля
Протопоп Иоанн Иоаннов и его «Солнечный календарь»

Категория: Музеи Владимирской области | Добавил: Николай (29.04.2015)
Просмотров: 10140 | Теги: церковь, Суздаль, Музеи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru