Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
03.03.2024
16:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Судогодский район

Поселок Коняево Судогодского района

Поселок Коняево

Коняево — поселок в Судогодском районе Владимирской области России, входит в состав Вяткинского сельского поселения.
Поселок находится в 22 км к югу от Владимира и в 43 км к северо-западу от райцентра Судогды.

Возник в конце XIX века как поселение при серповой фабрике Е.Ф. Ковалева близ одноименной деревни.
Численность населения: в 1905 г. – 183 чел., в 1926 г. – 107 чел., в 2002 г. – 255 чел., в 2010 г. – 222 чел.

В поселке находятся дом культуры, фельдшерско-акушерский пункт (ныне упразднен).
ООО "Надежда" зарегистрирована 5 января 2009 г. Основным видом деятельности является «Производство готовых и консервированных продуктов из мяса, мяса птицы, мясных субпродуктов и крови животных». Организация ликвидирована 1 ноября 2013 г.

Серповая фабрика

Старообрядец, крестьянин из деревни Коняево Ефим Федорович Ковалев был главой трудолюбивой старообрядческой семьи. Не получив особого образования, но будучи человеком умным и хватким, он с сыновьями решил на базе коняевских кузниц создать фабрику по производству необходимых в каждом хозяйстве изделий - серпов, кос, ножей, ножниц, лопат, отбоев для кос и пр. Изготовление и своеобразная распродажа кос и серпов в то время являлись «полуотхожим» промыслом жителей этих мест. Промысел назывался «раздаваньем» кос и серпов, а занимающихся этим промыслом - «серповиками» или «косниками»: «С Пасхи выезжает он в своё дальнее и многотрудное путешествие по сёлам и деревням; запасшись предварительно достаточным количеством кос и серпов, изъездит он всю Владимирскую губернию - мало ему покажется; и заберётся он дальше в Кострому, в Вятку; наменяет он там на свои «аглицкия» косы и серпы старого железа, в глазах простого смертного кажущегося никуда негодным, как например старых иззубренных ножей, насквозь проржавевших сабель, Бог знает по какому случаю занесённых в непроглядную глушь Вятской или Пермской губернии, гвоздей, которые даже ребятишки не берут для игрушек, всего наменяет он на свой нужным для крестьянина товар и поедет домой, нагруженный всем этим добром и зашибивши, кроме этого, порядочный кушик деньжонок ... Приезжает он домой почти всегда к Петрову дню, то есть, как раз к тому времени, когда добру молодцу нужно браться за косу, а красным девицам за грабельки, как поется в одной крестьянской песне. Потом в долгие вечера, по окончании молотьбы и всех вообще сельских работ принимается косник за перековку старого железа в ножи, ножницы и лопаты … Весной опять отправляется в обычный путь, продолжая так делать из года в год».
Еще до Ковалева в волости предпринимались попытки создать на базе некоторых кузниц фабричное производство. А кузниц здесь было множество: только вокруг Коняева их было более 30: в Гридине – 8, в Федурнове – 8, в Коняеве - 6, в Конюшине - 5, в Якушеве - 4 и т.д. Но только Ефиму Ковалеву это удалось.
Причин тому было несколько (не считая его личных способностей): приём на работу служащими хорошо знакомых ему людей из окрестных деревень; хорошее отношение к рабочим; использование самого современного оборудования и передовых технологий (сам Ковалев несколько раз ездил в Англию, чтобы идти в ногу с прогрессом и даже сам изобрел некую «гнульную» машину, которая сильно упрощала и удешевляла изготовление серпов).
Фабрика Ковалева по производству серпов, кос, ножей, ножниц, лопат, отбоев для кос, возникла из кузниц, стоящих на речке Содомовке, в 1875 г.
Продукцию фабрики покупали не только во Владимирской губернии. фабрика снабжала серпами почти всю Россию. Они считались одними из лучших в России. Данное производство на первом этапе способствовало росту количества офеней – мелких торговцев, живших в ближайших деревнях и селах.
Серповая фабрика Ковалева Ефима Федоровича в 1890 г. вновь перестроена и значительно увеличена. В 90-е годы это была уже настоящая фабрика, правда с конными приводами станков. Все строения ее были деревянными, но под железными крышами.
К концу XIX века фабрика оснащена самым современным по тому времени оборудованием, которое приводилось в движение нефтяным двигателем.



Ефим Федорович Ковалев и реклама его предприятия

В ХХ веке на фабрике строятся кирпичные производственные и складские сооружения. Появляются новые двигатели, самодувные горны, механические кузнечные молоты, станки различного назначения, электрическое освещение. Строятся квартиры для заводских служащих. Повышению производительности труда и качества продукции способствовало разделение производственного процесса на операции, каждую из которых выполнял узкий специалист с использованием соответствующего оборудования. При этом каждый серп проходил через 12 рук.
Сталерез на резательной машине вырубал из стальных листов заготовки серпов и передавал их кузнецам и кузнецам-молотобойцам. Далее серп проходил через руки лощильщика, калильщика, точильщика, шлифовальщика, зубрильщика, рисовальщика, насаживальщика. Последний насаживал серпы на ручки, которые вытачивал токарь. Прежде, чем завивальщик паковал готовые серпы в тару, перекладывая их соломой (завивая), каждый серп осматривался мерильщиком и осмотрщиком зубцов (своего рода ОТК). Тарой для серпов служили ивовые корзины, которые тысячами поступали из приклязьминских деревень (ведь за год фабрика производила миллион серпов).
Ходит легенда, тот серп на знаменитой скульптуре Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» скопирован с ковалёвских серпов.
Серпы продавались частным лицам, земству, с оптового склада во Владимире и на различных ярмарках. «Косники» и «серповики» грузили на повозку до 1500 кос и серпов, а так же ножницы и другую продукцию и разъезжались в разные концы страны, а то и заграницу попадали (в Скандинавию, на Балканы, в Турцию, и даже в Китай и Индию).
Работа фабрики носила сезонный характер. Весной и летом, в связи с сельскохозяйственными работами количество рабочих уменьшалось и производство сокращалось. В сентябре-октябре крестьяне возвращались и в осенне-зимний сезон фабрика работала на полную мощь.
Связь коняевских крестьян-рабочих со своими деревнями оставалась достаточно прочной, потому что большинство из них при фабрике не жили, а каждый день после рабочего дня уходили домой. Больше всего крестьян было из Коняева и ближайших деревень: Верхней Занинки, Малахова, Улыбышева, Подольнова, Гридина, Ремней, Мещёры, Буланово, Якушева, Федурнова и других. Но были работники и из более отдалённых деревень, например, из Осянникова (14 километров от Коняева). До строительства коняевской фабрики Овсянников было крупнейшим в округе производителем серпов (20000 штук в год: много, но в 50 раз меньше, чем на фабрике Ефима Ковалёва).
На фабрике выстроена чайная с кухней, где рабочих ежедневно бесплатно кормили, а по праздникам накрывали им бесплатные столы. Рядом располагалась фабричная лавка с амбарами. У пруда с плотиной стояла баня для рабочих.
Рабочие, в зависимости от специализации и квалификации, получали в месяц в среднем от 10 до 20 рублей, плюс от 1 до 20 рублей товаром из лавки (то есть, с учётом стоимости товаров из лавки) средняя зарплата могла доходить до 40 рублей.
В 1901 году реку Юрик у деревни Ванеево пересекла по мосту узкоколейная железная дорога Рязань-Пристань-Владимир. Ближайшая железнодорожная станция этой дороги построена на удобном для того месте в 2-х километрах севернее Ванеевки. Станция и возникший при ней посёлок получили название по деревне - Улыбышево. Большой объем и высокое качество Ковалевской продукции сделали предприятие одним из главных производителей серпов в России, принесли ему широкую известность. От станции Улыбышево до завода в Коняеве - 7 километров. С открытием в 1901 году станции «Улыбышево» стал более удобным подвоз из Владимира в Коняево металла и других материалов.
Глядя на то, как успешно идут дела у Ковалёвых, такую же фабрику решил построить при станции владелец «Торгового дома Ивана Михайловича Козлова съ сыновьями» сам Козлов. Он имел оптовый склад во Владимире, продавая косы, серпы, ножи, пилы, напильники, лопаты и другой инструмент. Кроме того, он был в дружеских и родственных связях с Ковалёвыми. Фабрика построена в 1905-1906 годах, в 1907-1908 году на ней работало уже до 100 человек. Фабрика при станции имела более выгодное положение, чем фабрика в Коняеве, однако далее дела у Козлова не пошли, а в 1910 году И.М. Козлов умер. Фабрику приобрели Ковалёвы, но основное производство на ней свернули, превратив её в точильный цех коняевской фабрики, куда привозили полуготовые (то есть, не наточенные) изделия.
При фабрике в 1908-1910 годах была построена старообрядческая церковь.
1908 год «число рабочих – 120. Сумма производства – 65 000 руб.».


В производственном цехе серповой фабрики.

План фабрики.

Вид фабрики Е.Ф. Ковалёва.

1912 год «Производство серпов и кос, т-го дома, Ефим Федорович Ковалев, д. Коняево, Подольской волости, Владимирского уезда. Производит английские и русские серпы, косы, ножницы, ножи, отбои, горбуши и кольца. 200 рабочих».


Дом Ковалёвых в Коняево.

В 1914 г. для аптеки Булановской лечебницы пожертвован Дмитрием Ефимовичем Ковалевым инфундирный аппарат красной меди для кокторий с 2-мя оловянными и 1-й медной чашкой выпаривания, за что ему была выражена от Управы благодарность.


Магазин Ковалёва в г. Владимире.

Ул. Б. Московская, д. 10

28/15 марта 1917 г. на серповой фабрике Е. Ковалев с с-ми, в д. Коняевой, Владимирского уезда, организован фабричный рабочий комитет.
Бывшие показательные мастерские по косному производству Судогодского уездного земства к 1918 году прекратили свои работы. К ремонту Коняевского Косного завода Наркомзема было приступлено в 1918 году. В 1919 году завод вновь приступил к работе, изготовив в 1919 году 4718 штук кос, в 1920 году 10011 кос. Наличность рабочих на заводе в 1919 году 40 человек, в 1920 году 38 человек. Для расширения производства в большем масштабе завод не имеет достаточного количества кованечных и отделочных пружинных молотов и не имеет собственных ремонтных средств.
На успешность производства серпов все время влияла сталь для производства и ее наличность в производстве: так в 1918 году ее недостаточность, в 1920 году употребление вместо серповой специальной стали, стали тяжелых сортов, и в Октябре, Ноябре 1920 года более подходящей стали, но все же не специального конусного профиля.
Тяжелое положение губернии с сельско-хозяйственными машинами и орудиями простейшего типа привело к необходимости в течение 1919—20 года сделать попытки организации производства плугов и других машин на заводах, не имеющих прямого отношения к их изготовлению, так например на фабрике №1 б. Ковалевых, Новкинском заводе, заводе б. Шорина и наконец в 1920 г. на заводе б. Аленчикова и Зимина со следующим результатом производства: фабрика б. Ковалевых в 1919 году изготовила 900 плугов, в 1920 г. 800 плугов и за три последних месяца 425 плугов…
В конце 1921 года в губернии существовали: 1. Серповая фабрика № 1 б. Ковалевых, пр-во сел.-хоз.; 2. Серповая фабрика № 2 б. Тарасовых, пр-во серпов; 3. Серповая фабрика № 3 Трудовой артели „Серп" (Головино), пр-во серпов; 4. Серповая фабрика № 4 Трудовой Неклюдовской артели; 5. Серповое предприятие Клинской Трудовой Артели (Клинская Трудовая Артель организовалась заняв для производства серпов бывшее производство Мохова); 6. Коняевский Косной завод Наркомзема; 7. Кустарное серповое производство Гаврилова (Кустарное производство Гаврилова было восстановлено Губсовнархозом и стало называться - Фабрика №5 Гаврилова.); 8) Юрьевский Сельско-хозяйственный завод б. Корноухова. Причиной закрытия серповых предприятий было полное отсутствие серповой стали, каковую мелкие предприятия не могли получить с единственного завода, вырабатывающего ее, именно Петроградского Путиловского завода.
«За нарушение законов по охране труда инспектором труда 9 участка, Судогодского уезда, отданы под суд и понесли должное наказание: Директор Коняевского косного завода И. Смирнов за нарушение ст. 93, 95, 96, 97, 100, 102 и 103 Кодекса законов о труде и ст. 83 и 85 Общего Положения о тарифе оштрафован на пятнадцать тысяч рублей дензнаками 1922 года» («Призыв», 30 сентября 1922).
Владимирское объединение фабрик и заводов сельскохозяйственных машин "Владзавсельмаш" при Владимирском губсовнархозе образовано в 1922 г. путём объединения серповых фабрик б. братьев Ковалевых, Тарасова, Французова (Неклюдовская Трудовая Артель заняла неработающее серповое предприятие б. Французова, произведя новое оборудование фабрики двигательной паровой силой.), артели "Серп" (Трудовая Артель „Серп" образовалась для работ на серповой фабрике б. Жукова и Клопова) и Коняевского косного завода.
В 1923-1924 гг. начальником объединения «Владзавсельмаш» был Егоров Александр Алексеевич.

«(Серповая ф-ка № 1, Владим. у.). В клубе. В феврале м-це с. г. у нас на ф-ке организовались ячейки РКП и РКСМ. С этого момента работа заметно оживилась. Так, в мае м-це был открыт клуб, посещаемость которого со стороны рабочих очень хорошая. В клубе имеются всевозможные газеты, читаются лекции, ставятся вечера и проч.
В фабкоме. Работает фабком удовлетворительно, труд рабочих охраняется. Организована касса взаимопомощи, в члены которой вступила все рабочие. Заключенный колдоговор выполняется аккуратно.
Взаимоотношение фабкома с управлением ф-ки вполне удовлетворительное» (В. Павлов. «Призыв» 30 июня 1923).
«1 июля наша ф-ка встала на целый м-ц.
Осталось на ф-ке 15 чел. рабочих, которые будут производить ремонт, а остальные все разошлись по домам. Расчет с рабочими произведен полностью с предоставлением рабочим 2-х недельного отпуска» («Призыв», 11 июля 1923).

«Как живут и работают металлисты. Серповая ф-ка № 1 расположена в районе Улыбышевской волости, в 12 верстах от г. Владимира, близь ст. Улыбышево.
На самой ф-ке работает 208 ч. рабочих и служащих, да на стороне 48 человек, 99 проц. рабочих — местные крестьяне из ближайших деревень.
Производство ф-ки — серпы. Дневная выработка равняется 2400 штук, качеством довоенного времени. Стоимость серпа в настоящее время 43 к., но с пуском в ближайшем будущем двигателя в 160 лош. сил стоимость, безусловно, понизится.
Сырьем ф-ка обеспечена на весь сезон.
В каких условиях проходит работа. В санитарном отношении ф-ка обставлена достаточно хорошо: в пыльных, душных помещениях устроена вентиляция, имеются умывальники, полотенца.
Спецодежда выдается аккуратно и полностью.
Была некоторая задержка с выдачей жиров, но поело появления заметки в «Призыве» этот недочет был изжит и масло выдается во-время.
Единственным недостатком, который вызывает сильное недовольство рабочих, является баня: в ней нет тазов, т. ч. рабочим приходится ходить со своими, у кого они есть; если же их нет, то рабочие приходят с грязными ведрами, в которых обычно рабочие держат воду для охлаждения железа; вода в бане затхлая, мыться неприятно. На приведение бани в порядок необходимо обратить серьезное внимание.
Зарплата выдается нормально . Расчет с рабочими производится аккуратно. Раньше, правда, рабочие выражали недовольство по поводу потерь на курсе, но и это положение изжито тем, что курсовая разница за февраль выдается.
В настоящее же время, с введением твердой валюты, это недовольство теряет всякую почву.
На одном из общих собраний рабочие дали наказ председателю фабкома при заключении тарифного соглашения настаивать на 6 товарных рублях.
Помощь больным рабочим не на высоте. Значительно хуже обстоит дело с выдачей пособия из райстрахкассы за время болезни. Последняя задерживала выдачу дня по три, из-за чего рабочие значительно теряли на курсе.
Помощь больным рабочим вообще заставляет желать лучшего. Больница, правда, есть, лекарствами больные снабжаются, но плохо одно, что фельдшер, по-видимому, не вполне в курсе дела: однажды он дал председателю фабкома лошадиную дозу квасцов, приготовленных для фабричной лошади; хорошо, что председатель, попробовав и увидев, что это не лекарство, а отрава, не стал пить; другой раз фельдшер чуть было не вытравил глаз дощельщику, к счастью, с приездом доктора эта беда была устранена.
Связь с организациями. Своим фабрикомом рабочие довольны. Связь держится крепкая. Фабриком периодически отчитывается перед рабочими. РКК работает удовлетворительно. Только ячейка содействия РКИ до сих пор не приступила к работе.
На ф-ке есть ячейка РКИ, поддерживающая тесную связь со всеми фабричными организациями. Плохо лишь то, что на ф-ке нет ячейки РКСМ, об организации которой партийной ячейке не мешало бы позаботиться.
Культработа слаба. Культработа ведется через недавно открытый рабочий клуб. К положительным сторонам работы следует отнести чтенье лекций по медицине, беседы, организуемые ячейкой РКП, чтение газет и журналов.
К отрицательным,— а их значительно больше,— в первую очередь то, что клуб не всегда бывает открыт: заведующая клубом Лебедева часто совсем не приходит, а иногда и бывает, но уделяет внимание личным делам, вроде любезничанья с своими ухажерами.
При клубе нет библиотеки, нет кружка по изучению ленинизма, спортивного кружка и других. Есть только драматический, но его работа тоже плоха.
Благодаря этим причинам, клуб с каждым днем начинает посещаться все меньшим и меньшим количеством рабочих.
Для того, чтобы сохранить этот единственный уголок нашей культурной жизни, надо изжить все указанные недостатки» («Призыв», 29 марта 1924).
«Культработа начинает оживать. Плохи еще жилищные условия и медпомощь. С ноября м-ца не выдана зарплата. В настоящий момент на ф-ке насчитывается до 200 человек рабочих. После 5-ти месячного перерыва фабрика начала работать. Вместе с этим начинает оживать и культурная работа. Приведена в порядок библиотека, начинают организовываться различные кружки. С января клуб выписывает много газет. Хотя посещаемость клуба пока еще и не велика, но можно надеяться, с улучшением руководства клубной работой со стороны фабкома, дело наладится.
Квартирные условия пока еще не совсем удовлетворительны. Общежитие хотя и оштукатурено во время останова, но все таки и теперь еще водятся в деревянных кроватях различные насекомые, в роде клопов, и т.д.
На одном из рабочих собраний был поставлен вопрос об организации общественного питания, но вопрос этот разрешения не получил. Между тем, дело очень важно, т.к. на фабрике проживает до 50 проц. рабочих, где они и харчуются кучками человек по 5. Фабкому нужно найти здесь какой-либо выход.
Плохо на фабрике и с медицинской помощью. Приемный покой хотя и есть, но обслуживающий его фельдшер Каменский за старостью не способен уже вести работу. Были даже случаи, что он неправильно дает лекарство (например, вместо соды дает квасцы и т.д.). таким образом, если заболеет у нас рабочий, то его приходится вести в соседнюю больницу, версты за 3-4.
Но самое главное – рабочие с ноября м-ца не получают заработной платы и жиров. Рабочие волнуются, но определенного ответа им никто не дает» («Призыв», 24 января 1925).
В 1924 году часть мелких предприятий «Владзавсельмаша» была ликвидирована, из состава треста вышел Ковровский завод, присоединились Новкинский чугунолитейный завод, Киржачский медеобрабатывающий завод б. Аленчикова и Зимина. Объединение обслуживало, в основном, сельское хозяйство, но выпускало, кроме плугов, молотилок, серпов и кос, медную посуду и самовары (на Киржачском заводе).
«О работе владзавсельмаш. В составе объединения находятся 6 действующих промышленных заведений.
Серповая фабрика № 1 работает неполный год вследствие недостаточного спроса на серпы. Довоенный выпуск серпов — 1000000 штук. В прошлом году выработано 353200 шт. или 92.5 проц. производственной программы. В текущ. году предположено выработать 540000 шт. или на 52 проц. больше чем в прошлом году. Производительность рабочих в 1923-24 г. на 31 проц. больше, чем в 1922-23 г.
Чугуно-литейный завод им. Малеева и Кангина в 1923-24 г. производственную программу выполнил на 128 проц. Пpoизводительность труда в течение года поднялась с 1 п. 15 ф. в день до 1 п. 37 ф. Производственная программа по котельному заводу выполнена на 100%.
Завод «Красный Октябрь» в 1923-24 г. программу выполнил только нa 58%. В 1925 г. программа против фактической выработки увеличена в 2 ½ раза, и будет выполнена, так как в 1 квартале выработка достигает 189,5 проц. программы. Себестоимость пуда изделий в 1 квартала ниже, чем по программе: 25 руб. 41 коп. вместо предположенных - 35 руб. 43 коп. Производительность рабочих выше предположенной на 25 проц.
Косный завод в 1923-24 году выработал 11079 кос или 92 проц. программы. Работает полный год. В текущем году предстоит дооборудование завода в целях увеличения выпуска изделий и понижения себестоимости.
Президиум губплана, отметив высокую себестоимость некоторых изделий объединения (серпов, кос) и значительный процент брака на литейном заводе, признал необходимым обратить внимание правления на подбор ответственных и технических работников, считать первоочередной задачей доведение производственной загрузки предприятий объединения до возможного предела, принять меры к скорейшему дооборудованию косного завода и постройке силовой станции на котельном заводе, к улучшению качества изделий, в особенности серпов, и к расширению рынка сбыта их.
ГСНХ совместно с правлением объединения поручено изыскать меры к увеличению оборотных средств объединения» («Призыв», 24 марта 1925).

«На серповой ф-ке №1 (Bлад. У.) имеется клуб имени Луначарского. Придешь в клуб почитать газету, а они за прошлый месяц. Спросишь за май, хотя числа за два-три назад—завклубом, подумав, дает ответ:
- Газет тaких нет, на май не выписывали, так как денег нет» («Призыв», 2 июня 1925).
Коняевский косной завод пущен в ход с 1 октября 1925 г.
«Серповая ф-ка №1 с 1 октября приступила к работе. Первый день дал выработку в 4500 серпов, второй – в 5500 серпов. Ежемесячная выработка предполагается в 100000 штук серпов» («Призыв», 9 окт. 1925).
«За нарушение законов по охране труда инспектором труда 9 участка, Судогодского уезда, отданы под суд и понесли должное наказание: директор серповой фабрики № 2, быв. Тарасова гражданин Тарасов за нарушение ст. 93, 95, 96, 103 и 85, Кодекса закона о труде и § 12 и 13 Общего Положения о тарифе в порядке судебного приказа Нарсудом оштрафован в сумме двадцати тысяч рублей в дензнаках 1922 г.» («Призыв», 30 сентября 1922).
В декабре 1925 г. пущена в ход вторая серповая фабрика объединения «Владзавсельмаш» при д. Осташевой, Судогодского уезда.
Тарасовская (по фамилии хозяев фабрики) серповая фабрика при д. Осташевой до революции работала успешно и конкурировала своими серпами с известной фабрикой Ковалевых. Тарасовский серп по качеству мало отличался от серпа, выделываемого на фабрике Ковалевых, расценивался почти наравне с последним и находил для себя сбыт повсеместно. На почве конкуренции производства между обоими фабриками шла жестокая борьба. Ковалевы пускали в ход против ненавистных для них конкурентов все свои связи с сильными мира,- подкупы и оговоры в хищении секретов производства. Но упрямство Тарасовых в достижении намеченной цели было сильнее всего. Они довели свою специальность до совершенства. После революции фабрика перешла к государству на полном ходу. Однако, «Владзавсельмаш» тогда не сумел ее использовать, закрыл фабрику и причислил ее к разряду консервированных (замороженных) фабрик. Фабрика бездействовала целых 7 лет.
«Владзавсельмаш имеет 6 предприятий: чугунно-литейный завод Малеева и Кангина в Коврове, котельно-судостроительный завод в Гороховце, коняевский косной завод, 2 серповых фабрики и медеобрабатывающий завод «Красный Октябрь» в Киржаче.
Все предприятия усиленно развивают производительность. Производственная программа в общем по всему объединению в прошлом году выполнена в 260 проц.» («Призыв», 21 марта 1926).
В конце 1926 года на базе объединения "Владзавсельмаша" и Муромского металлотреста было образовано объединение металлообрабатывающих фабрик и заводов при Владимирском губсовнархозе "Владметаллотрест". В его подчинение также вошли 3 фабрики в Вачском районе: "Труд", "Луч" и "Красный металлист" и 2 чугунолитейных завода в г. Муроме (б. Торского и "Тармо"), ранее находившиеся в составе Муромского металлотреста.
«Концентрация серпового производства. Два серповых завода, расположенные в районе ст. Головино и принадлежащие металлотресту, как выяснилось на-днях, будут переданы кустпромсоюзу. Таким образом, 3 серповых завода, почти единственные в СССР, сосредоточиваются в руках кустпромсоюза, при чем серповое производство будет сконцентрировано на 2-х заводах — быв. Коняевском и «Коопсерп», а Тарасовский ликвидируется с тем, чтобы все оборудование и рабсилу сосредоточить на двух основных заводах под управлением одной артели «Кooпcepп»... («Призыв», 16 июля 1927).
В 1926-1927 гг. Владметаллотрест в своем составе имел следующие структурные подразделения: 1. Общий отдел; 2. Производственно-техническая часть; 3. Отдел снабжения. В 1927-1928 гг. были созданы статистический отдел и юридическая часть.
Губернское объединение "Владметаллотрест" ликвидировано в 1929 г. в связи с образованием 10 июня 1929 г. Ивановской промышленной области.

«Коняевский косной завод. Задание на 9 месяцев было выработать 67500 кос. Выработано в ноябре 3119, декабре — 2983. Получается недовыработка, вследствие недостатка квалифицированной рабочей силы.
Серповая фабрика № 1 имела по программе выработать 540000 серпов, а дала 624874 — больше на 16,27 проц. В текущем году фабрика должна, по заданию довести выработку до-довоенной нормы — 1 миллиона серпов. Выработка на одного рабочего значительно поднялась: в 23-24 году выработка одного рабочего равнялась 17 штук, а в 24-25 г. - 22 штуки.
Вторая серповая фабрика. Программа — 300000 в 9 месяцев. В декабре выпущено ею 3000 серпов» («Призыв», 21 марта 1926).
«За первую десятидневку марта серповая фабрика № 1 выработала 66900 серпов. Это составляет 100,5 проц. к плану. Против февраля в работе значительное ухудшение: тогда было 110 проц.
Фабрике так сильно ни в коем случае нельзя сдавать позиции. Надо всегда помнить, что в первом квартале фабрика выполнила план всего на 50 процентов. Прорыв чрезвычайно велик и для ликвидации его требуются большие усилия.
Себестоимость ста серпов в феврале составила 29 р. 09 к., вместо следуемых 28 р. 25 к. Против прошлого года себестоимость снижена на 10,1 проц.» («Призыв», 16 марта 1930).
«В апреле серповая фабрика № 1 частично перешла на новый ассортимент — на выработку ножниц и струг-скобелей. Выработано за месяц 198.900 серпов, 11.550 ножниц, 2.900 струг-скобелей. План выработки, в общем, выполнен на 100,9 проц.» («Призыв», 10 мая 1930).
«6-го сентября состоялось открытое партийно-комсомольское собрание серповой фабрики № 1, на котором обсуждалось обращение ЦК ВКП(б).
Характерно отметить выступление в прениях председателя фабкома тов. Новосадова:
Мне кажется,— заявил он, как будто здесь взята наша фабрика и на основе ее работы ЦК и написал данное обращение. Уж очень метко бьет оно по всем нашим больным местам.
И действительно, на фабрика такое положение, что вместо развития социалистического соревнования и ударничества, мы видим снижение. Вместе 27 бригад в 260 человек на заводе осталась лишь небольшая горсточка ударников.
Стенгазета, как бич всех этих недостатков, совсем замирает.
Собрание объявило всех коммунистов и комсомольцев мобилизованными на выполнение промфинплана фабрики, на развертывание социалистического соревнования и ударничества, на решительную борьбу с рвачами и дезертирами, которые срывают выполнение плана.
Ни одного коммуниста и комсомольца вне рядов ударных бригад!
Партийцы и комсомольцы серповой фабрики № 1 обращение ЦК претворяют в жизнь. На другой же день после обсуждения его, производство уже работало ударными темпами. В этот день было организовано 12 ударных бригад с охватом 77 человек, из них 3 коммуны.
По линии всех организаций завода началась проработка встречного промфинплана. Все рабочие коммунисты и комсомольцы мобилизованы на ликвидацию производственных прорывов и на составление встречного плана» («Призыв», 15 сентября 1930).

Металлозавод имени 16 МЮД-а

«На серповой фабрике № 1 в день празднования 16-го МЮД-а организовано 15 молодежных ударных бригад имени 16 МЮД-а с охватом около 100 человек молодежи. На торжественном заседании всю фабрику объявили ударной.
Серповая фабрика принимает на себя название имени 16 МЮД-а» («Призыв», 11 сентября 1930).
«Металлозавод им. 16 МЮД-а выполнил производственное задание за первую пятидневку ноября только на 50%. Все это говорит за то, что партийная и профсоюзная организации, да и сами хозяйственники мало уделяют внимания этому важному участку работы. Профорганизация плохо руководит соцсоревнованием и ударничеством. Встречных планов не было. Ударных бригад на бумаге числится более 30, а их уже больше половины распалось и разбито администрацией путем переброски ударников из одного цеха в другие. Завком же этого не замечает.
С качественными показателями еще хуже. В заключенных договорах на соревнование включены пункты на повышение качества выпускаемой продукции, а на деле получается не повышение, а понижение.
На заводе растет лжеударничество. Даже секретарь комсомольской ячейки Щукин, являясь бригадиром, первый попал в список лжеударников.
Из 500 рабочих законтрактовано до конца третьего года пятилетки только 20. Увеличиваются простои из-за двигателя. Он износился и требует замены.
Администрация купила новый двигатель, но установка его, по словам хозяйственников, тормозится из-за неимения цемента и лесоматериалов» («Призыв», 17 нояб. 1930).
«На металлозаводе имени 16 МЮД-а зажим самокритики. Рабочие много говорят за углами, а на собраниях выступать боятся:
— «Если скажешь о недостатках,— затаскают... так рассуждают рабочим.
Особенно отличается в зажиме самокритики секретарь комсомольской ячейки т. Щукин.
За помещенную в октябрьском номере стенгазеты заметку о том, что Щукин является лжеударником, он начинает давать установку редколлегии:
— «Раз октябрьский номер, то в нем должен быть исключительно октябрьский материал».
Меня Щукин также выругал за то, что я написал в «Призыв» заметку о политучебе без разрешения... бюро ячейки.
— Ты про ячейку ничего не должен писать без разрешения бюро,- заявил он.— В крайнем случае пиши только о хороших сторонах. Сегодня же приходи на заседание бюро партячейки, мы тебе покажем, как писать в «Призыв»…
Тов. Щукина, как глушителя рабочей самокритики, нужно привлечь к ответственности.
На заводе администрация халатно относится к антипожарной части.
В одном из цехов окна выломаны, горна после окончания работы не гасятся. Ветер сквозит по цеху и разносит горячие угли. Опасность огромная. В этом корпусе имеется несколько цехов, построенных из дерева. Случись пожар — воды не достанешь. Милиция указывала на необходимость исправить окна, но администрация очевидно не считает нужным.
Плохо обстоит дело на заводе с премированием ударных бригад и отдельных бригадников.
В день ударника, фабком и дирекция на торжественном заседании объявили, что ударные бригады и отдельные ударники за прекрасные образцы труда поедут в Москву и будут участвовать в октябрьских торжествах. Обещание осталось на словах» («Призыв», 28 ноября 1930).
«Об отсутствии культурной работы и плохом руководстве клубом на металлозаводе 16 МЮД-а писалось уже не раз. Однако, положение нисколько не изменилось. Клуб вместе с завом продолжает почивать на лаврах, не привлекая к работе актив, которого на заводе имеется достаточное количество. Во всех проводимых кампаниях клуб не участвовал. Плана работ нет. При клубе организован лишь драматический и хоровой кружки, но благодаря плохого руководства, часть рабочих любителей этого дела отошла от клуба. Про ликвидацию неграмотности клуб забыл и о проведении ее пока еще не думает. Деньги, собранные от постановок спектаклей и кино завклубом в кассу не сдаются по месяцу и больше. Так, например, постановки были 2 и 25 сентября, а деньги сданы только 31 октября.
Условия для развертывания культработы на заводе имеются, и их надо только суметь использовать. Нужно срочно принять меры, которые бы позволяли развернуть во всю ширь культработу, и поставить на ноги всю рабочую общественность вокруг этого вопроса» («Призыв», 21 ноября 1930).
«Первый ударник завода «16 МЮД»
Социалистическое соревнование, охватившее наши фабрики и заводы, родило тысячи героев трудового фронта, энтузиастов производства, беззаветно преданных делу социалистической стройки.
А.И. Аникеев, ударник точильного цеха завода «16-й МЮД» — один из таких энтузиастов.
Еще в 1929 году он первым объявил себя ударником и начал развивать на заводе соревнование. И все время работает по ударному, выполняя свой план. Он первый заявил в ОЭТ о том, что нормы выработки малы и просил их повысить.
При распространении займов т. Аникеев также является первым подписчиком и первым вербовщиком. На третий заем индустриализации и на заем «Пятилетка в четыре года» он подписался на двухмесячный заработок, а затем каждому рабочему разъяснил значение займа. И рабочие подписывались.
Во всех проводимых на заводе мероприятиях по улучшению производства, по составлению встречного плана и т. д. — т. Аникеев также является первым застрельщиком. Посылался он в деревню для проведения тех или иных кампаний. И здесь, он работал не покладая рук.
Недавно на общем собрании было премирование ударников. Свою премию — 10 метров мануфактуры — т. Аникеев передал в фонд всеобуча.
— За осуществление ленинских заветов мы должны биться без премий — говорил он.
Третьему году пятилетки т. Аникеев сделал большой подарок: по его инициативе весь точильный цех объявил себя ударным» («Призыв», 13 февраля 1931).
«Работу пионеротряда увязать с работой школы
Плохо работает пионеротряд при металлозаводе им. 16-го МЮД-а. Работа пионеротряда идет оторванно от работы школы: никакой увязки между школой и пионеротрядом нет, в то время как между ними должна существовать самая тесная связь. Пионеротряд должен оказать номощь школе в проводимых ею мероприятиях.
В течение нескольких лет учителя школ добиваются увязки, но ее не существует. В начале как будто дело наладится, но пройдет неделя, другая и вся увязка «оборвалась».
Не раз этот вопрос поднимался перед ячейкой ВЛКСМ, на заседаниях школьного совета, штаба всеобуча, но «воз и ныне там» («Призыв», 3 февраля 1931).
«На заводе «16 МЮД» крайне безобразно относятся к расходованию топлива. Дрова жгутся без всякого учета. В декабре, например, было сожжено 493 кубометра, а в январе — уже 662. Помещение одно и то же, печи одни и те же, морозы в январе были легче декабрьских, дров же ушло на 169 кубометров больше.
Все дело в том, что никаких норм расходования топлива нет, завхоз подвозит дрова к помещениям сколько ему заблагорассудится.
В кузнечном цехе завода есть две пламенные печи. Два месяца печи работают с нагрузкой лишь в 50 — 70 проц. Временами на печах работает лишь по 2 — 3 человека. Одну печь временно вполне можно было бы остановить, что даст сокращение расхода топлива на 4 — 5 кубометров в день.
Но этими вопросами никто не интересуется. Между тем, дров на заводе осталось всего только на несколько дней, заводу грозит остановка» («Призыв», 23 февраля 1931).
«О том, что в точильном отделе завода «16 МЮД» процветает пьянка — уже писалось. Но пьянка не прекращается.
Рабочий Г. Чинов, например, является на работу пьяным, прогуливает по целым сменам, совсем иногда не является на работу, проспится и опять за вино. Такие, как Чинов, есть и еще.
При таком положении и план на заводе выполняется плохо, и брак велик» («Призыв», 1 марта 1931).
«Клуб завода «16 МЮД» плохо работает. Организовано много кружков, но все они бездействуют, кроме лишь драмкружка, который кое-что делает. В клубе всегда грязь, в читальне газет и журналов не увидишь. Есть при клубе своя кинопередвижка, но картины обычно бывают без начала и конца. Зав. клубом Юдицкий грубо обращается с рабочими, приходящими в клуб» («Призыв», 25 марта 1931).
«На заводе им. 16 МЮД положение не меняется.
По-прежнему велики прогулы. Некоторые цеха работу кончают раньше времени. Например, точильный и шлифовальный цеха вечерней смены кончают всегда за час полтора часа раньше времени. А старшие мастера — члены партии — этому и рады, запирают двери и тоже домой. Мер к устранению этого никто не принимает. И это несмотря на то, что сейчас по заводу ощущается недостаток рабсилы. Шлифовальному, кузнечному и точильному цехам требуется 25 чел. квалифицированных рабочих.
Спецодеждой пока завод обеспечен, также и сырьем.
Больное место на заводе — это отсутствие культурно-массовой работы среди рабочих. В клубе всякая работа отсутствует. Он занимается только одной кино-халтурой. В бараках рабочие от нечего делать занимаются только игрой в «очко» и пьянствуют» («Призыв», 7 мая 1931).
«Завод «16 МЮД» остановлен на двухнедельный капитальный ремонт. Но ремонт, в результате неорганизованности, проходит плохо. Рабочую силу по ремонту разбили по бригадам. Но рабочий план был составлен кое-как, не было распределения, что следует выполнить в каждую пятидневку. План до бригадиров не доведен. И рабочие не знают, с чего начинать, чем кончать работу.
Когда первая бригада, например, приступила к ремонту двигателя, то оказалось, что нет подсобных материалов, нет в частности, поршневых колец, нет шариков и подшипников и т. д. Нет и обтирочного материала. Зав. складом не постарался своевременно запасти материалы.
***
На заводе «16 МЮД» очень часты простои двигателей. Все дело в том, что к уходу за двигателями на заводе относятся халатно, механик Успенский о двигателях не заботится.
Двигатель «Горнсби», например, ходил полтора года. Он требовал обязательной чистки цилиндра. Но Успенский не дал машинистам наряда на чистку. В результате — чуть не целая авария получилась. Двигатель встал на полном ходу, заело поршень в цилиндре.
У двигателя «Болиндер» сильно грелись подшипники. Успенскому об этом было доложено, но он тоже не дал распоряжения о ремонте. И двигатель в конце-концов остановился. Когда стали его разбирать, то оказалось, что сожжено три подшипника. Двигатель простоял четыре дня.
Халатности механика Успенского надо положить конец» («Призыв», 31 июля 1931).
«Много бесхозяйственности заводе «16 МЮД». В 1930 году, например, обнесли забором каждый цех в отдельности. Стоило это тысячу рублей. А сейчас заборы снесли. Тысяча, значит, оказалась выброшенной на ветер.
Зав. производством недавно решил построить какое-то приспособление, в роде подъемной машины, для вытаскивания кирпича из оврага. Рабочие указывали, что так строить этот подъемник, как думал Захаров — нельзя. Но Захаров заявил:
— Это не ваше дело…
Работали плотники несколько дней, работали другие рабочие, испортили много материала, затратили много денег, но все оказалось напрасным — «подъемник» действительно не стал работать.
Завод сейчас стоит. Но этот останов вполне можно было бы предотвратить, если бы во время заняться ремонтом и сборкой двигателя дизеля, который целый год валялся в грязи. Сейчас собирают и разбирают дизель, но работа идет медленно. Значительно в этой медленности виновато и то, что рабочие не знают, за что они работают. Целый месяц заводоуправление тянет волынку, не может установить зарплату для рабочих.
Заводские организации смотрят на все безобразия сквозь пальцы» («Призыв», 11 ноября 1931).
«Обязательство выполнили Кузнецы Коняевского металлозавода тт. Лобанов и Тарасов А., готовясь достойно встретить ХѴIII партконференцию, взяли обязательства — к 15 февраля выполнить двухмесячное задание.
Свое обязательство они с честью выполнили, закончив выполнение двухмесячного задания 5 февраля на 100,8 проц.
В. Степанов, начальник кузнечного цеха» («Призыв», 9 февраля 1941).
«СТРАННЫЕ ПОРЯДКИ
За высокой горой, на берегу большого оврага, в 7 километрах от станции Улыбышево расположен Коняевский металлозавод. Здесь вырабатывают серпы.
После соблюдения необходимых формальностей в проходной будке, перед нами раскинулась территория завода. Горы разбросанных дров и всевозможных обрезков. Между начальником цеха т. Быковым и зав. дворово-хозяйственным отделом т. Юрасовым идет давнишний спор — кому убирать?
Тонны высококачественной стали, той самой, что так любовно производится рабочими Омутнинского завода, ржавеют на этом заводском дворе, занесены сугробами снега. На поиски этого сырья в прошлом году снабженцы завода перерасходовали десятки тысяч рублей.
Стены цехов покрыты многолетним слоем пыли, копоти. Посредине упаковочного цеха возвышается лаковая гора, из того самого лака, которым покрывают изделия.
Во всех цехах завода есть уборщицы, но они часто зевают от скуки, т. к. ни веников, ни метел на предприятии нет. Отдел снабжения и руководитель завода думают заняться заготовкой этого «оборудования» только с осени.
Пламенная печь завода оберегается, как исторический памятник. Через определенный период времени, когда дерзкий огонь, образуя прогары и щели, пытается языками пламени разрушить эту древность, работники завода принесут еще одну полосу железа, опояшут корпус, скрепят болтами и... снова будут в отчетах главку в графе «перерасход по топливу» проставлять десятки тысяч рублей. С такой же легкостью они уже писали о перерасходе по топливу 25 тысяч рублей в 1938 году, 36 тысяч рублей в 1939 году и то же в 1940 году. В примечании скромным почерком из года в год следует: «Печь не переоборудована из-за отсутствия 200 штук огнеупорного кирпича».
На заводе, как и на всех государственных предприятиях, имеется бухгалтерия (главбух т. Максимов), счетный аппарат в цехах. В общем есть и здесь система общезаводского и низового учета. В этой системе — живые люда, которым платят ежемесячно несколько тысяч рублей государственных средств. Все они невозмутимо пишут в учетных данных о десятках тысяч рублей государственных средств, растранжиренных заводом.
Рабочие кузнечного цеха выбрасывают, как брак, сотни серпов, но никто не скажет о конкретных виновниках. В бухгалтерском отчете растет цифра повышения себестоимости от перерасхода сырья, растет сумма убытков по предприятию.
Не пора ли понять директору завода т. Федорову, что партия и правительство требуют иной работы? Не пора ли секретарю партийной организации т. Степановой контролировать работу директора завода?
Т. Тузов, пропагандист РК ВКП(б)» («Призыв», 13 марта 1941).
«ВЫВЕСТИ ЗАВОД В ПЕРЕДОВЫЕ!
Коняевский металлозавод издавна имеет худую славу. Более подробно об этом изложил в своем докладе член бюро райкома ВКП(б) тов. Чернышев на партсобрании 13 марта, посвященном итогам ХѴIII Всесоюзной конференции ВКП(б).
— В 1938 году завод выполнил производственную программу на 75 процентов, в 1939 году — на 61,2, а в 1940 только — на 52.2 процента. Основной продукции — серпов за 12 дней марта изготовлено только 17 процентов месячного плана. После конференции прошло три недели, а директор тов. Федоров и не думал наводить порядок на предприятии, считая себя «новым» человеком на заводе (он работает пять месяцев).
Суровую критику пришлось выслушать директору за плохое хозяйствование, за порядки, недостойные социалистическому предприятию.
— Ни на одном заводе не найдешь того, чтобы рабочие проходили в одну будку, а служащие — в другую, — сказал тов. Евграфов.— И это дирекция считает правильным.
Выступает начальник точильно- шлифовального цеха тов. Яковлев.
— Лихорадит наш завод. Нерасторопность, порой беспечное отношение хозяйственников привели к тому, что мы задолжали стране только за два последних месяца 127 тысяч серпов. В марте за первую пятидневку мы не выпустили ни одного серпа. Мы не можем их выпускать из-за отсутствия вспомогательных материалов — кругов, наждака. Об них дирекция мало заботится.
Дальше тов. Яковлев касается бескультурья на заводе, бесхозяйственности и т. д.
— Все автомашины разбиты и когда им будет сделан ремонт — неизвестно. Приближается весна, а у пригородного хозяйства нет ни семян, ни парниковых рам, ни тягловой силы. Большие беспорядки и в столовой. Установилась такая практика, что на любое количество обедов одинаковые ежедневные накладные расходы в 45 рублей. Один день суп стоит рубль, а на другой такое же блюдо — два рубля. Рабочие возмущаются, а директор только разводит руками.
— Завтра наш цех будет стоять,— заявил кузнец тов. Емельянов. — На заводе нет ни одного куска стали. Непроизводительно расходуем мы топливо. Бывает так — стоит около пламенной печи один рабочий, он сделает два сковородника, а дров сожжет два кубометра.
— Наши недостатки объясняются и тем, — отметил начальник зубрильного цеха тов. Быков, — что партбюро не живет в контакте с директором.
С критикой райкома ВКП(б) выступил начальник кузнечного цеха тов. Степанов.
— Инструкторы, пропагандисты райкома партии, будучи на заводе, не интересуются производством. Получив сводку о работе предприятия у директора или о конторе они уезжают во-свояси.
Коммунисты по-деловому критиковали деятельность директора, но не услышали от него, как он будет вместе с ними изживать недостатки.
Партийное собрание, одобрив решения XVIII партконференции, наметило практические мероприятия по улучшению работы завода и потребовало от партийного бюро систематического контроля над выполнением их.
Б. Калинин» («Призыв», 18 марта 1941).
«Причины плохой работы Коняевского завода
Ha-днях на Коняевском металло-заводе состоялось совещание партийно-хозяйственного актива. С докладом о работе завода выступил директор т. Федоров.
Совещание вскрыло причины плохой работы завода.
Предприятие на протяжении ряда лет систематически не выполняло производственную программу. Лишь с декабря 1940 года оно по отдельным видам продукции стало выполнять задание — давать прибыль. За три месяца накопление выразилось в 16 тысяч рублей.
Несмотря на то, что завод в первом квартале план и перевыполнил, но с ассортиментом и с валовым выпуском продукции, в первую очередь серпов — позорно провалился.
Причина — завод не получил нужного качества точильных кругов. Главк снабжает совершенно непригодными для обработки серпа кругами, в результате в первом квартале их было израсходовано 162 на 12935 руб., тогда как в течение всего 1940 гола было израсходовано 166 кругов на 19472 рубля. О качестве кругов говорят и такие факты: производительность одного круга в 1940 году выразилась в 5109 серпов, а за первый квартал настоящего года лишь в 1100 штук, или 21,9 проц. Вот почему завод вместо установленных по плану на первый квартал 295000 серпов дал только 133627 штук, или 45,2 проц. задания.
В неменьшей степени повлияло на нормальную работу завода отсутствие качественного наждака, некачественный наждак не только снижает производительность почти наполовину, но к тому же вызывает необходимость доплаты рабочим, повышает себестоимость и т. д.
Предприятие пользует дрова в пламенных печах с большой влажностью, а отсюда — простои, перерасход топлива, средств и т. д.
До сих пор неблагополучно с технологической дисциплиной.
Оборудование в некоторой части продолжает использоваться с недостаточной загрузкой. Ремонт оборудования производится недоброкачественно.
Труддисциплина после Указа от 26 июня на заводе хотя и укрепилась, однако по сей день случаи опозданий на работу, невыхода и т. д. продолжаются. Дезорганизаторы наносят заводу большой ущерб.
Рабочие места содержатся еще в ненадлежащей чистоте. Борьба за культуру как следует не ведется.
Вот основные причины, приведшие к тому, что завод не справляется с поставленными задачами.
С. Викторов. Коняевский металлозавод» («Призыв», 23 апреля 1941).
«Коняевский металлозавод в апреле улучшил работу. План изо дня в день перевыполнялся. 27 апреля досрочно была закончена программа.
Викторов, плановик» («Призыв», 30 апреля 1941).
«У Коняевского металлозавода имеются поемные луга по реке Буже за несколько километров от завода. На уборку лугов выходят рабочие и служащие завода. Скошено и сметано в стога сено уже с 6 гектаров. За недостатком тягловой силы косьба травы и подвозка сена к стогам производится вручную» («Призыв», 7 июля 1943).
«На 102 процента выполнил июньский план Коняевский металлозавод. Стахановскую производительность труда показывают женщины на работах, считавшихся ранее чисто мужскими. Точильщица Егорова выполняет норму на 200 проц., кузнец Блохина — на 150 проц. В июле работы на заводе идут также усиленными темпами.
С.И. Кожура, директор завода» («Призыв», 8 июля 1943).
«Рабочий Коняевского металлозавода тов. Емельянов писал о плохой охране труда и запущенности культурно-массовой работы. Факты подтвердились. Владимирский районный комитет партии предложил дирекции и парторганизации завода немедленно устранить недостатки» («Призыв», 28 октября 1945).
«В пяти километрах от железнодорожной станции Улыбышево, по соседству с колхозом «Новая жизнь», раскинулись постройки маленького, но имеющего союзное значение Коняевского металлозавода, на котором изготовляются простые крестьянские серпы. Этим заводом план 8 месяцев выполнен только на 81 процент. Сельское хозяйство нашей страны недополучило за это время 166 тысяч серпов.
Завод имеет все условия к тому, чтобы работать производительно. В июле и августе коллектив дал сверх месячной программы по 2 тысячи серпов.
Лучшим цехом считается зубрильный, которым руководит коммунист В.С. Степанов. Рабочие этого цеха не покидают рабочего места до тех пор, пока не выполнят дневного производственного задания. Комсомолка М.А. Лобанкова ежедневно выполняет не менее полторы нормы. Ее примеру следуют Е.Н. Самсонова, А.Е. Рыбакова, перевыполняющие план на 135-140 процентов.
Славно трудятся рабочие и других цехов. Перевыполняют нормы точильщики Ф.В. Лобанкова, Е.Л. Малинина, Т.А. Москалев точит до 600 серпов вместо 270.
В кузнечном цехе примерно трудится калильщик В. Виноградов. Он выполняет до двух норм ежедневно.
Коняевскому заводу оказана серьезная помощь министерством местной промышленности: для рабочих и инженерно-технического персонала выделен значительный фонд промтоваров.
Партийно-массовая работа среди рабочих до сих пор стоит не на должной высоте. Социалистическое соревнование между отдельными цехами, между рабочими должным образом неорганизовано и неоформлено. Не во всех цехах есть доски показателей. Нет общезаводской доски почета, нет газетных витрин. Не организован культурный отдых рабочих. Клуб бывает часто на замке, стекла в окнах выбиты. Работа в клубе проводится от случая к случаю, кинокартины демонстрируются редко, редко организуются постановки и другие художественные выступления.
Директор завода тов. Карпов до сих пор не обеспечил завод ни топливом, ни древесиной для ручек серпов. Вместо требуемых на зиму 4000 кубометров дров заготовлено только 800 кубометров. На территории завода имеется дров только на неделю. Тов. Карпов свою бездеятельность в заготовке топлива прикрывает недостатком транспорта и рабочей силы. Он забыл о прошлом годе, когда из-за отсутствия топлива завод не имел возможности нормально работать. Отсутствие топлива, как раз, и было одной из серьезных причин срыва государственного плана. А это дорого обошлось Родине и заводу.
Администрация завода не оказывает должной помощи рабочим в улучшении их бытовых условий. Квартиры рабочих, требуемые значительного ремонта, до сих пор не приведены в надлежащее состояние.
В. Анфимов» («ВК», 2 октября 1947).
«Новыми производственными победами встречают стахановцы Коняевского металлозавода день выборов в Верховные Совет РСФСР.
Среди подрезчиков серпов первенство удерживает рабочий Быков С.С. Январское задание он выполнил на 234 процента и сейчас дает свыше двух норм. Отлично несут трудовую вахту стахановцы Федор Фукалов и Федор Лобанков. В январе они выполнили свыше двух месячных заданий.
Ширится трудовой подъем среди шлифовальщиков. Стахановка Лобанкова К.С. вырабатывает ежедневно не меньше 160—170 процентов. Ее примеру следует А. Смирнова.
По-стахановски трудятся лощильщик Виктор Сучков и комсомолка зубрильщица Мария Лобанкова. Уплотняя рабочий день, применяя лучшие приемы труда, они досрочно завершили программу прошлого месяца и сейчас идут в авангарде социалистического соревнования.
В. ЯРУНИЧЕВ, директор Коняевского металлозавода» («ВК», 4 февраля 1951).
«С большой радостью и воодушевлением встретили рабочие и служащие Коняевского металлозавода решение партии и правительства о новом снижении цен на товары. В цехах состоялись беседы и митинги.
— Снижение цен, — говорит стахановка шлифовочного цеха тов. Лобанкова, — яркое проявление заботы родного правительства о простых советских людях.
Отвечая на постановление партии и правительства о новом снижении цен, коллектив завода принял социалистическое обязательство: повысить производительность труда, во всех бригадах широко распространить почин Александра Чутких, выпускать продукцию только первого сорта, к 1 мая завершить полугодовую программу.
Ф. ЛОБАНКОВ, В. Кучков, рабочие завода» («ВК», 8 марта 1951).
«Обращение Советского Комитета защиты мира вызвало новую волну трудового подъема среди коллектива Коняевского металлозавода. Рабочие, инженерно-технические работники предприятия встают на стахановские вахты мира и дают слово увеличить выпуск продукции, чтобы наша Родина стала еще богаче и могущественнее.
В токарном цехе по-стахановски трудится А. Тюгов. В эти дни он значительно увеличил выработку и выполнил августовское задание на 150 процентов. Полторы месячных нормы дала забельщица К. Лобанкова. На 135 процентов выполнили месячные план М. Лобанкова и И. Виноградов» («ВК», 2 сентября 1951).
«КРАСНОЗНАМЕННЫЙ ЦЕХ
Освоив в этом году выпуск новых изделий, Коняевский металлозавод программу первого квартала завершил с перевыполнением. Апрельский план им выполнен более чем на 100 процентов.
Первенство в соревновании держит зубрильный цех, где начальником тов. Рыбаков. Недавно цеху было вручено переходящее Красное знамя завода» («ВК», 1 июня 1952).
«Рабочие, инженерно-технические работники, служащие Коняевского металлозавода глубоко скорбят о смерти великого вождя и учителя Коммунистической партии и советского народа Иосифа Виссарионовича Сталина.
— Перестало биться сердце любимого вождя, зодчего коммунизма, — сказал в своём выступлении на траурном митинге секретарь партийной организации завода тов. Тимофеев. — Тяжела утрата, понесённая нашей партией и народом. Но мы, переживая эту утрату, ещё теснее сплотимся вокруг Коммунистической партии, Советского правительства, самоотверженным трудом будем крепить могущество своей социалистической Отчизны.
Коллектив предприятия в письме Центральному Комитету Коммунистической партии Советского Союза, Совету Министров Союза ССР и Президиуму Верховного Совета СССР дал слово удвоить усилия по выполнению государственного плана.
Н. ДОВГАНЬ, работник завода» («ВК», 13 марта 1953).
«В мае 1952 года началось строительство помещения для столовой на Коняевском металлозаводе. На строительство и оборудование было затрачено немало средств. В большом светлом зале разместили красивый буфет и рабочие со дня на день ждали, что вот-вот откроется столовая. Но вышло так, что помещение заняли под склад готовой продукции.
Прошло немало времени, когда речь о строительстве столовой зашла вновь. Это было в январе 1954 года. На сей раз решили переоборудовать под неё зубрильный цех. Всей работы там едва ли было на 6 — 7 дней. А продолжалась она в течение полугода.
Но и после этого столовую не открыли — из Боголюбова приехала комиссия во главе с заведующим торговым отделом райпотребсоюза тов. Гришиным и забраковала помещение, в котором вновь началась побелка и окраска.
А. ВОЛКОВ» («ВК», 24 июня 1954).
«Радостные и торжественные, с чувством законной гордости за свою замечательную Родину идут сегодня советские люди на избирательные участки, двери которых приветливо открыты для нас.
Я, как и все мои товарищи по работе, отдаю свой голос за лучших посланцев народа, за тех, кто заслужил высокое доверие честным упорным трудом.
В Верховный Совет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики мы посылаем Степана Алексеевича Евстигнеева. От рядового рабочего до мастера вырос он. Этого он добился самоотверженным трудом, настойчивой учёбой.
Секретаря районного комитета КПСС тов. Графского мы избираем в областной Совет депутатов трудящихся. Тов. Графский — достойный кандидат. Лучших своих представителей мы посылаем в районный и сельские Советы.
Рабочий человек — почётный человек в нашей стране. Это чувствует и каждый из нас. Чем лучше работаешь, тем больше тебя уважают в коллективе. Производственную программу 1954 года я закончил досрочно. Дню выборов подготовил новый трудовой подарок. Сейчас выполняю установленную норму выработки на 250 процентов.
Трудовыми успехами встретил эту знаменательную дату и весь коллектив нашего цеха. Он выпустил продукции в полтора раза больше, чем было намечено планом.
Н. ЗАДОРОВ, электросварщик Коняевского Металлозавода» («ВК», 24 февраля 1955).

Далее »»» Коняевский электромеханический завод

Категория: Судогодский район | Добавил: Николай (10.03.2019)
Просмотров: 2570 | Комментарии: 1 | Теги: Судогодский район, Промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 Николай • 15:49, 01.07.2023
Деревня Коняево
Коня́ево — деревня в Судогодском районе Владимирской области России, входит в состав Вяткинского сельского поселения.
Деревня находится в 22 км к югу от Владимира и в 43 км к северо-западу от райцентра Судогды, примыкает к одноименному поселку.

Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

В конце XIX — начале XX века деревня входила в состав Подольской волости Владимирского уезда.
С 1929 года деревня входила с состав Улыбышевского сельсовета Владимирского района, с 1965 года — Судогодского района.
Численность населения: в 1859 г. - 173 чел. (32 двора), в 1905 г. – 293 чел. (46 дворов), в 1926 г. – 217 чел. (57 хозяйств и амбулатория), в 2002 г. – 65 чел., в 2010 г. – 67 чел.
НП "Альтернатива" зарегистрирована 26 ноября 2009 г. Директор - Мазунин Илья Владимирович. Адрес: деревня Коняево, 45. «Предоставление прочих персональных услуг, не включенных в другие группировки».
ТСЖ "Зеленый Мир" зарегистрирована 13 февраля 2012 г. Председатель правления - Дорофеев Алексей Иванович. Адрес: деревня Коняево, 28, 1. «Управление недвижимым имуществом за вознаграждение или на договорной основе».
Региональное Отделение Политической Партии "Родная Партия" Владимирской области зарегистрирована 19 декабря 2013 г. Региональный координатор - Левин Александр Алексеевич. Адрес: деревня Коняево, д. 45. «Деятельность политических организаций».
АНО "СК "Ильино" зарегистрирована 27 мая 2014 г. Генеральный директор - Першин Василий Васильевич. Адрес: деревня Коняево, дом 18. «Деятельность в области спорта».
ООО "Александрия-33" зарегистрирована 16 мая 2017 г. Директор - Завьялов Алексей Юрьевич. Адрес: деревня Коняево, дом 50 строение 1. «Производство мебели для офисов и предприятий торговли».
ООО "СРК "Высокуша" зарегистрирована 6 ноября 2014 г. Директор - Першин Василий Васильевич. Адрес: деревня Коняево, 18. «Деятельность спортивных объектов». Организация ликвидирована 12 декабря 2016 г.
НП "Родное" зарегистрирована 17 ноября 2005 г. Директор - Молчанов Анатолий Валентинович. Адрес: деревня Коняево, 45. «Предоставление социальных услуг без обеспечения проживания». Организация ликвидирована 6 августа 2007 г.
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru