Главная
Регистрация
Вход
Вторник
28.05.2024
02:16
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская энциклопедия

Туйметов Ильбар Юсуфович

Туйметов Ильбар Юсуфович

Туйметов Ильбар Юсуфович (14 апреля 1923 — 11 ноября 2000, Владимир) — советский театральный актёр, народный артист РСФСР (1970), актер Владимирского театра драмы (1959-2000).


Туйметов Ильбар Юсуфович

Ильбар Юсуфович Туйметов родился 14 апреля 1923 года в г. Ашхабад.
Призван в армию 15.09.1942 г. в г. Орск. Участник Великой Отечественной войны. Награждён орденом Отечественной войны II степени (06.04.1985).


Почетная грамота ЦК ВЛКСМ актеру Ногинского драматического театра Туйметову И.Ю. за достигнутые успехи в смотре творческой молодежи драматических и музыкальных театров РСФСР. 30 июля 1947 г.

Начал свою театральную карьеру рабочим сцены, не имея театрального образования. Играл в Ногинском драматическом театре (сейчас Московский областной театр драмы и комедии). С 1955 года играл в Сталиногорском драматическом театре (сейчас Новомосковск).
С 1959 года до конца жизни в течение 40 лет играл во Владимирском драматическом театре, где играл вместе с Евгением Евтигнеевым и Владимиром Кашпуром.
В школу-студию МХАТа Валерий Михайлович Хлевинский провалился и вернулся во Владимир и полтора сезона работал в драмтеатре. С большим уважением вспоминал И.Ю. Туйметова, чья доброта, мастерство помогли ему, юному актеру, обрести уверенность.

«Захотелось рассказать об этом интересном, с разносторонними дарованиями человеке, об этом актёре, одна фамилия которого в маленькой программке спектакля вызывает улыбку, ожидание радости, что обязательно возникнет от встречи с ним.
И действительно, каждая встреча с этим актёром оставляет след, каждый созданный им образ ярок, значителен, совершенно безотносительно от того, в какой роли он предстаёт перед нами — в главной или эпизодической, драматической или комедийной. Его образы убеждают.
Обладая незаурядным мастерством, актёр умеет отобрать только те краски, которые наиболее выпукло, ощутимо подчеркивают сущность создаваемого образа. Ничего лишнего, ничего фальшивого. Он всегда остро чувствует ту меру, которая не позволяет ему перейти на скользкий путь, особенно в комедийных пьесах, и «сыграть на зрителя».
Вспомним последние работы И.Ю. Туйметова. Антон Ягодкин (Туня Ядкин) в спектакле «Чудесные превращения» - этакий «непробиваемый» молодой субъект, живущий в своём узком мирке, вне коллектива, от которого все воспитательные мероприятия товарищей по бригаде отскакивают, как от стенки горох.
Или Андрей Кичигин («Чти отца своего»). Здесь Туйметов — старик со своей вредной, частнособственнической психологией. Полное перевоплощение. И снова выразительные средства, которые использует художник, помогают ему убедить зрителя, вызывая в его душе протест против людей, оставшихся нам в наследие от прошлого.
Но, пожалуй, самой примечательной работой актёра за последнее время явилось создание им одновременно шести образов в спектакле «Человек со звезды» К. Виттлингера. Обеспеченный врач Штоль и нищий Кифер; деревенский чиновник Крумбауер и пастор Шан; владелец кабаре Сальваторе и гонщик-мотоциклист Бен. Всё это люди, стоящие на разных ступеньках социальной лестницы буржуазного общества. На долю актёра выпала нелёгкая задача: для каждого из них надо было найти самое характерное, отличающее один персонаж от другого.
И художник блестяще справился с задачей, в своей палитре он нашёл эти краски. Все шесть ролей, по признанию рецензентов, были сыграны выразительно. Талант актёра проявился в этом спектакле во всей полноте.
От спектакля к спектаклю - что ни работа, то новый полнокровный образ. А за свою деятельность Туйметов создал их немало: Швандя («Любовь Яровая»), царевич («Великий государь»), Жора Арутюнянц («Молодая гвардия»), Крутилич («Братья Ершовы»), Грумио («Укрощение строптивой»), сердитый король (сказка «Маленький Мук»), отец Алексея («Рассудите нас, люди») и многие, многие другие. Более двадцати лет работает И. Туйметов в искусстве и за это-время сыграл свыше 230 ролей.
Но до сих пор самыми дорогими остаются для него образы Мурзавецкого («Волки и овцы») и Сенечки Перчаткина («Чужой ребёнок»). Секрет мастерства здесь, видимо, в том, что на сцене нет актёра, что в спектакле перед нами предстаёт человек, взятый из жизни, с его внутренними переживаниями, с положительными и отрицательными качествами.
Имя Туйметова-актёра хорошо известно зрителям. Но вряд ли многие знают его как режиссёра и художника-оформителя. Если вспомнить спектакли «Четверо под одной крышей», «У себя в плену», остро сатирический и весёлый спектакль «Испанский священник» Владимирского театра драмы, то в них он выступил и как актёр, и как оформитель, и как сорежиссёр. Особенно большой и заслуженный успех у зрителей имел поэтический спектакль «Сказка зимней ночи», поставленный и интересно оформленный И.Ю. Туйметовым.
Как сложилась его актёрская биография?
Может быть, первые искорки любви к театру зародились у него ещё в детстве. Его мать обладала хорошим голосом, а её братья считались прекрасными актёрами, хотя никому из них не суждено было стать профессионалами.
Семейные вечера, споры об искусстве, окружение, в котором воспитывался мальчик, видимо, и заронили семена любви к театру, попавшие на благодатную почву. В уральском городе Орске Ильбар впервые вышел на профессиональную сцену. После окончания десятилетки - участие в войне. А когда вернулся с фронта, был зачислен в труппу Орского театра. Сначала занимали его в эпизодах, а затем первая большая работа - Милонов в «Лесе». А.Н. Островского.
Захотелось учиться. Приехал в Москву, в театральный институт. Но к сроку приёма опоздал. Был зачислен в Ногинский театр драмы. Здесь и прошёл настоящую школу актёрского мастерства. Ильбар Юсупович с благодарностью вспоминает уроки, преподанные ему в этом театре умным и взыскательным режиссёром В.В. Познанским.
Затем - работа в смоленском театре. И с 1959 года - во владимирском. Где бы ни работал И.Ю. Туйметов, он быстро завоёвывал симпатии зрителей.
Когда в 1963 году владимирский театр приехал на гастроли в Ногинск, зрители были обрадованы встречей с любимым актёром - актёром яркого, самобытного дарования, о чём сообщала местная газета «Знамя коммунизма».
А вот письмо от заслуженной артистки РСФСР Т. Калачевской из Смоленска. Она пишет о И.Ю. Туйметове: «Интересный, своеобразный, талантливый актёр - он создал ряд запоминающихся образов и завоевал любовь зрителя. Убеждена, что за годы работы во Владимире его мастерство стало ещё глубже и ярче. Очень хороший, чуткий человек, он пользовался большой симпатией товарищей».
Таков И.Ю. Туйметов: большой мастер на сцене, простой, необычайно скромный и сердечный с товарищами. В нём неиссякаемый источник остроумия, оптимизма, весь он будто настроен на мажорный лад.
С ним интересно разговаривать. Нет, о себе он говорить не любит, и только чуть зацепишь в беседе что-нибудь личное, о нём самом, как тут же протестующий жест: «об этом не надо», «прощу вас, об этом не пишите».
Но зато как вдохновенно он говорит об искусстве. В его словах раздумье о судьбе развития театра, озабоченность недостатком настоящего современного драматургического материала, где-то проскальзывают нотки неудовлетворённости собой и желание сыграть яркую роль в современной пьесе.
Задаю ему вопрос:
- Как вы относитесь к своей профессии?
Ильбар Юсупович задумывается, а потом говорит:
- Я бы не мыслил свою жизнь без театра. В нём я весь.
Можно только позавидовать судьбе этого человека. Найдя в театре своё призвание, он щедро дарил людям свой талант, и люди всегда были признательны ему за это» (Антонина Атабекова. «Призыв», 2 апреля 1965 г.).

Заслуженный артист РСФСР (20.12.1966).
Ансамбль ЭВИА-67 завода «Электроприбор», сохранивший свой костяк, готовил к 50-летию СССР (1972 г.) очередную литературно-музыкальную композицию, автором которой и постановщиком стал Туйметов Ильбар Юсуфович. В эти годы успешно развивалось сотрудничество театра им. Луначарского и завода “Электроприбор”.
В 1970 году стал народным артистом РСФСР.

19 ноября 1971 г. было открыто новое здание (Улица Дворянская, д. 4) драматического театра им. А.В. Луначарского.
«Будет удобно и актерам, и всему обслуживающему персоналу. В новом здании - два репетиционных зала, множество артистических уборных, на которых уже появились импровизированные таблички с фамилиями хозяев: «№ 3 - заслуженная артистка РСФСР О.В. Денисова, Л.П. Скобелева», «№ 21 - заслуженный артист ТАССР В.И. Плещунов, заслуженный артист РСФСР И.Ю. Туйметов». Есть помещения для мастерских, хранения реквизита, различных служб» - признание большого труда и высокого мастерства строителей… Отличный подарок преподнесли строители владимирцам к празднику Великого Октября. Позавчера они заслуженно были первыми гостями нового театра. Здесь состоялось торжественное праздничное собрание строителей области. Хозяева - артисты областного театра драмы - показали им свой новый спектакль - «Конец Хитрова рынка». Это была как бы первая «примерка». Скоро новый театр гостеприимно распахнет двери для всех любителей сценического искусства» («Призыв», 6 ноября 1971).


Грамота Президиума Верховного Совета РСФСР о присвоении звания Народного артиста РСФСР Туйметову Ильбару Юсуфовичу. 1973 г.

В 1975—1985 годах возглавлял Владимирское областное отделение Всероссийского театрального общества.
В 1976 году пьеса «Догоните бабушку» (сатирическая комедия) П.А. Рачкова была поставлена во Владимире И.Ю. Туйметовым.


Грамота УКГБ при СМ СССР по Владимирской области Народному артисту РСФСР Туйметову Ильбару Юсуповичу за создание и воплощение положительного образа в спектакле «Владимирские якобинцы», посвященном 60-летию органов ВЧК-КГБ. 6 мая 1978 г.

Когда во Владимире в 1982 году снимали фильм «Полеты во сне и наяву» с Олегом Янковским и Людмилой Гурченко в главных ролях, Туйметов появился в фильме в эпизодической роли.



Почетная грамота Президиума правления Всероссийского Театрального Общества Народному артисту РСФСР, Председателю Правления Владимирского отделения ВТО Туйметову Ильбару Юсуповичу за многолетнюю, плодотворную общественную деятельность во Всероссийском театральном обществе, а также в связи с 60-летием со дня рождения. 1983 г.

В 1999 г. Туйметову вручена областная премия в области театрального искусства «Триумф» за роль Петрушки в пьесе «Горе от ума».
4.7.2000 г. Туйметову вручен орден Дружбы.
Даже на восьмом десятке лет Ильбар Туйметов был занят почти в десяти спектаклях театра, хотя, в основном, уже в небольших. Последней для него стала роль Афанасия Ивановича в спектакле «Старосветские помещики».
Умер 11 ноября 2000 года во Владимире. Похоронен на кладбище Улыбышево в Владимире (34 квартал у дорожки).

Работы в театре:
- «Горе от ума» А.С. Грибоедов — Петрушка;
- «Старосветские помещики» Н.В. Гоголь — Афанасий Иванович.
Фильмография:
- 1982 — Полёты во сне и наяву — прохожий, поднявший Сергея Макарова.

Источник:
- Этот день в истории Владимира: 14 апреля. 14 апреля 1923 года родился актер Владимирского театра драмы, народный артист России Ильбар Туйметов. [Электронный ресурс] // Про Владимир : [сайт]. – 2017. – URL: https://provladimir.ru/2014/04/13/etot-den-v-istorii-vladimira-14-aprelya/

А КОРАБЛЬ ПЛЫВЕТ...

Татьяна ВАСИЛЬЕВА. Памяти И.Ю. Туйметова. А КОРАБЛЬ ПЛЫВЕТ... Литературно-художественный и краеведческий сборник «Годова гора». 2001 г.
О СЕБЕ
Я был сыном врага народа.
Помню себя лет с трех... До пяти лет жил с бабушкой в городе Коканде, Узбекской ССР. Бабушка у меня была “мамой”, дедушка — “папой”. Вдруг приехала какая-то женщина, меня целовала, а я от нее убегал. Она меня ловила, а я убегал. Самое счастливое было время — там. Мы жили там со старшим братом — Равилем. О, он был прирожденным художником! Жили там дядья — я их любил — Алеша (Али), Махмуд, Усман, Косым (Костя) — братья мамы. И — боже мой, меня увозят из дома!
Та тетя, которая меня ловила, была... моей мамой. И увезла она меня в Москву. В Москве высокий дядя тоже ловил меня, а я бегал: боялся “чужого”, а все смеялись. Мои родители получили квартиру на Кузнецком мосту. Папа работал в Наркомате иностранных дел, НКИД. Литвинов был наркомом иностранных дел. Ох, какой дядька был!
Помню метро в детстве. Интерес: как это может двигаться лестница? Необыкновенно! Дали билетики. Первая линия: Сокольники — парк Горького. И разочарование — как, оказывается, просто: встал и поехал вниз по лестнице.
Отец все время уезжал. За несколько лет жизни я его видел в общей сложности, может быть, года два! Родители уехали в Саудовскую Аравию. Папа был первым секретарем нашего полпредства в Йемене. Мама — Мишкина Нафиса Исхаковна — такая красивая была... — уехала тоже. С нами снова стала жить бабушка.
Потом нас с Равилем увезли в школу-интернат, в Быково. Он на два года был меня старше: я с 1924 года, он — с 22-го.
Шли тридцатые годы... Вдруг Равиль исчез. Он все время рисовал, все в школе оформлял, прибивал плакаты на стены, тяжелые холсты. Однажды вожатая говорит с дрожью в голосе:
— Илюша, иди гулять, — И я пошел. А брат в это время исчез. Сказали: его отвезли в больницу.
В один прекрасный день меня вызывают: иди, мама приехала. Мама стоит у калитки интерната, увидела меня — разрыдалась. Увезла в Москву.
В Москве — день, два, три — генеральная уборка. Все перебирали. Мы жили в восьмикомнатной коммунальной квартире — восемь семей. Шестигранная большая комната... Потолки... Я листал фотоальбомы. Очень любил один альбом — итальянский, с видами Италии. Позже все сожгли, когда отца арестовали... Смотрю другой альбом, вдруг вижу: Равиль в гробу! Ничего понять не могу. Реву! Мама по щекам хлопала.
Брат погиб. В лесной школе картины прибивал, как-то странно упал. Сотрясение мозга...
Была у меня и сестренка. Помню: мама приезжает, ее встречают друзья, и с вокзала — не домой, в роддом. В поезде родила дочку! Мою сестренку. Когда девочка подросла уже, уехала мама в Йемен. Там девочка заболела непонятно отчего и умерла... Там ее и похоронили... Уж после бабушка нашла причину: на рубашонке ядовитый паук или комар, не помню.
До седьмого класса я учился в Москве. После ареста отца мы переехали в Орск, к его брату. Нас выслали из Москвы.
Отец мой родом из Оренбурга. Его отец — дед мой — зажиточный был, занимался торговлей, а отцу заморочили голову коммунисты — и он ушел из дому. Воевал за Советскую власть. Закончил гражданскую войну в штабе Фрунзе. У него было охотничье ружье — подарок Куйбышева. К слову сказать, у него была еще и сабля — личный подарок наместника из Саудовской Аравии... Эти люди свято верили в Россию, в свои идеалы, в народ... А сейчас... В том весь и ужас, что самая страшная наша болезнь — это неверие. А те люди свято верили... И все ушли в мясорубку Сталина. До сих пор никто не знает правду: сколько невинно погибло!
Мой дядя рискнул головой — взял маму на работу театральные билеты продавать на рынке. Там, на рынке, висели театральные вывески, расценки, все облупилось, выгорело, обтрескалось. Дядя меня спросил: “Ты смог бы сделать новые?” — “Попробую”, — я ответил и сделал. Так я стал делать вывески. Даже портрет Сталина однажды нарисовал... Позже маму взяли в театр работать кассиршей.
Какие там были артисты! Школа! Настоящие мастера с дореволюционным воспитанием, выучкой. Мы снимали квартиру вместе с ними, все с мамой дружили. Я начал к маме забегать в театр. Шли спектакли: “Овод”, “Любовь Яровая”, “Горе от ума”. Я учился в 8-9-м классе. Нас приглашали участвовать в массовых сценах. Я все спектакли просматривал.
Потом была война. Не могу, не хочу вспоминать.
А связь с театром вообще-то у меня началась еще в Москве: наша школа должна была помогать следить за порядком в театре - в ТЮЗе, на ул. 25-го Октября. Я с красной повязкой ходил по театру, следил за дисциплиной! Ну, и спектакли смотрел...
В 80-е годы мне предлагали перейти работать в Московский театр сатиры. Походил по Москве, посмотрел-посмотрел — отказался.
О ТЕАТРЕ
Я в театре случайный человек.
После войны я хотел поступать в ГИТИС. Нашел тетю Феню, нашу соседку по коммунальной квартире, железнодорожницу. Еще до войны мой дядя Махмуд приехал в Москву, они влюбились друг в друга и поженились, жили в Мытищах. Она рассказала о трагедии Махмуда. Тяжелораненого, его привезли в госпиталь в Москву. Шла бомбежка Москвы. Бомба попала прямо в палату — и его разорвало в клочья! Остался сын.
Но в ГИТИС я не смог даже подать документы, потому что сын врага народа.
Не думал, что буду работать в театре. На мое счастье встретил в Москве артиста Орского театра Озерова. Он отвез меня в Ногинск и рекомендовал Познанскому, режиссеру театра. В Ногинске был удивительный театр. Там работала плеяда московских артистов, которые вынуждены были выехать из Москвы не по своей воле. Владимир Иванович Чичко, который был учеником Таирова, пришел в этот театр. Константин Наумович Воинов, из театра Ермоловой, ученик Хмелева, и его жена — известная актриса Николаева. Воинов поставил в театре Ермоловой спектакль, который не понравился в “верхах”, и в “Правде” напечатали на целый подвал разгромную статью, где от спектакля не оставили живого места. Воинов остался не у дел: физически его оставили живым, но морально уничтожили.


Программа спектакля Владимирского областного драматического театра им. А.В. Луначарского по героической драме М. Кац и А. Ржешевского «Олеко Дундич». 1956-1957 гг.

Работал в Ногинске и Познанский, который был художественным руководителем в Малом театре и одновременно приезжал ставить спектакли в Ногинск. Вот это был режиссер! Какая культура, вековая, потомственная. Вспоминаю, в 1946 году мы выезжали из Ногинска на гастроли в Германию обслуживать Южно-Балтийский флот, там командующим был адмирал Головко, у которого жена была — народная артистка Головко. Останавливались по пути в Лиепае. Пошли на кладбище. Читаю на могиле: “Познанский, адмирал русского флота”. Познанский говорит:
— Это мой дедушка.
Эти гены наследственные, образованность потомственная — все составляло силу дарования режиссера. Он был лучшим “капитаном” театрального корабля, которого я знал! Слово его — закон. Он ни одного спектакля не отменял никогда. Говорил: отменить два-три спектакля, и театр умрет.
Вот пример. Утром прихожу в театр — ЧП. Умер старый актер Паутенис, амплуа — герой-неврастеник. Этот актер был таким великолепным, как до революции Орленев — артист с красной афишей. Что такое артист с красной афишей? Его фамилия печатается большими буквами, а все остальное — название спектакля и т. д. — маленькими. Он играл в спектакле “Коварство и любовь”, где я играл фон Кальба, а он — Вурма. Все в горе.
— Кто же будет играть? — спрашиваю. Познанский вроде бы смехом:
— Да ты и будешь.
— Как же? — Тоже вроде смехом. - Тот входит, а я выхожу.
— Выйдет Фердинанд. — Разошлись: вроде шутки все. Вдруг вернулся я:
— Василий Васильевич, вы серьезно что ли?
— Абсолютно серьезно.
Я в ужасе. Как это? Пока грим сделаешь, пока переоденешься... Страшно! Заплюют зрители!
Выскочил — ничего, и не заметили!
Вот какие “капитаны” были. Актер умер, а спектакль шел. Корабль шел.
Или был случай. В спектакле “Воскресенье” я играл прокурора Бреве. Каждый день мы играли по два спектакля — один на стационаре, другой — выездной. Выехали в Орехово-Зуево. Театр там был — копия МХАТа. Приехали из Москвы - декораций нет, застряли где-то. Что делать? А у нас, актеров, уже радость начинается: вечер свободный! По 30 спектаклей в месяц играли, уставали. Остается 15 минут до начала...
Не приехали машины.
Что делать? Зрители уже собираются, а декораций нет. Познанский нам тихо, спокойно: одевайтесь, готовьтесь к спектаклю. Сам в костюме с бабочкой. Вышел к зрителям и стал о Толстом говорить. Около часа говорил. Как говорил! Я заслушался. Мастера были!
После ему шепнули: все готово. Он закругляется — спектакль идет прекрасно! С огромным успехом.
Познанский с Райкиным были однокашниками. Райкин готовился выступить с концертом в Москве, а Познанский был руководителем Москонцерта. Познанский приехал в Ленинград смотреть его спектакль, сделал шесть замечаний о том, чего не стоит делать в Москве. А в Москве Райкин взял и проиграл все в чистом виде. Познанского выгнали с работы за концерт Райкина.
После Ногинска Познанский уехал работать в Смоленск. Однажды в Ногинск приезжает грузовая машина — а мы там вчетвером жили в одной комнате коммунальной двухкомнатной квартиры. За нами! И в Смоленск. Приехали прямо в трехкомнатную квартиру. Познанский добился. Старшую дочь оставили в Ногинске.
Как трудно было Познанскому в тех условиях создавать свой театр! В обкоме партии вели “корабль”, куда им надо, и навязывали груз. Но настоящего “капитана” все власти признают! Он этого добивается. И между делом: то, се, вот у меня актер есть, хо-ороший! Квартирку бы...
Как я попал во Владимир? После Смоленска. Познанский уехал: вызвали в Москву. А мой друг, режиссер Михаил Малинин, артист из плеяды Борисова, Аркадьева, поехал главным режиссером во Владимир. В июне-июле 1959 года — телеграмма: “Приезжай. Срываются гастроли” (умер артист театра). Во время отпуска я летом работал во Владимирском театре — вместо умершего актера. После этого поехал со своим театром из Смоленска на гастроли в Минск. Начинается новый сезон — Малинин зовет во Владимир. Я согласился — свой режиссер! Снова присылают машину — и снова в новую квартиру!
Малинин тоже был “капитаном”! Личность! Было время, на его спектакли театралы приезжали из Москвы. Но “партия и правительство” здесь не давали ему работать спокойно. Он — так, они — так. Уехал он от них в конце концов в Ленинград, к Товстоногову в БДТ. У режиссеров есть "негры” (театральный жаргон) — кто-то начинает репетировать, делает черновую работу — Малинин был “негром” у Товстоногова. Играл в спектаклях и как актер. Окаемова великолепно играл.
Малинин — актер, режиссер, художественный руководитель, музыкант. Дома выпиливал, делал химические опыты... Колбочки были... (смеется Ильбар Юсуфович). Очень удобно! Его жена не любила, когда мы собирались и выпивали чуть-чуть. А мы: а что у нас в той красненькой колбочке?
Уехал он после в Южно-Сахалинск, главным режиссером. Когда на пенсию вышел — вернулись они с женой в Ленинград. Устроились в Доме ветеранов сцены. Помню, последняя встреча... Гуляли: речка, кладбище.
- Илюш, — говорит мне. — Вот там буду лежать. Отношение к смерти — светлое. Так и умер. Только такие люди могут так умирать. Читал жене вслух — и над книгой склонился. Ткнулся в книгу и сидит. Умер, как в молитвах: дай Бог безболезненной кончины, мирной. Бог справедливо ему такой конец послал.
О ТЕАТРАЛЬНОМ ИСКУССТВЕ
Театр - корабль? — правильно. Любой корабль должен иметь настоящего капитана — это художественный руководитель театра, его Царь и Бог! И слово его - закон. Тогда театр живет, получается — на 10, 15 лет... Единицы таких театров. Например, театр Любимова, театр Эфроса, Товстоногова. Как капитан находит штурмана и рулевого, подберет команду — высокопрофессиональных людей, воспитает матросов — так корабль и пойдет!
Наш театральный капитан — А.А. Бурков — рушит четвертую стену на сцене и бесстрашно общается со зрителем в открытую. Это здорово! Спектакли “Дядя Ваня” на малой сцене, “Слепые”, где зрители сидят на сцене, а в зале играют актеры, мюзикл в фойе, спектакли в театральной гостиной... Мне это нравится. Мы все страдаем от разобщенности. На это система работала столько лет... Лихо они это делали! А театр объединяет людей.
Театральное искусство, как писал английский драматург Эдвард Бонд, проникает в самые заветные уголки вашей персоны, и воображение должно адекватно реагировать на этот вызов (Ильбар Юсуфович читает цитату, которую сам перепечатал на машинке): “Демократия — не только свобода мысли, это и свобода воображения, которое не подвластно закону. Без творческой фантазии не может быть свободы мысли... Воображение обостряет мир. А телевидение и другие СМИ только загоняют в тупик творческую фантазию”. Ты понимаешь, какое важное дело мы делаем?
Артист должен, опираясь на зрительные и эмоциональные впечатления от внешнего мира, общества, взаимоотношений людей, создать в спектакле не фотоподобие этого мира, а новую реальность, в которую входят и зрительные впечатления, и его, артиста, чувства, вызванные отношением к окружающему миру (иногда интуитивное суммирование зрительных образов), и его мысли, и продуманные или прочувствованные события его жизни и жизни людей, его философия, его чисто человеческие качества (доброта, угрюмость, восторженность или разочарованность и так далее).
Весь этот комплекс увиденного мира, мыслей, раздумий, сознательных или неосознанных впечатлений, целенаправленно переведенный в материал пьесы, и становится спектаклем.
Спектакль, в свою очередь, нарушает традиционную убежденность людей в непогрешимости их восприятия мира, артист как бы заставляет переосмыслить многие, уже привычные явления жизни.
Вот что такое живое искусство на глазах живого зрителя. Бальзак писал: “Секрет всемирного, вечного успеха - в правдивости... Задача искусства не в том, чтобы копировать природу, а в том, чтобы ее выражать...”
ПОСЛЕСЛОВИЕ
“Актер умер, а спектакль шел”, — сказал Ильбар Юсуфович. Искусство не умирает. Уроки, опыт ушедшего актера живут в молодых, в театральном воздухе. Спустя неделю после того, как театр простился с дорогим человеком, в Союзе театральных деятелей, по инициативе его председателя, народного артиста России Николая Горохова, прошел замечательный вечер, который был посвящен памяти Ильбара Юсуфовича. СТД в малом зале театра провел конкурс самостоятельных работ молодых актеров профессиональных театров “Реализуй замысел ”. Выступили артист драмтеатра, выпускник Ярославского театрального училища Андрей Симанов с чтением поэмы Маяковского “Облако в штанах”, Галина Халецкая с новой стороны предстала перед зрителями, показав большой драматический талант, в литературно-художественной композиции на стихи французских поэтов “Лики любви ”. Она с большим вкусом подобрала поэтические тексты, иллюстрировав их музыкой, танцами. Третья работа - режиссерская. Артист театра Александр Швачунов участвовал в конкурсе как постановщик спектакля “Старосветские помещики” по мотивам Гоголя. Жюри отметило все работы дипломами, указав на высокий уровень профессионализма всех участников. В самом факте участия молодых актеров в этом конкурсе проявилась самоотверженная любовь к театральному искусству, ведь каждому из них пришлось взять на себя большую дополнительную нагрузку по подготовке этих творческих работ. “Это наша маленькая победа над собой”, — заметила Галина Халецкая. И этот прекрасный вечер стал лучшим свидетельством того, что театральная традиция жива, что творческий импульс, идущий к молодежи от ушедшего артиста, дал мощную волну. В заключение вечера Н.А. Горохов сообщил, что СТД решил учредить театральную премию им. И.Ю. Туйметова.
Владимирский областной театр драмы им. А.В. Луначарского
Владимирский академический театр драмы
Владимирская энциклопедия

Категория: Владимирская энциклопедия | Добавил: Николай (08.02.2022)
Просмотров: 449 | Теги: Владимир, театр | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru